Locavores: где родился — там и ешь

Поделиться



Сложная экологическая, политическая и экономическая ситуация на планете стимулирует человечество кооперироваться в движения с благими намерениями: защитить, сохранить, восстановить, повернуть время вспять.

В числе гуманных пищевых режимов – локаворез, принципы которого рекомендую взять на вооружение каждому, кто с заботой относится не только к своему здоровью, но и к экономике страны. «Local wares» – для адептов ЗОЖ и настоящих патриотов.





Локаворез: патриотическое и экологическое питание

 

О том, что огурец с грядки полезнее своего пупырчатого брата из супермаркета, известно каждому. Согласно принципам локаворез, огурец с грядки полезнее авокадо.

Это в частности, а в общем – любой сезонный местный продукт отличается большими конкурентными преимуществами в сравнении с любым другим продуктом, доставленным из экзотического далеко.

 

Официальная дата рождения движения «local wares» – 2005 год. Авторами «патриотической» системы питания принято считать четырех американок из Сан-Франциско, которые, эксперимента ради, вознамерились в течение месяца не употреблять продукты, доставленные из других штатов. Продуктовые корзины активистки заполняли на региональных фермах и обнаружили, что такое питание не только положительно влияет на экологию и экономику, но и оздоравливает и стройнит.

 

К 2007 году слово locavores пополнило лексический словарь людей, принципиально и сознательно относящихся к тому, что кладется в рот. Мое знакомство с модным трендом состоялось куда позже, в 2014 году.

Переросло ли оно в близкие интимные отношения? Отнюдь. Увы или к счастью, в моем рационе по-прежнему присутствует арабский кофе, китайский чай, калифорнийский миндаль, иранский изюм и другие заморские яства.

 

Как стать локавором: правила

 

Стать локавором не составит труда. Переход на продукты местного производства – первый и главный шаг на пути к оздоровлению тела и процветанию региональной экономики.





Инструкция:

1. Очертите вокруг своего дома окружность радиусом 100-150 км, на очерченной территории познакомьтесь с фермерами и станьте их почетным клиентом, о супермаркетах – забудьте.

2. Если местное региональное фермерство не может удовлетворить все ваши нужды, внимательно читайте упаковки – греча зачастую сделана в Китае, макароны – из итальянской пшеницы и пр., коллекционируйте информацию о местных производителях.

3. Из рациона исключите чай, кофе, бананы и другие иноземные продукты (заваривайте мяту, мелиссу, ромашку).

4. Заведите календарь сезонных продуктов, отслеживая по нему время появления фруктов и овощей на рынке.

5. В барах и ресторанах заказывайте местное пиво и вино, терзайте официанта, чей картофель так аппетитно зажарен и пр..

6. 100% локаворство – это уже религия, не перегибайте палку, 90% более чем достаточно, оставьте открытой форточку в Европу (Азию, Африку, Америку), чтобы не утратить интерес к новому и неведомому.

 

Преимущества питания локаворез:

 

  • вы автоматически перестаете употреблять консерванты, красители и другие вещества, продляющие срок хранения и эстетичный внешний вид продукта;
  • вы проявляете экологическую сознательность и заботитесь об окружающей среде, ведь длительная транспортировка продуктов негативно влияет на планету и повышает «экологический след», который и без этого чудовищно высокий;
  • вы не только поддерживаете местную экономику, но и стимулируете развитие малых фермерских хозяйств;
  • вы возрождаете традиции местной кулинарии – заваривая травяной чай, приготавливая драники;
  • вы наслаждаетесь вкусом, получаете все питательные вещества и экономите средства.




Говорят, мы генетически настроены на употребление той еды, которой питались наши предки. Говорят, с растениями и животными, растущими и живущими по соседству, мы имеем много общего. Неестественная для нас еда негативно влияет на здоровье, а последствия могут быть самыми драматическими – от аллергий неясной этиологии до раковых опухолей.

К слову, совсем недавно французские ученые обнаружили любопытный факт: в желудке японцев и на водорослях нори живут одинаковые бактерии. За тысячелетия употребления морской еды организм филигранно настроился на ее переваривание и усвоение. Оставьте суши-рестораны японцам, бронируйте места в национальных заведениях.

 

Быть благодарным Земле…

 

Локаворством, так или иначе, пронизана жизнь каждого сознательного человека. Покупка продуктов у бабушек – неотъемлемая часть быта каждого из нас. Я – сторонник компромиссов (за исключением вопроса потребления продуктов убойного происхождения).

  • Все, что можно купить у фермера – покупаю у фермера.
  • Все, что требуется для ублажения подсознательного (кофе, шоколад, соус песто)  приобретаю, ничтоже сумняшеся, в супермаркете.
 

Вопрос, безусловно, спорный. Но я уверена, что в случае особой нужды переход на «патриотическое» питание не станет для меня шоком и ужасом. Тем не менее сейчас позволю себе продолжить потакание «пагубным» привычкам.

 

Также интересно: 3 правила перехода на питание живой растительной пищей  

Лео Бабаута: Чем заменить вредные продукты питания в своем рационе

 

В заключение – вопрос истым локаворам: как поступить при смене ПМЖ – перейти на другую национальную кухню и подвергнуть здоровье рискам от «негенетического» питания или же остаться верным традициям и покупать «генетические» продукты на чужбине, зная, какой путь они преодолели и какой урон экологии нанесли? опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.live4ever.ru/locavores.html

Секрет счастливой жизни

Поделиться



Доктору и фермеру Юрию Шарец 70 лет, выглядит он  на 50, а чувствует себя – на 30. В чем его секрет?

Юрий Шарец уверен, что новую жизнь можно начать и в 60, и в 70 лет, главное – правильный настрой.

Юрию Данииловичу хочется верить – у него, семидесятилетнего, растет маленький сын. Жена Нина получила второе высшее образование в 51 год. Между лекциями, отлучалась покормить малыша. И диплом получила – красный. Оба родителя – стройные, энергичные, легкие на подъем. Понять, как живет эта семья, – все равно, что раскрыть секрет вечной молодости. Раскрываем.





Их решение

Наверняка вы слышали о людях, которые решились переехать из города в деревню и нашли там свое место в жизни. Юрий и Нина покинули российскую столицу ради белорусской глубинки. Сейчас они живут в деревне Стрелово, выращивают голубику и признаются, что никогда не были счастливее. Зачем успешный врач-генетик и художница так круто изменили свою жизнь?

Юрий: Как правило, люди решаются на подобный шаг, если у них есть хорошая материальная база или дополнительный заработок. Я же приехал в Белоруссию с одним долларом в кармане.

По образованию я врач-генетик, кандидат медицинских наук. Работал по специальности 17 лет, за это время, помимо практики, организовал три уникальных учреждения – Всесоюзный центр брака и семьи, консультацию «Брак и семья», Центр профилактики алкоголизма и наркомании. Мы сделали первый в СССР телефон доверия для подростков, страдающих от той или иной зависимости.

Началась перестройка, дотаций от государства больше не было, надо было думать, как заработать. Мне это очень не нравилось – я все-таки врач, а не коммерсант. Я не хотел обманывать пациентов, вымогая деньги за процедуры или таблетки, которые им не нужны – к сожалению, тогда многие так поступали. Возник вопрос: что делать дальше?

В 1996 году поехал в Польшу и впервые купил в магазине голубику. Раньше я таких ягод не видел. Они меня поразили – особенно цветом. Я заинтересовался, кто это производит. Оказалось, молодые люди – учителя, им одна женщина подарила 17 гектаров под Варшавой. Приехал к этим фермерам, начал обо всем расспрашивать. Они добились успеха за несколько лет, причем без помощи государства. И я решил: буду выращивать голубику! И людям польза, и сам займусь интересным делом.

Садовая голубика.  


  Захотел организовать ферму на родине отца, в Белоруссии. Нашел несколько толковых людей, вместе начали осваивать новое дело. Спасибо немцам – нас три года подряд приглашали на специальные курсы в Германию, бесплатно дали технологию, посадочные материалы.

Здесь, в Стрелово, было поле, которое когда-то закладывалось как голубичное, я взял его в аренду. Пришлось прокладывать провода, свет проводить, дорогу ремонтировать, покупать новые кусты. Сначала нанял управляющего, приезжал сюда наездами. Но только спустя через 10 лет, когда мы переехали сюда окончательно, все пошло как по маслу.

Нина: Разговоры о том, чтобы переехать за город, мы вели давно, но все не решались. А в 2010 году узнали, что у нас должен появиться малыш. Мне было 45 лет, а Юрию – 64. Это было счастье. В Москве тем летом начались пожары, и мы решили уехать на время сюда. Я еще не знала, что мы не вернемся, строила какие-то планы. Когда родился Давид, мы поняли: надо оставаться.

Я по образованию художник, но всегда очень любила растения, понимала их, мне хотелось иметь свой сад. У нас с родителями был дом в Казани, у меня там был свой маленький участок. А здесь – простор, сажай, что хочешь. Когда Давиду было 11 месяцев, я поступила в Брянский аграрный университет, в этом году его закончила. Очень многому там научилась, это придало уверенности в себе.

Когда пожила в Москве и покупала еду в супермаркете, а потом переехала в деревню, поняла, что городская еда очень сильно отличается от той, которую вырастили сами.

В своей я уверена.

Мы приехали сюда – плантация заброшена, растения болеют, плохо плодоносят. Местные жители говорят: «Надо использовать химию, иначе участок не поднять». Но я химии в Москве наелась, мне хотелось все сделать по-другому. Начали сами срезать больные ветки – каждый день. И потихоньку, за два года, восстановили плантацию. Кроме того, решили мульчировать землю соломой. Приезжал к нам фермер из Польши – один из крупнейших производителей голубики в мире, у него 300 гектаров земли. Говорит: солома – плохой выбор, корни будут весной загнивать. Но у него глинистая земля, а у нас песок. Солома нам подходит, она долго держит влагу. А местному колхозу как раз надо было вывезти куда-то солому с поля. Мы и взяли, 300 грузовиков привезли! Результат получился отличный. Но, конечно, природа не дает расслабляться – то заморозки, то аномальная жара. Постоянно надо за всем следить.





Их эксперименты
Работа на ферме требует решения самых разных задач. К этому семья подходит нетривиально. Ну вот, к примеру, задачка. В аренде у Юрия и Нины – 23 гектара земли, голубика пока растет только на 6 гектарах. Как обработать остальную землю, заросшую сорняками, не используя химии? Пустить козлов в огород — лучший способ очистить землю от сорняков.

  Нина: Один белорусский фермер рассказал нам, что козы могут съесть около четырехсот видов растений – от корня до макушки. Там, где у этого фермера выпас коз, больше ничего не растет. И мы решили: вместо того, чтобы использовать химию, лучше запустим на заросшие участки нашей фермы животных. Мы попросили у него молодых козлов в аренду. И нам хорошо, и ему выгодно – кормить не надо, у нас растительность буйная. Огородили участок земли, запустили десяток животных. Эксперимент только начался, пока козлы едят хорошо. Результат увидим в конце лета.

Их ферма

Дом для гостей оказался соломенным!

Нина: Соломенные дома прекрасно сохраняют тепло и позволяют экономить электроэнергию. Кроме того, у них выше пожароустойчивость, поскольку солома снаружи закрыта глиной с песком. Если строить соломенный дом самому, то он получится раза в четыре дешевле, чем, к примеру, кирпичный.

Юрий: Когда мы больше узнали о соломенных домах, то захотели построить такой у себя на ферме. В Минске встретились с Евгением Широковым – человеком, который занимается строительством экологичного жилья. Мы походили к нему на занятия, он помог нам организовать строительство, давал советы. Мы многому научились. Скоро начнем строить еще один соломенный дом – на этот раз большой, переедем всей семьей туда.

Соломенный дом стоит в 4 раза дешевле, чем кирпичный.


В гостевой дом иногда приезжают туристы – пожить на природе, поесть голубики, отдохнуть от города. Но агротруизм – отдельное направление, и наши хозяева признаются: пока у них нет времени заняться им по-настоящему.

Их философия

В компании Юрия и Нины мы провели два дня. Пришло время подводить итоги. Так в чем же, наконец, главный секрет молодости, неистощимой энергии, жажды жизни? Да, конечно: правильное питание, отсутствие вредных привычек, работа на свежем воздухе, жизнь в естественной среде. Однако хозяева голубичной фермы считают: главная тайна долголетия – не в этом.

Юрий: Знаешь, почему садовники живут дольше всех? Садовник хочет увидеть плоды своей работы. Посадил сад – и ждет, что с ним будет через 20, через 30 лет. Его сад – это локомотив, который тянет его в будущее. Такой психологический настрой помогает долго жить. Карл Густав Юнг как-то сказал: «Надо всегда жить с ощущением, что вам осталось еще полвека». И лично я намерен прожить еще полвека. Нина: По этому поводу есть и другая хорошая фраза: «Дело и дети продлевают жизнь».

 

P.s.И помните, всего лишь изменяя свое потребление мы вместе изменяем мир! ©

Источник: lavkagazeta.com/fermery/recept-molodosti/

Что должен знать фермер, чтобы получить деньги от государства

Поделиться



О том, что наше государство выдает гранты на развитие сельского хозяйства, слышали многие. Но не все знают, как эти гранты получить.

Мы решили разобраться, какие программы господдержки существуют и что нужно сделать, чтобы принять в них участие.

























опубликовано  

 

Также интересно: Ферма для будущего  

Зепп Хольцер — интеллектуальное земледелие

 



Источник: lavkagazeta.com/fermery/chto-dolzhen-znat-fermer-chtoby-poluchit-dengi-ot-gosudarstva/

Лысина — не только признак гиперсексуальности!

Поделиться



Говоря об облысении, чаще всего, имеют в виду появление лысины на голове. Облысение, или выражаясь научным языком, алопеция, это, как правило, удел мужчин и уже давно подмечено, что с возрастом лысина «занимает все новые территории» на голове.

Пожилыми людьми выпадение волос воспринимается как должное, но облысение среди молодых причиняет много страданий и вызывает чувство дискомфорта.

Ученые, занимающиеся проблемой выпадения волос на голове стараются успокоить лысых заявляя, что лысые мужчины имеют преимущество перед остальными, так как они за «потерю волос вознаграждаются» гиперсексуальностью, а потому имеют больший успех у женщин в качестве любовников. 





Специалисты полагают, что в появлении лысины виновны мужские половые гормоны андрогены, повышенное содержание которых и вызывает выпадение волос на голове уже в молодости. Впрочем, андрогены не единственная причина облысения: радиация, стресс, плохое питание, лекарства — также могут поспособствовать в превращении некогда пышной шевелюры в редкие пряди волос. Явление же гиперсексуальности у лысых мужчин исследователи также связывают с высоким уровнем мужских гормонов в крови. 

Связь облысения с действием гормонов удалось подметить доктору Гамильтону в 1942 году, а до этого времени причина появления лысины оставалась загадкой.

Некоторые народы Азии полагали, что лысина заболевание заразное и старались подальше держаться от лысых, а в Европе облысение связывали с длительным ношением головных уборов. О способах излечения от лысины ходили уже совсем фантастические слухи и медики уверяют, что им известен случай, когда волосы на голове вновь отрасли. 

В Англии некогда жил фермер, и, как всякий уважающий себя аграрий, он имел корову. В то время как он загорал на солнце, корова щипала траву на лугу и изредка, неизвестно по каким соображениям, лизала лысину своему хозяину. После нескольких месяцев подобных «лечебных» процедур внимательный фермер заметил, что волосы на голове вновь начали расти. На первый взгляд эта история может послужить основой для диснеевского мультфильма, однако ученые нашли научное объяснение этому чуду: полезные растительные вещества содержащиеся в траве и ферменты коровьей слюны оказывали лечебное действие и стимулировали рост волос на голове. 

Недавно ученые обнародовали данные, что лысина не только признак гиперсексуальности, но и может быть показателем возможных заболеваний сердца. И в зависимости от места появления лысины на голове специалисты выделяют различные виды облысения.

  • Первую группу мужчин составляют те, у кого линия волос отступает ото лба, и по данным ученых они не больше подвержены сердечно — сосудистым заболеваниям, чем обладатели пышных шевелюр. Однако по другим источникам у мужчин, входящих в эту группу, риск развития сердечно — сосудистой патологии все же выше, но не более чем на шесть процентов.


  • Мужчины, относящиеся ко второй группе, имеют среднюю степень облысения, что соответствует небольшому количеству волос на макушке и по бокам головы. Вероятность развития инфаркта у этих мужчин в полтора раза выше, нежели у людей первой группы.
 

  • Оставшуюся часть составляют лица, у которых макушка полностью облысела, а по бокам еще есть небольшое количество волос. У них приступы случаются в три с половиной раза чаще. 




Ученые полагают, что причина развития инфаркта, так же как и появления лысины, является повышенная выработка мужских гормонов тестостерона и дигидротестостерона. В доказательство ученые приводят данные статистики: уровень этих гормонов в крови значительно выше нормы более чем у семидесяти пяти процентов облысевших инфарктников.

В коже головы и других тканях сосредоточено огромное количество рецепторов к тестостерону, что говорит о большой чувствительности этих участков к нему, поэтому в случае гормональных колебаний возможны различные реакции со стороны организма, например, выпадение волос, подъем артериального давления, повышение уровня холестерина в крови и другие.

Оценивая уровень артериального давления и концентрацию холестерина можно судить о развитии патологического процесса в сердце, например, у лиц третьей группы, имеющих данные отклонения, риск развития инфаркта возрастает до ста семидесяти восьми процентов. 
 

Конечно, выпадение волос — не причина инфаркта, а потому избавляться от лысины, чтобы «уйти от инфаркта» бессмысленно. Пересадка волос, вживление искусственных имплантатов, крема и мази, возможно, помогут улучшить внешний вид, но вряд ли стоит ожидать от них благоприятного эффекта на сердце.

 

Также интересно: Мужское облысение: лечим народными средствами  

Как остановить выпадение волос: СУПЕР эффективные средства

 

Пожалуй, наиболее радикальным методом будет восстановление нормального баланса гормонов в организме мужчин, страдающих облысением, хотя, как знать, может лучше проигрывать мужчинам с пышной шевелюрой по красоте, но выигрывать в другом. Ведь довольно много известных людей были лысыми, и лысина им нисколько не мешала, а может даже и помогала.опубликовано 

 

Автор: Константин Грищенко

 



Источник: ill.ru/news.art.shtml?c_article=292

Креативное озеленение и трогательная история любви аргентинского фермера

Поделиться







        В далёких аргентинских пампасах расположился невероятный лес в форме гитары. Более 35 лет назад аргентинский фермер из округа Хенераль-Лавалье Педро Урета потерял свою жену, которая страдала аневризмой головного мозга. Опустошённый потерей дизайнер Урета решил создать необычный памятник, который увековечил бы его супругу, а в качестве формы воплощения выбрал гитару – самый любимый музыкальный инструмент своей жены. Правда, памятник воздан не из гранита или мрамора, а из пышной растительности.





        Креативное озеленение Урета простирается почти на милю и выполнено из цветущего эвкалипта, из которого создана ручка необычной гитары, и пышных кипарисов, которыми очерчен силуэт инструмента.





        Идея создать необычный памятник принадлежит супруге Урета – Грасиэле. Как-то, пролетая над пампасами, она увидела силуэт, который напомнил подойник. Вернувшись домой, Грасиэла предложила создать собственное дизайнерское поле – уж очень ей понравилось такое творческое озеленение.





        К сожалению, супруги были заняты домашними рутинными делами, и так и не нашли возможности реализовать свой проект. А в 1977 году Грасиэла умерла, и казалось, что её невероятная идея умерла вместе с ней. Однако, Педро Урета решил воплотить мечту своей покойной супруги и всё свободное время посвящал посадки и выращиванию деревьев в форме гитары.

        Сегодня каждый, кто пролетает над пампасами в районе ранчо Педро Урета может насладиться по истине феерическим зрелищем. Сам дизайнер, к сожалению, видел свой творение только на фотографии – всё дело в том, что он боится самолётов.

Источник: /users/78

ГМО-кукуруза появится в Евросоюзе

Поделиться



        Европарламент проголосовал за выращивание на территории стран ЕС генетически модифицированной кукурузы. Теперь здешние фермеры могут выращивать вид кукурузы «Пионер 1507» американской компании Du Pont and Dow Chemical. 19 из 28 министров Совета Евросоюза сочли это решение неправильным, но по системе голосования, их возражений не хватило. 





        Еврокомиссар по здравоохранению и защите прав потребителей Тонио Борг сообщил, что раз при голосовании не набрали квалифицированного большинства по вопросу, который касается запрета, то Европейская комиссия вынуждена одобрить предложение.

        Читайте также: В России разрешили выращивать ГМО





         Но не только политики против — европейская общественность также боится ГМО-продуктов. В Берлине проходила акция протеста «зелёных» против намерений Брюсселя. ЕС продолжает настаивать на стандартах безопасности, которые проходит ГМО-кукуруза, и выгодах от выращивания этой продукции. Насколько успешно в коммерческом отношении будет решение Брюсселя, покажет время. Но известно, что многие потребители категорически против ГМО-продуктов в магазинах.

Источник: /users/413

Фермер из Пласта меняет артефакты каменного века на сельскохозяйственную технику

Поделиться





За много лет занятий земледелием в его уникальной домашней коллекции скопился целый мешок древних находок.

Каждую весну и лето Валерий Продулов выходит на своем тракторе в поле. И каждый раз удача поворачивается к фермеру лицом. Обрабатывая землю, он постоянно находит древние артефакты. Угодия Валерия Продурова одаривают его не только богатым урожаем, но и интересными находками.

— Когда обрабатываем, земля черная становится — все становится видно, а после дождя все чистое и лежит на поверхности. Останавливаешь трактор, выходишь, смотришь. Вот молоток нашел, вот древняя ложка, а вот толкушка — рассказывает «Хорошим новостям»
Валерий Продулов.

Благодаря артефактам Валерий Продулов серьезно увлекся историей и археологией. Изучив экземпляры своей коллекции он датировал их каменным веком. В основном, это изделия быта древних людей: толкушки, молотки, ступки. На некоторых из них даже сохранился уникальный орнамент, который не побледнел пролежав в земле долгие века.

Есть в коллекции фермера и совсем уникальные вещи. Например, посланец внеземных цивилизаций. Мужчина уверен, что увесистый камень, который тяжел не по размерам, есть ни что иное, как осколок метеорита, упавший несколько веков назад на место, где сейчас находится его поле. 

Но самой загадочной находкой в коллекции Валерия является увесистый камень со странным внутренним содержимым. На первый взгляд, он похож на полое яйцо. Очевидно, что внутри камня что-то есть. Одна из версий – это древний сейф. Возможно, древние люди таким образом прятали ценные для них вещи.

-Я думаю, что там бриллианты! Может быть, древние люди так прятали ценные камни? — рассуждает Валерий.

В музей свои находки Валерий отдавать не собирается и расстанется он с артефактами только в том случае, если появится возможность обменять их на новую сельскохозяйственную технику. Но это, говорит коллекционер, из жанра фантастики. Так что, все найденные экспонаты, скорее всего, станут семейными реликвиями.

 

Источник: globalscience.ru

Георгий Афанасьев: Меня укусил фермер

Поделиться



Британский дипломат Эрл Амхерст (1773-1857) говорил, что «существует три лёгких способа разориться: самый быстрый – скачки, самый приятный – женщины, самый надёжный – сельское хозяйство». Тем не менее фермерство является достаточно привлекательной нишей, в том числе и для «сторонних» людей. О том, как становятся фермерами, и какие идеи новые фермеры стараются воплотить в жизнь, мы выяснили на конкретном примере – в беседе с владельцем фермы «Лесные сады», руководителем Экспертного клуба промышленности и энергетики Георгием Афанасьевым.

– Георгий, расскажи, как ты пришёл к тому, чтобы стать фермером?

Я могу пошутить, сказав, что однажды «меня укусил фермер». Но процесс превращения в фермера произошёл не сразу: «вирус от укуса» проникал постепенно. Вот уже в течение семи лет я веду блог «Мегаполис и деревня». В нём в виде набора постов отражены все метаморфозы моего публичного, содержательного погружения в тему земледелия. Но поскольку человек я довольно осторожный и к любому делу готовящийся заранее, то изначально блог был закрытым и существовал только у меня на компьютере. В течение года я писал блогерские записки «в стол», и только потом вышел в публичную сеть.

В какой-то момент я осознал, что продолжая жить обычной жизнью, занимаясь консалтингом и предпринимательством, я подспудно начинаю принимать немного другие решения. В конце концов, это привело к тому, что я обзавёлся землёй площадью 124 гектара, и у меня появилось мычащее-кричащее хозяйство, сотрудники, техника. Зазор между достаточно философски настроенным городским жителем и фермером, который имеет оптимизм переехать на свою землю, исчез.

Предельный вызов для меня – это взять территорию в достаточно запущенном состоянии и привести её к желаемому виду. Образ того, как территория должна выглядеть по завершению над ней работы, для меня очень важен и связан с введённым мною понятием «креативная территория». Термин «креативная территория» обычно путают с термином «креативный город», определение которому дал Чарльз Лэндри. Вводя своё представление, Лэндри сделал акценты на вещах прямо противоположных тем, на которых акцентируюсь я. Когда вводилось понятие «креативный город», то делалась ставка на креативный класс, на творческие профессии, на их разнообразие, на свободный образ жизни и мысли. Я же, прорабатывая понятие «креативной территории», опирался на представление о том, что на территории возможны не только процессы ресурсоиспользования, но и ресурсопорождения, на которые мы чаще всего не обращаем внимания. Так устроена деятельность большинства: ресурсы берутся извне деятельности, продукты фиксируются, отходы выбрасываются куда-то наружу. Креативная территория – это территория, собирающая внутрь себя процессы, порождающие ресурсы, а не только их использующие и преобразующие. К слову сказать, города, которые нас окружают сегодня, и городские технологии – это машины по уничтожению ресурсов.

Я смотрю на территориальные комплексы с точки зрения того, сколько в них можно параллельно разместить процессов, порождающих ресурсы: воду, энергию, пищу, даже самого человека. Существует подтверждённое статистикой мнение, что города спроектированы таким образом, что в них падает фертильная способность человека. За пределами города она высокая, а в городах – низкая. Вывод напрашивается такой: это специально созданное пространство, в котором снижается рождаемость. Может быть, заполучить этот эффект изначально и не хотели, но он появился и зафиксировался. В моём представлении такая территория не может претендовать на статус креативной, даже если там будет креативный класс, потому что базовое воспроизводство здесь нарушено. Пример из биологии: многие животные не размножаются в клетках, некоторые не размножаются в узких клетках, рыба – в маленьких аквариумах.

– На чём ты основывался, подбирая территорию для фермы?

Мой взгляд на креативные территории – это выделение процессов, прирастающих в стоимости, развитие в себе умения размещать их на этой территории и способности перекидывать ресурсы из одного такого процесса в другой.

Большинство экономистов работают с дисконтированием и в 99% случаев это отрицательное дисконтирование. Они говорят: «Да, у нас есть некая ценность, но со временем она будет снижаться». Это не имеет никакого отношения к креативной территории. Объект, помещённый в неё, с каждым годом будет прирастать в стоимости как хорошее вино, сыр или дерево. Я столкнулся с тем, что умение видеть процессы прирастания стоимости и собирать их территориально вместе, объединяя, оказалось неосвоенным нашим поколением. Оценка эффективности деятельности сегодня построена на анализе короткого отрезка времени: если в начале пути ты потратил средства, а в конце ты получил больше, чем потратил – всё нормально, образовался положительный экономический эффект. Получается такой абсолютно вычурный экономический взгляд. Оценка будет положительная, даже если ты в этот период вычерпал всё, что в территории было, все её базовые ресурсы, которые даже невозможно возместить из твоей прибыли.



«Лишь на возделанной почве расцветают другие искусства. Поэтому фермеры – основатели цивилизации». Даниэль Уэбстер, американский политический деятель.

При проектировании креативных территорий я двигаюсь от интересов территории. Планирование осуществляю с точки зрения нарастания её плодородия как базовой ценности этой территории. Известна исходная цена за гектар. Как только я что-то сделал на этой территории правильно – цена повысилась. Не всякое действие на территории повышает её стоимость. Некоторые строят на своей территории дом, но в итоге не могут его продать с учётом вложенной стоимости. Потому что в таком комплекте и в такой архитектуре это никому не нужно.

У каждой территории можно подсчитать её биопродуктивность. Например, на условном гектаре земли можно вырастить 10 центнеров биомассы. Мы предпринимаем определённые действия, меняем дизайн биоценоза, и территория начинает создавать 50 центнеров. Примерно так же действуем и с остальными ресурсами, например, такими как вода. Большинство территорий дефицитны по фактору воды, они берут её либо из невозобновляемых артезианских скважин, либо из водозаборов крупных рек. Определённым дизайном водной системы можно переводить дефицитные по водным ресурсам территории в профицитные.

Почти 5 лет мы искали территорию, на которой сочеталось бы несколько факторов. Для меня было очень важно, чтобы был асфальтовый подъезд – я городской житель, езжу на городском автомобиле. На протяжении 200 метров вдоль территории проходит дорога, а в глубину территория моей земли на несколько километров уходит в лес. Лес закрывает с севера, огибая большие поля. Это важный момент, потому что кромка леса всегда богаче, чем глубина леса, и это хорошо освещаемое место. Вся территория сложена из неровностей: спусков и подъёмов. За счёт этого здесь есть ручьи, вода не собирается, как, например, в низине. Это место истока.

– Какие процессы на территории уже запущены?

Мы используем представление об управляемом агробиоценозе и дополняем его приставкой «антропо-». Обязательный элемент процессов земледелия, создания креативной территории – сам человек, «человек внутри конкретной территории». Земли, которые мы преобразуем, ранее были безлюдны, их обрабатывали работники совхоза. Моё утверждение состоит в том, что программа поддержки сельскохозяйственных территорий не может быть успешна, потому что она запрещает крестьянину жить на своей земле. Да, сегодня законодательно нельзя жить на сельхозземле. А в моём представлении человек, только живя на своей земле, начинает по-настоящему о ней заботиться. Например, если по земле бегают мои дети – они становятся заложниками ситуации, и я гарантированно не использую на этой земле пестициды. Просто потому, что они могут навредить детям, моей собаке, мне самому. Нужно обязательно жить в центре своей территории, ходить по ней, создавая «круги внимания», потому что если ты что-то не видишь лично, то это не подвержено твоему управлению и коррекции.



Ранее это были территории, используемые монокультурно. Мы восстанавливаем выпасное земледелие на территории, многие годы используемой только под зерновые культуры. Плодородие территории напрямую зависит от того, ходят ли по ней животные. То, что мы унаследовали – чернозёмы, серозёмы – было создано кочующими по степям животными, которые, поедая траву, оставляли улучшенные следы этой травы. Животные – это «машины» по созданию гумуса. Рассматривая варианты, мы отказались от стойлового скотоводства в пользу выпасного. Мы рассчитали, сколько животных могут кормиться на нашей земле и, соответственно, улучшать её. Например, одна корова – на 1,5 гектара; хотя на площади, требуемой одной корове, могут пастись 6 овец. В Египте, в Секеме, есть экопоселение, организованное по штайнеровским принципам. Они держат коров для того, чтобы они вырабатывали навоз. Они практически не пьют молоко, а навоз у них идёт для расширения площади самого Секема. Покупая примыкающие участки пустыни, первое, что они делают – закладывают его навозом. Дальше сажают травы, потом – кустарник, затем – крупные деревья, и в тени деревьев потом растет всё. Но всё начинается с коровы, потому что она оказалась той самой машиной, которая перерабатывает целлюлозу в удобрение. Так ни одна машина, созданная руками человека, сделать не может.



Здоровье – это ключевая функция территории. Если ты движешься правильно, по правильно организованной траектории – ты накапливаешь здоровье как один из видов ресурсов.

Проектируем нужные территории союзы организмов. Мы опираемся на представление о союзах живых организмов, сообществах, взаимоподдерживающих механизмах, аллелопатии. Союзы растений помогают друг другу, поэтому нужно создавать их на территории. Не нужно выращивать что-то одно.

Вместо «нормальных» полей, которые мы помним – плоских до горизонта, безо всякого разделения, мы сейчас формируем то, что описывается как агролесоводство. Агролесоводство – это объединение сельскохозяйственных и лесоводческих технологий. Вдоль полей мы сажаем энергетическую вербу (полосами шириной в 4 метра), которая выполняет десятки биоценозных функций. У нас очень сильные ветра в направлении запад-восток, эти полосы защищают от ветра и делают возможным земледелие на этой территории: не будь заграждений, растения бы высыхали. В этой посадке гнездятся птицы: певчие, перелётные. Птицы поедают насекомых, и нам не нужно использовать пестициды. Скошенная верба даёт огромное количество возобновляемого биоматериала. Европейцы раз в 7 лет её скашивают, заменяют плантацию, а вообще она до 21 года может возобновляться сама. Самые лучшие гибриды по энерговербе у них дают 115 тонн на гектар сырой массы, 35 тонн сухой массы. На таком фантастическом объёме котёл на щепе может год работать, отапливая несколько зданий. Такой пример я видел в Австрии. Три независимых здания, далеко расположенных друг от друга, питаются от одного котла, работающего на щепе, возобновляемом ресурсе, никакого газа у них нет. Мы под такое дело тоже выделили часть территории. Территория может и должна энергоресурсы производить. Европейцы сейчас на энергопосадки выделяют 5% территории, хотят довести норму до 7%. Они просчитали, что этого достаточно для обеспечения энергонужд хозяйства.



Как правило, заготавливается энергетическая верба методом скашивания и измельчения. Обычно работают две машины в паре. Одна срезает и мельчит ветки, а вторая подставляет кузов для сбора щепы. Урожай собирают раз в несколько лет, давая растению отрастать до 4-6 метров. На фото: сбор энерговербы в США.

– Насколько глубоко прорабатываешь экологическую цепочку от очень крупных организмов до очень мелких?

Посадить растение недостаточно, нужно ещё, чтобы были симбиотические микроорганизмы, которые войдут в корень, создадут уплотнение и будут заниматься фиксацией азота воздуха. Вместо десятков тонн удобрения на всю площадь можно использовать специальные бактериальные удобрения. Ими обрабатываются семена. У нас в основном используются прикорневые удобрения, а например, в Индии есть свободноживущие азотофиксирующие удобрения, которые могут несколько лет существовать в почве вне связи с растением, выполняя азотофиксацию.

Мне интересна нижняя граница исследования самого феномена жизни. Всем нам известен процесс фотосинтеза, при котором жизнь создаётся зелёным листом. А вот про эффект хемосинтеза, который был открыт русским учёным-микробиологом Виноградским, говорят мало, а многие о нём и вообще забывают. Это явление – зеркальное отображение того, что делается при фотосинтезе в зелёном листе. Это использование сложных химических связей микроорганизмами, когда при расщеплении химических связей берётся энергия без всякого солнечного света и создаётся белок – фактически тело самого микроорганизма. Это одна из альтернативных версий образования углеводородов. Да, какие-то сульфатные связи разрушаются, и этой энергии достаточно, чтобы нарабатывалась жизнь безо всякого света. Отсюда, кстати, очень много выводов. Например, такой тип жизни может создавать удобрения прямо в почве, за счёт расщепления подслойных пород. То есть если ты не убил разным способом эти микроорганизмы или смог их привнести, то значительное количество удобрений, нужных микроэлементов, могут создаваться прямо в почве за счёт выщепления. Есть целые исследования, показывающие, как растения помогают это делать. Растения по своему поведению проактивны. Известно, что растения отправляют к корням и выбрасывают в прикорневое пространство углеводы, нарабатываемые в фотосинтезе, на углеводах размножается определённый тип микроорганизмов, нужный растениям. То есть прежде чем что-то втянуть, растение сначала отдаёт. У растений в прикорневом слое всегда есть большое количество симбионтов, и это то, как выглядит плодородие. Когда говорят о приросте биомассы, считают только часть, полученную в результате фотосинтеза, а о хемосинтезе забывают.



Одним из самых известных симбиозов, который можно с успехом использовать в фермерском хозяйстве, является симбиотическая ассоциация мицелия грибов с корнями высших растений, или просто «микориза». Гриб получает от дерева углеводы, аминокислоты и фитогормоны, а сам делает доступными для поглощения и всасывания растением воду и минеральные вещества, прежде всего соединения фосфора. Кроме того, гриб обеспечивает дерево большей поверхностью всасывания, что особенно важно, когда оно растёт на бедной почве. Явление микоризы было впервые описано в 1879-1881 годах русским ботаником Францем Каменским.

– Расскажи о проекте, который ты запустил на ферме.

Мы взялись за ферму поневоле. Отправной точкой проекта стало желание выращивать полный набор продуктов для своей семьи. Мы установили для себя правило, что производим 50 видов базовых продуктов. При таком объёме возникают потребители на все отходы: на растительные остатки, которые можно скармливать животным, на навоз, который идёт как прекрасное удобрение, – возникает полное замыкание цепочки. Приведу пример, который всё прояснит. У нас в семье количество людей соответствует количеству курочек, которые отведены на ферме для нашей семьи. Курица несёт одно яйцо в день – человек съедает примерно одно яйцо в день. Человек производит 120 грамм кухонных пищевых отходов в день (шкурки, обрезки) – курица их съедает. Это идеально созданные друг для друга существа. Сколько миллиардов людей в мире, такое же число кур поддерживается постоянно.

Чтобы обрабатывать землю, содержать животных, пчёл, нам нужны были дополнительные потребители нашей продукции. Так возникла идея разделить расходы с другими горожанами. И мы придумали такую сделку: мы выращиваем качественные продукты для своей семьи, но мы выращиваем их в расчёте, что ещё 1000 человек будет их получать. Такой подход позволит получить всё это нашей семье. Потом встал вопрос: как оформить отношения с горожанами? Экономические отношения вокруг продуктов питания, сложившиеся через оптовые и розничные сети, здесь помочь не могли. Поэтому мы вышли на прямые отношения – контрактное производство, а именно – предзаказ с оплатой. Юридически схема следующая: я как сервис-центр обслуживаю заказ горожанина по производству для него еды, на его деньги, на своей территории, используя свои ресурсы. Первый вывод из этой схемы: я не имею право производить то, чего у меня не заказали. Обычно производят то, что может лучше здесь вырасти, что даст максимальный объём, а этого быть не должно. Второй вывод из этой схемы: мне незачем производить много. Мы установили планку – 1000 человек – именно столько людей по нашим расчётам могут прокормиться с этой земли без нарушения принципов её использования.

Продукты мы сформировали в корзины, которые доставляются еженедельно. Недельная корзина выглядит примерно так: 10 килограмм продуктов, среди которых есть мясо, яйца, молочные продукты, сбалансированный набор овощей, фруктов, зелени. Вид мяса чередуется: птица, перепёлка, баранина, говядина. Мясо у нас есть круглогодично – с этим сегодня никакой проблемы нет. Что касается овощей, то многие из них хранятся длительное время, причем хранятся без всяких наворотов, по старым технологиям – в буртах. В земле вырывается длинная траншея глубиной 1-1,5 метра для защиты от мороза; в неё аккуратно, не побив, складываются овощи. Сверху всё это закрывается. Поэтому зимой и весной у нас есть свежие овощи. Существуют, конечно, и новые технологии – специальные хранилища с кондиционируемым воздухом или даже с газоизменённым составом, где больше азота и углекислого газа.



 



Всё это собирается в общую концепцию – food forest. Мне очень симпатична идея организации сообществ на территориях типа лесных – они продуктивные, но без сильного вмешательства человека. Это сообщество исходно искусственное, но потом оестествлённое до такого состояния, при котором оно длительное время способно жить самостоятельно: заложенные в него принципы чередования, взаимопомощи работают без участия человека. И название нашей фермы – «Лесные сады» – как раз отражает идею food forest.



– С точки зрения бизнеса насколько это прибыльно?

Наш проект легко считается. Стоимость годовой подписки 59 тысяч рублей, у нас тысяча заказчиков – это оборот 59 миллионов. С точки зрения старой экономической оценки в первые два года это дело убыточно, то есть многое финансируется из своего кармана. Мы фактически платим не маркетинговому агентству, а платим сразу потребителю за его доверие к нашему проекту. Горожане, вступившие в кооператив «Лесные сады», получают дешевле еду такого качества, которую вообще нельзя купить в магазинах. Как бы покупаем их лояльность, передавая ценный продукт дешевле, чем он стоит.

В развитом виде, когда инфраструктура у фермы сформирована полностью, должна быть возможность 30% бюджета отправить на развитие: на сбор лучших генов на своей территории. Если говорить о роли человека в природе, то она, на мой взгляд, довольно простая. Человек немногое может сделать. Но человек может собирать лучшие гены животных, насекомых, микроорганизмов, деревьев, трав. От земледельца зависит – будет находиться на этой территории что-то посредственное или лучшее в своем генетическом представлении. Это как разница между кислым яблоком и антоновкой. Занимать дерево может одно и то же место, но будет давать разные ресурсы.

– Деятельность, которую ты ведёшь, она масштабируема, тиражируема?

То, как сейчас она придумана – не масштабируема, но тиражируема. Если количество подписчиков превысит допустимую нами норму, то потребуется другая такая же территория. А я могу выступать в роли держателя технологии, консалтера – в передаче, в трансфере этой технологии, в обучении.

Я поясню на простом примере: человек съедает килограмм еды в день, и это не масштабируется. Можно заставить его съесть полтора, два, но это ненадолго. В этом смысле бизнес продуктов питания обречён перераспределяться. Сегодня идёт перераспределение со сдвижкой потребителя от индустриально произведённых питательных масс к органически созданной еде.

– В чём, по-твоему, будущее рынка продуктов питания?

Моё предчувствие – что светлое будущее состоит в максимально близком производстве еды к месту постоянного проживания человека. Производство еды в городе – это городское фермерство. Городское фермерство в новых, зелёных городах, в которых не встаёт вопрос о том, что нельзя съесть выращенную у дороги или во дворе ягоду. Это как бы анти-тенденция тому, что я сейчас делаю. Но я хочу построить систему так, чтобы мы и этот будущий цикл индустрии продуктов питания могли поддерживать, потому что нужна передача знаний, передача элитного материала, передача комплекса технологий.



P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: erazvitie.org/article/mnja_ukusil_fermer

Репортаж из Китая: история фермера, который мыслит столетиями

Поделиться



Танцы народности лису в деревне Лимин. Красиво, весело, задорно. Правда, сперва мы подумали, что артисты танцуют для местных жителей, но гид сообщил, что представление проводится, в первую очередь, для китайских туристов. Зрители вместо того, чтобы хлопать в ладоши, стучат деревянными кирпичами по столам, за которыми они сидят.



Это место в провинции Юньнань называется первым поворотом Янцзы. Севернее его находится национальный парк «Три параллельных реки», в котором три крупнейшие реки Азии — Янцзы, Меконг и Салуин — текут практически параллельно с севера на юг. Но здесь, в местечке Шигу, Янцзы меняет направление течения почти на 180 градусов и начинает течь на север, тогда как Меконг и Салуин продолжают течь на юг и вскоре покидают Китай. Янцзы же — самая длинная река Евразии, — попетляв в Юньнане, начинает течь на восток и связывает собой весь Китай. На самом востоке страны, в районе Шанхая, Янцзы впадает в Восточно-Китайское море.Фото: Андрей Каменев







Команда российского National Geographic совместно с представителями Clarins отправилась в китайскую провинцию Юньнань для съемки проекта о сохранении биоразнообразия. Читайте новый репортаж и смотрите фотографии.


Если китайский Куньмин, о котором мы рассказывали ранее, — «город для жизни», то наша следующая остановка на пути — старинный город Лицзян — «место для отдыха».




В новом Старом городе Лицзяна, который построили для того, чтобы многочисленным туристам здесь было не слишком тесно, гудит веселая, праздная жизнь. Открыты многочисленные рестораны, повсюду продают сувениры, играет живая музыка. В отличие от других популярных туристических мест, тут не слышно иностранной речи, а продавцы сувениров теряются, когда у них по-английски спрашивают цену. Похоже, что 99,9% отдыхающих в Лицзяне — китайцы. Иностранных туристов мы встретили здесь только однажды — это была группа туристов из Южной Кореи.




Китай в плане туризма самодостаточен. Есть немало стран, где рост или сокращение числа иностранных туристов могут заметно сказаться на экономике. Но в 1,4-миллиардном Китае прекрасно развит внутренний туризм, и те, кто прилетает сюда из-за границы, погоды не делают. Поэтому ставка везде делается на соотечественников.




Например, путешествуя по окрестностям Лицзяна, мы заехали в громадный роскошный буддистский храм. У входа я стал искать информацию на английском, но нигде не нашел ни слова на латинице. Название монастыря — Чжи Юнь (Zhi Yun) — удалось узнать только у гида. У входа в монастырь я привлек внимание двух местных девушек. Они попросили сфотографироваться с ними, а потом одна из них, задорно смеясь, выложила сделанное фото в какое-то мобильное приложение вроде заблокированного в Китае Инстаграма. «Смотрите, какое чудо забрело в наши края», —остается только предполагать, что означали иероглифы в подписи к фотографии.





Три дня мы провели в деревне Лимин, из которой выезжали для посещения местного национального парка Лаоцзюньшань и расположенных неподалеку деревень, участвующих в проекте Clarins. И каждый день находили подтверждения мнения о том, что Китай — страна контрастов. Например, во время прогулки по национальному парку нас впечатлил «Wi-Fi от Бога»: обычно в таких природных местах не работает даже обычная мобильная связь, а здесь практически в каждой точке маршрута ловился Wi-Fi. В деревнях же сохранился достаточно патриархальный уклад, хотя в техническом плане здесь заметен большой прогресс — появилось электричество, были построены шоссейные дороги, появились школы.

Кто-то из присутствующих спросил руководителя общины фермеров деревни Лигуан, почему он не хочет переехать в город, как многие другие. Ответ оказался прост: «Тут я предоставлен сам себе весь день, а в городе моим будет лишь время еды и сна».




Запомнилась история мистера Ли, фермера из деревни Мэйлэ. В юности он оставил свою деревню, чтобы получить среднее образование (в его деревне была лишь начальная школа). Затем стал учителем младших классов в той же школе, где учился. Но когда в школу стали все чаще приходить педагоги с высшим образованием, мистер Ли начал сомневаться в правильности выбранной профессии. Он решил оставить школу и уехал в город в поисках новой профессии. Ли попробовал себя на разных работах, но все было не тем. Он вспоминает о «худшей работе в его жизни», когда ему приходилось выполнять чрезвычайно сложную физическую работу и зарабатывать за это около 20 юаней в день (около 200 рублей). Содержать жену и двоих детей на эти деньги было проблематично. Тогда он решил вернуться в свою деревню и стать фермером. Осуществив это, Ли нашел не просто дело по душе, но и новое призвание. Вернувшись домой, он обратил внимание, что в деревне и ее окрестностях больше не встретить юньнаньскую торрею (Torreya fargesii var. yunnanensis) — хвойное дерево семейства тисовые, эндемика Центрального и Южного Китая.


 Оказалось, все росшие здесь торреи были вырублены заезжим бизнесменом: их древесина была ценным материалом. Другие пострадали от рук самих фермеров — это был простой способ заработать хорошие деньги. Тогда мистер Ли задался целью восстановить популяцию этого дерева, но никак не мог прорастить семена. Наконец, ему улыбнулась удача: пять лет назад у него взошли первые торреи. А сравнительно недавно о стараниях мистера Ли узнали представители Clarins и решили поддержать его начинание. Сейчас у мистера Ли целое поле отведено под саженцы торреи. Прибыль от этого проекта смогут получить только внуки Ли: торреи растут медленно, плодоносить начнут лишь через полвека, а использовать их древесину можно будет только через столетие. Но мистера Ли это не смущает, он мыслит масштабно — столетиями. Кроме того, около 40% саженцев он планирует высадить в лес, чтобы помочь восстановить этот исчезающий вид дерева.





Знакомство с мистером Ли в каком-то смысле раскрыло нам глаза. Стало ясно, что местные фермеры могут, помимо всего прочего, помогать природе, а деревенский быт оказался совсем не таким мрачным, каким был в старые времена. Рассказывали, что некоторые фермеры народности лису в былые годы коротали свои дни в обстановке лени, пьянства, безденежья и бесправия женщин. Мистер Ли произвел впечатление счастливого деятельного человека с горящими глазами.



На обратном пути из Китая мы вновь погрузились в атмосферу контрастов. По дороге в Лицзян мы видели солнечные батареи, вырабатывающие электричество для одной из деревень, но в той же деревне обогнали машину с чадящим мотором. Вечером в деревенском кафе вдесятером вкусно поужинали на 160 юаней (около 1600 рублей), а на следующий день в одном из кафе аэропорта Лицзяна поражались цене на капучино — 60 юаней (600 рублей). В «чайном» Китае кофе — редкость, но все равно такой ценник удивляет. В деревне Лимин мы встретили простых людей, ведущих скромную жизнь, а в Лицзяне наш микроавтобус парковался по соседству с Rolls-Royce Phantom. По пути в Пекин из Лицзяна, окидывая взглядом сидящих рядом с нами китайских девушек, я заметил у каждой из них белый iPhone 6. Настоящий. Не поддельный.




По итогам нашего путешествия в журнале и на сайте будет опубликована статья о биоразнообразии Юньнаня и о социальном проекте, реализуемом в провинции при участии Clarins. А пока смотрите фотографии из поездки.  опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и во ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках 

Источник: www.nat-geo.ru/planet-clarins/530921-reportazh-iz-kitaya-istoriya-fermera-kotoryy-myslit-stoletiyami/

Органические фермеры зарабатывают намного больше денег, чем обычные

Поделиться



Результаты нового исследования показали, что доходность органических ферм на 20-35% выше обычных и это может стать ключевым факторов в выборе методов выращивания продукции в ближайшее время.

Есть много причин покупать органические продукты: это и сокращение воздействия пестицидов, смягчение загрязнения окружающей среды, улучшение качества почвы, помощь в опылении, употребление богатой питательными веществами еды. Оказывается, есть еще одна причина, чтобы купить органические продукты — это побольше денег для фермеров. Покупки напрямую помогают фермерам лучше жить.



Новое исследование под названием «Финансовая конкурентоспособность органического сельского хозяйства в глобальном масштабе» показывает, что органическое сельское хозяйство является на 22-35% выгоднее, чем традиционное фермерство.

Анализ охватывал финансовые показатели органического и обычного сельского хозяйства из 40 исследований по 55 культурам, в 14 странах на пяти континентах — в Северной Америке, Европе, Азии, Центральной Америке и Австралии.

«Мы обнаружили, что, несмотря на более низкие урожаи, органическое сельское хозяйство значительно выгоднее, чем обычное сельское хозяйство, и имеет возможности для расширения в глобальном масштабе. Кроме того, с его экологическими преимуществами, органическое сельское хозяйство может внести большую лепту в устойчивое развитие и накормить мир»,- утверждается в исследовании.

Это происходит в то время, когда все наши фермеры в большой финансовой беде и более половины из них постоянно нуждаются в банковских кредитах и государственных субсидиях.

«Органическое земледелие может обеспечить фермеров значительно большим доходом, и это хороший стимул отказаться от обычной практики обработки земли», — заявляет Лаура Batcha, исполнительный директор торговой ассоциации Organic.

Органические продукты всегда стоят дороже и большинство потребителей знают об этом. Однако, исследование показало, что органическим фермерам нужно инвестировать только на 5-7% больше, чтобы соответствовать доходности традиционного сельского хозяйства. Но при этом спрос на натуральные продукты значительно выше и это дает возможность зарабатывать на 22-35% больше.

Хотя органическое сельское хозяйство быстро растет, в настоящее время оно занимает лишь 1% мировых пахотных земель. Это говорит скорее о том огромном потенциале, который может быть использован в ближайшее время с пользой для планеты и с выгодой для наших фермеров.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Однокласниках

 

Источник: www.ecology.md