Про переходный возраст — на пальцах

Поделиться



Начнём с ощущений. Вы водите автомобиль? Или хотя бы велосипед?

Хорошо. Теперь представьте себя, с вашим опытом вождения, за рулём стотонного карьерного самосвала. Вот вы едете по узкой дороге. С одной стороны — стена. С другой обрыв. Дорога извилистая и узкая — одно неверное движение — и в пропасть. У вас, при этом, никакой специальной подготовки. Руль не чувствуете. Управление толком не знаете. И как себя поведёт эта махина в следующие секунду — вообще не понятно.

Поймайте этот образ. Погрузитесь в него, прочувствуйте и проследите — какие ощущения у вас от этого возникнут в теле. Что вы почувствуете в руках, ногах, голове, шее, груди, плечах, спине, животе, тазу...

Поймали? Разницу с обычным автомобилем / велосипедом чувствуете?
Хорошо.





 

 

А теперь представьте себе подростка, который за 2-3 месяца вырос сантиметров на десять. 

Вся его нервная система рассчитана на рост, к примеру 140 сантиметров. Все рефлексы, движения, сенсоры — рассчитаны на то, что в нём 140 сантиметров. 
А он уже вырос до 150.

В итоге, подросток просто не знает, как со своим телом справиться. Не знает, как оно себя поведёт, что и когда будет делать. Он не чувствует, толком, равновесия, опор в теле. Нервная система как-то справляется, но любое движение требует постоянной перегрузки. И постоянное ощущение потери контроля. А от этого — тревожность и непонимание, что будет дальше.

Просто он ехал на «легковухе», а тут такой «самосвал». А человеческое тело куда сложнее самосвала.

Чем больше рывок в росте, тем сложнее. И человеку нужно время, чтобы в собственном теле освоиться. Привыкнуть к себе, научиться всем этим пользоваться.

Отсюда — резкая смена поведения. Отсюда — срывы, конфликты. Вроде, всё время был ровный, а тут начинает выдавать неожиданные «финты».

В общем, человек элементарно имеет право на тревожность и непонимание, что с ним происходит.





 

Нюанс: Если родители, при этом в состоянии перегруза — начинается цепная реакция — накачивают друг друга. Поэтому, начинать, как всегда, с себя.опубликовано 

 

По мотивам одного из разговоров с Б.А. Архиповым

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //baby-secret-net.livejournal.com/459555.html

Мозг и поведение подростка

Поделиться



Действительно ли период жизни между детством и взрослостью является периодом неизбежного бунтарства подрастающего поколения?

Действительно ли незрелость подросткового мозга является причиной незрелого поведения подростков? Как соотносятся пубертатный и подростковый периоды? И вообще, что такое подростковый период (под которым я буду здесь понимать отрезок жизни от 12 до 18 лет)?





Пубертат как знаковое событие, отличающее подростков от детей, видимо был причиной того, что долгое время в исследованиях развития подростков они сравнивались именно с детьми, и только в последнее время интерес ученых переключился на психологический переход от подростковой стадии к взрослости. Как считает Лоренс Стейнберг (Steinberg, L., 2009), это переключение интереса обусловлено новыми исследованиями, показывающими продолжающееся созревание мозга в конце подросткового периода и ранней взрослости.

Подростковый период и пубертат нельзя отождествлять

Под пубертатом понимается процесс возрастного развития, ведущий к достижению репродуктивной зрелости.

Подростковый период – это двухфазный переходный период развития, состоящий в переходе из детства в подростковую стадию и переходе из нее в стадию взрослости. Это период множественных и частично перекрывающихся преобразований, изменений в физическом, психологическом и социальном развитии, одни из которых зависят от пубертата, а другие – нет.

Например, пубертат повышает эмоциональную возбудимость, усиливает потребность в поиске ощущений и ориентацию на получение вознаграждения, но, по-видимому, практически не влияет на развитие когнитивных способностей (в частности, когнитивного контроля) подростков. Эти изменения мультидетерминированы, и, несмотря на их зависимость от культурного контекста и социально-экономических условий (Epstein, R., 2007), по-видимому, имеют глубокие биологические корни, уходящие в наше эволюционное прошлое (Spear, P. L., 2009 ).

В биологии этого переходного периода наблюдается замечательное межвидовое сходство, включая не только многие, общие для млекопитающих, гормональные и физиологические изменения, связанные с пубертатом, но и типичные для подросткового периода изменения головного мозга.

Так, подростки из класса млекопитающих демонстрируют некоторые типичные для этого возраста способы реагирования на среду обитания:

  • повышенное стремление к социальным взаимодействиям со сверстниками,
  • возросшее стремление к поиску нового и риску,
  • более высокий уровень консумматорного поведения, обычно включающего усиленное потребление пищи (одновременно с подростковым скачком роста) и возросшую склонность к употреблению алкоголя и наркотиков.
 

Эти общности поведения у разных видов класса млекопитающих сохранились в ходе эволюции, по-видимому, из-за их адаптивного значения.

Например, социальные интеракции со сверстниками могут помочь развитию социальных навыков в среде, отличной от домашней, направить выбор поведения, облегчить переход к независимости от семьи и обеспечить возможности моделирования и упражнения образцов поведения, типичных для взрослых (Spear, P. L., 2009).





 

Рискованное поведение также выполняет ряд адаптивных функций, несмотря на потенциально высокую цену за это, выражающуюся в повышении уровня смертности подростков не только у homo sapiens, но и у других биологических видов.

К этим адаптивным функциям обычно относят:

1) повышение вероятности репродуктивного успеха у самцов различных биологических видов, включая человека, при определенных жизненных обстоятельствах;

2) обеспечение возможности сохранить дополнительные ресурсы, исследовать взрослые свободы и принимать и преодолевать вызовы среды;

3) содействие эмиграции из домашней среды во время полового созревания, предотвращая генетический инбридинг и сниженную жизнеспособность такого потомства вследствие большей экспрессии рецессивных генов (Spear, P. L., 2009).

У животных достижение репродуктивной зрелости, по существу, эквивалентно достижению взрослости. Млекопитающие производят на свет потомство почти сразу после пубертата, и еще совсем недавно так поступали представители нашего вида – вида Homo sapiens.

Однако развитие человека определяется не только видовым, но и социальным программированием (Алексеев А. А., 2010). Отсюда восприятие продолжительности подросткового периода как отдельной стадии развития может варьироваться в зависимости от культурно-исторических и социально-экономических условий.

Так, некоторые исследователи полагают, что подростковая популяция служит регулятором величины трудовых ресурсов, способствующим удовлетворению потребности в рабочей силе: подростковый период рассматривается как краткая переходная стадия к взрослости, когда потребность в рабочей силе велика, и наоборот, как пролонгированный период незрелости, требующий существенной поддержки и расширенного образования, когда уровень безработицы высок (Enright, R. D., Levy Jr., V. M., Harris, D., & Lapsley, D. K., 1987).

Интересно, что похожая зависимость наблюдается не только в мире людей. Даже у пчел, незрелые пчелы (которые обычно заботятся о расплоде в улье) созревают раньше обычного, когда слишком мало зрелых пчел, чтобы удовлетворить потребность кормодобывания для улья, тогда как их созревание отсрочивается, когда зрелых пчел-фуражиров в избытке (Spear, P. L., 2009). Правда, в последнем случае правильнее говорить об изменении продолжительности пубертата, который совпадает с подростковой стадией развития пчел.

Более того, социальным влияниям подвержен даже временной график пубертата, несмотря на его более жесткую внутреннюю детерминированность.

Например, девочки вступают в пубертатный период раньше в полигамных обществах, чем в моногамных, в культурах со стрессовыми обрядами пубертатного перехода, чем в культурах без тяжелых обрядов инициации, и в тех случаях, когда они воспитывались в семьях с выраженным конфликтом (Spear, P. L., 2009).

Относительный график пубертата в рамках подросткового периода обнаруживает значительные межиндивидуальные вариации, которые сами по себе имеют большое значение для конкретного подростка.

Ранний пубертат, как было показано в многочисленных исследованиях, связан с увеличением разнообразных неблагоприятных последствий для мальчиков и девочек, включая более раннее употребление алкоголя и других психоактивных веществ, более высокие риски пьянства в средней школе, более раннее и более рискованное сексуальное поведение, а также повышенную делинквентность.

Однако известно и то, что, по крайней мере, в обществах, усвоивших культурные нормы, ценности и технологии Запада, опережающее половое созревание мальчиков в целом приветствуется взрослыми, тогда как опережающий график пубертата у девочек вызывает, мягко говоря, настороженное отношение со стороны взрослых (феномен Лолиты).

Традиционно считалось, что половые различия в структуре и функциях головного мозга устанавливаются рано в жизни благодаря «организационным» эффектам присутствия или отсутствия половых гормонов, причем последующее повышение уровня половых гомонов просто помогает «активировать» эти латентные половые различия. Однако, сравнительно недавно, появились убедительные доказательства того, что развивающийся мозг остается чувствительным к “организационным” эффектам половых гормонов, начиная с самого начала жизни и до конца подросткового периода, причем нормальное повышение уровня половых гормонов в период пубертата не только вызывает типичные для взрослости «активационные» эффекты, но также запускает второй “организационный” период – период дальнейшей дифференциации мозга с целью обеспечения окончательного полоспецифичного созревания, необходимого для поддержания поведения, сообразного половому диморфизму (Spear, P. L., 2010).

Пубертат коррелируется со многими изменениями поведения, включая, конечно же, подъем сексуальной активности и соответствующих интересов. К паттернам поведения, на которые, предположительно, влияет половое созревание, относятся типичные для подросткового периода изменения в уровне общего возбуждения (arousal) и притягательности социоэмоциональных стимулов.





В исследованиях, сравнивающих подростков на разных стадиях пубертата, выявлена связь стадии полового созревания с различными, типичными для подростка, формами поведения, включая возросшие конфликты с родителями (Steinberg, L., 1988), более поздний отход ко сну и возросшее рискованное поведение, включая употребление алкоголя и наркотиков (Spear, P. L., 2009).

Подростковый мозг – это незавершенный продукт. Во время подросткового периода наблюдаются изменения на молекулярном, клеточном, анатомическом и функциональном уровнях мозга, которые характеризуются гетеротопностью, гетерохронностью и гетерокинетичностью.

Прежде всего, происходит масштабная обрезка (элиминация) синапсов. Между нейронами образуется много больше синаптических связей, чем сохранится в конечном счете. На ранних этапах жизни перепроизводство синаптических связей сопровождается их элиминацией в целях устранения нефункционирующих синапсов при сохранении действующих, – процесс, как давно считалось, помогающий привести в соответствие связность мозга с требованиями и характеристиками среды.

Обрезка синапсов также возобновляется в подростковом периоде, причем в это время в некоторых областях мозга устраняется почти половина синаптических связей.

Принимая во внимание, что некоторые из этих теряемых синапсов включают связи, установившиеся гораздо раньше в жизни организма, кажется маловероятным, что такое сокращение просто отражает сильно отсроченную элиминацию нефункциональных синапсов.

Действительно, это сокращение происходит чрезвычайно избирательно, т. е. более выражено в корковых, чем в подкорковых областях, и более очевидно в отношении возбуждающих (глютаминовых) входов в кору, чем в отношении ингибирующих (ГАМК) синапсов.

Такое сокращение в период отрочества может вносить вклад в тонкую настройку связности мозга, необходимую для возникновения типичных для взрослого сетей мозговой активности и, возможно даже, обеспечивает финальную повышенную возможность для мозга быть построенным средой (Spear, P. L., 2000; 2009).

Миелинизация – не менее важный процесс построения мозга во время подросткового периода. Хотя процесс миелинизации начинается рано в жизни и продолжается еще во взрослости, его продукция заметно увеличивается в подростковый период. Относительно длинные аксоны, соединяющие отдаленные области мозга, становятся особенно важной мишенью процесса миелинизации, и, как результат этого, их входной сигнал принимается быстрее и с большим весом по сравнению с сигналом более локальных, немиелинизированых связей (Spear, P. L., 2000).

Происходящая в подростковом возрасте редукция синаптической связности и увеличение пропорции более эффективных (менее энергозатратных) миелинизированных аксонов вносит существенный вклад в снижение потребности мозга в энергии и оптимизацию его работы в плане термодинамики. И в той степени, в какой образование и тонкая настройка нейронных сетей требует привлечения все меньшего числа нейронов для решения конкретных задач, происходит дополнительное снижение энергозатрат на работу мозга.

Изменения подросткового мозга носят регионально-специфичный характер. Объем серого вещества в коре с течением времени изменяется, в общем, в соответствии с инвертированным U-образным паттерном, сначала повышаясь до достижения пологого плато, а затем снижаясь. Этот временной паттерн регионально-специфичен, с плато, появляющимися обычно раньше в сенсорных и моторных областях, чем в префронтальной коре и других ассоциативных зонах коры, обслуживающих, как считается, относительно более совершенные когнитивные функции. Итоговый результат – значительное повышение отношения белого вещества к серому в подростковом периоде, сильно варьирующее по срокам в разных областях коры (Spear, P. L., 2000).

Изменения в объеме серого вещества также наблюдаются в подростковом возрасте в субкортикальных областях, однако они обычно менее выражены, чем изменения в коре. Области, в которых происходит снижение серого вещества, включают дорсальный стриатум (хвостатое ядро) и другие области базальных ганглиев, а также вентральный стриатум (прилежащее ядро). Напротив, объем серого вещества миндалины и, до некоторой степени, гиппокампа увеличивается на протяжении подросткового периода и ранней взрослости. Об этих изменениях не стоило бы говорить, если бы они не коррелировали с множеством когнитивных и поведенческих изменений в подростковом возрасте. Например, в нашем контексте можно упомянуть о связи между контролем импульсов и объемом префронтальной коры и базальных ганглиев (Spear, P. L., 2009).

Хотя обычно о вызванных опытом изменениях в головном мозге говорят применительно к ранним этапам развития, все больше доказательств того, что значительная нейропластичность сохраняется в некоторых областях мозга и в подростковом периоде. Такая пластичность может представлять собой сравнительно отсроченное «связанное с развитием программирование» мозга, потенциально обеспечивающее непрерывные возможности для подросткового мозга быть “вылепленным и подогнанным” в соответствии с интересами, занятиями и опытом подростка.

Один пример остаточной мозговой пластичности приводился выше: сохранение чувствительности к «организационным» влияниям половых гормонов в некоторых областях мозга в подростковом возрасте.

Существует несколько нервных механизмов, благодаря которым пластичность может сохраняться в подростковом возрасте. Обрезка синапсов и образование новых синапсов, синаптическая реорганизация (распространение и устранение аксональных (пресинаптических) окончаний за несколько минут) – значительно быстрее, чем в зрелых нейронах. Скорость нейрогенеза в 4–5 раз выше у подростков, чем у взрослых (Spear, P. L., 2009).

Подростковый мозг, по-видимому, не просто скопище областей, достигающих зрелости в разное время, но в известном смысле может быть охарактеризован как мозг, который иначе реагирует на стимулы, чем зрелый мозг взрослого. Принимая во внимание величину нейрональных изменений, наблюдаемых в течение подросткового периода в областях мозга, критичных для опосредования и модулирования чувствительности к вознаграждениям и аверсивным стимулам, восприятия и выражения эмоций, контроля торможения и импульсивности, известная доля подросткового рискованного поведения кажется неизбежной.

Подростки смотрят на вознаграждающие и аверсивные стимулы иначе, чем взрослые. Их нейрональная и поведенческая чувствительность к вознаграждениям, особенно сильным, часто выглядит повышенной, и в тоже время подростки могут иногда казаться менее реактивными в период антиципации вознаграждений и, возможно, при получении слабых вознаграждений. Наряду с этими кажущимися преувеличениями реактивности на вознаграждения, подростки часто кажутся менее чувствительными к аверсивным стимулам и последствиям. Есть указания на то, что подростковая предрасположенность к демонстрации акцентуированных реакций на интенсивные, аппетитивные стимулы, но ослабленной реактивности на аверсивные стимулы, может дополнительно усиливаться в социальных (и, возможно, стрессовых) ситуациях. 

Такие гедонические сдвиги могут поощрять рискованное поведение, особенно в присутствии сверстников, благодаря его волнующим и возбуждающим эффектам, и могут способствовать постоянному вовлечению в рискованные занятия, когда предшествующие занятия оказались возбуждающими, но без катастрофических последствий. Такие типичные для подростков гедонические сдвиги к большему вознаграждению и ослабленным аверсивным качествам, видимо, распространяются на наркотики и алкоголь, и, по крайней мере, в случае алкоголя могут сочетаться с генетическими и другими средовыми риск-факторами, способствуя достаточно высокому потреблению, приводящему к моделям проблемного употребления алкоголя и зависимости у уязвимых индивидов.

Есть ряд потенциальных следствий рассмотрения подросткового периода как времени сдвигов гедонической чувствительности к повышенным вознаграждениям и ослабленному аверсивному реагированию.

В качестве одного примера можно привести данные о том, что уязвимые подростки, по-видимому, даже более устойчивы к аверсивным эффектам алкоголя, которые обычно служат сигналом к ограничению потребления, чем нормальные подростки. Это важная информация для включения в антиалкогольную программу, принимая во внимание, что юноши (а, вероятно, и многие взрослые), по-видимому, связывают способность “удерживаться на ногах” с устойчивостью к аверсивным алкогольным последствиям, а не с повышенной вероятностью развития алкогольных проблем и зависимости.

В качестве другого можно назвать меры ограничения прав и повышения ответственности подростков в социальных ситуациях, характеризующихся потенциальным риском причинения вреда другим людям (Spear, P. L., 2009).

В конце концов, чем пытаться всеми средствами устранить рискованное поведение подростков – стратегия, которая не принесла успеха к настоящему времени (Steinberg, 2008), лучше попытаться сократить издержки рискованного поведения подростков путем ограничения доступа к особо вредным возможностям проявления риска, одновременно обеспечивая доступ к рискованным и возбуждающим занятиям в условиях, минимизирующих вероятность причинения вреда.





На мой взгляд, из всех разновидностей проблемного поведения рискованному поведению подростков следует уделить особое внимание. Выдвинут ряд когнитивных и нейробиологических гипотез для объяснения того, почему подростки склонны к субоптимальному выбору поведения.

Одна гипотетическая модель ставит рискованное поведение в зависимость от когнитивного развития (Steinberg, L. 2005). Принято считать, что когнитивное развитие в период отрочества связано с постепенно увеличивающейся эффективностью когнитивного контроля импульсов и аффективной модуляции. Усиление активности в префронтальных областях (как индикатор созревания) и ослабление активности в нерелевантных областях мозга расценивается как нейробиологическое объяснение поведенческих изменений, связанных с подростковым периодом.

Эта общая модель улучшения когнитивного контроля и эмоциональной регуляции с созреванием префронтальной коры (точнее, ее вентромедиальной области) предполагает линейную функцию развития от детства к взрослости. В основу данной модели положены исследования с помощью нескольких известных нейропсихологических методик (Iowa Gambling Task, теста Струпа и др.) с одновременным сканированием мозга, дающие достаточно согласованные результаты. Эта модель ближе к общей концепции Ж. Пиаже, объясняющей эмоциональные проблемы несовершенством когниций (“Сон разума рождает чудовищ”).

Однако, как показывает статистика, касающаяся проблемного поведения и смертности среди подростков, то наблюдаемые в подростковом периоде субоптимальные решения и действия отражают нелинейное изменение поведения, отличное от детства и взрослости. Если бы незрелость префронтальной коры служила основой субоптимального выбора поведения и повышенной эмоциональной реактивности в отрочестве, тогда младшие дети, у которых префронтальная кора и когнитивные способности развиты еще меньше, должны выглядеть в своем поведении очень похожими на подростков или даже хуже последних. Таким образом, одной только незрелостью префронтальной функции невозможно объяснить рискованное подростковое поведение.

Другая модель (Casey, B. J., Getz, S., and Galvan, A., 2008; Somerville, L. H., Jones, R. M., and Casey, B.J., 2010; Casey, B. J., Jones, R. M., and Somerville, L. H., 2011), предположительно, объясняет нелинейность в развитии благодаря тому, что разводит рискованное поведение и импульсивность, которые обычно употребляются как синонимы в контексте подросткового развития, и рассматривает развитие префронтальной коры в связке с развитием подкорковых областей лимбической системы (в частности, прилежащего ядра и миндалины), вовлеченных в выбор в условиях риска и модулирующих эмоциональную реактивность. 

В соответствии с этой моделью для подросткового периода характерен дисбаланс лимбических и префронтальных влияний (в сторону преобладания лимбических), тогда как у детей обе эти системы еще недостаточно развиты (поэтому квазибаланс), а у взрослых они полностью развиты и интегрированы восходящими и нисходящими связями в единую сложную систему.

Преимущество этой модели в том, что она не вступает в противоречие с данными о том, что подростки способны понимать и аргументировать риски поведения, в которое они вовлекаются (Reyna, V., and Farley, F., 2006).

Дело в том, что в эмоционально нагруженных ситуациях более развитая лимбическая система подростков берет верх над их префронтальной системой контроля. И когда плохое решение принимается в эмоциональном контексте, подросток может знать лучшее решение, но выраженность эмоционального контекста через лимбические влияния смещает его поведение в противоположном от оптимума направлении.

Данная модель легко расширяется, например, позволяет учитывать наряду с возрастными и индивидуальные различия в чертах темперамента/личности (импульсивность, тревожность, эмоциональную реактивность и т. д.).

Наконец, эта модель хорошо согласуется с данными, полученными в исследованиях целого ряда компонентов рискованного поведения подростков. В общем и целом, эта модель ближе к общепсихологической концепции З. Фрейда, согласно которой сильные эмоции вызывают когнитивные искажения или вообще блокируют когниции как сигнал к действию.

Безусловно, подобные модели полезны, так как можно надеяться, что со временем они окажут влияние на социальную политику в отношении подростков и ее реализацию в педагогике, социальной работе и юстиции. В то же время, эти модели носят упрощенческий характер, хотя и продолжают развиваться в рамках современных исследований с применением технологий МРТ.

В настоящее время большие надежды связываются с возможностями методов визуализации (структурной и функциональной МРТ, а также диффузионной тензорной визуализации (ДТВ)) в исследовании мозговых механизмов человеческого поведения и сознания. Число публикаций, описывающих исследования с применением этих методов, нарастает лавинообразно. Можно согласиться с Вилейануром Рамачандраном, что мода на методы визуализации вызвана отчасти экономическими причинами: когда вы потратили миллионы долларов на сверхсовременный томограф, на вас давит необходимость его постоянно использовать. Действительно, “когда у вас из всех инструментов только молоток, все начинает казаться гвоздями” (Рамачандран В., 2012, C. XXII).

Впрочем, у существующих методов визуализации есть два серьезных ограничения. Первое, частное и, возможно, со временем преодолимое заключается в том, что мельчайшая единица анализа в исследованиях человеческого мозга методами визуализации – воксел (элемент объемного изображения) – содержит по приблизительным оценкам до 5,5 миллионов клеток мозга (нейронов) и от 0,5 до 5,5 миллиардов нервных связей (синапсов), 22 км дендритов и 220 км аксонов (Logothetis, N. K., 2008, p. 875). Подобной разрешающей способности явно недостаточно для получения точной информации о молекулярных, нейроанатомических и электрофизиологических процессах, связанных с развитием специфических нейронных и синаптических систем, а именно более высокая чувствительность инструментов и нужна для дальнейшего развития нейробиологических моделей подросткового мозга и поведения.

Второе ограничение принципиальное. По самой их природе исследования с применением томографии являются корреляционными, показывающими, что активность в мозге связана с определенным поведением или эмоцией. Следовательно, ни одно исследование мозга методами визуализации (как структурной, так и функциональной) в принципе не способно идентифицировать мозг как каузальный агент, независимо от того, какие области мозга наблюдаются. Психофизиологическую проблему еще никому не удалось разрешить.

Вообще говоря, есть исследователи, считающие утверждение “незрелость подросткового мозга является причиной незрелого поведения подростков” мифом, сложившимся на основе исследований мозга средствами томографии, в которых иногда показано, что при решении некоторых задач подростки и взрослые используют свой мозг по-разному. Этот миф хорошо вписывается в более широкий миф, а именно, что подростки по природе своей некомпетентны и безответственны. Стэнли Холл дал жизнь этому мифу в 1904 г., опубликовав свой двухтомный труд “Adolescence”.

Давайте рассмотрим аргументацию такой позиции одним из серьезных исследователей, Робертом Эпстейном (Epstein, R., 2007), выпускником Гарварда, одним из соратников Б. Ф. Скиннера. Прежде всего, Эпстейн сомневается, что “подростковый мозг” и проблемное поведение подростков – универсальные феномены. Действительно, по крайней мере, в обществах, усвоивших культурные нормы, ценности и технологии Запада, подростки обнаруживают некоторые признаки дистресса. Например, в США пик арестов за большинство преступлений долгое время держится в районе 18 лет, а за некоторые преступления, такие как поджог, пиковый возраст значительно ниже. В среднем, американские родители и подростки конфликтуют друг с другом 20 раз в месяц. По данным национального исследования 2004 г. 18 лет – пиковый возраст заболевания депрессией среди американских граждан.

Однако Эпстейн убежден в том, все эти проблемы не являются неизбежными. В качестве подтверждения своей позиции он цитирует два исследования.

В 1991 году антрополог Alice Schlegel и психолог Herbert Barry III провели обзор исследований подростков в 186 доиндустриальных обществах. Выводы:

  • в лексиконе примерно 60% этих обществ не было слов “подросток” и “отрочество”;
  • подростки проводили почти все время с взрослыми;
  • подростки почти не обнаруживали симптомов психопатологии;
  • антиобщественное поведение юношей полностью отсутствовало более чем в половине этих культур, а в остальных имело весьма мягкие формы.
 

Еще более важные результаты получены антропологами Beatrice Whiting и John Whiting:

  • подростковые проблемы начинают появляться в других культурах вскоре после проникновения в них западных влияний: школ западного образца, телепрограмм и фильмов.
 

Например, деликвентность не была проблемой среди инуитов, живущих на острове Виктория (Канада), до появления там в 1980 году телевидения. К 1988 г. инуиты создали первый постоянный полицейский участок, чтобы справиться с новой проблемой.

Роберт Эпстейн в результате собственных изысканий пришел к выводу, что “проблемное поведение подростков в США является результатом “искусственного расширения детства” после пубертата.

  • На протяжении всего прошлого столетия мы все больше и больше инфантилизировали подрастающее поколение, обращаясь с все более старшими подростками как с детьми и, в тоже время, изолируя их от взрослых.
  • Все больше вводилось законов, ограничивающих поведение молодых людей.
  • В США подростки подвержены в десять раз большему количеству ограничений, чем основное взрослое население, в два раза большему количеству ограничений, чем действующие морские пехотинцы, и даже в два раза большему числу ограничений, чем находящиеся в заключении опасные уголовные преступники” (Epstein, R., 2007, p. 59)
 

В диссертационном исследовании Diane Dumas, выполненном под руководством Эпстейна, получена положительная корреляция между степенью инфантилизации подростков и частотой (и силой) проявления симптомов психопатологии.

Вторая линия аргументов Эпстейна, логично продолжающая первую, сводится к тому, что характерные особенности подросткового мозга являются результатом социальных влияний, а не причиной проблемного поведения подростков.

Он задается вопросом, насколько вообще правомерно говорить, что причиной человеческого поведения являются анатомия мозга или его активность? Ответ – отрицательный.

Здесь он солидаризируется с мнением Элиота Валенстейна (Elliot Valenstein), профессора психологии и нейронаук, который утверждает, что мы совершаем логическую ошибку, когда возлагаем на мозг ответственность почти за любой поведенческий акт, особенно когда делаем выводы из исследований со сканированием мозга. Несомненно, любое поведение или переживание должны как-то отражаться (“кодироваться”) в мозговой структуре и активности. Если кто-то ведет себя импульсивно или испытывает приступ депрессии, его мозг должен обладать “проводкой” (wiring), чтобы отражать эти поведенческие акты. Однако эта “проводка” не обязательно является причиной наблюдаемого поведения или переживания.

Действительно, значительный корпус исследований показывает, что эмоции и поведение субъекта непрерывно изменяют мозговую анатомию и физиологию. Стресс создает гиперчувствительность нейронов, вырабатывающих допамин, сохраняющуюся даже после их удаления из мозга. Обогащенная среда обитания производит больше нейронных связей. Эпстейн говорит, что в этом отношении медитация, диета, физические упражнения, обучение и практически все другие занятия изменяют мозг, а недавние исследования показывают, что курение производит изменения мозга, схожие с теми, которые вызываются у животных под действием героина, кокаина или других аддиктивных веществ.

Поэтому если подростки ведут себя рискованно, излишне эмоционально или агрессивно, мы наверняка найдем соответствующие этому химические, электрические или анатомические особенности в их мозге.

Но остается вопрос: действительно ли мозг вызывает такое поведение подростков, или подобное поведение соответствующим образом изменяет мозг подростков? Возможно, некоторые другие факторы, например, способ каким наша культура обращается с подростками, служат причиной и проблемного поведения подростков, и соответствующих особенностей их мозга. Концепция Р. Эпстейна ближе всего к теории бихевиоризма.

По-моему, гипотеза о том, что гены индивида, его средовая история и его собственное поведение формируют мозг в период развития (Алексеев А. А., 2010), не опровергает гипотезу о мозге как причинном агенте поведения, а скорее находится в комплементарных отношениях с ней и, бесспорно, заслуживает внимания. Мы еще так мало знаем о мозге и о его развитии, что не стоит с порога отвергать любые идеи и опровергать любые данные о связи развивающегося мозга и поведения.

Хотелось бы завершить свое выступление цитатой из книги Вилейанура Рамачандрана:

“Науке нужно многообразие стилей и подходов. Единообразие порождает слабость: слепые пятна в теории, застывшие парадигмы, ментальность эхо-камеры и культы личности. Разнообразие действующих лиц – это тонизирующий энергетик против подобных недугов. Наука лишь выигрывает от того, что включает в себя и витающих в абстракциях рассеянных профессоров, и помешанных на контроле перестраховщиков, и сварливых мелочных наркоманов от статистики, и прирожденных спорщиков, адвокатов дьявола, и реалистичных буквалистов, считающихся только с проверенными данными, и наивных романтиков, отваживающихся на рискованные, восокозатратные предприятия и часто спотыкающихся на своем пути.” (Рамачандран В., 2012, C. XXI–XXII).опубликовано 

 

Автор: А. А. Алексеев

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //developpsy.ru/publ/mozg_i_povedenie_podrostka_racionalnost_protiv_irracionalnosti/1-1-0-8

Подростковая дурь — мир, полный шипов

Поделиться



Подростковая дурь — это мир, полный шипов

К подростковым поступкам и самопрезентации в обществе принято относиться снисходительно. Дескать «дурь», «внимание привлекает». Хочется как-то капслоком написать «ДА, ОН ПРИВЛЕКАЕТ ВАШЕ ВНИМАНИЕ, ПОТОМУ ЧТО ВАМ ПЛЕВАТЬ». 





А теперь не капслоком. Подросток знает о вас правду: что вы слишком устали, что вам не до него, что вы надеетесь, что он многое будет теперь делать сам, что вам хочется прикрыться фиговым листком проверки дневника раз в четверть и больше не делать ничего.

Он уже уложил в голове, как вам врать, как дешевле всего для себя филонить и отмазываться, или уже загнал себя во взрослый ежедневный корсет «надо» и тихонько помирает в нем. 

Чего он не знает — это то, что вы готовы вписаться за него, что вы вырвете все волосы, если потеряете его, что вы боитесь его взросления и потери контроля и авторитета, но любите его больше всего на свете, что вы не знаете как выражать любовь этому ершистому чудовищу и боитесь его отвержения. 





кадр из кинофильма«Вам и не снилось...»

Его дурь (которую он и сам потом назовет дурью) — это его мир сейчас, полный шипов. Его попытка привлечь внимание — это «я сам» смешанное с «мне конец», и он пока не умеет держать баланс в этой точке. 

Вы не безразличны, но он не знает об этом. 
Потому что каждый день в полночь происходит обыкновенный кошмар: он обесценивает все, что вы сказали по какой-то новой причине, и завтра ему нужно об этом напомнить вновь. 
И вы не увидите, как это сработало, потому что он (она) буркнет «ясно». 

Но вместе эти слова будут самым надежной страховочной сетью на долгие годы.опубликовано  

Автор: Ариадна Имж

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/adriana_imj?w=wall1594856_2731%2Fall

Волшебная Сила Прикосновения

Поделиться



Если я — ваш малыш, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Мне нужна ваша ласка, такая, какой, возможно, я никогда не ведал. Не довольствуйтесь лишь купанием, сменой пелёнок и кормлением. Не запаковывайте меня туго, целуйте мое личико и дарите ласку моему телу.

Ваше нежное поглаживание, такое уютное, передает мне уверенность и любовь.

Если я — ваш ребенок, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Хоть я сопротивляюсь и даже отталкиваю, настаивайте, найдите способ утолить мою жажду. Ваши объятия на ночь подсластят мои сны. Ваша дневная нежность говорит мне о том, что Вы истинно чувствуете.





Если я — подросток, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Не думайте, что раз я почти взрослый, стало быть, мне не нужно знать, что я вам всё ещё небезразличен. Я тоскую по вашим заботливым рукам, мне нужен ваш нежный голос. Когда мне трудно в жизни, ребенку во мне снова необходимо внимание.

Если я — ваш друг, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Ничто так не скажет мне о том, что я важен для вас, как наполненное чувством объятие. Когда я подавлен, всего один нежный жест уверит меня в том, что я любим, И подтвердит, что я не один. Возможно, ваше уютное объятие — единственное, что я получу.

Если я — ваш возлюбленный, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Возможно, Вы думаете, что достаточно и вашей страсти, но только ваши руки успокоят мои страхи. Мне нужно ваше прикосновение, мягкое и уютное, чтобы напомнить мне, что это я любим просто потому, что я — это я.





Если я — ваш взрослый сын, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Возможно, вдали у меня есть целая собственная семья, которая меня обнимет, но мне все еще нужны руки мамы и папы, когда мне от чего-то больно. Будучи сам отцом, я уже по-другому смотрю на вещи, и ценю вас ещё больше.

Если я — ваш престарелый отец, пожалуйста, прикоснитесь ко мне. Так, как меня касались, когда я был ещё маленьким. Возьмите меня за руку, сядьте рядом, приободрите меня. Согрейте мое усталое тело своей близостью. Моя кожа, хотя и покрыта морщинами, очень любит, когда её гладят. Не бойтесь. Просто прикоснитесь ко мне.

 

из книги Филлис К. Дэвис «Сила Прикосновения»

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: promum.com.ua/vospitanie/esli-ya-vash-malyish-pozhaluysta-prikosnites-ko-mne/

Мальчики не растут сами по себе! 3 ВАЖНЫЕ стадии развития сына

Поделиться



Мальчики не растут сами по себе, ровно и гладко. Не бывает такого, что вы утруждаете себя лишь тем, что впихиваете в свое чадо полезные злаки, обеспечиваете его чистыми рубашками — и в один прекрасный день ваш мальчик просыпается настоящим мужчиной! Необходимо следовать определенной программе воспитания.

Если мальчик постоянно находится в сфере вашего внимания, вы наверняка замечаете, как он взрослеет день ото дня, как меняются его настроение и энергетика в разные периоды жизни. Задача состоит в том, чтобы понять, что требуется ребенку и когда.





К счастью, мальчики не сегодня появились на свет, и мы не первооткрыватели в вопросах их воспитания. Каждая мировая культура сталкивалась с проблемой воспитания мальчишек и предлагала свои решения. Это только в последние десятилетия, когда ритм жизни стал особенно бурным, мы как-то упустили из виду необходимость создания реальной программы воспитания мальчиков. Мы просто слишком заняты другими делами!

Три стадии отрочества универсальны и существуют вне времени. Обсуждая их с родителями, я всякий раз слышу: «Верно!», потому что опыт воспитания подтверждает правильность этих постулатов.

Коротко о трех стадиях развития

1. Первая стадия охватывает период с рождения до шести лет - возраст, в течение которого мальчик крепче всего связан с матерью. Это «ее» мальчик, даже притом, что отец может играть очень большую роль в жизни ребенка. Цель воспитания в этот период — передать мальчику большую любовь и ощущение безопасности, «зарядить» его на жизнь как на большое и увлекательное путешествие.

2. Вторая стадия длится с шести до четырнадцати лет - возрастной период, в течение которого мальчик, следуя собственным внутренним ощущениям, хочет учиться быть мужчиной и все больше присматривается к отцу, его интересам и поступкам. (Хотя мать остается очень близким человеком, а окружающий мир становится все интереснее.) Цель воспитания в этот период — повысить уровень знаний ребенка и развить его способности, не забывая о доброте и открытости, - то есть стремиться к развитию гармоничной личности. Именно в этом возрасте к вашему сыну приходит ощущение радости и комфорта оттого, что он мальчик.

3. И наконец, период от четырнадцати лет до совершеннолетия - когда мальчику необходимо участие мужчины-наставника, если он хочет быть полностью подготовленным к взрослой жизни. Мама и папа несколько отступают на задний план, но они должны подыскать своему сыну достойного наставника, чтобы ему не пришлось довольствоваться знаниями и опытом своих некомпетентных сверстников. Цель воспитания на этом этапе — обучить навыкам, привить чувство ответственности и самоуважения, активно вовлекая во взрослую жизнь.

Пожалуйста, помните: эти стадии ни в коем случае не предполагают внезапного или резкого перехода влияния на ребенка от одного родителя к другому. Лучше всего, когда оба родителя принимают активное участие в жизни сына с детства до совершеннолетия. Стадии отрочества лишь указывают на смещение акцентов: так, скажем, отец выходит на первый план в возрасте сына от шести до тринадцати лет, а влияние наставников возрастает с четырнадцати лет. Основными критериями при выборе наставника остаются безопасность и честность.

Зная об этих трех стадиях, можно четко определить для себя программу действий. Например, совершенно очевидно, что отцы мальчиков в возрасте от шести до четырнадцати лет не должны быть трудоголиками, как не должны устраняться от семьи ни морально, ни физически. Если это происходит, то исключительно во вред сыновьям. (И все-таки современные отцы именно так и поступают, многие из нас могут это подтвердить из опыта своего детства.)

Стадии развития мальчиков подсказывают, что нам необходима дополнительная помощь со стороны общества, когда наши сыновья достигают подросткового возраста. Когда-то такую поддержку оказывали родственники (дяди и дедушки) или мастера-ремесленники, бравшие мальчиков в ученики и подмастерья.



К сожалению, сегодня слишком часто случается так, что подростки выходят в большой мир, но там их словно никто не ждет, не протягивает руку помощи, и они вынуждены проводить свое отрочество и юность в опасной беспризорности. Некоторые так и не взрослеют.

Будет справедливо сказать, что многие проблемы — особенно связанные с поведением мальчишек, их недостаточной мотивацией в школе, а потом и неприятности с законом (езда в пьяном виде, драки и прочее), проистекают из того, что мы не знали об особенностях мальчишеского развития и вовремя не обеспечили им необходимой помощи.

Знать три стадии развития мальчиков просто необходимо, поэтому мы должны рассмотреть их подробно и решить, как откликнуться. Что мы сейчас и делаем.

 

С рождения до шести: нежные годы 

 

Младенцы есть младенцы. Девочка это или мальчик — не имеет значения ни для самого ребенка, ни для его родителей. Младенцы любят, когда их держат на руках, играют с ними, тискают, а они довольно хихикают; им нравится наблюдать за окружающим миром. Темперамент младенцев самый разный. С некоторыми довольно легко — они спокойные и расслабленные, спят подолгу. Другие шумные и непоседливые, вечно требующие действия. Кто-то боязливый и беспокойный, нуждающийся в постоянном подтверждении того, что с ним рядом кто-то есть, что его любят.

В этот период жизни необходимо, чтобы малыш чувствовал связь, по крайней мере с одним человеком. Как правило, с мамой. Обладая особым энтузиазмом и высокой мотивацией, к тому же вскармливая его своим молоком, от природы наделенная особой мягкостью и нежностью в подходе к ребенку, именно мать оказывается наиболее подготовленной к тому, чтобы полностью удовлетворить запросы младенца. Собственные гормоны (особенно пролактин, вырабатываемый в процессе кормления грудью) вызывают в женщине желание быть со своим ребенком и сосредоточивать на нем все внимание.

За исключением грудного вскармливания отцы тоже могут обеспечить все потребности новорожденного, только делают они это несколько иначе. Исследования показывают, что они более активны в играх с ребенком, любят будоражить его, в то время как матери стараются его успокоить. (Впрочем, когда отцы так же, как и матери, начинают страдать от недосыпания, им уже не до шумных игр и они тоже не прочь утихомирить ребенка!)

 

Первые проявления разницы полов 

 

Некоторые генетические различия между девочками и мальчиками начинают проявляться уже в младенчестве. Мальчики менее восприимчивы к лицам окружающих. У девочек сильнее развито ощущение прикосновения. Мальчики растут быстрее и активнее набирают силу, хотя разлуку с матерью воспринимают острее. Когда дети начинают ходить, разница между девочками и мальчиками становится еще заметнее. Мальчикам, как правило, требуется больше места для игр и передвижения. Они любят хватать предметы и манипулировать ими, строят высокие башни из блоков, в то время как девочки предпочитают возиться на полу. В детском саду мальчики игнорируют появление в группе новеньких, а девочки тут же замечают их и заводят дружбу.

Как ни печально, взрослые относятся к мальчикам более строго. Исследования показывают, что родители обнимают и ласкают девочек гораздо чаще, даже в новорожденном возрасте. С мальчиками меньше разговаривают. И мамы чаще и больнее наказывают мальчиков.

Если мама является основным источником ласки и заботы, для мальчика она становится первой моделью для любви и нежности. Начиная со второго года жизни ребенка, когда он начинает ходить, мать может твердо, не обижая и не стыдя мальчика, установить границы их отношений, и мальчик усвоит это на всю жизнь. Он знает, что в сердце матери он занимает особое место.

Когда мама с интересом и удовольствием обучает мальчика, разговаривает с ним, это помогает развитию его речевых навыков, общительности. В дальнейшем мы увидим, насколько это важно для мальчиков, поскольку им в большей степени, нежели девочкам, нужна помощь в усвоении навыков общения.

Если в первые год-два жизни сына мать оказывается в глубочайшей депрессии и закрыта для общения с ребенком, в его сознании появляется аспект печали. Если мама злится, бьет или обижает сына, он начинает сомневаться в том, что его любят. Матери необходима поддержка и помощь со стороны других членов семьи, так чтобы у нее была возможность отдохнуть, расслабиться и найти время для общения с ребенком. Ей необходимо заботиться о себе, тогда она сможет полноценно заботиться о ребенке.

Мать выражает восторг, видя, как ее ребенок гоняет за ящерицами или лепит из песка куличики, она гордится его достижениями. Отец тискает сына, играет с ним в борьбу и тоже выказывает нежность и заботу, читает книжки, утешает, когда ребенок болен. Малыш усваивает, что мужчины добры и в то же время с ними интересно, что они умеют читать книги и помогают по дому.

Дома лучше

По возможности мальчику лучше оставаться дома с одним из родителей, пока он не достигнет трехлетнего возраста. Ясли или дома младенцев не слишком подходят для ухода за мальчиками до трех лет. Исследования показывают, что мальчики в большей степени, нежели девочки, склонны переживать разлуку с близкими, у них чаще наблюдается эмоциональный стресс от ощущения брошенности. В результате развиваются беспокойство и агрессивность, и такая модель поведения сохраняется у мальчика и в школе.

Забота со стороны любящего родителя или семейный уход гораздо предпочтительнее. Маленьким детям необходимо присутствие рядом любящего человека. Первые уроки, которые мальчикам нужно усвоить в этой жизни, это уроки доброты, доверия, тепла и радости.

Короче говоря...

До шести лет пол ребенка не имеет особого значения, и не стоит слишком сосредоточиваться на этом аспекте. Как правило, матери оказываются самым близким человеком для ребенка, но роль отца тоже нельзя недооценивать. Самое главное для ребенка в этот период жизни — находиться в центре внимания и ощущать присутствие рядом двух любящих родителей. Так у него развиваются чувство безопасности, навыки первичного общения и тяга к познанию и взаимодействию с окружающими.

Впрочем, этот период проходит слишком быстро. Так что ловите момент и наслаждайтесь своим малышом!

 

С шести до тринадцати: интерес к мужественности 

 

Лет в шесть с мальчиками происходит важная метаморфоза. В них словно просыпается дремавшая до сих пор мужественность. Даже те мальчишки, которые не так много смотрят телевизор, вдруг начинают проявлять интерес к оружию, мечтают носить кепки суперменов, бороться и драться, играть в шумные игры. И происходит еще кое-что очень важное: причем это характерно для всех стран и культур.

Примерно в возрасте шести лет мальчики словно замыкаются на отце или деде, или другом мужчине. В них пробуждается желание быть рядом с мужчиной, учиться у него, подражать. Им хочется «учиться быть мужчиной».

Если в этот период отец игнорирует сына, мальчик зачастую устраивает дикие выходки, лишь бы привлечь его внимание.

Чтобы привлечь внимание отца, мальчишки могут начать воровать, мочиться в постели, проявлять агрессию в школе, совершать другие неблаговидные поступки.

Мамы по-прежнему много значат

Эта внезапная смена интереса в сторону отца вовсе не означает, что мама уходит со сцены. В некоторых странах (например, в Соединенных Штатах) матери зачастую дистанцируются от своих шестилетних сыновей, чтобы добавить им «жесткости». (Именно в этом возрасте в Британии отправляют детей в пансионы.) Но, как возражает Ольга Силверштайн в своей книге «Смелость в воспитании настоящих мужчин», эта идея коварна. Мальчикам необходимо знать, что они могут во всем положиться на маму, и не следует глушить в них нежные чувства. Лучше всего, если мальчик будет близок к маме, разумеется, притом, что рядом будет и отец. Если отец почувствует, что сын слишком вовлечен в интересы матери (что бывает), ему нужно усилить свое влияние — ни в коем случае не критикуя мать! Иногда отец чересчур строг или предъявляет к сыну повышенные требования, и тот начинает его бояться.

Если в раннем возрасте мать внезапно отдаляется от сына или лишает его тепла и внимания, результат печальный: мальчик, стремясь заглушить обиду и боль, словно перерезает ниточки, которые связывали его с матерью, - нежность и любовь.

Инстинкт подсказывает ему, что тяжело проявлять теплые чувства, если они не находят отклика у матери. Если мальчик ставит для себя такую заслонку, он вырастет довольно резким и грубым и вряд ли будет проявлять тепло и нежность по отношению к своим детям и супруге. Все мы очень хорошо знаем таких мужчин (боссов, отцов, мужей), которые эмоционально зажаты и не могут наладить контакта с людьми. Мы можем сделать так, чтобы наши сыновья были не такими, а для этого просто нужно чаще обнимать их — и в пять, и в десять, и в пятнадцать лет.

Пять заповедей отцовства 

Предлагаем усвоить еще несколько уроков отцовства.

1. Начинайте как можно раньше. Участвуйте в процессе воспитания с периода беременности. Говорите с будущей матерью о своих надеждах, связанных с ребенком, участвуйте в уходе за младенцем с самого его рождения. Это ключевой этап в выстраивании будущих отношений. Уход за ребенком на ранней стадии дисциплинирует вас и меняет ваши жизненные приоритеты.

Имейте в виду: отцы, которые ухаживают за новорожденными, настраиваются на одну волну с ними, происходит так называемое глубокое погружение. Кстати, мужчины прекрасно справляются с тем, чтобы утихомирить ребенка среди ночи — баюкают его, качают, напевают песенки! Не превращайтесь в наседку, но строго следуйте советам матери ребенка или других опытных наставников. И гордитесь своими достижениями. Даже если вы слишком заняты работой, используйте выходные или отпуск, чтобы уделить внимание ребенку. Начиная с двухлетнего возраста малыша, предложите матери оставлять вас с ребенком на выходные, и вы поймете, что прекрасно справляетесь со своей ролью.

2. Найдите время. Это самое важное. Папы, запомните: Если в течение недели вы проводите на работе пятьдесят пять-шестьдесят часов, включая командировки, вы просто не в состоянии исполнять свои отцовские обязанности. У ваших сыновей будут проблемы в жизни, и это непременно скажется на вас. Отцам необходимо приходить домой вовремя, чтобы играть, смеяться, учить своих детей, резвиться с ними. Работа в корпорациях и малом бизнесе становится врагом семьи. Зачастую отцы выбирают более низкий заработок, но зато имеют возможность больше времени проводить в семье. Так что, когда в следующий раз вам предложат повышение, требующее более продолжительного рабочего дня и частые командировки, серьезно подумайте над тем, чтобы ответить своему боссу: «Извините, но мои дети, прежде всего».

3. Не сдерживайте эмоций. Обнимать сына, резвиться с ним, играть в борьбу не возбраняется вплоть до его совершеннолетия! Сочетайте эти шумные игры с более спокойным времяпрепровождением: дети очень восприимчивы к рассказам, им нравится просто сидеть рядом с отцом, петь или музицировать. Говорите своим детям о том, какие они умные, красивые, творческие (хвалите их часто и искренне). Если ваши родители не были такими открытыми в проявлении чувств, вам придется учиться этому.

Некоторые мужчины опасаются, что проявление ласки в отношении сына сделает его «голубым». Это совсем не так. Более того, верно обратное. Многие геи и бисексуалы, с которыми мне доводилось беседовать, признают, что именно недостаток отцовской ласки частично объясняет их тягу к мужской нежности.

4. Больше веселья. Радуйтесь своим детям. Если вы проводите с ними время только из чувства вины или по обязанности, это не принесет пользы. Постарайтесь подыскать такие виды деятельности, которые нравятся вам обоим. Избавьте детей от «бремени обязанности», но настойчиво призывайте их к тому, чтобы они помогали по дому. Ограничьте их внешкольные занятия одним-двумя видами спорта или иной деятельности, так чтобы у них оставалось время просто побыть собой. Организуйте их свободное время, чтобы они не слонялись бесцельно, и посвятите его прогулкам, играм, беседам. Избегайте чрезмерного соперничества в играх. Обучайте своих детей постоянно, делитесь с ними всем, что знаете сами.

5. Не забывайте о дисциплине. Сегодня многие отцы выбрали для себя роль «добреньких папаш», оставив все трудные вопросы воспитания своим половинам. Но мы все-таки советуем мужчинам участвовать в принятии решений, следить за тем, как ребенок делает домашние задания и выполняет работу по дому. Установите нормы дисциплины — спокойно, но твердо. Не прибегайте к рукоприкладству, хотя иногда и возникает соблазн отшлепать мальчишку. Настаивайте на уважении. Не стройте из себя маленького. Обязательно выслушивайте ребенка и учитывайте его чувства и переживания. Обсуждайте с мамой ребенка глобальные вопросы воспитания: «Все ли нам удается? Что нужно изменить?» Совместное воспитание ребенка очень сближает родителей.

Поиски объекта для подражания 

Мальчик в возрасте от шести до четырнадцати лет все еще обожает свою мать и может многому научиться у нее. Но его интересы меняются: его все больше тянет учиться у мужчины. Мальчик понимает, что взрослеет. И, чтобы развитие было полным, он должен «загрузить в себя как можно больше данных» от мужчины.
 



 

Матери остается лишь спокойно принимать это, сохраняя теплоту и готовность оказать поддержку.Задача отца — постепенно активизировать свое участие в воспитании. Если отца нет рядом, мальчик начинает искать мужчину в своем окружении — например, в школе. Но сегодня среди учителей все меньше мужчин, особенно в начальной школе, и это создает определенную проблему. 

Одинокая мать 

Тысячи лет одиноким матерям приходилось воспитывать мальчиков самостоятельно. Нет никакого сомнения в том, что женщины могут воспитать достойных мужчин, но — и это очень большое «но» — те женщины, с которым мне доводилось беседовать, всякий раз подчеркивали, что они находили в своем окружении мужчин, достойных подражания, призывая на помощь родственников, друзей, школьных учителей, спортивных тренеров, лидеров молодежных организаций (выбирая их с большой осторожностью во избежание риска сексуальных домогательств). 

Короче говоря...

Пока мальчик учится в начальной и средней школе, ему нужно проводить больше времени с отцом и матерью, получая от них помощь, приобретая от них жизненные знания и опыт, наслаждаясь их обществом. С эмоциональной точки зрения отец в этот период выходит на первый план. Мальчик готов учиться у него, прислушиваться к его словам. Как правило, он начинает равняться на отца. Матери есть от чего прийти в бешенство!

Этот временной промежуток — от шести до четырнадцати лет — предоставляет отцу идеальную возможность оказать влияние на сына (и заложить в нем основы мужского характера). Это время, которое нужно тратить с пользой. Любые незначительные дела идут во благо: и игры на свежем воздухе летними вечерами; и прогулки, сопровождаемые разговорами «за жизнь» и рассказами о собственном детстве; и совместные занятия хобби или спортом. Именно в этот период в память вашему сыну закладываются приятные воспоминания о детстве, которые будут питать его всю жизнь.

Не пугайтесь, если ваш сын ведет себя чересчур хладнокровно: наверняка такой стиль поведения принят в его школе. Проявите настойчивость, и вы обнаружите, что под маской напускного равнодушия скрывается веселый и игривый ребенок. Не упускайте возможности провести с сыном время, если он действительно хочет побыть в вашем обществе. Ближе к юности интересы будут затягивать его в окружающий мир. Все, что я могу, это призвать вас к следующему: не упускайте свой шанс поучаствовать в жизни сына!

 

Четырнадцать и старше: становясь мужчиной

 

Примерно в возрасте четырнадцати лет начинается новая стадия отрочества. Как правило, в этом возрасте мальчики заметно вытягиваются в росте, но и в организме происходит разительная перемена: уровень тестостерона повышается почти на 800 процентов!

Хотя все индивидуально, но в этом возрасте у них есть нечто общее: они становятся более упрямыми, беспокойными, у них часто меняется настроение. И не то чтобы они меняются в худшую сторону, просто в них рождается новая личность, а рождение всегда предполагает борьбу. Им необходимо найти ответы на серьезные вопросы, окунуться в новые приключения, поставить перед собой новые цели, определить приоритеты на будущее — а между тем внутренние часы торопят их жить.

Я полагаю, что именно в этом возрасте мы в большей степени теряем контакт с детьми. Так уж повелось, что мы предъявляем к подросткам стандартный набор требований: побольше усердия в школе, побольше работы по дому. Но подростку требуется нечто большее. Он и гормонально, и физически рвется во взрослый мир, а мы хотим задержать его в детстве еще лет на пять-шесть! Неудивительно, что возникают проблемы.

А на самом деле нужно поднять мальчишке дух — направить его азарт в творческое русло, дать ему возможность расправить крылья. Все беды, которые являются родителям в виде ночных кошмаров (подростковый авантюризм, алкоголь, наркотики, криминал), происходят от того, что мы не находим каналов для выплеска подростковой жажды славы и геройства. Мальчишки смотрят на взрослый мир и не видят ничего, во что им хотелось бы верить или участвовать. Даже их протест оказывается упакованным и предлагается как товар рекламодателями и музыкальной индустрией.

Ребятам хочется прорваться туда, где чище и лучше, но такое место не просматривается.

Как поступали древние 

В любой цивилизации — от эскимосов до африканских племен, во все времена и на всех континентах мальчики-подростки получали особое внимание и заботу со стороны всей общины. Древние культуры знали — а мы только еще начинаем этому учиться, - что родители не могут воспитать мальчиков-подростков без помощи других взрослых, которым можно доверять и которые проявляют желание участвовать в процессе воспитания на долгосрочной основе.

Одна из причин такого подхода заключается в том, что четырнадцатилетние сыновья и их отцы доводят друг друга до бешенства. Зачастую отец способен лишь любить сына. Но любить и обучать уже не получается. (Помните, как ваш отец учил вас водить машину?) Почему-то двое мужчин непременно сталкиваются лбами, и это лишь усугубляет проблему. Если же кто-то посторонний приходит на помощь, отцы и сыновья становятся гораздо спокойнее. (На эту тему даже снято несколько фильмов — например, «В поисках Бобби Фишера» и «Поездка за город» с Албертом Финни в главной роли.)

Традиционно практиковались два метода, помогавшие юноше войти во взрослую жизнь. Во-первых, подростков брали под крыло и наставляли на путь истинный взрослые мужчины, которые могли обучить их ремеслу. Во-вторых, на определенных этапах наставничества старейшины рода или племени проводили посвящение юношей в таинства профессии. Этот процесс предполагал серьезные испытания, имевшие целью приобщение мальчиков к взрослой жизни.

Посвящение в племенах лакотов 

Коренные жители Америки лакоты, должно быть, известны вам по фильму «Танцы с волками». Это было племя энергичных и успешных людей, с богатой культурой, отмеченное особенно теплыми отношениями между мужчинами и женщинами.

Примерно в возрасте четырнадцати лет мальчики-лакоты подвергались своеобразному испытанию на прочность, так называемому тесту на видение. Мальчик должен был забраться на вершину горы и сидеть там в ожидании видений или галлюцинаций, вызванных чувством голода. Предполагалось, что видение предстанет в образе некоего небесного существа, которое станет вести мальчика по жизни. Пока мальчик дрожал на вершине горы, до него доносилось из темноты грозное рычание горных львов. На самом деле эти звуки издавали мужчины племени, которые обеспечивали безопасность ребенка. Мальчики были слишком ценным материалом для племени, и подвергать их бессмысленному риску никто не собирался.

Когда подросток возвращался в племя, его успех шумно отмечался. Но, начиная с этого дня и в течение целых двух лет, ему не разрешалось разговаривать со своей матерью.

Матери в племени лакотов, как и женщины всех племен охотников-собирателей, очень близки и нежны со своими детьми, и дети зачастую так и спят вместе с ними в хижинах. Лакоты полагали, что, если мальчик заговорит с матерью сразу же после обряда посвящения в мужчину, соблазн вернуться в детство будет слишком велик и он опять окажется в женском мире и никогда не вырастет.

По прошествии двух лет происходила церемония воссоединения матери и сына, но к этому времени сын уже был мужчиной, и его отношение к матери соответствовало его новому статусу. Женщины, которые слышали это предание из моих уст, находили его очень трогательным, одновременно и грустным, и радостным. Матери племени лакотов сознательно отпускали своих детей, уверенные в том, что взамен они получат любовь, уважение и дружбу со стороны своих уже взрослых сыновей.

Резким контрастом с обычаями племени лакотов выступают современные отношения между матерями и сыновьями, которые (как подчеркивает Баббетт Смит в книге «Матери и сыновья») зачастую остаются стеснительными, инфантильными и безразличными. Сыновья боятся сохранять близость к матери и вместе с тем, уже становясь мужчинами, все равно не могут оторваться от материнской опеки. Они переносят свое зависимое положение на отношения с любой другой женщиной. Не прошедшие обряда посвящения в мужское братство, они не доверяют мужчинам и не верят в мужскую дружбу. Они не хотят брать на себя обязательства перед женщинами, опасаясь, что к ним опять будут относиться по-матерински и контролировать. Так и появляются «никакие» мужчины.

Только покинув женский мир, молодые люди могут разорвать материнскую оболочку и начать относиться к женщинам по-взрослому. Бытовая жестокость, измены, неудачи в супружеской жизни совсем не обязательно являются результатом проблем с женщинами, причина как раз в том, что мальчики не прошли положенный путь трансформации.

Вы можете усомниться в том, что в древние времена матери, да и отцы тоже, без опаски отдавали своих сыновей в чужие руки. Но на самом деле оснований бояться не было. В качестве наставников выступали мужчины, которых хорошо знали и которым доверяли. Женщины понимали и приветствовали эту помощь, поскольку интуитивно чувствовали ее необходимость. Выпуская из семьи проблемного мальчика-подростка, они получали назад зрелого и самодостаточного молодого мужчину, которым наверняка потом гордились.

Посвящение во взрослую жизнь нельзя было назвать одноразовым мероприятием. Иногда требовались месяцы, чтобы обучить мальчика вести себя по-мужски, брать на себя ответственность, чтобы он набрался сил, стал настоящим мужчиной. Мы не слишком хорошо осведомлены о подробностях таких обрядов. Иногда они бывали жестокими и страшными (и мы ни в коем случае не хотим повторения), но проводились они с определенной целью, продуманно, и результаты были впечатляющими.

Суммируя опыт наших предков, можно сказать: выживание любого племени зависело от воспитания знающих и ответственных молодых людей. Это был вопрос жизни и смерти, и относились к нему со всей серьезностью. Каждое общество вырабатывало свою программу воспитания молодых людей, предполагающую объединение усилий всего взрослого населения. 

В современном мире

Сегодня наставничество чаще всего отсутствует или существует в эпизодическом виде. Сами наставники — спортивные тренеры, родственники, учителя, начальники — редко понимают свою роль и, как правило, исполняют ее плохо. Наставничество обычно проводилось на рабочем месте, в рамках программы овладения трудовыми навыками и совершенствования мастерства. Все это осталось в прошлом. Работая по выходным в местном супермаркете, юноша вряд ли встретит там наставника.

Если нет наставника 

Если рядом нет наставника, юноша может столкнуться с множеством проблем на своем пути во взрослую жизнь. Он может ввязаться в бесполезную борьбу со своими родителями в попытках самоутвердиться и отстоять собственную независимость. А может впасть в депрессию и обособиться. Детям этого возраста приходится искать ответы на очень сложные вопросы — о сексе, выборе карьеры, об отношении к наркотикам и алкоголю. Если мать и отец по-прежнему уделяют ребенку много времени, живут его интересами, он охотно делится с ними своими мыслями и сомнениями. Но иногда у подростка возникает потребность поговорить и с другими взрослыми. В ходе одного исследования было выявлено, что наличие взрослого друга вне рамок семьи уберегает подростка от преступных связей. (Разумеется, если только этот друг сам не является криминальным элементом.)

Молодые люди стараются сами выбрать свой жизненный путь. Они могут найти свой интерес в религии, могут увязнуть в Интернете, увлечься музыкой или спортом, серфингом или роком. Если мы не сможем организовать детей по интересам, они сами создадут свои группировки. Но проблема в том, что эти группировки могут стать лишь сообществом одиноких сердец и никаких навыков и знаний дети в них не получат. Многие мальчишеские компании основаны лишь на хлипких связях, а общности интересов и поддержки в них нет.

Хуже всего, если мы бросим подростков на произвол судьбы. Вот почему нам просто необходимы по-настоящему профессиональные учителя, спортивные тренеры, лидеры скаутских организаций, молодые рабочие — в общем взрослые люди, заинтересованные в подрастающем поколении. Нам нужны люди, которые могут внести порядок в жизнь подростков.

Сегодня наиболее активны в процессе воспитания матери, а отцовство еще только возрождается. И пока еще в обществе остается проблемой найти хороших наставников.

Коротко о главном...

1. В период от рождения до шести лет мальчикам необходимо много внимания и нежности, чтобы они научились любить. Беседуя с ними, обучая, мы помогаем им войти в этот мир. Как правило, лучше всех с этой ролью справляется мать, хотя и отец может принимать участие в процессе.

2. Примерно в возрасте шести лет мальчик начинает выказывать большой интерес ко всему мужскому, и отец становится главным родителем. Важно, сколько времени и внимания он будет уделять сыну. Роль матери по-прежнему важна, и она не должна отдаляться от сына лишь потому, что он стал старше.

3. С четырнадцати лет мальчикам необходимы наставники — взрослые, которые проявляют персональную заботу о них и помогают постепенно продвигаться в большой мир. В древних цивилизациях был принят обряд посвящения, и наставничество являлось непременным атрибутом воспитания.

4. Одинокие матери могут хорошо воспитать мальчика, но им нужно внимательно подойти к вопросу выбора мужчины в качестве достойной модели для подражания. Кроме того, одиноким матерям следует больше времени уделять заботе о собственном здоровье (поскольку они выполняют работу за двоих).

© Стив Биддалф из книги «Воспитание мальчишек» 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0301183.shtml

Отпустите сына! Стадии отделения мальчика от матери

Поделиться



Возможности и перспективы здоровой сепарации сына от матери зависят от воспитания, и тех событий, которые происходят в детстве.

Есть несколько стадий отделения от родителей:

 

Изначально, ребенок находясь в материнской утробе, пребывает в полном слиянии с мамой и ни о какой сепарации не помышляет.

 

По мере того, как ребёночек растет, в животе ему становится тесновато.  Через девять месяцев становится уже очень тесно и он, а вернее они вместе — и мама, и ребенок, начинают процесс родов. 





 

И это первая и очевидная сепарация. Ребенок становится отдельным, хоть и очень, на некоторый период времени, зависимым от мамы. 

В процессе родов, проходя родовые пути, он прикладывает много сил, к тому, чтобы появиться на свет. 

Поэтому то, как проходят роды, может повлиять на личность будущего взрослого.

Если роды были посредством кесарева сечения, то есть без активного участия младенца -он не получает важного первичного опыта преодоления, победы над трудностями..

Родившись, ребенок растет, воспринимает мир, и в разное время в разной степени нуждается в маме.

Если в детстве ребенок был отлучен от мамы надолго, например по медицинским причинам — это тоже может отразиться на процессе последующей сепарации.

Есть очень много нюансов того, как рождение и воспитание могут повлиять на дальнейшее становление личности. И то, насколько свободным, обладающим собственным ресурсом, собственной энергией и жизненным планом будет человек, очень во многом зависит от завершенности сепарации.

Есть мамы, которые изначально, с самого рождения, воспитывают ребенка так, чтобы он навсегда остался её дитём и не получил самостоятельности.

В удачном варианте сепарация завершается годам к 18 — 20, но может не случиться вовсе.

 

Стадии сепарации:

1. Симбиоз

Если ребенок маленький, он смотрит на Маму, как на Бога (что, естественно). 

Если «ребенку» 30 лет — он, смотрит на маму, или на женщину, как на Бога — снизу вверх. (Как есть, но не естественно).





Если мужчина общается с женщиной «снизу» — он «застрял» в стадии симбиоза. В этой стадии он никуда не собирается сепарироваться, может проявляться инфантильно, и является очень «прилипшим» к женщине, ну, или, к маме..

 

2. Пуэр (не тот, который чай)
 

Латинское понятие puer aeternus, в переводе означающее «вечный юноша», заимствовано из «Метаморфоз» Овидия. 

В юнгианской психологии термин рuer aeternus используется для характеристики определенного типа мужчины: очаровательного, привлекательного, творческого, увлеченного своими мечтами и фантазиями. Такие мужчины зачастую сохраняют подростковую психологию, даже став взрослыми. Как правило, сами они полны жизни, но окружающие их люди испытывают подчас странную эмоциональную опустошенность. 

Итак, это мужчина с подростковой психологией.

Как это проявляется в отношениях с женщинами. 

Такой мужчина, независимо от возраста, как-бы не наигрался, не нагулялся. Он многое берет, но не умеет давать равно в обмен. Он не готов принимать серьезных решений и брать ответственность. 

Любя женщину — он не может быть с ней в постоянных стабильных отношениях. Он может изменять, уходить и снова возвращаться, исчезать, потом появляться и падать в ноги...

Такое непостоянство, легкомыслие характерны для мужчин, застрявших во второй стадии сепарации. В детском возрасте этой стадиисоответствует тот возраст, когда ребенок познает мир, но имеет потребность возвращаться в безопасное убежище (к маме на ручки). 

У взрослого мужчины, не прошедшего эту стадию в детстве, нет сил на прямую конфронтацию, и действует он как маятник — куда качнуло, там и будет. В мужско-женских отношениях это может порождать конфликты. 

 

3. Прямая конфронтация

 

В детстве это период наступает тогда, когда внешний мир становится гораздо более привлекательным и многообещающим, чем жизнь за пазухой у мамы. 

 

Тогда, чтобы выйти в большой мир — подростку нужно пойти на прямую конфронтацию. В это время детско-родительские конфликты усиливаются, и становятся невыносимыми еще и потому, что на этом этапе происходит обесценивание сыном матери. Чтобы проще было уйти, отделиться, ему может потребоваться обесценить мать. 

Это может быть в виде оскорблений, пренебрежения, нежелания есть то, что мама готовит (лучше фастфуд). 

Мужчина, застрявший на этой стадии сепарации, будет аналогичным образом проявляться в отношениях с женщинами — обесценивать, «все бабы д**ры», и прочий шовинизм. В таком состоянии мужчинас трудом воспринимает ценность женщины и смотрит на нее наоборот, сверху вниз. Это может быть причиной разводов, разрыва отношений.

 

Стадия 4. Наконец-то! 

На этой стадии мужчиназамечает женщину, признаёт её равенство, прислушивается к её мнению. 

При этом он может жить полностью автономно от мамы, или жены-мамы и справляться.

Мама теперь уже воспринимается, как любимая, как та, которая родила, но перестает быть «особенной» женщиной. 

И тогда Мужчина может построить по-настоящему близкие и вдохновляющие отношения с Женщиной.

В нашей стране с этим есть сложность — «культурально и исторически» сложилось так, что далеко не все мужчины достигли полной сепарации. ВОВ и ряд предшествующих событий оказали свое влияние на гендерные механизмы. опубликовано 

Автор: Татьяна Смирнова, по материалам лекций Юлии Зотовой

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/44108/

Лучше просто бить, или 10 безотказных способов унизить ребёнка

Поделиться



Часто подросток слышит от учителей или от своих родителей оскорбительные или попросту глупые фразы. Некоторые из них мы вспомнили и попытались осмыслить.

 

Выражения и приёмы, которые вы увидите ниже, вызывают у любого человека чувство беспомощности и озлобленности. А дети, как известно, тоже люди. Дело в том, что эти фразы — грубое упрощение, какое используется обычно в общении с животными. С людьми вроде бы вполне целесообразно вести более распространённую беседу. И всё же, и всё же…





Покажите мне хоть одного человека, который никогда в жизни не сталкивался хотя бы с одним из этих пунктов.

 

1. «Страшно подумать, что из вас выйдет»

 

Обычная школа, обычные ученики, и вдруг — тяжелые пессимистические раздумья о судьбах целого класса, поколения и родины. Конечно, никакого ответа учитель на собственный вопрос дать не может. Такой грозный вопрос, даже вздох по будущему отечества не осмысляется сиюминутно и становится просто пустословием. А в учениках подобное разжигает только злобу. «Уж точно на тебя похож не буду», думает ученик, глядя на скучную учительницу. То есть — отвечает ей той же монетой. Зло множит зло. А как иначе?

 

2. «Как ты дальше жить-то будешь, дохлый такой?»

 

Из этого же разряда рассуждения преподавателей физкультуры о степени «дохлости» или «болезненности» тех или иных учеников. И опять, дело скорее не в том, что такая фраза способна обидеть. Будем откровенны, мнение физрука мало интересует рядового ученика. Но эта фраза удивляет своей бессмысленностью. Ну-ка, вспомните с десяток «дохлых», которые смогли кем-то стать. Вот так думает и ученик, выслушивая своего тренера.

 

3. «Будешь лопатой махать или в супермаркете овощи грузить»

 

Так преподаватели пугают нерадивых учеников мрачной перспективой их жизни. Но… Часто среди нерадивых (и примерных, впрочем, тоже) учеников встречаются такие, у кого родители как раз «грузят овощи», или эти овощи продают. Получается неудобная ситуация. Не слишком тактичная фраза, да?





4. «В вашем возрасте мы такое себе не позволяли»

 

Традиционная мантра о несносной молодежи. Рифмуется со «что же из вас выйдет». Очередная бессмыслица, негодная для употребления в стенах школы. Редкие ученики избирают себе образцом для подражания среднестатистического ребенка из третьей четверти двадцатого века. И, конечно, своего поведения не устыдится.

 

5. «Вот будет тебе 18 лет, и делай, что хочешь»

 

Впрочем, о возрасте можно услышать и дома. Пример тому — как раз эта фраза, универсальный аргумент для завершения любого спора в пользу взрослого. Да, иногда такая фраза уместна. А иногда она становится пустой отговоркой и означает: я не буду тебя слушать, твои аргументы ничего не значат, своего мнения я не поменяю, твое дело — подчиняться.

Здесь же суждение «когда начнешь зарабатывать, тогда и будет у тебя своё мнение». Пока ты только «кормишься», не обеспечивая семью ничем, ты обязан беспрекословно подчиняться внутренним правилам. Этой фразой часто обрубается неудобный диалог, да еще и проводится сомнительная зависимость между финансовым благосостоянием и правом на мнение. Хотя…

 

6. «Тебе слова не давали»

 

Эти слова — громкое напоминание, что ты ещё никто. Кстати, иногда так и говорят: ты пока никто. Вот будешь кем-то — поговорим. Опасно и даже недопустимо тыкать подростка в «никто». «Никем» был только Одиссей. И то — в исключительном положении.





7. Речевые штампы

 

Избитая, грубая фраза, используемая в воспитательной работе — это непрофессионально. Действенно? Может быть. Поучительно? Нет. Эти фразы — признак того, что человек, бросающий их, не очень хочет или не очень умеет вести воспитательный диалог. Они не столько даже оскорбляют, сколько злят своей безапелляционной глупостью. Неприятно, особенно в старших классах, слышать от учителей штампы.

За время обучения они заучиваются как дважды два, и всякие «леса рук» и «забытые дома головы» звучат скучно. Неужели трудно изобрести что-то новое? Использование штампов сразу же вызывает вопросы. Педагог так оканцелярился, что говорит речью карикатурного учителя? Или он просто не очень умело выстраивает свою речь, наводняя её всякими устаревшими конструкциями? В общем, как школьников учат не использовать в своей речи слова-паразиты, так и должны учить учителей говорить без штампов.

 

8. Сомнения в умственных и нравственных качествах

 

Лживый, циничный, изворотливый — такие тяжелейшие ярлыки порой вешаются за не соответствующие подобным определениям повинности. А слышать о себе, что ты лживый и циничный всего лишь из-за какого-то прогула — это странно. Любят учителя или родители усугубить, когда ничего циничного в проступке нет. Обычная юношеская глупость. Называть глупость цинизмом — это нужно сильно извернуться.





9. Лишение права на выражение своего мнения

 

У некоторых учеников порой вызывают отторжение «священные темы». Война, блокада, подвиг… Это ведь сакральное, великое — и вдруг всё это не вызывает никакого отклика. Или вызывает (бывает и такое — жёсткий возраст, что поделать) негативный отклик.

Кино про войну — неправдоподобное, стихотворение — непонятное, а прозу вообще скучно читать — да и незачем. Ляпнешь такое — и в ответ услышишь, что ты недостойный сын своего Отечества, а родители воспитали нечто глумливое, злобное и неполноценное, не человека вовсе. За «священные темы» достаётся больно.

 

10. Гиперболизированные обвинения

 

Девочка, не по годам нарядившаяся, становится «я даже говорить не хочу, на кого ты похожа»; драчуны и просто активные, шумные ребята превращаются в «зверей», а те, кто боится признать, например, свою вину за какой-либо проступок, становятся «фашистами». Такие сравнения выглядят слишком тяжёлыми, будто стокилограммовые гири вешают на шею «дохлым» ученикам — вот примерно такая нестройная нелепица получается.

 

Также интересно: «Учить значит хвалить»: мама троих детей про оценки и недовольных учителей  

Как правильно провести критическую беседу с ребенком

 

В этом тексте не защищаются от злобных учителей безвинные ученики, а от родителей — дети. В этом тексте приведены те фразы, при помощи которых, как правило, сложно положительно повлиять на подростка. Эти фразы — упрощение: как по форме, так и по смыслу. Можно ведь вообще все упростить до предела — вернуть телесные наказания. Но это же не наш путь?

А меня когда-то в детстве обвиняли в том, что я не краснею. Отчитывают — а я не краснею, и все. Упрекали: вот хам, наглец, натворил дел — и даже не краснеешь, не стыдно тебе, значит.

Дело было в том, что от страха я бледнел.опубликовано 

 

Автор: Георгий Меньшиков

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: newtonew.com/discussions/how-to-humiliate-a-child

Любите нас живыми: Несколько историй. Настоящих, из жизни.

Поделиться



Мой стаж работы с подростками – 36 лет. То есть начинала я в далеком 1980 году. Поэтому мне есть, что рассказать о наших детях – и тех, кто давно уже не дети, и тех, кто пока еще в возрасте, который принято называть «трудным». 

Я сегодня не буду делать реверансы. Накипело потому что. 

В далеких 80-х мы с моими тогдашними ребятами ставили спектакль, который назывался «Трудное детство». Сценарий писали сами. Говорили про школу, семью, несчастную любовь — про все, что делает детство трудным. Так вот. Можно брать сценарий и ставить спектакль завтра. Ничего не изменилось, кроме разве что появления соцсетей.

Но главное остается главным. В том нашем спектакле была сцена о детских самоубийствах. Мы серьезно изучали материал. Читали записки, которые оставляли ребята. Разговаривали с теми, кого удалось спасти. Ни один из них не собирался на тот свет по-настоящему.





По тогдашней статистике большая часть самоубийств приходилась на время с 18 до 19 часов. Они знали, что родители с минуты на минуту вернутся с работы. И думали, что мама с папой успеют, а заодно поймут, что надо что-то делать. Мы читали эти записки со сцены.

И поняли одну очень простую вещь, банальную до противности. Мы заканчивали эту часть спектакля словами, которые я помню 30 лет: «Если бы мы называли настоящую причину ухода из жизни, звучала бы она примерно так: «Мне не хватало любви». Любите нас живыми».

Ничего не изменилось. НИЧЕГО. 

Сегодняшнее утреннее занятие в мастерской журналистики я начала с разговора о том, что произошло. Некоторые смотрели трансляцию в «Перископе» или как там он называется. Теперь внимание. 7 РОДИТЕЛЕЙ ИЗ 7 ВЧЕРА ПОСЛЕ ПРОГРАММЫ «ПУСТЬ ГОВОРЯТ» РВАНУЛИ В СОЦСЕТИ ОБСУЖДАТЬ ЭТО ДЕЛО СО СВОИМИ ФРЕНДАМИ!!! Нужны комментарии?

Еще раз внимание. Тем, кто во всем обвиняет плохих дяденек из контакта, которые толкают наших детей на этот шаг. Я спросила сегодня ребят, если бы у них была возможность вместо зависания в соцсетях провести это время с родителями, что бы они предпочли. Можете мне не верить. Но 7 человек из 7 сказали, что выбрали бы родителей.

