Фаина Раневская Страница 1 из 3

Жизнь — это небольшая прогулка перед вечным сном.
Что греха таить, эта женщина любила поговорить. Фаину Георгиевну Раневскую называли актрисой от Бога, но всем она запомнилась лишь эпизодическими ролями в кино и своими собственными высказываниями. Она прожила долгую и насыщенную жизнь, в которой было кажется всё, но до конца своих дней (актриса не дожила до своего 88-летия всего месяц) она была крайне одинока… Фаина Георгиевна стала любимицей публики лишь после двух десятков лет работы в театре (впервые на экране актриса засветилась в 38 лет), но так и не смогла получить заветную главную роль… Дело было вовсе не в её выступающих еврейских чертах лица, а в ней самой. Почему столь искромётный талант не был оценен по достоинству загадка для всех…





Она была ярчайшей индивидуальностью, а о её «остром языке» до сих пор ходят легенды. Практически каждая фраза Фаины Георгиевны тут же становилась «крылатой» и «улетала» в народ. Она никогда не придумывала эти высказывания заранее, «афористичность» присутствовала в ней всегда. Она начала свою карьеру в 19 лет и закончила её лишь в 87 лет, когда была глубоко больна и обворована своими же домработницами. За это время сохранилось неисчислимое множество цитат Фаины Георгиевны, большинство из которых собрано здесь…

Она была поистине великой актрисой и великой женщиной, хоть сама она так не считала…



О жизни и творчестве:

Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.
Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.
Толстой сказал, что смерти нет, а есть любовь и память сердца. Память сердца так мучительна, лучше бы её не было… Лучше бы память навсегда убить.
Одиночество — это когда в доме есть телефон, а звонит будильник.
Если у тебя есть человек, которому можно рассказать сны, ты не имеешь права считать себя одиноким…
Очень тяжело быть гением среди козявок.
Мысли тянутся к началу жизни — значит, жизнь подходит к концу.


Воспоминания — это богатства старости.
Всю свою жизнь я проплавала в унитазе стилем баттерфляй.
Кто бы знал мое одиночество? Будь он проклят, этот самый талант, сделавший меня несчастной. Но ведь зрители действительно любят? В чем же дело? Почему ж так тяжело в театре? В кино тоже Гангстеры.
Когда мне не дают роли, чувствую себя пианисткой, которой отрубили руки.
Однажды Раневская поскользнулась на улице и упала. Навстречу ей шел какой-то незнакомый мужчина.
— Поднимите меня! — попросила Раневская. — Народные артистки на дороге не валяются…


Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актеры играли как никогда!
Успех — единственный непростительный грех по отношению к своему близкому.
Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!»
Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно.
Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим,- требует капризная молодая актриса. Всё будет настоящим, — успокаивает ее Раневская. — Всё: и жемчуг в первом действии, и яд — в последнем.
Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: «Умерла от отвращения».
Глядя на прореху в своей юбке: «Напора красоты не может сдержать ничто!»
  • 1084
  • 05/12/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое