Мозг решает, не спрашивая человека

Поделиться



Люди лишь по той причине считают себя свободными, 

что свои поступки они сознают, а причин, их вызвавших, не знают. 

Спиноза 

 

Существование свободы воли — одна из важнейших неразрешенных проблем философии со времен античности. Принимаем ли мы решения сознательно, или, возможно, наш выбор осуществляется без участия сознания задолго до того, как мы его осознаем?

Иммануил Кант включил проблему свободы воли в число своих антиномий — вопросов, ответы на которые лежат за гранью возможного познания. Но ученые не боятся сложных задач, в которых не преуспели философы. Изучению свободы воли посвящены сотни экспериментальных работ психологов и нейрофизиологов, и, похоже, ответ найден: причиной наших поступков не является сознательный выбор.





Одним из ведущих специалистов в данной области является профессор психологии Гарвардского университета Даниэл Вегнер, который обобщил имеющиеся экспериментальные данные в монографии «Иллюзия сознательной воли». Как следует из названия труда, Вегнер приходит к выводу, что свобода воли — иллюзия.

Свобода воли не является причиной наших действий, но сопутствует им так же, как сигнал разряженного аккумулятора на экране мобильного телефона сопутствует разрядке аккумулятора, но не является причиной разрядки. Это лишь ощущение, которое позволяет отличить действие, выполненное нами, от процессов, не зависящих от нас.

Когда мы совершаем желаемый поступок, нам свойственно трактовать это как проявление свободы воли. Однако иногда люди совершают поступок, а чувства реализованной свободы воли не испытывают.

Вегнер, Карпентер и ряд других психологов интересовались необычным эффектом, происходящим во время спиритических сеансов. Группа людей кладет руки на круглый стол, который может вращаться. Участники сеанса верят, что стол начнет вращаться по воле призванного ими духа. Нередко стол действительно приходит в движение, а все до единого участника группы готовы покляcться, что они не причастны к этому вращению. Когда на стол кладут Библию, вращение к всеобщему шоку останавливается.

Проверить причастность духов к вращению стола можно по характеру отпечатков пальцев, оставляемых участниками спиритического сеанса на пыльной столешнице. Одно дело, когда пальцы пассивно сопротивляются вращающемуся столу, и совсем другое, когда они активно раскручивают стол. Направление штрихов будет разным.

 

Наблюдения показали, что люди, а не духи раскручивают стол. Но люди не ощущали свободы воли и потому испытывали иллюзию, что стол вращает кто-то другой. Другой тип спиритических сеансов использует картонную доску, на которой изображены слова или буквы. Например, слова «да» и «нет». Группа людей берется за диск и держит его над доской. Они задают вопросы призванному духу, и тот подводит диск к одному из ответов. При этом ответы получаются логичными, например, на вопрос «ты жив?» дух стабильно отвечает «нет». Как и в предыдущем примере, люди убеждены, что не вызывают движения.

Однако если участникам завязать глаза и в тайне от них развернуть доску, ответы «духов» перестают быть логичными, то есть ответы выбирают люди, а не духи, хотя сами того и не осознают. Таких примеров, называемых автоматизмами, существует очень много.





Но верно и обратное: мы нередко ощущаем свободу воли в действиях, которые не совершали. Например, в ряде экспериментов, описанных Вегнером, люди признавали свою вину за нажатие «неправильной» клавиши компьютера, которую они не нажимали. Для этого достаточно предоставить ложного свидетеля ошибки, а характер ошибки должен быть таким, чтобы ее совершение казалось правдоподобным. В ряде случаев человек не только испытывает чувство вины за несовершенный им поступок, но и «припоминает» детали своего нарушения.

Вегнер приводит пример из собственной жизни, когда он сел играть в компьютерную игру и только спустя некоторое время увлеченного нажатия клавиш осознал, что не управляет игрой, а смотрит заставку к ней.

Серьезные нарушения ощущения свободы воли могут встречаться у пациентов с расстройствами мозга. Например, описаны клинические случаи, когда люди ощущают, что они управляют движением солнца по небосклону или машинами на дорогах. Они считают, что их воля является причиной этих движений. С другой стороны, существует люди, больные синдромом «чужой руки», которые уверены, что их рука живет своей жизнью, не подчиняется их воле. Для стороннего наблюдателя все движения руки выглядят как осознанные: рука может совершать сложные действия, например, застегивать рубашку. Но хозяин убежден, что рукой управляет кто-то другой. Некоторые люди верят, что ими управляют «из космоса», вовсе не ощущают своей воли за совершаемыми поступками.

Таким образом, свобода воли — это ощущение, которое не всегда соответствует реальности.

Мы точно знаем, что свобода воли может быть иллюзией и вправе спросить: не может ли любое ощущение свободы воли быть иллюзией? Когда мы начинаем произносить длинный монолог, мы не продумываем его от начала и до конца, но каждое слово становится на свое место и укладывается в изящную связанную картину, словно мы знали весь монолог с самого начала. Нашему сознанию еще не известно, что мы скажем дальше, но почему-то это не мешает нам излагать свои мысли. Не странно ли это?

Впрочем, аргументы не ограничиваются философскими размышлениями. Ряд научных исследований свидетельствует в пользу того, что осознаваемая нами «свободная воля» не является причиной наших действий. Психолог Бенджамин Либет обнаружил в мозге так называемый «потенциал готовности», возбуждение в определенной зоне мозга, которое возникает за сотни миллисекунд до того, как человек примет сознательное решение к действию. В эксперименте людям предлагали нажимать на кнопку в произвольный момент времени, когда они этого захотят.

При этом от участников требовалось отметить момент, в который ими было принято сознательное решение нажать на кнопку. Удивительным было то, что экспериментаторы, измеряя потенциал готовности, могли предугадать момент нажатия кнопки за сотни миллисекунд до того, как испытумый осознавал, что он решил нажать на кнопку. Хронология складывалась такая: сначала ученые видели скачок потенциала готовности на измерительных приборах, затем человек осознавал, что хочет нажать на кнопку, а после этого происходило само нажатие кнопки.

Изначально многие ученые отнеслись к этим опытам со скептицизмом. Было предположено, что такая задержка может быть связана с нарушением внимания испытуемых. Однако последующие опыты, проведенные Хаггардом и другими исследователями, показали, что хотя внимание влияет на описанные задержки, основной эффект воспроизводится: потенциал готовности сигнализирует о воле человека нажать на кнопку до того, как человек испытывает эту волю. 

В 1999 году опыты нейрофизиологов Патрика Хаггарда и Мартина Эймера показали, что если человеку предоставить выбор между двумя кнопками, измеряя аналогичные потенциалы готовности, можно предугадать, какую кнопку выберет человек до того, как он осознает свой выбор.





В 2004 году группа нейрофизиологов опубликовала в авторитетном научном журнале Nature Neuroscience статью о том, что люди с определенными повреждениями участка коры головного мозга, называемого париетальным, не могут сказать, когда они решили начать движение, хотя и могут указать момент начала движения. Исследователи предположили, что этот участок мозга отвечает за создание модели последующего движения.

В 2008 году другая группа ученых попыталась воспроизвести опыты с нажатием кнопок с использованием более современной технологии — функциональной магнитно-резонансной томографии (МРТ). МРТ позволяет исследовать изменение активности различных участков мозга, наблюдая за изменением тока крови (наиболее активные участки мозга требуют больше кислорода). Испытуемых сажали перед экраном, на котором менялись буквы. Испытуемый должен был запоминать, при появлении какой буквы они совершали выбор между двумя кнопками. Ученые пытались определить, возбуждение каких участков мозга содержит наибольшую информацию о том, какой выбор совершит человек: нажмет он на левую или на правую кнопку.

С учетом всех статистических поправок активность мозга в упомянутой выше париетальной коре головного мозга (и еще нескольких участках) позволяла предугадывать выбор человека до того, как он его осознавал. В ряде условий прогноз удавалось осуществлять за 10 секунд до момента принятия осознанного решения испытуемым!

Нейрофизиолог Джон-Дилан Хейнс и коллеги, участвовавшие в этом исследовании,пришли к выводу, что сеть управляющих участков мозга, ответственных за принятие решений, начинает формироваться задолго до того, как мы начинаем об этом подозревать.

Эта работа была также опубликована в журнале Nature Neuroscience. В обзоре «Ген Бога» мы коснулись исследований Роджера Сперри, объектом которых были люди, пережившие операцию по разделению полушарий мозга. За эти исследования в 1981 году он был удостоен Нобелевской премии. Сперри показал, что у людей с перерезанным мозолистым телом (перемычкой, соединяющей левое и правое полушария мозга) возникают две независимые личности — одна в левом, другая в правом полушарии.

К вопросу о свободе воли это имеет прямое приложение: удивительный факт, что две личности такого человека не конфликтуют и даже не осознают существование друг друга. Полушария разделили, но для них как будто ничего не изменилось! Создается впечатление, что любое действие, совершаемое нашим телом, трактуется сознанием (сознаниями?) как результат проявления его свободы воли, даже если оно таковым не было. Представьте себе двух человек, живущих в одной комнате, но не знающих о соседе. Всякий раз, когда открывается форточка, каждый из них убежден, что именно он ее открыл.

Убеждение, что мы можем свободно и сознательно выбирать наши поступки, является фундаментальным для нашей картины мира. Однако эта точка зрения не согласуется с последними экспериментальными данными, которые указывают, что наше субъективное восприятие свободы не более чем иллюзия, что наши поступки определяются процессами в нашем мозге, скрытыми от нашего сознания и происходящими задолго до появления ощущения принятого решения.опубликовано 

 

Автор: Юрий Панчин

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: blog.okhelps.com/mozg-reshaet-ne-sprashivaya-cheloveka/?utm_source=facebook&utm_medium=post

Информация — фундаментальное понятие мироздания

Поделиться



В этой статье будут рассмотрены такие понятия, как информация и энергия, а также их взаимосвязь. Для того, чтобы хорошо разобраться, что это такое, рассмотрим их определения.

Основоположник кибернетики Норберт Винер говорил об информации так: «Информация это не материя и не энергия, информация — это информация». Ясно, что он рассматривал информацию как один из фундаментальнейших базисов мира.

Если смотреть определения информации, можно найти их не один десяток, большинство из которых не будут связаны между собой. Ситуацию ухудшает и то, что слово нерусское, иностранное. За каждым русским словом, если оно не заимствовано, стоит свой образ, поясняющий его. За иностранным он тоже должен стоять. Давайте его найдем.





Существуют два латинских слова, могущие дать нам подсказки:

1.informatio — осведомление, разъяснение, изложение;

2. informare — придавать форму.

Первое определение помогает понять это слово в общеупотребительной, бытовой форме. Это различные сведения, данные, независимо от формы их изложения. Второе определение более интересно для понимания смысла слова. Оно нам подсказывает, что информация имеет отношение к форме. Чему-то мы придаем форму. Чему?

Поскольку информация — фундаментальное понятие мироздания, давайте рассмотрим этот фундамент, заглянув во времена, когда еще ничего не было.

Известно, что в те давние времена существовал только эфир — наитончайшая, самая стойкая среда, состоящая из инфоквантов. Впоследствии, вся материя образовалась из инфоквантов, они являются мельчайшими неделимыми частицами. Инфокванты, соединяясь в определенные последовательности, образовали все физические частицы, а также химические элементы.

Стоит отметить, что сам эфир является тонкоматериальной средой. Инфокванты, соединяясь в определенные структуры, образовывали на первых порах простейшие формы или образы. Они, соответственно, по мере уплотнения становились тем, что мы называем сейчас твердой материей. По большому счету, твердой, непроницаемой материи не существует, а существуют образы, формы различной плотности. В силу нашего восприятия мы их считаем плотной материей, но для сущностей Иерархии они прозрачны.

Итак, мы разобрались, чтоинформация — это образы. Они могут быть самыми простейшими и неплотными, абстрактными. К примеру, на уровне цифр 0 и 1, на комбинациях которых построены все наши вычислительные машины.

Мне, как стороннику русского языка, интересно отметить, что близким по значению к слову «Информация» является наше слово «знание». Знания — это образы, содержащиеся в памяти. А вот память эта может принадлежать разным сущностям, в том числе, это может быть и память Абсолюта.





Рассмотрим теперь определение энергии. Опять слово нерусское и относительно новое. Если открыть какой-нибудь справочник по физике, можно найти больше 10 различных формул, описывающих энергию. Большинство этих определений также не связаны, на первый взгляд, между собой. Попробуем понять, что их объединяет.

Во всех случаях энергия — это скалярная величина, являющаяся мерой разных видов движения материи. А вот эти виды движения могут быть качественно различны, и именно по этой причине энергию подразделяют на механическую, ядерную, электромагнитную и т.д.

Как мы уже знаем, инфоквант — наимельчайшая неделимая частица, то есть, она материальна. А энергия является мерой движения какой-либо материи. Ясно, что энергия не является независимым явлением. Она является лишь свойством рассматриваемой материи. По этой причине энергия не может быть первичной ни по отношению к инфокванту, ни к информации, ни к знанию. Энергия — всего лишь свойство информации, её характеристика.

При этом, исходя из определения энергии — не самая удачная её характеристика. Это, впрочем, и не удивительно. Редко, очень редко, новое бывает лучше старого, хорошо проверенного не то что веками — тысячелетиями.

Объясню, в чем дело. Энергия — скалярная величина. В ней нет направления. Благодаря этому, запасенная энергия может быть очень большой, но ей не всегда можно воспользоваться. Яркий пример — знаменитая формула Эйнштейна E=mc2. Потенциально, каждый из нас обладает, благодаря массе физического тела, колоссальной энергией. Но попробуйте её как-нибудь использовать, как-то реализовать. Ничего не получится. Так же и с большинством других видов энергии. Какая-либо форма или объем могут иметь очень большое количество информации и энергии, но эта информация зачастую не работает, не приводит к изменениям, к результатам — ведь ей не придана определенная направленность.





Рассмотрим более важное понятие — понятие силы.

