Один день в ЛТП Страница 1 из 6

Как возвращают к трезвой жизни белорусских алкоголиков?

Алкоголизация населения, при которой взрослые и здоровые мужчины трудоспособного возраста буквально спиваются целыми предприятиями, заставила белорусское правительство бить тревогу и принимать решительные меры. Так, с 1 января 2013 года был полностью прекращен выпуск ординарных плодово-ягодных вин, на смену которым пришли напитки улучшенного качества (во всяком случае, так их характеризуют производители). Однако ограничить продажи спиртного и усовершенствовать ассортимент мало, необходимо еще вылечить зависимых от алкоголя людей. Как это делается в Беларуси?
28 фото





Наша страна, наряду с Туркменистаном, осталась одним из последних бастионов на постсоветском пространстве, где существует институт лечебно-трудовых профилакториев. Белорусские власти в эпоху демократизации 90-х решили не рубить с плеча, а сохранить систему, доказавшую свою работоспособность, тем более, что, например, в той же Германии и некоторых других странах Евросоюза давно действуют похожие принципы принудительной изоляции алкоголиков с последующей социальной реабилитацией. Отказываться от них «демократичные» европейцы отнюдь не собираются.

Принудительного лечения больше нет: все добровольно
ЛТП №1 в городе Светлогорске Гомельской области является старейшим в Беларуси: профилакторий работает здесь еще с 60-х годов прошлого века. За это время, говорят здешние сотрудники, накоплен уникальный опыт как лечения хронических алкоголиков, так и их приобщения к труду и реабилитации в обществе. Конечно же, попадают сюда люди далеко не добровольно: для этого необходимо основательно «достать» как близких родственников, так и милицию по месту жительства. Лишь после этого (требуется, как минимум, три случая привлечения к административной ответственности «по пьяной лавочке») человек решением суда может быть направлен в лечебно-трудовой профилакторий. Стандартный срок пребывания здесь — 1 год.

— Принудительного лечения алкоголизма больше нет, — сразу удивил корреспондента TUT.BY начальник светлогорского ЛТП №1 Сергей Скируха. — Лечебные мероприятия проводятся сугубо на добровольной основе и только при желании пациента. Такой подход предусмотрен Законом «О порядке и условиях направления граждан в лечебно-трудовые профилактории и условиях нахождения в них» от 4 января 2010 года № 104-З, в рамках которого мы и работаем.

По мнению Сергея Петровича, оговоренный в законе подход абсолютно верен: ведь практикой давно доказано, что лечение алкоголизма будет безуспешным, если у больного нет осознанного желания избавиться от своего недуга. А вот если такое желание есть — администрация ЛТП его только приветствует и обеспечивает полный объем необходимых медицинских мероприятий: от лечения соответствующими препаратами до профессиональной психотерапии.

Попасть в ЛТП может далеко не каждый страдающий хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией (все эти категории оговорены упомянутым выше законом). Существует утвержденный Минздравом Беларуси перечень заболеваний, при наличии которых человек не может содержаться в лечебно-трудовом профилактории. Именно поэтому все вновь поступившие сначала проходят 14-дневный карантин, во время которого проводится доскональное медицинское обследование. Отчасти это связано и с тем, что неотъемлемой, если даже не самой важной, частью медико-социальной реабилитации здесь является трудотерапия. Что бы ни твердили так называемые правозащитники о якобы имеющем место «использовании рабского труда в ЛТП», учеными давно доказано: именно продуктивная, востребованная обществом работа лучше всего позволяет освободиться от патологических зависимостей, восстановить положительные качества личности. Если говорить проще, то, когда человек занят трудом, на мысли о стакане попросту не остается времени, а продуктивное созидание повышает самооценку и авторитет у окружающих. К тому же, труд в ЛТП отнюдь не дармовой: всем содержащимся здесь гражданам начисляется зарплата. На руки она, конечно же, не выдается — для этого у каждого есть лицевые счета. Деньги с них можно свободно потратить на продукты питания в здешнем магазине (он работает только по безналичному расчету), а можно — и накопить. В день освобождения с человеком производится полный расчет, и домой к семье он поедет уже не с пустыми руками.



Если у гражданина до направления в лечебно-трудовой профилакторий была какая-либо профессиональная квалификация, ее здесь постараются максимально использовать. Производственных направлений два: деревообработка и металлообработка. В частности, в светлогорском ЛТП №1 изготавливают барабаны для кабелей, деревянные поддоны различных типов, а также выполняют разовые заказы на малые архитектурные формы: беседки и песочницы. Металлообработка представлена изготовлением комплектующих для сельхозтехники, например — деталей комбайнов (шнеки, поручни, подбарабанники), очень востребованных на «Гомсельмаше». Поэтому если в ЛТП попадает квалифицированный плотник, сварщик или станочник любого профиля, для него без проблем найдется работа по специальности.

