5 русских произведений, которые вдохновляют иностранных писателей

Поделиться



За что любят стихи Бродского и Евтушенко, почему выбирают не самый очевидный роман Достоевского и что думают об Анне Карениной.

 

Мэри Гейтскилл: «Анна Каренина» Льва Толстого

 

Мэри Гейтскилл — американская писательница; в ее произведениях, как правило, центральное место занимают героини, которые пытаются преодолеть внутренний конфликт.





 

 

Ее книги затрагивают многие табуированные темы, включая проституцию, наркозависимость и садомазохизм. По рассказу Гейтскилл «Секретарша» в 2001 году был снят одноименный фильм с Мэгги Джилленхол в главной роли. Гейтскилл считает, что всего одна сцена может полностью перевернуть представление читателя о герое — один из самых ярких примеров можно найти в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

Одна сцена в «Анне Карениной» была настолько красивой и продуманной, что я даже встала, пока читала ее. Мне пришлось отложить книгу, так я была удивлена, и в моих глазах роман поднялся на совершенно новый уровень.

Анна сказала своему мужу, Каренину, что любит другого мужчину и спит с ним. Вы уже привыкли воспринимать Каренина как слишком гордого, но довольно жалкого героя: он высокомерный, непреклонный человек. Он старше Анны, он лысеет, он говорит несуразно визгливым голосом. Он настроен против Анны. Она ему совершенно отвратительна после того, как забеременела от своего любовника Вронского. Но сначала у вас появляется впечатление, что больше всего в этой ситуации ущемлена его гордость, и это делает его несимпатичным персонажем.

Затем он получает телеграмму от Анны: «Умираю, прошу, умоляю приехать. Умру с прощением спокойнее». Сначала он думает, что это обман. Он не хочет ехать. Но потом он понимает, что это слишком жестоко и что все его осудят, — он должен. И он едет.

Когда он входит в дом, где лежит умирающая Анна в бреду горячки, он думает: если ее болезнь есть обман, то он промолчит и уедет. Если она действительно больна, при смерти и желает его видеть пред смертью, то он простит ее, если застанет в живых, и отдаст последний долг, если приедет слишком поздно.

Даже в этот момент он кажется крайне непреклонным. Мы думаем, что ничто не рассеет невозмутимость этого человека. Но когда он видит, что Анна жива, он чувствует, как сильно надеялся, что она уже умрет, хотя понимание этого и шокирует его.

Потом он слышит ее лепет. И ее слова неожиданны: она говорит о том, как он добр. Что, конечно, она знает, что он ее простит. Когда она наконец видит его, она смотрит на него с такой любовью, какой он до сих пор не знал, и говорит:

«…во мне есть другая, я ее боюсь — она полюбила того, и я хотела возненавидеть тебя и не могла забыть про ту, которая была прежде. Та не я. Теперь я настоящая, я вся».

Анна говорит о решениях, которые она принимала, в третьем лице — как будто Каренина предал кто-то еще. И кажется, что тут она изменилась, как будто стала другим человеком. Меня это так удивило. Идея Толстого в том, что в нас может быть одновременно два человека, а может и больше. И дело не только в Анне. Пока она рассказывает Каренину о том, как любит его, умоляя о прощении, он сам тоже меняется. Человек, который, как нам казалось, все время будет несгибаемым и скучным, оказывается, имеет и совершенно другую сторону.

В романе показывалось, что он всегда ненавидел то беспокойство, которое вызывали в нем чужие слезы и грусть. Но когда он мучается от этого ощущения при словах Анны, он наконец понимает, что сочувствие, которое он испытывает к другим людям, — это не слабость. Впервые он воспринимает эту реакцию с радостью; любовь и прощение совершенно ошеломляют его. Он встает на колени и начинает плакать в объятиях Анны, она поддерживает его и обнимает его лысеющую голову. Качество, которое он ненавидел, — это и есть его суть, и понимание этого приносит ему мир. Вы верите этому полному перевороту, вы верите в то, что на самом деле эти люди именно такие. Мне кажется странным, что герои сильнее всего кажутся собой именно в те моменты, когда ведут себя так, как никогда раньше. Я не совсем понимаю, как такое может быть, но удивительно, что это работает.

Но затем этот момент проходит. Анна больше не говорит о «другой», которая есть в ней. Сначала я была разочарована, но потом подумала: нет, так еще реалистичней. То, что делает Толстой, даже лучше, потому что более правдиво. Мы испытываем большее чувство потери, зная, что что-то больше не повторится.

В этой сцене я во многом увидела суть книги. Все говорят, что «Анна Каренина» — о страсти, которая идет против общества, но я думаю, что гораздо сильнее как раз противоположное, а именно то, как силы общества ограничивают самовыражение личности.

 

 

Стивен Бартельм: «Дама с собачкой» Антона Чехова

 

Стивен Бартельм — американский автор рассказов и эссе, которые публиковались в таких изданиях как The New Yorker, The New York Times и The Atlantic. Несколько раз работал в соавторстве со своими братьями: Дональдом (умер в 1989 году) и Фредериком. Например, вместе с Фредериком Стивен написал «Ставки удвоены: Размышления об азартной игре и потере» — невыдуманную историю о том, как они проиграли в карты все свое наследство. Сейчас Бартельм преподает в Университете Южного Миссисипи.





 

Сильное впечатление на него произвел рассказ Антона Чехова «Дама с собачкой». Это произведение заставило его задуматься о том, что писателю следует принимать мир во всем его несовершенстве.

Как отмечали многие более именитые, чем я, писатели, «Дама с собачкой» — потрясающий рассказ, полный запоминающихся деталей. Меня в нем восхищают те же моменты, что и Набокова: например, сцена, когда после секса Гуров режет арбуз под театральные рыдания героини об утрате добродетели, или чернильница в виде всадника с отбитой головой в провинциальной гостинице.

Но больше всего мне запомнился пассаж ближе к концу, когда бывший донжуан размышляет о приближающейся старости и о женщинах, которых он знал:

«За что она его любит так? Он всегда казался женщинам не тем, кем был, и любили в нем не его самого, а человека, которого создавало их воображение и которого они в своей жизни жадно искали; и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили»

Это удивительный момент, но все же лучшие современные писатели тоже способны на такое: вдумчивый и свободомыслящий автор может заметить подобную психологическую иронию и признать ее ценность для читателя.

Но именно благодаря финалу — «…и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили» — этот пассаж близок к совершенству; такой поворот под силу единицам (скажем, Элис Манро). Чехову все равно, что замечание его героя нелогично и неразумно. Ему все равно, хороша ли эта мысль или дурна, его интересует лишь то, что люди думают именно так — и это восхитительно. Это то, что поэт Чарльз Симик назвал правильным предметом поэзии: «Удивление тому, что прямо перед тобой. Изумление перед миром». Нравственные убеждения большинства писателей мешают им увидеть это, и даже если они увидят, большинству из них не хватит выдержки, не хватит любви к миру, чтобы признать, что существующий порядок вещей в некотором роде идеален. Вот что, по моему мнению, так восхитительно в Чехове.

 

 

Кэтрин Харрисон: «Любовь» Иосифа Бродского

 

Кэтрин Харрисон — американская писательница, наибольшую (и довольно скандальную) известность которой принесли ее мемуары «Поцелуй». В них она рассказывает об интимных отношениях с собственным отцом, которые длились четыре года. Книга была принята неоднозначно: некоторые критики, например, отмечали, что она «отталкивающая, но написана прекрасно». Также Харрисон преподает в Хантерском колледже Городского университета Нью-Йорка. По мнению Харрисон, стихотворение Иосифа Бродского «Любовь» помогает нам понять суть писательского труда: творцу нужно меньше думать и больше прислушиваться к бессознательному.





«Любовь» Иосифа Бродского — это стихотворение, в котором герою снится умершая возлюбленная. Во сне воскрешаются утраченные возможности — мысли о том, что они занимаются любовью, заводят детей и живут вместе. В конце стихотворения автор подчеркивает идею верности, которая выходит за рамки земной жизни, в сферу вне сознания, нематериальную, не постижимую умом. Можно сказать, что это сфера мистического или невыразимого. Как ее ни называй, но я в нее верю.

Через все стихотворение Бродский проносит противопоставление света и тьмы. В темноте воспоминания о женщине из сна поглощают рассказчика настолько, что она кажется реальной. Когда он включает свет, она испаряется:

…И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного.


Многие процессы протекают именно в царстве тьмы. В подсознании, во сне, даже, на некотором уровне, при общении с другими людьми без слов. Под тьмой я не имею в виду темноту как отсутствие света. Я имею в виду ту часть жизни, которую нельзя понять с помощью сознания или анализа.

Суть стихотворения заключается в строке:

Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете


Я думаю, Бродский подразумевает, что свет может исправить что-то в материальном мире, но для него существуют ограничения. Например, медицина может излечить при свете. Но если болен дух, то и жизни нет. И иногда нет иного способа восстановить утраченное, кроме как с помощью мечты и воображения.

Эта строка также определяет творческий процесс писателя — по крайней мере, как я его вижу. Для меня писательство — это занятие, которое требует умственной работы, но его также питает бессознательное. Мое творчество направляется нуждами моего бессознательного. И с помощью этого темного, неясного процесса я способна восстановить то, что иначе было бы утеряно. Например, в романе я могу восстановить утраченные голоса — обычно женские — и дать слово тем, кого заставляли молчать.

Сейчас я преподаю писательское мастерство. Забавно, но раньше я бы и представить не могла, что чаще всего буду повторять своим ученикам: «Пожалуйста, перестаньте думать». Люди действительно пишут лучше, когда не думают, то есть не прислушиваются к голосу своего сознания.

 

Руперт Томсон: «Станция Зима» Евгения Евтушенко

 

Руперт Томсон — английский литератор, автор девяти романов. Его часто сравнивают с такими не похожими друг на друга писателями, как Франц Кафка, Габриэль Гарсиа Маркес, Чарльз Диккенс и Джеймс Баллард. Критик Джеймс Вуд назвал его «одним из самых странных и освежающе неанглийских голосов современной художественной литературы». Его роман «Оскорбление» вошел в список 100 любимых книг Дэвида Боуи.





Руперт Томсон в своей работе часто вдохновляется поэмой Евгения Евтушенко «Станция Зима». Этот необыкновенный интерес он объясняет, в частности, своей биографией. Томсон вырос в маленьком городке, из которого ему не терпелось уехать. Он мечтал стать поэтом и часто забегал в книжный магазин. Однажды там ему попался сборник Евтушенко, который, в свою очередь, провел детство в маленьком сибирском городке. Поиск дороги в большой мир сделал русского поэта понятным и близким юному Томсону.

Поэма Евтушенко «Станция Зима» рассказывает о том, как герой покидает свою малую родину и затем возвращается. Он опубликовал ее в 1956 году, тогда ему было 23. К этому моменту он уже провел много лет вдали от Зимы, его жизнь совершенно изменилась: он жил в Москве, общался с творческими людьми, учился писать. В поэме Евтушенко представляет, что возвращается домой совершенно другим человеком, разговаривает с родными и знакомыми, стараясь примирить юность и взрослую жизнь, сельский уклад и свое новое окружение.

В конце стихотворения станция Зима — местная железнодорожная станция — сама обращается к поэту, в ее словах слышится мудрость старшего поколения. Мне нравится, как станция просит героя покинуть дом и идти к неизведанным, неясным горизонтам:

… Ты не горюй, сынок, что не ответил
на тот вопрос, что задан был тебе.
Ты потерпи, ты вглядывайся, слушай,
ищи, ищи.
Пройди весь белый свет.
Да, правда хорошо,
а счастье лучше,
но все-таки без правды счастья нет.
Иди по свету с гордой головою,
чтоб все вперед — и сердце и глаза,
а по лицу — хлестанье мокрой хвои,
и на ресницах — слезы и гроза.
Люби людей,
и в людях разберешься.
Ты помни:
у меня ты на виду.
А трудно будет
ты ко мне вернешься…
Иди!»
И я пошел.
И я иду.


Здесь так много замечательных советов на тему счастья, любви, путешествий, людей — тут практически все, о чем следует думать, и всего в нескольких коротких строчках. Меня всегда поражало, с каким великодушием ожившая станция Зима просит поэта покинуть ее. Когда она говорит о необходимости оставить свои истоки, свои корни и двигаться вперед, ее слова напоминают слова идеального родителя — в том плане, что родитель, который действительно любит своего ребенка, отпустит его, сделает все возможное, чтобы он уехал, в то время как неуверенный в себе человек ради собственного блага заставит свое дитя остаться. «А трудно будет, ты ко мне вернешься, — говорит станция, заклиная его уехать и посмотреть мир за порогом отчего дома. — Иди!» В этой позиции есть зрелость и бескорыстие. Станция Зима заботится лишь о судьбе поэта и думает о том, что для него лучше.

Поэма призывает нас двигаться в неизведанное — прочь из дома, от себя к другим. Это призыв выйти из зоны комфорта, географически и психологически, и исследовать новые места, которые могут напугать, удивить или испытать нас на прочность. Эта идея применима и к моим мыслям о писательстве и искусстве.

 

Аля Аль-Асуани: «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского

 

Аля Аль-Асуани — один из главных современных египетских писателей, его роман «Дом Якобяна» считается самым громким арабским романом ХХI века: он переведен на 34 языка, в том числе на русский. Несмотря на популярность своих произведений, Аль-Асуани не бросает и свою постоянную работу: он практикующий стоматолог. Также он активно участвует в политической жизни Египта. Знаковым произведением для него стали «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского. По словам Аль-Асуани, эта книга учит читателя понимать людей, а не судить, и не делить мир на черное и белое.





В «Записках из Мертвого дома» Достоевский рассказывает о том, как четыре года прожил на каторге в Сибири. Это было настоящей мукой, а поскольку он происходил из благородной семьи, другие арестанты всегда чувствовали себя неловко в его компании. В то время в России каторжников разрешалось пороть, и Достоевский описывает это наказание с большим чувством. В конечном счете именно благодаря этой книге император отменил порку, так что произведение сыграло важную роль в развитии российского общества.

В романе есть сцена, где умирает молодой арестант. В это время стоящий рядом каторжник начинает плакать. Нельзя забывать о том, что это люди, которые совершили страшные преступления. Автор описывает, как унтер-офицер с недоумением смотрит на него. И тогда он говорит:

«Тоже ведь мать была!»

«Тоже» играет важную роль в этом предложении. Этот человек совершал преступления. Он не приносил пользы обществу. Дела его были ужасны. Но он тоже человек. У него тоже была мать, как и у всех нас. Для меня роль литературы заключается в этом самом «тоже». Это значит, что мы поймем, мы простим, мы не осудим. Мы должны помнить, что люди по сути своей не плохи, но они могут совершать дурные поступки при определенных обстоятельствах.

Например, неверность супруга мы обычно считаем чем-то плохим. Но существует два шедевральных романа, которые отказываются осуждать такое поведение: «Анна Каренина» и «Мадам Бовари». Авторы этих произведений стараются объяснить нам, почему героини изменили мужьям. Мы не судим их, мы пытаемся понять их слабости и ошибки. Книга — это не средство осуждения, это средство понимания человека.

Соответственно, если вы фанатик, то никогда не сможете оценить литературу по достоинству. И если вы цените литературу, то никогда не станете фанатиком. Фанатизм делит мир на черное и белое: люди бывают либо хорошими, либо плохими. Они либо с нами, либо против нас. Литература — полная противоположность такому мировоззрению. Она представляет перед нами широкий спектр человеческих возможностей.

Она учит нас чувствовать чужую боль. Когда вы читаете хороший роман, то забываете о национальности героя. Вы забываете о его религии. О его цвете кожи. Вы просто видите человека. Вы понимаете, что это человек — такой же, как и вы. Поэтому благодаря книгам люди могут стать лучше.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //theoryandpractice.ru/posts/15914-silnoe-vpechatlenie-5-russkikh-proizvedeniy-kotorye-vdokhnovlyayut-inostrannykh-pisateley

10 трогательных романов об одиночестве

Поделиться



1. Януш Вишневский — «Одиночество в сети»

 

Один из самых пронзительных романов о любви, вышедших в России в последнее время. «Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви» — таков лейтмотив европейского бестселлера Я.Л.Вишневского. Герои «Одиночества в Сети» встречаются в интернет-чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни, которые оказываются похлеще любого вымысла. Встретятся они в Париже, пройдя не через одно испытание, но главным испытанием для любви окажется сама встреча...





 

 

2. Харуки Мураками — «Норвежский лес»

 

"… По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках, парни с битницкими бородками, хостессы из баров и другие непонятные люди. Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники — некоторые пританцовывали, кто-то нюхал растворитель, кто-то просто сидел на асфальте. Я вообще перестал понимать, что к чему. «Что же это такое? — думал я. — Что все они хотят этим сказать?»...

 

3. Жан-Поль Сартр — «Тошнота»

 

Тошнота — это суть бытия людей, застрявших «в сутолоке дня». Людей — брошенных на милость чуждой, безжалостной, безотрадной реальности. Тошнота — это невозможность любви и доверия, это — попросту неумение мужчины и женщины понять друг друга. Тошнота — это та самая «другая сторона отчаяния», по которую лежит Свобода. Но — что делать с этой проклятой свободой человеку, осатаневшему от одиночества?.. 

 

4. Габриэль Гарсия Маркес — «Полковнику никто не пишет»

 

Прежде чем опубликовать эту повесть Гарсиа Маркес переписывал ее десяток раз и добился своего: по своей емкости и силе она не имеет себе равных во всей латиноамериканской прозе. 

Внешне ее сюжетная канва незатейлива — всего лишь сменилась в латиноамериканской стране в очередной раз власть, очередные столичные коррупционеры в который раз наживают состояния — а герой давно пролетевшей гражданской войны, престарелый полковник в отставке, влачит в маленьком провинциальном городке полунищенское существование… Но его история, история маленького человека, в одиночку отстаивающего свое достоинство, становится историей преодоления одиночества, произвола и абсурда, царящих в мире.

 

5. Дуглас Коупленд — «Элинор Ригби»

 

Лиз, существующая в Сети под ником «Элинор Ригби», действительно одинока.

Она действительно ждет чуда — и однажды это чудо случается. Но не зря говорят: бойтесь ваших желаний — они имеют обыкновение сбываться. Вот и долгожданное «лекарство от одиночества» Лиз привносит в ее жизнь не совсем то, чего она ожидала… Что дальше? То, о чем никогда не написали бы «Битлз»...





 

 

6. Патрик Зюскинд — «Контрабас»

 

Пьеса «Контрабас» — первое произведение выдающегося немецкого писателя Патрика Зюскинда, автора знаменитого «Парфюмера». После премьеры в Мюнхене она стала одной из самых популярных в Европе. Поставлена она и в России. Пьеса сопровождается краткой автобиографией Зюскинда и высказываниями искусствоведов о его творчестве.

 

7. Эрнест Хемингуэй — «Старик и море»

 

«Старик и море» — настоящий шедевр Хемингуэя. Повесть посвящена «трагическому стоицизму»: перед жестокостью мира человек, даже проигрывая, должен сохранять мужество и достоинство. Изображение яростной схватки с чудовищной рыбой, а затем с пожирающими ее акулами удачно контрастирует с размышлениями о прошлом, об окружающем мире.

 

8. Майкл Каннингем — «Часы»

 

Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и пространстве) на слова, а слова — на события? Судьба Вирджинии Вулф и ее `Миссис Дэллоуэй`. Англия 20-х и Америка 90-х. Патриархальный Ричмонд, послевоенный Лос-Анжелес и сверхсовременный Нью-Йорк. Любовь, смерть, творчество. 

 

9. Ричард Матесон — «Я-легенда»

 

Роберт Невилл — герой романа «Я — легенда» — единственный человек в Лос-Анджелесе, не заразившийся болезнью, симптомы которой напоминают вампиризм, и единственный выживший. Укрывшись в бронированном доме, он ищет лекарство от болезни, уничтожившей человечество... 

Этот сюжет сегодня знает почти каждый: одноименный блок-бастер с Уиллом Смитом в главной роли посмотрели миллионы зрителей. Но все ли они прочли книгу, которая легла в основу сценария? И все ли знают, каким «великий и ужасный» Ричард Матесон видел конец этой истории? Какой глубокий и даже шокирующий философский смысл он вкладывал в свой фантастический мир будущего? Книга, которая никогда не устареет и не перестанет удивлять, культовый роман научной фантастики.





10. Паскаль Киньяр — «Вилла „Амалия“»

 

Паскаль Киньяр — один из крупнейших современных писателей, лауреат Гонкуровской премии (2002), блистательный стилист, человек, обладающий колоссальной эрудицией, знаток античной культуры, а также музыки эпохи барокко.

После череды внушительных томов изысканной авторской эссеистики появление данной книги, первого за последние семь лет романа Паскаля Киньяра, было радостно встречено французскими критиками. Эта книга сразу привлекла к себе читательское внимание, обогнав в продажах С.Кинга и М.Уэльбека.

В центре повествования — судьба удивительной женщины-композитора, созданного ею эзотерического музыкального мира, прощание с красотой мира, очарование одиноких прогулок на заветном острове, освобождение от суеты и соблазнов во имя чистого творчества.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.brainstorm-blog.ru/2015/07/10.html

Четкое осознание цели — половина успеха

Поделиться



Подойдите к любому человеку и спросите его — «Какая твоя главная цель в жизни?» Вы будете удивлены, но многие (очень многие) затруднятся ответить. Это поразительно. Мы готовы бежать за автобусом, чтобы сэкономить несколько минут, а что делать с жизнью в целом, знать не хотим. Но страшно другое…





Самый ужас в том, что люди в большинстве своем в принципе никогда не задумываются ДЛЯ ЧЕГО они живут. А зачем? Есть же распорядок — сначала в школу, потом в ВУЗ, затем на работу и в конце — на пенсию. Только вот это все — для чего?

Посмотрите на тех, кто чего-то достиг в жизни. Не обязательно вспоминать положительных персонажей, правило работает и по отношению к анти-героям. Всех их объединяет одно — каждый знал чего хочет от жизни. Причем, знал конкретно, а не абстрактно (хочу быть счастливым, здоровым, богатым, красивым). Четкое осознание цели — половина успеха.





 

Но решать, какой Путь выбрать для себя — это ведь сложно, да? Гораздо проще купить чипсов и включить сериал. Но нужно сделать самый первый шаг — решиться работать над собой. Перестать «болтаться на ветру», словно осенний лист и взять ответственность за свою жизнь на себя. Наше хай-тек поколение, к сожалению, постепенно утрачивает способность распоряжаться своими судьбами. Пора это исправлять, нет? опубликовано  
 

Автор: Алекс Новак,  «Книга, которой нет»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/probusies?w=wall-26302102_8353

9 книг, которые изменят ваше научное мировоззрение

Поделиться



Ф. Болл — Критическая масса

 

Каким образом из взаимодействия множества людей возникает человеческое общество? Существуют ли законы природы, которые управляют поведением человека? Каким образом из одних наших дел и поступков вытекают другие?

Эти вопросы волновали человечество на протяжении веков. Как только человек осознает, что большинство его решений принимается под влиянием других людей, перед ним открывается неожиданная и даже, возможно, тревожная предсказуемость законов развития общества.

Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей. 





 

 

К. Циммер — Эволюция. Триумф идеи

 

Почему по сей день не прекращаются споры о происхождении жизни и человека на Земле? Что стояло за идеями человека, мучительно прокладывавшего путь новых знаний в консервативном обществе? Как биологи-эволюционисты выдвигают и проверяют свои гипотезы и почему категорически не могут согласиться с доводами креационистов?

В поисках ответа на эти вопросы читатель сделает множество поразительных открытий о жизни животных, птиц и насекомых. Эта книга дает понимание не столько основных положений теории Чарльза Дарвина, но рассказывает о новейших исследованиях процессов эволюции. Показывает, как современная наука расширяет и углубляет теоретическое наследие великого ученого.

В книге просто и величественно раскрывается вся история эволюции, процесса, который по-прежнему, как и несколько миллиардов лет назад, движет всем окружающим миром. 

 

Б. Грин — Элегантная Вселенная

 

Книга Брайана Грина «Элегантная Вселенная» — увлекательнейшее путешествие по современной физике, которая как никогда ранее близка к пониманию того, как устроена Вселенная. Квантовый мир и теория относительности Эйнштейна, гипотеза Калуцы—Клейна и дополнительные измерения, теория супер струн и брани, Большой взрыв и мульти вселенные — и это далеко не полный перечень обсуждаемых вопросов.

Используя ясные аналогии, автор переводит сложные идеи современной физики и математики на образы, понятные всем и каждому.

Брайан Грин срывает завесу таинства с теории струн, чтобы представить миру 11-мерную Вселенную, в которой ткань пространства рвется и восстанавливается, а вся материя порождена вибрациями микроскопических струн. 





 

 

Р. Докинь — Эгоистичный ген

 

Мы созданы нашими генами. Мы, животные, существуем для того, чтобы сохранить их, и служим всего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас просто выбрасывают. Мир эгоистичного гена — это мир жестокой конкуренции, безжалостной эксплуатации и обмана.

Ну а как же акты явного альтруизма, наблюдаемые в природе: пчелы, совершающие самоубийство, когда они жалят врага, чтобы защитить улей, или птицы, рискующие своей жизнью, чтобы предупредить стаю о приближении ястреба? Противоречит ли это фундаментальному закону об эгоистичности гена?

Ни в коем случае: Докинь показывает, что эгоистичный ген — это ещё и очень хитрый ген. И он лелеет надежду, что вид Homo sapiens — единственный на всем земном шаре — в силах взбунтоваться против намерений эгоистичного гена.

Эта книга — призыв взяться за оружие. Это руководство и одновременно манифест, и она захватывает, как остросюжетный роман. 

 

А. Марков — Рождение сложности

 

Как зародилась и по каким законам развивалась жизнь на нашей планете? Что привело к формированию многоклеточных организмов? Как возникают и чем обусловлены мутации, приводящие к изменениям форм жизни?

Книга доктора биологических наук, известного палеонтолога и популяризатора науки Александра Маркова — попытка преодолеть барьер взаимного непонимания между серьезными исследованиями и широким читателем.

«Рождение сложности» — это одновременно захватывающий рассказ о том, что происходит сегодня на переднем крае биологической науки, и в то же время — серьезная попытка обобщить и систематизировать знания, накопленные человечеством в этой области. 





Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Шедевром моих проказ был случай в студенческом общежитии. Я снял с петель дверь, отнес ее вниз и спрятал в подвале за цистерной с мазутом. Затем я тихо поднялся к себе и лег в постель. Позднее утром я притворился, что просыпаюсь, и спустился с небольшим опозданием вниз. Другие студенты вертелись тут же и были крайне расстроены: дверей в их комнате не было, а им надо было заниматься и т. д., и т. п. Когда я спускался вниз по лестнице, они спросили: «Фейнман, ты взял двери?» 

 

C. Хокинг — Краткая история времени

 

В своей книге «Краткая история времени» знаменитый английский физик Стивен Хокинг пытается ответить на вопросы, интересующие нас всех: откуда взялась Вселенная, как и почему она возникла, каков будет ее конец (если вообще будет) – и делает это настолько увлекательно и доступно, что книга, написанная в 1988 году, является бестселлером по сей день. 

 

Н. Шубин — Вселенная внутри нас

 

Человек состоит в кровном родстве не только со всеми живыми организмами, но и с землей, с водой и воздухом, с нашей планетой, с Галактикой и всей Вселенной. Наши тела сотканы за миллиарды лет эволюции из «звездной пыли».

Автор пересказывает — буквально с космическим размахом — историю человечества, начавшуюся еще в момент Большого взрыва. 

 

Л. Млодинов — (Не)совершенная случайность

 

Книга знакомит всех желающих с теорией вероятностей, теорией случайных блужданий, научной и прикладной статистикой, историей развития этих всепроникающих теорий, а также с тем, какое значение случай, закономерность и неизбежная путаница между ними имеют в нашей повседневной жизни.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.brainstorm-blog.ru/2015/06/9_20.html

Я не соответствую, или Феномен «стыдно не знать»

Поделиться



Каждый должен пройти вехи и восполнить пробелы.  Вехи — это знаковые моменты в становлении человека:
  • посадить дерево,
  • построить дом,
  • воспитать ребёнка и т.д.
 


 Пробелы — это недостающие умения и знания. Сразу вопрос: недостающие — для чего? Говорят, для «общего развития». Жизнь представляется как некий путь, как последовательность событий, спаянных с помощью смыслов в некую целостность. Пробелы похожи на разрывы линий, из-за которых целостная фигура не так отчётливо вырисовывается. 

С детства в нас закачивают огромное количество информации под грифом «Это нужно знать»:
  • как работает двигатель внутреннего сгорания,
  • откуда взялась материя и что это такое,
  • чем овсянка обыкновенная отличается от овсянки-дубровник,
  • почему поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем…
 Многое из того, что «нужно знать» забылось, потому что не нашло практического применения. А кто сказал, что информация должна быть полезна? Например, сегодня день рождения отмечает испанская актриса Пака Габалдон. Ну и что мне это даёт? 

Знать всё невозможно, пробелы есть у каждого. Если вот так сразу не сориентировался, какой информацией ты ещё не овладел (а надо бы!), добрые и более просвещённые люди тебе помогут: 
— Как, ты ещё не читал/не смотрел/не слышал ЭТО? Обязательно прочитай/посмотри/послушай!

Добрые люди дадут кучу ссылок на нужную тему, расскажут, где и как ты сможешь восполнить свой образовательный пробел. Намерения у добрых людей исключительно благие — поделиться тем, что им самим кажется интересным, важным. Они хотят помочь тебе сориентироваться в информационном потоке. Им кажется, что ты в этом потоке дезориентирован. И тебе ну просто необходимо попасть на московское выступление Чиксентмихайи, а до этого прочитать его книжку. И ещё посетить выставку рисунков Кортни Лав. 

Михайи и тётки со скетчей Кортни обязательны к просмотру. Но если вдруг пропустил, ничего страшного: это быстрый тренд. Читай фейсбук, следи за новостями! 

Куда более стрёмно не прочитать «Войну и мир» или «Преступление и наказание». Русская классика — тренд долгоиграющий, веха, которую полагается пройти каждому. «Не знаешь русскую классику — считай, морально неполноценный», — такие слова записаны у меня в подкорке. Как они туда записались? 

К вопросу о русской классике: на школьных уроках литературы нам ставили мета-задачу — понять, что хотел сказать современникам великий русский писатель ФМ Достоевский всем своим творчеством на двенадцать томов. Мы искали ответ и находили. И я находила. Несмотря на то, что почти не читала ФМ. Серьёзный пробел в образовании! Но чтоб решить мета-задачу, оно и не надо было — читать. Тут чистая работа воображения: просто садишься и пишешь мета-ответ на полтетради: «Великий русский писатель ФМ Достоевский всем своим творчеством хотел сказать...». 

На самом деле я толком не знала и сейчас не знаю, что хотел сказать современникам великий русский писатель ФМ Достоевский.  


Рассуждать о том, чего не знаешь — дело обычное. Это называется «высказать мнение». У каждого культурного и образованного человека (а кто же себя таким не считает?) есть мнение. Не иметь своего мнения — это как-то неправильно и даже унизительно. 
Мнения граничат с псевдомнениями: люди, не будучи философами, с запалом рассуждают о том, чего нет. Когда чего-то из разряда маст-ноу не знаешь, трудно сказать напрямую: «Я не знаю». Легче отмолчаться или понимающе покивать, или уверенно высказать мнение — хоть какое-то. Предложи человеку выразить отношение к якобы существующему закону (например, об уголовной ответственности за безбилетный проезд) — и он наверняка выскажется. Особенно, если он сознательный гражданин с твёрдой гражданской позицией.

Или вот: парню 14 лет, он типа разбирается в рэпе. Предположим, я в его референтной группе. Спрашиваю, что он думает о мега-популярном рэпере Хуизите и новом треке Хуизита «Олзепреттимамас». Про мега-рэпера тинейджер не в курсе, но шифруется: «Ну да, видел клип. Вроде ничё». Хуизита не существует — я его придумала. Но парню важно сохранить свой статус рэп-эксперта, показать, что он в теме. Быть не в теме стрёмно: вдруг ребята из тусовки, в которую тинейджер хочет попасть, будут Хуизита цитировать, а он не при делах... 

Вообще, глухое цитирование, без ссылки на контекст или на источник цитаты — неприятная ситуация. А для человека, причисляющего себя к интеллигентным (у старшего поколения этот штамп всё ещё в ходу) — настоящий стресс. Интеллигентный человек догадывается, что в его присутствии люди о чём-то своём говорят, но не может распаковать метафоры, не понимает, чему люди загадочно улыбаются. Уж не над ним ли смеются… Чтобы въехать в контекст, надо восполнить образовательный пробел. 

В каждой тусовке пережёвывается свой информационный фарш — полуфабрикат для ума и духа. Желание поглощать этот фарш и умение перерабатывать его в полезную энергию общения — индикатор свойскости. Любители макраме обсуждают техники макраме. Любители аниме говорят про аниме: «Не смотрел «Наруто»? Ну о чём с тобой разговаривать?!» Участников тусовки объединяет общий интеллектуальный метаболизм. И общие интеллектуальные отходы. Которые тоже подлежат ресайклингу. Но это уже задача для профессионалов, экспертов. Эксперты — мудрецы с узкой специализацией. Они многое умеют и многое знают, их нанимают за большие деньги. Эксперты комментируют комменты комментов к текстам других экспертов и продают свои тексты как новое знание. И ещё меряются экспертностью. Экспертом быть престижно. Много знать — круто. Не знать — стыдно. 

Орган стыда — совесть. Совесть продуцирует стыд, когда условия ситуации не отвечают представлениям человека о том, какой он. Человек вынужден постоянно подтверждать свой актуальный статус — прежде всего, самому себе. Допустим, человек считает себя образованным. Однажды он усвоил: каждый образованный человек смотрел фильмы Жан-Люка Годара. Но по каким-то причинам сам он фильмы Годара не видел. И вот ситуация: человека спрашивают про Годара или он оказывается в обществе авторитетных людей, которые обсуждают Годара. Ему неловко, неудобно или даже стыдно за себя. Его образованность под вопросом.

Я не соответствую. 
Я какой-то не такой. 

Авторитеты давят. Еду в метро, напротив сидит Анатолий Вассерман и читает книгу «Хозяин земли русской. Третий десант из будущего». Судя по названию, книга не для всех, а только для тех, кто понимает. И Вассерман понимает! Читать ему явно в кайф. Возможно, книга стоящая… Надо погуглить.опубликовано   Автор: Елена Аксенова  P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: doggytalking.livejournal.com/9868.html

Взаимосвязь между успехом и ранним пробуждением: как стать жаворонком

Поделиться



«Хорошо вставать до рассвета, такая привычка способствует здоровью,

благосостоянию и мудрости»

 Аристотель
 

Жаворонками рождаются или становятся? В моем случае – определенно становятся. В молодости я редко ложился ранее полуночи и практически всегда спал подолгу. Обычно я входил в нормальный темп жизни только к позднему вечеру.





Но через некоторое время я стал даже в собственной жизни замечать взаимосвязь между успехом и ранним пробуждением. В тех редких случаях, когда я рано просыпался, я замечал, что моя продуктивность практически всегда была выше, причем не только с утра, но и весь день. Также я ощутил, что чувствую себя значительно лучше. В целях повышения активности я решил выработать в себе привычку рано вставать. На следующий день я поставил будильник на 5 утра, и…
…встал чуть раньше полудня. Хм…

Я пробовал еще и еще раз. С каждым разом результат практически не менялся. Я решил, что у меня нет гена «жаворонка». Когда бы ни звенел мой будильник, моей первой мыслью всегда было остановить этот отвратительный шум и вернуться ко сну. Я отложил идею приобретения этой привычки на несколько лет, но однажды наткнулся на исследования сна, которые открыли мне, что я неправильно подходил к проблеме. Приняв некоторые идеи из данных исследований, я научился постоянно рано вставать.

Сложно стать «жаворонком», используя неверную стратегию. Но с правильным алгоритмом это сравнительно просто.

Самая частая ошибка в методе такова. Вы предполагаете, что, собираясь встать пораньше, стоить раньше лечь спать. Вы рассчитываете, сколько вы спите обычно, а затем просто сдвигаете свой график на несколько часов назад. Если вы обычно спите с полуночи до 8 утра, то, чтобы проснуться в 6 утра, вы решаете лечь спать в 10 вечера. Звучит логично, однако обычно это заканчивается неудачей.

Существуют две основные теории относительно схемы сна.

Одна из них предусматривает, что вы ложитесь спать и просыпаетесь в одно и то же время каждый день. Это, как ставить будильник на время начала и конца сна.  Вы пытаетесь каждую ночь спать одно и то же время. Это актуально для современного общества, так как нам необходимо иметь заранее определенный распорядок дня, и еще нам необходимо обеспечивать себе достаточно отдыха.

Вторая теория говорит, что вам необходимо прислушиваться к своему организму. Ложиться спать, когда вы устали и просыпаться, когда это для вас естественно. Это суждение основано на знании биологии.Организм должен знать, сколько отдыха нам необходимо, так что следует прислушиваться к нему.

Путем проб и ошибок я определил для себя, что оба подхода применимы только на половину. Ни один из них не подходит, если вам необходима продуктивность. И вот почему.
 

  • Если вы ложитесь и встаете в жестко установленное время, то иногда вам придется ложиться спать, когда вы еще не испытываете физической потребности в этом. Если вам нужно более пяти минут на то, чтобы заснуть, значит вы недостаточно хотите спать. Вы напрасно тратите время, бодрствуя в кровати. Другая проблема: вы предполагаете, что каждый день вам необходимо одинаковое количество часов сна, однако это ошибочно. Продолжительность сна должна варьироваться изо дня в день.
 

  • Если ваш сон базируется на том, что велит вам организм, вы, скорее всего, будете спать больше, чем нужно. А в большинстве случаев — намного больше, примерно на 10-15 часов в неделю (то есть на сон будет уходить почти столько же времени, сколько и на бодрствование). Многие люди, которые регулируют свой сон таким образом, спят более восьми часов в сутки. Обычно этого бывает слишком много. Кроме того, каждое ваше утро будет менее предсказуемым, если вы станете просыпаться в разное время. Также из-за несоответствия ваших биологических ритмов и 24-часового дня вы можете заметить смещение своих периодов сна. 




Оптимальным решением для меня стало смешение обоих методов. Это очень просто, и многие «жаворонки» делают так, даже не думая об этом, тем не менее для меня это стало откровением. Решением стало ложиться спать тогда, когда этого действительно хочется (и только тогда), а просыпаться — по будильнику в одно и то же время (7 дней в неделю). Таким образом, я всегда встаю в одно и то же время (в моем случае в 5 утра), но ложусь спать каждый раз по-разному.

Я иду спать, когда я уже не в силах бодрствовать.

Свою сонливость я проверяю так: если я не могу прочесть более одной или двух страниц книги, не сбившись, значит пора спать.

Чаще всего, ложась в постель, я засыпаю за 3 минуты. Я ложусь, устраиваюсь поудобнее и мгновенно отключаюсь. Иногда я ложусь в 21.30, в других случаях я не сплю до полуночи. Чаще всего я ложусь спать между 10 и 11 вечера. Если я не достаточно хочу спать, я бодрствую до тех пор, пока мои глаза не начинают закрываться. Чтение – это отличное занятие на то время, пока я не почувствую, что уже не в силах читать.

Каждое утро, когда мой будильник срабатывает, я отключаю его, пару секунд потягиваюсь, затем сажусь. Я даже не думаю об этом. Я понял, что чем больше времени трачу на подъем, тем больше вероятность того, что я попытаюсь снова лечь. Так что я не позволяю себе рассуждать в уме о том, что хорошо бы еще поспать после звонка будильника. Даже если я хочу спать, я всегда встаю моментально.

Через несколько дней использования этого метода, я обнаружил, что моя схема сна гармонично перешла в естественный ритм. Если я поспал слишком мало в одну из ночей, то на следующий день я ощущал сонливость раньше, и этой ночью спал дольше. Если я чувствовал много энергии и не уставал, я спал меньше. Мой организм научился «отключать» меня, потому что он знал, что я в любом случае проснусь в установленное время, и что это время не обсуждается.

Побочным эффектом было то, что я стал спать на 90 минут в сутки меньше, но тем не менее чувствовал себя хорошо отдохнувшим. Всё время, которое я находился в кровати, я тратил на сон.

Я считал, что большая часть людей, страдающих от бессонницы, – это те, кто идет спать, когда не вполне нуждается в этом. Если вы не хотите спать и не можете быстро заснуть, поднимайтесь и бодрствуйте какое-то время. Не спите, пока ваш организм не начнет вырабатывать гормоны, отключающие ваше сознание. Если вы просто станете ложиться спать, когда вы этого хотите, и просыпаться в фиксированное время, вы излечитесь от бессонницы. В первую ночь вы будете бодрствовать довольно долго, но заснете мгновенно. На следующий день вы можете чувствовать усталость из-за того, что встали слишком рано и спали всего несколько часов, но, немного помучавшись днем, вы следующей ночью ляжете раньше. Через несколько дней вы войдете в схему: идти спать приблизительно в одно и то же время, и засыпать тут же.

Итак, если вы хотите начать рано вставать (или просто лучше контролировать свой режим сна), то попробуйте это. Ложитесь спать, только когда вы уже не можете бодрствовать, и просыпайтесь в установленное время каждый день.





Я решил создать пошаговый алгоритм и уточнить некоторые детали.

Во-первых, чтобы ложиться спать, когда вы действительно хотите и чтобы сделать это верно, необходимо объединить понимание и здравый смысл.

Если вы как-либо стимулируете себя перед сном, вы сможете бодрствовать гораздо дольше и легко противостоять сонливости. В колледже я принимал участие в играх в покер, которые длились до рассвета, после чего мы шли завтракать. Я могу с легкость бодрствовать больше обычного, если я работаю, отдыхаю с друзьями или как-то по-другому стимулирую себя.

Но я имел ввиду не это, говоря про сонливость. Я говорил об определении того, когда вы не можете прочитать несколько страниц текста, не теряя концентрации. Это не значит, что нужно ждать, пока вы свалитесь от истощения сил.

Приступ сонливости, о котором я говорю, начинается тогда, когда ваш мозг начинает вырабатывать гормоны, чтобы отключить вас. Это отличается от простой усталости. Вы чувствуете себя засыпающим. Но чтобы это случилось, вам необходимо создать правильные условия. Перед сном необходимо какое-то время бездействовать. Лучшим способом расслабиться перед сном я считаю чтение. Некоторые говорят, что это не лучший вариант, что в кровати нужно спать, а не читать. У меня никогда не было с этим проблем. Когда я уже не могу читать, я просто кладу книгу и засыпаю. Вы можете читать и на стуле, если вам это больше нравится.

Вот другая проверка на сонливость. Спросите себя: «Если я лягу сейчас, как быстро я засну?» Если вы считаете, что на это уйдет более 15 минут, продолжайте бодрствовать.

После того, как вы выбрали время, в которое вы будете просыпаться, продолжительность сна выровняется не сразу.  Сначала вы будете замечать большие колебания: слишком долгое бодрствование один день, и слишком короткое в следующий. Но, в конце концов, вы станете чувствовать, когда вам пора ложиться, чтобы тут же заснуть и на следующее утро проснуться отдохнувшим.

Как «предохранитель», чтобы не спать слишком мало на первых порах, выберите себе «границу» — время, в которое вы гарантированно ложитесь спать, даже если не достаточно хотите. Для себя я смог определить минимально необходимое мне время сна. Самый оптимальный вариант для меня – 6.5 часов в сутки, но я могу проспать и 5 часов и хорошо себя чувствовать, если, конечно, не делать этого каждую ночь. Максимальное время сна для меня – 7.5 часов. До того, как я начал применять эту методику, я часто спал по 8-9 часов, иногда даже по 10, если я действительно уставал.

Если вы в течение дня употребляете кофеин, он может повлиять на ваши циклы сна. Если вы пристрастились к кофеину, то сперва бросьте эту привычку. Не стоит ожидать естественной сонливости в правильное время, если вы химичите со своим мозгом.

Как только привычка устанавливается, она становится подсознательной. Вы сможете заниматься активной деятельностью, работать или играть в видеоигры, и тем не менее будете понимать, когда вам пора спать. Причем это может происходить каждый раз в разное время. Тест на сонливость – важная вещь во время установления привычки, но через некоторое время внутренние сигналы организма делают его ненужным.

Конечно, вы можете проснуться позже, если это нужно. Если я не сплю до трех ночи, я не ставлю будильник на 5 утра. Но на следующий день я возвращаюсь к обычному графику.

Я рекомендую просыпаться в одно и то же время в течение 30 дней для закрепления привычки, и после этого вы так привыкнете, что вам будет трудно снова заснуть. Однажды я решил поспать подольше в субботу и не стал ставить будильник, но автоматически проснулся в 4.58. Я попытался снова заснуть, но мне не удалось. Вот так. После закрепления привычки становится нетрудно просыпаться, если вы ложитесь спать, когда устали.

Если у вас есть дети, старайтесь адаптироваться. Моим детям 1 и 5 лет. Иногда они будят меня посреди ночи. Дочка привыкла неожиданно появляться в спальне, чтобы рассказать мне и жене о своих снах, или просто поговорить. И я знаю, каково это, когда малыш просыпается каждые несколько часов. Если вы в такой же ситуации, правило такое: спите, когда можете. Дети не любят вписываться в графики.  

Если вы не можете вылезти из постели по звонку будильника, скорее всего это из-за отсутствия самодисциплины. Если вы достаточно дисциплинированы, вы встанете в любом случае. Мотивация также может помочь, но она, как правило, работает лишь несколько дней. Дисциплина – как мускул. Чем больше ты над ней работаешь, тем больше можешь рассчитывать на неё. Все мы имеем дисциплину (можете задержать дыхание?), но не все её развивают. По мере того, как ваша самодисциплина развивается, испытания вроде того, чтобы встать с кровати, становятся простыми и тривиальными. Но если ваша самодисциплина слаба, это может показаться тяжелым препятствием.





Зачем нужно рано вставать?

 

Основной причиной я бы назвал то, что у вас будет намного больше времени на вещи, которые куда интереснее, чем сон.

Повторюсь, я получил дополнительные 10-15 часов в неделю, пользуясь этой методикой. Это дополнительное время действительно заметно. В 6.30 утра я уже сделал зарядку, принял душ, позавтракал и готов к работе. Я могу потратить много времени каждый день на продуктивную работу, которую я обычно заканчиваю к 5 вечера (и это включает личную «работу»: проверить почту, оплатить счета, забрать дочь из детского сада и т.п.). Это дает мне 5-6 личных часов каждый вечер, которые я могу потратить на семью, досуг, чтение и т.д. И, что самое лучшее, в это время я всё еще полон сил. То, что у меня есть время на всё, что мне важно, делает меня спокойным и оптимистичным.

Подумайте, что бы вы могли делать в дополнительное время. Даже 30 дополнительных минут в день достаточно, чтобы делать ежедневные упражнения, читать книгу или две в месяц, вести блог, медитировать, готовить здоровую пищу, учиться играть на музыкальном инструменте и др.

 

Также интересно: Как научиться вставать в 5 утра  

Мощь утра: почему успешные люди встают в 4:00

 

Немного дополнительного времени каждый день за год превращается в огромные количества. 30 минут в день – это 182.5 часа в год. Это больше, чем месяц работы в полную смену (40 часов в неделю). Удвойте это число, если вы получаете 60 дополнительных минут в день, утройте, если 90.

Мне удавалось сохранять около 90 минут в день. Это, как получение дополнительного свободного года через 10 лет. Я использую это время на вещи, для которых раньше у меня не хватало времени или сил. Это прекрасно.опубликовано 

 

Автор: Стив Павлина

 



Источник: www.allstevepavlina.ru/how-to-become-an-early-riser

Взаимосвязь между успехом и ранним пробуждением: как стать жаворонком

Поделиться



«Хорошо вставать до рассвета, такая привычка способствует здоровью,

благосостоянию и мудрости»

 Аристотель
 

Жаворонками рождаются или становятся? В моем случае – определенно становятся. В молодости я редко ложился ранее полуночи и практически всегда спал подолгу. Обычно я входил в нормальный темп жизни только к позднему вечеру.





Но через некоторое время я стал даже в собственной жизни замечать взаимосвязь между успехом и ранним пробуждением. В тех редких случаях, когда я рано просыпался, я замечал, что моя продуктивность практически всегда была выше, причем не только с утра, но и весь день. Также я ощутил, что чувствую себя значительно лучше. В целях повышения активности я решил выработать в себе привычку рано вставать. На следующий день я поставил будильник на 5 утра, и…
…встал чуть раньше полудня. Хм…

Я пробовал еще и еще раз. С каждым разом результат практически не менялся. Я решил, что у меня нет гена «жаворонка». Когда бы ни звенел мой будильник, моей первой мыслью всегда было остановить этот отвратительный шум и вернуться ко сну. Я отложил идею приобретения этой привычки на несколько лет, но однажды наткнулся на исследования сна, которые открыли мне, что я неправильно подходил к проблеме. Приняв некоторые идеи из данных исследований, я научился постоянно рано вставать.

Сложно стать «жаворонком», используя неверную стратегию. Но с правильным алгоритмом это сравнительно просто.

Самая частая ошибка в методе такова. Вы предполагаете, что, собираясь встать пораньше, стоить раньше лечь спать. Вы рассчитываете, сколько вы спите обычно, а затем просто сдвигаете свой график на несколько часов назад. Если вы обычно спите с полуночи до 8 утра, то, чтобы проснуться в 6 утра, вы решаете лечь спать в 10 вечера. Звучит логично, однако обычно это заканчивается неудачей.

Существуют две основные теории относительно схемы сна.

Одна из них предусматривает, что вы ложитесь спать и просыпаетесь в одно и то же время каждый день. Это, как ставить будильник на время начала и конца сна.  Вы пытаетесь каждую ночь спать одно и то же время. Это актуально для современного общества, так как нам необходимо иметь заранее определенный распорядок дня, и еще нам необходимо обеспечивать себе достаточно отдыха.

Вторая теория говорит, что вам необходимо прислушиваться к своему организму. Ложиться спать, когда вы устали и просыпаться, когда это для вас естественно. Это суждение основано на знании биологии.Организм должен знать, сколько отдыха нам необходимо, так что следует прислушиваться к нему.

Путем проб и ошибок я определил для себя, что оба подхода применимы только на половину. Ни один из них не подходит, если вам необходима продуктивность. И вот почему.
 

  • Если вы ложитесь и встаете в жестко установленное время, то иногда вам придется ложиться спать, когда вы еще не испытываете физической потребности в этом. Если вам нужно более пяти минут на то, чтобы заснуть, значит вы недостаточно хотите спать. Вы напрасно тратите время, бодрствуя в кровати. Другая проблема: вы предполагаете, что каждый день вам необходимо одинаковое количество часов сна, однако это ошибочно. Продолжительность сна должна варьироваться изо дня в день.
 

  • Если ваш сон базируется на том, что велит вам организм, вы, скорее всего, будете спать больше, чем нужно. А в большинстве случаев — намного больше, примерно на 10-15 часов в неделю (то есть на сон будет уходить почти столько же времени, сколько и на бодрствование). Многие люди, которые регулируют свой сон таким образом, спят более восьми часов в сутки. Обычно этого бывает слишком много. Кроме того, каждое ваше утро будет менее предсказуемым, если вы станете просыпаться в разное время. Также из-за несоответствия ваших биологических ритмов и 24-часового дня вы можете заметить смещение своих периодов сна. 




Оптимальным решением для меня стало смешение обоих методов. Это очень просто, и многие «жаворонки» делают так, даже не думая об этом, тем не менее для меня это стало откровением. Решением стало ложиться спать тогда, когда этого действительно хочется (и только тогда), а просыпаться — по будильнику в одно и то же время (7 дней в неделю). Таким образом, я всегда встаю в одно и то же время (в моем случае в 5 утра), но ложусь спать каждый раз по-разному.

Я иду спать, когда я уже не в силах бодрствовать.

Свою сонливость я проверяю так: если я не могу прочесть более одной или двух страниц книги, не сбившись, значит пора спать.

Чаще всего, ложась в постель, я засыпаю за 3 минуты. Я ложусь, устраиваюсь поудобнее и мгновенно отключаюсь. Иногда я ложусь в 21.30, в других случаях я не сплю до полуночи. Чаще всего я ложусь спать между 10 и 11 вечера. Если я не достаточно хочу спать, я бодрствую до тех пор, пока мои глаза не начинают закрываться. Чтение – это отличное занятие на то время, пока я не почувствую, что уже не в силах читать.

Каждое утро, когда мой будильник срабатывает, я отключаю его, пару секунд потягиваюсь, затем сажусь. Я даже не думаю об этом. Я понял, что чем больше времени трачу на подъем, тем больше вероятность того, что я попытаюсь снова лечь. Так что я не позволяю себе рассуждать в уме о том, что хорошо бы еще поспать после звонка будильника. Даже если я хочу спать, я всегда встаю моментально.

Через несколько дней использования этого метода, я обнаружил, что моя схема сна гармонично перешла в естественный ритм. Если я поспал слишком мало в одну из ночей, то на следующий день я ощущал сонливость раньше, и этой ночью спал дольше. Если я чувствовал много энергии и не уставал, я спал меньше. Мой организм научился «отключать» меня, потому что он знал, что я в любом случае проснусь в установленное время, и что это время не обсуждается.

Побочным эффектом было то, что я стал спать на 90 минут в сутки меньше, но тем не менее чувствовал себя хорошо отдохнувшим. Всё время, которое я находился в кровати, я тратил на сон.

Я считал, что большая часть людей, страдающих от бессонницы, – это те, кто идет спать, когда не вполне нуждается в этом. Если вы не хотите спать и не можете быстро заснуть, поднимайтесь и бодрствуйте какое-то время. Не спите, пока ваш организм не начнет вырабатывать гормоны, отключающие ваше сознание. Если вы просто станете ложиться спать, когда вы этого хотите, и просыпаться в фиксированное время, вы излечитесь от бессонницы. В первую ночь вы будете бодрствовать довольно долго, но заснете мгновенно. На следующий день вы можете чувствовать усталость из-за того, что встали слишком рано и спали всего несколько часов, но, немного помучавшись днем, вы следующей ночью ляжете раньше. Через несколько дней вы войдете в схему: идти спать приблизительно в одно и то же время, и засыпать тут же.

Итак, если вы хотите начать рано вставать (или просто лучше контролировать свой режим сна), то попробуйте это. Ложитесь спать, только когда вы уже не можете бодрствовать, и просыпайтесь в установленное время каждый день.





Я решил создать пошаговый алгоритм и уточнить некоторые детали.

Во-первых, чтобы ложиться спать, когда вы действительно хотите и чтобы сделать это верно, необходимо объединить понимание и здравый смысл.

Если вы как-либо стимулируете себя перед сном, вы сможете бодрствовать гораздо дольше и легко противостоять сонливости. В колледже я принимал участие в играх в покер, которые длились до рассвета, после чего мы шли завтракать. Я могу с легкость бодрствовать больше обычного, если я работаю, отдыхаю с друзьями или как-то по-другому стимулирую себя.

Но я имел ввиду не это, говоря про сонливость. Я говорил об определении того, когда вы не можете прочитать несколько страниц текста, не теряя концентрации. Это не значит, что нужно ждать, пока вы свалитесь от истощения сил.

Приступ сонливости, о котором я говорю, начинается тогда, когда ваш мозг начинает вырабатывать гормоны, чтобы отключить вас. Это отличается от простой усталости. Вы чувствуете себя засыпающим. Но чтобы это случилось, вам необходимо создать правильные условия. Перед сном необходимо какое-то время бездействовать. Лучшим способом расслабиться перед сном я считаю чтение. Некоторые говорят, что это не лучший вариант, что в кровати нужно спать, а не читать. У меня никогда не было с этим проблем. Когда я уже не могу читать, я просто кладу книгу и засыпаю. Вы можете читать и на стуле, если вам это больше нравится.

Вот другая проверка на сонливость. Спросите себя: «Если я лягу сейчас, как быстро я засну?» Если вы считаете, что на это уйдет более 15 минут, продолжайте бодрствовать.

После того, как вы выбрали время, в которое вы будете просыпаться, продолжительность сна выровняется не сразу.  Сначала вы будете замечать большие колебания: слишком долгое бодрствование один день, и слишком короткое в следующий. Но, в конце концов, вы станете чувствовать, когда вам пора ложиться, чтобы тут же заснуть и на следующее утро проснуться отдохнувшим.

Как «предохранитель», чтобы не спать слишком мало на первых порах, выберите себе «границу» — время, в которое вы гарантированно ложитесь спать, даже если не достаточно хотите. Для себя я смог определить минимально необходимое мне время сна. Самый оптимальный вариант для меня – 6.5 часов в сутки, но я могу проспать и 5 часов и хорошо себя чувствовать, если, конечно, не делать этого каждую ночь. Максимальное время сна для меня – 7.5 часов. До того, как я начал применять эту методику, я часто спал по 8-9 часов, иногда даже по 10, если я действительно уставал.

Если вы в течение дня употребляете кофеин, он может повлиять на ваши циклы сна. Если вы пристрастились к кофеину, то сперва бросьте эту привычку. Не стоит ожидать естественной сонливости в правильное время, если вы химичите со своим мозгом.

Как только привычка устанавливается, она становится подсознательной. Вы сможете заниматься активной деятельностью, работать или играть в видеоигры, и тем не менее будете понимать, когда вам пора спать. Причем это может происходить каждый раз в разное время. Тест на сонливость – важная вещь во время установления привычки, но через некоторое время внутренние сигналы организма делают его ненужным.

Конечно, вы можете проснуться позже, если это нужно. Если я не сплю до трех ночи, я не ставлю будильник на 5 утра. Но на следующий день я возвращаюсь к обычному графику.

Я рекомендую просыпаться в одно и то же время в течение 30 дней для закрепления привычки, и после этого вы так привыкнете, что вам будет трудно снова заснуть. Однажды я решил поспать подольше в субботу и не стал ставить будильник, но автоматически проснулся в 4.58. Я попытался снова заснуть, но мне не удалось. Вот так. После закрепления привычки становится нетрудно просыпаться, если вы ложитесь спать, когда устали.

Если у вас есть дети, старайтесь адаптироваться. Моим детям 1 и 5 лет. Иногда они будят меня посреди ночи. Дочка привыкла неожиданно появляться в спальне, чтобы рассказать мне и жене о своих снах, или просто поговорить. И я знаю, каково это, когда малыш просыпается каждые несколько часов. Если вы в такой же ситуации, правило такое: спите, когда можете. Дети не любят вписываться в графики.  

Если вы не можете вылезти из постели по звонку будильника, скорее всего это из-за отсутствия самодисциплины. Если вы достаточно дисциплинированы, вы встанете в любом случае. Мотивация также может помочь, но она, как правило, работает лишь несколько дней. Дисциплина – как мускул. Чем больше ты над ней работаешь, тем больше можешь рассчитывать на неё. Все мы имеем дисциплину (можете задержать дыхание?), но не все её развивают. По мере того, как ваша самодисциплина развивается, испытания вроде того, чтобы встать с кровати, становятся простыми и тривиальными. Но если ваша самодисциплина слаба, это может показаться тяжелым препятствием.





Зачем нужно рано вставать?

 

Основной причиной я бы назвал то, что у вас будет намного больше времени на вещи, которые куда интереснее, чем сон.

Повторюсь, я получил дополнительные 10-15 часов в неделю, пользуясь этой методикой. Это дополнительное время действительно заметно. В 6.30 утра я уже сделал зарядку, принял душ, позавтракал и готов к работе. Я могу потратить много времени каждый день на продуктивную работу, которую я обычно заканчиваю к 5 вечера (и это включает личную «работу»: проверить почту, оплатить счета, забрать дочь из детского сада и т.п.). Это дает мне 5-6 личных часов каждый вечер, которые я могу потратить на семью, досуг, чтение и т.д. И, что самое лучшее, в это время я всё еще полон сил. То, что у меня есть время на всё, что мне важно, делает меня спокойным и оптимистичным.

Подумайте, что бы вы могли делать в дополнительное время. Даже 30 дополнительных минут в день достаточно, чтобы делать ежедневные упражнения, читать книгу или две в месяц, вести блог, медитировать, готовить здоровую пищу, учиться играть на музыкальном инструменте и др.

 

Также интересно: Как научиться вставать в 5 утра  

Мощь утра: почему успешные люди встают в 4:00

 

Немного дополнительного времени каждый день за год превращается в огромные количества. 30 минут в день – это 182.5 часа в год. Это больше, чем месяц работы в полную смену (40 часов в неделю). Удвойте это число, если вы получаете 60 дополнительных минут в день, утройте, если 90.

Мне удавалось сохранять около 90 минут в день. Это, как получение дополнительного свободного года через 10 лет. Я использую это время на вещи, для которых раньше у меня не хватало времени или сил. Это прекрасно.опубликовано 

 

Автор: Стив Павлина

 



Источник: www.allstevepavlina.ru/how-to-become-an-early-riser

Свои и чужие

Поделиться



Всю жизнь она делит людей на две группы, всего на две. В одной поначалу только бабушка, мама и папа, безопасные, свои. В другой — все остальные.

Это разделение возникает, когда трехлетняя Лора, бабушкина радость, вся покрытая поцелуями от макушки до розовых круглых пяток, в первый раз прорывается из детской в большую комнату, к гостям. Летний вечерний жар сочится с балкона вместе с сигаретным дымом, в углу булькает кассетный магнитофон. Празднично пахнет огурцами и растаявшим майонезом, скатерть в розовых винных пятнах. Родители — румяные, ласковые, распахивают руки ей навстречу, но она летит мимо, прямиком к столу, где сидит женщина в синем платье, яркая, как тропическая птица.





©Bill Gekas

На шее у птичьей женщины — длинная нитка бус, составленная из сахарных жемчужин, и маленькая Лора карабкается вверх по загорелым коленям, зарывается лицом в лазурный прохладный шелк. Обмирая от восторга, кусает одну из белоснежных бусин, потому что красота невыносима.

Жемчужина скрипит в слабых Лориных зубах, несъедобная и кислая. Прекрасная гостья охает, содрогаясь, и поджимает ноги.

— Га-а-аль! — говорит она. — Галя, убери ее, у нее слюни! Блин, она ж сейчас все платье мне уделает.

И пока рыдающую Лору несут назад, в детскую, возвращая под присмотр задремавшей бабушки, она запоминает накрепко, навсегда: отвращение на гладком гостьином лице и смущенное, виноватое мамино бормотание. Желтые ромбы на обоях в коридоре. И то, что любовь — не безусловна. Не полагается нам по умолчанию.

«Чужие», так бабушка зовет тех, кто пока не любит Лору. Чужих не надо трогать руками, их опасно обнимать; с чужими даже нельзя заговаривать на улице, обидеть могут, говорит бабушка и хмурится, тревожно целует Лору в заплаканные глаза. Граница проложена, и мир раскололся надвое, но деление это несправедливо (уверена Лора), ведь куски неравны; и потому она старается, как может. Любыми средствами уравнивает баланс. Лорина задача проста: переманить как можно больше чужих на свою, хорошую сторону.

В четыре с половиной она приносит из дома в садик свое сокровище — немецкий игрушечный зоопарк, две дюжины крошечных резиновых зебр, верблюдов и львов, и серого тяжеленького слона.

Раскладывает в игровой комнате на полу и садится рядом, и ждет любви. И в следующие четверть часа раздает их, одного за другим, счастливая, с пылающими щеками: всех зебр и жирафа. Верблюда и гориллу с детенышем.

Меняет неживых друзей на настоящих торопливо, без сожалений. Потрясенная простотой этого обмена.

Вечером, по пути домой, она перечисляет бабушке свои победы. Алеша и Надя, и Катя Сорокина, и та девочка с рыжими волосами, которая дерется, и Антон Иванов — все! Все в группе теперь любят ее, и как же ей не сказали раньше, что так можно? Раздари-и-ила, дуреха, непонятно вздыхает бабушка, гладит толстую Лорину шапку. И радость, до этой минуты абсолютная, вдруг начинает сдуваться и блекнет, теряет цвет. Ночью Лора лежит в своей кроватке ничком, укрывшись с головой, уже неуверенная, раскаявшаяся. Беззвучно всхлипывает в подушку. Сильнее всего, до слез ей жалко серенького слона. Она не может вспомнить, кому его отдала.

Лорина борьба смешна, обречена изначально, ведь пропорция непобедима.

Семь миллиардов равнодушных чужаков против жалкой кучки своих. Но когда тебе шесть, капитуляция еще невозможна.





©Bill Gekas

Такой вариант просто не приходит ей в голову, и Лора не сдается, раздвигает границы, на ходу меняет правила. Раздает необеспеченные кредиты. Готова авансом назвать другом всякого, кто хоть раз ей улыбнулся. Например, рыжего Диму Галеева.

Шестилетняя Лора отталкивается ногами от земли и взмывает в воздух, Дима отодвигается назад по доске качелей и смотрит снизу вверх, запрокинув голову. Он спрашивает: когда мы вырастем, ты на мне женишься? У Димы бледные глаза навыкате и вечно заложенный нос; кроме того, Дима глуповат. Но он улыбается ей, а значит — свой, и потому, уступив его взволнованным просьбам, Лора не отворачивается, когда он расстегивает штаны и спускает их к тонким ободранным коленкам. Она соглашается посмотреть. Друзья слишком ценны, их нельзя обижать отказом.

У маленькой Лоры круглые черные глаза и кудряшки, и смешная ямочка на подбородке. Среди русых, розовых славянских детей Лора — чудесный темный орешек, заметный, единственный; к тому же, она уступчива и добра. Казалось бы, ее руки полны козырей. Но мироздание ехидно и всегда наказывает нас за жадные желания, а Лора слишком старается. Слишком хочет, чтобы ее любили. И поэтому ее не любят.

Ей не прощают ничего. Ее поспешную готовность улыбнуться принимают за угодливость, а то, что она не жалуется, не просит защиты взрослых и раз за разом возвращается, неспособная смириться с нелюбовью — за слабость. Но она все еще упорствует. Сжимает зубы и штурмует свою гору.

В семь лет Лора весит двадцать килограммов. Каждое утро она надевает огромный школьный ранец и выносит из дома аккуратно завернутую домашнюю любовь: чистенькие тетрадки в прозрачных обложках, пенал с остро заточенными карандашами, яблоко и бутерброд, с которого мама срезала корочки. Когда Лора, низенький гладиатор с высоко поднятым подбородком и шелковыми лентами в волосах, проходит в огромные, широко распахнутые школьные двери, эта негромкая любовь прикрывает ей спину, как щит.

Этот щит (который никому не виден, о котором никто не знает) и помогает ей справляться с хихиканьем и подножками, с жеваной бумагой за шиворотом — одну неделю, а за ней другую и третью; до тех пор, пока она не находит свой ранец выпотрошенным в туалете. Сидя на корточках, Лора шарит ладонями по влажному полу, собирает растоптанные карандаши и смятые учебники, и раскисший пакетик с завтраком. Оскверненные вещи изранены и потеряли свою силу.

Если она не спрячет их за пазуху и не заберет отсюда, они съежатся и умрут, как выпавшие из гнезда птенцы. Лора ползает на коленях по мокрому кафелю, боясь упустить кого-то и спасти не всех, и находит тетрадную обложку, разорванную надвое прямо поперек старательных маминых букв «ЛАРИСА ТАГИРОВА, 1-Й «В» КЛАСС». На одну невыносимую секунду ей вдруг кажется, что буквы и есть — мама. Это мама лежит на нечистом полу возле унитаза мягкой улыбкой вверх, светлыми волосами в воде. И вот тогда, только в этот момент Лора пугается всерьез. Впервые осознает масштаб, пропорцию нелюбви, с которой придется иметь дело. Начинает сомневаться в том, что ей хватит сил.

Испугавшись, мы легче всего превращаемся в жертву, потому что страх искушает других.





 ©Bill Gekas

Само существование жертвы (которая уже малодушна, заранее готова понести урон) — соблазн остальным сделаться хищниками. Незлые, обычные семилетние дети слишком слабы, чтобы этому сопротивляться.

Сами того не понимая, Лора и ее невзрослые мучители — всего лишь пассивные заложники безглазого эволюционного механизма. Внутривидовая борьба устроена просто, как лопата; не знает ни сомнений, ни жалости. Это схема. Формула. И двадцать девять маленьких одноклассников атакуют Лору не по своей воле. Инстинктивно. Какая-то совокупность случайностей (может быть, встреча с синей женщиной-птицей и ее несъедобными бусами, или бабушкино недоверие к «чужим», а то и просто смуглая кожа и редкий в этих краях цвет волос) — словом, что-то сделало Лору непохожей, отдельной, а следовательно — более уязвимой, чем ее сверстники. И в семь лет губит ее так же верно, как сломанная нога погубила бы антилопу.

Очень быстро, в считанные недели школьная Лорина жизнь распадается в точном соответствии с бабушкиным принципом: на «я» и «они». День за днем она возвращается из школы домой со своим ранцем, потерявшим магическую силу. Они идут чуть позади, группой. Иногда Лора слышит свое имя, или снежок, брошенный неумело и неметко, разбивается на мокром асфальте у нее под ногами, но она держит спину прямо и не оборачивается, ровно ставит ноги. Жертва обязана быть более чуткой, чем охотник, это вопрос выживания, и поэтому Лора знает, что зыбкое равновесие пока не нарушено. С

транная сила, заставляющая ее преследователей тащиться следом, еще никак не оформлена, непонятна им самим. Но стоит ей хоть раз сорваться на бег, она сама подскажет им причину, объяснит расклад. И вот тогда они бросятся. Будут гнать ее до самой двери, как бродячие собаки.
Она весит двадцать килограммов, ни разу в жизни не дралась. Ей нельзя бежать.

В десять Лора уже не хочет от них любви; она устала. Пора признать: в этот раз что-то действительно пошло не так.

Но мир велик и не ограничивается жестокими третьеклассниками. А следовательно, достаточно просто подождать. Пересмотреть задачи, перенастроить прицелы, учесть прежние ошибки. Подготовиться получше.

И вот, положив подбородок на руки, она сидит за первой партой и улыбается новенькой учительнице — широко, до боли в губах. Незнакомцы непредвзяты (уверена Лора), они не свидетели наших прежних поражений, а значит, не отравлены ими. В каждом новом знакомстве мы опять безгрешны, как новорожденные. Всегда есть шанс, что новая инкарнация окажется удачнее предыдущих.

Юная Ольга Генриховна прекрасна, как артистка Ветлицкая. У нее прямые светлые волосы, а брови выщипаны тонкой беззащитной дугой. Она читает фамилии из классного журнала и всякий раз ненадолго поднимает глаза, рассеянно улыбаясь. Запомнить за один раз три десятка детских лиц невозможно так же, как и полюбить одновременно тридцать десятилетних детей. Но Лора оптимистична; настроена на удачу.
— Николаева!
— Здесь!
— Мирошниченко!
— Я!
— Пши-бы-шев-ский, — с трудом читает Ольга Генриховна; и вечно смущенный длинной своей фамилией Витя Пшибышевский привычно подскакивает уже на слоге «бы» и кричит:
— …бы-шев-ский! — виновато, как будто выхватывает у нее из рук тяжелую сумку.
— Пятаков!
— Табарчук!

Здесь Лора садится очень прямо, кладет ладони на парту. И тянет шею. Я, думает она. Я. Теперь — я. Вот — я.

— Тагирова, — говорит Ольга Генриховна и морщит нежный нос. — Ой. Та-ги-ро-ва… Это ж не русская фамилия, да?

И Лора, которая уже вскочила, уже вытянулась во фрунт и закатила глаза к потолку; Лора с огромной бесполезной улыбкой на тысячу ватт. Лора, сто тридцать сантиметров неоправданных пустых надежд — опускает плечи и думает, ну и что. Ну и что.

Нерусская, с осторожным восторгом шелестит у нее за спиной неглубокое море, получившее новый аргумент. Новый повод.

неррррруууу. нерррусссс. неррррусссссская.

И Лора думает — ладно. Ну, ладно. Не в этот раз.опубликовано 

 

Отрывок из незаконченного романа Яны Вагнер, писателя, автора романов «Вонгозеро» и «Живые люди»

 

Также интересно:  10 правил детского чтения Даниэля Пеннака  

Роберт Туйкин: Перестаньте пугать детей!

 



Источник: www.nashideti.site/?p=7122

Почему ВАЖНО читать маленькому ребенку

Поделиться



-Мам, а что это???

-Это книга, сынок!!!!!

— Кн-и-и-ига?  Она такая пыльная, желтая и дурно пахнет…

-Да, сынок, она уже много лет лежит здесь на чердаке. Книги читали раньше, твои прабабушка и прадедушка. Эту книгу читала мне твоя бабушка, когда я была маленькая, несколько раз давали ее в руки, я любила, когда мне читали. Тогда твоя бабушка садилась рядом, обнимала меня одной рукой, ее голос становился мягким и спокойным, мы погружались в другой мир… это было так редко и так давно. А сейчас уже никто этого не делает, не читает,  да и времени вместе никто не проводит, каждый занят своим делом.

— Мам, почитай мне эту книгу!!!

— Давай, сынок, мы с тобой давно не проводили время вместе.

Грустный диалог между мамой и сыном. Именно такой диалог может возникнуть через поколение, уже у наших детей с их детьми. Вот перспективы, которые ждут нас уже совсем скоро.   





 

Чтение становится чем-то диким, невероятным, даже удивительным. Если еще несколько лет назад в городском транспорте в больших городах, где расстояния довольно большие, можно было наблюдать людей с задумчивыми лицами, уткнувшихся в книгу или газету, то сегодня в транспорте все сидят, уткнувшись в гаджеты. И молодые, и постарше, все сидят в соц сетях, просто листая одну страницу за другой. Мы живем чужими жизнями, листая гигабайты один за другим…

Все диалоги, проблемы, даже внутренний мир каждого из нас – стали достоянием интернета и электроники. От любой проблемы, усталости, трудности можно с легкостью уйти, погрузившись в электронный дивайс. Это своеобразный уход от проблем, возможность отрешиться и не думать. Бегство от реальности, которая бывает достаточно тяжелой и фрустрирующей.

Сам процесс чтения, если проанализировать также уход от реальности и его можно отнести к защитной форме реагирования. Но, в отличие от бесполезного листания страниц интернета, сам процесс  чтения имеет массу преимуществ. Каких?

Чтение – это своеобразный, довольно сложный интеллектуальный процесс, когда человек становиться вовлеченным в синтез  кодов (букв) и анализ распознаваемого материала. Этот процесс требует достаточной усидчивости, концентрации внимания, в зависимости от направленности литературы, может требовать затрат эмоций и чувств. Чтение развивает мышление в целом.

Данный процесс является новым и достаточно сложным для ребенка и требует максимального участия родителя. С развитием научно технического прогресса, «живые» книги, с переплетом и картинками отошли на второй план, стали своеобразным мусором. Но, если взрослый человек, который уже способен к анализу, синтезу, к абстрактным формам мышления, имеет критичный ум, достаточно воображения, фантазий, то маленький ребенок не способен к этому.

Один из способов научить ребенка всему этому – это научить читать и привить любовь к этому умению.

Взрослые  утратили дух вовлеченности и стали рабами техники. В ЧЕМ ОПАСНОСТЬ ТАКОГО ПОЛОЖЕНИЯ? ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПЕРЕСТАЛИ ЧИТАТЬ КНИГИ? ПОЧЕМУ НАШИ ДЕТИ НЕ ХОТЯТ ЧИТАТЬ? НУЖНО ЛИ ЗАСТАВЛЯТЬ ЧИТАТЬ ИЛИ КАК МОТИВИРОВАТЬ К ЧТЕНИЮ??? Вот вопросы, которые уже сейчас волнуют многих родителей. Давайте попробуем в них разобраться и попробуем в наших семьях спасти ситуацию.  





Почему важно читать маленькому ребенку? Что развивает чтение?

Для совсем маленького ребенка, начиная с двух лет важность чтения не в самом чтении, малыш может еще не до конца понимать смыслов и не уметь концентрироваться, его внимание очень зыбко и хватает всего на несколько страниц. Важность чтения для крохи прежде всего  в контакте со взрослым, который в течение какого-то времени сидит рядом, ничем не занят, не на что не отвлекается, его глаза доступны малышу.

Во-вторых, родитель дает эмоции, ведь детские книги очень просты, банальны, но всегда требуют большого включения, прежде всего эмоционального. Даже ту же сказку про Колобка, каждая мама прочтет  очень вдохновенно, по ролям, а может даже и сопровождая действиями. И, наконец, детские книги всегда красочные, яркие, они напитывают малыша образами, развивают воображение и дают новые представления.

Как мотивировать кроху к чтению?

Многие мамы маленьких детей жалуются, что их чада не хотят читать, не любят, убегают…

Попробуйте прежде всего отказаться от идеи, что вы сейчас будете читать вашему малышу. Чтение детям до 3 лет сложно даже назвать чтением. Назовите это игрой с книгой. Привлеките внимание яркой картинкой, покажите, что вы вовлечены в эту «игру», озвучивайте, что  там видите, улыбайтесь, смейтесь, удивляйтесь. Пусть ваш малыш по началу просто бросает взгляд вскользь, задерживается всего на несколько секунд и бежит дальше изучать мир.

Не отчаивайтесь!!! Главное, малыш должен понять, что это будет ритуал каждый день, что мама в это время полностью его, позвольте ему выбирать книгу. Помните, внимание маленького ребенка очень рассеивается, он всегда отвлекается и куда-то бежит. Поставьте себе задачу, брать в руки книгу регулярно и просто наращивать время от нескольких секунд, до нескольких минут. Это уже будет большая победа.

Чтение маленькому ребенку -  один из способов получения живого контакта ребенка и родителя, обмена эмоциями, важность которых неоспорима!

Обучение чтению дошкольников.

Если дошкольнику читает взрослый, и это развивает в нем усидчивость, воображение, способность слышать, возможность общаться со взрослым, задавать вопросы, сопереживать героям вместе с родителем, то ребенок младшего школьного возраста по мимо всех выше перечисленных моментов, может испытывать удовольствие и гордость от того, что он что-то делает сам, как взрослый. Чаще всего, дети, которые учатся читать, не понимают прочитанного, но зато они невероятно горды новому умению.

Ребенок, который идет в первый класс,  по нормам школьным уже должен уметь читать и тут чаще всего у родителей начинаются проблемы.  Во-первых, детям может трудно даваться сам процесс обучения чтению, во-вторых, в возрасте с  4-7 лет дети с одной стороны невероятно инициативны, с другой стороны довольно протестны. 

Как мотивировать дошкольника к чтению?  

Для детей 4-7 лет лучший способ мотивировать к действию — это сделать так, чтобы чтение было инициативой самого ребенка. При норме развития, при хороших отношениях в семье, при достаточном контакте ребенка с родителями, при удовлетворении всех основных потребностей, приблизительно в возрасте 5 лет, каждый ребенок выражает сам желание к обучающей деятельности, они любят играть в школу, хотят писать и пробуют складывать буквы.

Так вот, самый безобидный способ — присоединиться к синзитивному (период наибольшей чувствительности к чему-то) периоду ребенка и начать играть в школу, обучая письму и пробуя обучать чтению. При этом не так важно, какую методику обучения выберет родитель, важно, какие эмоции при этом будут испытывать оба участника процесса. Будьте терпеливы, не исправляйте слишком часто ошибки, не ругайте!!! Чаще хвалите, хвалите за сам процесс и даже за попытку заняться чтением: «Ты посмотрел на эту книгу уже  несколько раз, кажется, ты хочешь ее взять в руки!!! Если тебе нужна будет моя помощь, я с радостью присоединюсь…».

Можно так: «Ты сегодня так радостно и громко читал слова, у тебя выходит уже очень здорово». Ребенку важны ваши эмоции и положительные подкрепления. Чтение не должно быть повинностью или наказанием. Ни в коем случае нельзя наказывать чтением за плохие проступки, нельзя лишать чего-то приятного во имя чтения. Само чтение должно быть целью и наградой,  а не наоборот: «Почитаем 20 минут и куплю тебе подарок!!!».

Выбирайте книги легкие, понятные, для ребенка все также важны картинки в этом возрасте, хотя они и отвлекают от самого процесса обучения, но зато являются прекрасным стимулом к тому, чтобы взять книгу в руки. Также важно, чтоб ребенок и родителя видел читающим, заинтересованным, пусть даже это будет не каждый день, ребенок берет пример с родителей, хочет во всем ему подражать, быть «как папа» или «как мама». Помните, дети – это наше зеркало!!! Что они видят в нас, так и поступают сами. 



Младший школьный возраст.  Что развивает чтение и как приобщать к процессу?

Пожалуй,  самым сложным и непонятным в обучении является возраст с 6 до 10 лет. Чем он сложный?

Как только ребенок пошел в школу, родители мгновенно начинают к нему относиться как ко взрослому, предъявляют массу требований «ты должен учиться, ты должен читать», взывают к совести «как тебе не стыдно, все читают уже большие книги, а ты…???», «будешь безграмотным, не сможешь и двух слов связать, когда вырастешь» и т.д.

Следует помнить, что в этом возрасте ваше чадо все еще ребенок, для него все также актуальны игры. Детское мышление еще не способно понять, зачем ему чтение вообще, и уж тем более, как оно пригодиться через 10 лет. Ему хочется играть с друзьями, резвиться, проводить весело время, но  будем помнить, что получать одобрение от взрослых все также важно. Как же тут быть, как помочь ребенку в понимании себя и продолжать прививать любовь  к чтению?

Если до этого возраста чтение уже вошло в ежедневный ритуал, если мама регулярно читала на ночь, если прошел более или менее безболезненно процесс обучения чтению, то ничего нового вы не привнесете, кроме как оставить этот ритуал и сейчас.  Для ребенка этого возраста все также важен контакт с родителем,  продолжайте читать с ним перед сном, обсуждайте прочитанное, пусть ребенок задает вопросы и получает на них ответы.

Выбирайте интересную литературу, например, какую-нибудь детскую энциклопедию, в которой много что удивляет или короткие рассказы о детях, с приключениями, с какой-нибудь моралью. Позвольте ребенку самому выбирать книгу, предлагайте это как процесс приятный и свободный.

Но, берем во внимание, что в этом возрасте, школьник предпочтет всегда интересную компанию или остросюжетный фильм любой книге, поэтому вполне можно внести чтение в список ежедневных дел, обязательных к выполнению, но со ссылкой на свободную волю,  например, «ты сам выбираешь когда читать, сейчас или после прогулки, но, до сна несколько страниц  должны быть прочитаны» и вы можете обсудить потом прочитанное, выслушать мнение ребенка и подискутировать.

Продолжайте и сами читать, пусть ребенок видит вас увлеченными за книгой, а не возле экрана телевизора или за телефоном. Продолжайте хвалить ребенка, уже можно хвалить за интересные мысли в ходе дискуссии при обсуждении книги или за юмор, или за фантазии: «Как ты думаешь, что было потом…?» или «Да, ты меня удивил такой идеей, я об этом и не догадывалась…»  





Подростковый возраст

Заставить подростка что-либо делать практически невозможно, да и надо ли??? Уж тем более заставить читать!!! Если до этого возраста вы успели привить ребенку любовь к чтению, если в вашей семье – это ритуал, если оба родителя хоть иногда читают, возможно,  даже дискутируют, спорят о прочитанном, если книги это образ жизни, а не наказание в вашей семье, то в большинстве случаев подросток и сам будет читать.

В этом возрасте дети предпочитают быть уже на едине с собой или со сверстниками, они любят думать о жизни, о бытии, филосовствовать, литература может быть хорошим способом черпать ресурс  для фантазий, сопереживать героям, проявлять критичность ума, способность к абстрактному мышлению, развивать в себе чувство справедливости, дополнительные ценности, узнавать о культурах разных народов, о том, как жили раньше. 

Именно в этом возрасте раньше детям задавали писать сочинения по прочитанному произведению. В сочинении подросток имел возможность выплеснуть свои эмоции, поделиться мыслями, проявить себя в какой-то степени, и своей критикой как бы вызывать автора на дуэль.

Подросток – это все то, что удалось родителю, учителям, ближайшему окружению вложить в него в предыдущие годы его жизни с самого рождения.  Весь опыт, который был получен, проявляется, используется в этот период. Если  ребенок имел хороших, принимающих, в меру строгих родителей, если семья в достаточной степени доверяет друг другу, если имеет место диалог, дискуссия, если родители пытливые и интересующиеся, проводят время за чтением, то и для подростка это может стать нормой его внутренней жизни. 

 





Почему дети не хотят читать???

Наша сущность такова, что мы всегда предпочтем эмоции любой другой деятельности. Мультики, компьютерные игры,  телефоны – это все то, что напитывает нас просто картинками, дает иллюзию контакта с чем-то простым и не требующим внимания. А дети любят все яркое, где много картинок, где простые, но быстро сменяющиеся сюжеты, конечно, они предпочтут все это чтению, по факту строения нашей психики.

Создатели всех современных игр и мультиков хорошо знают, что чем больше кадров будет мелькать, тем менее контролируемым становиться объект,  а детская психика совершенно не способна еще к критическому мышлению и умению себя контролировать. Ограничив ребенка в гаджете, вы не лишите его жизни, вы, скорее поможете ему. А прочитав с ним пару страниц сказки, напитаете его живыми эмоциями, разовьете речь, мышление и интеллект в целом.

 



СЧАСТЬЕ — побочный эффект обычной жизни

Материнский капитал

 

Словарь Эллочки-людоедки, персонажа из сатирического романа «12 стульев», составлял 30 слов, она могла свободно изъясняться и излагать ими любую свою мысль и ее понимали окружающие. И, возможно, она была достаточно счастливой женщиной. Но, хотим ли мы опускаться до такого уровня, где наш интеллект деградирует и речь становиться не обязательным элементом существования.  А без чтения красивую, богатую, наполненную речь никак не развить. опубликовано 

 

Автор: Мария Гринева 

 



Источник: psy-practice.com/publications/vzroslye-i-deti/chitat_ili_ne_chitat/

10 самых влиятельных книг об образовании

Поделиться



Откуда мы знаем, что такое образование, и каким оно должно быть? Всё, что люди писали и думали на эту тему, невозможно свести всего лишь к нескольким книжным томам.

Но некоторые книги имеют особенное значение для педагогики и истории образования. За ними тянется длинный шлейф влияний и интерпретаций. Они до сих пор определяют, что мы думаем об образовании, его задачах и ценностях, они всё ещё влияют на то, чему и как мы учим своих детей.





Джон Мейнард Кейнс как-то сказал: «Практичные люди, считающие себя свободными от какого-либо интеллектуального влияния, обычно находятся в плену у какого-нибудь усопшего экономиста». О теоретиках образования можно сказать почти то же самое: то, что вы их не читаете, совсем не обязательно означает, что вы не следуете их идеям.

Мы составили список из наиболее влиятельных книг, на которых основывалась образовательная теория и практика в последние столетия. Некоторые из этих произведений уже плохо знакомы широкой публике, но они и сегодня продолжают определять наши мысли об обучении и воспитании.

 

1. Жан Жак Руссо — Эмиль, или О воспитании (1762)





Основные идеи: ребёнок как «чистый лист», естественное воспитание, особенный характер детства и порочность цивилизации

«Эмиль» — это роман-трактат о взрослении и воспитании, влияние которого простирается далеко за пределы педагогической сферы. В этой книге Руссо, в сущности, описывает воображаемый педагогический эксперимент. Его главный герой должен пройти через обучение, оставаясь при этом здоровым, независимым и свободным человеком. Поскольку вне общественные институты безнадёжно испорчены, учитель и ученик должны держаться от них подальше.

Воспитание должно развивать и совершенствовать естественные порывы и склонности, а не искажать их.Именно здесь впервые появляется в столь ярком виде образ ребёнка как чистого и непорочного существа и образ детства как особого периода жизни, столь характерный для европейской культуры. Руссо упрекает тех, кто «постоянно ищет в ребёнке взрослого, не думая о том, чем он бывает прежде, чем стать взрослым» и призывает:

Любите детство, будьте внимательны к его играм и забавам, к его милому инстинкту!.. Зачем хотите вы отнять у этих невинных малюток возможность пользоваться временем, столь кратким и столь быстро от них утекающим, этим драгоценным благом, злоупотреблять которым они ещё не умеют?

После выхода книги многие матери стали кормить детей грудью, а не отдавать кормилицам, разрешили им бегать босиком по двору и даже приобщать к ручному труду. Появились специальные образовательные учреждения, вдохновлённые Руссо, а его книга заложила основания для педагогической теории на годы вперёд, хотя и постоянно подвергалась критике.

 

2. Иоганн Песталоцци — Как Гертруда учит своих детей (1801)





Основные идеи: развивающее обучение, природосообразное образование, мать как основной проводник образовательных ценностей.

Этого швейцарского мыслителя можно считать одним из отцов современной педагогики. Он сформулировал всеобъемлющую образовательную концепцию, направленную на «формирование человека», в которой знания неотделимы от нравственных стандартов и принципов.

Целью обучения должно быть гармоничное развитие личности, главнейшим принципом — согласие с природой, основным методом — упражнения и игра.Многие идеи, которые мы принимает как данность, впервые были сформулированы именно Песталоцци. Одна из самых важных — это идея развивающего обучения. Ребёнок не просто усваивает некоторые истины, а познаёт мир через действие и размышление. Поэтому Песталоцци сердито критикует отвлечённое книжное воспитание, которое не даёт пищу для ума, а лишь создаёт видимость понимания:

О век наш!… Своим книжным языком ты… вводил ребёнка в мир призрачных понятий, которые придавали в его уме пустым, лишённым всякой предметной основы словам мнимую и призрачную значимость, в результате чего убивалась та реальная значимость, которой должны были в его сознании обладать сами вещи.

Программным произведением Песталоцци стала книга «Как Гертруда учит своих детей». Она носит подзаголовок «Попытка дать матерям наставление, как самим обучать своих детей». В работе излагаются методы воспитания, которые вскоре нашли применение во многих школах Европы и США, а влияние идей Песталоцци на педагогическую теорию и практику продолжается и по сей день.

 

3. Герберт Спенсер — Воспитание умственное, нравственное и физическое (1861)





Основные идеи: образование как подготовка к общественной жизни, важность науки, рационализм как главная ценность.

Английский философ и просветитель Герберт Спенсер теперь известен прежде всего как один из основателей социологии и теоретик эволюционизма, но в своё время его педагогические идеи пользовались заметным влиянием.

Спенсер буквально приходил в ужас от того, как слабо образование связано с жизненными трудностями и проблемами. От возвышенных классических образцов нужно было спуститься на землю: научить детей зарабатывать себе на пропитание, следить за собственным здоровьем, служить своей семье, выполнять общественные и политические обязанности. Именно Спенсер сформулировал утверждение, которое затем стало аксиомой для педагогики:

Подготовить нас к полноценной жизни — это задача, которую должно выполнить образование.Иными словами, образование должно быть ориентировано на практические потребности «человека и гражданина», живущего в современном обществе. Путь воспитания — от простого к сложному и от конкретного к абстрактному. Идеалом для Спенсера является научное образование, основанное на логике и рациональности. Эти взгляды и нашли своё выражение в книге «Воспитание...», которая выдержала множество переизданий, была переведена на многие языки и широко использовалась при подготовке учителей.

 

4. Луиза Олкотт — Маленькие женщины (1869)





Основные идеи: нравственность, совместное обучение и взаимопомощь как основа воспитания.

Имя американской писательницы Луизы Олкотт вы вряд ли встретите в хрестоматиях по философии или теории педагогики, зато её книги продавались миллионными тиражами по всему миру, были неоднократно экранизированы и продолжают пользоваться большой популярностью даже сегодня.

Роман «Маленькие женщины», как и его продолжения, рассказывает о нравственном воспитании в семье Марч, прототипом которой стала собственная семья Олкотт. Действие крутится вокруг домашней школы Пламфилд, в которой учатся четыре девочки подросткового возраста. Их обучение строится не на знаниях, а на личной ответственности, умении помогать друг другу, способности любить, справляться с трудностями и жизненными препятствиями. Книги Олкотт проникнуты христианскими ценностями. Но популярными они стали в первую очередь благодаря живому языку и доброй иронии автора:

— Да благословит Бог девочек и мальчиков! Знаете, — задумчиво добавил он, легонько потрепав Джо по щеке, — иногда мне кажется, что все вы только для того и существуете на свете, чтобы трепать нам нервы. И всё-таки без вас жизнь лишилась бы всякого смысла.

К 1880 году Олкотт называли «самой популярной и преуспевающей женщиной-литератором в Америке». Её читала вся образованная Америка, вокруг её произведений сложилась целая индустрия. Хотя книги Олкотт стали восприниматься как источник ценных педагогических идей только в последние десятилетия, они сильно повлияли на то, что обычные люди думали об образовании, воспитании, его нравственных ценностях и идеалах.

 

5. Мария Монтессори — Дом ребенка. Метод научной педагогики (1909)





Основные идеи: обучение через открытия, подготовленная среда, школа как второй дом.

Имя Марии Монтессори, пожалуй, не нуждается в особом представлении: школы и методы, названные честь этого итальянского педагога, распространены в России так же, как и по всем миру.

Основной принцип педагогики по Монтессори состоит в том, чтобы предоставить ребёнку полную свободу, лишь направляя его развитие и устраняя препятствия на пути, который ребёнок проделывает самостоятельно. В книге «Мой метод» Монтессори излагает основы своей педагогической системы, к тому моменту прошедшей двухлетнюю проверку на практике. Её методы в первую очередь касаются начальной школы и воспитания детей от 6 до 10 лет. Монтессори акцентирует внимание на том, каждый ребёнок — это уникальная личность, воспитание — это процесс саморазвития, который должен проходить в специальным образом подготовленной среде. Отсюда её модель «обучения через открытия»:

Секрет свободного развития ребёнка в том, что он сам находит свою духовную пищу, повинуясь глубинному импульсу, сравнимому с тем могучим инстинктом, который заставляет новорожденного припадать к материнской груди. Это неодолимое стремление наилучшим образом обеспечивает внутренние потребности малыша.

Работа по методам Монтессори предполагает, что мы не даём ребёнку пропустить ни один из сензитивных периодов, т. е. тех периодов, когда ребёнок естественно и легко приобретает какие-то навыки и способности. Школа должна стать для ребёнка вторым домом, естественной средой обитания, в которой происходит свободное развитие его естественных склонностей.

Концепции Монтессори, как и любые влиятельные идеи, неоднократно критиковались (в особенности за переоценку важности специальных аксессуаров и сенсорных устройств), но важность её работ для современного педагогического мышления не оспаривает никто.

 

6. Джон Дьюи — Демократия и образование (1916)





Основные идеи: образование как основа демократии, инструментальная педагогика, школа как общество в миниатюре.

Джона Дьюи можно назвать одним из самых влиятельных мыслителей первой половины XX века. Его взгляды на образование, политику и общественные процессы во многом до сих пор определяют наш интеллектуальный климат. В основе этих взглядов лежал прагматизм — представление о том, что любая идея, ценность или социальный институт укоренены в практических обстоятельствах человеческой жизни. Истина — это то, что находит в этой жизни практическое применение.

Педагогическая теория Дьюи истодит из тезиса, противоположного тезису Спенсера: образование — не подготовка к жизни, образование и есть жизнь. Образование должно суммировать человеческий опыт и обращаться к опыту ребёнка, чтобы помочь ему построить на этой основе знание. Дьюи первым выдвинул идею «инструментальной» педагогики, в которой основным инструментом образования должно быть осмысленное действие, через которое ребёнок постигает мир. Кроме того, Дьюи был одним из самых ярких защитников демократических ценностей, которые он распространял и на систему образования. Именно изменение школьной системы, по его мнению, должно сделать общество более свободным и прогрессивным:

В демократическом обществе цель образования — дать человеку возможность продолжать образование, или, иначе, что цель и награда учения — продолжение возможности расти… Поэтому в наших поисках цели образования мы и не пытались найти её вне самого образовательного процесса.

Идеи Дьюи повлияли на педагогические взгляды почти всех теоретиков образования, живших после него, но воплощались на практике отнюдь не так часто. В то же время Дьюи был основателем одной из первых экспериментальных школ, основанных на демократических ценностях. Его книги «Демократия и образование», «Опыт и образование» — классика педагогической мысли, которую нельзя обойти стороной.

 

7. Александр Нилл — Саммерхилл (1960)





Основные идеи: эстетическое воспитание, отсутствие принуждения и самоуправление как основа обучения.

Британский новатор в области образования Александр Нилл ещё в 1921 году основал школу, «которая подстраивается под ребёнка», а не наоборот. В этой школе господствуют принципы самоуправления: общие вопросы решаются коллективно на собраниях учеников и учителей, а главное внимание уделяется не традиционным образовательным предметам, а эстетической сфере.

В искусстве Нилл видел источник воображения, творчества и эмоционального благополучия. Наиболее известная книга Нилла, написанная уже в 1960 году, суммирует основные идеи его образовательной философии. Главное условие успешного обучения — личная свобода ребёнка. Наказание для него «всегда является актом ненависти», принуждение — самый страшный враг независимого мышления. Главные ценности образования для него — не интеллектуализм, а ощущение внутреннего благополучия, эмоциональная свобода и самостоятельность ребёнка.

Мы хотели создать школу, где ребёнок был бы самим собой, для чего полностью отказались от соблюдения правил, инструкций указаний, нравоучений, религиозных наставлений.

Спустя более чем 40 лет со дня смерти Александра Нилла школа «Саммерхилл», основанная на его идеях, продолжает работать, а его взгляды на систему обучения привлекают всё новые и новые поколения педагогов.

 

8. Джером Брунер — Процесс обучения (1960)





Основные идеи: внимание к структуре, а не содержанию знания, когнитивные процессы как основа педагогики, спиралевидное обучение.

Работы этого американского психолога и педагога важны в первую очередь с точки зрения того, как мы себе представляем когнитивные основы обучения. Его ключевая книга «Процесс обучения» написана по итогам почти эпохальной научной конференции 1959 года, на которой присутствовали ведущие педагоги, психологи, представители естественных и социальных наук.

В этой книге Брунер призывает перейти от преподавания конкретных фактов к признанию важности структуры самого знания, ведь понимание того, «как нечто сложено, гораздо ценнее тысячи фактов об этой вещи». Именно здесь была предложена знаменитая концепция спиралевидного учебного плана: основные темы впервые появляются в младшей школе, а затем повторяются в старших классах на более сложном уровне.

Именно такая организация учебного знания лучше всего соответствует потребностям человеческого мышления. Основным вопросом педагогики становится то, как преобразовать систему обучения так, чтобы она соответствовала нашим представлениям о человеческой психике и механизмах познания.

Деятельность учёного за его письменным столом или в лаборатории, деятельность литературного критика при чтении поэмы — это деятельность того же порядка, что и дея­тельность любого человека, когда тот занят подобны­ми вещами, если перед ним стоит задача достигнуть понимания определенных явлений… Школьник, изучающий физику, является физиком, и для него легче изучать науку, действуя подобно учёному-физику, чем делать что-либо ещё.

Именно Брунер стал проводником «когнитивной революции» в мире педагогических идей. Курс «Человек», созданный под его руководством, наглядно продемонстрировал: передовые научные теории действительно можно использовать на школьном уровне, добиваясь при этом значительных результатов.

 

9. Паулу Фрейре — Педагогика угнетённых (1968)




Основные идеи: образование как практика освобождения, метод осознания и критического диалога.   Паулу Фрейре до сих пор остаётся наиболее значительным представителем критической педагогики. Ему удалось не только сформулировать целостную концепцию образования как политического действия, направленного на установление равноправия и борьбу с угнетением, но и воплотить её в жизнь.   С точки зрения философии Фрейре, образование — это способ формирования независимого, свободного человека, способного самостоятельно творить свою историю. Педагогический процесс — это процесс осознания базовых предпосылок культуры и мышления, который даёт возможность их критического пересмотра и изменения. Изменится способ мышления — изменится и реальность.

Педагогика угнетённых должна быть изобретена не для угнетённых (будь то индивиды или целые народы), но вместе с ними, в непрестанной борьбе за восстановление их человеческих качеств. Тогда притеснение и его причины станут объектом размышления самих угнетённых, открыв им путь к свободе.

Фрейре не был просто кабинетным теоретиком. Он участвовал в развитии народного бразильского образования, которое во многом основывалось именно на его методах. Даже если отвлечься от политического контекста, в котором возникли идеи критической педагогики, для нас они сохраняют свою важность и сегодня.

 

10. Иван Иллич — Освобождение от школ (1971)





Основные идеи: критика формальной системы обучения, критика прогресса как взаимного отчуждения, образование через личные связи.

Иван Иллич — один из самых радикальных критиков современной образовательной системы. В 1970-е годы вокруг его книг разгорались нешуточные страсти. Многим они помогли иначе посмотреть на школу — как на государственный институт, который неправомерно присваивает себе право на передачу знания и «изготовление» новых членов общества.

Образование плохо не само по себе, а только тогда, когда оно становится ритуалом и отвлечённым культом. Нужно если не уничтожить школы, то дать учителям возможность выходить за пределы школьной программы, становится наставниками. Подлинное обучение становится возможным за пределами формальных структур и предписаний, куда его искусственно загоняют.

Школа стала мировой религией модернизированного пролетариата и раздаёт пустые обещания спасения беднякам технологической эры. Национальные государства приняли эту религию и обеспечили всеобщий призыв всех граждан на службу учебному плану, последовательно ведущему к дипломам — наподобие древних ритуалов инициации и служения культу.

Работы Иллича давно не вызывают такой бурной реакции, как несколько десятков лет назад: они приобрели ценность авторитета и цитируются на страницах престижных изданий. Школа тем временем всё сильнее утрачивает монополию на знание. И думать обо всех этих процессах без книги Иллича уже нельзя.

 

Автор: Олег Бочарников

 

​Также интересно:  Образование в Финляндии— самое лучшее в мире. Как они это делают?​  

Почему обучение «по старинке» больше не будет работать​

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: newtonew.com/overview/most-influential-education-books