Самые нужные слова

Поделиться



Нужда – это тяжкое слово. Многие из нас думают, что нуждаться – это стыдно. Нуждаться — значит зависеть от того, кто нужду может удовлетворить.

Нужду часто отрицают, не признают. Для многих признать себя нуждающимся, зависимым, означает погрузиться в ужас беспомощности, кошмар бессилия, потерять контроль, не справиться, опозориться…

Между тем от того, насколько естественно для нас признавать свою нужду, согласиться с тем что она есть, зависит качество жизни:  тратим ли мы ее на то чтобы защититься от последствий ее непризнания  навязчивыми способами устанавливая свой контроль, или же, согласившись ее уважать, стремимся к более экологичным способам обращения с собой и с миром… 

Когда-то нужно было услышать… очень важные слова. Когда-то нужно было их услышать, чтобы поверить, что жить в этом мире не так страшно.





Услышать и впитать, принять в себя навечно. Чтоб каждая клетка помнила, чтоб в трудные моменты… можно было вспомнить.

Вспомнить и опереться на эти слова:

«Ты важен. Все, что с тобой происходит – важно… Ты – значим.»
«Ты можешь… Не сразу, не без ошибок, но – можешь…»


Эти важные слова становятся убеждениями, а потом – опорой. Такой опорой, которая помогает выдержать жизненные испытания, помогает остаться собой.

Они звучат разными нюансами и оттенками, они могут строиться по-разному, в зависимости от того, как складывалась история каждого конкретного человека,но они об одном.

***

Ей очень жалко бездомных животных… Она заходится в рыданиях, будучи не в силах унять поток слез…
— Почему ты их жалеешь?
— Они такие несчастные… Брошенные, одинокие, никому не нужные. Их предали, бросили, когда они верили, доверяли, были открыты…Они бесправные и беззащитные…
— Тебе кажется, что они страдают?
— Да, конечно! Они страдают.
-А это связано как-то с тобой? Ты испытываешь похожие чувства?

***
Бывает, нужда находит те немногие средства-дороги, которые остаются доступными. Кто-то плачет, глядя на бездомных животных, у кого-то сжимается сердце при виде детдомовских детей; У иного душа разрывается на части после увиденного фильма…

Бывает, только так собственная нужда может напомнить о себе, ибо напрямую доступ к ней закрыт, дороги завалены, заминированы. Уязвимость становится символом слабости и позора.

Между тем, уязвимость имеет прямое отношение к нашей детской части, которую зачастую приходится ампутировать вследствие отсутствия ресурсов, вследствие отсутствия веры, вследствие отсутствия опоры…

***

Я спрашиваю:

-«Каких слов тебе не хватило тогда?  Что тебе было важно услышать, чтобы остаться в ощущении ценной, значимой?»
-«Я не знаю…»

Вот что случилось:

Она пришла с какой-то своей детской гордостью, она даже не помнит – что это было; осталось только ощущение: ощущение прерванного полета, ощущение надежды, опрокинутой навзничь, ощущение боли в самой своей открытости и доверчивости.

Она пришла к своим воспитателям в надежде быть принятой в своем детском творчестве, в своем детском изумлении и восторге, и то, что она услышала, а потом слышала еще не раз, похоронило ее надежды на свою способность вносить в этот мир что-то свое.

«Ничего не выйдет. Ты такая как все. Это никуда не годится. Это ерунда, главное – учиться…»

Она поныне остается с этим приговором, в жизни, написанной по сценарию «на грани выживания»  плюс полное бессилие что-либо в ней изменить.

Теперь «воспитатель» внутри, он старательно подрубает крылья,  а «ребенок» по-прежнему не имеет сил взлететь.




 

***

«Что ты хотела услышать тогда? Каких слов тебе не хватило?»
«Не знаю»
Быть может: 
Как ты интересно все придумала?
Или
«Какая же ты у нас творческая (способная, придумчивая?)»
Или же
«Мне нравится?»

Она начинает плакать…

***

Этих слов не хватает сейчас внутри, эти слова необходимо присвоить, взять, сделать своими, позволить себе повторять их, слышать, верить им.

Непризнанная нужда внутреннего ребенка никогда не исчезает. Чем тщательней она запрятана, тем яростней она будет искать обходные пути, и лишенец сам будет стремиться спасать других, или же контролировать их, станет заботливым, гипер-опекающим для других,
но продолжит сам страдать от голода.

Только страдание будет напоминать о том, что все еще творится несправедливость по отношению к самому себе, что ты все еще лишаешь себя самых важных слов, продолжая слушать разрушительные для себя голоса внутренних родителей, лишающих тебя прав и достоинств, настаивающих на твоей плохости и виновности.

***

…Каких слов не хватает тебе?
Быть может:
«Мне очень жаль, что я не слышал себя, мне очень жаль, что я злился на себя за то, что естественно, и мне жаль, что все это случилось со мной;  что я долго нуждался и отказывался это признать. Я признаю, что я нуждаюсь… и отныне, я буду прислушиваться к себе, к тому, чего же я хочу.
Я стану себе добрым заботливым родителем, без стыда за то, что естественно»

***
В тот самый миг, когда ты будешь чувствовать себя заблудившимся, потерянным, нелюбимым,
в тоске не-принятости, в отчаянии одиночества, дай словосвоей новой внутренней матери, и услышь его.

Позволь себе услышать совсем другие слова: «Ты важен. Все, что с тобой происходит, все, что чувствуешь – важно… Ты – значим». 

Когда ты почувствуешь себя разбитым, подавленным, уничтоженным, сбившимся с ориентира, сгорающим от стыда, в этот самый миг позволь твоему справедливому внутреннему отцу произнести для тебя самые важные отцовские слова.  Позволь ему сказать, а себе – услышать эти слова: «Ты – можешь».опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //veronikahlebova.livejournal.com/21351.html

Болезненная свобода

Поделиться



Чтобы справляться с трудностями, нужна здоровая форма агрессии и интерес

— Пирожок! Пирожоооок! — на весь магазин кричала молодая женщина. — Пирожок, беги сюда, смотри какой торт я выбрала. 
Навстречу ей бежал пухлый мальчик лет восьми. Пирожок. 

В работе я часто имею дело с застывшими конструкциями фраз, засевших в головах тех, кто сидит передо мной. И вот я представляю как рыхлый бледнокожий парень в будущем будет смотреть на меня безжизненными глазами, а за дверью его будет ждать бабушка, которая за терапию и заплатила потому что с мальчиком что-то не то.А что с ним может быть, если он Пирожок? 



Девочки смотрят на наглых и поджарых парней, ну или умных, но не на пирожков, потому что пирожки — они для бабушки.  Становясь взрослым, человек постепенно воспитывает в себе самоотношение. Оно состоит из того как к нему относились родные, затем друзья и школьные учителя, зависит от темперамента и устойчивости его самого, то есть от генетических характеристик. Так формируется здоровая адекватная самооценка. 

Для диагностики используется простой тест, который вы можете провести дома самостоятельно или с ребенком. Берется лист бумаги и на нем чертится вертикальная линия. Инструкция такая: «Представь, что сверху находятся самые успешные (красивые/умные/удачливые итд) люди, а внизу — самые неуспешные. Определи где находишься ты». 

Адекватно будет расположить себя ближе к верхнему краю, чуть выше середины. Потому что важно, чтобы было место куда стремиться. Но часто у подростков или людей в сильном стрессовом состоянии наблюдается перекос либо вверх, либо вниз. 

Реакция отрицания — Я самый лучший — или депрессивная реакция — я хуже всех — это плохие признаки. 





Дальше нужно смотреть, либо есть нарциссическая травма, в которой человек «качается на качелях „Я король — Я ничтожество“» или же есть что-то другое. 

Так вот, если вернуться к первоначальному герою, то работу с ним надо начинать про сепарацию. Потому что, пока его опекают, он не станет личностью, он будет кому-то принадлежать. Кто-то будет за него решать, он же не сможет прожить и дня без разрушительной поддержки близких. 