В то же время белорусские ЛТП, к сожалению, нельзя назвать самоокупаемыми предприятиями. Нахождение одного человека здесь по состоянию на конец января обходилось, включая питание и коммунально-бытовые услуги, в 476 810 рублей в месяц, и это еще без учета необходимых медикаментов, которые назначаются каждому индивидуально. На высокооплачиваемую работу в ЛТП могут устроить далеко не всех — это зависит от квалификации и состояния здоровья, поэтому без государственных дотаций таким учреждениям не обойтись. При этом только в светлогорском ЛТП №1 на момент подготовки данного материала содержалось более полутора тысяч человек, а в целом по республике принудительной изоляции в лечебно-трудовых профилакториях, по самой свежей информации, подвергнуты почти 5 тысяч граждан — расходы для государства весомые.

— Большинство содержащихся у нас граждан до попадания сюда употребляли плодово-ягодные напитки, — констатирует Сергей Скируха. — Однако такие пристрастия можно отметить далеко не у всех: алкоголизм не разбирает чинов и рангов. Среди наших «клиентов» встречались и бывшие командиры дивизий, и начальники штабов, и неплохие врачи, и толковые инженеры, и даже руководители предприятий. К сожалению, многие к нам возвращаются. Бывает, что и многократно. А абсолютный рекорд на сегодня принадлежит жителю Бобруйска, который помещался в ЛТП 16 раз. Впервые он попал сюда, едва достигнув 18-летия. К сожалению, пить этот человек так и не прекратил, в результате чего умер, так немного и не дожив до 60 лет, что по закону является предельным возрастом для помещения в ЛТП.

«Постояльцы» ЛТП: «Двери администрации для нас всегда открыты»
Экскурсию по ЛТП №1 для корреспондента TUT.BY любезно согласился провести заместитель начальника учреждения Николай Третьяков. Сразу заметим, что фотографировать и интервьюировать содержащихся здесь людей можно лишь после получения у них письменного согласия: это не какая-то секретность, а забота об их гражданских правах, ведь после освобождения они искренне рассчитывают вернуться к нормальной жизни. Сотрудники администрации называют своих подопечных просто «гражданами»: ведь направление в ЛТП не является судимостью, поэтому слово «осужденные» к ним неприменимо, а понятие «пациенты» также весьма относительно: лечение здесь проводится, как мы заметили выше, сугубо на добровольной основе и только с теми, кто изъявил такое желание.



Первая ассоциация, возникающая у неподготовленного человека при попадании на территорию — то, что это не лечебное учреждение в чистом виде и, тем более, не тюрьма. Порядки в ЛТП более напоминают воинскую часть: везде чистота, люди ходят строем, живут по строгому графику. К слову, такое же мнение и у большинства граждан, находящихся здесь в изоляции — все очень похоже на армию.

Часть содержащихся, пользующихся доверием администрации, может направляться на работы вне стен учреждения, как правило — в сельские хозяйства Светлогорского района. Как шутят сами «постояльцы» ЛТП, именно они зачастую являются единственными трезвыми людьми в окружающих деревнях, а на их труде буквально держатся несколько сельхозпредприятий. Суровая действительность белорусской глубинки такова, что в полях и на фермах зачастую работают одни женщины, а их мужья в это время валяются пьяными. Конечно, «свободный» мир полон соблазнов, ведь в нем существуют магазины со спиртным. Однако, как заявляют представители администрации ЛТП, случаи употребления у работников, трудящихся в сторонних организациях района, являются исключительной редкостью и рассматриваются как ЧП. Само собой, единожды поддавшегося соблазну за стены заведения до окончания срока уже не выпустят — эта мера действует лучше любых профилактических бесед и уговоров. А уж на территорию ЛТП ни спиртное, ни наркотики попасть не могут ни при каких обстоятельствах — всех входящих тщательно досматривают.

В то же время, по сравнению с исправительными колониями, здесь существует много вольностей. Например, хотя все содержащиеся в ЛТП граждане и обязаны сдавать на хранение администрации свои мобильные телефоны, они могут совершенно свободно ими пользоваться — разумеется, в отведенное время и в специально выделенной переговорной комнате. А краткосрочные свидания с родственниками здесь проводятся и вовсе без ограничения количества, как и прием передач с воли (конечно, за исключением запрещенных предметов). Те, кто считает, что им недостаточно питания в столовой, могут совершенно свободно приобретать товары в местном магазине — там есть абсолютно все необходимое. Конечно же, за исключением спиртного.



05

  • 785
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое