Десять лет iPhone: как Стив Джобс изменил мир

Поделиться



«Почему телефон?» — спросил я Стива Джобса десять лет назад. На сцене Moscone West Hall в Сан-Франциско генеральный директор Apple только что представил то, что станет самым революционным продуктом, начиная с PC. Джобс это хорошо понимал. Но iPhone так разительно отличался от всего остального, что не было никакой гарантии, что он будет иметь успех. Тогда ничто не говорило о том, что в наши дни выход из дома без смартфона будет сродни прогулке голышом.

Джобс посмотрел на меня с невозмутимым видом. «Мы посмотрели на рынок, проанализировали его, изучили покупательский спрос и пришли к выводу, что сможем заработать много денег», — сказал он.





Это была шутка! «Это не про нас», — быстро объяснил он. Apple давно хотела выпустить телефон. У компании было много идей, особенно в части создания тачскрин-интерфейса. Но нужно было дождаться правильного момента, когда операторы связи будут готовы уступить Apple контроль, позволив компании спроектировать пакет аппаратного и программного обеспечения.

Одна вещь поразила меня во время выступления Джобса: Apple создала небольшой набор собственных приложений, и похоже, устройство не было открыто для сторонних разработчиков. Это не следовало из его доклада, но Джобс подтвердил мою догадку. Он объяснил, что это вопрос безопасности. «Не нужно, чтобы ваш телефон был открытой платформой, — сказал он мне. — Вы же не хотите, чтобы он перестал работать из-за трех приложений, которые вы загрузили утром. Cingular не хочет видеть, как их мобильная сеть рухнет из-за какого-то приложения. В этом смысле эта вещь больше похожа на iPod, чем на компьютер».

Теперь мы, конечно, знаем, что Apple изменила курс. С тех пор пользователи iPhone загрузили более 40 млрд приложений. И это была революция, благодаря которой iPhone (а теперь и его конкуренты) позволяет нам выполнять головокружительный диапазон действий.

В январе 2007 ожидания Джобса были высоки. Но они даже близко не отражали то влияние, которое iPhone окажет на мир   —  и на саму Apple. В последнем квартале Apple продала приблизительно 75 млн iPhone за $51 миллиард. В течение этих трех месяцев iPhone принес приблизительно две трети дохода компании. Всего Apple продала более миллиарда телефонов.

Apple известна тем, что не оглядывается назад. Когда приближается годовщина какого-то продукта, компания обычно отвергает просьбы вспомнить и поговорить об этом. («Я не думаю об этом», — сказал мне Джобс накануне 25-й годовщины «Макинтош» в 2008 году.) В этот раз компания сделала исключение: на прошлой неделе я встретился с вице-президентом компании Филом Шиллером, который вошел в руководство Apple в апреле 1997 года, одновременно с возвращением Стива Джобса. Шиллер был глубоко вовлечен в разработку и запуск iPhone.

Я спросил его, было ли у Apple предчувствие, каким огромным проектом окажется iPhone.

«Да, но не в таком масштабе, — сказал он. — Мы знали, что работаем над чем-то важным, большим для Apple, и что эта вещь изменит мир в будущем. Но мы не знали, насколько серьезно это будет, сколько всего случится из-за него».

Шиллер также пролил свет на то, почему iPhone был создан как закрытая система. Тогда в Apple происходили горячие внутренние дебаты. Некоторые хотели, чтобы девайс был открытой системой, как «Макинтош», другие склонялись к закрытой системе, как iPod. Спор был закончен, когда инженеры поняли: даже если бы сторонники открытой системы победили, было бы невозможно осуществить это к дате запуска. Стив Джобс лично закрыл обсуждение.





Шиллер отверг мое предположение, что звездный час iPhone настал, когда Apple открыла двери для разработчиков, и мы узнали, что для всех мыслимых и немыслимых действий существуют приложения.

«Люди недооценивают, насколько революционным был iPhone, когда он впервые вышел на рынок, и все мы впервые получили его и влюбились в него, — говорит Шиллер. — iPhone сделал идею смартфона реальной. Это был настоящий компьютер в кармане. Идея настоящего интернета, реального веб-браузера, multitouch. В нем было так много вещей, которые составляют суть сегодняшнего смартфона. Они сформировали продукт, в который клиенты влюбились, а уж потом им потребовалось больше всяких штучек в нем, больше приложений».

Я поинтересовался, как успех iPhone изменил саму Apple. Шиллер предпочитает рассматривать iPhone как часть непрерывного процесса перемен, который начался с возвращения Джобса и создания iPod.

«Если бы не iPod, я не знаю, был бы вообще iPhone, — говорит Шилллер. — Он представил Apple аудитории, которая не относилась к типичным клиентам компании. iPod прошел путь от аксессуара к Mac до превращения в самостоятельный культурный тренд. В течение этого времени изменилась сама Apple. Наш маркетинг изменился. У нас была реклама с танцующими силуэтами и культовый продукт с белыми наушниками. Мы спросили: «Ну, если Apple смогла создать эту вещь, отличающуюся от всех предыдущих продуктов, что еще может сделать Apple?»

В последнее время, однако, Apple озабочена тем, насколько текущие модели iPhone позволяют еще больше укрепить его роль. Все чаще слышны жалобы, что Apple избегает рискованных действий: в новых телефонах нет новаторских обновлений, как в первые годы существования iPhone — когда Стив Джобс был еще жив.

«Я считаю, что изменения так же значительны, как и раньше, а иногда и более кардинальны, — отвергает обвинения Шиллер. — Просто изменились наши ожидания. Если вы рассмотрите каждую версию — с оригинального iPhone до iPhone 3G 4 и 4S, вы увидите большие изменения повсюду. Размер экрана изменялся с 3,5 дюймов до 4, затем до 4,7 и, наконец, 5 дюймов. Невероятные изменения произошли с камерой: от первой, которая не могла снимать видео, до двух камер на фронтальной и задней панелях, и до нынешних трех камер — с живыми фотографиями и 4K видео».

Возможно, некоторые из этих изменений произошли в ответ на действия конкурентов: как большие экраны, которые сначала появились в Samsung и других смартфонах. Когда Apple осознала, что у iPhone появились конкуренты?

«Когда мы выпустили iPhone, Стив Джобс сказал, что в течение пяти лет нам не будет равных, — заявил Шиллер. — Это было очень точно. Размер рынка сотовых телефонов и важная роль смартфонов способствовали тому, что очень многие попытались войти в этот бизнес. Некоторые добились успеха, некоторые потерпели неудачу. Конкуренция огромна. Это подстегивает нас».





Шиллер подчеркивает, что Apple сохраняет и дальше будет сохранять лидерство, несмотря на то, что Android превосходит iPhone по количеству проданных телефонов (но не по прибыли),  а продажи iPhone, кажется, замедляются.

«Качество не превзойдено. Простота использования все еще не превзойдена. Никто не превзошел нас по степени интеграции софта и аппаратных средств. Apple — это не самое дешевое, не массовое; Apple — это лучшее».

Шиллер уверен, что в ближайшие 50 лет iPhone продолжит развиваться. «Этот продукт настолько велик, что у него впереди еще много лет инноваций», — говорит он.

В последнее время многие говорят, что мы находимся в начале эры диалогового интерфейса. И Apple, конечно, в центре событий с голосовым помощником Siri, встроенным в каждый iPhone. «Это действительно важно, — говорит Шиллер, — и я очень рад, что команда несколько лет назад решила создать Siri. Думаю, в области диалогового интерфейса мы сделали больше, чем кто-либо еще. Лично я считаю, что лучший интеллектуальный помощник — тот, который все время с вами. iPhone как вещь, с которой я говорю, лучше, чем что-то, засунутое в мою кухню или висящее где-нибудь на стене».

Впрочем, кажется, голосовой интерфейс Alexa, разрабатываемый Amazon, выглядит предпочтительнее, так как не привязан к конкретному девайсу и может работать где угодно.





«Люди забывают о важности дисплея, — возражает Шиллер. — Самая большая инновация iPhone — это дисплей. Дисплеи — это не то, что исчезнет со временем. Мы также любим фотографироваться, и нам нужно смотреть фотографии, а бестелесный голос не сможет показать мне никакую картинку».

В любом случае первое десятилетие iPhone оставило ошеломляющее наследие. Это наши цифровые протезы. Мы — киборги, подключенные к смартфонам, которые либо дают нам силу, либо делают нас слабее, когда по каким-то причинам у нас их нет. Никто не знал, что это произойдет, включая Apple.

 



Арнольд Смеянович: Атеросклероз, остеохондроз, глаукома — это расплата за продолжительную жизнь

Наталья Бехтерева: Клиническая смерть — это не черная яма

 

«Когда мы запускали iPhone, мы могли предположить, что телефоны изменятся навсегда, станут лучше, — говорит Шиллер. — Мы могли предположить, что сможем выходить с их помощью в интернет. Мы могли предположить, что сможем пользоваться электронной почтой. Мы могли предположить, что однажды iPhone заменит iPod. Все это мы понимали. Но волшебная вещь, которая случилась за время существования iPhone, состоит в том, что он стал самым важным устройством в нашей жизни. Я не думаю, что кто-то смог бы осознать такую перемену в нашем взаимодействии с миром, пока мы не начали жить с айфонами и пользоваться ими».опубликовано 

 



Источник: ideanomics.ru/articles/8260

Десять лет iPhone: как Стив Джобс изменил мир

Поделиться



«Почему телефон?» — спросил я Стива Джобса десять лет назад. На сцене Moscone West Hall в Сан-Франциско генеральный директор Apple только что представил то, что станет самым революционным продуктом, начиная с PC. Джобс это хорошо понимал. Но iPhone так разительно отличался от всего остального, что не было никакой гарантии, что он будет иметь успех. Тогда ничто не говорило о том, что в наши дни выход из дома без смартфона будет сродни прогулке голышом.

Джобс посмотрел на меня с невозмутимым видом. «Мы посмотрели на рынок, проанализировали его, изучили покупательский спрос и пришли к выводу, что сможем заработать много денег», — сказал он.





Это была шутка! «Это не про нас», — быстро объяснил он. Apple давно хотела выпустить телефон. У компании было много идей, особенно в части создания тачскрин-интерфейса. Но нужно было дождаться правильного момента, когда операторы связи будут готовы уступить Apple контроль, позволив компании спроектировать пакет аппаратного и программного обеспечения.

Одна вещь поразила меня во время выступления Джобса: Apple создала небольшой набор собственных приложений, и похоже, устройство не было открыто для сторонних разработчиков. Это не следовало из его доклада, но Джобс подтвердил мою догадку. Он объяснил, что это вопрос безопасности. «Не нужно, чтобы ваш телефон был открытой платформой, — сказал он мне. — Вы же не хотите, чтобы он перестал работать из-за трех приложений, которые вы загрузили утром. Cingular не хочет видеть, как их мобильная сеть рухнет из-за какого-то приложения. В этом смысле эта вещь больше похожа на iPod, чем на компьютер».

Теперь мы, конечно, знаем, что Apple изменила курс. С тех пор пользователи iPhone загрузили более 40 млрд приложений. И это была революция, благодаря которой iPhone (а теперь и его конкуренты) позволяет нам выполнять головокружительный диапазон действий.

В январе 2007 ожидания Джобса были высоки. Но они даже близко не отражали то влияние, которое iPhone окажет на мир   —  и на саму Apple. В последнем квартале Apple продала приблизительно 75 млн iPhone за $51 миллиард. В течение этих трех месяцев iPhone принес приблизительно две трети дохода компании. Всего Apple продала более миллиарда телефонов.

Apple известна тем, что не оглядывается назад. Когда приближается годовщина какого-то продукта, компания обычно отвергает просьбы вспомнить и поговорить об этом. («Я не думаю об этом», — сказал мне Джобс накануне 25-й годовщины «Макинтош» в 2008 году.) В этот раз компания сделала исключение: на прошлой неделе я встретился с вице-президентом компании Филом Шиллером, который вошел в руководство Apple в апреле 1997 года, одновременно с возвращением Стива Джобса. Шиллер был глубоко вовлечен в разработку и запуск iPhone.

Я спросил его, было ли у Apple предчувствие, каким огромным проектом окажется iPhone.

«Да, но не в таком масштабе, — сказал он. — Мы знали, что работаем над чем-то важным, большим для Apple, и что эта вещь изменит мир в будущем. Но мы не знали, насколько серьезно это будет, сколько всего случится из-за него».

Шиллер также пролил свет на то, почему iPhone был создан как закрытая система. Тогда в Apple происходили горячие внутренние дебаты. Некоторые хотели, чтобы девайс был открытой системой, как «Макинтош», другие склонялись к закрытой системе, как iPod. Спор был закончен, когда инженеры поняли: даже если бы сторонники открытой системы победили, было бы невозможно осуществить это к дате запуска. Стив Джобс лично закрыл обсуждение.





Шиллер отверг мое предположение, что звездный час iPhone настал, когда Apple открыла двери для разработчиков, и мы узнали, что для всех мыслимых и немыслимых действий существуют приложения.

«Люди недооценивают, насколько революционным был iPhone, когда он впервые вышел на рынок, и все мы впервые получили его и влюбились в него, — говорит Шиллер. — iPhone сделал идею смартфона реальной. Это был настоящий компьютер в кармане. Идея настоящего интернета, реального веб-браузера, multitouch. В нем было так много вещей, которые составляют суть сегодняшнего смартфона. Они сформировали продукт, в который клиенты влюбились, а уж потом им потребовалось больше всяких штучек в нем, больше приложений».

Я поинтересовался, как успех iPhone изменил саму Apple. Шиллер предпочитает рассматривать iPhone как часть непрерывного процесса перемен, который начался с возвращения Джобса и создания iPod.

«Если бы не iPod, я не знаю, был бы вообще iPhone, — говорит Шилллер. — Он представил Apple аудитории, которая не относилась к типичным клиентам компании. iPod прошел путь от аксессуара к Mac до превращения в самостоятельный культурный тренд. В течение этого времени изменилась сама Apple. Наш маркетинг изменился. У нас была реклама с танцующими силуэтами и культовый продукт с белыми наушниками. Мы спросили: «Ну, если Apple смогла создать эту вещь, отличающуюся от всех предыдущих продуктов, что еще может сделать Apple?»

В последнее время, однако, Apple озабочена тем, насколько текущие модели iPhone позволяют еще больше укрепить его роль. Все чаще слышны жалобы, что Apple избегает рискованных действий: в новых телефонах нет новаторских обновлений, как в первые годы существования iPhone — когда Стив Джобс был еще жив.

«Я считаю, что изменения так же значительны, как и раньше, а иногда и более кардинальны, — отвергает обвинения Шиллер. — Просто изменились наши ожидания. Если вы рассмотрите каждую версию — с оригинального iPhone до iPhone 3G 4 и 4S, вы увидите большие изменения повсюду. Размер экрана изменялся с 3,5 дюймов до 4, затем до 4,7 и, наконец, 5 дюймов. Невероятные изменения произошли с камерой: от первой, которая не могла снимать видео, до двух камер на фронтальной и задней панелях, и до нынешних трех камер — с живыми фотографиями и 4K видео».

Возможно, некоторые из этих изменений произошли в ответ на действия конкурентов: как большие экраны, которые сначала появились в Samsung и других смартфонах. Когда Apple осознала, что у iPhone появились конкуренты?

«Когда мы выпустили iPhone, Стив Джобс сказал, что в течение пяти лет нам не будет равных, — заявил Шиллер. — Это было очень точно. Размер рынка сотовых телефонов и важная роль смартфонов способствовали тому, что очень многие попытались войти в этот бизнес. Некоторые добились успеха, некоторые потерпели неудачу. Конкуренция огромна. Это подстегивает нас».





Шиллер подчеркивает, что Apple сохраняет и дальше будет сохранять лидерство, несмотря на то, что Android превосходит iPhone по количеству проданных телефонов (но не по прибыли),  а продажи iPhone, кажется, замедляются.

«Качество не превзойдено. Простота использования все еще не превзойдена. Никто не превзошел нас по степени интеграции софта и аппаратных средств. Apple — это не самое дешевое, не массовое; Apple — это лучшее».

Шиллер уверен, что в ближайшие 50 лет iPhone продолжит развиваться. «Этот продукт настолько велик, что у него впереди еще много лет инноваций», — говорит он.

В последнее время многие говорят, что мы находимся в начале эры диалогового интерфейса. И Apple, конечно, в центре событий с голосовым помощником Siri, встроенным в каждый iPhone. «Это действительно важно, — говорит Шиллер, — и я очень рад, что команда несколько лет назад решила создать Siri. Думаю, в области диалогового интерфейса мы сделали больше, чем кто-либо еще. Лично я считаю, что лучший интеллектуальный помощник — тот, который все время с вами. iPhone как вещь, с которой я говорю, лучше, чем что-то, засунутое в мою кухню или висящее где-нибудь на стене».

Впрочем, кажется, голосовой интерфейс Alexa, разрабатываемый Amazon, выглядит предпочтительнее, так как не привязан к конкретному девайсу и может работать где угодно.





«Люди забывают о важности дисплея, — возражает Шиллер. — Самая большая инновация iPhone — это дисплей. Дисплеи — это не то, что исчезнет со временем. Мы также любим фотографироваться, и нам нужно смотреть фотографии, а бестелесный голос не сможет показать мне никакую картинку».

В любом случае первое десятилетие iPhone оставило ошеломляющее наследие. Это наши цифровые протезы. Мы — киборги, подключенные к смартфонам, которые либо дают нам силу, либо делают нас слабее, когда по каким-то причинам у нас их нет. Никто не знал, что это произойдет, включая Apple.

 



Арнольд Смеянович: Атеросклероз, остеохондроз, глаукома — это расплата за продолжительную жизнь

Наталья Бехтерева: Клиническая смерть — это не черная яма

 

«Когда мы запускали iPhone, мы могли предположить, что телефоны изменятся навсегда, станут лучше, — говорит Шиллер. — Мы могли предположить, что сможем выходить с их помощью в интернет. Мы могли предположить, что сможем пользоваться электронной почтой. Мы могли предположить, что однажды iPhone заменит iPod. Все это мы понимали. Но волшебная вещь, которая случилась за время существования iPhone, состоит в том, что он стал самым важным устройством в нашей жизни. Я не думаю, что кто-то смог бы осознать такую перемену в нашем взаимодействии с миром, пока мы не начали жить с айфонами и пользоваться ими».опубликовано 

 



Источник: ideanomics.ru/articles/8260

Чак Дарра: В чем СЕКРЕТ успеха Кремниевой долины

Поделиться



Чак Дарра, антрополог и житель Кремниевой долины, приехал в кафе в Маунтин-Вью в шортах и сандалиях и без телефона. «Я не хочу, чтобы люди так просто могли достать меня», — сказал он, как будто это была самая очевидная вещь в мире. Хотя сейчас я думаю, что так и есть.

Во всех других смыслах Чак представляет Кремниевую долину такой, какой можно ее увидеть. Он родился в больнице Стэнфорда в то время, когда город был известен в качестве столицы слив. Там были фруктовые сады, производились сухофрукты и ничего более. Для юного Чака жизнь в Долине была идеальной. Все там было немного лучше, чем где бы то ни было. Фрукты были вкуснее, а воздух чище. Грецкие орехи были размером с грейпфрут. «Это было прекрасное место для ребенка», — говорит он, и я вижу по его глазам, что он покинул меня, отправившись в давние, лучшие времена. Эдем до появления микросхемы.





Чак признается, что никогда не думал, что так произойдет. «Однажды кто-то подошел ко мне и спросил: «Где это новое место, которое называют Кремниевым?», а я ответил: «Что за кремний? Звучит как самый глупый рекламный трюк в мире». На это он ответил что-то вроде: «Да, мы делаем микросхемы для калькуляторов». На что я ответил: «О чем ты вообще говоришь, чувак?» Так что нет, я действительно не знал, что все так сложится». Сейчас, несмотря на это, Чак стал для Кремниевой долины кем-то вроде Маргарет Мид: он продирается через трассу 101, изучает местные племена и их образ жизни. Он находит это необычайно захватывающим.

 

Кто пришел первым и что случилось потом

 

Мы заказали кофе и нашли столик на улице. Секрет успеха Кремниевой долины, говорит он, не в том, что она была лучшей — она попросту стала первой. «Преимущество первопроходцев» — так это называют, и это объясняет многое, не только инновации Долины. Возьмем клавиатуру вашего компьютера. Верхние левые буквы – QWERTY. Почему? Это самый рациональный способ расположения клавиш? Вряд ли. На самом деле, скорее самый нерациональный.

Раньше клавиши печатных машинок часто ломались, и дизайнеры решили специально расположить их так, чтобы замедлить скорость набирания текста и сократить риск поломки. Новые печатные машинки больше не ломались, но раскладка QWERTY уже прижилась. Машинистки свыклись с этими ограничениями и продолжали работать несмотря ни на что. Их обучали этому в специальных школах. Так это и осталось, даже несмотря на то, что такая раскладка могла быть далеко не лучшей.

Точно также формат видео VHS взял верх над явно более достойным Betamax. Кроме того, колонисты остановились у Массачусетского залива, а не в Вирджинии, как должны были, просто потому что заблудились.

Суть в том, что «лучшая» технология или идея не всегда побеждает. Иногда случайность и непредвиденные обстоятельства одерживают верх.

Важнее то, что случилось после этого. Мы подстраиваемся под неэффективность клавиатуры, и наши пальцы летают. VHS работает исправно, пока не вытесняется DVD. Поселенцы выдерживают суровые зимы Новой Англии и процветают. Так происходит со всеми местами, где процветает гениальность. Они могут быть не идеальными или некрасивыми, но они в каком-то смысле бросают нам вызов, и когда мы отвечаем на него в смелом и креативном ключе, тогда и закладывается фундамент золотого века.

Но чтобы это усвоить, вы должны сначала добраться туда. Вот что объясняет философию Кремниевой долины: лучше принести неидеальный продукт на рынок сегодня, чем идеальный – завтра. Как отметил однажды Стив Джобс: «Когда изобрели лампочку, никто не жаловался, что она слишком темная».

Такие места, как Кремниевая долина, становятся магнитами, и когда они намагничиваются, скорость уже набрана. Опять же, креативность заразна. Некоторые исследователи обнаружили, что мы более креативны, когда нас окружают креативные коллеги, даже если мы не взаимодействуем с ними напрямую. Мы также получаем креативный импульс, просто наблюдая за «нарушением схемы» — как кто-то ест оладьи на ужин, например. Что-то в креативных действиях вдохновляет нас повышать собственную креативность.





Риск любят немногие

 

По дорогу к Чаку я встретил фургон для мебели, парковавшийся около невзрачного офисного здания в Маунтин-Вью. Работники были заняты разгрузкой стульев и столов; несомненно, они избавлялись от следов предыдущего неудачного предприятия, чтобы организовать на его месте новое. Самый главный символ Кремниевой долины – это не iPhone или микросхема, а такие фургоны.

Подвижность, как говорит Чак, — вот ключ к пониманию Долины. Ничего не стоит на месте в Кремниевой долине, это место имеет кинетическую энергию. Посмотрите на топ-10 корпораций в Кремниевой долине, предлагает Чак. Каждые пять или десять лет этот список целиком меняется, за исключением одной-двух компаний. Это не новая концепция. Я вспоминаю Флоренцию: там состав комитета, руководившего строительством собора Дуомо, менялся каждые несколько месяцев.

Один из крупнейших мифов о Кремниевой долине, говорит Чак, заключается в том, что люди здесь идут на риск. Этот миф частично и правдив, и ложен. Чак утверждает, что Долина воспевает риск, но в то же время «она имеет один из лучших механизмов для предотвращения последствий риска».

«Например?»

«Только подумайте. Нам говорят, что эти предприниматели заслужили свои деньги только благодаря риску, на который пошли. Но вы не видите здесь людей, прыгающих с крыш домов. Они всегда приземляются на ноги. Они приземляются в таких местах, как это, пьют свой капучино, потому что это особого вида риск. Большинство людей в сфере хай-тек признаются, что если потеряют свою работу, то найдут новую. Они даже могут найти работу еще лучше».

«Значит, у них есть подушка безопасности?»

«Да. Огромная. Проще пойти на риск, когда вы от него защищены».

 

Дело не в великих идеях и не в технологиях

 

Я попиваю свой отличный кофе, глядя на проскальзывающие мимо машины Google без водителей, в то время как мужчина без телефона развевает еще один миф о Кремниевой долине. Тот, в котором говорится, что здесь рассадник хороших идей. Это не так. Признаюсь, это удивило меня. Я всегда думал, что отличные идеи – это сильная сторона Кремниевой долины.

«Чепуха», — заявляет Чак. То, что делает Долину особенной, — это не сами по себе идеи, но то, что случается, когда эти идеи зарождаются. В Кремниевой долине идеи не изобретаются, но развиваются быстрее и умнее, чем где-либо еще. «Если у вас есть идея, люди скажут вам, как и где она будет более уместна, — объясняет Чак. — Существуют специальные механизмы, институты создаются, чтобы собрать вместе ярких людей». Если Силиконовая долина была бы мозгом, то она не была бы лобной долей или даже клеткой, это был бы синапс, то есть проводник.

Кремниевая долина – это не про технологии. Бесспорно, продукты здесь технологичны, но не в этом весь смысл. «Люди говорят, что приезжают сюда, потому что это технологический центр, но это лишь способ оправдать свой переезд, — говорит Чак. — Истинная причина заключается в том, что сделки здесь происходят иначе, и именно здесь возможно их реализовать самым разным образом».

 

Также интересно: Джей Абрахам: Как собрать урожай больших доходов в любом виде бизнеса  

Мэтт Макиннис: 3 дурных привычки, которые я усвоил в Apple — и как я от них избавился

 

Долина хорошо поглощает новых приезжих точно так же, как и избавляется от них. «Вы можете пообщаться с людьми, которые провели здесь всего несколько недель, и они уже будут вести себя так, будто они часть Кремниевой долины. Это место удивительным образом впитывает людей, но также отпускает людей, дает им уйти». Магнит, одним словом, но также и сито.опубликовано 

 



Источник: ideanomics.ru/articles/7943

Мэтт Макиннис: 3 дурных привычки, которые я усвоил в Apple — и как я от них избавился

Поделиться



Предприниматель в свое время семь лет отработал в Apple и признается, что не все уроки этой великой компании оказались полезными для стартапов.

 

Я участвовал в возрождении Apple в 2000-е годы. Тогда меня окружали фантастические люди, я понял, как важны предельная концентрация и наличие мощного бренда, позволяющего формировать ожидания потребителей. Это было феноменальное место для начала моей карьеры. Но для меня, как основателя стартапа, это была совершенно ужасная тренировка.

Несомненно, принципиальные подходы Apple ко многим вещам — важная составляющая успеха компании. И поэтому многие стартапы пытаются их повторять. Но в процессе они осознают, что культура компании имеет огромное значение. Эту культуру за пределами Apple очень часто понимают неправильно. Даже я, человек, который проработал в Apple семь лет, не осознавал, что повторить эту культуру невозможно — пока не попробовал сам это сделать и не потерпел поражение.

Потребовались годы, чтобы я избавился от трех дурных склонностей, привитых мне в Apple — дурных для основателя и руководителя стартапа.





1. Установка на секретность

 

С самого первого дня в Apple вам постоянно напоминают, как важна конфиденциальность. С внешней точки зрения все просто и строго: не разговаривать с кем-либо вне компании о ее делах. Но Apple также требовала, чтобы сотрудники не общались друг с другом по поводу конкретных проектов, пока эти проекты не будут формально «раскрыты».

Это часто происходило в формате секретных совещаний и документов о неразглашении, которые должны были подписывать сотрудники. Иногда меня вызывали на эти совещания, чтобы я подписал сомнительные с юридической точки зрения, но психологически эффективные документы, напоминавшие мне о моем обязательстве хранить конфиденциальность. Всем присутствующим указывали, что не надо делиться подробностями с коллегами, даже с непосредственными руководителями, если те не подписали соответствующий документ.

Ясное дело, это все не способствовало открытому сотрудничеству. У одних людей информация была, у других нет. То, что вы знали, обозначало вашу позицию в иерархии. И вопросы типа «А у вас есть доступ?» были не столько инструментом защиты информации, сколько способом подчеркнуть свое влияние.

Поэтому когда я запустил свою компанию, я боялся открыто делиться информацией. Я боялся говорить с журналистами. Я заставил первых сотрудников подписать жесткие документы о неразглашении. Но вскоре стало ясно, что издержки этой секретности перевешивают любые выгоды. Часто говорят, что встартапах главное — прозрачность. И это правда. Без нее, вы не сможете вместе решать проблемы, добиваться доверия людей, и умные сотрудники не смогут принимать быстрые, важные решения.

 

2. Инновации под контролем

 

Благодаря своим методам разработки продуктов и дизайна, Apple обладает удивительной способностью прогнозировать и даже ускорять тренды потребительского рынка. Стив Джобс мог предвидеть потребности покупателей еще до того, как они их сами осознавали.

Apple, разумеется, прислушивалась к потребителям, но все то время, что я работал там в службе маркетинга, компания недоброжелательно относилась к фокус-группам и бета-тестированию. Новые сотрудники часто предлагали проводить фокус-группы, но старожилы резко отвечали: «Apple этого не делает». 

Вскоре после того, как я запустил свою собственную компанию Inkling, мы поняли, что такой подход к инновациям не даст нам достаточно информации для развития. (И я, увы, совсем не Стив Джобс.) Нам нужны были пользователи-энтузиасты и бета-тестеры, чтобы помочь нам понять наши собственные продукты. И мы поняли, что в отличие от Apple, мы не в состоянии собственноручно формировать представления потребителя о технологиях. И моим собственным инстинктам далеко не всегда стоило доверять. Мы должны были впустить к нам внешний мир, чтобы он мог помочь нам. Стартапы, как я теперь уверен, нуждаются в открытости.





3. Жесткое исполнение

 

Когда я работал в Apple, все задачи тщательно планировались и делегировались командам с целью достижения сфокусированного и очень четкого результата. Сложные системы задач разбивались на рабочие потоки с обозначенными конечными точками. Эта система была эффективной и часто безжалостной. Каждый конкретный сотрудник должен был выполнять свою работу сосредоточенно и предельно тщательно. Тут не было места для личных интересов. Что-то не нравится — есть целая очередь людей, готовых занять ваше место.

Это не обязательно плохо: у сотрудников есть четкие цели и очень понятный путь к успеху. Но такая работа может стать монотонной, особенно для изобретательных людей. Истинная, настоящая креативность случалась только в избранных группах, которые подчинялись высшему руководству.

В стартапах успех часто приходит более случайным образом. Такие озарения помогают нам увидеть новые рыночные возможности. И любопытство и оригинальность сотрудников в этом процессе очень важны. Я усвоил, что хотя четкое руководство крайне важно, непредвиденные побочные продукты работы команды (назовем их, если хотите, счастливыми случайностями), которые в Apple всего лишь милое дополнение к основному процессу, в стартапе критически важны. Хакафоны, личные проекты и все такое в Apple особой радости не вызывают, но в нашей компании это ключевые компоненты управления бизнесом.

Стартапы получают пользу от открытого общения. Практически любое попадание в прессу для стартапа хорошо, и любое взаимодействие между умными людьми может открыть новую возможность. Очень важно с самого начала общаться с потребителями. Но Apple, когда я туда пришел, давно уже не была стартапом. Так что это была плохая подготовка для запуска собственного нового бизнеса.

 

Также интересно: Стартап за $100: 5 бестселлеров про то, как открыть свой бизнес без затрат  

35 компаний отказали ему в работе, теперь он один из основателей стартапа на миллиард

 

И одна вещь, которой в Apple меня не научили, в итоге спасла мой проект: в большинстве случаев здравый смысл и общепринятые правила — хорошая отправная точка.

Но нельзя просто задействовать эти правила: нужно начинать экспериментировать, и делать это открыто и публично.опубликовано  

 



Источник: ideanomics.ru/articles/7913

Venus – яхта для Стива Джобса

Поделиться







        Cобственная суперяхта — это одна из обязательных составляющих «джентльменского набора миллиардера». Решил заказать себе это шикарное средство для отдыха и перемещений и основатель компании Apple Стив Джобс. Правда, до спуска на воду яхты по имени Venus он не дожил — это произошло лишь на днях, в октябре 2012 года. За последние несколько лет мы увидели множество удивительных суперяхт, каждая из которых стоит по несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов. Но богатые люди предпочитают не экономить, когда речь идет об их престиже и статусе. Вот построить себе яхту решил несколько лет назад и Стив Джобс. И только сейчас она была спущена на воду, более чем через год после смерти заказчика.



        Автором проект этого шикарного водного транспортного средства выступил один из известнейших современных дизайнеров — француз Филипп Старк. И внешний вид судна весьма перекликается с минималистичным дизайном продуктов корпорации Apple, то есть яхта Venus стала своего рода продолжением модельного ряда продукции от этого производителя. Правда, существует она лишь в единственном экземпляре!



        80-метровая яхта имеет алюминиевый корпус, что позволяет ей быть очень легкой и маневренной. А управление транспортным средством происходит при помощи семи компьютером iMac, стоящих на капитанском мостике! Очевидцы рассказывают, что Стив Джобс до последних своих дней думал о будущей яхте, вносил вместе с Филиппом Старком изменения в ее дизайн. И он очень сожалел, что, по всей видимости, не доживет до спуска на воду этого чуда кораблестроения. В итоге суперяхта Venus стала настоящим музеем Стива Джобса, наглядно демонстрируя все принципы, которые он вкладывал в дизайн продукции Apple, в ее функциональность. Это одно из самых продуманных и стильных водных транспортных средств, по сравнению с которым система противовоздушной обороны и миниатюрная подводная лодка на яхте Абрамовича кажутся верхом нелепицы и безвкусия.

Источник: /users/78

Главные факты об iPad mini

Поделиться



        Apple разослала приглашения на презентацию, не сообщив, что конкретно покажет. Но уже никто не сомневается, что речь идет об iPad mini. Что это за устройство?





         Хотя компания не сообщает, чо именно она продемонстрирует публике, едва ли кто-то сомневается, что речь идет об iPad mini, уменьшенной версии iPad: весь мир давно обсуждает нюансы продукта, существование которого Apple для сохранения интриги все еще не признает официально. Что это за устройство?



Как Стив Джобс смирился с «маленьким iPad»



        Слухи о будущем «маленьком iPad» существуют со дня появления «большого». Сейчас их концентрация превысила критическую массу: крайне маловероятно, чтобы все поступающие из разных источников сведения оказались ложными. Особенно с учетом наконец-то объявленной презентации. Но как же быть с тем, что Стив Джобс сам называл 7-дюймовый экран не подходящим для планшетов: мол, такие устройства лишаются мобильности смартфонов, но толком не получают преимуществ, которые это компенсируют. Понять, почему генеральная линия изменилась, помогает письмо, отправленное вице-президентом Apple Эдди Кью другим ключевым сотрудникам еще в январе 2011-го (оно стало достоянием общественности в ходе судебного процесса Apple против Samsung): «Я верю в появление рынка 7-дюймовых планшетов и в то, что нам тоже стоит сделать такое устройство. За время со Дня благодарения я несколько раз говорил об этом Стиву, и в последний раз он выглядел очень восприимчивым к этой идее. По-моему, с чтением почты, книг, использованием Facebook и просмотром видео 7-дюймовый экран справляется отлично. Слабое звено — интернет, но и им можно пользоваться».




Mini — правильное имя, а продажи начнутся в ноябре

        Угадать название нового продукта Apple не так просто, как может показаться: когда компания выпускала первый планшет, многие ждали услышать слово iTablet. Маленькая версия тоже оставляет простор для фантазии (например, iPad nano по аналогии с плеером iPod nano), но сейчас все источники уже сходятся на варианте iPad mini. Это название тоже перекликается с другим продуктом Apple — миниатюрным системным блоком Mac mini.

        С датой начала продаж все проще: прогноз можно сделать, основываясь на том, сколько времени проходило между презентацией и поступлением в продажу у предыдущих крупных продуктов Apple. Этот интервал составлял около десяти дней — значит, если схема не изменится, первые покупатели получат устройство в самом начале ноября. Разумеется, речь идет о странах, стоящих в очереди на iPad первыми — до России дело дойдет хорошо если к Новому году.





Как он выглядит и что внутри



        В сеть попало уже немало фотографий разных компонентов iPad mini. Часть из них может оказаться фальшивкой, но в целом их достаточно много и они достаточно похожи друг на друга, чтобы сделать выводы. И получаются выводы такими: планшет будет похож на «старшего брата», сохранит соотношение сторон 4:3 (а не последует примеру «вытянувшегося» iPhone 5). Из внешних отличий, помимо уменьшения диагонали до 7,85 дюйма, можно отметить более округлые бока. Разрешение экрана, как ожидается, составит 1024×768 пикселей (как было у обычного iPad, пока в 2012-м его не удвоили по обоим направлениям). Поскольку модель бюджетная, вместо передового процессора ей, вероятно, достанется A5, использовавшийся в iPad 2. Как и было бы логично предположить, разъемом стал новый Lightning, гораздо меньше прежнего. Впервые он появился в iPhone 5 — ранее выпущенные аксессуары можно будет подключить только с помощью адаптера.



iPad mini еще нет, а чехлы уже готовы



        При запуске любого нового продукта Apple некоторые компании начинают делать чехлы и аксессуары заранее, основываясь на слухах, чтобы успеть предложить их первыми. Это рискованная затея (если размеры устройства не совпадут с ожидаемыми, уже выпущенные партии чехлов можно будет выкидывать), так что идут на такое далеко не все. Но, как показал опыт iPhone 5, у Apple уже не так хорошо получается бороться с утечками, и точность прогнозов возрастает — а вместе с ней и число тех, кто основывается на этих прогнозах. Так что Брайан Уайт из компании Topeka Capital Markets, съездив в Азию и пообщавшись с местными компаниями, обнаружил у некоторых из них уже упакованные и готовые к продаже аксессуары для устройства, само существование которого еще не было официально подтверждено.





Источник: /users/78

Сотрудники Nаtional Geographic откопали 30-летнюю капсулу времени, которую оставил Стив Джобс

Поделиться



        В поле в городе Аспен, Колорадо, недавно откопали капсулу времени, которая была заложена при участии Стива Джобса. «Аспенскую трубу времени» поместили в землю 30 лет назад.
        Четырехметровую трубу заложили в 1983 году после Международной конференции дизайна. В ней принял участие и основатель Аpple Стив Джобс. В трубе была компьютерная мышь Lisa, а ещё фото и кассеты.



        Капсулу нужно было достать через 20 лет, но за это время поле перепланировали, и старые карты не могли указать ее точное расположение. Таким образом, послание Джобса было потеряно на десять лет.



        Тому, кто откопает трубу, полагалось шесть банок пива, которые также находились в ней. За поиски принялись участники шоу «Копатели», которое выходит на Nаtional Geographic. За два часа профессионалы нашли артефакт и забрали себе полагающеeся им пиво.

Источник: /users/413

12 привычек выходного дня очень успешных людей

Поделиться



Мы есть то, что мы постоянно делаем.

Тогда совершенство есть не действием, а привычкой.© Аристотель

 

1. Роберт Игер: просыпайтесь рано

CEO Диснея не единственный, кто претендует на просыпание в 4:30 каждое утро. Успешные люди не валяются в кровати до 2 часов дня в воскресенье. Или даже до 11 утра. Исследования показывают, что наш мозг лучше всего работает от 2,5 до 4 часов после пробуждения. Просыпайтесь утром по выходным и вы получите хорошую фору перед остальным миром.





 

2. Бенджамин Франклин: разработайте план

Вероятно, отец основатель спрашивал себя каждое утро: «Что хорошего я должен сделать сегодня?» Успешные люди знают важность даже ежедневных целей — выходные не исключение. Конечно, должно быть время на восстановление сил (запланированное или внезапно подвернувшееся), но не обязательно быть президентом, чтобы знать, что лентяйство — не вариант.

3. Тимоти Феррис: сосредоточьтесь на одной задаче

Для максимизации успеваемости может показаться разумным одновременно бежать на беговой дорожке, разговаривать со своей мамой по мобильному и писать коменты в интернете, но это только снижает продуктивность и общую эффективность. Делайте наоборот: в каждый конкретный момент времени занимайтесь одной задачей. Феррис предлагает максимум 2 цели на день, чтобы гарантировать продуктивность и успешное выполнение.

4. Анна Винтур: оставайтесь активными

Главный редактор журнала Vogue играет в теннис по 1 часу каждый день. И она не единственная, кто выделяет много времени на физические упражнения. Сэр Ричард Брэнсон занимается кайтсерфингом, а один из индийских миллиардеров постоянно берет участие в марафонах. Успешные люди знают важность тренированного тела и разума — и в выходные тоже. Даже если не будет чем заняться в субботний вечер, они не поспешат открыть бутылку вина и достать кусок сыра.

5. Стив Джобс: расставьте приоритеты

«Вещам не обязательно быть важными, чтобы изменить мир.» И выходные дни как раз должны стать временем, когда нужно напомнить себе о забытых маленьких вещах, чтобы поддерживать гармонию между работой и личной жизнью. Время с друзьями, детьми или партнером могут и не повысить ваш доход текущего дня, но это не делает его менее важным. Даже нынешний президент США (Барак Обама) известен тем, что всегда находит время на ужин с семьей.

6. Уорен Баффет: придумайте себе хобби

Его можно считать самым выдающимся инвестором ХХ века, но в свое «свободное» время он любит играть на укулеле (гавайская гитара). Успешные люди часто еще и интересные люди — и их хобби много в чем им помогают. Конечно, гольф по субботам может быть отличным инструментом, чтобы завести новые связи и заполучить новые бизнес возможности. Но даже «одиночные» хобби — вязание, как у Мерил Стрип, или живопись маслом, как у Джорджа Буша — могут привести к успеху через развитие творчества и снятие стресса.

7. Опра Уинфри: практикуйте спокойствие

Самые большие знаменитости Forbes 2013 года все еще находят время, чтобы посидеть в спокойствии 20 минут — дважды в день. Этот однажды открытый секрет из йоги теперь стал повсеместной практикой. Даже корпоративный мир пользуется преимуществами медитации для снижения стресса, улучшения продуктивности, повышения творчества и общего поддержания хорошего настроения. И выходные дни могут стать даже более занятым временим, чем будни, пытаясь в них все втиснуть: дела, физические упражнения, семейные и социальные обязательства, и еще сверх того — и все это за 48-ми часовой период. Самые успешные люди ежедневно посвящают время на «спокойствие», с выходными включительно.

8. Рэнди Цукерберг: отпустите FOMO, примите JOMO

Все мы это делали — постили красивые фотки с наших выходных в социальные сети, потом смотрели, кто с наших друзей/фолловеров их лайкнул или прокомментировал и сами включались в процес. Милости просим в эру FOMO (fear out of missing — страх что-то пропустить). В выходные мы еще больше склонны к FOMO. Но основатель и CEO Zuckerberg Media (и как вы догадались — это сестра создателя Facebook) говорит, что люди должны быть сосредоточены на JOMO (the joy of missing out — радость от того, чтобы что-то упускать), с мантрой «я бы не хотел быть нигде, кроме того места, где я сейчас». Успешные люди часто имеют соревновательный характер, и многого достигаемые по своей натуре — практикующие благодарность и сопротивление к социальным медиа с их FOMO. И они это называют ключем к счастливым выходным.

9. Билл Гейтс: выделите время для размышлений

Основатель Microsoft как-то сказал «Праздновать успех — это хорошо, но куда важнее извлекать уроки с поражений». Размышления должны быть ежедневной практикой, но выходные — это идеальная возможность, чтобы оглянуться назад и обдумать уроки прошедшей недели, чтобы усовершенствовать следующую. Автор “The Happiness Project” (Проект «счастье»), Гретчен Рубин, предлагает завести «журнал одного предложения», чтобы записывать туда дневные мысли. Сделайте субботу или воскресенье «своим» днем, в который вы сможете проанализировать события прошедшей недели.

10. Ричард Брэнсон: жертвуйте

Этот миллиардер говорит, что «невероятно, как фокусирование на таких вещах, как здоровье, нищета, охрана окружающей среды и изменения климата могут помочь перезарядить ваш мозг в другиз областях». Успешные люди согласны с Анной Франк: «Еще никто не обеднел от пожертвований». Том Корли изучал богачей на протяжении 5 лет до на писания своей книги «Привычки богачей: Ежедневные успешные привычки богатых личностей». Он выяснил, что 73% этих людей выделяют на волонтерство от 5 часов в месяц. Ничто так не помогает увидеть перспективу и снять стресс больше, чем помощь тем, кому повезло в этой жизни меньше. И выходные — просто великолепное время, что подключиться к местным или всеобщим волонтерским событиям.

11. Джек Форси: готовтесь к следующей недели

Сооснователь Twitter и Square печально известный своими 16-ти часовыми рабочими днями с понедельника по пятницу. Он говорит: «В субботу я отдыхаю. Я гуляю пешком. А воскресенье я посвящаю размышлениям, обратной связи, стратегии и подготовкой к новой недели». Забудьте воскресный блюз, в котором поется «Отложите все дела в воскресенье». Лаура Вандеркам, автор «Что самые успешные люди делают по выходным», говорит, что успешные люди знают, что выходные — это секретное оружие в профессиональном успехе: «Вы должны быть готовы поразить понедельник».

12. Jay Z: сохраняйте динамику

Он создал империю, как супер успешный рэпер и предприниматель и секрет этого хранится в его песни: «Вы можете хотеть добиться успеха, но чтобы сделать это, вы не должны колебаться. Вы не можете уклоняться. Вы не можете спать. Один глаз открыт, по-настоящему, и навсегда.» Jay Z не заработал бы 520 миллионов долларов, если бы хотел их только 5 дней в неделю из 7. Если вы хотите со временем проводить свои выходные на шикарной яхте в Каррибском море с Бейонси, ваша настойчивость может помочь вам в этом. Во всяком случае, все мы можем мечтать, правде же?

Так что решено. Успех — это 24/7 жизненный выбор, вместе с выходными! опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: /users/1077

Почему не стоит пытаться жить, как Стив Джобс

Поделиться







© Alex Varanese

В сети очень популярны материалы про правила жизни выдающихся людей. Интересно знать, как работал Бальзак, как начинал свой день Франклин и во сколько ложился спать Кафка. Однако глупо полагать, что, соблюдая те же ритуалы, можно добиться аналогичного успеха. Одна из главных проблем человеческого мышления — искажение нарратива, то есть упрощение сложных и неоднозначных сюжетов и превращение их в короткие и понятные истории.

В интернете можно найти много информации о строгом распорядке дня Бенджамина Франклина, у которого все было расписано по часам. Публикации на эту тему неизменно сопровождаются примером из его ежедневника. Читателям предлагается взять его график за образец. Также журналисты и блогеры любят приводить в пример писательницу Майю Энджелоу, которая снимала номер в гостинице, чтобы спокойно там работать. Стив Джобс в молодости вел весьма аскетический образ жизни, довольствуясь лишь самыми необходимыми вещами. Тысячи айтишников теперь пытаются подражать этому строгому минималиcтичному стилю.

В общем и целом поклонение великим не такое плохое явление. Для некоторых знаменитости становятся источником вдохновения. Однако стремление подражать героям привело к чрезмерному упрощению их жизней. Заголовки вроде «8 способов мыслить, как Уоррен Баффет» или «Метод Сократа: как улучшить свою жизнь» привлекают внимание аудитории и активно тиражируются в интернете. В итоге появляются блогеры и журналисты, которые выдергивают отдельные факты из чужой жизни, публикуют их в сети или даже пишут об этом книги, заставляя читателей верить, что именно в этих конкретных явлениях заключается секрет успеха знаменитости.

В результате появляются «предприниматели-прожектеры» и «творцы на диванах», которые якобы следуют за великими, используя их «секреты продуктивности», вместо того чтобы делать реальную работу. Даже современные миллиардеры не избежали этой участи. Основатель компании Square Джек Дорси во всем подражал Стиву Джобсу, полагая, что таким образом он добьется большего успеха. Иногда подражание доходило до смешного. Об этой одержимости Дорси пишет Ник Билтон в своей книге «Рождение «Твиттера»:

«Во время разговора с одним известным разработчиком Apple, который также работал на Square, Джек узнал, что Джобс считал себя скорее редактором, чем генеральным директором компании. В скором времени Джек начал говорить о себе как о редакторе, а не только как о директоре Square. В одном из своих обращений к сотрудникам он заявил: «Я много рассказывал о редакторской природе своей работы. Думаю, что я просто редактор». Говоря о продуктах своей компании, Джек начал использовать фразу из интервью Джобса, которую тот произнес на одной из конференций в начале 2010 года: «Этого еще никто никогда не делал». Затем Джек позаимствовал из публичных речей Джобса слова «волшебный», «неожиданность», «восхитительный» для описания новых возможностей Square».

В своем бестселлере «Черный лебедь» Нассим Талеб описывает склонность людей придумывать разные истории, особенно если они соответствуют нашему мировоззрению. Если мы уверены в том, что все успешные руководители спят днем, мы вспомним все существующие биографии, в которых упоминается, что Марк Цукерберг любит подремать в обеденное время. Если побольше почитать и повыбирать разные забавные истории, то можно составить подробную картину того, что должны делать все «успешные» люди. «Раз уж в вашем сознании поселилось определенное мировоззрение, вы будете рассматривать только те случаи, которые подтверждают вашу правоту. Как это ни парадоксально, чем больше у вас будет информации, тем более обоснованными вам будут представляться собственные взгляды», — пишет Талеб. Далее он рассуждает о склонности людей к нарративу: «И творческие, и научные усилия — это результат нашей потребности истребить многомерность и навязать вселенной порядок. Подумайте об окружающем нас мире, подумайте о триллионе мелочей, из которых он состоит. Попытайтесь описать их, и вы почувствуете искушение вплести в свое повествование какую-нибудь нить. У романа, рассказа, мифа, сказки — одна функция: они избавляют нас от сложностей мира и защищают от его хаотичности. Мифы приводят в порядок беспорядочное человеческое восприятие и «сумбур человеческого опыта».

«Хуже всего, когда, копируя поведение кумира, человек подавляет собственный темперамент, который, возможно, как раз и мог бы стать его формулой успеха»

Вспомните, например, миф о том, что стартапы придумывает небольшая группа ребят из гаража. Или миф о том, что все основатели крупных компаний работали по 80 часов в неделю, чтобы добиться успеха. Или миф, что успешные разработчики должны уделять внимание каждой мельчайшей детали. Эти «секреты успеха» создают мифологию вокруг определенной модели поведения, но имеют мало общего с успехом реального человека, который применял их на практике. Хуже всего, когда, копируя поведение кумира, человек подавляет собственный темперамент, который, возможно, как раз и мог бы стать его формулой успеха. Миру не нужны больше Марки Цукерберги с их стартапами или Стефаны Загмайстеры, творящие искусство. Миру нужны новые идеи и новые подходы, которые начинаются с обретения собственного «я».


Упрощение жизни известных людей приводит к появлению абстрактного вымышленного персонажа, навязывающего простым смертным какие-то недосягаемые стандарты. Вы считаете, что, если будете рано ложиться спать, станете великим спортсменом? Гольфист Тайгер Вудс мог ходить по вечеринкам до трех утра и при этом все равно обыгрывать всех на поле. Необходим ли идеальный порядок на рабочем месте? Если дать Бобу Дилану ящик пива и блокнот и посадить его на заднее сидение машины, то он все равно напишет песню лучше, чем большинство из нас. В статьях и книгах нам советуют сделать какую-то одну определенную вещь, которая поможет нам воплотить нашу мечту, потому что именно так поступал тот или иной известный человек. Такие тексты существуют по той причине, что призывы в духе «возьмись за работу» не пользуются большой популярностью в сети и не получают достаточно лайков на «Фейсбуке».


Принимая на веру утверждение «Все люди, которые хотят добиться успеха в области X, должны делать Y», мы забываем о том, что Талеб называл «скрытым свидетельством». Существует огромное число разочаровавшихся бизнесменов, которые пережили крах своих компаний, несмотря на то что вели минималистичный образ жизни в духе Джобса. Многие писатели так никогда и не выпустили ни одного романа, хотя и создавали для себя особое рабочее пространство на манер Энджелоу. В статьях и книгах, пропагандирующих те или иные ритуалы как залог успеха, редко упоминаются истории неудач, в которых соблюдались те же самые ритуалы. А между тем их гораздо больше. Обратимся снова к «Черному лебедю»:

«Допустим, вы приписываете успех Оноре де Бальзака, французского романиста XIX столетия, его беспощадному «реализму», «прозрениям», «остроте чувств», «проработке характеров», «умению увлечь читателя» и так далее. Эти «превосходные» качества можно признать необходимой предпосылкой к созданию превосходного произведения при условии и только при условии, что те, кто не обладает так называемым «талантом», лишены этих качеств. А что, если существовали еще десятки столь же прекрасных литературных творений, которые до нас не дошли? Если и вправду были написаны и исчезли не менее ценные рукописи, то, как мне ни жаль, ваш кумир Бальзак отличается от своих безвестных соперников лишь тем, что ему невероятно повезло. Более того, преклоняясь перед Бальзаком, вы допускаете несправедливость по отношению к другим. Я вовсе не имею в виду, что Бальзак не был талантлив, я только хочу сказать, что талант его менее уникален, чем кажется».

Нельзя, мельком взглянув на чью-то жизнь, свести успех лишь к нескольким основным чертам характера человека. Это утоляет нашу жажду к созданию нарратива, но такое чрезмерное упрощение не идет на пользу. Я не хочу сказать, что успех — это лишь вопрос везения. Верно только то, что удача никогда не помешает. Однако вести себя так, будто успеха можно добиться, следуя лишь нескольким полезным советам, — это все равно что смотреть на заднюю обложку книги и считать, что вы ее прочли.

Жизнь — сложная штука, а путь к успеху извилист и запутан. Он похож на темный лабирит, пройти по которому нужно самостоятельно, создав свои собственные правила. Это гораздо сложнее, но ведь при этом намного интереснее.

Источник: theoryandpractice.ru

«Золотой век» Кремниевой долины

Поделиться






Американский фотограф Даг Меньюз (Doug Menuez) на протяжении 15 лет запечатлял в фотографиях так называемый «Золотой век» Кремниевой Долины. С 1985 по 2000 год он имел неограниченный доступ к лидерам главных IT-компаний мира, среди которых был и Стив Джобс. Его архив стал одной из самых полных летописей того периода американской и технологической истории.

Несмотря на столь высокую ценность, негативы Меньюза долгие годы оставались неопубликованными, и в немалой степени из-за ссоры с Джобсом. Однако в июне 2014 года они вышли вместе с книгой  «Бесстрашный гений».

Меньюз путешествует по миру и рассказывает о том, каково было засвидетельствовать рассвет цифровой эпохи. По его словам, даже работники IT-индустрии мало что знают о её развитии: «Количество людей, которые не знают свою историю, просто шокирует», — удивляется Меньюз.

Меньюз надеется изменить это: он считает, что запечатлённые на фото люди создали богатую и важную культуру, следов которой сейчас уже не найти. По его словам, в те годы Кремниевая Долина была ориентирована на строительство технологий, которые бы принципиально изменили подход к образованию.

Люди ***** [черт возьми] умирали, попадали в психиатрические больницы, браки распадались, потому что люди стремились к достижению новых вещей, что само по себе было невероятно трудно.Даг Меньюз, американский фотограф

TJournal выбрал несколько наиболее интересных снимков из работ, опубликованных Меньюзом на его сайте.



Программист Питер Элли отдыхает после интенсивной работы перед шоу CES в Чикаго, на котором Джон Скалли представит Apple Newton — один из первых карманных персональных компьютеров


Сиэтл, штат Вашингтон, 1999. Старший вице-президент Microsoft Стив Балмер общается с группой программистов в штаб-квартире компании


Шоссе на Санта-Крус, Калифорния, 1987. Стив Джобс возвращается с пикника для сотрудников на арендованном школьном автобусе


Фремонт, Калифорния, 1990. Джон Скалли борется со своей застенчивостью перед встречей с прессой


Маунтин-Вью, Калифорния, 1995. Президент Билл Клинтон посетил благотворительный вечер по сбору средств, организованный исполнительными директорами Кремниевой долины


Купертино, Калифорния, 1993. Программист Сара Кларк содержала своего ребенка на работе, почти не покидая здание в течение двух лет, пока команда торопилась закончить программное обеспечение. Она задергивала шторы в своем офисе — и тогда коллеги знали, что это был тихий час или что она кормит грудью


Лагуна Нигел, Калифорния, 1992. Билл Гейтс сообщает, что никто не должен платить фотографу больше 50 долларов


Стив Джобс был большим любителем ходить босиком, однажды тот закинул босые ноги прямо на стол директору Atari Джо Кинану


Аспен, Колорадо, 1998. Билли Джой, легендарный программист, который написал операционную систему Berkeley Unix, а затем помог Военному ведомству США со стеком TCP/IP, который позволял легко отправлять и принимать электронную почту в случае ядерной войны


Менло Парк, Калифорния, 1987. Стив Джобс притворяется нормальным человеком. «Джобса редко видели расслабленным, он всегда был сконцентрирован на определенной задаче», — говорит Меньюз


Саннивейл, Калифорния, 1990. Инженер Lam Research трудится, чтобы решить проблему электрического соединения в сборке машины для плазменного травления


Кремниевая долина, Калифорния. Найти опрятное рабочее место — непростая задача   источник: tjournal.ru

Источник: /users/1077