«Необидчивые женщины» и «терпеливые мужчины»

Поделиться



Кухня. Вечер. Он и она пытаются приготовить ужин.

– Ты что здесь руки растопырила, как дура! Отойди!.. Принеси!…Подай!..
– Да, сейчас, не кричи, не видишь я занята… Сейчас подойду, сделаю.

Складывается ощущение, что его слова не задевают её.  Нет, она не сдерживается, чтобы не стукнуть его по башке. И не глотает подступившие к горлу слёзы. Она спокойна, как спокоен глухо-немой, на которого сзади движется автомобиль. Она не слышит.  Не слышит ничего в его словах, что могло бы задеть её чувства. Всё, что происходит, – обычное дело. Он же не ломает двери, не бросается на неё с ножом, не угрожает удушить детей. А значит, всё нормально. Это обычная жизнь.





В этой паре толерантность к эмоциональному насилию достаточно высока. Женщина не то что «предпочитает не слышать» оскорбления мужа, она действительно не слышит их, не воспринимает их как нечто из ряда вон выходящее. Уровень того, что она способна вытерпеть, не заметив, –  очень высок. Она не слышит нападок мужа на детей: его шипение в сторону младшего, «наезды» в сторону старшего. Младший ещё обижается, в его глазах предательски нет- нет да и блеснут слёзы, а старший уже махнул рукой и принял «любовь-ненависть» отца за правду жизни – то, с чем ему придётся жить и что  ему никак не изменить.

Но и у этой женщины существует предел, до которого она готова терпеть придирки мужа. Это мгновение, когда он бросается на старшего или начинает орать на младшего –  в момент, когда эмоциональное насилие переходит в физическое. Тогда она как дикая кошка, защищающая детёнышей, обращает свой гнев в сторону мужа и ставит его на место. Всё, разрядка наступила, взрыв произошёл. Семью ещё продолжает трясти от произошедшего некоторое время, но вскоре всё возвращается на круги своя, и начинается новый цикл семейного насилия.

Цикл семейного насилия:

  • нарастание напряжения – разрядка, взрыв (избиение в случае физического насилия) — «медовый месяц» ( искупление вины, принятие даров) – нарастание напряжения и т.д.
 

Самое важное, что стоит понять, –   и мужчина, и женщина в курсе, что происходит. Этот цикл известен обоим.

Между ними существует некая негласная, «не проговорённая договорённость» – что я готов(а) терпеть от тебя и взамен на что.

Условия этого контракта известны обоим, хотя об этом никогда не говорили.

«Я готова терпеть твои пьянки, твои нападки на детей, твоё брюзжание в мою сторону, твоё пренебрежение и агрессию, твои копеечные заработки взамен на то, что ты остаёшься рядом со мной, иногда проявляешь заботу обо мне, и пока ты делаешь ремонт в доме.»





У мужа есть то же что он готов терпеть, получая за это компенсацию.

«Я готов терпеть твою холодность и презрение взамен на то, что могу жить в твоём доме, хорошо питаться, иногда заниматься с тобой сексом и чувствовать свою защищённость от внешнего мира и стабильность, зная, что у меня есть ты и есть семья.»

Этот контракт работает, пока оба соблюдают договорённости, и пока уровень напряжения не начинает зашкаливать и срывать крышку.

Когда у одного из них уже не будет больше сил удерживать такой колоссальный объём агрессии внутри, крышку сорвёт.  И в этот момент может произойти переход к физическому насилию.

Есть пары, которые годами и десятилетиями не переходят к физическому насилию, насилуя друг друга только эмоционально. Люди научаются мастерски обходить острые углы и сбегать из контакта  в нужный момент, тем самым избегая взрывов агрессии.

В семьях, живущих в условиях физического и эмоционального насилия, громоотводом часто становятся дети. Они, почуяв приближение грозы, берут удар на себя, разряжая обстановку до того, как уровень агрессии дойдёт до максимального.

Жизнь в условиях физического и эмоционального насилия становится для ребёнка привычной средой, в которой он со временем начинает чувствовать себя как рыба в воде. Ему известны все законы, он научился выживать в этой агрессивной среде. А раз он научился выживать, эта среда им воспринимается совершенно безопасной. Боль и горечь в том, что через пару десятков лет, став взрослым, он только такую среду будет воспринимать безопасной и родной.

Выбирая партнёра для жизни, повзрослевшая девочка бессознательно найдёт того, кто поможет ей жить по привычному с детства сценарию, именно такого мужчину она воспримет как самого безопасного для себя. А того, кто не сможет обеспечить ей привычный сценарий взаимодействия через эмоциональное и\или физическое насилие, она посчитает странным, чуждым, непонятным и очень небезопасным.  «Он вёл себя странно. Был очень нежным, покупал цветы, начал дарить подарки и позвал замуж. Это меня насторожило. Я сказала «нет» и с ним рассталась.»

Мужчина тоже будет искать свою женщину. Та, которая не из этой оперы, уйдёт после первого же эпизода, а своя останется. И будет терпеть долго, часто всю жизнь. Не с ним, так с другим.

Это к вопросу о том, как мы делаем выбор. И что иногда, почуяв своего мужчину, нужно бежать со всех ног в обратном направлении.

В конце этой статьи, я хочу написать, что же мы можем считать эмоциональным насилием. С физическим то всё более-менее понятно, а вот эмоциональное часто воспринимается (ввиду «особенностей воспитания» и «семейных традиций») как норма жизни, как «просто такая любовь».

Угрозы, шантаж, обвинения, манипуляции, стыжение и запугивание. Эмоциональное насилие – это способ отношений, в которых такое возможно.

У каждого из нас свой личностный портрет. Если вы находитесь в таких отношениях долго или попадаете в них снова и снова, то где-то глубоко внутри они воспринимаются вами как оптимальные. Вы выбрали в партнёры человека с похожим личностным профилем, который поддерживает такие отношения. Но это не значит, что сегодня у вас нет выбора.

Осознавая свои реакции, свои привычные сценарии поведения, можно увидеть как вы реагируете в таких отношениях, что включаете в себе, как делаете выбор в пользу того или иного решения, какую свою лепту вносите, чтобы сохранять отношения именно такими.опубликовано

 

Автор: Ирина Дыбова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: dybova.ru/news/ne-obidchivye-zhenshhiny-i-terpelivye-muzhchiny-tolerantnost-k-emocionalnomu-nasiliyu-vybor-zhertvy/

11 аспектов зрелой сексуальности и любви

Поделиться



11 аспектов сексуальности

 

Так вышло, что из работ Отто Кернберга, которого давно хотелось почитать, я выбрала книгу «Отношения любви: норма и патология».

Отто Кернберг, одна из крупнейших фигур современного психоаналитического мира, создатель современной психоаналитической теории личности, президент Международной Психоаналитической Ассоциации с 1997 по 2001 год…

Что сказать, написано сложно, читать интересно. Сколько здесь важных аспектов, которыми хотелось бы поделиться! И которыми мы, гештальт-терапевты, прекрасно можем пользоваться в нашей практике, понимании происходящего с клиентами или с нами самими.



Итак, первый, самый сложный и неоднозначный аспект — агрессия.

Кернберг пишет: «Агрессия входит и в сексуальный опыт как таковой. Мы увидим, что опыт проникновения, внедрения и опыт, когда в тебя проникают, входят, включает в себя агрессию, служащую любви, используя при этом эротогенный потенциал переживания боли как необходимой составной части несущего наслаждение слияния с другим в сексуальном возбуждении и оргазме. Эта нормальная способность трансформации боли в эротическое возбуждение дает осечку, когда грубая агрессия доминирует в родительско-детских отношениях».

Ого! Боль и агрессия проникновения и внедрения. Удивляюсь. Надо же, это нормальная способность — трансформировать боль в возбуждение… Но, наверное, не слишком много боли, думаю я. Как интересно! Если в детском опыте было многовато грубости, этой способности нет. И тогда первые сексуальные опыты, связанные с болью, обречены на неудачу и будут скорее травматичными, а за ними и вторые… Много же времени понадобится, чтобы снова заработал этот механизм! Вот уж где не место грубой агрессии, так это в детско-родительских отношениях! Зато в родительских отношениях агрессии, по мнению Кернберга, как раз самое и место!

Осмысливаю. Вспоминаю: это перекликается с идеями Ролло Мэя о том, что сила и активность необходимы любви, любовным переживаниям и действиям. А также о том, как бессилие и пассивность порождают насилие и разрушают хорошие любовные отношения.

Это о том, как не бояться своей природной агрессивности! Она нужна, важна и хороша. В том числе и для того, чтобы защищать от других свою территорию, своё пространство любви, интимность пары от вторжений любого человека, в это интимное пространство не включённого.

Интимное пространство — это пространство для двоих, меня и моего партнера. Значит, там нечего делать друзьям, родителям, знакомым, и даже нашим детям.

Интимность включает в себя не только физическую отдалённость от остального мира, но и тайну. Так же, как закрытые двери хранят нас от проникновения в наш дом, тайна хранит информацию от распространения её за пределы интимного пространства. А для этого нужна сила и уверенная агрессивность, способность вовремя сказать «нет» и не пустить маму, или подругу, например, даже с самыми благими намерениями.

Да, и это нормально — прогнать другого половозрелого взрослого из непосредственной близости к вашему партнёру, злобно заявив ему, что это — Ваш партнёр.

Почему же часто агрессия достаётся нашим детям? Потому что они — самые безопасные люди для нас, на ребёнка можно безнаказанно сорваться. И это совершенно безответственно, это вредит ребёнку. Невозможно переоценить такой вред! К тому же, это не приносит должного результата, потому что, увы, агрессия была направлена не по адресу.

Однако же, если удастся научиться быть достаточно агрессивным в своей зрелой любви к партнёру и по отношению к другим окружающим нас взрослым, это будет легко — быть добрыми и терпимыми со своими детьми.

Основным аффектом агрессии Кернберг называет гнев. И выделяет главную функцию гнева — устранить источник боли или беспокойства. Понятно же, что у гнева важная и необходимая миссия. Взрослость, зрелость заключается не в том, чтобы не гневаться, а в том, чтобы научиться обращаться со своим гневом. Замечать его, соизмерять и позволять себе его выражать.Адресно. Аккуратно пресекая и устраняя источник боли и беспокойства.

Второй аспект зрелой сексуальной любви- это флирт, «да» и «нет» одновременно, или поддразнивание.

У Кернберга: «Эротическое желание включает в себя ощущение того, что объект предлагает себя и в то же время отказывает...» «Желание дразнить, чтобы тебя поддразнивали, является еще одним ключевым моментом эротического желания...» ««убегание” самого объекта – это “дразнение”, соединяющее в себе обещание и избегание, обольщение и фрустрацию.

Обнаженное тело может служить сексуальным стимулом, но частично прикрытое тело возбуждает намного больше. Это объясняет то, почему заключительная часть стриптиз-шоу – полная нагота – быстро завершается уходом со сцены».

Люблю флирт, он завораживает, спасает от скуки, в нем есть место игре, фантазии, азарту, риску, любопытству и интересу, всему тому, что позволяет остро чувствовать себя живым. Если партнёр включается в игру и отвечает, пара получает все ресурсы для прекрасного секса, море возбуждения, а как вознаграждение — удовольствия. Ведь это же известный факт, чем выше возбуждение — тем больше удовольствие, тем острее ощущения.

Однако, пара, избегающая риска, занимающаяся сексом механически, „для здоровья“ или выполняя „супружеский долг“ со временем теряет интерес к такому „мероприятию“.

Одно из самых частых убеждений, которые помогают потерять азарт и, как следствие, удовольствие — партнёр „мой“, он никуда не денется. Надо ли говорить, что со времён отмены рабства это одна из самых распространённых человеческих иллюзий? Да и рабы время от времени бунтовали или сбегали. Человек наделён свободой воли. Это вроде всем известно, но как-то забывается в повседневности, в привычности, а также в отношениях, регулируемых „долгом“. Или когда любовь заменяется властью.

А стоит помнить, что отношения — это всегда риск, что мы все время меняемся, что партнёр — не часть меня, не моя „вторая половинка“. Это ещё одна распространённая, но для возбуждения весьма бесполезная фантазия.

Всем известна разница реакции на собственные руки и на руки другого человека, совершающие интимные ласки? Да, своя рука знает, конечно, как надо, но чужая острее чувствуется и удовольствие от неё больше, а ещё неизвестно, что будет в следующий момент… Она может дразнить! Только другой человек может дразнить нас. Или попробуйте дразнить себя сами. Или пофлиртовать сами с собой. Абсурд! Как и идея „я это ты, ты это я“. Я — это не ты, и слава Богу, создавшему нас такими разными! Кстати, для любопытства и интереса нужны различия. Сходства дают ощущение комфорта и родственности, что уже похоже на ощущение семьи, откуда и до инцеста недалеко.

Так что, различия — наш верный помощник в обретении зрелой сексуальной любви. С различиями тоже нужно научиться обращаться, это включает в себя зрелую способность принимать другого с его особенностями, видеть их, и, если они не нарушают наших ценностей, какой-то очень важной сути — приветствовать! А не объявлять „крестовые походы“ против всего непохожего, что так часто печалит меня в происходящем вокруг! Иной — не обязательно плохой. А может, так: интересный, любопытный, завораживающий, вдохновляющий и возбуждающе притягательный?



Следующий, третий, весьма волнительный аспект — заперты, и их нарушение.

У Кернберга: «… сексуальное проникновение или поглощение объекта является насильственным нарушением чужих границ. В этом смысле нарушение запретов также включает агрессию, направленную на объект; агрессию, возбуждающую в своем удовлетворении, сплавленную со способностью ощущать удовольствие от боли и с проецированием этой способности на объект. Агрессия приносит удовольствие, поскольку она является элементом любовных отношений. Итак, агрессия поглощается любовью и гарантирует безопасность перед лицом неизбежной амбивалентности».

А также нежностью, которая делает вторжение бережным, «любовным».

И далее: «Тело партнера становится “географией” личностных смыслов; так что фантазийные ранние полиморфные перверсные отношения к родительским объектам сгущаются в восхищение отдельными частями тела партнера и желание агрессивного вторжения в них. Эротическое желание основано на удовольствии бессознательного проигрывания полиморфных перверсных фантазий и действий...»

О чем это, так сложно, изобилуя терминами, пишет Кернберг?

Мы все родом из детства. Соответственно, в раннем детстве, мы все пережили удовольствие от прикосновений к нашему телу и наших прикосновений к телам родителей. Психоаналитики различают доэдипову и эдипову фазы развития. Очень рано, от рождения и пока мы очень маленькие, примерно до трёх лет, наше тело недифференцировано сексуализировано, это значит, оно очень чувствительно к прикосновениям практически везде и прикосновения вызывают удовольствие, похожее на эротическое. Намного позже ощущения от гениталий становятся интереснее, чем все остальные. Но мы растём, и со временем нас отнимают от груди, и чем старше мы становимся, тем больше запретов — уже нельзя потрогать маму или папу так, как нам хочется, появляется стеснение, смущение, стыд. Вина…

Райский сад — это не библейское место, это блаженное младенческое неведение о социальных нормах и запретах, естественное удовольствие от собственного тела и наслаждение близостью и теплом других. Однако опыт был. И память о нем — есть! И желание снова „побывать в раю“.

Психоаналитики считают, что взрослый сексуальный акт — всегда символическое повторение, или воплощение фантазий о запретном, невозможном, поэтому называют его перверсным, или извращенным. Мне не нравится слово „извращённый“, гораздо мягче, мне кажется, слово „видоизменённый“. Созревая и становясь взрослыми, мы всегда несём в себе любовь к нашим родителям, память о тех „райских“ временах, и воплощаем эту любовь в отношениях с партнером, фантазийно нарушая запрет на инцестуозную связь. И в этом — море возбуждения!

Поэтому очень печально, когда с одним или обоими родителями опыт взаимодействия был скорее грубым и неудовлетворительным, холодным, отвергающим. Тогда, к сожалению, для зрелой сексуальной любви есть препятствия, страх вторжения, боли, невозможность возбуждаться на партнера противоположного пола или собственная „омертвелость“.

Приходится добираться к удовольствию через многие годы психотерапии, если есть такая возможность, и смелость, и ресурсы.

Следующие два аспекта зрелой сексуальной любви, четвертый и пятый — эксгибиционизм и вуайеризм, с моей точки зрения совершенно напрасно считающиеся перверсными, плавно вытекают из дразнения.

Кернберг пишет: «Проявление женской сексуальности – и эксгибиционистское, и отвергающее, то есть дразнящее, – является мощным стимулом, вызывающим эротическое желание у мужчин»

«Вуайеризм – очень важный компонент сексуального возбуждения в том смысле, что любая сексуальная интимность включает элемент личного и тайного и, как таковая, является идентификацией с эдиповой парой и потенциальным триумфом над ней. Многие пары способны получать удовольствие от секса только в уединенном месте, вдали от собственного дома и от детей, что демонстрирует запрет этого аспекта сексуальной близости...»

От слова эксгибиционизм веет социальными запретами и фигурой в парке, раскрывающей полы плаща…

На самом деле эксгибиционизм это демонстрация сексуальности, часто вполне социально приемлемая. Это и грудь в декольте, и юбка выше колен, и стринги, выглядывающие над джинсами, и джинсы, съехавшие на пол-попы. А также бицепсы под обтягивающей футболкой и кубики там же, и джинсы, с их выпуклостями сзади и спереди, и буйная поросль в расстёгнутой на верхние пуговицы рубашке.

Нынешняя мода вполне эксгибиционистская, спасибо её творцам! И — вуайреристская, потому что там, где есть тот, кто показывает, находится и тот, кто поглядывает, или даже подглядывает. Осталось признать, что показывать и смотреть это вполне возбуждающее занятие, как и показывать не до конца, и смотреть как бы втайне. В этом смысле мягкий полусвет-полумрак гораздо интереснее как полной темноты, так и яркого освещения, а для большего возбуждения и вовлечения в процесс зрелой сексуальной любви стоит научиться и показывать, и смотреть.

Хотелось бы мягко упомянуть, что возбуждения будет больше, если попробовать в сексе открывать глаза…рассмотреть партнера, себя, происходящее как бы «со стороны».

Хотя тем из нас, кто склонен себя оценивать и обесценивать, не стоит упражняться в вуайеризме раньше, чем будет достигнута устойчивая позитивная самооценка.

Шестой аспект зрелой любви, который хотелось бы упомянуть — забота, способность заботиться.

«Ролло Мэй (1969) подчеркивал важность “заботы” как необходимого условия развития зрелой любви. Забота, говорил он, “есть состояние, компонентами которого являются признание другого таким же человеческим существом, как ты сам; идентификация своего Я с болью или радостью другого; чувства вины, жалости и осознание того, что все мы зависим от соблюдения общечеловеческих принципов”. Он полагает, что “забота-участие” (concern) и “сострадание” (compassion) могут быть другими терминами для описания тех же характеристик.

И действительно, его описание заботы-care (одно из значений – “ухаживать за кем-то”) очень близко к тому, что Винникотт (1963) описывал как заботу-concern (одно из значений – беспокойство и участие).» Забота, с одной стороны — то, чем нас встретили в этом мире, когда мы были ещё совсем беспомощными и то, без чего мы бы не выжили. В этом смысле беззаботными могут быть только дети — поскольку о них кто-то заботится. С другой стороны, когда мы вырастаем, взрослеем, мы учимся заботиться о себе сами, и это нормальное условие взросления. Однако, желание заботиться только о себе — признак незрелости, недо-зрелости. Равно как желание, чтобы заботились обо мне, в одну сторону.

Взамен на мою несказанную красоту, например. Забота это в некотором смысле дар, одаривание другого, и этот процесс может принести много радости тому, кто заботится и удовольствия тому, о ком заботятся. Поскольку в зрелых отношениях важен баланс, обмен, играть в одну сторону долго не получится. Отношения разрушатся. Да, иногда хочется побыть беззаботными, как дети, для этого есть специальное время и место, например, отпуск в отеле типа „все включено“. Там уже обо всем позаботились, и пара может спокойно наслаждаться беззаботностью, отдохнуть от всех забот взрослого мира — чтобы появился ресурс снова вернуться в этот мир! И продолжать заботиться.

Седьмой аспект касается переживания печали.

«Есть аспекты влюбленности, которые связаны с развитием способности печалиться и заботиться. По предположению Джосселин (1971), родители, лишающие своих детей возможности переживать печаль из-за утраты объектов любви, вносят свой вклад в атрофию их способности любить». Печалятся из-за утраты объектов любви не только дети. У печали есть своя задача — некоторая „работа печали“, делающая возможным пережить утрату. Печаль несёт с собой конечность боли утраты.

Способность печалиться гарантирует нам, что мы способны пережить утрату, и сохранить при этом себя, остаться в живых. Ведь ни один объект любви не может нам гарантировать, что он останется с нами „навечно“. Это всегда иллюзия. Ни брачные клятвы, ни собственное твёрдое намерение „навсегда“ — не гарантия, что утрата не случится.

И только опыт пережитой утраты несёт с собой освобождение от катастрофического страха потерять любимого человека. Опасность потерять — есть, конечно же, тем острее ощущается ценность и важность другого и отношений с ним. Но так же важно сохранять себя. Потому что из катастрофического убеждения „я этого не переживу“ вырастает самая отвратительная несвобода, шантаж, угрозы, попытки контролировать другого и отношения… И в итоге их разрушение. За что боролись, как говорится. Очень страшно отпустить контроль и просто любить другого, а вдруг — утрата? Очень важно уметь печалиться, знать, эту утрату я переживу.

Восьмой аспект — верность, преданность, единственность.

Кернберг пишет: «Существует сложившееся мнение о том, что именно женщина хочет сохранить близость и “единственность” отношений, а мужчина желает поскорее вырваться после сексуального удовлетворения.

Клинические данные свидетельствуют о противоположном: у многих мужчин стремление к близости разбивается о барьер ощущения, что эмоционально жена целиком принадлежит ребенку, а многие женщины жалуются на неспособность мужа поддерживать в них сексуальный интерес».

В интимности вклад каждого, и женщины, и мужчины, равен. Каждый хочет интимности и единственности, как главного её условия. 

Однако того из партнёров, кто не выбрал другого окончательно или без принуждения, вероятно будут посещать фантазии о возможных других выборах или же опасения, вдруг партнёр хочет „перевыбрать“, что по сути является проекцией, отражением собственного недо-выбора. У осуществлённого выбора есть своя цена — отказ от всех других возможных вариантов. И награда — интимность, пространство, которое будет только для пары. Появление третьего, впускание его в отношения пары всегда нарушает интимность, каждая следующая сексуальная связь разрушает предыдущую.

В интимности растёт привязанность, и соответственно, с ростом привязанности может актуализироваться страх утраты. Люди с нарушением привязанности в своей детской или ранней юношеской истории не выносят роста интимности и находят способы всячески её нарушать. Это не зависит от пола, мужчина ли, женщина. Утверждение о моногамной женщине и полигамном мужчине, с моей точки зрения, довольно поверхностно. Ребёнок, зачатый парой, поначалу предмет большой радости и гордости обоих, но все же он становится „третьим“ и ставит под угрозу интимность пары за счет глубины эмоциональной связи матери и ребёнка.

Карл Витакер утверждал, что с рождением каждого ребёнка мать изменяет отцу на какое-то время, а потом постепенно возвращается. Это всегда кризис. Паре понадобится зрелость и любовь, чтобы пережить его и сохраниться.

Девятый аспект зрелой сексуальной любви — вопросы непрерывности.

«Существуют вполне нормальные чередования интенсивности общения пары и временного ухода друг от друга». «

Хотя непрерывность в сексуальных отношениях у мужчин и женщин нарушается в разной форме, все же сам факт их существования и периодические охлаждения даже в стабильных и благополучных союзах являются важным дополнением к аспектам уединенности, интимности и стремлению к слиянию эротического желания и поведения. При отсутствии таких разрывов сексуальные отношения становятся частью обыденности, а это может привести к накоплению агрессии в переживании слияния, что является угрозой отношениям в целом.

Японский фильм “Империя чувств” режиссера Нагиса Осима (1976) служит хорошей иллюстрацией постепенного нарастания необузданной агрессии во взаимоотношениях двух любовников, чьи сексуальные страсти поглотили все и разорвали их контакт с внешним миром».

В гештальт-терапии мы говорим не о непрерывности, а скорее о цикличности любых процессов. Каждый контакт происходит по своему циклу, у которого есть начало и завершение, преконтакт, когда мы голодны, и ассимиляция, когда мы сыты, удовлетворены и хотим спокойно „переварить“ происшедшее. В этом смысле чередование интенсивности, о котором пишет Кернберг, вполне понятный процесс. Спад интенсивности, особенно первый, может вызывать у пары тревогу, однако важно понимать, что это естественно и уметь переключаться.

Способность не „циклиться“ невротически и не пугаться временного охлаждения, не делать скорых выводов, заметив у себя или в партнере „похолодание“ очень важна для зрелых отношений.

В качестве десятого аспекта зрелой сексуальной любви хотелось бы также сказать о теле, телесном опыте и участии как аспекте зрелой сексуальной любви, но далеко не первом и не самом главном!

У Кернберга: «Любовь, получаемая в форме эротической стимуляции поверхности тела, стимулирует возникновение эротического желания как двигателя для проявлений любви и благодарности. Женщина испытывает эротическое возбуждение от интимных частей тела любимого мужчины, и, что примечательно, когда любовь проходит, ее интерес и идеализация тела партнера также прекращаются».



В противовес одной из главных иллюзий, поддерживаемых масс-медиа, индустрией красоты и незрелыми подростковыми тенденциями современного общества — о том, что сексуальность напрямую зависит от красоты тела, его формы, параметров, юности, хочется сказать, что любовь все-таки первична.

Потому что когда любовь разрушена, самое красивое тело не вызовет ничего, кроме недоумения и отвращения, желания оттолкнуть и сбежать.

Мы все субъективны. Мы люди, нам нужны смыслы. Без смысла мы можем механически выполнить некоторую последовательность действий, которую можно по определению назвать сексом, но удовольствие будет ниже среднего, а после вместо наполненности мы заплатим чувством опустошения. И тогда возникнет вопрос, который задаёт один из героев фильма „О чем говорят мужчины“ — самый важный вопрос, оглушающий в случае отсутствия ответа: ЗАЧЕМ?

Что важно, с моей точки зрения — иметь здоровое тело. Все же секс — это в том числе и инстинкт продолжения рода, для его продолжения нужен здоровый, подходящий партнёр. Отсюда — запах как способ биологически, природно распознать подходящего партнёра, внешний вид как ориентир. Это некоторая основа, нельзя отрицать нашу животную природу, но она точно не первична. 

Природа наделила каждого из нас уникальным телом, кому-то повезло больше, тело досталось красивое и здоровое, кому-то меньше. Наша ответственность в том, что мы делаем с этим даром. Развиваем или калечим, поддерживаем здоровым питанием и сном или разрушаем злоупотреблениями и психосоматическими заболеваниями. Сейчас очень много вполне доступной информации, что можно делать, чтобы двигаться в ту или иную сторону. Ориентирование на внешние данные, длину ног, цвет глаз или волос характерно для подросткового, незрелого выбора. Подростки ещё не умеют создавать зрелые, полноценные отношения, потому что сами незрелы, до определенного возраста это нормально. Лет до 20-25. Помните, как в песне Наутилуса: жестокие дети, умеют влюбляться, не умеют любить?

Зрелая сексуальная любовь интересна своей глубиной, полнотой смыслов, а ещё тем, что в ней не страшно взрослеть.  Стареть, наверное, всегда страшновато, как и понимать, что все мы смертны, и я тоже, но когда жизнь наполнена смыслами, а отношения — любовью, когда секс со своим партнером со временем становится только лучше, а отношения — все глубже и ближе, жить становится очень ценно. Полно-ценно!

И последний, одиннадцатый аспект — оргазм и оргазмические переживания, конечно же!

Отто Кернберг писал об этом так: «Центральной динамической характеристикой сексуальной страсти и ее кульминацией является переживание оргазма при коитусе. При переживании оргазма нарастающее сексуальное возбуждение достигает вершины в автоматическом, биологически детерминированном отклике, сопровождающемся примитивным экстатическим аффектом, требующим для своего полного воплощения временно отказаться от границ Я – расширить границы Я до ощущения субъективно диффузных биологических основ существования…… важной стороной субъективного переживания страсти на всех уровнях является выход за границы собственного Я и слияние с другим». Удивительное, парадоксальное переживание. Тот случай, когда переживание слияния — как награда за долгую индивидуацию.

Предлагаю насладиться описанием Кернберга: «Существует завораживающее противоречие в комбинации этих важнейших черт сексуальной любви: четкие границы Я и постоянное осознание несоединимости индивидуумов, с одной стороны, и чувство выхода за границы Я, слияния в единое целое с любимым человеком – с другой. Отделенность ведет к чувству одиночества, стремлению к любимому и страху хрупкости всяческих отношений; выход за границы Я в единении с другим вызывает ощущение единства с миром, постоянства и творения нового. Можно сказать, что одиночество есть необходимое условие для выхода за границы Я. Оставаться в пределах границ Я, в то же время преодолевая их с помощью идентифицикации с объектом любви, – это волнующее, трогательное и связанное с горечью и болью состояние любви.»

«Мексиканский поэт Октавио Паз (1974) описал эту сторону любви с необыкновенной выразительностью, заметив, что любовь – это точка пересечения между желанием и реальностью. Любовь, говорит он, открывает реальность желанию и создает переход от эротического объекта к любимому человеку.

Это открытие почти всегда болезненно, поскольку любимый(ая) представляет собой одновременно и тело, в которое можно проникнуть, и сознание, в которое проникнуть невозможно.

Любовь – это открытие свободы другого человека.Противоречие самой природы любви в том, что желание стремится к осуществлению с помощью разрушения желанного объекта, и любовь обнаруживает, что этот объект невозможно разрушить и невозможно заменить». Скоро весна. И потом, как писал Хэмингуэй, в конце-концов всегда приходит весна. Надеюсь, то, о чем я пишу сегодня ночью, поможет наполнить чью-то жизнь смыслом и любовью. опубликовано 

Автор: Мария Стапанова 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/odinnadtsat-aspektov-zreloy-seksualnoy-lyubvi-po-k/

Почему близкие люди напрягают друг друга

Поделиться



 Не так давно я получил следующее письмо:

Здравствуйте. Меня интересует один аспект, связанный с так называемыми проявлениями хорошего и плохого в человеке — почему плохие стороны проявляются в нас чаще именно по отношению к близким людям? Ведь, согласитесь, перед посторонними мы частенько стараемся показать себя лучше, чем есть на самом деле. И только близкие видят нас «во всей красе», так сказать.





Я знаю это и по собственному опыту — очень часто в порыве гнева или раздражения ведешь себя довольно некрасиво, с родителями, например. А потом мучаешься угрызениями совести и размышляешь о том, что перед кем-то другим так вести себе бы не позволила.

Или ощущаешь подобное же на себе — человек, которого ты любишь и знаешь, что он испытывает то же чувство к тебе, ведет в порыве себя с тобой так, что удивляешься — он ли это? И где его достоинства, которые внушают такой восторг тебе и окружающим? И думаешь невольно, что перед любой другой женщиной он бы себе подобного не позволил. 

Что это — проявление нашего эгоизма или слабости? Ведь подчас только близкие знают о наших этих проявлениях, и значит ли это, что мы так демонстрируем им свои слабые стороны? 

      Спасибо.

      С уважением, Виктория.
     

Любопытные вопросы. Если человек сам признает свои недостатки, значит, он чего-то стоит, ведь это необходимое условие, чтобы от них избавиться. 

Давайте копнем. 
 

Мир соткан из противоречий

 

Если бы сейчас у землян объявились смертельные враги — какие-нибудь марсиане, которые решили бы откачать нашу атмосферу и океаны для собственных нужд, а Земной шар пустить в расход, то тогда бы вся наша планета сплотилась в единый полюс противостояния агрессору. Люди презрели бы религиозные, национальные, идеологические и прочие различия, и всё человечество объединилось бы в своей общей борьбе с внешним противником.

Но внеземных врагов у нас пока нет, поэтому люди тратят энергию своей естественной агрессии на внутреннюю борьбу:

  • международную и рыночную конкуренцию,
  • противостояние политических партий, различных идеологий (систем ценностей),
  • на войны, скандалы, и прочую возню. 
Возьмем самый сплоченный народ в мире. Почему он сплотился? Вернее, против кого? Против внешних сил — других народов. Но если бы внешние силы исчезли, тогда бы внутри этого единого народа стала обостряться борьба между его внутренними полюсами: различными кланами и политическими силами.

Сколько не ломай кусок магнита пополам, в надежде отделить плюс от минуса, каждый кусочек всё равно будет иметь оба полюса.

  • Если нет межпланетных противоречий (с марсианами) — то обострены международные;
  • если ослабить международные — обострятся внутригосударственные;
  • убрать внутригосударственные — обострятся внутригородские, внутрисемейные и т.д. 
Мир соткан из противоречий — полюсов противостояния. Каждый миг в каждой точке Вселенной происходит борьба противоположностей.

  • У любой власти всегда будет оппозиция.
  • Любой герой с противоположной точки зрения - злодей.
 

Но в мире нет хороших и плохих сил, а есть только противоборствующие стороны со своими интересами. Нет добра и зла, а есть только противоположные энергетические статусы. 

Шестизубый короед, непарный шелкопряд, бахчевая тля и некоторые другие насекомые именуются людьми вредителями (т. е, плохими), потому что, питаясь растениями, которые эксплуатирует также и человек, наносят ущерб интересам людей. Божья коровка же, которая причиняет ущерб нашему врагу — тле, поедая ее, считается полезной (хорошей).

Сорняки - плохие, потому что толку от них для нас никакого, а сами они в своей жизненной борьбе конкурируют с культурными (хорошими) растениями, которые мы не прочь покрошить в винегрет.

Если развить эту концепцию, приподнявшись над интересами людей, то можно с уверенностью утверждать, что человек — самый плохой зверь на Земле, потому что совершает гораздо больше насилия над природой, чем все короеды, сорняки и паразиты. Однако мы понимаем, что на Земле нет плохих и хороших видов живых существ, а есть только виды, которые приспособились к среде обитания и в борьбе за существование противоречат друг другу.

Если убрать из мира противоречия, то он рухнет. Убрать из мира всё зло - утопия, потому что оставшееся добро тут же разделится на более хорошее и менее хорошее, т.е., опять на добро и зло. 

Внутри каждого человека, как у кусочка магнита, тоже есть внутренние противоположные полюсы. В каждом есть хорошее и плохое. Самый добрый человек может проявить агрессию к окружающим.
 





Агрессия — свойство всего живого — основа конфликтов

 

Все живые существа едят друг друга. Даже самый невинный вегетарианец убивает морковку и хрен. Наше тело тоже когда-то пойдет на прокорм других голодающих объектов Вселенной. Когда мы чистим зубы, то устраиваем конец света для нескольких поколений бактерий, живущих во рту. Это жизнь. Это агрессия. 

В общепринятом смысле, агрессия — это нападение. Это злостное причинение ущерба кому-либо из грубых эгоистических побуждений. Однако это крайняя форма агрессии в узком смысле этого понятия.

Агрессия же в широком смысле слова — это не только желание заехать по физиономии оппоненту. Агрессия — это желание сделать движение в сторону окружающего мира, это любое вмешательство в дела мира, это преодоление сопротивления мира.

Мир и так весь в противоречивых проблемах, а тут еще мы со своими потребностями: «извините, пожалуйста, уважаемый мир, что я к вам обращаюсь. Можно я по вам пройду, потрогаю вас, подышу вами, частично вас выпью и чуток от вас откушу, а также совершу на вас вторую часть единого процесса обмена веществ? И не думайте, я не агрессор — я же не требую слишком многого!».

Такие простые вопросы и утверждения как: «где ты пропадаешь?», «почему ты мне не звонишь?», «делай, как я», «купи себе пылесос» — проявления агрессии (конечно, не в крайней ее степени), потому что они отражают желание индивида распространить свое влияние на окружающих. Половое влечение — тоже проявление агрессии (кстати, ритуальные движения ухаживания и нападения у многих видов животных начинаются одинаково, что говорит об их общей сути). 

Любая организация стремится к экспансии. Всякий живой организм хочет подчинить себе весь мир: «если не смогу завладеть миром сам, то распространю свое семя, чтобы это сделали мои потомки!» — инстинктивный девиз любого живого субъекта.

Нелегко живется красивым девушкам, которых желает оплодотворить каждый встречный в надежде пустить своих отпрысков гулять по Вселенной. Женщина мечтает быть оплодотворенной, но не первым попавшимся зачуханным ловеласом, а самым лучшим и, желательно, при взаимной симпатии.

Каждый недоросль в душе лелеет надежду на победу над миром, но мир неимоверно сильней и исполнен невообразимого величия.

И каждый старик понимает свое поражение в жизненной борьбе (не будем тут разводить бесплодную дискуссию о жизни после жизни, ведь это предмет не знания, а веры). 

В общем, если живой — значит агрессивен, ибо, «агрессия служит сохранению жизни» 

Конрад Лоренц, лауреат Нобелевской премии

 

Живым существам необходимо тратить свою жизненную энергию (агрессию) на борьбу с внешним миром, потому что мир постоянно давит на них. Жизнь невозможна без движения. Движение — результат борьбы противоположностей: мы идем вперед, потому что нас гонит страх и влечет удовольствие. Полный штиль губит и сводит с ума.

Каждое живое существо вторгается в жизнь окружающих со своими эгоистичными интересами уже только лишь в силу своего существования. Поэтому люди склонны напрягать друг друга.

Это проявление агрессии в форме внутривидовой борьбы. Внутривидовая конкуренция проявляется более агрессивно, чем межвидовая (если только виды не враждуют между собой за еду или территорию, как тигры и леопарды) — когда тигр преследует антилопу, то его морда выражает не злость, как при встрече с другим тигром, а скорее азарт.

В силу временно совпадающих интересов, люди идут рука об руку, но в тесном общежитии неизбежны конфликты. Поэтому иногда лучше дружить на расстоянии. 
 

Обижают слабых. Сильных боятся

 

Люди также склонны больше доставать тех, кто слабее (можно быть снисходительными, но до поры, до времени — в блокадном Ленинграде некоторые люди ели своих собак и кошек). Сильных же боятся и поэтому стараются открыто не препятствовать их устремлениям для своего же блага.

Как вы думаете, кому чаще грубили маршалы Ставки Верховного Главнокомандования: своим любимым женам или товарищу Сталину? Напомню слова Никколо Макиавелли: «Люди скорее обидят того, к кому испытывают любовь, чем того, к кому испытывают страх». Не всегда, конечно, но, как правило. 
 

Почему незнакомые люди учтивы друг с другом?

 

Давайте сначала ответим на вопрос: почему незнакомая кошка обычно нас не смущает? Очевидно, потому, что нам не важно, какое впечатление о нас сложится у нее в силу ее скудоумия, и мы уверены в том, что она никому ничего плохого о нас не расскажет. А также потому, что мы ее не боимся и вообще за человека не считаем. 

Незнакомый медведь нас уже смущает больше, даже если он никому не скажет о нас ничего дурного, потому что, если мы ему понравимся (как обед), то он нас съест, а если не понравимся (как враг), то загрызет — мы его опасаемся. 

Незнакомый человек — не кошка и даже не медведь — у него мозгов побольше. Поэтому мы озабочены тем, какое первое впечатление о нас сложится у него (если кто-то скажет: «мне наплевать на мнение других обо мне», то пусть ответит на вопрос: почему в изнурительную жару он не ходит по улицам города голым или хотя бы в одних трусах, ведь так удобней? Предполагаю, что, в том числе и потому, что не хочет вызывать симпатию у милиционеров).

Первое впечатление, которое люди пытаются произвести на других, подобно рекламе, имеет цель привлечь «клиента» и часто обманчиво. В рекламе обычно не пишут: «Тащите нам свои деньги, взамен забирайте барахло и проваливайте», хотя часто думают именно так.

При общении с незнакомыми людьми, мы, как правило, рекламируем себя, поэтому чаще всего ведем себя учтиво — говорим зачастую не то, что думаем на самом деле, а то, что приятно ложится на слух собеседника — в общем, стараемся демонстрировать благовидные стороны своей личности.

Кроме того, незнакомый человек для нас пока еще не конкретная личность, а среднестатистический тип. Пока мы не узнали его поближе, мы можем допускать, что он способен на всё, что только можно ожидать от человека. Это может вызывать некоторые опасения: а вдруг он отъявленный психопат или беспардонный проходимец? 
 

Отношения между близкими людьми

 

С близкими же всё ясно. Они хорошо знают нас, поэтому нам не надо заботиться о формировании у них первого впечатления (рекламировать себя). Мы же, в свою очередь, хорошо знаем их, поэтому их реакция на наши нападки для нас более предсказуема. Если настроение паршивое или разногласия, то можно им и разгон устроить. Они нас любят, поэтому стерпят. И простят. Однако, если папа строгий, то дочь не будет ему хамить, как маме. 

Поэтому, действительно, если люди достают своих ближних, то делают это обыкновенно в силу своего эгоизма - источника агрессии. И в силу своей слабости («кто у себя дома тигр, тот вне его обычно бывает овцой» (Теодор Гиппель)). Слабые люди, которых угнетают на работе злые начальники, чтобы почувствовать свою силу, часто отыгрываются на своих домочадцах. Такое поведение ничем не лучше предательства, ибо именно таковым и является. «Мне хорошо, когда тебе плохо» — девиз неуравновешенных и неудовлетворенных слабаков.

Смею заявить, что большинство «влюбленных» вешают на своего близкого человека оковы своей невыносимой ревности, сажают его в тюрьму своих претензий и называют такое насилие любовью. Им нелегко смириться с мыслью, что их близкий человек, хоть и такой родной, но, тем не менее, им не принадлежит (в этом мире каждый предоставлен сам себе и если и жертвует собой или своей свободой ради других, то делает это добровольно). Тут, конечно, дело вкуса — некоторым людям нравится кому-то принадлежать, но такие отношения — отношения собственности, подобные тем, которые процветают на базарном торжище — не что иное, как простое желание владеть человеком как вещью. Это страсть, основанная на грубом эгоизме (для себя за счет свободы другого), от которой один шаг до ненависти. Это обыкновенная игра. Всё в жизни — несерьезные игры.

«Взрослые — это дети, только игрушки у них другие».

Скилеф
 

Правда, так со своими близкими поступают не все. Если человек разумен, а также терпим к другим и великодушен (каковой стремится быть Виктория), то, вернувшись домой не в духе, он оставит все свои проблемы за дверью и не будет отрываться на своих родных.

Сильные и цельные натуры благородны. Они никогда не будут пускаться в склочные словословия не только с близкими, но и с любыми другими людьми. Они стоят выше мелочных передряг. И паскудство тем более не для них. Если же их будут утомлять родные, они проявят к ним снисходительность, и будут не обижаться и дебоширить, но только вести конструктивные диалоги.

«Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам; люди большого ума всё замечают и ни на что не обижаются».

Франсуа де Ларошфуко 
 

Мы прекрасно понимаем, что наши родные и близкие — не самые достойные люди на Земле, однако наша обязанность (добровольная) — нести нашим родным и близким то, что мы называем хорошим - и в первую очередь щадить их нервы. А почетную миссию нести им плохое, которое тоже необходимо для жизненного баланса, пусть возьмут на себя соседи сверху и неудовлетворенные тётки в общественном транспорте. 

Не обязательно терять близкого человека, чтобы потом понять, насколько он был нам дорог — стоит ценить его таким, какой он есть, здесь и сейчас.

Давайте людям больше, чем они ожидают. И делайте это легко. опубликовано 
 

Автор: Феликс Кирсанов P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.orator.ru/rass25.html

Как мы делаем наших детей неудачниками

Поделиться



1. «В твоем возрасте я умел это делать»

Не стоит делать акцент на вашем превосходстве, подчеркивать, что вам что-то легче давалось.
Вы с вашим малышом ‒ не соперники. Ребенок понимает, что вы сильнее и больше умеете, потому что вы – взрослый, он хочет учиться, подражать вам, чтобы стать «как папа».

Если же вы сильнее, умнее, способнее были всегда, даже когда не были взрослым, то малыш может спасовать и потерять надежду со временем догнать вас. Расскажите ребенку, как именно вы добились ваших успехов, с какими сложностями столкнулись, какие чувства испытывали. 
Это очень сблизит вас, вселит в малыша гордость за вас и веру в себя.





2. «Не бери игрушку в садик, потеряешь»

Используйте «Я-сообщения», чтобы предупредить малыша о возможных рисках или последствиях его действий. В такой форме они звучат не обидно для ребенка, потому что вы говорите о своих чувствах, а не о его недостатках.

Перефразируем: «Я предлагаю оставить игрушку в машине – боюсь, что в школе она может потеряться. Что ты думаешь об этом?»

 

3.«У тебя нет к этому способностей»

«Он у нас немузыкальный»;

«И в кого ты такой неспортивный?»; 

«Да, художника из тебя не выйдет»… 

Мы часто не задумываемся о разрушительных последствиях подобных комментариев. Часто досада родителей объясняется желанием видеть ребенка первым, лучшим во всем. 

Если ребенок не обладает, по мнению родителей, выдающимися способностями, то лучше вообще держать его подальше от тех видов деятельности, где он не будет «блистать». А между тем детские кружки и клубы существуют не только для гениев и чемпионов! 

Если малышу интересно заниматься, он получает удовольствие, не лишайте ребенка надежды, дайте ему шанс пробовать свои силы еще и еще.

 

4.«Подрастешь – узнаешь»

Если ребенок слышит такой ответ постоянно, через некоторое время он действительно перестает донимать родителей расспросами.

Кроме того, у малыша может сложиться мистическое представление о том, откуда берутся знания: человек автоматически узнает все на свете, достигнув определенного возраста (или даже роста). Значит, чтобы стать умным, надо просто подождать, а не штудировать энциклопедии.

Поддерживать любознательность, стимулировать интерес к миру необходимо. Если вы не знаете ответа на вопрос, честно скажите об этом. Пообещайте, что вместе найдете ответ в книгах или в Интернете – и сдержите обещание.

Перефразируем: «Значит, тебя интересует космос? Здорово! Ты задал сложный вопрос, без подготовки мне будет трудно ответить. Давай вечером спросим у папы. А еще можно зайти в библиотеку…»





©Magdalena Berny

5.«Ты меня с ума сведешь!»

Говоря так, вы, во-первых, расписываетесь в собственном бессилии и некомпетентности, а во-вторых, навязываете ребенку ответственность за ваше состояние.

Вряд ли в вашей усталости и раздражении виноват только ребенок...

Если вы чувствуете себя «на грани», не стоит делать вид, что вы полны сил, и затевать шумные игры с ребенком. Быть честным с малышом – не плохо. Вы имеете право на усталость, грусть и даже на гнев. Лучше отправить малыша в детскую для тайм-аута или устроить тайм-аут для себя, чем до последнего «держать лицо» и в конце концов взорваться.

Перефразируем: «У меня был трудный день, мне надо отдохнуть. Можешь тихо поиграть в своей комнате? А попозже мы выпьем какао и почитаем сказку».

 

6.«Ты что, глухой?»

Сарказм, в отличие от юмора, как воспитательный прием очень опасен ‒ в первую очередь тем, что разрушает добрые отношения, создает барьер непонимания. Ребенок может и не выглядеть обиженным, но это не значит, что язвительное замечание его не задело. 

Малыши склонны воспринимать смысл сказанного буквально. Говоря «Твое место в свинарнике!» или «У тебя совсем мозгов нет!», вы можете серьезно напугать ребенка.

Дети постарше, которых часто высмеивают, становятся замкнутыми, тревожными, неуверенными в себе. Сарказм, злые насмешки действуют не менее разрушительно, чем другие виды агрессии, поэтому в общении с ребенком лучше отказаться от них вообще.

Вы сможете оценить этот жест доброй воли, когда ребенок достигнет подросткового возраста.

 

7.«Как ты мне надоел»

Эта фраза звучит грубо и унижает ребенка. 

Дети действительно порой доводят нас до белого каления, и эмоции вырываются из-под контроля. Но на самом деле мы не бессильны перед лицом этой дикой силы. Мы можем научиться не терять себя – если научимся распознавать и признавать свои чувства.

«Я страшно рассержена», «Я очень сильно испугалась!», «Мне очень обидно!» ‒ говоря о себе, о собственном состоянии, мы возвращаем себе себя и получаем шанс избежать жертв и разрушений.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/pereval.org/posts/1242323202471351:0

Двое в драке, не считая родителей: Подходы к решению детских конфликтов

Поделиться



На днях меня спросили: как учить ребенка реагировать, если его бьют. Давать сдачи, жаловаться взрослым? Что делать? На ближнюю перспективу и на дальнюю? Такая постановка вопроса очень характерна для сегодняшних, увы, тревожных родителей. Им хочется прямо сейчас, прямо сразу, научить ребенка всему, что только должно и сможет защитить его от бед и опасностей во всей последующей жизни. Раз и навсегда!





Универсального рецепта нет

Понимая такое стремление, хочу предостеречь: защитить свое дитя конкретными указаниями, как поступать, да еще и на перспективу – «всегда бей; никогда не бей; всегда жалуйся на драчуна; никогда ни на кого не ябедничай», и вообще любыми конкретными указаниями на все случаи жизни, в любой области социальных отношений, невозможно. Но взрослые могут и должны научить детей основным правилам именно отношения – к себе и к другим в мире, где все мы со всеми связаны.

Первое такое правило – это отношение к себе как к суверенной личности, обладающей безусловным правом на безопасность и защиту. Попросту говоря, ребенок должен знать: бить людей нельзя, ни ему – других, ни другим – его. На практике это правило означает две вещи:

  • ребенку не разрешается первым проявлять физическую агрессию. «Нельзя бить мальчика!» — Говорит мама, оттаскивая своего, тумаком пытающегося бороться за справедливость карапуза от шустрячка, выхватившего у него из рук машинку;

  • ребенок должен твердо знать, что имеет право на защиту от любых посягательств на его свободу и собственность, и – это принципиально важно! – что родители всегда его защитят. «Эта машинка – Денискина, верни ему», — должно быть непременным продолжением описанного конфликта.

Из этого вытекает, что ребенок, особенно маленький – но и подросток, если его самостоятельного ресурса в данный момент не хватаетможет и должен обращаться к взрослым за помощью, когда на него направлена агрессия.

Принцип невмешательства?

Удобная для многих взрослых позиция «в детские конфликты вмешиваться не нужно, сами разберутся» — это мифология. Научиться разбираться, как и всему другому в области коммуникации, дети могут только на примерах отношения и поведения взрослых. Вмешиваться в их конфликт – это и означает их учить.

Можно ли позволять ребенку давать сдачи? В определенном возрасте можно и даже нужно. По крайней мере, в определенном возрасте (до 4–5 лет) не следует ребенка за такое бранить. Разумеется, примером поведения в конфликтной ситуации должно быть стремление договориться, научиться решать конфликты словами. Этому непременно нужно учить. Но маленький ребенок, когда на него нападают, в первую очередь должен быть уверен в своем праве на самозащиту. И не должен бояться ударить в ответ.





Подавлять агрессию, особенно в раннем возрасте, вообще опасно. Конечно, взрослые учат детей ее осознавать и выражать безопасным для окружающих способом. Но ведь на любое обучение нужно время и определенная зрелость. Пока что, совсем малышам, нельзя запрещать ударить в ответ на удар. Но при этом ребенка нужно учить «не расходиться», не набрасываться на обидчика в порыве «полностью уничтожить» его. «Хватит-хватит, не расходись, он уже все понял», — необходимая реакция на то, как ваш малыш решил отстаивать свои права кулаками. И здесь же нужно показать пример того, как дальше решать конфликт на договорной основе.

Это же девочка!

Отдельные вопросы на эту тему всегда возникают у родителей девочек. С ними-то как быть? Им можно драться? Как не превратить их в «ябед», как избежать опасности того, что они будут манипулировать своей «девчачестью», слабостью?

Девочки, являясь полноценными «субъектами права», обладают всеми теми же правами и обязанностями, что и мальчики. Да, они тоже вправе отпихнуть и стукнуть обидчика и тоже не имеют права первыми проявлять физическую агрессию.

Девочки, как и мальчики, должны быть уверены, что их защитят – родители, взрослые, дети постарше. Но я бы порекомендовала еще и учить девочек осознавать свою природную, естественную привилегию – умение примирять, утешать, действовать, исходя из доброты и жалости.

 



7 ошибок родителей, которые мешают детям стать лидерами

Зависимость от прощения: Не грузите детей чувством вины!

 

Девочка, которая после толкания и взаимных тумаков, готова – искренне, принуждать не нужно, но предложить стоит, –подойти к обидчице, сказать: «Мне жалко, когда ты плачешь. Давай мириться» и протянуть «игрушку раздора» наказанной забияке, будет обладать дополнительным, очень нужным, умением решать конфликты. А в дальнейшем – и предупреждать их. А, может быть, этому стоит учить и мальчиков? опубликовано 

 

Автор: Лиля Дубинская

 



Источник: womo.ua/dat-sdachi-ili-net-mnenie-psihologa-lili-dubinskoy-o-detskih-konfliktah/

Триггеры гнева: Что вызывает истерику у ребенка

Поделиться



Понять, принять, пережить

 

Если знать, что происходит в мозгу у ребенка, когда он начинает одну из тех ужасных сцен, когда вам хочется провалиться сквозь землю и отдать 10 лет жизни за то, чтобы его истерика немедленно прекратилась, можно многое предотвратить или, по крайней мере, смягчить. Исследования нейробиолога Дугласа Филдса нам в помощь.





Первобытные инстинкты

«Нейробиология выяснила, что нервные связи, специально предназначенные для гнева и агрессии, отвечают на определенные стимулы, — говорит Дуглас Филдс, исследователь Национального Института Здоровья в Мэриленде. Это часть «сигнализации», которая определяет опасность. Ключевое понятие — это то, что гнев и агрессия — эволюционные механизмы, нужные для того, чтобы человек вступал в бой и защищал себя». Первобытные времена, когда на людей частенько охотились хищники, давно минули, а эти защитные механизмы остались. Взрослые (не все) умеют контролировать эти примитивные инстинкты, а у детей самоконтроль еще не развит: для них одинаково — защищаться ли от саблезубого тигра, либо требовать мультик здесь и сейчас.

Триггеры гнева

Что же вызывает вспышки гнева и агрессии? Ученый говорит, что существуют 9 универсальных триггеров, реагируя на которые, любой человек теряет душевное равновесие:

  • Ситуация «жизнь или смерть» — защита себя самого

  • Оскорбление — защита своей репутации

  • Семья — защита своего потомства

  • Дом — защита вашего убежища

  • Партнер — защита вашего избранника

  • Общественный порядок — защита свободы и справедливости для всех

  • Ресурсы — защита вашего имущества

  • Племя — защита людей вашего круга

  • Стоп — защита себя от себя самого

Это механизмы, которые вызывают изменения в поведении людей, в некоторых случаях дело доходит до нападения и насилия. Дети чаще всего реагируют на триггер «Стоп» — это когда вы им говорите не делать чего-то каждые 30 секунд.

Не пытайтесь остановить истерику до того, как она начнется

Если «кнопкой» для детской истерики является запрет, то, может, разрешать им все? Доктор Филдс говорит, что важно признать тот факт, что дети не могут контролировать свой гнев, а вот взрослые — могут: «Я думаю, родителям нужно понять, что призывать детей не сердиться, «не психовать» — это призывать к той части мозга, которая еще не развилась. Это другая часть мозга сердится и контролирует сейчас детское поведение. Все, что вам нужно сделать, это ждать, пока ребенок успокоится, а потом вы можете с ним разговаривать, чтобы решить проблему».





 Сердиться — можно, а самоконтролю нужно учиться

«Не говорите детям, что они не должны сердиться. Им полезнее знать, почему они сердиты. Ведь это нормально. Не нужно ничего подавлять», — говорит доктор Филдс. Помните, что мозг ребенка развивается, и то, в каком окружении дети растут, влияет на то, как они научатся справляться с импульсами агрессии. Речь не только о позитивном настрое в семье, но и о том, что детей нужно учить нейтрализовать реакции гнева, учить самоконтролю — прежде всего собственным примером.

Спорт и пол

В книге Филдса Why We Snap лыжница Венди Фишер рассказывает, как ее отец гасил ее негатив, который проявлялся в таком частом у спортсменов синдроме недовольства своими результатами. Это не только неспортивное поведение (ломать ракетки, швырять лыжные палки), но и признак недостаточного самоконтроля. «Самая большая польза от спорта — это развитие самоконтроля в условиях стресса», — говорит доктор Филдс. 

 

 

Эмоциональная грамота: 5 способов научить ребенка выражать чувства

Родительский КОДЕКС — читать ВСЕМ родителям!

 

Помните, что химия гормонов у разных полов — отличается. Поэтому в плане агрессии и ее видов родителям надо быть внимательными: девочки и женщины, в частности, имеют тенденцию направлять агрессию на себя, поэтому если ваша дочь не бросается на вас с кулаками, это не значит, что она хорошо контролирует свой гнев.опубликовано 

 

Автор: Элисон Зейдман

 

 



Источник: womo.ua/detskaya-isterika-po-nauchnomu/

СКАЖИ ей об ЭТОМ!

Поделиться



Когда становишься старше, перестаешь бояться многих вещей, а каких-то, напротив, начинаешь бояться больше. Например, я очень боюсь потерять любимых людей, и ведь иногда теряешь человека самым дурацким способом — и самым популярным: из-за молчания, его или своего.

Когда я была маленькой и юной, я думала, что человека можно любить только тогда, когда он выглядит хорошим и делает хорошо. Я старалась, но у меня не получалось. Я импульсивная и темпераментная, и срывалась порою то на скандалы, то в эйфорию.

Конечно, мне бы хотелось быть уравновешенной и спокойной, но никак не удавалось. И, зная за собою эту неидеальность, я бы умерла, если бы мой муж сказал мне об этом, — умерла бы просто от стыда, что меня разоблачили и поняли, что я не ангел, могу быть мелкой, крикливой, завистливой, склочной, завистливой и жадной. Наверное, он видел во мне это, но молчал.





Теперь, когда я много работаю с женщинами, потерявшими любимых мужчин, я вижу, что один из самых популярных способов мужского бегства — это терпеть и молчать. Вернее, терпеть, НО молчать, а потом исчезнуть. Сказав — «мне уже давно было плохо, прости».

В этот момент женщины чувствуют гнев. Они ощущают себя, прежде всего, обманутыми, и только потом — покинутыми. «Почему ты мне не говорил?!» — спрашивают они, но мужчина только склоняет голову и молчит, отворачивается, иногда говорит тихо, — «я тебе говорил, но ты не слышала».

Я предполагаю, что дело тут в том, о чем женщины даже не подозревают, так как об этом редко говорится в обычных семьях: о силе мужской злости на женщину, о силе его гнева. Чаще всего пресловутый уход мужчин в другую комнату или вон из дома при сильных ссорах является отличным способом спасти отношения. Удар мужского кулака в стену оставляет на ней вмятины, точно так же велика его злость на нас, и она способна оставить изрядную вмятину в отношениях. Поэтому они спешат убежать от нас в этот момент и унести с собой свою внутреннюю разрушающую силу. Вы, его женщина, способны вызвать в нем сильные чувства, способны сделать больно, вызвать не только влечение, но и ярость, — и при этом вы можете почти ничего не увидеть и не заметить внешне.

Поэтому я хочу обратиться к мужчинам, — говорите своей любимой женщине о ваших «плохих» чувствах. Это очень тонкое искусство, потому что, если вы при этом будете критиковать, вас не услышат, если обвинять, — от вас начнут защищаться, но на самом деле женщины хотят знать, что именно они делают не так и что в этот момент с вами происходит.

Рассмотрим простую картинку. Ваша женщина вас критикует на людях или наедине, или обесценивает ваши победы, или ваши успехи, или даже вашу способность пожарить яичницу и не сжечь ее. Такая привычная вещь: в этот миг вас будто подстегивают изнутри, и вы как-то даже еще больше собираетесь с силами, но только до поры до времени, а потом руки опускаются и ничего делать не хочется.

И в этом привычном раскладе мужчина мужественно молчит, потому что он умеет мужественно молчать, или, если совсем допечет, наехать и сказать в ответ гадость, но чаще всего мужественно молчит. Потом, правда, сорвется на ребенка, кота, подчиненного, или на дороге вдруг агрессивно и быстро поедет, плюя на окружающих, и потом будет чувствовать себя гадом и сволочью.





Я помню отличный случай, когда мужчина сказал именно об этом женщине так, что она его услышала, сказал очень правильно, хотя до этого говорил неправильно. Она делала то, что для мужчины очень болезненно: высмеивала его на людях. Причины ее такого поведения сейчас не очень важны, важно то, что он, как настоящий мужик, ничего ей, конечно, не отвечал, не делал больно в ответ и не делал назло, но потом наедине досадливо начинал «ну зачем ты вечно говоришь, что я плохо вожу машину» (неважно, что именно он делал плохо и плохо ли, еще был вопрос). На что она говорила что-то вроде — «а что, хорошо, что ли?» и тут они начинали спорить до посинения, потеряв, собственно, начальный повод.

И вот однажды он сказал ей в точности следующее: «Когда ты меня критикуешь на людях, мне плохо и я чувствую, что ты меня предаешь. Я на тебя злюсь после этого и не хочу с тобой секса».

Это правда, у мужчин, сдерживающих по отношению к женщине много агрессии, может пропасть влечение, возбуждение, желание. В этот момент пара попадает в замкнутый круг: секса становится меньше, женщина перестает ощущать себя желанной, злится на мужчину, ее злость отбрасывает его еще дальше, секса становится еще меньше и круг замыкается.

Но что же будет, если вы скажете своей женщине правду? Ведь правда заключается не только в том, что вам плохо, но и в том, что какие-то ее поступки вам не нравятся по-настоящему. Я думаю, что в этот момент любой мужчина, который решится сказать ей об этом, переживает сильные чувства — и злость, и смущение, и вину, и надежду.

Это один из способов узнать о своей женщине больше, когда вы говорите с ней о неприятных вещах. Вы увидите, что она тоже в этот момент может испытать очень сильные эмоции. И стыд, и смущение, и злость, и страх. Многие женщины говорят " что же ты мне раньше не сказал" и больше никогда не делают так, как делали.

Многие набрасываются с критикой и обвинениями, защищаясь поначалу. Еще часть женщин приходит в ужас и говорит «извини, пожалуйста, я не знала, что тебе так плохо от этого». И подавляющее большинство рано или поздно прекращает делать ранящие мужчину вещи. Но только при том условии, если вы ей об этом скажете.

 

Если же вы молчите и не говорите, терпите в надежде, что она сама догадается, то в этом случае, увы, вы не имеете морального права ожидать от нее, что что-то изменится. Женщины, конечно, интуитивнее мужчин, но никто из нас не является телепатом. Поэтому и существует вот такой парадокс — вовремя выпущенная агрессия, упакованная в грамотную форму, спасает и ваши отношения и ваш секс гораздо надежнее, чем, если вы будете ее все время уносить и прятать, а потом просто исчезнете, потому что нет сил терпеть.

 

Также интересно: Конфликт в паре: молчание — самое разрушительное оружие  

Глаза. Психосоматика: Вытеснение того, что «нельзя или НЕ хотим видеть»

 

Поэтому скажите ей об этом: не о том, что она неправа, потому что она начнет с вами спорить. А о ваших чувствах, вашем состоянии, когда она делает вам плохо, больно или опустошающе. О том, о чем вы не привыкли говорить, но о чем женщине было бы очень важно слышать.опубликовано 

 

Автор: Юлия Рублева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: get-hard.ru/w/blog/skazhi-ey-ob-etom/?rf=yes&CODE=skazhi-ey-ob-etom

Злое слово ранит сильнее, чем кажется

Поделиться



Выслушать поток оскорблений – все равно что получить град ударов по голове. И это не преувеличение – наш мозг, как показывает компьютерная томография, не видит разницы между физическим насилием и словесной агрессией. Как защитить себя?

«Многие годами живут в обстановке вербального насилия, но не подозревают, что что-то не так, потому что оскорбления и унижения давно стали частью их жизни», – говорит Патрисия Эванс (Patricia Evans), автор книги «Словесная агрессия: как распознать и победить».

Между тем такой стиль отношений наносит серьезный удар психике – наш мозг переживает вербальную агрессию как физическое насилие. «Компьютерная томограмма головного мозга человека, который слышит гневные оскорбления в свой адрес, и томограмма человека, которого только что ударили по голове, выглядят одинаково», – говорит Эванс.

Еще два серьезных последствия словесной агрессии – постоянные унижения разъедают нашу самооценку и ослабляют внимание, мы становимся рассеянными, нам трудно сосредоточиться.





Словесная агрессия – не обязательно грубая брань, крики и угрозы. Бесконечные замечания и «шутливые» оскорбления, просьбы в форме приказов ранят не меньше. Вот еще несколько примеров словесной агрессии, о которых стоит знать.

Отказ или молчание. Как рассуждает агрессор: «У меня есть то, в чем ты нуждаешься, и я могу дать или не дать это тебе. Поэтому я контролирую ситуацию». Или: «Если я не отвечаю тебе, отказываюсь отвечать, я могу быть уверенным, что все останется по-прежнему. Мне не нужно спрашивать твое мнение. Я не говорю «нет» и не говорю «да». Ты на крючке, а я ничем не рискую».

Противодействие. Поступая вопреки вашим просьбам и желаниям, агрессор уверен: «Я могу думать и принимать решения за нас обоих. Ты думаешь неправильно, а я правильно. Если я заставлю тебя сомневаться в себе, мне будет легче тебя контролировать».

Обесценивание. Не придавая важности вашим словам и поступкам, называя их «глупостями», «бредом», «пустяками», агрессор настаивает, что последнее слово всегда должно оставаться за ним. «Я могу обесценивать твои слова и поступки, но сам я – вне критики и никому не подотчетен. Я принимаю решение. Когда ты увидишь, насколько ты ничтожна/ничтожен, мне будет легче контролировать тебя».

«Шутливые» оскорбления. Называя оскорбления «всего лишь» шуткой, агрессор имеет в виду: «Мне доставляет такую радость видеть, как ранят тебя мои слова, что я не собираюсь прекращать. Я считаю, что мои слова надо воспринимать с юмором. Я могу говорить, что хочу. Я владею ситуацией».

Грубое пресечение. Резко обрывая разговор, игнорируя ваши слова, агрессор подчеркивает: «Я не обязан уважать твое мнение и отвечать тебе, ты неадекватная личность, поэтому я могу закончить разговор, когда захочу, – решаю я».

Обвинения. Заявляя, что вы сами виноваты в том, что он вас оскорбляет, агрессор хочет заставить вас думать: «Ты сама виновата/сам виноват в том, что тебе больно, и в том, что я с тобой так разговариваю и так обращаюсь, и вообще во всем, что идет не так, как я хочу, поэтому я не должен менять свое поведение».

Осуждение и замечания. Осуждая и критикуя, агрессор получает еще одну возможность поработить нашу волю: «Когда я говорю тебе, что ты не так думаешь и поступаешь, я начинаю контролировать тебя».





КАК ЗАЩИТИТЬСЯ

1. Прислушайтесь к себе.

«Если вы постоянно чувствуете себя рядом с человеком как на иголках или страдаете от чувства неполноценности («Вечно я все делаю не так»), над вами насмехаются, скорее всего, вы подвергаетесь словесной агрессии», – объясняет Эванс. Прислушайтесь к тому, как с вами разговаривают. Вам говорят (решают за вас), что вы за человек, чего хотите в жизни? Никто кроме нас самих не может знать и решать, что мы хотим, о чем думаем, что чувствуем. Доверяйте прежде всего своим чувствам, опирайтесь на них.

 

2. Перестаньте себя обвинять.

«Нужно осознать, что агрессия – не ваша вина, а проблема психики того, кто вас оскорбляет, – подчеркивает Эванс. – Все, что ему нужно, – тотальный контроль над вами». Если кто-то из вашего окружения возлагает вину за поведение агрессора на вас, не спешите винить себя. «Однажды я консультировала женщину, чей муж имел привычку кричать на нее без всякого повода, а ее мать считала, что она частично в ответе за такое безумное поведение супруга, – рассказывает Эванс. – Это абсолютно неверное мнение, и оно наносит большой вред психике».

 

3. Сопротивляйтесь.

Нет смысла объяснять и оправдываться – вместо этого начните ставить границы: «Я не хочу это слышать», «Стоп. Остановись сейчас же».

 

4. Найдите группу поддержки.

Важно найти кого-то, с кем вы сможете обсудить положение, поделиться тем, что на душе, – это может быть кто-то из близких, друзей или заслуживающий доверия психотерапевт.

 



Любовь к отцу: сценарий развития СУДЬБЫ вашей дочки

Если любовь «жмет», значит это не ваш размер

 

 

5. Не пытайтесь изменить агрессора.

Человек способен измениться к лучшему, если действительно захочет, – но вы не можете изменить его за него. Зато вы можете относиться к себе с уважением и заботиться о себе.опубликовано 

 

Автор: Ксения Татарникова

 

Источник: www.transurfing-real.ru/2016/11/blog-post_689.html

Если мужчина методично отваживает от тебя всех друзей — СПАСАЙСЯ!

Поделиться



Неглект – одна из самых жестоких форм психологического насилия.

Во-первых, ее довольно сложно распознать, во-вторых, неглект существует исключительно в условиях достаточной изоляции жертвы, так что ждать помощи ей неоткуда.

По сути, неглект – это латентная агрессия, при этом неглектер выглядит абсолютно искренне и оправдания у него совершенно искренние. Абьюзер уверен, что стоит заботиться исключительно о собственном комфорте и удовлетворении собственных потребностей и делать это за счет других.





К сожалению, как показывает практика, большинство мужчин практикуют неглект по отношению к своим партнершам и подругам, не доводя его до крайности, но подкармливая этим свою самооценку и упиваясь чувством власти над женщиной. Ничего общего с настоящей заботой или нежностью неглект не имеет.

Вспомни, ты наверняка не раз слышала от своего мужа или бойфренда совершенно искренние оправдания: “я не знал…”, “я забыл…”, “я не понял…” в ситуации, когда ты была крайне уязвима и зависима от него, например, больна, голодна или без денег. Прямых доказательств вины нет, так что абьюзеру очень легко уйти от ответственности и необходимости отвечать за свое поведение. Ну в самом деле, забыл, закрутился на работе, а там еще мама позвонила, друг попросил подбросить в аэропорт… И глаза такие честные-честные.

Одно из самых ярких проявлений неглекта – лишение еды. В этом случае мужчина исподволь командует женщиной, решая кто, что и когда будет есть, что будет куплено в магазине и что нужно, а что нет. Тогда начинают звучать фразы: “Это нам не нужно”, “Если ты не хочешь – значит не голодная”, “Это слишком дорого” (в отношении даже самых простых товаров), “Британские ученые доказали, что это вредная еда и что витамины тоже вредны”, “У нас не принято это есть”, “Меня тошнит от твоей еды”, “Я купил тебе то, что ты любишь” и так далее.

Очень часто неглект проявляется в то время, когда женщина находится в отпуске по уходу за ребенком. Тогда можно не отпускать ее к врачам (“Ты же здорова, зачем тебе”), не покупать лекарства (“Я забыл”), не давать женщины передышки от повседневных бытовых забот (“Я занят важными делами, не могу тебе помочь”), не беречь ее здоровье, например, требуя немедленной близости после эпизиотомии или кесарева сечения, когда секс может нанести женщине непоправимый вред.

Следует отметить, что один из ярких признаков неглекта – целенаправленное методичное лишение женщины всех социальных связей и ресурсов. Муж просит перевестись на более легкую работу, поближе к дому, чтобы она могла уделять больше времени семье и ему, любимому, отваживает от нее всех подруг, зачастую используя самые гнусные методы шантажа, а то и вовсе перевозит в другой город, оправдывая этот шаг собственными интересами и перспективами.





Затем может последовать мнимая передача женщине контроля и власти: “Я отдаю жене всю зарплату!”, но на самом деле мужчина в этом случае выступает манипулятором, потому что взваливает на женщину огромное количество обязанностей, которые она вынуждена выполнять, чтобы не навредить семье. Все лучшее – детям и мужу, часто в ущерб ей самой. Женщины, на плечах которых чрезмерный контроль по части всего на свете, что касается семьи, партнера, детей, часто не понимают, откуда берется хроническая усталость (“я так устала” – но не понятно, от чего устала). Так вот, контроль и ответственность – тратит ресурс, сжигает его. И в случае женщин, эта ответственность и контроль не дает никакой власти, это ответственность раба, а не начальника

Самое страшное – неглект практически невозможно различить со стороны. Заботливый муж – разрешает не работать, сидеть дома, правда, что-то подруга часто болеет, но с таким мужчиной конечно же быстро пойдет на поправку. Абьюзер никогда не показывает посторонним своего истинного лица, а нередко и вовсе пытается выглядеть как можно более заботливым и обеспокоенным.  

Однако, следует помнить, что в самых страшных случаях неглект заканчивается смертью жертвы, при этом неглектер выглядит безутешным вдовцом, но через пару лет находит себе новую жертву и история идет на новый виток.

 

Как распознать неглектера



Зависть

 

Надо посмотреть, понаблюдать, способен ли человек искренне радоваться чужим достижениям? Способен ли черпать силу из настоящей радости или ему приносит удовлетворение лишь “неудача соседа”?

 

Семейный анамнез

 

Если есть возможность, то надо узнать, как обстоят дела с семьей у подозреваемого в неглекте. Если присутствуют женские проблемы, странные, не поддающиеся логике отношения или фанатичное погружение в религию или оккультизм, то стоит насторожиться.

 

Равнодушие

 

Способен ли человек искренне сочувствовать, сопереживать чужой боли, или он остается исключительно равнодушным к страданиям других? Многие мужчины объясняют свою бесстрастность в этом вопросе мужественностью, но ничего мужественного в равнодушии к страданиям нет. В этом случае это то же насилие.

 

Подозрительность

 

Например: “Группа людей стоит на берегу, экскурсовод рассказывает: здесь такое бурное море, что однажды утонула старушка”. Абьюзер говорит: “Старушка умерла потому, что ее родные хотели получить наследство”. Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Подозрительность – это шизо-маячок, увидев который, надо бежать.

 

Также интересно: Вежливое насилие: Я ВАЖНЕЕ, чем ТЫ 

 Агрессия и границы: 3 критерия, отличающие насилие от агрессии





Как спастись?

 

  • Если ты понимаешь, что мужчина методично и постепенно отваживает от тебя всех друзей и подруг, пресекает общение с родными и родителями, настаивает на твоей полной изоляции от мира, – СПАСАЙСЯ.
  • Ни под каким соусом не прекращай общение с родителями и ближайшими друзьями. Пусть они всегда будут в курсе твоих дел, планов и обстановки в семье.
  • Если ты понимаешь, что из раза в раз повторяется ситуация, в которой мужчина использует твою уязвимость и зависимость, чтобы навредить тебе, – СПАСАЙСЯ.
  • Помни, что ты у себя одна, и жизнь у тебя тоже одна. Твоя главная задача – жить и быть здоровой и счастливой. По большому счету, заботиться о тебе кроме тебя самой больше некому. Если чувствуешь, что тебе некомфортно, или видишь прямую угрозу своему моральному и физическому здоровью, – СПАСАЙСЯ.опубликовано 
 

Автор: Екатерина Кузьмина

 



Источник: esolang.com/articles/relationship-articles/manipulyatcii/neglekt-ne-pet-ne-bet-ne-gulyaet-pochemu-zhe-tebe-ploho.html

Почему девочки становятся истеричками

Поделиться



Яркая, деятельная, харизматичная, стремящаяся к славе и власти личность, разбивающая сердца и бьющая тарелки. Окружающие называют ее истеричкой, а на самом деле она — маленькая девочка, нуждающаяся в заботе и поддержке, не умеющая выразить свои потребности и душевные переживания.

Такой тип личности психологи связывают с мифической героиней Кассандрой — непонятой и неуслышанной. Почему становятся истеричками, как им жить и при чем здесь Кассандра, рассказывает психотерапевт Злата Заньковская.

Кассандра — персонаж древнегреческой мифологии, типичный пример девочки, воспитанный «холодной» матерью. Американский психолог Лори Лейтон Шапира писала: "У девочки возникает впечатление, что жизнь не может протекать так, как хочет она, а только так, как хочет мать. В представлении ребенка реальность не заслуживает доверия".

Почему? Потому что мама для ребенка — это первая и до определенного возраста единственная реальность. Если мама проявляла свою холодность в раннем детстве (не брала на руки, не давала грудь, не ласкала) в сознании малышки крепнет мысль: мир мне ничего не даст просто так. Я могу жить только в том случае, если буду удобной, такой, как хочет меня видеть мама, а значит — и мир.

 




Из-за отсутствия одобрения со стороны матери девочка с детства приучается прятать глубоко в душе свое истинные чувства и скрывать свой мир. Пряча истинную себя, она тут же начинает чувствовать себя виноватой.

Таким образом, зарождаются комплекс вины и аутоагрессия, а единственным способом предъявить себя становится истерия. Почему так поступает с девочкой мать? Да потому, что с ней обращались точно так же. Так размножаются «ледышки» — страстные, но не принимающие свою страсть, способные на многое, но не понимающее этого. Девочки — жертвы нелюбви.
 

КАКАЯ Я

Кокетливая, стремящаяся привлечь внимание разными способами. Притом не только броским макияжем или откровенным нарядом: нарочитая, как бы выставленная напоказ скромность, — тоже снаряд из арсенала истерических женщин.
 

ДВИЖЕНИЕ

Истеричка находится в постоянном движении. Она умудряется двигаться даже лежа. В этом выражается ее попытка контролировать все.
 

ШАГ К СТРАХУ

Делать то, чего боюсь  — одно из проявлений истерического типа личности. Если истерическая женщина боится своей некрасивой внешности, она начинает активно выставлять ее; если боится сексуальности, то демонстрирует ее.
 

ПРОТИВОРЕЧИЯ

Истеричка — это общительность и отстраненность, сострадательность и эгоистичность, болтливость и скрытность в одном флаконе.
 

ЖЕНСТВЕННОСТЬ — ЭТО СТРАШНО

Истерической женщине очень сложно принять свою женственность. В ней она чувствует опасность для себя, за которой стоит ряд страхов — например, страх нежелательной беременности, зависимости от мужчины и прочее.
 

ЧУВСТВА

Чувства истеричек очень сильные. Они их не боятся: они ими живут. Как истеричка выражает агрессию? Кричит, машет руками, метает ножи, бьет тарелки. А через несколько минут плачет, просит прощения, искренне смеется. И будьте уверены: даже внутри уже не чувствует гнева. У нее уже все прошло.





ПЕЧАЛЬНЫЙ СЦЕНАРИЙ

ПУСТОТА. В результате холодного отношения мам к дочкам складывается родовой сценарий, который передается по женской линии. Часто в таких семьях девочки начинают чувствовать себя мамами своих мам, пытаются дать им защиту, а это непосильный груз для детской психики. Малышка должна получать много любви и заботы, в противном случае у нее внутри образуется пустота. Не находя любви и поддержки у матери, девочка начинает искать их в социуме и выбирает мужской сценарий своей жизни.

ИЛЛЮЗИЯ. С детских лет Кассандра ищет внимания и поддержки мужчин, вознося на пьедестал отца, умудряясь одновременно любить и ненавидеть, подчиняться, чувствовать себя жертвой и стремиться к свободе. Ведь с одной стороны вместе с родовым сценарием девочке передалась подозрительность и тревога по отношению к мужчинам, а с другой она хочет быть для отца лучшей женщиной, чем мама.

Ей хочется чувствовать от него заботу и в тоже время превратиться в активного мальчика, чтобы стать папиным любимцем. Повзрослев, она ищет мужа, который будет похож на отца, но даст то, чего не дала мать. Притом заботливый и милый ей неинтересен, а вот отвергающий и холодный — то, что нужно.

Зачем он ей? Чтобы не потерять иллюзию свободы. Женщина с комплексом Кассандры предрасположена к жертвенному поведению и провоцирует своего мужчину быть рядом с ней черствым, бездушным, жестким и жестоким. На самом деле она отображает материнское представление о мужчине, которое вербально и невербально передается дочери в процессе воспитания. Горькая правда в том, что даже самый чуткий и заботливый мужчина рядом с Кассандрой превращается в бездушного монстра.

 



Берт Хеллингер: Тот, кому дали свыше меры, уйдет из отношений

Некоторые люди любят вас только тогда, когда вы перестаете их любить

 

 

ГДЕ ВЗЯТЬ ТЕПЛО?

Истеричкам очень не хватает тепла. И брать его надо там, где дают. Страшно взять у мужчины — берите у подруг. Получается создать теплые отношения на работе — замечательно, появился душевный друг — прекрасно, нашли поддержку в вере — ура! Этого вполне достаточно, чтобы выжить, если нет желания ничего менять. А вот чтобы измениться, надо прожить травмирующие ситуации под наблюдением специалиста. опубликовано  

 

Автор: Юлия Юлаева

 



Источник: gestaltclub.com/articles/stati/obshchaya-psikhologiya/5366-pochemu-devochki-stanovyatsya-isterichkami-i-kak-s-etim-zhit