Мы живем в нарциссическом мире, и каждый оценивает другого — по уму, по внешности или по силе, и пока что, от этого никуда не деться. Для того, чтобы справляться с трудностями, нужна здоровая форма агрессии и интерес. 

Если посмотреть на детей, то начиная с трех лет они становятся другими, невыносимыми, скажут некоторые взрослые. Но на самом деле помимо качеств личности у них закладывается важная часть, формирующая их будущее — интерес. 

В возрасте 3-6 лет ребенку интересно все, особенно мир взрослых. Он начинает подражать, искать себя, развивать свое творчество, и он готов бороться за каждое свое увлечение до конца — те самые капризы. 

Задача взрослого — не подавить это, а научить договариваться с собой, с близкими, с миром. Но это ребенок, он очень гибкий и чувствительный к любым влияниям.

Что делать взрослому, если формирование личности нарушено? 

Другая взрослая женщина говорит: «Я своего сына ломала дважды, в три года и в семнадцать». И она гордится этим. А что с ним? А его никто не спрашивал, это взрослые решают. И он конечно же сломается, и выберет свою судьбу, и станет военным, и будет всю жизнь жить в подчинении до тех пор пока не научится подчинять себе других, более слабых (кстати так и произошло). 

Это так устроено, что пока сепарация не пройдена, будут существовать все формы насилия, и они будут оправданы любовью.  Избавляться от иллюзий тяжело. Это одна из самых болезненных утрат на всем жизненном пути человека. Я точно знаю, что каждый человек способен построить длительные отношения, создать семью, но для этого ему нужно пройти свои самостоятельные шаги навстречу будущему. 

То есть искать свои собственные интересы, отделяться от родительской семьи, для начала хотя бы физически — переехать, а уже потом исследовать свои собственные зоны чувствительности. 

В психотерапии работа про сепарацию может быть очень долгой и связанной с огромным количеством сопротивления. Но не активного, а пассивного.Потому что чем больше времени человек зависит от родителей, тем страшнее ему самостоятельно ходить. И он будет цепляться за любую возможность для того, чтобы не уходить, оставаться, даже если он будет жаловаться каждый день. 

И как больному после долгой комы нужна реабилитация и помощь даже в ходьбе на костылях, так и ему нужно будет каждый день преодолевать свои несколько метров болезненной свободы. 

Баланс любви — очень хрупкая вещь. Часто из тревоги за будущее взрослые перебарщивают в своей опеке, желают оградить, уберечь от тягот и невзгод реального мира. Я говорю так потому что мне и самой трудно справляться со своей невротической привязанностью к тем, кто нуждается в поддержке.Но сила воспитывается через препятствия, а доверие — это проявление близости, а не слабости. опубликовано 

 

Автор: Дарья Грошева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //psychologytoday.ru/public/boleznennaya-svoboda/

Как появляется ЗАВИСИМОСТЬ от ПРОЩЕНИЯ

Поделиться



Вот помню, когда дочь была маленькая и делала что-то плохое, мне мало было ей просто говорить об этом. Я не могла угомониться, пока не завиновачивала её всю под самую маковку. 
А ей, соответственно, мало было просто признать свою вину, например, и извиниться.Ей надо было как-то очень непропорционально виниться за проступок. 

Как бы я сейчас сказала: от неё требовалась вина, совершенно не соответствующая проступку. Гораздо больше, чем ощущается внутри.

Потом словила это и думаю: «Что за хрень? Зачем мне это?». Ну понятно, что откопала маму, свою неадекватную виноватость и абсолютно потерянные личные датчики вины. 





Сколько вины нужно, чтобы отреагировать на ущерб, причинённый другому моим поведением? 
Фиг знает...

Получалось вечное и неизбежное зависание между двумя полюсами. Вообще избежать вины, отщепить, не чувствовать. Даже там, где она вполне нормальна и адекватна. Или наоборот, утопать в вине. Возможно даже там, где это вообще не нормально и неадекватно...

До сих пор возвращаю себе свободу в этой опции.Ведь я знаю, что вина — это очень важный механизм сохранения связей и отношений. Накосячил — ощутил вину — загладил ущерб. Это субъективные переживания, куда вовлечены почти все части моей личности. Ощущаю телесно, оцениваю последствия, эмоционально реагирую, что-то предпринимаю.Это в здоровой взрослой норме. Если вина присваивалась внутрь рядом со взрослым...

Что это значит? 

Отношения с виной формируются на основе прощения или непрощения. Важнейшая способность взрослого человека — уметь прощать. Прощать! Вот ребёнок неизбежно косячит, делает гадости и глупости. Рядом Взрослый. Он говорит: «Ай-яй-яй! Плохо сделал. Но я прощаю! Иди ко мне. Я не изгоняю тебя за это. Возвращайся обратно в нашу связь...».

Уметь прощать — это обязанность взрослого. Наряду с тем, чтобы заботиться, быть доступным, утешать и прочее. Чтобы все психические структуры развивались нормально. Чтобы в будущем ребенку стала доступна опция вины в здоровой норме. Без невротических зависаний, патологических отыгрываний и соматических прятаний. Прощать — это задача родителя! А не ребёнка!

Но то ли у меня в семье было по-другому, то от это вообще ментальность и культурность такая. У нас почему-то вина ребёнка не поддерживается взрослой способностью прощать. А обременяет самого ребёнка виноватиться, каяться и искуплять!

И тогда ребёнок вынужден брать ответственность не за свою вину за свой косяк, а за обиду значимого взрослого. То есть не взрослый должен обладать этой компетенцией, а ребёнок должен что-то делать с переливанием родителя до его прихода в норму. Так появляется ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ПРОЩЕНИЯ...





Знаете, как определить застрявших в зависимости от прощения людей? Они свято верят в мантру «надо уметь прощать». Там почти сто процентов в личной истории родители, не умеющие прощать и требовавшие от ребёнка искуплять какие-то фантастические объемы несуществующей вины...

И ещё один тонкий момент. Там где нарушения с ощущением вины в себе почти всегда закономерно проблемы с сепарацией. Поскольку именно вина отвечает за возможность отойти на расстояние в связи. И ее неадекватные объемы — способ контроля автономности сначала со стороны родителя. А потом виноватость становится самостоятельным способом оставаться в слиянии… опубликовано 

 

Автор: Юлия Пирумова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: www.facebook.com/photo.php?fbid=1097729920344458&set=a.318766011574190.74529.100003223814627&type=3&theater

Блоки в теле: как разжать эти внутренние кулаки

Поделиться



В определенные моменты жизни большинство из нас неосознанно зажимаются, блокируя таким образом невыраженную энергию.

Такие блоки могут возникать в голове, горле, области груди/сердца, в животе, паховой области или в корневой зоне.

Зажатия могут ощущаться очень напряженными и косными, и действительно могут тянуть из нас энергию. Они служили нам защитой от травматических ситуаций, мощных негативных эмоций, ощущения небезопасности и разных других событий в наших жизнях.





 

Кажется, что наши тела записывают угрозы из внешнего мира и сжимаются перед лицом этих угроз, создавая пожизненные зажатия в одной или нескольких частях тела.

Если обратить внимание на то, что происходит с телом в кризисной ситуации, например, во время обвала здания или взрыва, можно увидеть, что тело автоматически сжимается для самозащиты. Голова опускается, ноги поднимаются к голове, мышцы живота сжимаются. Тело автоматически скручивается в кольцо для самозащиты.

То же самое происходит при столкновении с кажущейся психологической угрозой, отвержением или детской травмой, хотя и на менее осознанном уровне. Даже с виду не скажешь, что тело сжимается, все равно могут сформироваться зажимы.

Некоторым из нас помогают справляться с глубинной болью разного рода зависимости. Излечивая эти области, нужно продолжать, чтобы не чувствовать этих своих глубоко запрятанных эмоций.

Но зависимость – это только временное решение. Это просто способ прикрыть боль, который не решает корневой проблемы.

Мой друг однажды сказал: «На самом деле нет никакой необходимости возлагать ответственность на эти телесные энергии и чувствовать их, настоящая работа – в том, чтобы поддать сомнению свои мысли и просто присутствовать.»

Осмелюсь не согласиться. Даже когда я подвергал сомнению множество своих мыслей и неизменно возвращался в настоящий момент, все мои блоки были на месте и вносили хаос в мою жизнь: от зависимостей до реакций и кажущихся угроз. Казалось, у моего тела есть своё мнение на этот счет.

И да, мысли можно ставить под сомнение, и они растворяться, создавая таким образом более открытый, умиротворённый опыт полного присутствия. Но пока эти блоки не раскроются и не уйдут, они будут вызывать страдания, зависимости, тревогу и/или депрессию до определенной степени.

Мне помогло, когда я представил эти блоки в виде маленьких кулачков, которые сжимаются перед лицом стресса. Например:

  • В ситуации, в которой мне нужно было высказаться, но я не мог, я почувствовал блок в горле.
  • Из-за стресса на работе из-за приближения дедлайна сжимался мой живот.
  • Стресс в отношениях часто вызывал сжатие в области сердца.
  • В ситуациях, связанных с безопасностью, выживанием или деньгами обострялись ощущения в животе и сжималась корневая зона – низ паховой области и поясницы.
 

Когда я смотрел на эти сжатия как на маленькие кулачки, очень помогало просто мягко и с любовью уделять им безмысленное внимание в момент, когда они начинали сжиматься.

Долгие годы я совершенно не осознавал существование этих маленьких сжимающихся кулачков. Они по сути игнорировались. Я в основном пребывал в уме. Но осознавать эти кулачки, когда они сжимались, было жестом любви.

Помнится, я каждый вечер часами перед сном очень мягко направлял свое внимание в те области, где чувствовал сжимание. По ощущениям это было чуть ли не самое любящее из всего, что я когда-либо делал – удосужиться обратить внимание на эти маленькие кулачки.





Направление внимания в сочетании с Живыми Исследованиями, осознанным дыханием, терапией Тонг Рен и иглоукалыванием – вот что было нужно, чтобы разжать эти кулачки.

Для этого требовалось время. Некоторые блоки не разжимались месяцами или даже годами. Бесконечное терпение было частью проявления любви. Быть бесконечно терпеливым не означает ждать долгое время или всегда, вынашивая мысль, что в будущем всё решится. Это означает присутствовать прямо сейчас с тем, что есть.

Присутствовать без ожиданий, что что-то произойдет, – это действительно мирный и любящий способ работы с этими маленькими кулачками.

Я часто прорабатываю эти блоки с клиентами в Центре. Они хотят быстро всё исправить. Они хотят, чтобы сжатия немедленно растворились. И это естественно. Мы живем в культуре, где учат искать быстрых решений.

Но часто бывает так, что блоки сформировались очень давно и отвердевали годами неосознанности. Поэтому они часто не разжимаются сразу. И когда мы прилагаем усилия, чтобы разжать блок, он остается сжатым. Бесконечное терпение, любящая доброта и направление внимания – это самое подходящее лекарство.опубликовано 

 

Автор: Скотт Киллоби

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: 9journal.com.ua/%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B6%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%8D%D1%82%D0%B8-%D0%B2%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D0%B0/

Главный секрет отношений!

Поделиться



У вас должно быть много отношений, и главные — с самой собой

 

Самая тяжёлая ноша для мужа — какая она? Нет, это не ситуации, когда он один кормит десяток голодных ртов. И не семейные ссоры, которые случаются со всеми.

Сложнее всего мужьям, которые так или иначе стали единственным источником счастья для своих жён. Это непосильная ноша. И это разрушает отношения, практически неминуемо.





Тревожные признаки:

  • вам все время хочется, чтобы он был рядом, и вы всячески пытаетесь сделать все, чтобы не расставаться ни на минуту. Он на работу — вы в грусть-печаль или сразу с ним. Он хочет на рыбалку, вы его занимаете «делом», чтобы на электричку не успел. Мало ли какие хитрости женщина может ещё придумать, лишь бы он остался с ней!
  • вы не знаете, чем себя занять без него. Вам с собой просто скучно. Вы ему постоянно звоните, когда его нет, обижаетесь, если он не хочет сейчас разговаривать.
  • у вас нет другого общения. Иногда женщины сами своими руками разрывают все отношения с внешним миром, замыкаясь только на нем. Вот только отношениям это не на благо.
  • у вас нет других источников счастья. Счастье — это только он, только отношения с ним. Остальное — ерунда какая-то. Совсем не то.

Почему же это опасно?

1. Мужчине нужно в 9 раз меньше эмоций и отношений. Можно представить так, что вам для насыщения нужно съесть 9 тарелок каши, а ему достаточно одной. Если вы пытаетесь насытиться только от одних отношений, то ему станет плохо, ничего не переварится, выйдет наружу — да ещё и с вами не захочет общаться больше. От одного взгляда на вас у него живот начнёт болеть (так можно и кашу разлюбить, хотя каша вообще не при чем).

2. Мужчине необходимо уходить в пещеру. Чтобы собраться с мыслями, собрать себя в кучку. А ещё чтобы успеть по вам соскучиться и снова захотеть встречи с вами. Снова выбрать именно вас. Хотите, чтобы он вас сильнее любил? Давайте ему возможность уйти в свою пещеру.

3. Женщине в день, говорят, надо сказать 22000 слов, чтобы ей полегчало. 22000! Ни один мужчина столько выслушать не сможет. Если вы, конечно, не платите ему за это. 

4. В жизни каждого человека есть разные периоды. Периоды, когда человек хорошо себя чувствует, у него много сил внутри, любви, тепла. В этот момент ему делиться легко. Но приходит другой период, и у человека кризис. Он больше может давать счастье. Ему самому бы подпитаться где-то. Мужчина в этом случае теряет свою мужскую суть, чувствует неудовлетворенность, теряет и любовь к своей жене, в то время как она теряет к нему уважение. И это неслучайно, все взаимосвязано.

5. Все, к чему мы чрезмерно привязаны, разрушается. Это закон материального мира. Увы. Чрезмерная привязанность заканчивается полной потерей.





Отношений в вашей жизни должно быть много. Разных. Дети, родители, родственники, друзья, соседи. Это ваш бульон, в котором вы варитесь весь день. Там вы насыщаетесь эмоциями, выговариваете свои 22000 слов, получаете и счастье, и любовь.А муж — это десерт. Всегда желанный и всегда такой вкусный. Небольшой, но очень и очень важный. Для которого надо обязательно оставить место, но который нельзя делать основным блюдом, а то и зубы испортятся, и желудок подведёт, да и надоест. Просто надоест.

У вас должно быть много отношений, и главные — с самой собой. Когда вы с нетерпением ждёте времени, которое проведёте наедине с собой, ваши личные полчаса-час.

А ещё отношения с Богом как бескрайний источник счастья, которое так необходимо каждому. Творчество — как отношения с собой и Богом одновременно, когда вы проводник этой энергии, материализуя ее в каких-то вещах и событиях. И все эти отношения, которые у вас есть, — это ваш эмоциональный иммунитет, ваша защита от трудностей и выгорания. И не только ваша, но и вашей семьи. Пожалуй, это один из главных рецептов долгих отношений. опубликовано 

 

Автор: Ольга Валяева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: valyaeva.ru/kak-zhenshhina-razrushaet-otnosheniya/

Зависимость начинается в родительской семье

Поделиться



Зависимость от другого человека начинается в родительской семье. По сути, склонный к зависимости человек – это обиженный, недолюбленный, недоласканный ребёнок. Став взрослым, он ищет в мире того, кто мог бы стать ему Идеальным Родителем, тем родителем, которого у него не было.

Учитывая, в каких условиях росли и воспитывались наши родители, не удивительно, что многие из них понятия не имеют о том, что такое “любить”. Как выживать, они хорошо усвоили, а вот как любить…





©Magdalena Berny

О чем это вообще? Чувства – это у классиков, а в жизни работают совсем другие механизмы. Супруга надо выбирать, чтоб человек был хороший и к быту приспособлен, дети – чтоб сыты, одеты, выучены, и чтоб всё – не хуже, чем у людей.

Не важно, как картинка семьи выглядит снаружи, для личности ребёнка определяющим является то, что происходит внутри семьи. Проявляют ли родители достаточно уважения к малышу, несут ли ответственность за жизнь, здоровье, обеспечение, развитие ребёнка, понимают ли его внутренний мир, считаются ли с его проблемами и вопросами, удовлетворяют ли его потребности, начиная от материальных и заканчивая нежностью и тактильными ощущениями. Кроме этого, то, как родители относятся друг к другу, закладывает в ребёнке определённый семейный сценарий.

Если ему не показали родители, где живёт любовь и в чем выражается, то и он вырастает с таким же непониманием и некоторой душевной незрелостью. Но при этом продолжает хотеть то, чего не получил, чем не насытился. Эта жажда уходит в бессознательное и оттуда руководит жизнью человека.

Неосознанно человек ищет того, к кому можно “приклеиться”, того, кто хорошо о нём позаботится. Так и возникают материальная, физическая, эмоциональная зависимости. Даже если человек играет для кого-то роль спасителя, то это он пытается быть другому таким родителем, которого хотел бы иметь сам.

Склонность к зависимому поведению будет у человека до тех пор, пока он сам не станет себе Идеальным Родителем. Можно продолжать жалеть себя, вспоминая несчастливое детство и последующие травмирующие ситуации. Можно изменить настоящее, чтобы травмирующих ситуаций не было в будущем. Один из способов – встреча со своим Внутренним Ребёнком, исцеление его и формирование привычки быть самому себе родителем, которого хотелось бы иметь.

Невозможно изменить своих родителей, но можно их простить, потому что они делали то, что могли и умели. Если бы они могли по-другому, они делали бы по-другому. Невозможно переписать детство, но можно обиженного ребёнка внутри сделать счастливым и творческим. Нельзя ничего сделать со своим прошлым, но точно можно многое сделать со своим настоящим.опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/zavisimost-nachinaetsja-v0roditel-semje/

2 иллюзии, на которых держится любовная зависимость

Поделиться



В этой статье я хочу сказать о двух иллюзиях, на которых держится любовная зависимость: иллюзия идеальности и иллюзия единственности возлюбленного для жизни. Об этом и поговорим. В конце буду резка и бескомпромиссна.

Иллюзия идеальности

Влюбленная женщина верит, что ее возлюбленный идеален. Она в период влюбленности как будто слепнет. Она не видит всех его недостатков. Не замечает, что он каждые выходные напивается. Что он склонен срывать на ней плохое настроение. Что он больше обещает, чем делает. Что опаздывает он чаще, чем приходит вовремя. Что на него невозможно положиться. И что он безответственный. И т.д. Всем этим недостаткам находится «разумное» оправдание из разряда «Ему не повезло с транспортом» или «У него начальник-гад не дает продвигаться по службе» или «У него заболела кошка, поэтому он напился» или «Каждые выходные у него что-то случается, поэтому мы не видимся»и т.п.

Или, в лучшем случае, женщина видит его недостатки, но они кажутся ей милыми пустячками. Незначительными мелочами — но не помехой для отношений. А бывает, что женщина свято верит, что с ней он изменится, станет лучше, исправится. В момент влюбленности мы пьянеем и не можем адекватно оценивать ситуацию.





В паре с иллюзией идеальности включается иллюзия единственности возлюбленного для жизни. Уж не могу сказать, какая из иллюзий первична. Чаще всего первая. Но не всегда.

Иллюзия единственности

В случае с этой иллюзией женщина верит, что этот конкретный мужчина единственный человек, с которым она будет счастлива.

Больше ни с кем на всем белом свете у нее не получатся такие замечательные отношения как с ним.

И никого больше она не сможет любить так, как его. И никто не поймет ее лучше, чем он.

И никто не будет смотреть на нее так же, как он.

И ни с кем рядом ей не будет так же хорошо, как с ним.
Можно размышлять откуда берется такая слепая вера: то ли детские травмы дают о себе знать, то ли отношения с родителями были не достаточно хороши, то ли гормоны с ума сходят.

Вариант «А может это вообще судьба!» — всего лишь попытка остаться в детской позиции.

Пока женщина верит во все эти иллюзии, она остается на крючке любовной зависимости и с каждым днем становится все тревожнее и несчастнее. А душевный покой для нее становится несбыточной мечтой.

Освободится от любовной зависимости не так-то просто. Ведь нужно увидеть и признать эти иллюзии, затем их трансформировать.

А за этим последует разочарование, злость, боль и пустота. Это как раз те чувства, с которыми зависимой женщине невыносимо встречаться.

Именно от них она сбегает в зависимость. Именно душевную боль и пустоту она пытается закрыть любимым. Или надеялась, что он заполнит. Но разбираться с этими чувствами следует со специалистом.

А вот с иллюзиями можно попробовать разобраться самой.

Если вы попали в любовную зависимость, то я вам сочувствую!

Первое, что вы можете сделать самостоятельно, это попытаться избавиться от иллюзий.

Сопоставляйте свои предположения с реальностью:

  • Сколько же кошек должно у него заболеть, чтобы напиваться каждые выходные?
  • Почему вам с транспортом везет, а ему хронически – нет?
  • Поинтересуйтесь, начальники на предыдущих местах работы так же мешали ему продвигаться по службе, как этот?
  • На каких основаниях вы считаете его лучшим для вас вариантом?
  • А может вы все еще верите в предопределенность?
Задайте себе вопрос: как долго еще вы готовы надеяться на лучшее, что ситуация изменится сама собой? Сколько лет своей жизни вы готовы отдать, закрывая глаза на реальность? Как долго еще вы собираетесь верить в иллюзии? Если время вашей жизни идет, а любовь продолжает доставлять боль, так может пора взглянуть реальности в глаза….





Иллюзия, как и ложь, только на первый взгляд сладкая, а потом – ой какая горькая! А реальность пугает только вначале, потом оказывается очень перспективной. Проверено опытным путем. Реальной любви вам, а не болезненной привязанности! опубликовано 

 

Автор: Оксана Бутрим

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: yadlyasebya.ru/loveaddiction

Как выбраться из ТОКСИЧНЫХ отношений

Поделиться



Обычно такие истории случаются с девушками 17-20 лет, но ключевое здесь – не возраст, аотсутствие опыта и заниженная самооценка. Если вы чувствуете, что начинаете ставить отношения выше себя, значит, любовь завела вас в ловушку. Вот опыт и советы женщин, сумевших выйти из сумрака.

Блогер Марина Харитонова считает, что книгу «Сумерки» Стефани Майер нужно в обязательном порядке советовать прочесть школьницам: «И объяснять, что если встретишь такого, как Эдвард, — сразу беги в другую сторону, несмотря на красоту и дорогую машину».

По статистике, каждая третья девушка или женщина хотя бы раз в жизни проходит через токсичные отношения – агрессивный партнер с необъятным самомнением постепенно разрушает нашу уверенность в себе. Марина пережила такой опыт в 19 лет: «Рядом не было никого, кто мог бы объяснить, что происходит, — вспоминает она. –  Только позднее, работая волонтером в приюте для женщин, переживших насилие, я поняла, с чем столкнулась». Ниже Марина рисует портрет жертвы и агрессора на примере отношений Бэллы и Эдварда из «Сумерек».





Прошлое

«Бэлла – семнадцатилетняя школьница, живет с отцом, но они практически не общаются. Родители развелись, когда она была маленькой и до переезда к отцу в 17 лет Бэлла виделась с ним только на летних каникулах. «Одно из лучших качеств моего отца Чарли – ненавязчивость», — говорит о нем Бэлла.

Мать девушки – добрая и любящая, но патологически неорганизованная, инфантильная женщина, за которой дочери приходилось присматривать, как за маленькой.

Сама Бэлла страшно закомплексованна. Внешне она привлекательна и пользуется успехом у молодых людей, но сама себя красивой не считает. В школе ей кажется, что все на неё смотрят, ей все время стыдно и неуютно. Она считает себя заурядной, трусливой, неуклюжей и скучной.

Именно таких — закомплексованных, неопытных, недополучивших внимания родителей (в силу родительской инфантильности, эгоизма, или отсутствия развитой материнской/отцовской любви) девушек —  ищут себе в жертвы агрессивные мужчины, желающие контролировать женщину. Таков Эдвард.

Агрессор

Он сразу начинает отношения с Бэллой на своих условиях — сначала грубо отшивает её, а потом спасает жизнь и заваливает вниманием и комплиментами, говоря о том, какая она особенная, необыкновенная и лучше всех других девушек на свете за последние сто лет. Грубости девушка прощает, а вниманием упивается — как же, ведь она считает себя недостойной.

Почти сразу отношениям задается слишком серьёзный тон. Бэлла — его судьба. Теперь он с ней на веки веков. У них — не просто школьный роман, а всё серьёзно.Это типичное поведение агрессоров — такие мужчины признаются в любви на первом или втором свидании, говорят, что никогда не испытывали ничего подобного. Неопытные женщины заглатывают наживку — чересчур быстрые признания их не настораживают.

Эдвард ведет себя с Бэллой, как хозяин, — часто игнорирует её пожелания и указывает ей, что делать. Иногда он даже берет ее на руки и несет туда, куда считает нужным. Это характерная черта мужчин-«контролеров» — она говорит, что не голодная, а он ей — что надо поесть. В конце первой книги он везет её на бал, на который она не хотела идти, одетую в одежду и обувь, в которой ей неудобно.

Возлюбленный следует за девушкой везде, следит за ней, даже ночью забирается в её комнату посмотреть, как она спит. Однако Белле всё это льстит. И это тоже типично — по неопытности многие люди воспринимают нездоровое контролирующее поведение как сильную любовь и внимание.

В то же время Эдвард не спешит развеять комплексы девушки по поводу её беспомощности. Он твердит, что за ней нужен присмотр, что она везде найдет проблемы и покалечится. Всё это подается как «забота». Основное выражение по отношению к Бэлле — усмешка. Он насмехается над ней, когда она обижена, когда смущена, когда злится.

У Эдварда явно проблема с агрессией — он то и дело сжимает кулаки, рычит, стискивает зубы, грозится убить тех или иных «плохих» людей. Так же часто он говорит, что может убить саму Бэллу — ведь он опасный вампир. Предупреждает, что им не надо быть вместе, что он плохой парень, и вообще будь он порядочным мужчиной — ему стоило бы уехать от неё подальше навсегда. Таким образом, он держит Бэллу в постоянном страхе — любимый причинит физическую боль или убьет, или, еще хуже, — уйдет навсегда!

Несмотря на все это, Бэлла воспринимает их отношения как несказанное счастье и незаслуженную удачу. Она считает Эдварда богом или, по крайней мере, ангелом. Его «ангельская» красота упоминается почти в каждом предложении. Она все время извиняется перед ним, хотя извиняться, как правило, не за что. Извиняется, что «провоцирует», — классика подобных отношений. Мало того, она его жалеет: «Я всей душой переживала его страдания. Даже теперь, когда он признался в своем желании убить меня»…

К чему в итоге приводят такие отношения, если во время не выбраться? Для Бэллы — ранний брак, беременность и уход в изолированную секту.Большинству женщин за роман с агрессором приходится платить годами боли и разрушенной уверенности в себе».

«Ходишь по премьерам – а обещала умереть без меня»

Русская модель Анна Щербинина пережила токсичные отношения в реальности. Рассказывая в интервью журналу «7 дней»  о своем романе с сыном Алена Дэлона актером Энтони Делоном, она призналась, что его желание контролировать и чувство собственничества проявились сразу же и граничили с безумием:

—  Первое, что сделал Энтони, когда мы начали жить вместе, — ограничил мою свободу. Я должна была отчитываться обо всех своих передвижениях, звонках и встречах. О том, что мне надо работать, он и слышать не хотел! По мнению Делона-младшего, женщина должна принадлежать ему безраздельно…Недоверие и ревность день за днем подтачивали нашу любовь. Доходило до абсурда: в какой-то момент Энтони запретил мне выгуливать собаку, потому что боялся, что во время прогулки я могу с кем-нибудь познакомиться.

Еще одна характерная черта мужчин-контролеров – инфантильность. «Энтони в свои сорок восемь частенько ведет себя так, будто ему восемь, — вспоминает Анна. — Нет, он самостоятельный, сам платит по счетам, сам готовит, убирается в доме лучше всякой уборщицы. Но он, как ребенок от мамы, требует к себе беспрерывного внимания. Корни этой зависимости в его детстве».

Эгоистичный до крайности, такой человек способен расчетливо ударить по больному месту и, не задумываясь, бросить в минуту опасности. Когда Анна сломала ногу и попала в больницу, Энтони несколько раз заходил в больницу. «Однажды он пришел в особенно плохом настроении…мы поссорились. И тогда он сказал очень обидные слова: мол, неизвестно, буду ли я когда-нибудь нормально ходить или останусь хромой на всю жизнь. «Ты катишься вниз, так катись туда и дальше! Счастливого путешествия!» — закончил Энтони свою речь и хлопнул дверью. Больше он не появлялся. Так закончилась наша романтическая сказка.

Впервые оказавшись дома — нога еще не разгибалась, но меня стали отпускать на ночь, — я разрыдалась. Я никогда еще не ощущала такой обиды и пустоты одновременно. У меня не было работы, поскольку из-за травмы я не могла сниматься. У меня не было друзей — Энтони почти всех разогнал своей ревностью. Но больше всего на свете в тот момент я нуждалась в поддержке любимого человека. Мне нужен был Энтони, а он меня предал — точно так же, как когда-то его предал отец. Круг замкнулся. Несколько дней я ждала его звонка, но вскоре потеряла надежду…

…После Нового года позвонил Делон — предупредил, что заедет, заберет какие-то свои вещи. Видимо, он видел мои фотографии в светской хронике, потому что сказал поразившую меня фразу: «Вот видишь! Я же говорил, что ты обманщица. Ходишь по премьерам, а обещала умереть без меня».

В этих словах — вся его суть. Его женщины не должны существовать без него. А уж тем более — так откровенно радоваться жизни. Приехав, он предложил поговорить и отвез меня в роскошный ресторан, где я выслушала много красивых слов — что без меня ему трудно дышать, что его сердце обливается слезами…

Но нет, я к нему не вернулась. Я знала, что за искренним смирением таятся все те же демоны: обиды на отца, ревность к моей работе. Я знала, что все закончится плохо. А у меня, наконец, появились мечты, появились новые цели в жизни».





Выйти из сумрака

Нью-йоркская журналистка и блогер Сэди Дойл (Sady Doyle), пережившая токсичные отношения, выработала для себя несколько правил, которые помогут выбраться, если вы чувствуете, что отношения с любимым человеком вас разрушают.

1. Выучите термин «Газовая лампа»

В здоровых отношениях никто никого не контролирует. Если вас пытаются контролировать — как вы себя ведете, что думаете и чувствуете о себе —  это не любовь.

Контролирующее поведение партнера может быть очевидным и принимать крайние формы: например, он следит, сколько вы тратите, указывает, как вам одеваться, требует,  чтобы вы перестали видеться с семьей или друзьями. Угрожает наказанием в случае неповиновения. Если происходит что-то из этого списка, значит, вы подвергаетесь насилию – нужно уходить как можно быстрее, только так его можно остановить.

Если вам вредят открыто – вы можете уйти. Но если вам лгут, подтасовывают факты, намеренно искажают ваши слова – трудно сразу разобраться, что происходит. Партнер исподволь уничтожает нашу способность мыслить и действовать здраво, играя на чувстве вины.Этот вид манипуляции получил в психологии название «газовая лампа», в честь одноименного голливудского  триллера с Ингрид Бергман, в котором муж пытался заставить жену поверить, что она безумна.

Манипулятор постоянно меняет правила игры или создает ситуацию, в которой невозможно выиграть – от вас требуют выполнить противоположные задания, и вы будете наказаны, если не справитесь с тем или другим.

Открытый сценарий: «Ты ленивая, поэтому тебе надо больше сидеть над учебниками дома. И ты обо мне совсем не заботишься, поэтому я хочу, чтобы ты брала трубку, когда я звоню тебе во время домашних занятий».

Скрытый сценарий: «Я хочу, чтобы у моей девушки был хороший вкус, поэтому никогда не носи юбку, которая мне не нравится. А если у тебя хороший вкус, тебе не нужно даже спрашивать, какие юбки мне нравятся». Что бы вы ни сделали, вы проиграете.

«Газовая лампа», как ржавчина, разъедает наше чувство реальности, разрушает самооценку и низводит нас до депрессивной, полной страхов и ненависти к себе истеричной личности. И тут партнер объявляет, что обращается с вами плохо, потому что вы истеричка или сумасшедшая.

2. Не вините себя

Когда мы понимаем, что с нами обращались плохо,  первая реакция обычно — смятение, растерянность и тревога.  Мы часами анализируем слова и поведение любимого, пытаясь понять, почему он так поступил?

«На самом деле причина только одна, — говорит Сэди Дойл. – Ваша доброта и великодушие. Плохие люди не попадают в токсичные отношения. Наоборот, они случаются с хорошими людьми –  ваше великодушие используют против вас».

Те, кто плохо с вами обращаются, говорят, что вы этого заслуживаете, потому что эгоистичны, недостаточно заботливы или слишком требовательны. На самом деле, люди вступают в отношения со склонными к контролю или откровенно агрессивными линостями не потому, что им не хватает сочувствия, прощения или терпения. Наоборот, у них слишком много сочувствия, прощения и терпения. Вы настолько доброжелательны, что видите хорошее в вашем партнере даже тогда, когда никто больше не видит. Он давно понял, что вы будете мириться  с вещами, которые другие на вашем месте не потерпели бы.

3. Не поднимайтесь по эскалатору

«Вы не можете заставить этого человека быть с вами порядочным, честным, справедливым, — предупреждает Сэди Дойл. – Я повторяю: вы не можете заставить его вести себя с вами порядочно. И вам не нужно даже пытаться. Все, что нужно, – уважать себя и твердо верить, что вы добрая, справедливая и достойная доверия личность. Я знаю, это не просто, — сама сбивалась с пути несколько раз. Но глубже всего я увязала, как раз когда пыталась  заставить того, кто вел себя по отношению ко мне непорядочно, обращаться со мной хорошо».

Правда в том, что такие отношения не зря называют «токсичными». Мы заболеваем из-за них. И чем дольше продолжаем роман, прощаем или пытаемся заставить партнера осознать последствия его или ее поведения – тем сильнее заболеваем и хуже себя чувствуем.

Очень трудно реагировать здраво, находясь внутри нездоровых отношений. Если кто-то постоянно извращает ваши слова или обвиняет вас,  со временем вы начинаете думать, что подтасовка фактов и обвинения — способ выиграть спор.

Если кто-то хочет доказать, что вы подлый или слабый, он или она будут делать и говорить вещи, которые выведут из равновесия любого здравомыслящего человека – партнеру хочется увидеть, что вы ранены и потеряли спокойствие. И тогда вы станете тем, кто разжигает конфликт. В ярости вы будете кричать страшные вещи, вы будете плакать дни напролет, совершать подлости, чтобы отомстить, и совершенно потеряете себя – все потому, что вы думали, что есть какой-то способ заставить этого человека быть справедливым.

Но его нет –  даже «прости меня» вы от такого человека не дождетесь. Все, что вы можете сделать, — это верить в следующее:

4. Ты не имеешь надо мной власти

В американском фильме «Лабиринт» юная Сара влюбляется в героя Дэвида Боуи — а кто бы не влюбился? Герой Боуи тоже явно неравнодушен к Саре. Из-за этой любви Сара попадает в очень запутанный и опасный лабиринт. Загадки, монстры, ужасы и посреди всего этого стоит Дэвид Боуи и говорит: «Я прошу так немного. Просто бойся меня, люби меня, делай, как я говорю, и я буду твоим рабом». Вот они, главные слова, которыми каждый токсичный партнер кормит свою жертву.

«Лабиринт» — очень поучительный фильм, — считает Сэди Дойл. — Потому что в конце выясняется, что бояться, любить и делать, как велит любимый, Саре вовсе необязательно. Ей даже не нужно искать выход из лабиринта. Все, что нужно, —  посмотреть ему в глаза и сказать одну вещь. Прежде чем сказать ее, Сара произносит немало фраз: сколько всего он заставил ее пережить, и что она оказалась невероятно сильной («через опасности и испытания без счета я сражалась и пробивала себе здесь дорогу», «моя сила духа такая же сильная, как твоя, и мое царство такое же великое»).

Но все это лишь потеря времени, пока Сара не говорит единственное, что имеет значение: «Ты не имеешь надо мной власти». Ей просто нужно было сказать эти слова, и осознать, что это правда. И тогда лабиринт распадается, и она оказывается дома.

Вы тоже доберетесь до дома. Вы уже там: вы сами контролируете свою жизнь. Все, что нужно, – помнить об этом.  И картина в голове начнет проясняться». опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: smart-cookie.ru/relationships/toksichnye-otnosheniya-sindrom-belly-iz-sumerek/

Купи лотерейный билет или эффект Уробороса

Поделиться



Однажды мастер спросил у своих учеников: — На дереве сидели три птички, одна из них решила улететь. Сколько птичек осталось сидеть на ветке? Многие ответили: — Две! — Ничего подобного, — возразил мастер, — три! Решить улететь — это ещё не улететь. Это просто решение, а должны быть действия после принятия решения.   

Итак – решение и действие. Представим гипотетическую ситуацию – клиент на приеме получает от терапевта поддержку и принимает какое-то свое, уникальное решение о том, как ему действовать в дальнейшем.





Проходит время, заряд позитива тает с каждым днем, а время «Ч», назначенное для перехода к новому действию, все не наступает и не наступает… В конце концов, вернувшись по синусоиде к началу отсчета, клиент приходит на следующую консультацию в расстроенных чувствах и может даже предъявить претензию – дескать я ведь уже все понял, почему ничего не изменилось? Или даже так – получить новый «волшебный пендель» и замкнуться в этом кругу как пресловутый Уроборос. А улучшения нет.

Решение дает надежду, а действие вызывает страх. Решение оно внутри, про него можно говорить или не говорить. Это что-то на что человек имеет влияние и чем может управлять. Решение может давать ощущение власти над ситуацией.

А вот действие – тут совсем другая история. Действие обычно так или иначе направлено вовне, даже если относится к изменению каких-то нюансов собственного поведения. Оно может быть (и скорее всего будет) замечено другими, возможно даже вызовет ответную реакцию.

Человек не может повлиять на реакцию других, эту ситуацию он не контролирует. Предполагая определенные последствия по теории вероятности, он все же должен действовать на свой страх и риск. А действовать на свой страх и риск – это… страшно! И рискованно!

Вот и получается, что принять решение и похвалить себя за это — сделано, а вот дальнейшие действия в этом направлении – только в проекте.

Может быть еще и такая ситуация – человек может «подсесть» на временное облегчение от таких решений, как на наркотик. Такие люди могут посещать множество курсов от «личностного роста» до «лидерства» исключительно ради этого ощущения – «я решил, что с завтрашнего дня все будет по-другому!»

По факту все будет так же, но зато весь вечер человек проведет в счастливой эйфории от осознания положительных «изменений» в своей жизни. А когда эйфория выветрится – пойдет искать новые курсы, нового терапевта и новый наркотик. Иллюзия действия создает суррогат улучшения качества жизни. Эффект Уробороса усугубляется с каждым витком событий.





Чтобы помочь такому клиенту, психотерапевту надо вовремя заметить эту зависимость и оказать помощь и поддержку с учетом этой проблемы. Здесь и работа со страхами, и уверенностью в себе, и даже, как в классических этапах борьбы с зависимостью, признание факта наличия такой проблемы.

Можно представить себе схему: решение -> действие -> оценка результата.

В данном случае центральное звено выпадает, но человек искренне ждет наступления третьего этапа. И ему нужно понять, что он не наступает не потому, что он принял не правильное решение, а потому что одного решения мало. Надо еще отпустить свой хвост и начать двигаться вперед.

И в завершение:

Один человек мечтал выиграть в лотерею. Каждый день он приходил в храм вставал на колени и просил Бога: — Господи, помоги мне выиграть в лотерею!Прошел месяц, второй… Однажды человек, как обычно, пришел в храм, встал на колени и стал молиться: — Господи, ну дай же мне выиграть в лотерею! Ведь другие выигрывают. Что тебе стоит?!Вдруг над его головой раздался голос Всевышнего: — Да купи же ты, наконец, лотерейный билет! опубликовано   

Автор: Татьяна Голованова

 



Руки чешутся: КАК ваша кожа выдает ваши эмоции

ОБИДА — упакованная ЗЛОСТЬ

 



Источник: psy-practice.com/publications/prochee/kupi_lotereyniy_bilet_ili_effekt_uroborosa/

Когда стыд на вкус как материнская забота

Поделиться



Поток между маленькой девочкой и ее матерью должен быть односторонним, постоянно направляющим поддержку от матери к дочери. Само собой разумеется, что девочки полностью зависимы от физической, ментальной и эмоциональной поддержки своих матерей. Однако одна из многих граней материнской раны – это общая динамика, когда мать неадекватно зависима от ментальной и эмоциональной поддержки, которую обеспечивает ей дочь. Это смена ролей чрезвычайно вредит дочери, оказывая долгоиграющее влияние на ее самооценку, уверенность и чувство собственной ценности.





Элис Миллер описывает эту динамику в «Драме одаренного ребенка». Мать, родив ребенка, может бессознательно почувствовать, будто у нее наконец есть кто-то, кто будет безусловно любить ее, и начать использовать ребенка для удовлетворения своих собственных нужд, которые остались неудовлетворенными еще с ее детства. Таким образом на ребенка накладывается проекция матери его матери. Это ставит дочь в невыносимую для нее ситуации, где на нее навешивается ответственность за благополучие и счастье ее матери.

И тогда юной дочери приходится подавлять свои собственные нужды, возникающие в процессе ее развития, чтобы удовлетворять эмоциональные нужды матери.

Вместо того, чтобы опираться на мать как на надежную эмоциональную базу для исследований, от дочери ожидается, что она сама будет такой базой для своей матери. Дочь уязвима и зависима от своей матери в вопросе выживания, поэтому у нее небольшой выбор: либо подчиниться и удовлетворять нужды матери, либо в какой-то степени восстать против нее.

Когда мать наделяет свою дочь взрослыми ролями вроде заместителя партнера, лучшей подруги или терапевта, она эксплуатирует дочь.

Когда дочь просят выступить в роли эмоциональной опоры для ее матери, она больше не может полагаться на свою мать в мере, необходимой для удовлетворения ее собственных возрастных потребностей.

Есть несколько вариантов, как дочь может реагировать на такую динамику:

  • «Если я буду очень, очень хорошей девочкой (послушной, тихой и ни в чем не буду нуждаться), тогда мама наконец меня увидит и позаботится обо мне» или

  • «Если я буду сильной и буду защищать маму, она меня увидит» или

  • «Если я дам маме то, что она хочет, она перестанет со мной так обращаться,» и так далее.

Во взрослой жизни мы можем проецировать эту динамику и на других людей. Например, на свои отношения: «Если я все время буду пытаться быть достаточно хорошей для него, он будет со мной в отношениях.» Или на работу: «Если я получу еще одно образование, я буду достаточно хороша для повышения.»

В таком случае матери вступают в конкуренцию со своими дочерями за право получать материнскую опеку.

Тем самым они транслируют убеждение, что материнской заботы или любви на всех не хватит. Девочки вырастают с верой в то, что любви, одобрения и признания очень мало, и чтобы заработать это, нужно надрываться. Позже, уже во взрослом возрасте они притягивают в свою жизнь ситуации, снова и снова проигрывающие этот шаблон. (Многие такие динамики влияют и на сыновей тоже.)

Дочери, на которых навесили родительские функции, лишены детства.

В таком случае дочь не получает одобрения себя как личности, она получает это только в результате выполнения определенной функции (облегчив матери ее боль).





Матери могут ожидать от своих дочерей, что те будут выслушивать все их проблемы, и даже просить у дочерей утешения и заботы, чтобы справиться со своими страхами и тревогами взрослого человека. Они могут ожидать от дочерей, что те будут выручать их из проблем, разбираться с беспорядком в их жизни или с их эмоциональными расстройствами. Дочь может постоянно привлекаться в качестве посредника или решателя проблем.

Такие матери транслируют своим дочерям, что они как матери – слабые, перегруженные и неспособные справиться с жизнью. Для дочери это означает, что ее потребности, возникающие в процессе ее развития, чрезмерно перегружают мать, поэтому ребенок начинает обвинять себя за сам факт своего существования. Девочка таким образом получает убеждение, что она не имеет права на свои собственные потребности, не имеет права быть выслушанной или одобренной такой, какая она есть.

Дочери, на которых навесили родительские функции, могут цепляться за эту роль и во взрослой жизни из-за множества вторичных выгод. Например, дочь может получать одобрение или похвалу исключительно тогда, когда она исполняет роль воина в жизни матери или спасителя матери.

Заявление о своих собственных нуждах может угрожать отвержением или агрессией со стороны матери.

По мере взросления дочь может бояться, что мать слишком легко выбить из колеи, и из-за этого страха поэтому она может скрывать от матери правду о своих собственных потребностях. Мать может играть на этом, впадая в роль жертвы и заставляя дочь считать себя злодеем, если она смеет заявлять о своей собственной отдельной реальности. Из-за этого у дочери может сложиться неосознанное убеждение «Меня слишком много. Моё истинное «я» ранит других людей. Я слишком большая. Мне нужно оставаться маленькой, чтобы выжить, и чтобы меня любили.»

Хотя эти дочери могут принимать проекцию «хорошей матери» от своих матерей, иногда на них может проецироваться и образ плохой матери. Например, это может произойти, когда дочь уже готова эмоционально отделиться от матери как взрослый человек. Мать может неосознанно воспринять отделение дочери как повтор отвержения ее собственной матерью. И тогда мать может отреагировать с неприкрытой детской яростью, пассивными обидами или враждебной критикой.

Часто от матерей, которые так эксплуатируют своих дочерей, можно услышать «Моей вины в этом нет!» или «Прекрати быть такой неблагодарной!», если дочь выражает неудовольствие по поводу их взаимоотношений или пытается обсудить эту тему. Это тот случай, когда у дочери украли детство, навязав обязанность удовлетворять агрессивные потребности ее матери, а потом на дочь нападают за то, что она имела наглость предложить обсуждение динамики взаимоотношений с матерью.

Мать может просто не хотеть видеть свой вклад в боль дочери, потому что это слишком болезненно для нее самой. Часто такие матери также отказываются признавать, как на них повлияли отношения с их собственными матерями. Фраза «Не обвиняй свою мать» может использоваться, чтобы пристыдить дочь и заставить ее молчать о правде своей боли. 

Если мы как женщины действительно готовы заявить о своей силе, нам нужно увидеть, каким образом наши матери на самом деле были виноваты в нашей боли в детстве. И как взрослые женщины, мы сами несем полную ответственность за исцеление своих травм.

Тот, у кого сила, может и причинить вред, будь то намеренно или нет. Независимо от того, осознают ли матери тот вред, который они нанесли, и хотят ли видеть это, они все равно несут за это ответственность.

Дочери должны знать, что они имеют право чувствовать боль и заявлять о ней. Иначе истинное исцеление не произойдет. И они будут продолжать саботировать себя и ограничивать свою способность преуспевать и процветать в жизни.





Патриархат ущемлял женщин настолько, что, когда у них появлялись дети, они, изголодавшиеся и алчущие самоутверждения, одобрения и признания, искали любви у своих юных дочерей. Этот голод дочь никогда не сможет удовлетворить. И все же вот многие поколения невинных дочерей добровольно приносят себя в жертву, кладут себя на алтарь материнских страданий и голода в надежде, что однажды они станут «достаточно хорошими» для своих матерей. Они живут детской надеждой на то, что, если удастся «накормить мать», то мать в конце концов сможет накормить свою дочь. Этот момент никогда не наступит. Удовлетворить голод своей души можно, только начав процесс исцеления материнской травмы и отстаивая свою жизнь и свою ценность.

Нам нужно прекратить жертвовать собой ради своих матерей, потому что в конечном итоге наша жертва их не насытит. Насытить мать может только трансформация, которая находится по ту сторону ее боли и горя, с которыми ей нужно разобраться самой. Боль вашей матери – это ее ответственность, а не ваша.

Когда мы отказываемся признавать то, как наши матери могут быть виноваты в наших страданиях, мы продолжаем жить с чувством, что с нами что-то не так, что мы в чем-то плохи или ущербны. Потому что чувствовать стыд проще, чем отбросить его и посмотреть в лицо своей боли от осознания правды о том, как нас бросали или использовали наши матери. Так что стыд в этом случае – это просто защита от боли.

Наша внутренняя маленькая девочка предпочтет стыд и самоуничижение, потому что это сохраняет иллюзию хорошей матери.

(Держаться за чувство стыда – это для нас способ держаться за мать. Таким образом чувство стыда приобретает функцию ощущения материнской опеки.)

Чтобы наконец-то отпустить ненависть к себе и самосаботаж, нужно помочь своему внутреннему ребенку понять, что какую бы верность матери он ни сохранял, оставаясь маленьким и ослабленным, мать от этого не изменится и не станет такой, как ожидает ребенок. Нам нужно найти в себе мужество отдать своим матерям их боль, которую они просили нас нести за них. Мы отдаем боль, когда возлагаем ответственность на тех, кому она на самом деле надлежит, то есть, учитывая динамику ситуации, взрослому – матери, а не ребенку. Мы в детстве не несли ответственность за выбор и поведение окружающих нас взрослых. Когда мы это действительно осознаем, то сможем взять на себя полную ответственность за проработку этой травмы, признав, как она повлияла на нашу жизнь, чтобы мы смогли действовать по-другому, согласно своей глубинной природе.

Многие женщины пытаются пропустить этот шаг и перейти прямо к прощению и милосердию, на чем могут застрять. Невозможно действительно оставить прошлое позади, если не знаешь, что именно нужно оставить позади.

Почему так сложно признать то, как ваша мать была виновна:

  • В детстве мы полностью зависели от родителей, от матери и не могли заявлять о своих потребностях;
  • Дети биологически устроены таким образом, что сохраняют лояльность матери независимо от того, что она делает. Любовь к матери критически важна для выживания;
  • Будучи одного пола с матерью, мы предполагаем, что она будет на нашей стороне;
  • Мы смотрим на мать как на жертву ее собственных неразрешенных травм и культуры патриархата;
  • Религиозные и культурные табу «почитай отца и мать своих» и «святость материнства», которые поселяют в нас чувство вины и заставляют детей молчать о своих чувствах.
Почему самосаботаж – это проявление материнской травмы?

  • В качестве жертвы парентификации, мы превратно истолковываем связь с матерью (любовь, комфорт и безопасность) — эта связь создавалась в атмосфере самоподавления. (Быть маленькой = получать любовь);
  • Таким образом у нас создается подсознательная связь между любовью к матери и самоуничижением;
  • В то время как ваше сознание может хотеть успеха, счастья, любви и уверенности, ваше подсознание помнит об опасностях раннего детства, где быть большой, спонтанной и верной себе означало боль отвержения матерью;
  • Для подсознания: отвергнутость матерью = смерть;
  • Для подсознания: самосаботаж (быть маленькой) = безопасность (выживание).
Вот почему может быть так тяжело любить себя. Потому что отпустить свое чувство стыда, вины и самосаботаж –это по ощущениям как отпустить свою мать.

Исцеление материнской травмы – это о признании своего права на жизнь без дисфункциональных шаблонов, заложенных в раннем детстве в общении с матерью.

Это про то, чтобы честно задуматься о боли во взаимоотношениях с матерью ради своего исцеления и трансформации, на которые имеет право каждая женщина. Это про внутреннюю работу над собой, чтобы освободиться и стать такой женщиной, как вам предназначено. Это вовсе не об ожиданиях, что мать наконец-то изменится или удовлетворит ту потребность, которую она не могла удовлетворить, когда вы были ребенком. Как раз наоборот. Пока мы не посмотрим прямо и не примем ограничения своей матери и то, каким образом она навредила нам, мы застряли в чистилище, ожидая ее одобрения и в результате этого постоянно ставя свою жизнь на паузу.

Исцеление материнской травмы – это способ быть целостной и взять на себя ответственность за свою жизнь.

Недавно одна читательница оставила комментарий о том, как она больше 20 лет исцеляла свою материнскую травму и, хотя ей пришлось отдалиться от своей собственной матери, ее огромный прогресс в исцелении позволил ей выстроить здоровые отношения со своей юной дочерью. Она прекрасно описала суть этого, когда сказала о своей дочери: ‘Я могу быть для нее твердой опорой, потому что я не использую ее в качестве эмоциональных костылей.’

Хотя в процессе исцеления материнской травмы могут возникать конфликты и дискомфорт, для того, чтобы исцеление произошло, нужно уверенно идти к своей правде и силе. Придерживаясь этого пути, мы в конце концов придем к чувству естественного милосердия не только к себе как к дочерям, но и к своим матерям, ко всем женщинам во все времена и ко всем живым существам.

 



Как твои «раздражает» всем и все про тебя рассказывают

Утерянный огонь злости — прямой путь к болезни

 

Но на этом пути к милосердию сначала нужно отдать матерям их боль, которую мы вобрали в себя еще в детстве.

Когда мать возлагает на дочь ответственность за собственную непроработанную боль и винит ее за признание ее страданий из-за этого – это и есть настоящий отказ от ответственности. Возможно, наши матери никогда не возьмут на себя полную ответственность за ту боль, которую они неосознанно вложили в нас, чтобы облегчить свою ношу и избавиться от ответственности за свою жизнь. Но самое важное – чтобы ТЫ как дочь полностью признала свою боль и ее уместность, чтобы ты почувствовала сострадание к своему внутреннему ребенку. Это освобождает и открывает путь к исцелению и к возможности жить так, как ты любишь и заслуживаешь. опубликовано 

 

Автор: Беттани Уэбстер

 



Источник: 9journal.com.ua/%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0-%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%B4-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BA%D1%83%D1%81-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D0%B1/9journal.com.ua/%D0%BA%D0%