Тот момент, когда нужно просто сдаться... Страница 2 из 2





В конце концов тоска и голод по проживанию свое правды затмевает все остальные желания, включая желание освободиться от боли. Этот голод по своей правде правдив и приводит именно туда, куда нужно в каждый настоящий момент. Иногда это «нужно» заключается в проживании следующего уровня внутренней боли.

Моменты облегчения и блаженства, которые открываются после того, как боль пережита, безусловно стоят того. Снова и снова мы учимся тому, что проживание своей боли и присутствие, когда больно, соединяют нас с глубокой правдой о нас самих.

Мне кажется, что одна из причин, по которой распятие – это такой мощный и распространенный символ в западном мире, кроется в том, что он символизирует самое сложное – готовность принять свои болезненные чувства и быть в присутствии с ними.

Когда мы позволяем себе жить, исходя из НАСТОЯЩЕГО, возникает новое внутреннее пространство.

Когда мы проделываем внутреннюю работу, в конце концов возникает приверженность: сперва оживление, потом голод и яростная приверженность проживанию своей внутренней истины. Формируется желание каждый миг проживать из глубинного огня своего истинного «я». Каждый момент начинает видеться как возможность жить, исходя из простого открытого осознания того, что есть.

Мы видим, что осознанность сама по себе является принятием.

Наш путь начинается на болезненной периферии, но по мере того, как мы учимся переносить дискомфорт и неуверенность от неизвестности, проявляется потенциал погрузиться в священное присутствие, обитающее в центре нашей боли, и осознать, что это и есть правда о нас.

У многих из нас глубоко внутри звучит ностальгия. Безымянная тоска и щемящее горе. Многие испытали это еще детьми в отношениях с матерью – ощущение отсутствия почвы под ногами и брошенности на произвол судьбы. Погружение в это чувство ностальгии в материнской ране в конце концов приводит к осознанию того, что мы не можем быть по-настоящему брошенными. Эо становится возможным, когда мы взращиваем в себе любящую внутреннюю мать для своего внутреннего ребенка, проживая её глубочайшее отчаяние.

Это отчаяние открывает дверь к нашему источнику – к единой осознанности, в которой всё едино.







Таким образом наша боль несет послание. Это послание о том, что пора вернуться домой, в свой изначальный дом внутри себя, то есть к осознанию своей истинной идентичности — Сознания, к знанию того, что мы – дух, и невозможно на самом деле причинить нам вред или бросить нас, потому что мы едины со всем сущим. 

Я вспоминаю моменты в процессе моего собственного исцеления, когда я прорабатывала слои горя в материнской ране, чувство своей бесполезности и желание умереть. И в готовности просто почувствовать всю глубину этого невероятного отчаяния и горя я знала, что достигла самого дна. Боли глубже этой не было. Эта боль была в самом фундаменте. И стоя на этом фундаменте, и оставаясь в присутствии со своей глубочайшей болью, я была свободна.

Чтобы освободиться от боли, нужно её прочувствовать.

Пребывая в присутствии со своей болью, мы начинаем понимать, что вся боль, которую мы чувствуем, не является правдой о том, кто мы есть на самом деле. Мы начинаем видеть, что на самом деле мы – открытое, любящее присутствие, которое мы воплощаем, когда погружаемся в свою боль. Это и есть наша истинная природа под всеми остальными масками.

Кульминация проживания «себя» заключается в проживании «отсутствия себя», то есть бескрайнего любящего пространства, которое с любовью свидетельствует нашу боль и полностью охватывает её. Именно это здоровая мать делает для своего ребенка.

Руперт Спайра как-то сказал, что осознанность подобна пространству комнаты: оно безусловно принимает всё происходящее в этой комнате. Так же и ребенку для здорового развития нужна мать, безусловно присутствующая и принимающая. Однако мать – это простой человек со своими недостатками, который склонен ошибаться. Мы все в какой-то степени ранены своими матерями.

Эта первоначальная священная рана призывает нас стать такой любящей матерью для себя… и для всей жизни.

Воплощая в себе безусловную любовь внутренней матери, мы заново соединяемся с самой жизнью. Мы заново соединяемся с центром, где нет ни рождений, ни смертей, который постоянно рождается и умирает в бесчисленных формах. Это и есть та ступень эволюции, которая кроется в боли материнской травмы.

 



Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственников

Внутреннее изобилие ведет к внешнему

 

Мы, женщины, росли, веря в то, что божественные силы находятся за пределами нас. В процессе же исцеления приходит осознание того, что самое желанное для нас, самое святое, вечное и чистое находится в нас самих и всегда там было. На самом деле, это и есть мы. Не один или некоторые из нас, но каждый в равной степени, ибо каждый из нас и есть жизнь.

Мы все соединены, поэтому каждый раз, когда ты любяще проживаешь свою собственную боль, ты активируешь силу единства во всех.опубликовано  

 

Автор: Беттани Уэбстер, перевод

 



Источник: 9journal.com.ua/%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%82%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%83%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82/
  • 236
  • 21/10/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое