«Вас это не касается», или Самый бестактный вопрос, от которого женщинам хочется лезть на стену…

Поделиться



Писательница Надира Анжель выложила в своем блоге пронзительный пост о самом бестактном вопросе, который задают женщинам. Эту информацию стоит прочесть многим людям.

Неудобные вопросы




Читать дальше →

Кого ни в коем случае нельзя брать в крестные! Знать бы раньше…

Поделиться



Мы знаем о крещении очень мало, а ведь это — первый шаг человека на пути к Богу.

Обряд крещения ребенка — светлый праздник для всей семьи! Чтобы таинство совершилось по всем канонам, нужно уделить особое внимание выбору крестных родителей для малыша.

Крестные родители — ангелы в миру, которые призваны помочь маленькому человеку начать духовную жизнь, которые будут защищать его от соблазнов всю жизнь… Выбор крестных влияет на будущее ребенка, об этом нужно помнить всегда.




Читать дальше →

Мама прикрыла недоношенного ребеночка перчаткой. Медсестры были глубоко тронуты…

Поделиться



Каждый из нас нуждается в тепле, ласке и заботе. Любовь необходима каждому живому существу, каждому, кто способен чувствовать. Не ощущая любви, человек умирает еще при жизни. Также любовь способна воскрешать, и история, которую ты сейчас узнаешь, как раз о спасительной силе этого невероятного чувства!

Нашу героиню зовут Ямиль Джексон. Ее малютка, сын Захарий, родился на 12 недель раньше, чем было нужно. Он весил всего лишь 1200 г и попал в отделение недоношенных детей. Ямиль целыми днями сидела у колыбели малыша, но на ночь врачи отправляли ее домой…




Читать дальше →

За женой, как за каменной стеной

Поделиться



Обладательницам ослиных ушей посвящается.

Часть I

«Неужели мы мальчика не прокормим?»

(Слова одной тёще дочери. “Мальчик“- это зять.)

О Боже, сколько я слышу таких историй в жизни и встречаю в практике, и каждый раз просто офигеваю. Ну нет у меня другого слова. Нет!





Семья – муж, жена. Она берёт на себя ответственность за семью. Кормит, поит, оплачивает детские сады, кружки, репетиторов, покупает одежду. Муж… А что муж?.. Он в крайнем случае платит за квартиру, и не всегда это оплата аренды, иногда это просто коммуналка или часть коммуналки – поровну с женой, всё по-честному!

Она содержит себя, детей, оплачивает питание (и его, в том числе!), покупает ему одежду. Кормилица в этой семье жена.

И вот однажды, когда лямку становится тянуть уж совсем тяжело или вдруг ни с того, ни с сего захотелось новую юбочку, она робко спрашивает: «Милый, а может ты…?»

Что здесь начинается! И «я никому ничего не должен», и «обеспечивать тебя не обязан», и «не зачем это всё покупать», и «можно без этих кружков обойтись»!

Или раньше, заподозрив неладное, женщина пытается мужу корректно намекнуть, что мужчиной в семье давно стала она. Даёт ему расчёт — сколько она тратит в месяц на питание, образование, содержание семьи и его родимого, в том числе. На что она рассчитывает? Чего ждёт? Конечно, что любимый одумается и скажет: «Да ты что! Правда?» У него как у царя-батюшки откроются глаза на бесчинства бояр. Но родимый отделывается спокойным и «достойным» – «Молодец!»

«МОЛОДЕЦ! Ценю! Продолжай в том же духе! Жму лапу, друг! Респект и одобрямс!»

…. Эх, этого ли «молодец» мы хотели? Зачем тянули? Зачем покупали? Зачем на шею здорового, сильного мужика сажали?

Что, не хватает горящих изб и взбесившихся коней? Тяга к женскому самопожертвованию? Всё на себя взвалить и тянуть, тянуть, да так, чтобы он не догадался даже, сколько труда это стоит, сколько денег и сил в это вкладывается. Так тихонечко, как ребёнку шоколадку под подушку от мамы, вернувшейся с третей смены. Волшебницы вы наши … Феи…

И сидит здоровенный детина у жены, как у матери на груди. Сначала матерью, потом женой взрощенный, лелеемый, оберегаемый. Всё для него, дитятко наше.

И искренне удивляется, чего это жена от него хочет? Ведь справляется, тянет, сильная женщина. А он то тут при чём? Ему собственно и ничего не надо. А если надо, так он себе на новую игрушку заработает и спокойно купит. А семья, дети, жена… Слишком для него всё это, слишком…





Когда ребёнок сидит на шее, сразу понятно, кто виноват – родители. А если муж сидит на шее, ни на что не зарабатывает, только ест, пьёт и живёт своей полухолостяцкой жизнью, к кому вопросы? То-то же. К жене.

«А тебе это, родимая, зачем?» – вот так искренне, заглядывая в глаза, спрошу.

Может по-другому не умеешь? Так, чтобы хотя бы поровну с мужем ответственность делить за семью, за всё, что создали и всех, кого нарожали?

Ведь это труд, похлеще, чем даже на производстве. Здесь одними соплями, любовью и самопожертвованием не обойтись. Ещё и меру надо чувствовать, и границы. И ответственность уметь отдавать.

Это конечно, если 15 лет мужик ни за что не платил, вольготно себя чувствовал, а тут ему: «Любимый, а не мог бы ты теперь оплачивать ипотеку? Или обучение нашего сына в институте? А то уж больно тяжело мне одной всё это тащить», не обрадуется, за сердце схватится, вспомнит, что отпуск оплачивал два года назад (и ничего, что он по стоимости равен месячному бюджету, который жена оплачивает уже много лет и каждый месяц, ничего! Зато сам факт! Платил? Платил!) Скажет: «Но вот я же давал тебе тысячу на телефон, помнишь? А машину я заправлял? Знаешь, сколько бензин нынче стоит?»

И сядет женщина и опустит голову на руки…

Господи… Столетия идут. А всё то же, все те же «обладательницы ослиных ушей». Которых имеют и за их счёт вольготно живут.

 

Часть II

Самойпроще

 

Жить самой намного проще, чем с кем-то.

Сделать самой проще, чем объяснить, научить, убедить, проконтролировать или передать часть ответственности.

Но тогда по происшествию времени не стоит удивляться, если дети закатят истерику на просьбу сегодня помыть всю посуду, что требование убрать в своей комнате вызовет у них приступ оскорблённого самолюбия на акт ущемления их прав и свобод.

Что на просьбу заплатить в этом месяце за кружки и коммуналку муж взбелениться и будет оскорблён не меньше, чем дети.

Если вы не делаете этот труд – распределение обязанностей, деление ответственности, то в один прекрасный день вы обнаруживаете, что мышцы на теле семьи под названием муж атрофировались, а под названием дети – не развились. Теперь заставить их работать крайне сложно.

Да, легче и проще самой. Но это большая ошибка заставлять работать один орган в этой системе, в организме семьи. Сердце надрывается, истощается, хранительница домашнего очага не успевает подкладывать дрова, а муж и дети сытые и вольготногуляющее греются от очага.

Ошибка женщины в том, что, решив тянуть всё самой, потому что так проще, она не дала возможность каждому в семье вносить свой вклад. Мужу наравне или больше, чем она, детям посильно и адекватно их возрасту. Она обесточила эти органы, не дала напряжение, замкнула всё напряжение на себе. Не получив должной нагрузки, дети не могут сделать ничего без помощи матери, муж живёт так, как будто семья и дети совершенно не его ответственность.

Это большая ошибка. Цена этой ошибки измождённость, ощущение тотальной обиды, использованности, неценимости, незамеченности усилий, разочарование и боль А бонусы – иллюзия контроля, ощущение власти и всемогущества. Есть выбор.

Жить вместе – это труд. Делить ответственность ещё больший труд.Этому нужно учиться.

 

Часть III

Яживая. Януждаюсь в тебе

 

Начать женщине с мужчиной диалог по поводу перераспределения обязанностей и вклада каждого в семейный бюджет – сложно.

… И стыдно.

Это же надо признать, что не смогла, не справилась и не справляюсь, по крайней мере сейчас, с тем объёмом, который взвалила на себя. Переоценила себя.

Признать, что не звезда,итучи не умею разводить руками – это… как-то ущербно. Болезненно, стыдно, убого…

«А не посмеёшься ли ты надо мной?» «А не скажешь ли мне, и куда ты дурочка лезла?» А не вспомнишь ли: «Надо было меня слушать! А я тебе что говорил?»

И я не только не звезда, я ещё нуждаюсьв тебе.

Мне нужна твоя помощь, поддержка, ты мне нужен. Я не справляюсь без тебя. Давай вместе. Мне нужна твоя рука! Мы вместе замутили этот проект под названием «семья». Мы вместе.

Это быть очень открытой, очень уязвимой, практически душевно и эмоционально голой. Без всяких защит. Это больше чем признание в любви. Это стыдно и страшно.

Уж больно уязвимо человек себя чувствует в такой позиции. Когда он просит. И признаёт свою нуждаемость.

Для отношений нужны двое.

Но в желании быстрее стать «мы» очень легко попасть в слияние. Есть большой соблазн, раскрыв руки, раствориться в другом человеке. Забыть о себе, о своих потребностях, желаниях, отказаться от любых решений, лишь бы сновабыть вместе. Лишь бы ощутить, что ты не один. Ты снова, с тем человеком, который тебе очень близок, с которым тебе было очень хорошо.

«Бог с ним со всем, мы всё переживём. Главное, что мы вместе.»

«Ради любви можно всё пережить, всем пожертвовать. Лишь бы мы были вдвоём».

В этот момент ради «вместе» человек готов отказаться от себя. Душа требует восстановить всё как было, восстановить прежний баланс отношений, по крайней мере, там ничего не угрожало.

При конфликтах, обсуждении, выплёскивании боли, недовольства и претензий над парой всегда нависает угроза разрыва. Иногда в голове есть категоричная установка: «Или так или никак. Раз ты не понимаешь меня, мы должны расстаться»

Часто женщина, пытаясь начать что-либо обсуждать, начинает обсуждать с точки: «как если бы мы расстаёмся» и начинает проживать боль разрыва, «предварительное горе», которое затмевает всё. Уже невозможно обсуждать деньги, обязанности, ответственность каждого в паре, когда перед носом маячит разрыв. Все эмоции уходят туда. Пара начинает обсуждать более глобальный вопрос: «Так мы остаёмся ещё вместе или расходимся как в море корабли?» Как в дискуссиях с алкоголиком вопрос: «А ты меня уважаешь?» сводит на нет все другие вопросы и любое обсуждение «помельче» делает несущественным.

Страх разрыва при любой попытке что-либо прояснить, делает невозможным развивать отношения.

Отношения становятся негибкими, ригидными. Как застывшая фигурка из воска двух влюблённых, соединившихся в страстном поцелуе – есть иллюзия, что отношения всегда должны быть такими. В них нет не взросления, не изменений, связанных с возрастом, ни детей, ни увлечений, ни друзей, ни личного пространства, ни одиночества, ни только своих персональных увлечений, ни боли, ни конфликтов, ни болезни, ни смерти… Вечная, идеальная любовь.

Как сад старушки, куда попала Герда в сказке Андерсена «Снежная королева». Там всегда лето, всегда солнце, всегда любовь…

Но живые, не восковые люди так не могут. Они живут, меняются. Кроме мгновений слияния, когда чувствуешь себя одним целым, нужно личное пространство, когда я чувствую себя отдельным, чувствую себя только собой.

Обнаружение своего Я в паре – великий шаг. Сродни рождению.

Из Я можно обсуждать свои потребности, свои границы.

Можно говорить и чувствовать: «Я люблю тебя, но мне очень важно, чтобы…»

Можно разрешить себе слышать другого, не боясь, что его слова разрушат моё Я.

Я всегда останусь собой, чтобы ты не говорил. Но я готова услышать тебя. И возможно, я что-то изменю.

Можно быть отдельными людьми, но любить друг друга. Можно быть разными, но оставаться любящими и ценящими друг друга.

Но можно обнаружить себя совершенно не в том месте, где хочется быть и совершенно не с тем человеком. Придя в себя после глубокого сна, задать вопрос: «А что я здесь делаю? Почему я всё ещё здесь?» И это будет большой услугой себе. Наконец-то обнаружить себя в этих отношениях.опубликовано

 

Автор: Ирина Дыбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©  

Источник: //dybova.ru/otzyvy/

Младший ребенок: ЧТО ВАЖНО знать родителям

Поделиться



Младший ребенок – это тот, кто в глазах всей большой семьи никогда не вырастает. Всегда остается малышом, даже если ему уже сорок. В этом есть и свои плюсы, но и свои минусы. Понятно, что это по-разному действует на девочек и мальчиков. Кому-то скорее на благо, кому-то наоборот.





 

Родители, воспитывая очередного ребенка, обычно уже подкованы. Они не так тревожатся, не делают лишних движений. Это, конечно, плюс.  Ему больше позволяется, с него меньше требуют, практически ничего не ждут. В этом смысле ему гораздо легче, чем старшему. Но в то же время младшим мальчикам обычно не хватает мотивации к действиям. Ведь никто ничего не ждет. Если они эту мотивацию внутри себя не найдут, вполне возможно, что и жизнь и пройдет средненько, чем сами они вряд ли будут довольны. 

Младшие дети обладают рядом сильных качеств. Например, это самые лучшие дипломаты. Они способны найти выход почти из любой ситуации. Как и создать проблему там, где ее нужно создать. Они могут стать отличными юристами за счет своей гибкости и умению строить отношения.

Обычно они очень нежные и ласковые. Ведь их самих нежностью и лаской накормили досыта. В последний раз ведь. Вообще в плане любви они получают от родителей больше всех. Любовь родителей уже более расслабленная, более бескорыстная, более открытая. Часто только ко второму-третьему ребенку мама начинает любить по-настоящему. И выплескивает на младшего все за всех предыдущих.

Младшие оптимистичны, у них обычно хорошее чувство юмора. Ведь без юмора в большой семье выжить может только старший (пока тащит на себе всех остальных ему не до того). Они маленькие солнышки, с ними тепло, уютно и душевно. Они научились быть такими солнышками, потому что именно этого от них и ждали.





Но есть одна проблема. Солнышко – не всегда их настоящее состояние. Часто это маска, которую они привыкли носить, а вот себя истинного они совсем не знают и не понимают. У них не было такой необходимости самоидентификации и поисков себя, как у среднего. Не было у них такого количества ожиданий родителей, как у старшего. Поэтому им очень сложно понять, а кто они на самом деле и чего хотят. 

Конечно, многое зависит от пола ребенка и других детей. Если все дети одного пола, то чаще всего именно последний – неудача. Снова не получилось родить ребенка нужного пола. Поэтому при всей любви и нежности родителей, он может ощущать свою ущербность и даже не понимать, в чем причина. 

Если же третья попытка удалась – и родился нужный мальчик (или нужная девочка), мы получаем маленького императора во всей своей красе. Он, пожалуй, даже превзойдет единственного в своем эгоцентризме и разбалованности. Ведь от него ничего особенного не ждут, все просто счастливы, что он, наконец-то, есть!

Младшие дети привыкли, что в этом мире все о них заботятся. Не только мама и папа, но и старшие тоже – вынуждено, но обязаны. Конечно, это немного усложняет их взрослую жизнь – там-то не все с этим согласны. Особенно если рядом с тобой появился такой же объект всеобщего внимания, как и ты сам.

Младшего в семье никогда не воспринимают всерьез. Он милый и забавный, но говорит ерунду и сам решать ничего не может. Это сильно возмущает и ребенка, и взрослого.  Любое его решение всегда стараются оспорить, часто вообще не спрашивают его мнения. Часто такое отношение рождает в младших бунтарство (особенно в мальчиках), они могут становиться очень неудобными в подростковом возрасте и после него. 

Они так же, как и средние, хотят конкурировать со старшими. Но этих старших уже минимум двое. Если они еще и одного пола – то вообще катастрофа. Ему никогда не добежать до старших. Никогда их не победить и не опередить. Ему остаются только хитрость, манипуляции и актерское мастерство. Вот так исподтишка старшего спровоцировал – ему попало, а тебя на ручки взяли. Это удобно. И развивает в младших бурную изобретательность. Ее можно потому израсходовать и на благие дела, если такие будут нужны.

К тому же если старший в чем-то успешен, младший часто просто не станет за это браться. Например, если старший хорошо рисует, он может сопротивляться рисованию как таковому. Даже если хочется, внутри есть убеждение – у меня не получится так же хорошо, тогда незачем и пробовать.

Младшим детям очень трудно взрослеть. Не только потому что они сами не знают, как это и зачем. Семья изо всех сил этому противится. Ведь пока младший – еще ребенок, родители ощущают себя моложе. Младшие дети дольше живут в родительской семье, их редко оттуда выгоняют. Их дольше могут и снабжать деньгами. Это, конечно, негативно сказывается на их ответственности за свою жизнь. Они вообще со словом ответственность слабо знакомы. 

Младшим сложно становиться родителями. Но не по той причине, которую мы находим часто у старших. Старшие уже как бы стали однажды «родителями» для своих младших братьев и сестер, хлебнули горя – и боятся повторения всего этого кошмара с обязанностями. Младшим же очень трудно заботиться о ком-то еще. Они ведь привыкли, что забота идет в одну сторону – к ним самим.

Младшие мастерски освоили роль «рыбы-прилипалы». И поэтому они умеют вливаться в коллективы и там ничего не делать.  Или кажется, что они ничего особого не делают, но это не так. Потому как они очень хорошо умеют создавать настроение. И иногда созданным настроением приводят свою команду к победе. А потом со всеми вместе они будут получать лавры победителя.  И тут не всем будет понятно, заслуженно или нет, но это уже не так важно, когда команда победила. И практически всегда находятся те, кто готов делать все за них, за красивые глаза. Какие-нибудь «старшие».

Младший ребенок часто в сложных ситуациях может впадать в ступор и ожидать, что сейчас за него кто-то все сделает. Спасет, поможет, исправит. Он очень обижается на близких, если этого не происходит. Но именно такие кризисы, пережитые им в одиночку способны закалить его характер и заставить повзрослеть. 

Так как он не очень хорошо понимает себя, ему сложно ставить цели и достигать. Давления извне на него нет, а с такого давления обычно начинается движение у других людей. Нет давления – нет движения. Создание внутреннего стимула – непростая задача. И не все младшие могут успешно ее освоить.

Отсюда следует и тот факт, что они не могут работать одни. Когда не на кого свалить поражение, когда нет кого-то кто поддержит и защитит, когда ответственность вся только твоя. Им очень трудно стоять в одиночку против целого мира. Тогда как единственные стоят всю жизнь именно так и не понимают, что можно иначе.

Родители могут отдавать младших в секции и кружки, где важно индивидуальное мастерство, где ребенок может лучше понять самого себя, найти себя, создать себе мотивацию. Очень хороши восточные единоборства. Любые творческие кружки, в которых преподаватель не просто учит технике, а пытается раскрыть внутренний мир ребенка.

Ничего не ждать от ребенка – это здорово. И все-таки для младших нужно создавать некий волшебный пендель. Хотя бы для начала. Чтобы они научились двигаться в жизни, а не просто плыть по течению. Для девочек этот вариант развития событий более благоприятен, чем для мальчиков. Но даже девочкам полезно понимать себя и свои желания, меняться и расти.

Делегируйте ему как можно больше ответственности. Особенно за самого себя. За его игрушки, за его вещи, за его отношения со старшими. Когда дома есть дети постарше, соблазн попросить именно их о помощи велик. Они сделают лучше, быстрее, уже умеют. Но боритесь с этим соблазном. Привлекайте маленьких. Активнее привлекайте. С пеленок. Чтобы они через действия познавали этот мир и самих себя.

И любите. Любите всех. Единственных, старших, средних, младших. Если вы с ними в контакте и отслеживаете, что с ними происходит, вы всегда сможете внести коррективы. И не забывайте извиняться, если сделали что-то не так. Научите их тому, что любовь – это и прощение, и умение его просить, вне зависимости от положения и статуса.опубликовано .

Автор:  Ольга Валяева, глава из книги «Предназначение быть мамой»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.valyaeva.ru/mladshij-rebenok-tot-kotoromu-nikak-ne-vyrasti/

Как навредить ребёнку, не прибегая к побоям

Поделиться



Негативные эмоциональные воздействия не оставляют следов на коже, однако ранить могут не меньше, чем физическое насилие.

«Боги», «купцы» и «овцы»: какие стили родительства могут быть вредны для детей?

Детство — это опорный институт, который формирует общество, его благополучие напрямую связано с благополучием и здоровьем каждого ребенка. Поэтому общественные организации, например, Всемирная Организация Здравоохранения и ЮНИСЕФ (детский фонд ООН), составляют рекомендации, как создать безопасное и счастливое детство, чтобы ребенок вырос физически и психически здоровым.





Редкие родители обращаются к сайту ВОЗ и читают изложенные там рекомендации по воспитанию. Обычно в ход идут традиционные методы, основанные на опыте. Битые в отрочестве родители применяют силу при воспитании своего чада, потому что не знают других способов достучаться до ребенка и повлиять на его поведение. Это относится и к воспитательным стратегиям, не имеющих явных последствий для здоровья и безопасности ребёнка. Воспитательные методы часто дрейфуют из поколения в поколение, снова и снова порождая психически нестабильных, тревожных, замкнутых взрослых.

Чтобы ребенок вырос здоровой полноценной личностью, нужно защитить его от любого вида насилия. Физическое, сексуальное насилие и невыполнение родительских обязанностей — явные причины возникновения проблем у ребенка. 

Эмоциональное насилие над ребёнком не наказывается уголовно, но его последствия травматичны для психики маленького человека, как удары ремнём — для тела.

Систематическое унижение, манипулирование, подавление воли детей укоренились в родительском арсенале многих. Американские психиатры Сьюзан Форвард и Крейг Бак даже ввели термин «вредные родители» (toxic parents), чтобы определить тех, кто прибегает эмоциональному насилию в воспитании и наносит вред самооценке, жизненным установкам, а порой и психике детей.

Вот какие типы «вредных родителей» можно выделить.

 

«Бог»

Уверенный в своей правоте и непогрешимости родитель. Требует от ребёнка поклонения, безусловной любви и беспрекословного подчинения. Часто в эту категорию попадают отцы семейства. Эмоционально относится к ребёнку как к «подданному» и считает, что смысл жизни детей — это выражение благодарности родителю за дар существования.





 

Такие родители используют телесные наказания и устанавливают строгие правила, даже если в них нет нужды. Ребёнок «бога» склонен к подчинению, замкнут. Страх и благоговение перед родителем перерастает в склонность обманывать в бунтарский подростковый период. Во взрослой жизни такие дети окажутся неспособными самостоятельно принимать решения и будут искать нового «бога» в своей второй половинке или близком друге.

Лексикон «Бога»: «Я лучше знаю», «Ты мне всем обязан», «Если бы не я...»

 

«Критик»

Оценивает ребенка и сравнивает его с другими детьми. Рисует в голове образ идеального малыша и заставляет сына или дочку подгонять себя под недостижимые лекала. Болезненно реагирует на «отставание» своего чада от своих сверстников, требует больших усилий и старания, устанавливает жёсткие рамки и дисциплину, подкрепляя их систематическим унижением. Особенно опасны критики, у которых несколько детей, ведь тогда за «золотым стандартом» даже не нужно обращаться во внешний мир.





Опасность такого вида эмоционального насилия — развитие у ребёнка заниженной самооценки, синдрома «неудачного образца» при сравнении с братьями или сестрами.

Лексикон «Критика»: «У всех нормальные дети, а у меня...», «Почему у Ангелиночки пятерка, а у тебя — тройка?», «Вот твой старший брат — просто ангел, а ты — какое-то наказание».

 

«Тренер»

У таких родителей много общего с «критиками». Своих детей они тоже сравнивают с другими, но с целью мотивировать их на победу. Соревновательный дух питает тренера изнутри, он считает ребёнка предметом своей гордости и при каждом удобном случае демонстрирует его окружающим. Как правило, тренеры заставляют детей добиваться успеха в областях, в которых не смогли преуспеть сами. Для отцов это обычно спорт, а для матерей — иностранные языки или игра на музыкальных инструментах.

Интересы и склонности ребёнка «тренеры» не учитывают. Их дети вырастают в атмосфере постоянного соревнования.

Эмоционально это настраивает ребёнка на погоню за чужими целями, достижение которых не приносит радости. Преуспевшие в глазах родителей чемпионы превращаются в экспонат в зале славы родителя с комплексом отличника. А те, кому не удалось достичь успеха, чувствуют вину за неоправданные ожидания.

Лексикон «Тренера»: «Я в своё время не учила английский и очень пожалела, не повторяй моих ошибок!», «Коля, сыграй нам полонез Огинского, порадуй тетю Катю», «Второе место? Почему не первое?».

 

«Венецианский купец»

Яркая иллюстрация экономического насилия над психикой ребенка. Этот тип родителей не знает безусловной любви, так нужной ребёнку. У поступков, чувств и людей для таких родителей существует вполне реальный ценник. Они живут по принципу «ты — мне, я — тебе», подкупают детей, иногда откупаются от них, ставят ультиматумы и всегда ждут порой неадекватной отдачи от ребенка за свои поступки или проявления чувств.





Ребенок купца неспособен на искренность и доверие, так как считает, что всё в жизни нужно заслужить и заработать. Во взрослой жизни такие дети часто заискивают, обманывают, с подозрением относятся к бескорыстным поступкам и сами начинают манипулировать людьми, классифицируя всё и всех по товарным категориям.

Лексикон «Купца»: «Если успокоишься, дам конфету», «За каждую пятёрку получаешь сто рублей», «Пока я за тебя плачу, ты будешь делать то, что я хочу», «На тебе тысячу, иди гуляй сам, мне некогда», «Помой посуду, я тебя за это любить буду».

 

«Овечка»

Тонкий манипулятор-жертва. Чаще это родитель женского пола, иногда одинокая мама, которая знает, что жалостью может получить желаемое. Это хорошие актеры, которые способны пустить слезу и изобразить сердечный приступ, чтобы смягчить даже самого непробиваемого подростка.

Причиной своих разочарований и страданий считают, естественно, своё дитя, которое обязано из-за этого быть рядом и заботиться о родителе и его интересах. По сути, ребенок оказывается в эмоциональной кабале, чувствует свой неоплатный долг и начинает пренебрегать своими интересами, теряя собственное «я».

Лексикон «Овечки»: «Я на тебя лучшие годы положила....», «Тебе совсем меня не жаль...», «Неблагодарный, на смертном одре и стакана воды не подашь...», «Ты — мой крест!».

 

«Двуликий Янус»

К этой категории относятся родители-лжецы. Такие родители щедро раздают обещания, которые не собираются выполнять, врут и лукавят. Свою ложь «Двуликие» никак не оправдывают и не чувствуют своей вины. В воспитании эти родители склонны к лицемерию.

Яркий пример: курящие родители отчитывают подростков, которых застукали с сигаретами.

Со временем такие родители лишаются доверия ребенка. А видя безнаказанность лжи и лицемерия, дети воспринимают эту модель поведения как наиболее выгодную, поэтому синдром лжеца часто наследственный.

Лексикон «Двуликого»: «Мало ли, что я там обещал!», «Как дал слово, так и взял его обратно», «Ой, я забыл», «Я такого не говорил!».

 

«Воскресный»

Воскресный папа (реже — воскресная мама) бывает не только в семьях, где родители живут отдельно. Таким родителем может стать любой взрослый, не умеющий распределять свое время между семьей, работой и развлечениями. Трудоголики, заядлые охотники или любители поковыряться во внутренностях автомобиля в гараже оценивают свои профессиональные или личные интересы выше, чем семейную жизнь. Мотивируется это тем, что они зарабатывают деньги и что им нужно как-то расслабляться. Важные события в жизни малыша такие родители без угрызений совести пропускают.

Семья входит в категорию обязанностей, а время, проведенное с ребёнком, считается за повинность.

Дети «воскресных родителей» ощущают свою ненужность, чувствуют себя брошенными и одинокими. Они пытаются прыгнуть выше головы, чтобы привлечь к себе внимание. Со временем, если их старания оказываются бесполезными, они перестают считаться с их мнением, а иногда и общаться.

Лексикон «Воскресного»: «У меня нет времени», «Давай в другой раз, я занят», «Я деньги зарабатываю, чего вам еще надо?».

 

«Партизан»

Изощренный манипулятор, напоминающий рака-отшельника. В случае опасности или несогласия такой родитель перестаёт общаться с ребёнком, закрываясь в свою раковину и принимая обет молчания. Со стороны это может показаться обидой, но чаще это просто выжидающая позиция, которая должна вынудить ребёнка сделать то, что от него требуется.

Попадая в ситуацию бойкота, зависимый маленький человек находится в постоянном эмоциональном напряжении, ощущает вину и необходимость помириться. Так он соглашается на что угодно и выполняет любые желания обиженного родителя, и параллельно учится держать свои интересы и мнения при себе в угоду другим.

Лексикон «Партизана»: —

 

«Наседка»

Эмоциональный насильник, в совершенстве владеющий навыками гиперопеки. Провожает в школу и из школы, кормит, поит, колыбельные поёт, следит за здоровьем малыша, в секции водит… Звучит здорово, отличная мама или потрясающий папа! Однако дочитайте список до конца: выбирает для ребенка друзей, прическу, вкусовые предпочтения, читает переписки, требует отчитываться о каждом шаге и не даёт самостоятельно принимать решения.





В эту категорию попадают матери, которые не разучились отождествлять себя с ребёнком, даже когда он подрос и способен делать что-то сам. Такая женщина не говорит «я» или «мой ребёнок», она говорит «мы». Даже если сынишка уже под два метра ростом, мама будет умиляться, когда «мы кушаем любимый мамин борщик». Гиперопекающие родители сложно отпускают ребёнка во взрослую жизнь, иногда не отпускают вообще. Они жадно ищут причину, чтобы сделать детей зависимыми от них.

«Наседки» живут ради детей, у них есть только один интерес: чтобы дитятко было счастливо. И рядом с мамой. Потому что ей страшно оставаться одной.

Чем опасна такая эмоциональная пытка? Ребёнок с раннего возраста ощущает себя смыслом жизни родителя, и лишить его этого смысла означает предательство родного человека. Такие дети очень зависимы от мнения родителей во взрослом возрасте, что мешает им создать собственную семью, построить карьеру или просто заниматься тем, что им нравится. Они делают всё, чтобы «наседка» была счастлива. Или, наоборот, вырвавшись из эмоционального рабства, подсознательно винят себя за несчастье того, кто его вырастил.

Лексикон «Наседки»: «Послушай маму, маме лучше знать», «Нет, мы купим зелёный свитер, он нам идёт больше, чем розовый», «Эта девушка тебе не подходит, вот Оля...».

 

Что делать, если я — «наседка»?

Или «критик»? Или «партизан»?.. Если в нашей галерее эмоциональных насильников вы нашли свой портрет, то шанс на исправление велик, ведь признание проблемы — это первый шаг к её решению.

Редко встречаются те или иные модели в чистом виде. «Наседки» порой применяют методы «овец», а «боги» по совместительству подрабатывают «тренерами».

Все эти типы практикуют один и тот же вид насилия над детьми — они играют на чувствах, манипулируют эмоциями, чтобы получить от ребёнка то, что нужно родителям. Своим поведением они пытаются заглушить собственные воспоминания, комплексы, негативный опыт или страхи.Поэтому рекомендации для всех вышеперечисленных типов будут общими.

  • Перестаньте воспринимать своё дитя как объект. В ваших руках не трофей, не крест и не луч надежды, а жизнь и благополучие человека. 
  • Серьезно относитесь к мнению ребёнка. Но и не потакайте ему во всём.
  • Примите тот факт, что малышу нужно свое пространство и свобода выбора.
  • Общайтесь с ребёнком, как со взрослым, делитесь с ним, будьте честны и откровенны, и получите то же самое в ответ.
  • Сотрудничайте с детьми. Семья — это микро-общество, где каждый имеет право голоса и делает свой вклад в общее счастье.
  • Помните, что когда-то вы тоже были ребёнком, спросите себя, было ли ваше детство счастливым? Почему вы стали таким родителем? Может, вы копируете поведение своих родителей, или наоборот, стараетесь всё делать вопреки их заветам?
  • Не стесняйтесь обратиться к специалисту, если не можете самостоятельно скорректировать свою воспитательную политику.
  • Не игнорируйте наличие эмоционального насильника в семье, попытайтесь установить контакт и выяснить причины такого поведения. При необходимости уговорите  его проконсультироваться с психологом.
 

Идеальным родителем быть невозможно, ведь у всех есть свои слабости, и все совершают ошибки. Интересы отцов конфликтовали и будут конфликтовать с интересами детей. Это естественный процесс, в результате которого формируется новая уникальная личность со своим набором ценностей, основанных на опыте.

Взрослые делают выводы о своём опыте детства, опираясь на ключевые события нежного возраста.

Что вы помните из своих юных лет? То, как папа учил кататься на велосипеде, как мама поддерживала во время трудных экзаменов? Или как отец грозил ремнем за малейшую провинность, а мать обещала слечь с нервным срывом, если вы не бросите этого «ужасного Генку» из девятого «Б»?

Сейчас, когда вы сами стали родителями, необходимо понимать: дети запомнят всё, что их ранит. Когда они вырастут, их опыт отразится на поступках, поведении, и на методах воспитания собственных детей. Вы можете подарить ребёнку детство, которое он будет вспоминать с теплотой.опубликовано 

 

Автор: Мария Лазарева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //newtonew.com/parenting/toxic-parents

Технологии управления ребенком, дающие нужный результат

Поделиться



Технология — это модели, методы и приемы, дающие нужный результат. У разных родителей свое видение, как можно и нужно добиваться от ребенка того, что нужно, от этого видения во многом зависят используемые методы и приемы. В отличие от воспитания, формирующего личность в целом, управление решает оперативные вопросы «здесь и сейчас».

Любая технология основывается на некотором видении природы ребенка и задачах родителя. В случае негативного мировосприятия этого видение воплощается в модели «Огород с сорняками», в случае позитивного — «Садовник и роза».





 

 

Огород с сорняками

Модель «Огород с сорняками» основана на вере, что с ребенком нужно обходиться как с запущенной грядкой, находить и выпалывать сорняки-недостатки в его душе.

Родители борются с ленью и неорганизованностью детей, утаптывают детскую агрессивность и выжигают каленым железом детское вранье.

Обычный результат: контакт разрушается, эффективность низкая, добиться удается мало что. Сухомлинский говорил, что в таком случае воспитание идет «по ложному пути».

«Пороки, — писал он, — искореняются сами по себе, уходят незаметно для ребенка, и уничтожение их не сопровождается никакими болезненными явлениями, если их вытесняет бурная поросль достоинств». Модель спорная, продуктивнее работать на позитиве.

 

Садовник и роза

В этой модели ребенок видится как красивый цветок, о котором должен позаботиться воспитатель-садовник. Хороший садовник должен понять природу цветка, куста или плодового дерева, чтобы выращивать в нем то, что заложено в нем его природой.

Здесь в ребенке родители стараются разглядеть, каковы его склонности, и поддерживают ребенка в его стремлениях и начинаниях.

При таком подходе воспитательные результаты лучше, чем в модели «Огород с сорняками», однако сама метафора семечка, из которого разворачивается личность ребенка, представляется спорной.

 

Мишень воздействия

Кто-то из родителей считает правильным чаще обращаться к чувствам, кто-то — к разуму, кто-то решает вопросы дрессировкой, работающей на уровне тела.





 

 

Дрессировка, или модель «Кнут и пряник»

Кажется, это самое естественное: за добрый поступок наградить, за плохой — наказать, поругать.

В принципе это разумно, но есть и минусы: данная система требует постоянного присутствия воспитателя, «кнут» разрушает контакт между ребенком и воспитателем, а «пряник» приучает ребенка без награды доброго не делать.

Варианты:

  • Подкуп. «Если будешь хорошо себя вести, куплю тебе мороженое». В умелых руках переходит в модель «Вознаграждение за успехи». Чаще заканчивается педагогической ситуацией Маленький тиран: «Если не купишь мне мороженое, буду вести себя плохо!»
 

  • Другой вариант: короткий поводок — позитивная дрессировка, отрабатывающая безусловное послушание. Много интересных заданий, простых инструкций и сразу же - положительное подкрепление.
 

Модель «Кнут и пряник» спорная, если оказывается не вспомогательной, а основной. Дело воспитания идет лучше, если метод наград и наказаний дополняется методом отрицательных и положительных подкреплений, причем предпочтение отдается положительным подкреплениям и подкреплению не столько желательных внешних действий, сколько желательных внутренних состояний и отношений.

В любом случае полезно помнить, что настоящее воспитание выходит далеко за пределы самой лучшей дрессировки.

 

Обращение к чувствам

Обращение к чувствам — чаще женская стратегия. Стандартные варианты — это обращение к сопереживанию («Посмотри, как из-за тебя плачет сестренка!» или «Пожалуйста, не серди маму»), отвлечение от нежелательных вещей («Посмотри какая птичка!) и привлечение к желательным, а также принятие решений на основании чувств, которые демонстрирует родителям ребенок (модель „Светофор“).

Посмотри, из-за тебя плачет сестренка!

К большому удивлению взрослых, и особенно мам, на маленьких детей это обращение обычно не действует вовсе. Однако если на детей долго сердиться в подобных ситуациях, они рано или поздно понимают, что взрослые от них хотят, и начинают изображать раскаяние.

Впрочем, дети любят копировать взрослых, и если мама расстраивается часто, за нею начинают повторять и дети. Трудно назвать это подлинным сопереживанием, но дорога прокладывается.

Настоящая эмпатия возникает у детей не раньше семилетнего возраста, причем тут все очень индивидуально. Есть дети к этому очень расположенные, а есть — не расположенные никак.

Пожалуйста, не серди маму!

Когда ребенок не слушается, мама начинает расстраивать себя и показывать, как ей плохо от такого поведения ребенка. Модель эта очень распространена, и практикуется обычно среди женщин.

Ее результаты? В маленьких детях, особенно в девочках, успешно формируется чувство вины, привязанность и послушание. Более взрослые дети, и особенно мальчики, на это ведутся хуже, у них возникает раздражение или пофигизм к чувствам мамы.

Посмотри какая птичка!

Ребенку подыскивают все новые и новые привлекательные вещи вокруг него, отвлекающие от ненужного.

  • Не ест кашу — предложим яблоко.
  • Не хочет делать утром зарядку, предложим с друзьями идти на плавание.
  • Не пошло плавание — попробуем заинтересовать красивой игрой теннис.
 

Хорошо работает с маленькими детьми. Чем дети старше, тем чаще возникают сбои. Как правило, этот путь заканчивается моделью «Подкуп».

В этой модели родители в своих действиях ориентируются на чувства и реакции ребенка. Чувства и реакции ребенка — это цвета светофора для родителя.

  • Когда ребенок позитивно откликается на действия родителей, радуется действиям родителями, это для них зеленый свет, сигнал родителям: „Вперед! Все правильно делаешь“.
  • Если ребенок выполняет просьбы родителей неохотно, забывает, огрызается — это желтый цвет для родителей, цвет-предупреждение: „Внимание, осторожно, кажется что-то не так! Подумай, прежде чем сказать или сделать!“.
  • Если же ребенок в протесте, это красный цвет для родителей, сигнал:» Стоп!!! Замри! В этом направлении ни шагу вперед! Вспоминай, где и что нарушил, срочно и экологично исправляй!" 
 

Модель спорная. Достоинства этой модели — чуткость к обратной связи, недостатки — легко подпасть под влияние ребенка. Ребенок начинает управлять родителями, демонстрируя им те или иные свои реакции.

 

Обращение к разуму

Правила движения

В этой модели предполагается, что ребенок ведет себя плохо, потому что просто не знает или забыл правила. А если ему правила рассказать и он их выучит, то он будет все делать…

И родитель все объясняет, учит, рассказывает. Детям слушать это бывает тоскливо, но — приходится…

Знания, как себя вести, конечно необходимы, но одни знания без заинтересованности и приучения — мертвы.

Легко убедиться, что дети все главные правила поведения знают: «Драться нехорошо», «Врать плохо», «Вещи нужно класть на место», но в столкновении разума и чувств у детей чаще побеждают чувства, особенно если смысл правила ребенок не понимает: «Зачем нужно вещи класть на какое-то место, если они и так хорошо лежат?».

К правилам детей нужно приучать, правила должны быть просты и понятны, правила должны оказываться детям интересны и выгодны, правила должны соответствовать возрасту ребенка.

Итого, если модель «Правила движения» оказывается не вспомогательной, а основной, то это модель спорная.опубликовано 

 

Автор: Н.И.Козлов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.psychologos.ru/articles/view/tehnologii_upravleniya_rebenkom

Вчера меня бросил муж… 6 истин о браке, которые я хотела бы знать 10 лет назад.

Поделиться



Любовь… Едва ли существует еще подобное явление в жизни, которое бы начиналось с такими же большими надеждами и ожиданиями и которое бы неизменно терпело крах, заканчиваясь горьким разочарованием.

Тихая семейная жизнь, счастливая и спокойная — мечта многих женщин. Есть мужчины, которые также жаждут этого. Почему же столько детей растут в неполноценных семьях, а люди, еще недавно любившие друг друга, расстаются?

Думаю, мы слишком мало знаем о себе, еще меньше — о других людях. Нас не учили в школе, что такое любовь, не объясняли, какие подводные камни таит в себе брак. Очень жаль! Обо всём этом стоило подумать еще 10 лет назад.




Читать дальше →

Анна Ларссон: Откажитесь от сахара, если вы любите своего ребёнка

Поделиться



Белая смерть.

Нет, я не имею в виду кокаин, мы должны бороться с сахаром.

Дело было в 2009 году, когда родилась моя первая дочка. Мы были на 50-летнем юбилее и, если я не ошибаюсь, моей дочке было 9 месяцев. Родственники хотели угостить её плюшками и пирожными, но я сказала «нет».

«Но это же еда» — сказали они.

Еда? С каких это пор торты, плюшки, пирожные и прочие лакомства стали едой, удивилась я и настояла на своём.





Когда три месяца спустя мы были в гостях у соседей, они угостили дочку мороженым. Мороженым! У меня внутри всё кипело. Она не должна так рано приучаться к сахару, ни за что в жизни!

Дочка выросла и превратилась в очень активную маленькую девочку, которая любила есть листья и деревья, как она это называла. То есть шпинат и брокколи.

Младшая сестра родилась в 2012 году, и по мере того, как росла гора грязного белья и накапливался недосып, сахар постепенно пробирался в наш холодильник.

Помните фильм «Холодное сердце»? Никому не удалось его избежать. Ведь дети обожают «Холодное сердце»!

И можно купить маленькие сладкие йогурты с картинками из «Холодного сердца» на упаковке — ясное дело, что дети его хотят.

«Пожааааааааалуйста, мама, я так хочу йогурт с Эльзой…» (глаза блестят). Ах, немножко йогурта c волшебной снежной королевой никому не принесёт вреда. Или как?

Дети умны и предприимчивы, и устоять перед ними нам, родителям, удаётся не всегда. Я их не виню, правда.





Этим летом младшая дочка, которой уже четыре года, заболела. По-настоящему заболела, воспалением кровеносных сосудов, и мы очень волновались.

Это не связано с сахаром, но если бы она ела более питательную еду и её иммунитет был бы сильнее, может, она бы не заболела?

Мы сказали друг другу, что со старшей дочкой ничего такого не случится, потому что она ест намного лучше. Она ест всё, что мы даём ей: овощи, рыбу, морепродукты, птицу, дичь. Готова пробовать всё.

Младшая дочка любит всё белое. Молоко, муку и сахар. Оладьи с вареньем и взбитыми сливками, мороженое, пирожные, рисовый пудинг «риси-фрутти». Йогурт с Эльзой, пасту — и, конечно же, кетчуп.

Уставшая после садика, она просит пирожные, плюшки, мороженое и, честно говоря, ведь немного мороженого никому не навредит… или как?

«Она не любит картошку» — говорит она и иногда заходит так далеко, что нам приходится готовить ей отдельно — просто для того, чтобы она хоть что-то поела. Не очень хорошая идея.
Теперь она знает, что если она не будет есть, то получит пасту, или «риси-фрутти», если повезёт. И она точно знает, что есть и последний выход из положения — йогурт и мюсли и это намного вкуснее картошки.





Однажды она попросила конфет, и я ответила «нет». Она была в отчаянии и разрыдалась: «Вы теперь мне никогда больше не разрешите есть конфеты!»

Ну всё, дальше уже некуда — у неё уже явная сахарная зависимость и это всё моя вина.

Что мы делаем, чёрт подери!? Всё, больше никаких пирожных и плюшек в качестве перекуса, никакого мороженого после садика.

Несколько дней спустя я посмотрела документальный фильм «Дети сладкие как сахар», и для меня это было как массивная оплеуха — бабах, прямо в лицо. В фильме мы видим нормального взрослого парня, который делает всё то, что делают дети: ходит в садик и ест ту же еду, что и дети, только в 2,5 раза больше. Именно во столько раз взрослые потребляют больше пищи, чем дети.

В течение одной недели он жил жизнью детей и ел детскую еду. В один из дней он пришёл в бассейн и съел 2,5 мороженых, что соответствовало одному мороженому, которое получил каждый ребёнок.

Он рассказывал, как себя чувствовал, про свои перепады настроения, про усталость.

Это точно как наша младшая дочка — она или самая радостная, или самая злая в мире. Настроение меняется очень сильно и она может очень сильно расстроиться по любому поводу.

«Риси-фрутти», сладкие напитки и Эльза отправляются куда подальше. Она может иметь сколько угодно этой чёртовой «ледяной магии», но в доме Ларссонов с этим волшебством покончено.

Знаете сколько сахара содержится в одном «риси-фрутти»? Одиннадцать кусочков! Одиннадцать! Умножьте теперь на 2,5…





Проходит два дня и она превращается совсем в другую девочку. Она ест картошку, овощи и ту же еду, что и все остальные, с отменным аппетитом. Почти каждый день она говорит нам: «Эта самое вкусное, что я когда-либо ела». 

Нам даже страшно на неё смотреть, когда она поглощает свою еду и вылизывает начисто тарелку. Как будто у неё появились новые вкусовые луковицы. 

Исчезли перепады настроения, она бодрее, активнее, легче засыпает и хорошо спит всю ночь.
Вся семья счастлива.

Но как мы до этого дошли?

Ясно одно — дети в этом не виноваты. Они этого не выбирали. Это взрослые должны выстоять против Эльзы, которая кричит со всех прилавков. Это мы должны набраться смелости и сказать тёще или свекрови, что нельзя давать конфеты годовалым детям.

Диабет растёт лавинообразно, раньше его называли «сахарной болезнью»… и для этого есть основания.

Вы, кстати, в курсе, что исследователи видели, как раковые клетки всасывают в себя сахар и дрожжи?

Дети — это лучшее, что есть у нас, и это наша задача дать им хороший старт в жизни, с хорошей едой и безумным количеством любви.

Если вы любите своих родных и близких, обнимите их, подарите им цветок, но, пожалуйста, пошлите сахар куда подальше.

Хотя подождите, давайте не будем преувеличивать, немного сладостей по субботам никому не помешает — или как? опубликовано

 

Автор: Анна Ларссон

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //lchf.ru/14778

Трагедия дочерей, на которых возлагали роль родителей

Поделиться



Разбирая аспекты формирования личности, психологи приходят к общему мнению, что мало кто способен так сильно покорёжить психику ребенка, как его родители. И эти травмы человек врачует всю оставшуюся жизнь, причем часто безрезультатно. Сегодня расскажу о трагедиях дочерей, на которых возлагали роль родителей.





Психологическая эксплуатация матерью дочери

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений «мать-дочь». Девочка должна видеть пример женщины, которая является самым важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять.

Это идеальная ситуация, которая осложняется тем, что дочери находятся в абсолютной зависимости от эмоциональной, ментальной, физической поддержки матерей. В некоторых случаях естественный ход взросления нарушается желанием матери решить свои психологические проблемы за счет этой зависимости.

Бывает так, что матери ожидают, что дочери будут выслушивать их страхи, решать проблемы, утешать и заботиться, выступать в качестве посредника, то есть происходит подмена понятий, трансляция на дочь функций мамы. Фактически, на ребенка возлагается ответственность за благополучие взрослого, дочь наделяется обязанностями терапевта, подруги и даже замещает партнера. У девочки не остается другого выхода, как либо принять правила игры, либо попробовать бунтовать, но поскольку в плане выживания ребенок находится в полной зависимости от родителя, это оказывается под силу далеко не каждому.

Поэтому традиционно поведение дочери варьируется в следующих схемах:

  • быть идеальной маленькой девочкой, в ожидании, что мама это оценит и наконец-то проявит заботу

  • стать сильной и начать решать мамины проблемы, в надежде на похвалу и любовь

  • попытаться понять нужды матери и полностью их удовлетворить, рассчитывая, что после этого можно будет начать жить своей жизнью

К сожалению, как бы ни пыталась дочь «встроиться» в ситуацию, это не решит проблемы матери, не залечит её травму, зато для подрастающей девочки такая эксплуатация не проходит даром. Обычно схема поведения с матерью проецируется и на другие стороны жизни – работу, отношения с друзьями, партнером, превращая реальность в замкнутый круг боли и неуверенности

Причины и последствия подмены понятий

В чем же кроется причина подмены матерями понятия материнства? Во многом это следствие патриархальности нашего общества. Женщина зачастую с рождения находится в приниженном положении, и когда в распоряжении оказывается абсолютно зависимое от неё существо, не может удержаться и не использовать возможность самоутвердиться, получить признание и любовь. И такая ситуация длится из поколения в поколение.

Матери подсознательно транслируют дочерям свою слабость, неспособность противостоять ударам судьбы, постепенно подводя к мысли, что потребности ребенка слишком высоки и не под силу родителям. Как результат – дочери стыдятся самого факта своего существования, столь осложнившего жизнь мамы, принимают мысль о необходимости отказа от собственных потребностей и даже возможности становления как личность. Девочкам кажется, что они слишком большие и занимают так много места, что стесняют родителей, что их «Я» может ранить мать, что единственный выход – остаться маленькой и хрупкой, без собственного мнения и собственной жизни.

Кладя свою жизнь на алтарь материнской травмы, девочки не понимают главного: мать не одобряет дочь как личность, только как функцию, служащую удовлетворению её проблем. Любая попытка отказаться от роли «рыцаря» грозит дочери агрессией со стороны матери.

Взрослея, девочка начинает понимать, насколько легко вывести мать из равновесия и из-за этого скрывает свою личную жизнь, так как любая попытка отделиться, обрести собственные интересы делает её в глазах матери злейшим врагом. Причина – мать ассоциирует поведение дочери с поведением собственной мамы, которая в свое время отвергла её и чтобы не чувствовать снова боль отторжения, готова проявлять грубость, в том числе и физическую, в обращении с дочерью.

При этом матери не желают признаваться в эксплуатации дочерей, да попросту в краже их детства. Часто прибегают к аргументам вроде «Моей вины в этом нет!», «Ты просто неблагодарная!», «Как ты можешь обвинять совою мать, я лучшие годы тебе отдала!» и т.д. Они хотят заставить дочерей молчать об их боли, так как признать проблему слишком болезненно для них самих. Но тот, кто обладает силой, может творить не только добро, но и зло, и какие бы мотивы своего поведения ни называли матери, все равно они несут ответственность за вред, который причинили дочерям.

Способы преодоления травмы

И все же 99% процентов дочерей, оказавшихся лишенных детства из-за эксплуатации матерями, рано или поздно понимают, что сложившаяся ситуация – ненормальна и следует что-то менять. От подруг можно услышать совет: будь сильной, начни жить своей жизнью. В чем-то они правы, но в данном случае проявления силы должно начаться с себя. Надо заставить себя увидеть роль мамы в психологической травме. Пока мы отказываемся видеть вину матерей в наших страданиях, мы продолжаем кормить свое чувство стыда, ущербности и самоуничижения.





Прятаться за чувством стыда легче, чем взглянуть правде в глаза, стыд выступает защитой от боли, которая непременно последует за пониманием, что именно мама, самая дорогая и важная в мире, нас просто-напросто использовала. Быть жертвой – не выход, это не исцелит ни нашу проблему, ни проблемы матери. Со своей травмой мама должна разобраться сама, это её ответственность, и ничья больше. Нужно найти в себе силы отдать матерям то, что они переложили на плечи дочерей, не оставив детям выбора и не поинтересовавшись их мнением.

Только после полного осознания проблемы, понимания того, как она повлияла на прожитую жизнь, можно будет браться за её решение. Стоит отметить, что часто дочери пытаются перешагнуть через ступень осознания и перейти сразу к милосердию и прощению, и в этом вязнут. Не получится оставить проблему в прошлом, если не понимать, что именно оставляешь.

А суть, на самом-то деле, вот в чем:

  • материнская любовь – основной фактор, необходимый для выживания ребенка, поэтому безусловная верность матери, что бы она ни сделала, заложена в детях на генетическом уровне

  • общество возлагает на женщин, и, следовательно, девочек, обязанность заботиться о других, часто в ущерб собственным интересам

  • культурные табу накладывают на детей обязанности почитать родителей, кроме того, обожествленный образ матери есть практически в каждой религии, поэтому детские бунты обречены на порицание со стороны общественного мнения

  • такое понятие, как «женская солидарность» — дочки и матери одного пола, а значит, по умолчанию должны испытывать сходные эмоции, иметь общие интересы, быть «на одной стороне»

  • трудно увидеть во взрослом человеке, а тем более матери, жертву укоренившихся комплексов

И вот «на выходе» мы имеем следующую проблему: девочка, которой с детства пришлось играть роль взрослого человека, в отношениях с матерью была вынуждена подавлять себя (я любима, пока я маленькая), из-за чего выработалась подсознательная ассоциация материнской любви с самоуничижением. С возрастом можно сколько угодно вслух декларировать свое желание построить карьеру, семью, добиться успеха, любви, уважения, но подсознание будет неутомимо подкидывать детские страхи, когда быть большим и естественным означало остаться без поддержки матери, быть ею отвергнутым.

Для подсознания ребенка отвержение матерью однозначно означает смерть, а самосаботаж (остаться маленьким) – выживание. Следовательно, отпустить свой стыд и вину значит, отпустить свою мать, остаться беззащитным, нелюбимым, ведь любить себя дочерей никто не учил.опубликовано 

 

Автор: Мария Кудрявцева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //maria-kudryavtseva.ru/styid-zabotyi/