Сила — векторная величина, она является мерой механического воздействия одного тела на другое (другие тела). Это воздействие может быть как между непосредственно контактирующими телами, так и телами, находящимися на расстоянии друг от друга.

Особая форма материи, связывающая частицы вещества в системы и передающая действие одних частиц на другие, называется физическим полем, или просто полем. Наиболее известные из них — гравитационное и электромагнитное. Механическое воздействие одного тела на другое (другие) проявляется двояко.

Во-первых - может вызываться изменение направления движения рассматриваемых тел, а, во-вторых — происходит их деформация. Как видно из вышеизложенного, для рассматриваемого нами понятия — информации, сила является более важным определяющим качеством, чем энергия.

Именно сила, содержащаяся в информации, может изменить другие структуры или пласты информации, деформировав их, изменив их влияние или частично разрушив. Именно силой, содержащейся в определенного рода информации можно менять убеждения других людей.

Информация обладает еще одним уникальным свойством, — передаваясь из одного места в другое, она не исчезает из того места, откуда её передали. В отличие от материи и энергии — для них выполняются законы их сохранения.

Выводы этой статьи напрашиваются сами собой. Информация первична по отношению и к энергии, и к силе. Слово «знание» — русский эквивалент к иностранному слову «информация», а знания являются силой (ну, в этом уж точно никто не сомневался). Но главное, чтобы информация-знание имела в себе определенный вектор воздействия, только тогда информация будет обладать этой силой. Конечно, еще лучше, если эта информация будет нести в себе и энергию высокого качества.опубликовано 

 

Автор: Аркадий Асеев

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.noocosmology.ru/articles-11.html

Профессор Нажип Валитов: Я доказал существование Бога

Поделиться



Профессор Башкирского университета Нажип Валитов прежде был весьма далек от богословия. Он химик с мировым именем, всю жизнь занимался проблемами исключительно науки. И не предполагал, что его открытиями заинтересуются духовные лидеры. 

Монография профессора Валитова «Вакуумные колебания при химическом возбуждении атомов, молекул и хаотичность силовых линий электромагнитного и гравитационного поля» произвела шок в научных кругах. С февраля 1998 года находится в 45 научных библиотеках 12 стран мира, в том числе 7 ведущих университетов США, 2-х ведущих университетов Англии, 2-х ведущих университетов Франции, Токийском Университете, 15-ти ведущих университетов и институтов Москвы и т. д.

В этой монографии научно однозначно доказаны: 9 новых свойств искривленного пространства, 16 новых данных о строении атома, 16 новых уравнений единой теории электромагнитного и гравитационного поля, 16 новых законов, 14 новых свойств гравитационных сил в астрономии.





Строгим языком формул Валитов доказал, что любые объекты во Вселенной взаимодействуют друг с другом мгновенно, независимо от расстояния между ними. Прежде считалось, что никакое взаимодействие не может совершаться со скоростью, превышающей скорость света, — рассказывает о своем открытии профессор Валитов. — Это 300 тыс. км/сек. Но оказалось, что электромагнитные и гравитационные поля взаимодействуют мгновенно. Это было обосновано теоретически и подтверждено экспериментально. 

А ведь это говорит о существовании во Вселенной какой-то единой Высшей силы! Ведь, по сути, все связано во всем.

Профессор Валитов, неожиданно для себя, получил письмо из Ватикана от самого Папы Римского, в котором говорится, что Его Святейшество посвящает Нажипу Валитову свои молитвы и очень ценит те чувства, которые сподвигли ученого написать эту монографию. Причем — заметьте! — "только после тщательного исследования и солидной экспертизы мы решили прислать Вам нашу благодарность" (конец цитаты).

Профессор перечитал Коран, Библию и Тору, и удивился, насколько они сходны, он выразил восхищение, насколько точно в текстах божественного Откровения обозначена суть его научного открытия. Мысль материальна, уверен ученый, и ее можно мгновенно засечь из любой точки Вселенной.

В священных книгах основных мировых религий, — говорит профессор Валитов, — написано, что Бог всевидящий и всеслышащий. Прежде некоторые ученые-атеисты часто критиковали именно это определение. Их логика была, на первый взгляд, железной: поскольку скорость света имеет предел, то Господь Бог, если Он есть, не может мгновенно услышать и увидеть содеянное человеком.

Однако оказалось, что мысль каждого из нас материальна. Атомы в молекулах, из которых состоят нейроны мозга, совершают поступательные, колебательные и вращательные движения. И процесс мышления обязательно сопровождается испусканием и поглощением силовых линий электромагнитного и гравитационного полей. Этот процесс можно мгновенно засечь из любой точки Вселенной.





Значит Бог знает каждую нашу мысль? Да. Есть сила, которой подчинено все. Мы можем называть ее Господом, Аллахом, Мировым разумом. Суть не меняется. И взаимодействие в мире мгновенно, где бы ни находились объекты.

Коллеги подсчитали: теория Валитова опровергает 12 законов термодинамики, 20 разделов химии, 28 разделов физики, 40 разделов механики. Чего только стоит одно утверждение профессора о том, что "в равновесных обратимых процессах время может превращаться в массу и энергию, а затем претерпевать обратный процесс". Значит воскрешение мертвых, на что указывают все священные писания, возможно!

Профессор предложил проверить свои выводы научным оппонентам. И они не смогли их опровергнуть. Академик РАН Андрей Трофимук прислал восторженный отклик на монографию коллеги… Посыпались отклики на его труды от религиозных и государственных деятелей.

Сейчас профессор Валитов считает себя верующим человеком: "Сначала я доказал бытие Бога формулами. А потом открыл его в своем сердце.«опубликовано 

 

По материалам газеты „Жизнь“.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/15106

Мозг — не компьютер!

Поделиться



Как бы они ни старались, нейрофизиологи и когнитивные психологи никогда не найдут в мозгу копию пятой симфонии Бетховена или копии слов, изображений, грамматических правил или любых других внешних раздражителей. Человеческий мозг, конечно, пуст не в буквальном смысле. Но он не содержит большинство вещей, которые, по мнению людей, должен — в нем нет даже таких простых объектов, как «воспоминания». 

Наше ложное представление о мозге имеет глубокие исторические корни, но изобретение компьютера в сороковых годах прошлого века особенно запутало нас. Вот уже больше полувека психологи, лингвисты, нейрофизиологи и другие исследователи человеческого поведения заявляют: человеческий мозг работает подобно компьютеру. 





Чтобы понять всю поверхностность этой идеи, давайте представим, что мозг — это младенец. Благодаря эволюции новорожденные люди, как и новорожденные любого другого вида млекопитающих, входят в этот мир готовыми к эффективному с ним взаимодействию. Зрение ребенка расплывчато, но он уделяет особое внимание лицам и быстро может распознать лицо матери среди других. Он предпочитает звук голоса другим звукам, он может отличить один базовый речевой звук от другого. Мы, без сомнения, построены с оглядкой на социальное взаимодействие. 

Здоровый новорожденный обладает более чем десятком рефлексов — готовых реакций на определенные раздражители; они нужны для выживания. Ребенок поворачивает голову в направлении того, что щекочет ему щеку, и сосет все, что попадает в рот. Он задерживает дыхание, когда погружается в воду. Он хватает вещи, которые попадают ему в руки, так сильно, что почти повисает на них.

Возможно, самое важное заключается в том, что младенцы появляются в этом мире с весьма мощными механизмами обучения, которые позволяют им стремительно изменяться так, чтобы они могли взаимодействовать с миром с возрастающей эффективностью, даже если этот мир и не похож на тот, с которым сталкивались их дальние предки. 

Чувства, рефлексы и механизмы обучения — все то, с чем мы начинаем, и по правде говоря, этих вещей довольно много, если задуматься. Если бы у нас не было одной из этих возможностей с рождения, нам было бы значительно труднее выжить. 





Но есть и то, с чем мы не родились: информация, данные, правила, программное обеспечение, знания, лексикон, представления, алгоритмы, программы, модели, воспоминания, образы, обработка, подпрограммы, кодеры и декодеры, символы и буферы — дизайнерские элементы, которые позволяют цифровым компьютерам вести себя таким образом, который несколько напоминает разумный. Мы не просто не рождаемся с этим — мы это в себе не развиваем. Никогда. 

Мы не храним слова или правила, сообщающие нам, как их использовать. Мы не создаем визуальные проекции раздражителей, не храним их в буфере кратковременной памяти, а после этого не передаем их в хранилище памяти долговременной. Мы не извлекаем информацию или образы и слова из реестров памяти. Этим занимаются компьютеры, но не организмы. 

Компьютеры в буквальном смысле слова обрабатывают информацию ― числа, буквы, слова, формулы, изображения. Информация изначально должна быть закодирована в формат, которым могут пользоваться компьютеры, а значит, она должна быть представлена в виде единиц и нулей («битов»), которые собраны в маленькие блоки («байты»). На моем компьютере, где каждый байт содержит 8 бит, некоторые из них обозначают букву «К», другие ― «О», третьи ― «Т». Таким образом все эти байты образуют слово «КОТ». Одно единственное изображение – скажем, фотография моего кота Генри на рабочем столе ― представлена особенным рисунком миллиона таких байтов («один мегабайт»), определенных специальными символами, которые сообщают компьютеру, что это фотография, а не слово. 

Компьютеры в буквальном смысле перемещают эти рисунки с места на место в различных отсеках физического хранилища, выделенных внутри электронных компонентов. Иногда они копируют рисунки, а иногда изменяют их самыми разнообразными способами ― скажем, когда мы исправляем ошибку в документе или ретушируем фотографию.

Правила, которым следует компьютер для перемещения, копирования или оперирования этими слоями данных также хранятся внутри компьютера. Собранные воедино наборы правил называются «программами» или «алгоритмами». Группа алгоритмов, которые работают совместно для помощи нам в чем-то (например, при покупке акций или поиске данных онлайн) называется «приложением». 

Прошу меня простить за это введение в мир компьютеров, но мне нужно, чтобы вам было все предельно ясно:компьютеры в действительности работают над той стороной нашего мира, которая состоит из символов. Они действительно хранят и извлекают. Они действительно обрабатывают. У них действительно есть физические воспоминания. Они действительно управляются алгоритмами во всем, что делают, без каких-либо исключений. 





С другой стороны, люди так не делают — никогда не делали и делать не будут. Учитывая это, хочется спросить: почему же так много ученых рассуждают о нашем психическом здоровье так, будто бы мы и есть компьютеры? 

В своей книге «In Our Own Image» (2015) эксперт в области искусственного интеллекта Джордж Заркадакисописывает шесть различных метафор, которые люди использовали в течение двух последних тысячелетий, пытаясь описать человеческий интеллект. 

В самой первой, библейской, люди были созданы из глины и грязи, которую затем разумный Бог наделил своей душой, «объясняя» наш интеллект — по крайней мере, грамматически. 

Изобретение гидравлической техники в 3 веке до н.э. привело к популяризации гидравлических моделей человеческого интеллекта, идеи о том, что различные жидкости нашего тела — т.н. «телесные жидкости» — имеют отношение как к физическому, так и к психическому функционированию. Метафора сохранялась более 16-ти столетий и все это время применялась в медицинской практике. 

К 16-му веку были разработаны автоматические механизмы, приводимые в движение пружинами и шестеренками; они наконец вдохновили ведущих мыслителей того времени, таких как Рене Декарт, на гипотезу о том, что люди представляют собой сложные машины.

В 17-м веке британский философ Томас Гоббс предположил, что мышление возникло из-за механических колебаний в мозге. К началу 18-го века открытия в области электричества и химии привели к новым теориям человеческого интеллекта — и они опять же, имели метафорический характер. В середине того же столетия немецкий физик Герман фон Гельмгольц, вдохновленный достижениями в области связи, сравнил мозг с телеграфом. 



Рисунок Леонардо да Винчи

Каждая метафора отражала самые передовые идеи эпохи, которая ее породила. Как и следовало того ожидать, почти на заре компьютерных технологий, в 40-х годах прошлого века, мозг по принципу работы был сравнен с компьютером, при этом роль хранилища была отдана самому мозгу, а роль программного обеспечения — нашим мыслям. Знаковым событием, с которого началось то, что сейчас называется «когнитивистикой», стала публикация книги психолога Джорджа Миллера «Язык и общение» (1951). Миллер предположил, что ментальный мир можно изучать с помощью концепций информационной, вычислительной и лингвистической теорий. 

Такой образ мыслей получил свое окончательное выражение в небольшой книге «Компьютер и мозг» (1958), в которой математик Джон фон Нейман категорично заявил: функция нервной системы человека является «в первую очередь цифровой». Хотя он признал, что тогда в самом деле было очень мало известно о той роли, которую мозг играет в мышлении и памяти, он проводил параллели за параллелями между компонентами ЭВМ того времени и компонентами человеческого мозга. 

Движимая последующими достижениями в области компьютерных технологий и исследований мозга, а также амбициозным междисциплинарным стремлением познать природу постепенно развивающегося человеческого интеллекта, вумах людей прочно засела идея о том, что люди, подобно компьютерам, являются информационными процессорами.

Сегодня это направление включает в себя тысячи исследований, потребляет миллиарды долларов финансирования, оно породило обширный пласт литературы, состоящий как из технических, так и из иных статей и книг. Книга Рэя Курцвейла «Как создать разум» (2013) иллюстрирует эту точку зрения, спекулируя на «алгоритмах» мозга, на том, как мозг «обрабатывает данные», и даже на внешнем его сходстве с интегральными схемами и их структурами. 

Метафора человеческого мозга, построенная на обработке информации (здесь и далее IP-метафора, от Information Processing),в наши дни доминирует в умах людей, как среди обывателей, так и в среде ученых. По факту не существует дискурса по поводу разумного человеческого поведения, который бы проходил без применения этой метафоры, равно как и то, что подобные дискурсы не могли возникать в определенные эпохи и внутри определенной культуры без отсылок к духам и божествам. Справедливость метафоры об обработке информации в современном мире, как правило, подтверждается без каких-либо проблем. 

Однако IP-метафора — только одна из многих, это лишь история, которую мы рассказываем, чтобы придать смысл чему-то, чего мы сами не понимаем. И, как и все предшествующие метафоры, эта, безусловно, в какой-то момент будет отброшена — заменена или очередной метафорой, или истинным знанием. 

Чуть больше года назад при посещении одного из самых престижных исследовательских институтов я бросил вызов ученым: объяснить разумное человеческое поведение без отсылок к любому из аспектов IP-метафоры об обработке информации. Они этого сделать не смогли, а когда я снова вежливо поднял вопрос об этом в последующей электронной переписке, спустя месяцы они так ничего и не смогли предложить. Они понимали, в чем проблема, не открестились от задачи. Но они не могли предложить альтернативу. Другими словами, IP-метафора «прилипла» к нам. Она обременяет наше мышление словами и идеями, настолько серьезными, что у нас возникают проблемы при попытке их понять. 

Ложная логика IP-метафоры достаточно проста в формулировке. Она основывается на ложном аргументе с двумя разумными предположениями и единственным ложным выводом. Разумное предположение № 1: все компьютеры способны вести себя разумно. Разумное предположение № 2: все компьютеры есть информационные процессоры. Ложный вывод: все объекты, способные на разумную деятельность, являются информационными процессорами. 

Если отбросить формальную терминологию, идея того, что люди являются информационными процессорами лишь потому, что компьютеры являются таковыми, звучит глупо, а когда однажды IP-метафора в конце концов изживет себя, когда от нее окончательно откажутся, она почти наверняка будет рассматриваться историками именно так, как мы сейчас смотрим на высказывания о гидравлической или механической природе человека. 



Если эта метафора так глупа, почему она все еще правит нашими умами? Что удерживает нас от того, чтобы отбросить ее в сторону как ненужную, так же, как мы отбрасываем ветку, которая преграждает нам путь? Существует ли способ понять человеческий интеллект, не опираясь на выдуманные костыли? И какой ценой нам обойдется столь долгое использование этой опоры? Данная метафора, в конце концов, вдохновила писателей и мыслителей на огромное количество исследований в самых разных областях науки на протяжении десятилетий. Какой ценой? 

В аудитории на занятии, которое я проводил за эти годы уже множество раз, я начинаю с выбора добровольца, которому говорю нарисовать купюру в один доллар на доске. «Побольше деталей», — говорю я. Когда он заканчивает, я закрываю рисунок листом бумаги, достаю купюру из кошелька, приклеиваю ее к доске и прошу студента повторить задание. Когда он или она заканчивает, я убираю лист бумаги с первого рисунка и тогда класс комментирует различия. 

Возможно, вы никогда не видели подобной демонстрации, или, быть может, у вас могут возникнуть проблемы с тем, чтобы представить результат, поэтому я попросил Джинни Хён, одну из интернов в институте, где я провожу свои исследования, сделать два рисунка. Вот рисунок «по памяти» (обратите внимание на метафору): 





А вот рисунок, который она сделала с использованием банкноты: 





Джинни была так же удивлена исходом дела, как, возможно, удивлены и вы, но в этом нет ничего необычного. Как вы видите, рисунок, выполненный без опоры на купюру, ужасен в сравнении с тем, что был срисован с образца, несмотря на то, что Джинни видела долларовую купюру тысячи раз. 

Так в чем дело? Разве у нас нет «загруженного» в мозговой «регистр памяти» «представления» о том, как выглядит долларовая банкнота? Неужели мы не можем просто-напросто «извлечь» его оттуда и использовать при создании нашего рисунка? 

Конечно, нет, и даже тысячи лет исследования в области неврологии не помогут обнаружить представление о виде долларовой банкноты, сохраненное в человеческом мозге, просто потому, что его там нет. 

Значительный объем исследований мозга показывает, что в действительности многочисленные и иногда обширные участки мозга зачастую вовлечены в, казалось бы, самые банальные задачи по запоминанию информации.

Когда человек испытывает сильные эмоции, в мозгу могут активизироваться миллионы нейронов. В 2016 году нейрофизиолог из Университета Торонто Брайан Левин с коллегами провел исследование, в котором приняли участие люди, выжившие в авиакатастрофе, позволившее прийти к выводу, что события аварии способствовали росту нейронной активности в «мозжечковой миндалине, медиальной височной доле, передней и задней срединной линии, а также в зрительной коре пассажиров». 

Выдвинутая рядом ученых идея о том, что специфические воспоминания каким-то образом сохраняются в отдельных нейронах, абсурдна; если уж на то пошло, это предположение лишь возводит вопрос памяти на еще более сложный уровень: как и где, в конечном счете, память записана в клетку? 

Итак, что происходит, когда Джинни рисует долларовую банкноту, не пользуясь образцом? Если Джинни никогда прежде не видела купюру, ее первый рисунок, вероятно, ни в коей мере не будет похож на второй. Тот факт, что она видела долларовые банкноты прежде, каким-то образом изменил ее. Собственно, ее мозг был изменен так, что она смогла наглядно представить себе банкноту — что, в сущности, эквивалентно — по крайней мере, отчасти — тому, чтобы заново переживать ощущение зрительного контакта с купюрой. 

Различие между двумя набросками напоминает нам, что визуализация чего-либо (что представляет собой процесс воссоздания зрительного контакта с тем, что больше не находится у нас перед глазами) намного менее точна, чем если бы мы по-настоящему видели что-либо. Именно поэтому нам намного лучше удается узнавать, нежели вспоминать.





Когда мы ре-продуцируем что-то в памяти (От латинского re — «снова», и produce — «создавать»), мы должны попробовать снова пережить столкновение с предметом или явлением; однако когда мы узнаем что-то, мы всего лишь должны отдавать себе отчет в том, что ранее у нас уже был опыт субъективного восприятия этого объекта или явления. 

Возможно, у вас есть что возразить на это доказательство. Джинни видела долларовые банкноты и раньше, однако она не предпринимала осознанных усилий к тому, чтобы «запомнить» детали. Вы можете заявить, что, если бы она так поступила, она, возможно, смогла бы нарисовать второе изображение, не пользуясь образцом долларовой купюры. Однако даже в этом случае никакое изображение банкноты не было никоим образом «сохранено» в мозгу Джинни. У нее просто возросла степень подготовленности к тому, чтобы нарисовать ее с соблюдением деталей, так же, как, посредством практики, пианист становится искуснее в исполнении фортепианных концертов, при этом не загружая в себя копию нот. 

Исходя из этого простого эксперимента, мы можем начать выстраивать основу свободной от метафор теории интеллектуального поведения человека — одну из тех теорий, согласно которым мозг не полностью пуст, однако по меньшей мере свободен от груза IP-метафор. 

По мере того, как мы движемся по жизни, мы подвергаемся воздействию множества происходящих с нами событий. Следует особо отметить три типа опыта: 1) Мы наблюдаем за тем, что происходит вокруг нас (как ведут себя другие люди, звуки музыки, адресованные нам указания, слова на страницах, изображения на экранах); 2)Мы подвержены сочетанию незначительных стимулов (к примеру, сирены) иважных стимулов (появление полицейских машин); 3)Мы бываем наказаны или вознаграждены за то, что ведем себя определенным образом. 

Мы становимся эффективнее, если меняемся сообразно этому опыту — если теперь мы можем рассказать стихотворение или спеть песню, если мы способны следовать данным нам указаниям, если мы реагируем на незначительные стимулы так же, как и на важные, если мы стараемся не вести себя так, чтобы нас наказали, и чаще ведем себя таким образом, чтобы получить награду. 

Несмотря на вводящие в заблуждение заголовки, никто не имеет ни малейшего представления о том, какие изменения происходят в мозге после того, как мы научились петь песню или выучили стихотворение. Однако ни песни, ни стихотворения не были «загружены» в наш мозг. Он просто упорядоченно изменился таким образом, что теперь мы можем петь песню или рассказывать стихотворение, если соблюдены определенные условия.

Когда нас просят выступить, ни песня, ни стихотворение не «извлекаются» из какого-то места в мозге — точно так же, как не «извлекаются» движения моих пальцев, когда я барабаню по столу. Мы просто поем или рассказываем — и никакого извлечения нам не нужно. 

Несколько лет назад я спросил Эрика Кандела — нейролога из Колумбийского университета, получившего Нобелевскую премию за то, что он идентифицировал некоторые из химических изменений, происходящих в выходных нейтронных синапсах аплизии (морской улитки) после того, как она учится чему-то — сколько времени, по его мнению, пройдет, прежде чем мы поймем механизм функционирования человеческой памяти. Он быстро ответил: «Сотня лет». Я не додумался спросить его, считает ли он, что IP-метафора замедляет прогресс нейрологии, однако некоторые нейрологи и в самом деле начинают помышлять о немыслимом, а именно — о том, что эта метафора не так уж необходима. 

Ряд когнтивистов — в частности, Энтони Чемеро из Университета Цинциннати, автор вышедшей в 2009 книги «Radical Embodied Cognitive Science» (Основное воплощение когнитивистики) — теперь абсолютно отрицают представление о том, что деятельность человеческого мозга схожа с работой компьютера. Распространенное мнение заключается в том, что мы, как и компьютеры, осмысляем мир, осуществляя вычисления над его мысленными образами, однако Чемеро и прочие ученые описывают другой способ понимая мыслительного процесса — они определяют его как прямое взаимодействие между организмами и их миром. 

Мой любимый пример, иллюстрирующий огромную разницу между IP-подходом и тем, что некоторые называют «анти-репрезентативным» взглядом на функционирование человеческого организма, включает в себя два разных объяснения того, как бейсболисту удается поймать летящий мяч, приведенные Майклом Макбитом, сейчас работающим в Университете штата Аризона, и его коллегами, в статье, опубликованной в 1995 в «Science».

Согласно IP-подходу, игрок должен сформулировать приблизительную оценку разнообразных изначальных условий полета мяча — силу воздействия, угол траектории и все такое прочее, — а затем создать и проанализировать внутреннюю модель траектории, которой, скорее всего, должен следовать мяч, после чего он должен воспользоваться этой моделью, чтобы непрерывно направлять и вовремя корректировать движения, направленные на перехват мяча. 

Все было бы прекрасно и замечательно, если бы мы функционировали так же, как компьютеры, однако Макбит и его коллеги дали более простое объяснение: чтобы поймать мяч, игроку нужно всего лишь продолжать двигаться так, чтобы постоянно сохранять визуальную связь применительно к основной базе и окружающему пространству (технически, придерживаться «линейно-оптической траектории»). Это может показаться сложным, однако на самом деле это предельно просто и не подразумевает никаких вычислений, представлений и алгоритмов. 

Два целеустремленных профессора психологии из британского Городского Университета Лидса — Эндрю Уилсон и Сабрина Голонка — причисляют пример про бейсболиста к ряду других, которые могут восприниматься вне IP-подхода. На протяжении многих лет они писали в своих блогах о том, что они сами называют «более последовательным, натурализованным подходом к научному изучению человеческого поведения… идущим вразрез с доминирующим когнитивистским нейрологическим подходом».

Однако этот подход далек от того, чтобы лечь в основу отдельного движения; большинство когнитивистов по-прежнему отказываются от критики и придерживаются IP-метафоры, а некоторые из наиболее авторитетных мыслителей мира сделали грандиозные предсказания о будущем человечества, которые зависят от действительности метафоры. 



Одно из предсказаний — сделанное, среди прочих, футуристом Курцвейлом, физиком Стивеном Хокингом и нейрологом Рэндаллом Коэном — гласит, что, поскольку человеческое сознание, как предполагается, действует как компьютерные программы, вскоре станет возможным загрузить человеческий разум в аппарат, вследствие чего мы станем обладать безгранично могучим интеллектом и, вполне вероятно, приобретем бессмертие. Эта теория легла в основу антиутопического фильма «Превосходство», главную роль в котором исполнил Джонни Депп, сыгравший похожего на Курцвейла ученого, разум которого был загружен в интернет — что привело к ужасающим последствиям для человечества. 

К счастью, поскольку IP-метафора ни в коей мере не верна, нам никогда не придется беспокоиться о том, что человеческий разум обезумеет в киберпространстве, и мы никогда не сможем достичь бессмертия посредством загрузки его куда-либо. Причина тому — не только отсутствие сознательного программного обеспечения в мозгу; проблема глубже — давайте назовем ее проблемой уникальности — что звучит одновременно вдохновляюще и угнетающе. 

Поскольку ни «банки памяти», ни «представления» стимулов в мозге не существуют, и поскольку все, что требуется от нас, чтобы функционировать в мире, это изменения мозга в результате приобретаемого нами опыта, нет оснований верить в то, что один и тот же опыт изменяет каждого из нас в одинаковой мере. Если мы с вами посетим один и тот же концерт, изменения, происходящие в моем мозгу при звуках Симфонии №5 Бетховена будут практически наверняка отличаться от тех, что происходят в вашем мозге. Эти изменения, какими бы они ни были, создаются на основе уникальной нейронной структуры, которая уже существует, и каждая из которых развивалась на протяжении вашей жизни, наполненной уникальными переживаниями. 

Как показал в своей книге «Вспоминая» (1932) сэр Фредерик Бартлетт, именно поэтому ни один из двух людей никогда не повторит услышанную ими историю одинаково, и со временем их рассказы будут все более и более отличаться друг от друга.

Не создается никакой «копии» истории; скорее, каждый индивид, услышав историю, в какой-то степени меняется — достаточно для того, чтобы когда позже его спросят об этой истории (в некоторых случаях, спустя дни, месяцы или даже годы после того, как Бартлетт впервые прочел им историю) — они смогут в определенной степени вновь пережить те минуты, когда они слушали историю, хотя и не очень точно (см. первое изображение долларовой купюры выше.). 

Я полагаю, это вдохновляет, потому что это значит, что каждый из нас по-настоящему уникален — не только своим генетическим кодом, но даже в том, какие изменения происходят со временем с его мозгом. Это также угнетающе, поскольку это делает грандиозную задачу нейрологии практически превосходящей воображение. Для каждого из повседневных переживаний упорядоченное изменение может включать тысячи, миллионы нейронов или даже весь мозг, поскольку процесс изменений различен для каждого отдельного мозга.





Что еще хуже, даже если бы мы обладали способностью сделать моментальный снимок всех 86 миллиардов нейронов мозга и затем симулировать состояние этих нейронов с помощью компьютера, этот пространный шаблон не сгодился бы ни на что за пределами мозга, в котором он был изначально создан.

Возможно, это самый чудовищный эффект, который IP-метафора произвела на наше понимание функционирования человеческого организма. В то время, как компьютеры и в самом деле сохраняют точные копии информации — копии, которые могут оставаться неизменными на протяжении долгого времени, даже если сам компьютер был обесточен — наш мозг поддерживает интеллект только пока мы живы. У нас нет кнопок «вкл/выкл».

Либо мозг продолжает свою активность, либо мы исчезаем. К тому же, как отметил невролог Стивен Роуз в своей вышедшей в 2005 году книге «Будущее мозга», моментальный снимок текущего состояния мозга также может оказаться бессмысленным, если мы не знаем полную историю жизни владельца этого мозга — возможно, даже детали социальной обстановки, в которой он или она вырос(-ла)

Задумайтесь, насколько сложна эта проблема. Чтобы понять хотя бы основы того, как мозг поддерживает интеллект человека, нам может потребоваться выяснить не только текущее состояние всех 86 миллиардов нейронов и 100 триллионов их пересечений, не только различающуюся силу, с которой они соединены, но также то, как ежеминутная мозговая деятельность поддерживает целостность системы.

Прибавьте сюда уникальность каждого мозга, созданную отчасти благодаря уникальности жизненного пути каждого человека, и предсказание Кэндела начинает казаться чересчур оптимистичным. (В вышедшей недавно редакторской колонке The New York Times нейролог Кеннет Миллер предположил, что задача хотя бы выяснить базовую нейронную связь займет «века».) 

Тем временем, огромные суммы денег выделяются на исследования мозговой активности, основывающиеся на зачастую ошибочных идеях и невыполнимых обещаниях. Наиболее вопиющий случай того, когда нейрологическое исследование пошло наперекосяк, был задокументирован в недавно выпущенном отчете Scientific American. Речь шла о сумме в 1,3 миллиарда долларов, выделенной на запущенный Европейским союзом в 2013 году проект «Человеческий мозг».





Убежденные харизматичным Генри Маркрамом, что он сможет создать симуляцию человеческого мозга на суперкомпьютере к 2023 году, и что подобная модель совершит прорыв в лечении болезни Альцгеймера и других нарушений, власти ЕС профинансировали проект, не налагая буквально никаких ограничений. Спустя менее 2 лет проект превратился в «заворот мозгов», и Маркрама попросили покинуть пост. 

 



 

 

 

Мы живые организмы, а не компьютеры. Смиритесь с этим. Давайте продолжим попытки понять себя, но при этом избавимся от ненужного интеллектуального груза. IP-метафора просуществовала полвека, принеся мизерное количество открытий. Пришло время нажать кнопку DELETE. опубликовано 

Автор: Роберт Эпштейн

Перевод: Влада Ольшанская и Денис Пронин. 

 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: aeon.co/essays/your-brain-does-not-process-information-and-it-is-not-a-computer

Нейрофармаколог Арвид Карлссон: Вера в Бога заложена у нас в генах

Поделиться



Арвид Карлссон, ученый-нейрофармаколог из Швеции, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине за 2000 год, заявил в интервью итальянскому информационному агентству ACI, что вера в Бога прописана у человека в генах, а быть верующим — естественная форма жизни человека.





Арвид Карлссон

«Мы рождены с генами, которые нам дал Бог. И это естественная форма жизни: в отношениях с Богом, в молитве к Богу и в вере в Бога», — заявил ученый.

При этом стоит отметить, что себя он называет «человеком не религиозным, но имеющим открытый ум». Арвид Карлссон подчеркнул, что религиозный человек — это нормальный человек, а вот человек неверующий — это некая форма инвалидности, неспособности.

Отвечая на вопрос о способности человеческого ума понять Вселенную, ученый сказал: «Это очень интересная тема. Сколько мудрости было в начале, когда зарождалась жизнь? Мы этого не знаем».





Он отметил, что вполне возможно, что когда первая клетка только начала свое существование, в ней уже была глубокая мудрость. Количество клеток росло, и в них по-прежнему присутствовала мудрость. Сколько ее было в самом начале неизвестно. Но она была с самого начала.

 

Это Ва будет интересно:

10 самых странных биологических открытий 2016 года

Что мы не можем решить уже 120 лет

 

«Я понимаю, почему так много людей религиозных. В действительности, она (религия) является частью наших генов», — заявил Нобелевский лауреат Арвид Карлссон.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.imbf.org/novosti/vera-boga-zalozhena-nas-genakh-otkrytie-luchshikh-uchenykh-mira.html

Теорема Гёделя о неполноте за 20 минут

Поделиться



Теореме Гёделя о неполноте, одной из самых известных теорем математической логики, повезло и не повезло одновременно. В этом она похожа на специальную теорию относительности Эйнштейна.

С одной стороны, почти все о них что-то слышали. С другой — в народной интерпретации теория Эйнштейна, как известно, «говорит, что всё в мире относительно». А теорема Гёделя о неполноте (далее просто ТГН), в примерно столь же вольной фолк-формулировке, «доказывает, что есть вещи, непостижимые для человеческого разума».

И вот одни пытаются приспособить её в качестве аргумента против материализма, а другие, напротив, доказывают с её помощью, что бога нет. Забавно не только то, что обе стороны не могут оказаться правыми одновременно, но и то, что ни те, ни другие не удосуживаются разобраться, что же, собственно, эта теорема утверждает.



Итак, что же? Ниже я попытаюсь «на пальцах» рассказать об этом. Изложение моё будет, разумеется нестрогим и интуитивным, но я попрошу математиков не судить меня строго. Возможно, что для нематематиков (к которым, вообще-то, отношусь и я), в рассказанном ниже будет что-то новое и полезное.

Математическая логика — наука действительно довольно сложная, а главное — не очень привычная. Она требует аккуратных и строгих манёвров, при которых важно не перепутать реально доказанное с тем, что «и так понятно». Тем не менее, я надеюсь, что для понимания следующего ниже «наброска доказательства ТГН» читателю понадобится только знание школьной математики/информатики, навыки логического мышления и 15-20 минут времени.

Несколько упрощая, ТГН утверждает, что в достаточно сложных языках существуют недоказуемые высказывания. Но в этой фразе почти каждое слово нуждается в пояснении.

Начнём с того, что попытаемся разобраться, что такое доказательство. Возьмём какую-нибудь школьную задачку по арифметике. Например, пусть требуется доказать верность следующей незамысловатой формулы: «∀x(x−1)(x−2)−2=x(x−3)» (напомню, что символ ∀ читается «для любого» и называется «квантор всеобщности»). Доказать её можно, тождественно преобразуя, скажем, так:

∀x(x−1)(x−2)−2=x(x−3)

∀xx2−3x+2−2=x2−3x

∀xx2−3x–x2+3x=0

∀x0=0

ИСТИНА

 

Переход от одной формулы к другой происходит по некоторым известным правилам. Переход от 4-й формулы к 5-й произошёл, скажем, потому, что всякое число равно самому себе — такова аксиома арифметики. А вся процедура доказывания, таким образом, переводит формулу в булево значение ИСТИНА. Результатом могла быть и ЛОЖЬ — если бы мы опровергали какую-то формулу. В таком случае мы бы доказали её отрицание. Можно себе представить программу (и такие программы действительно написаны), которые бы доказывали подобные (и более сложные) высказывания без участия человека.

Изложим то же самое чуть более формально. Пусть у нас есть множество, состоящее из строк символов какого-то алфавита, и существуют правила, по которым из этих строк можно выделить подмножество S так называемых высказываний — то есть грамматически осмысленных фраз, каждая из которых истинна или ложна. Можно сказать, что существует функция P, сопоставляющая высказываниям из S одно из двух значений: ИСТИНА или ЛОЖЬ (то есть отображающая их в булево множество B из двух элементов).

Назовём такую пару — множество высказываний S и функция P из >S в B — «языком высказываний». Заметим, что в повседневном смысле понятие языка несколько шире. Например, фраза русского языка «А ну иди сюда!» не истинна и не ложна, то есть высказыванием, с точки зрения математической логики, не является.

Для дальнейшего нам понадобится понятие алгоритма. Приводить здесь формальное его определение я не буду — это завело бы нас довольно далеко в сторону. Ограничусь неформальным: «алгоритм» — эта последовательность однозначных инструкций («программа»), которая за конечное число шагов переводит исходные данные в результат.

Выделенное курсивом принципиально важно — если на каких-то начальных данных программа зацикливается, то алгоритма она не описывает. Для простоты и в применении к нашему случаю читатель может считать, что алгоритм — это программа, написанная на любом известном ему языке программирования, которая для любых входных данных из заданного класса гарантированно завершает свою работу с выдачей булевого результата.

Спросим себя: для всякой ли функции P существует «доказывающий алгоритм» (или, короче, «дедуктика»), эквивалентный этой функции, то есть переводящий каждое высказывание именно в то булево значение, что и она? Лаконичнее тот же вопрос можно сформулировать так: всякая ли функция над множеством высказываний вычислима?

Как вы уже догадываетесь, из справедливости ТГН следует, что нет, не всякая — существуют невычислимые функции такого типа. Иными словами, не всякое верное высказывание можно доказать.

Очень может быть, что это утверждение вызовет у вас внутренний протест. Связано это с несколькими обстоятельствами. Во-первых, когда нас учат школьной математике, то иногда возникает ложное впечатление почти полной тождественности фраз «теорема X верна» и «можно доказать или проверить теорему X».

Но, если вдуматься, это совершенно не очевидно. Некоторые теоремы доказываются довольно просто (например, перебором небольшого числа вариантов), а некоторые — очень сложно. Вспомним, например, знаменитую Великуютеорему Ферма:
 

Не существует таких натуральных x,y,z и n>2, что xn+yn=zn,

 

доказательство которой нашли только через три с половиной века после первой формулировки (и оно далеко не элементарно). Следует различать истинность высказывания и его доказуемость. Ниоткуда не следует, что не существует истинных, но недоказуемых (и не проверяемых в полной мере) высказываний.

Второй интуитивный довод против ТГН более тонок. Допустим, у нас есть какое-то недоказуемое (в рамках данной дедуктики) высказывание. Что мешает нам принять его в качестве новой аксиомы? Тем самым мы чуть усложним нашу систему доказательств, но это не страшно.

Этот довод был бы совершенно верен, если бы недоказуемых высказываний было конечное число. На практике же может произойти следующее — после постулирования новой аксиомы вы наткнётесь на новое недоказуемое высказывание. Примете его в качестве ещё аксиомы — наткнётесь на третье. И так до бесконечности.

Говорят, что дедуктика останется неполной. Мы можем также принять силовые меры, чтобы доказывающий алгоритм заканчивался через конечное число шагов с каким-то результатом для любого высказывания языка. Но при этом он начнёт врать — приводить к истине для неверных высказываний, или ко лжи — для верных.

В таких случаях говорят, что дедуктика противоречива. Таким образом, ещё одна формулировка ТГН звучит так: «Существуют языки высказываний, для которых невозможна полная непротиворечивая дедуктика» — отсюда и название теоремы.

Иногда называют «теоремой Гёделя» утверждение о том, что любая теория содержит проблемы, которые не могут быть решены в рамках самой теории и требуют её обобщения. В каком-то смысле это верно, хотя такая формулировка скорее затуманивает вопрос, чем проясняет его.

Замечу также, что если бы речь шла о привычных функциях, отображающих множество вещественных чисел в него же, то «невычислимость» функции никого бы не удивила (только не надо путать «вычислимые функции» и «вычислимые числа» — это разные вещи).





Курт Гедель

Любому школьнику известно, что, скажем, в случае функции sin⁡x вам должно сильно повезти с аргументом, чтобы процесс вычисления точного десятичного представления значения этой функции окончился за конечное число шагов.

А скорее всего вы будете вычислять её с помощью бесконечного ряда, и это вычисление никогда не приведёт к точному результату, хотя может подойти к нему как угодно близко — просто потому, что значение синуса большинства аргументов иррационально. ТГН просто говорит нам о том, чтодаже среди функций, аргументами которой являются строки, а значениями — ноль или единица, невычислимые функции, хотя и совсем по другому устроенные, тоже бывают.

Для дальнейшего опишем «язык формальной арифметики». Рассмотрим класс строк текста конечной длины, состоящих из арабских цифр, переменных (букв латинского алфавита), принимающих натуральные значения, пробелов, знаков арифметических действий, равенства и неравенства, кванторов ∃ («существует») и ∀ («для любого») и, быть может, каких-то ещё символов (точное их количество и состав для нас неважны).

Понятно, что не все такие строки осмысленны (например, «12=+∀x>» — это бессмыслица). Подмножество осмысленных выражений из этого класса (то есть строк, которые истинны или ложны с точки зрения обычной арифметики) и будет нашим множеством высказываний.
 

Примеры высказываний формальной арифметики:

  • 1=1

  • 2×2=5

  • ∃xx>3

  • ∀y∀zy×z>y+z

 

и т.д. Теперь назовём «формулой со свободным параметром» (ФСП) строку, которая становится высказыванием, если в качестве этого параметра подставить в неё натуральное число. Примеры ФСП (с параметром x):
 

  • x=0

  • 2×2=x

  • ∃yx+y>x

 

и т.д. Иными словами, ФСП эквивалентны функциям натурального аргумента с булевыми значением.

Обозначим множество всех ФСП буквой F. Понятно, что его можно упорядочить (например, сначала выпишем упорядоченные по алфавиту однобуквенные формулы, за ними — двухбуквенные и т.д.; по какому именно алфавиту будет происходить упорядочивание, нам непринципиально). Таким образом, любой ФСП соответствует её номер k в упорядоченном списке, и мы будем обозначать её Fk.
 

Перейдём теперь к наброску доказательства ТГН в такой формулировке:

Для языка высказываний формальной арифметики не существует полной непротиворечивой дедуктики.

Доказывать будем от противного.

Итак, допустим, что такая дедуктика существует. Опишем следующий вспомогательный алгоритм A, ставящий в соответствие натуральному числу k булево значение следующим образом:

1. Находим k-ю формулу в списке F.

2. Подставляем в неё число k в качестве аргумента.

3. Применяем к полученному высказыванию наш доказывающий алгоритм (по нашему предположению, он существует), который переводит его в ИСТИНУ или ЛОЖЬ.

4. Применяем логическое отрицание к полученному результату.

Проще говоря, алгоритм приводит к значению ИСТИНА тогда и только тогда, когда результат подстановки в ФСП её собственного номера в нашем списке даёт ложное высказывание.

Тут мы подходим к единственному месту, в котором я попрошу читателя поверить мне на слово.

Очевидно, что, при сделанном выше предположении, любой ФСП из F можно сопоставить алгоритм, содержащий на входе натуральное число, а на выходе – булево значение.

Менее очевидно обратное утверждение:
 

Лемма: Любому алгоритму, переводящему натуральное число в булево значение, соответствует какая-то ФСП из множества F.

 

Доказательство этой леммы потребовало бы, как минимум, формального, а не интуитивного, определения понятия алгоритма. Однако, если немного подумать, то она довольно правдоподобна.

В самом деле, алгоритмы записываются на алгоритмических языках, среди которых есть такие экзотические, как, например, Brainfuck, состоящий из восьми односимвольных слов, на котором, тем не менее, можно реализовать любой алгоритм. Странно было бы, если бы описанный нами более богатый язык формул формальной арифметики оказался бы беднее — хотя, без сомнения, для обычного программирования он не очень подходит.

Пройдя это скользкое место, мы быстро добираемся до конца. 

Итак, выше мы описали алгоритм A. Согласно лемме, в которую я попросил вас поверить, существует эквивалентная ему ФСП. Она имеет какой-то номер в списке F — скажем, n. Спросим себя, чему равно Fn(n)? Пусть это ИСТИНА. Тогда, по построению алгоритма A (а значит, и эквивалентной ему функции Fn), это означает, что результат подстановки числа n в функцию Fn — ЛОЖЬ.

Аналогично проверяется и обратное: из Fn(n)=ЛОЖЬ следует Fn(n)=ИСТИНА. Мы пришли к противоречию, а значит, исходное предположение неверно. Таким образом, для формальной арифметики не существует полной непротиворечивой дедуктики. Что и требовалось доказать.

Здесь уместно вспомнить Эпименида, который, как известно, заявил, что все критяне — лжецы, сам являясь критянином. В более лаконичной формулировке его высказывание (известное как «парадокс лжеца») можно сформулировать так: «Я лгу». Именно такое высказывание, само превозглашающее свою ложность, мы и использовали для доказательства.

В заключение я хочу заметить, что ничего особенного удивительного ТГН не утверждает. В конце концов, все давно привыкли, что не все числа представимы в виде отношения двух целых (помните, у этого утверждения есть очень изящное доказательство, которому больше двух тысяч лет?). И корнями полиномов с рациональными коэффициентами являются тоже не все числа. А теперь вот выяснилось, что не все функции натурального аргумента вычислимы.

Приведённый набросок доказательства относился к формальной арифметике, но нетрудно понять, что ТГН применима и к многим другим языкам высказываний. Разумеется, не всякие языки таковы. Например, определим язык следующим образом:
 

«Любая фраза китайского языка является верным высказыванием, если она содержится в цитатнике товарища Мао Дзе Дуна, и неверна, если не содержится».

 

Тогда соответствующий полный и непротиворечивый доказывающий алгоритм (его можно назвать «догматической дедуктикой») выглядит примерно так:
 

«Листай цитатник товарища Мао Дзе Дуна, пока не найдёшь искомое высказывание. Если оно найдено, то оно верно, а если цитатник закончился, а высказывание не найдено, то оно неверно».

 

Здесь нас спасает то, что любой цитатник, очевидно, конечен, поэтому процесс «доказывания» неминуемо закончится. Таким образом, к языку догматических высказываний ТГН неприменима. Но мы ведь говорили о сложных языках, правда? опубликовано 

 



Источник: geektimes.ru/post/284486/

Конкурент теории Большого Взрыва. Что было триллион лет назад

Поделиться



Название этой статьи может показаться не слишком умной шуткой. Согласно общепринятой космологической концепции, теории Большого взрыва, наша Вселенная возникла из экстремального состояния физического вакуума, порожденного квантовой флуктуацией. В этом состоянии не существовало ни времени, ни пространства (или они были спутаны в пространственно-временную пену), а все фундаментальные физические взаимодействия были слиты воедино. Позже они разделились и обрели самостоятельное бытие — сначала гравитация, затем сильное взаимодействие, а уже потом — слабое и электромагнитное.





Теория Большого взрыва пользуется доверием абсолютного большинства ученых, изучающих раннюю историю нашей Вселенной. Она и в самом деле объясняет очень многое и ни в чем не противоречит экспериментальным данным.

Однако недавно у нее появился конкурент в лице новой, циклической теории, основы которой разработали двое физиков экстра-класса — директор Института теоретической науки Принстонского университета Пол Стейнхардт и лауреат Максвелловской медали и престижной международной премии TED Нил Тьюрок, директор канадского Института перспективных исследований в области теоретической физики (Perimeter Institute for Theoretical Physics). С помощью профессора Стейнхардта «Популярная механика» попыталась рассказать о циклической теории и о причинах ее появления.

Момент, предшествовавший событиям, когда появилась «сначала гравитация, затем сильное взаимодействие, а уже потом — слабое и электромагнитное.», принято обозначать как нулевое время, t=0, однако это чистая условность, дань математическому формализму. Согласно стандартной теории, непрерывное течение времени началось лишь после того, как сила тяготения обрела независимость.

Этому моменту обычно приписывают величину t=10-43 с (точнее, 5,4х10-44 с), которую называют планковским временем. Современные физические теории просто не в состоянии осмысленно работать с более короткими промежутками времени (считается, что для этого нужна квантовая теория гравитации, которая пока не создана). В контексте традиционной космологии нет смысла рассуждать о том, что происходило до начального момента времени, поскольку времени в нашем понимании тогда просто не существовало.





Непременной частью стандартной космологической теории служит концепция инфляции. После окончания инфляции в свои права вступило тяготение, и Вселенная продолжила расширяться, но уже с уменьшающейся скоростью.

Такая эволюция растянулась на 9 млрд лет, после чего в дело вступило еще одно антигравитационное поле еще неизвестной природы, которое именуют темной энергией. Оно опять вывело Вселенную в режим экспоненциального расширения, который вроде бы должен сохраниться и в будущие времена. Следует отметить, что эти выводы базируются на астрофизических открытиях, сделанных в конце прошлого века, почти через 20 лет после появления инфляционной космологии.

Впервые инфляционная интерпретация Большого взрыва была предложена около 30 лет назад и с тех пор многократно шлифовалась. Эта теория позволила разрешить несколько фундаментальных проблем, с которыми не справилась предшествующая космология.

Например, она объяснила, почему мы живем во Вселенной с плоской евклидовой геометрией — в соответствии с классическими уравнениями Фридмана, именно такой она и должна сделаться при экспоненциальном расширении.

Инфляционная теория объяснила, почему космическая материя обладает зернистостью в масштабах, не превышающих сотен миллионов световых лет, а на больших дистанциях распределена равномерно. Она также дала истолкование неудачи любых попыток обнаружить магнитные монополи, очень массивные частицы с одиночным магнитным полюсом, которые, как считается, в изобилии рождались перед началом инфляции (инфляция так растянула космическое пространство, что первоначально высокая плотность монополей сократилась почти до нуля, и поэтому наши приборы не могут их обнаружить).

Вскоре после появления инфляционной модели несколько теоретиков поняли, что ее внутренняя логика не противоречит идее перманентного множественного рождения все новых и новых вселенных. В самом деле, квантовые флуктуации, подобные тем, которым мы обязаны существованием нашего мира, могут возникать в любом количестве, если для этого имеются подходящие условия.

Не исключено, что наше мироздание вышло из флуктуационной зоны, сформировавшейся в мире-предшественнике. Точно так же можно допустить, что когда-нибудь и где-нибудь в нашей собственной Вселенной образуется флуктуация, которая «выдует» юную вселенную совершенно другого рода, также способную к космологическому «деторождению». Существуют модели, в которых такие дочерние вселенные возникают непрерывно, отпочковываются от своих родительниц и находят свое собственное место. При этом вовсе не обязательно, что в таких мирах устанавливаются одни и те же физические законы.

Все эти миры «вложены» в единый пространственно-временной континуум, но разнесены в нем настолько, что никак не ощущают присутствия друг друга. В общем, концепция инфляции позволяет — более того, вынуждает! — считать, что в исполинском мегакосмосе существует множество изолированных друг от друга вселенных с различным устройством.

Физики-теоретики любят придумывать альтернативы даже самым общепринятым теориям. Появились конкуренты и у инфляционной модели Большого взрыва. Они не получили широкой поддержки, но имели и имеют своих последователей. Теория Стейнхардта и Тьюрока среди них не первая и наверняка не последняя. Однако на сегодняшний день она разработана детальней остальных и лучше объясняет наблюдаемые свойства нашего мира. Она имеет несколько версий, из которых одни базируются на теории квантовых струн и многомерных пространств, а другие полагаются на традиционную квантовую теорию поля. Первый подход дает более наглядные картинки космологических процессов, так что на нем и остановимся.





Самый продвинутый вариант теории струн известен как М-теория. Она утверждает, что физический мир имеет 11 измерений — десять пространственных и одно временное. В нем плавают пространства меньших размерностей, так называемые браны.

Наша Вселенная — просто одна из таких бран, обладающая тремя пространственными измерениями. Ее заполняют различные квантовые частицы (электроны, кварки, фотоны и т. д.), которые на самом деле явлются разомкнутыми вибрирующими струнами с единственным пространственным измерением — длиной. Концы каждой струны намертво закреплены внутри трехмерной браны, и покинуть брану струна не может. Но есть и замкнутые струны, которые могут мигрировать за пределы бран — это гравитоны, кванты поля тяготения.

Как же циклическая теория объясняет прошлое и будущее мироздания? Начнем с нынешней эпохи. Первое место сейчас принадлежит темной энергии, которая заставляет нашу Вселенную расширяться по экспоненте, периодически удваивая размеры. В результате плотность материи и излучения постоянно падает, гравитационное искривление пространства слабеет, а его геометрия становится все более плоской.

В течение следующего триллиона лет размеры Вселенной удвоятся около ста раз и она превратится в практически пустой мир, полностью лишенный материальных структур. Рядом с нами находится еще одна трехмерная брана, отделенная от нас на ничтожное расстояние в четвертом измерении, и она тоже претерпевает аналогичное экспоненциальное растяжение и уплощение. Все это время дистанция между бранами практически не меняется.

А потом эти параллельные браны начинают сближаться. Их толкает друг к другу силовое поле, энергия которого зависит от расстояния между бранами. Сейчас плотность энергии такого поля положительна, поэтому пространство обеих бран расширяется по экспоненте, — следовательно, именно это поле и обеспечивает эффект, который объясняют наличием темной энергии!

Однако этот параметр постепенно уменьшается и через триллион лет упадет до нуля. Обе браны все равно продолжат расширяться, но уже не по экспоненте, а в очень медленном темпе. Следовательно, в нашем мире плотность частиц и излучения так и останется почти что нулевой, а геометрия — плоской.

Но окончание старой истории — лишь прелюдия к очередному циклу. Браны перемещаются навстречу друг другу и в конце концов сталкиваются. На этой стадии плотность энергии межбранового поля опускается ниже нуля, и оно начинает действовать наподобие гравитации (напомню, что у тяготения потенциальная энергия отрицательна!).

Когда браны оказываются совсем близко, межбрановое поле начинает усиливать квантовые флуктуации в каждой точке нашего мира и преобразует их в макроскопические деформации пространственной геометрии (например, за миллионную долю секунды до столкновения расчетный размер таких деформаций достигает нескольких метров). После столкновения именно в этих зонах выделяется львиная доля высвобождаемой при ударе кинетической энергии. В итоге именно там возникает больше всего горячей плазмы с температурой порядка 1023 градусов. Именно эти области становятся локальными узлами тяготения и превращаются в зародыши будущих галактик.

Такое столкновение заменяет Большой взрыв инфляционной космологии. Очень важно, что вся возникшая заново материя с положительной энергией появляется за счет накопленной отрицательной энергии межбранового поля, поэтому закон сохранения энергии не нарушается.

А как ведет себя такое поле в этот решающий момент? До столкновения плотность его энергии достигает минимума (причем отрицательного), затем начинает возрастать, а при столкновении становится нулевой. Затем браны отталкиваются друг от друга и начинают расходиться. Плотность межбрановой энергии проходит обратную эволюцию — опять делается отрицательной, нулевой, положительной.

Обогащенная материей и излучением брана сначала расширяется с падающей скоростью под тормозящим воздействием собственного тяготения, а потом вновь переходит к экспоненциальному расширению. Новый цикл заканчивается подобно прежнему — и так до бесконечности. Циклы, предшествующие нашему, происходили и в прошлом — в этой модели время непрерывно, поэтому прошлое существует и за пределами 13,7 млрд лет, прошедших после последнего обогащения нашей браны материей и излучением! Было ли у них вообще какое-то начало, теория умалчивает.

Циклическая теория по-новому объясняет свойства нашего мира. Он обладает плоской геометрией, поскольку к концу каждого цикла непомерно растягивается и лишь немного деформируется перед началом нового цикла. Квантовые флуктуации, которые становятся предшественниками галактик, возникают хаотически, но в среднем равномерно — поэтому космическое пространство заполнено сгустками материи, но на очень больших дистанциях вполне однородно. Мы не можем обнаружить магнитные монополи просто потому, что максимальная температура новорожденной плазмы не превышала 1023 К, а для возникновения таких частиц потребны много большие энергии — порядка 1027 К.

Циклическая теория существует в нескольких версиях, как и теория инфляции. Однако, по словам Пола Стейнхардта, различия между ними чисто технические и интересны лишь специалистам, общая концепция же остается неизменной: «Во-первых, в нашей теории нет никакого момента начала мира, никакой сингулярности.

Есть периодические фазы интенсивного рождения вещества и излучения, каждую из которых при желании можно называть Большим взрывом. Но любая из этих фаз знаменует не возникновение новой вселенной, а лишь переход от одного цикла к другому. И пространство, и время существуют и до, и после любого из этих катаклизмов. Поэтому вполне закономерно спросить, каким было положение дел за 10 млрд лет до последнего Большого взрыва, от которого отсчитывают историю мироздания.





Второе ключевое отличие — природа и роль темной энергии. Инфляционная космология не предсказывала перехода замедляющегося расширения Вселенной в ускоренное. А когда астрофизики открыли это явление, наблюдая за вспышками далеких сверхновых звезд, стандартная космология даже не знала, что с этим делать. Гипотезу темной энергии выдвинули просто для того, чтобы как-то привязать к теории парадоксальные результаты этих наблюдений.

А наш подход гораздо лучше скреплен внутренней логикой, поскольку темная энергия у нас присутствует изначально и именно она обеспечивает чередование космологических циклов». Впрочем, как отмечает Пол Стейнхардт, есть у циклической теории и слабые места: «Нам пока не удалось убедительно описать процесс столкновения и отскока параллельных бран, имеющий место в начале каждого цикла. Прочие аспекты циклической теории разработаны куда лучше, а здесь предстоит устранить еще немало неясностей».

Но даже самые красивые теоретические модели нуждаются в опытной проверке. Можно ли подтвердить или опровергнуть циклическую космологию с помощью наблюдений? «Обе теории, и инфляционная, и циклическая, предсказывают существование реликтовых гравитационных волн, — объясняет Пол Стейнхардт. — В первом случае они возникают из первичных квантовых флуктуаций, которые в ходе инфляции размазываются по пространству и порождают периодические колебания его геометрии, — а это, согласно общей теории относительности, и есть волны тяготения.

В нашем сценарии первопричиной таких волн также служат квантовые флуктуации — те самые, что усиливаются при столкновении бран. Вычисления показали, что каждый механизм порождает волны, обладающие специфическим спектром и специфической поляризацией. Эти волны обязаны были оставить отпечатки на космическом микроволновом излучении, которое служит бесценным источником сведений о раннем космосе.

Пока такие следы обнаружить не удалось, но, скорее всего, это будет сделано в течение ближайшего десятилетия. Кроме того, физики уже думают о прямой регистрации реликтовых гравитационных волн с помощью космических аппаратов, которые появятся через два-три десятка лет».

Еще одно различие, по словам профессора Стейнхардта, состоит в распределении температур фонового микроволнового излучения: «Это излучение, приходящее из разных участков небосвода, не вполне однородно по температуре, в нем есть более и менее нагретые зоны. На том уровне точности измерений, который обеспечивает современная аппаратура, количество горячих и холодных зон примерно одинаково, что совпадает с выводами обеих теорий — и инфляционной, и циклической.

Однако эти теории предсказывают более тонкие различия между зонами. В принципе, их сможет выявить запущенная в прошлом году европейская космическая обсерватория 'Планк' и другие новейшие космические аппараты. Я надеюсь, что результаты этих экспериментов помогут сделать выбор между инфляционной и циклической теориями. Но может случиться и так, что ситуация останется неопределенной и ни одна из теорий не получит однозначной экспериментальной поддержки. Ну что ж, тогда придется придумать что-нибудь новое».





Согласно инфляционной модели, Вселенная вскоре после своего рождения очень короткое время экспоненциально расширялась, многократно удваивая свои линейные размеры. Ученые полагают, что начало этого процесса совпало по времени с отделением сильного взаимодействия и произошло на временной отметке в 10-36 с.

Такое расширение (с легкой руки американского физика-теоретика Сидни Коулмена его стали называть космологической инфляцией) было крайне непродолжительным (до 10-34 с), однако увеличило линейные размеры Вселенной как минимум в 1030— 1050 раз, а возможно, что и много больше. В соответствии с большинством конкретных сценариев, инфляцию запустило антигравитационное квантовое скалярное поле, плотность энергии которого постепенно уменьшалась и в конце концов дошла до минимума.

Перед тем как это случилось, поле стало быстро осциллировать, порождая элементарные частицы. В результате к окончанию инфляционной фазы Вселенная заполнилась сверхгорячей плазмой, состоящей из свободных кварков, глюонов, лептонов и высокоэнергетичных квантов электромагнитного излучения.

Радикальная альтернатива

1980-х годах профессор Стейнхардт внес немалый вклад в разработку стандартной теории Большого взрыва. Однако это ничуть не помешало ему искать радикальную альтернативу теории, в которую вложено столько труда. Как рассказал «Популярной механике» сам Пол Стейнхардт, гипотеза инфляции действительно раскрывает много космологических загадок, но это не означает, что нет смысла искать и другие объяснения: «Сначала мне было просто интересно попробовать разобраться в основных свойствах нашего мира, не прибегая к инфляции.

Позднее, когда я углубился в эту проблематику, я убедился, что инфляционная теория совсем не так совершенна, как утверждают ее сторонники. Когда инфляционная космология только создавалась, мы надеялись, что она объяснит переход от первоначального хаотического состояния материи к нынешней упорядоченной Вселенной. Она это и сделала — но пошла много дальше.

Внутренняя логика теории потребовала признать, что инфляция постоянно творит бесконечное число миров. В этом не было бы ничего страшного, если бы их физическое устройство копировало наше собственное, но этого как раз и не получается. Вот, скажем, с помощью инфляционной гипотезы удалось объяснить, почему мы живем в плоском евклидовом мире, но ведь большинство других вселенных заведомо не будет обладать такой же геометрией.

 



Бесплатное электричество для всех и еще 4 забытые изобретения Теслы

10 самых странных биологических открытий 2016 года

 

Короче говоря, мы строили теорию для объяснения своего собственного мира, а она вышла из-под контроля и породила бесконечное разнообразие экзотических миров. Такое положение дел перестало меня устраивать. К тому же стандартная теория не способна объяснить природу более раннего состояния, предшествовавшего эспоненциальному расширению. В этом смысле она так же неполна, как и доинфляционная космология. Наконец, она не в состоянии ничего сказать о природе темной энергии, которая уже 5 млрд лет управляет расширением нашей Вселенной».опубликовано 

 



Источник: masterok.livejournal.com/3312127.html

Бесплатное электричество для всех и еще 4 забытые изобретения Теслы

Поделиться



Все, что существует сейчас в нашем реальном мире, когда-то было великим изобретением. Даже простая лампочка. Но почему мы до сих пор не живем в том удивительном, фантастическом мире, которым грезили фантасты еще несколько десятилетий назад?





Есть популярная в определенных кругах теория, что люди, находящиеся на вершине нынешней социальной пирамиды, сознательно мешают прогрессу и уничтожают  революционные технологии, которые могли бы быть чудом для всего мира, но тем самым угрожали их традиционному бизнесу.

В этом контектсте чаще всего вспоминают инженерный гений Николы Теслы. Выдающийся изобретатель мог продвинуть технический прогресс нашей цивилизации на сотни лет вперед, но все его самые амбициозные проекты были потеряны.

 

Вот что действительно мог придумать Тесла, хотя принято считать, что это просто «фантазии».

Луч смерти





Никола Тесла утверждал, что в 1930-е годы изобрел «луч смерти«, который он называл Tele Force.

 

Устройство могло генерировать интенсивный луч энергии и направлять его в нужную точку:

«Мы можем использовать эту технологию для уничтожения вражеских боевых самолетов, целых иностранных армий или чего-нибудь еще, что вы бы хотели уничтожить», — писал Тесла.

Но «Луч смерти» так и не был построен. Возможно, Тесла сам уничтожил все связанные с ним документы и наброски, когда осознал, что с таким оружием отдельным странам было бы слишком легко уничтожить друг друга.

Изобретение Теслы могло «уничтожить все в радиусе 322 километров… Это сделает любую страну, большую или маленькую, неприступной для армий, самолетов и других средств для атаки«.

 

Тесла говорил, что это его изобретение неоднократно пытались украсть. В его кабинет врывались неизвестные, рывшиеся в его документах. Но ученый так основательно все прятал, что найти что-то серьезное им не удалось.

Осциллятор Теслы





В 1898 году Тесла утверждал, что построил и развернул небольшое колебательное устройство, которое чуть не  разнесло целое здание, в котором находился его офис, и все вокруг него.

 

Другими словами, устройство могло имитировать землетрясения. Понимая разрушительный потенциал своего изобретения, Тесла уничтожил осциллятор молотком и поручил своим сотрудникам молчать о причине землетрясения, если кто-то об этом будем спрашивать.

Некоторые ученые считают, что правительство США продолжает использовать исследование Теслы на объекте HAARP на Аляске.

 

Бесплатное электричество для всех





С помощью финансов компании JP Morgan, Тесла спроектировал и построил в 1901-1902 гг башню Ворденклиф — гигантскую беспроводную станцию передачи волн в Нью-Йорке.

 

Морган думал, что башня Ворденклиф сможет обеспечить беспроводную связь по всему миру. Но у Теслы были другие планы. Он хотел бесплатно передавать электричество и обеспечить мир бесплатной радиосвязью.

Тесла собирался использовать ее для передачи сообщений, телефонии и факсимильных изображений даже через Атлантический океан в Англию и на корабли, находящиеся в открытом море. Т.е. он утверждал, что владел всеми теми технологиями, которые в реальности появились лишь десятилетия спустя.

А еще эта башня каким-то образом должна была проводить электричество. Говорят, что если бы проект заработал, то любой мог бы получать электричество, просто воткнув якорь в землю.

К сожалению, бесплатное электричество — это не выгодно.

Никто из промышленников и финансистов, включая покровителей Теслы, не хотел революционных перемен в энергетической отрасли. Перемен, которые угрожали самому существованию их бизнеса.

Представьте, каким был бы мир, если бы общество не нуждалось в нефти и угле? Смогли бы тогда «сильные мира сего» все контролировать?

Компания JP Morgan отказалась финансировать изменения. Проект был заброшен в 1906 году и так и не заработал.

 

Летающая тарелка Теслы





В 1911 году, Никола Тесла сказал газете «The New York Herald», что он работает над «антигравитационным летательным аппаратом«:

«У моего летательного аппарата не будет ни крыльев, ни пропеллера. Увидев его на земле, вы никогда не догадаетесь, что это летательный аппарат. Тем не менее, он сможет летать в любом направлении с полной безопасностью, на более высокой скорости, чем любые другие, независимо от погодных условий, и не обращая внимания на «дыры в воздухе». Он сможет долгое время оставаться абсолютно неподвижным в воздухе, даже при сильном ветре. Его подъемная сила не будет зависеть от деликатного строения, похожего на птицу. Все дело в правильном механическом воздействии».

 

Летающую тарелку Теслы приводила в действие свободная энергия системы, в то время как все другие вещи из мира авиации и автомобильной промышленности зависели от нефти и нефтепродуктов.

Его изобретение постигла такая же судьба, как и систему бесплатной передачи энергии.

 

Сверхбыстрые Дирижабли





Тесла обещал, что дирижабли на электротяге будут перевозить пассажиров из Нью-Йорка в Лондон за 3 часа, путешествуя на высоте около 13 километров над землей.

 

Он также предполагал, что дирижабли смогут получать энергию прямо из атмосферы, и им не нужно будет останавливаться для дозаправки. Беспилотные дирижабли даже смогут использоваться для перевозки пассажиров на заранее выбранное место назначения. Ему так и не дали кредит на это изобретение.

 



Создан тепловой нанодвигатель, не требующий электричества

Факт в копилку доказательств эфира

 

Прошло много лет, и сегодня у нас есть беспилотники, выполняющие боевые задачи, сверхзвуковые самолеты, летающие на удивительной скорости и космические корабли, которые могут летать вокруг Земли в верхних слоях атмосферы.

Кстати, некоторые сторонники теорий заговора верят, что ФБР украло все работы, исследования и изобретения Теслы после его смерти. Просто вынесли все документы из его дома и офиса.опубликовано 

 



Источник: vmirechudes.com/5-zabytyx-izobretenij-tesly-kotorye-realno-ugrozhali-mirovoj-elite/?_utl_t=fb

Великие женщины-ученые и их открытия

Поделиться



Считается, что открытия, сделанные женщинами, не повлияли на развитие человечества и были скорее исключением из правил. Полезные мелочи или то, что мужчины не доделали, например, автомобильный глушитель (Эль Долорес Джонс, 1917) или дворники-стеклоочистители (Мэри Андерсон, 1903). Домохозяйка Марион Донован вошла в историю, сшив непромокаемый подгузник (1917), француженка Эрмини Кадоль в 1889 году запатентовала бюстгальтер. Женщины якобы придумали заморозку продуктов (Мэри Инжел Пенингтон, 1907), микроволновку (Джесси Картрайт), машины для уборки снега (Синтия Вестовер, 1892) и мытья посуды (Джозефина Кокрейн, 1886).





В своих ноу-хау дамы предстают интеллектуальным меньшинством, которое легкомысленно наслаждается фильтрами для кофе (Мерлитта Бенц, 1909), шоколадным печеньем (Рут Уэйкфилд, 1930) и розовым шампанским Николь Клико, в то время как суровые мужчины шлифуют линзы для микроскопов, бороздят просторы и строят коллайдеры.

На женском счету мало фундаментальных открытий и научных озарений, и даже в этом случае приходится делить лавры с мужчинами. Розалинд Элси Франклин (1920–1957), открывшая двойную спираль ДНК, разделила Нобелевскую премию с тремя коллегами-мужчинами, не получив официального признания.

Физик Мария Майер (1906 – 1972), выполнив всю работу по моделированию атомного ядра, «угостила» Нобелевской премией двоих соратников. И все же в некоторых случаях женская интуиция, изобретательность и способность упорно трудиться производили на свет нечто большее, чем шляпка или салат.
 
Гипатия Александрийская (355–415)

«Сохранить свое право думать, даже думать неверно – лучше, чем не думать вообще»



Гипатия, дочь математика Теона Александрийского, – первая в мире женщина-астроном, философ и математик. По свидетельству современников, превзошла в математике своего отца, ввела термины гипербола, парабола и эллипс. В философии ей не было равных. В 16 лет она основала школу неоплатонизма.

Преподавала в Александрийской школе философию Платона и Аристотеля, математику, занималась вычислением астрономических таблиц. Считается, что Гипатия изобрела или усовершенствовала дистиллятор, прибор для измерения плотности воды ареометр, астролябию, гидроскоп и планисферу – плоскую подвижную карту неба. Первенство в изобретении астролябии (прибора для астрономических измерений, который называют компьютером звездочета) оспаривается.

Как минимум, Гипатия со своим отцом доработала астролабон Клавдия Птолемея, сохранились и ее письма с описанием устройства. Гипатия – единственная женщина, изображенная на знаменитой фреске Рафаэля «Афинская школа», в окружении величайших ученых и философов.

В статье Ари Алленби An Astronomical Murder?, опубликованной в 2010 году в журнале Astronomy and Geophysics, рассматривается версия политического убийства язычницы Гипатии. В те времена Александрийская и Римская церкви устанавливали дату празднования Пасхи по разным календарям. Пасха должна была приходиться на первое воскресенье после полнолуния, но не раньше дня весеннего равноденствия.

Разные даты празднования могли вызвать конфликт в городах со смешанным населением, поэтому не исключено, что обе ветви единой церкви обратились за решением к светской власти. Гипатия определяла равноденствие по времени восходов и закатов. Не зная об атмосферном преломлении, она могла неверно вычислить дату.

Из-за таких расхождений Александрийская церковь утрачивала главенство в определении Пасхи во всей Римской империи. По версии Алленби, это могло спровоцировать конфликт между христианами и язычниками. Разъяренные горожане сожгли Александрийскую библиотеку, убили префекта Ореста, растерзали Гипатию и изгнали еврейскую общину. Позже город покинули ученые.

Леди Августа Ада Байрон (1815–1851)

«Аналитическая машина не претендует на то, чтобы создавать что-то действительно новое. Машина может выполнить все то, что мы умеем ей предписать»



Когда у лорда Байрона родилась дочь, поэт беспокоился, чтобы бог не наделил дитя поэтическим талантом. Но малышка Ада унаследовала от своей матери Аннабеллы Минбенк, прозванной в обществе «принцессой параллелограммов», дар более ценный, чем сочинительство.

Ей была доступна красота чисел, магия формул и поэзия вычислений. Лучшие преподаватели обучали Аду точным наукам. В 17 лет красивая и умная девушка познакомилась с Чарльзом Бэббиджем. Профессор Кэмбриджского университета представлял публике модель своей счетной машины. Пока аристократы глазели на смешение шестеренок и рычагов, как туземец на зеркальце, смышленая девушка засыпала Бэббиджа вопросами и предложила свою помощь.

Совершенно очарованный, профессор поручил ей перевести с итальянского очерки о машине, записанные инженером Манабреа. Ада работу выполнила и добавила к тексту 52 страницы примечаний переводчика и три программы, демонстрирующие аналитические возможности устройства. Так появилось программирование.

Одна программа решала систему линейных уравнений – в ней Ада ввела понятие рабочей ячейки и возможность изменять ее содержимое. Другая вычисляла тригонометрическую функцию – для этого Ада определила цикл. Третья находила числа Бернулли с использованием рекурсии.

Вот несколько ее предположений: операция – это любой процесс, который изменяет взаимное отношение двух или более вещей. Операция не зависит от объекта, к которому применяется. Действия можно производить не только над числами, но и над любыми объектами, которые возможно обозначить. «Суть и назначение машины изменятся от того, какую информацию мы в нее вложим. Машина сможет писать музыку, рисовать картины и покажет науке такие пути, которые мы никогда и нигде не видели».

Конструкция машины усложнялась, проект затянулся на девять лет, и в 1833 году, не получив результата, правительство Британии прекратило финансирование… Только через сто лет появится первая работающая вычислительная машина, и выяснится, что программы Ады Лавлейс работают. Еще через 50 лет планету заселят программисты, и каждый напишет свое первое «Hello, World!» Разностная машина была построена в 1991 году, к 200-летию со дня рождения Бэббиджа. Именем графини Лавлейз назван язык программирования АДА. В день ее рождения, 10 декабря, программисты всего мира отмечают свой профессиональный праздник.

Мария Кюри (1867–1934)

«В жизни нет ничего, чего стоило бы бояться, есть только то, что нужно понять»



Мария Склодовская родилась в Польше, входившей в состав Российской империи. В то время женщины могли получить высшее образование только в Европе. Чтобы заработать на учебу в Париже, Мария восемь лет работала гувернанткой. В Сорбонне она получила два диплома (по физике и математике) и вышла замуж за своего коллегу Пьера Кюри.

Вместе с мужем занималась исследованием радиоактивности. Чтобы выделить вещество с необычными свойствами, они в сарае вручную переработали тонны урановой руды. В июле 1989 супруги открыли элемент, который Мария назвала полонием. В декабре был открыт радий. Через четыре года изнурительной работы Мария наконец выделила дециграмм вещества, излучающего бледное сияние, и назвала оппонентам его атомный вес – 225.

В 1903 супругам Кюри и Анри Беккерелю присудили Нобелевскую премию по физике за открытие радиоактивности. Все 70 тысяч франков ушли на оплату долгов за урановую руду и оснащение лаборатории. В то время грамм радия стоил 750 тысяч франков золотом, но Кюри решили, что открытие принадлежит человечеству, отказались от патента и обнародовали свою методику. Через три года Пьер погиб, и Мари сама продолжила исследования.

Она была первой во Франции женщиной-профессором, читала студентам первый в мире курс по радиоактивности. Но когда Мария Кюри выставила свою кандидатуру в Академию наук, ученые мужи проголосовали «против». В день голосования президент Академии заявил привратникам: «Пропускайте всех, кроме женщин»…

В 1911 Мария выделила радий в чистой металлической форме, и получила Нобелевскую премию по химии. Мария Кюри стала первой женщиной, дважды получившей Нобелевскую премию и единственным ученым, получившим премию в разных областях науки. Мария предложила использовать радий в медицине – для лечения рубцовых тканей и онкологических заболеваний. Во время Первой Мировой войны создала 220 переносных рентгеновских установок (их называли «маленькими Кюри»).

В честь Мари и Пьера назван химический элемент кюрий и единица измерения радиоактивности – Кюри. Мадам Кюри всегда как талисман носила на шее ампулу с драгоценными частицами радия. Только после ее смерти от лейкемии выяснилось, что радиоактивность может быть опасной для человека.

Хэди Ламар (1913 – 2000)

«Любая девушка может быть обворожительной. Все что нужно, это стоять смирно и выглядеть глупенькой»



Дизайнерам может показаться знакомым лицо Хэди Ламар – лет десять назад ее портрет был на заставке Сorel Draw. Одна из самых красивых актрис Голливуда Хедвиг Ева Мария Кислер родилась в Австрии. В юности актриса набедокурила – снялась в фильме с откровенной сексуальной сценой. За это Гитлер назвал ее позором рейха, понтифик призвал католиков не смотреть фильм, а родители быстро выдали ее замуж за Фрица Мандла.

Супруг занимался оружейным бизнесом и ни на секунду не расставался с женой. Девушка присутствовала на встречах мужа с Гитлером и Муссолини, на совещаниях промышленников, наблюдала за производством оружия. Сбежала от мужа, напоив прислугу снотворным и переодевшись в ее платье, отправилась в Америку. В Голливуде началась новая жизнь под новым именем.

Хэди Ламар «подвинула» на большом экране блондинок и сделала прекрасную карьеру, заработав на съемках 30 миллионов долларов. Во время войны актриса заинтересовалась радиоуправляемыми торпедами и обратилась в Национальный совет изобретателей США. Чиновники, чтобы отделаться от красотки, всучили ей облигации на продажу. Хэди объявила, что поцелует каждого, кто купит облигаций на сумму более 25 тысяч долларов. И собрала 17 миллионов.

В 1942 году Хэди Ламар и композитор-авангардист Джордж Антейл запатентовали технологию «прыгающих частот» – Secret Communication System. Об этом изобретении можно сказать «Музыка навеяла». Антейл экспериментировал с пианолами, колоколами и пропеллерами. Наблюдая, как композитор пытается заставить их синхронно звучать, Хэди пришла к решению.

Сигнал с координатами цели передается на торпеду по одной частоте – его можно перехватить и перенаправить торпеду. Но если канал передачи менять случайным образом и при этом передатчик и приемник синхронизированы, то данные будут защищены. Рассматривая чертежи и описание принципа работы, чиновники острили: «Вы хотите в торпеду засунуть пианино?»

Изобретение не было реализовано из-за ненадежности механических компонентов, но пригодилось в эпоху электроники. Патент стал основой для связи с расширенным спектром, которая сегодня используется повсюду, от мобильных телефонов до Wi-Fi 802.11 и GPS. День рождения актрисы 9 ноября назван днем изобретателя в Германии.

Барбара МакКлинток (1902–1992)

«В течение многих лет мне очень нравилось то, что я не была обязана защищать свои представления, а могла просто работать с огромным удовольствием»



Генетик Барбара МакКлинток в 1948 году открыла перемещение генов. Только через 30 лет после открытия, в 81 год, Барбара МакКлинток получила Нобелевскую премию, став третьей женщиной – нобелевским лауреатом. Изучая влияние рентгеновских лучей на хромосомы кукурузы, МакКлинток обнаружила, что некоторые генетические элементы могут изменять свое положение в хромосомах.

Она предположила, что существуют мобильные гены, которые подавляют или изменяют действие соседних с ними генов. Коллеги отреагировали на сообщение несколько враждебно. Выводы Барбары противоречили положениям хромосомной теории. Принято было считать, что положение гена стабильно, а мутации – явление редкое и случайное.

Барбара шесть лет продолжала исследования и упорно публиковала результаты, но научный мир ее игнорировал. Она занялась преподаванием, обучала цитологов из южноамериканских стран. В 1970-е ученым стали доступны методы, позволявшие изолировать генетические элементы, и правота Барбары МакКлинток была доказана.

Барбара МакКлинток разработала метод визуализации хромосом и, применив микроскопический анализ, сделала множество фундаментальных открытий в цитогенетике. Она объяснила, как происходят структурные изменения в хромосомах. Описанные ею кольцевые хромосомы и теломеры позже были найдены у человека.

Первые проливают свет на природу генетических болезней, вторые объясняют принцип клеточного деления и биологического старения организма. В 1931 году Барбара Макклинток и ее аспирантка Гарриет Крейтон исследовали механизм рекомбинации генов при воспроизводстве, когда родительские клетки обмениваются частями хромосом, давая начало новым генетическим чертам у потомства.

Барбара открыла транспозоны – элементы, выключающие окружающие их гены. Она совершила множество открытий в цитогенетике – более 70 лет назад, без поддержки и понимания коллег. По оценкам цитологов, из 17 крупных открытий в цитогенетике кукурузы, в 30-е годы, десять совершила Барбара МакКлинток.

Грейс Мюррей Хоппер (1906 – 1992)

«Идите и делайте; вы всегда успеете оправдаться позже»



Во время Второй мировой войны 37-летняя Грейс Хоппер, доцент и математик, поступила на службу в Военно-морской флот США. Год отучилась в школе мичманов и хотела отправиться на фронт, но Грейс направили к первому в США программируемому компьютеру Марк I – переводить баллистические таблицы в двоичные коды. Как позже вспоминала Грейс Хоппер: «Я не разбиралась в компьютерах – ведь этот был первым».

Потом были Марк II, Марк III и UNIVAC I. С ее легкой руки вошли в обиход слова bug – ошибка и debugging – отладка. Первый «баг» был настоящим насекомым – в компьютер залетел мотылек и замкнул реле. Грейс его вытащила и вклеила в рабочий журнал. Логический парадокс для программистов «Как компилировали первый компилятор?» – это тоже Грейс. Первый в истории компилятор (1952), первая библиотека подпрограмм, собранная вручную, «потому что лень вспоминать, если это делали раньше», и КОБОЛ, первый язык программирования (1962), похожий на обычный язык – все это появилось благодаря Грейс Хоппер.

Эта маленькая женщина считала, что программирование должно быть общедоступным: «Существует много людей, которым нужно решать разные задачи… им нужны языки другого типа, а не наши попытки превратить их всех в математиков». В 1969 году Хоппер получила награду «Человек года».

 

 

Антропософия: развитием духовной мудрости человека через самопознание

Что такое «быть в сознании» с точки зрения нейронауки

 

В 1971 году была учреждена премия имени Грейс Хоппер для молодых программистов. (Первым номинантом стал 33-летний Дональд Кнут, автор многотомной монографии «Искусство программирования».) В 77 лет Грейс Хоппер получила звание коммодора, а два года спустя указом президента США ей присвоили звание контр-адмирала.

Адмирал Грей Хоппер вышла в отставку в 80 лет, пять лет ездила с лекциями и докладами – шустрая, невероятно остроумная, с пучком «наносекунд» в сумочке. В 1992 году умерла во сне в новогоднюю ночь. В ее честь назван эсминец ВМФ США USS Hopper, и каждый год Ассоциация вычислительной техники присуждает лучшему молодому программисту премию имени Грейс Хоппер.опубликовано 

 

Автор: Наталья Калиниченко

 



Источник: hochu.ua/cat-stars/life-lessons/article-32118-velikie-zhenschinyi-uchenyie-i-ih-otkryitiya/

Фестский диск, созданный 3700 лет назад, расшифрован

Поделиться



23 апреля 1983 г. Геннадий Гриневич, с необыкновенным волнением и подъемом, как он сам говорит, в одну ночь раскрыл тайну века — прочитал загадочные письмена на Фестском диске. Одно из величайших открытий ХХ века, которое замалчивается, значительных прорывов в истории мировой культуры.

Для русских оно имеет особое значение, поскольку доказывает право нашего народа, нашей славянской цивилизации быть названной в ряду древнейших цивилизаций земли. Именно поэтому открытие Гриневича встретило замалчивание и беспардонную критику и на Западе и, разумеется, в родной стране со стороны наших неуемных деятелей науки и государства.





Гриневич Геннадий Станиславович — русский языковед-исследователь, лингвист, дешифровщик. Старший научный сотрудник Отдела всемирной истории Русского Физического Общества (г. Москва). Занимался систематизацией и дешифровкой рунических знаков и надписей западных славян, о. Крита, этрусков, Древней Индии. Составил сводную таблицу знаков праславянской письменности. Основные работы: “Праславянская письменность. Результаты дешифровки” /1993/, “В начале было слово” /1997/.

По фрагментам из книги Гриневича Г.С. “Праславянская письменность. Результаты дешифровки”. М.1993 г.: 

Загадочный Фестский диск, таинственные этруски стоят в одном ряду с такими тайнами нашей планеты, как статуи острова Пасхи, египетские пирамиды и Атлантида. Проблему происхождения этрусков и их языка называют иногда “загадкой номер один” современной исторической науки. Этрусские слова “цистерна”, “персона”, “церемония” и ряд других вошли в языки мира. 





Римлян считают учителями Западной Европы. Учителя учителей — этруски. Но кто они были, на каком языке говорили — это оставалось загадкой. Оставался и загадкой уникальный письменный памятник — Фестский диск, изготовленный на Крите в XVII веке до н. э., который представляет из себя древнейшую штампованную надпись.

В 1908 году итальянская археологическая экспедиция, работавшая в южной части острова Крит, вела раскопки царского дворца древнего города Феста, где Луиджи Пернье, обнаружил замечательный образец неведомой дотоле письменности.

Это был небольшой по размерам диск из хорошо обожженной глины, имевший диаметр 15,8-16,5 см и толщину 1,6-2,1 см. С обеих сторон его покрывала, подобно причудливому узору, спирально идущая надпись, составленная из множества аккуратно отштампованных на керамической поверхности знаков (первое полиграфическое изделие!).

Знаки объединялись в группы, разделенные вертикальными линиями. В некоторых группах в нижней части строки справа от знака имелся уже знакомый нам косой штрих, аналогичный “вираму” — особому знаку индийской слоговой письменности деванагари.

Диск был условно датирован 1700 г. до н.э. — эпохой 3-го среднеминойского периода: к ней же относилась лежащая рядом с диском разломанная табличка линейного письма. Сегодня этот диск известен многим по эмблемам археологических выставок и обложкам книг.

Обстоятельно исследованный, вплоть до химического состава глины, из которого он изготовлен, диск почти 80 лет хранил молчание. Необычность формы письменного памятника и невозможность его прочтения сделали его символом всего таинственного и загадочного в области древней истории, археологии и лингвистики. Попыток расшифровать Фестский диск было великое множество. Прочесть его не мог даже Академик Джон Чедвик, опытнейший дешифровщик. Он сказал однажды: “Дешифровка этой надписи остается за пределами наших возможностей”. 





Рассказывает Геннадий Гриневич:

«Никто же древним славянским письмом не занимался, никто же эти надписи так и не собрал! Эти надписи, о которых упоминали Е. Классен, Лицееевский, граф Потоцкий и другие, мне удалось расшифровать, считая, что эти надписи выполнены “чертами и резами” (их еще иногда называют славянскими рунами).

Вся система была уже до меня разработана. Было известно, что это письмо слоговое, что слоги только открытые, и я сопоставил ряды знаков критской письменности знакам черт и резов, то увидел их значительное сходство. Сведения о том, что этруски были славянским племенем, я почерпнул из словаря Стефана Византийского, где говорится о том, что “этруски — это словенское племя”…

Официальная наука считает, что в этрусском словаре существует 28 букв. У меня же получилось — 67. После того как мы озвучили эти знаки, мы просто начинаем читать эти тексты. И если идет нормальная славянская речь, берем словарь праславянского языка, составленный Трубачевым, или древнерусский словарь, или словарь Востокова старославянского языка, и мы находим эти слова не в греческом словаре, не в китайском, а в славянских словарях, и переводим этот текст…

Фестский диск — это, получается, более возвышенное такое письмо, когда линейный элементарный знак облекался в форму рисунка… эта традиция сохранялась впоследствии… вот например, когда у нас уже было книжное дело на Руси, когда мы писали кириллицей, заглавные буквы могли изображаться в виде рисунков, например, в виде какого-то чудища… и вот, на Фестском диске из рисунка можно вычленить тот линейный знак, который и положен в основу каждого рисунка.

Я прочитал Фестский диск за одну ночь — 23 апреля 1983 г., подъем был необыкновенный. В это время у меня как раз родилась внучка. Наши предки оказались на Крите не по своей воле. В 60-е г.г. был такой известный археолог Брюсов, который, описывая исход трипольцев из Триполья (он делал доклад об изгнании русов) давал возможную трактовку этих событий, и вот, изгнание русов и появление их на чужой земле, на которой они теперь вынуждены обустраиваться, но тоскуют по-прежнему о своей родине — Рысиюнии (или Росиюнии), это очень сходилось с представлениями Брюсова. И я впервые получил при своей расшифровке конкретный исторический сюжет...»





Текст Фестского диска

Сторона А

| ЦĔ ГО(Р)СЫ | ЧЕИ | БĔ ЖЕ НИ ЩОШЪ 21 | ЦĔ ГО(Р)СЫ | ННО ПО | ЧЕИ | ВЪ МЕС(Т)О | НОУВЫЙА | ЩĔ ВЫ ЙУ ОЩĔ 1 МС(Т)Ę | ЧВĔ | ВЫ ПОСЫЛĔШĔ | МС(Т)Ŏ | ©ПОРЫ | БĔ ЖЕ НИ ЩĔШĔ | МС(Т)Ŏ | ЧВĔ | ВЫ ПОСЫЛĔШĔ | ТĘСИ | ЦĔПОЙУ | БQ ЙЕ(А) ЩИЧЕ | НИНОЩИ | НИ MEC(T)Q |? ВИЙА | ЗА МОЩЬ | ВЪ БQДQЩĔ | РЫЙЕТЬ | Ж(Q?)Е Е | ЧĘДQ ЙО | ВЪЙЕДĔ | ВЧЕИ |

Сторона Б

БQДQ | ЛАПО Ж(Q?)Е | БQ ПОНИЙ | БQ ВЫСИ БЫШЕ | ЗАБQДИ Е МЫ | (Й)ДЕ ВЫ ПОБQ ЧĘДQ БQ | НИВЫ БQ | ЛĔПО Ж(Q?)ЩЬ | ЗАБQДИ Е МЫ | ЧĘДQ Е | ИЗА Е | ЗАБQДИ Е | ЧЕ ШĚШЕ | РЫСИЙУНИЙА | ЧЕРЫЕ | ВЫОЧИ | НИКQДŎ ДĚ ЙО | ЦЕ ЦĚЛĚШĚ | ЙЕДИМĘ | НИ ЙЕДĚ БQ | ЛĚ ?? ЖЕ МЫ | ВЫ ЧЕИ БQТИ | РЫСИЧЕИ | Д ВЫ ПОЧИ | ВЪ КОДЪРИ | ШЬЛĚМЫ | РОПО ЖЕ | НИ БQДQ ЩĚ | БQ ЙА МЫ |

 

Перевод текста Фестского диска (дословный).

Сторона А

ХОТЯ ГОРЕСТИ ЧЬИ БЫВШИЕ ЖЕ В ПРОШЛОМ НЕ СОЧТЁШЬ В МИРЕ БОЖЬЕМ, ОДНАКО ГОРЕСТИ НЫНЕШНИЕ СВЕРХ(ГОРЕСТЕЙ) ЧЬИХ В МИРЕ БОЖЬЕМ. В МЕСТЕ НОВОМ ЕЩЁ ВЫ (ИХ) ОЩУТИТЕ В МИРЕ БОЖЬЕМ. ВМЕСТЕ, В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЧТО ВАМ ПОСЛАЛ ЕЩЁ ГОСПОДЬ? МЕСТО В МИРЕ БОЖЬЕМ. СПОРЫ БЫВШИЕ В ПРОШЛОМ ЖЕ НЕ СЧИТАЙТЕ В МИРЕ БОЖЬЕМ. МЕСТО В МИРЕ БОЖЬЕМ, ЧТО ВАМ ПОСЛАЛ ГОСПОДЬ, ОБСТУПИТЕ ЦЕПЬЮ В МИРЕ БОЖЬЕМ. БУДЕТЕ ЕГО ЗАЩИЩАТЬ ДНЁМ И НОЧЬЮ В МИРЕ БОЖЬЕМ. НИ МЕСТО – (ВОЛЮ) В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЗА МОЩЬ В БУДУЩЕМ РАДЕТЬ В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЖИВУТ, ЕСТЬ ЧАДА ЕЁ, ВЕДАЯ ЧЬИ (ОНИ) В МИРЕ БОЖЬЕМ.

Сторона Б

БУДЕМ ОПЯТЬ ЖИТЬ. БУДЕТ СЛУЖЕНИЕ БОГУ. БУДЕТ ВСЁ В ПРОШЛОМ – ЗАБУДЕМ (КТО) ЕСТЬ МЫ. ГДЕ ВЫ ПОБУДЕТЕ – ЧАДА БУДУТ, НИВЫ БУДУТ, ПРЕКРАСНАЯ ЖИЗНЬ – ЗАБУДЕМ (КТО) ЕСТЬ МЫ. ЧАДА ЕСТЬ – УЗЫ ЕСТЬ – ЗАБУДЕМ КТО ЕСТЬ: ЧТО СЧИТАТЬ, ГОСПОДИ! РЫСИЮНИЯ ЧАРУЕТ ОЧИ. НИКУДА (НЕ) ДЕТЬСЯ (ОТ) НЕЁ. ОДНАКО ИЗЛЕЧИШЬСЯ ЕДИНО, ГОСПОДИ. НИ ОДНАЖДЫ БУДЕТ, (УСЛЫШИМ?) ЖЕ МЫ: ВЫ ЧЬИ БУДЕТЕ, РЫСИЧИ? ДЛЯ ВАС ПОЧЕСТИ; В КУДРЯХ ШЛЕМЫ; РОПОТ ЖЕ, ГОСПОДИ. НИ ЕСТЬ ЕЩЁ, БУДЕМ ЕЁ МЫ В МИРЕ БОЖЬЕМ*.

 

Перевод текста Фестского диска (на современный русский язык).

Сторона А

Горести прошлые не сочтѐшь, однако горести нынешние горше. На новом месте вы почувствуете их. Все вместе. Что вам послал ещѐ господь? Место в мире божьем. Распри прошлые не считайте. Место в мире божьем, что вам послал господь, окружите тесными рядами. Защищайте его днѐм и ночью: не место – волю. За мощь его радейте. Живы ещѐ чада Ее, ведая, чьи они в этом мире божьем.

Сторона Б

Будем опять жить. Будет служение богу. Будет всѐ в прошлом – забудем кто есть мы. Где вы пребудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь – забудем кто есть мы. Чада есть – узы есть – забудем кто есть. Что считать, господи! РЫСИЮНИЯ чарует очи. Никуда от неѐ не денешься, не излечишься. Ни единожды будет, услышим мы: вы чьи будете, Рысичи, что для вас почести, в кудрях шлемы; разговоры о вас. Не есть ещѐ, будем Еѐ мы, в этом мире божьем.





Содержание текста Фестского диска предельно ясное: племя (народ) «Рысичей» вынуждено было оставить свою прежнюю землю – «Рысиюнию», где на их долю выпало много страданий и горя. Новую землю «Рысичи» обрели на Крите. Автор текста призывает беречь эту землю: защищать еѐ, радеть о еѐ мощи и силе. Неизбывная тоска, от которой никуда не деться, не излечиться, наполняет текст при воспоминании автора о «Рысиюнии».

Минойцы, они же трипольцы-пеласги, предки этрусков, являлись славянским племенем. К этому теперь еще можно добавить, что подлинное, неискаженное самоназвание этого племени было «Рысь», а «Рысичи» – это представители этого племени. Этот тотем наших далеких предков, по-моему, достаточно уверенно подтверждает версию о том, что на Крит они пришли с севера, то есть из Триполья. Да и события, описанные в тексте Фестского диска, хорошо согласуются с данными А. Я. Брюсова об исходе трипольцев из Поднепровья в начале II тысячелетия до н.э.

И в заключение к очерку о Фестском диске небольшая информация, хорошо известная лингвистам: Роса – русый – ржавый – рудый – рыжий – рысь – семья однокоренных слов. Используя эту информацию, можно поставить знак равенства между словами «Рысь» и «Русь», «рысичи» и «русичи».

 



Антропософия: развитием духовной мудрости человека через самопознание

Пирамиды с двойным дном: цивилизация майя открыла новые тайны

 

Прошло более 30 лет, а открытие Гриневича так и не заняло свое достойное место в ряду достижений мировой цивилизации и мало кому известно. Метод Гриневича очень прост и понятен. И каждый может сам убедиться, что он верен. Каждый, овладевший этим методом, может сам прочитать загадочные послания наших далеких предков.  опубликовано 

 

Автор: Виктор Макс

 



Источник: cont.ws/post/443701?_utl_t=fb