Правда, с оговоркой: «Смотря что делать». Они хотят гулять с нами в парке. Читать вслух книжки. Играть в «Монополию». Готовить необычный ужин. Смотреть кино. Монтировать домашнее видео. Слушать рэп. Разговаривать про любовь и слушать истории, как мама познакомилась с папой, хоть сотый раз. Они не хотят отчитываться об оценках в школе!!!
Теперь тем, кто считает, что тех, кого сегодня будут хоронить, мало пороли. Мои ребята сказали: «Тогда это случилось бы раньше».

Несколько историй. Настоящих, из жизни.

У меня есть ученица, которую бьют за четверки. Родители считают, что она должна быть отличницей, потому что может, и свои ресурсы надо использовать по максимуму. В сентябре девочка потеряла ключ и не смогла вовремя вернуться домой. А телефон забыла дома. Так бывает.

В результате её наказали. В течение месяца она могла выходить из своей комнаты в трех случаях – в школу, на кухню и в туалет. Книги и компьютер забрали. Телефон тоже. Что делать надо было ребенку, знаете? Вот и я не знаю.

Мы провели журналистский эксперимент и позвонили с этим вопросом на телефон доверия. То есть поставили на громкую связь и слушали, как девочка рассказывает эту историю тому, кто считается психологом. Слукавили только в одном: девочка сказала, что она сейчас наказана, что идет вторая неделя.

«Что мне делать?» — плакала девочка. Она плакала, потому что история все еще её не отпускает. Та, которая считается психологом, на другом конце провода тупо наезжала на ребенка.

«А как ты учишься? А ты позвонила маме, сказала, что потеряла ключ? Ну и что, что забыла телефон – можно у подруги попросить. А в школу ходишь? Ну вот, а говоришь, что никуда не отпускают!» Потом та, которая считается психологом, просто ушла. Ну просто взяла, положила трубку на стол и ушла, мы слышали стук каблуков. Через несколько минут она вернулась и спросила: «Ты еще здесь? Ну… попробуй поговорить с родителями. До свидания.» 





У меня есть ученица, которая пару недель назад в Лукашино полночи проплакала у меня на груди. Такое случается, потому что там, на тренингах, из детей начинает выходить все то, что они долго держали в себе.

Мы говорили о том, что девочка ночами сидит в соцсетях. «А где мне еще общаться?! –кричал ребенок. – Я боюсь спать одна! А мама уходит играть в бильярд! Она замуж выходит, и мне придется переехать к ее мужу в коттедж! А я его ненавижу, он всегда смеется над тем, что я картавлю, а мама говорит, что ничего страшного, чтобы я привыкала, потому что мне в жизни это пригодится !» Я встретилась с мамой и поговорила про бильярд. Мама сказала, что играет она ночью, а ночью ДЕТИ ДОЛЖНЫ СПАТЬ. 

У меня есть мальчик, который весь прошлый год делился с ребятами настоящей трагедией: постоянные конфликты родителей. Они ссорились каждый день. Громко. Мама даже на месяц уходила. А в апреле мама позвонила мне и сказала, что следующий месяц мальчик ходить на занятия не будет, потому что у него тройка по геометрии.

Я не выдержала. Я сказала маме, что она пытается лишить ребенка единственного места, где ему интересно и где его слышат. Что трудно учить геометрию, когда за стенкой 2 одинаково любимых человека орут друг на друга матом. Что пусть себе не ходит, если вместо наших занятий он пойдет с папой в спортзал. И много что еще сказала. Мама услышала, слава Богу. 

Я могу рассказать еще с десяток-другой таких историй. Историй про вполне благополучные с виду семьи. 

Да, и мы видели своих родителей по полчаса в день. Но у нас не было дяденьки из контакта, который раздает рецепты. А у наших детей он есть. И пока наши дети нужны этому дяденьке больше, чем нам, он будет нас побеждать. Потому что ему пофиг, какую оценку получил мой ребенок в школе. Потому что у него хватает времени разговаривать с ребенком так, что ребенок убежден: его понимают.

Потому что пока мы с вами сокрушаемся по поводу этого дяденьки в фейсбуке и призываем его четвертовать, другой такой же дяденька уже регистрирует страницу и начинает дружить с нашими детьми. Ключевое слово – ДРУЖИТЬ. 

Им правда не хватает любви. И общения. Не про школу – они вообще не любят про нее говорить. Потому что убеждены, что нас не волнует ничего, кроме оценок. Которые, на самом деле, ровным счетом ничего не значат. И вообще школа ничего не значит, но это – другая тема. 

Девочка в 14 лет ложится в постель с мужчиной не потому, что из нее прет либидо. Ну ведь не прет же в 14 лет? Она ложится в постель, потому что думает, что это и есть – любовь, которой ей не хватает. 

Ребенок не должен слышать, как ссорятся родители! Я устала объяснять взрослым людям, что в случае войны детей эвакуируют первыми! И не знаю, в курсе вы или нет, но чаще всего виноватым в родительских ссорах ребенок считает себя. Тут два варианта: 1) если бы меня не было, они смогли бы устроить свою жизнь, а так вынуждены мучиться друг с другом и 2) я для них ничего не значу, потому что они даже ради меня не хотят быть вместе. 

Родители обязаны читать страницы в соцсетях своих детей. Что хотите говорите мне про доверие, про то, что вы и так все знаете, что он вам доверяет. Ничего подобного! Попробуйте под другим именем зарегистрироваться вк и напроситесь к ребенку в друзья. Много нового узнаете, правда.

Только если вы – умный родитель, вы не будете использовать эту информацию в формате: «Я все знаю, лучше бы ты посуду помыла, прежде чем ….(далее – варианты)». Вы просто будете знать и делать выводы. И грамотно действовать. А тем, кто отстаивает право детей на тайну переписки, отвечаю: мы на войне с дяденькой, а на войне все средства хороши. Только побеждает тот, у кого тактически все грамотно. 

Если вы хоть раз в случае публичных разборок заняли не сторону ребенка, а противоположную, он не будет вам доверять. Никогда больше. И не придет за помощью в случае необходимости. Неправ? Бывает, и нередко. И тогда мы говорим учительнице, которая ругает ребенка при вас: «спасибо, Марьванна, до свидания». А дома, наедине, пытаемся понять: ПОЧЕМУ?!

Я не говорю о вседозволенности. Я говорю о недостатке внимания. Внимания много не бывает. Чрезмерная опека – бывает. Желание прожить вместо ребенка его жизнь – бывает. Желание выдрессировать – бывает. А внимания не бывает много! Не надо путать внимание и рабство. Ребенок должен быть уверен: его любят любым! 





Еще одна история. Звонит бабушка, которая воспитывает внучку с рождения. В истерике. «Она отказывается быть девочкой! Она кричит, что однополая любовь и браки между женщинами имеют право на существование!!!» Мне лично все понятно. Девочка пытается убедиться в том, что она нужна любая. Принимаем решение: бабушка вечером спокойно говорит, что подумала и поняла, что если девочка хочет стать мальчиком, то они начинают копить деньги на операцию. Больше к этой теме девочка не возвращалась. 

Из обсуждения в ФБ: « Думаю, родители не совсем причем. Любовь хоть как транслируется и считывается ребенком. Основной смысл: дети стремятся к признанию каким-то социумом, а там не берут.» 

1. Родители априори причем. Потому что они родители. И если они не при чем в случае ухода ребенка из жизни, то они тогда вообще зачем?!

2. Не считывается. Вот не считывается и все. Им нужны доказательства. Постоянно. Отнюдь не материальные.

3. Да, стремятся. И если «не берут» в одном месте, надо искать другое. Где вы будете уверены, что не навредят. А ребенка услышат. В Тюмени, навскидку – «Вега», поисковики Артура Ольховского, «Интервал» Саши Курапова ну и ваша покорная слуга. Наверняка еще с десяток «каких-то социумов» наберется, если озадачиться. Вполне себе такая компания будет в помощь родителям, которые с утра до ночи на работе.

Чем больше времени ребенок проводит в полезных местах, тем меньше – в Интернете. Полезные места – это там, где слышат, понимают и разговаривают. Для моей племянницы Сашки это – театральная студия. Для моих алма-атинских ребят таким был пионерский штаб. Школу сразу вычеркиваем — она давно перестала быть местом, где что-то делается в интересах ребенка. 

Они могут жить без соцсетей. На выездах всегда проводим такую штуку: в первый день просим сдать телефоны всего на ночь. Говорим: завтра утром заберешь. Честное слово, забывают забрать до конца смены! 

 



Такт и учтивость: По ту сторону «пожалуйста» и «спасибо»

7 устных игр, развивающих мышление

 

Человек уходит из жизни, когда он перестает чувствовать и понимать её ценность. Не жизни вообще, а собственной. Перестает понимать, что он нужен. Даже если он остался на второй год. Даже если он украл в магазине шоколадку. Даже если он не поступит в вуз. Даже если он не моет за собой посуду. Все равно нужен. 

Из уст моих ребят:
… я плохой сын, потому что у меня 3 по физике
… я поеду в Лукашино, если папа выйдет из запоя
… я мечтаю стать режиссером, но мама говорит, что я не поступлю ни за что
… у нас в классе много таких, как я — ненормальных
… я попросила маму помочь, а она сказала, чтобы я сама решала это проблему, потому что уже взрослая
… отчим меня наказал за то, что я разговаривал с папой по телефону

И последнее. За все, что происходит с нашими детьми, несем ответственность мы, родители. И никто больше.

  Автор: Марина Солотова  

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=700418133456122&id=100004638254315

Прекратите переделывать подростков под себя, делая их удобными для своей жизни

Поделиться



У большинства взрослых возникают проблемы с детьми-подростками в связи с тем, чтовзрослые по умолчанию, то есть, не задумываясь об этом, считают детей своей собственностью и опять же, по умолчанию, распространяют на них свои правила жизни: «ты должен быть таким, как я сказал».

Есть большая разница — правила общежития, которые устанавливает ТОТ, КТО ПЛАТИТ за это общежитие, а не вообще все взрослые в доме, и то, каким должен быть ребенок.





Ребенок — это не ваша собственность.

Ему предстоит НЕ ТАКАЯ же жизнь, слава богу, как ваша, среди других людей, и вообще НЕ С ВАМИ.

Прекратите переделывать подростков под себя, стараясь их сделать удобными для своей жизни. Если вы не перестаете этого делать, ребенок уходит — и правильно делает. И плохо не то, что он уходит, в конце концов, он должен уйти рано или поздно, а то, что отношения с вами разрушатся навсегда или очень надолго.





И страдать от этого в большей степени будете вы, чем ваш ребенок, потому что у него, знаете ли, очень много своих забот в новой для него взрослой жизни, и ему некогда скучать. Да, может быть, он будет переживать чувство вины, что не был идеальным и удобным для вас. Да, может быть он будет сожалеть, что не нашел способа наладить с вами отношений.

Но. Вспомните, пожалуйста, кто из вас взрослый и мудрый?

 



10 упражнений для развития осознанности у детей

Мы торопимся жить...

 

Почему ребенок должен стать мудрее вас и найти к вам подход, а не вы к нему? Вы уже деградируете и превращаетесь в капризного брюзгливого старикашку и хотите таким запомниться всем на старости лет?

Если нет — прекращайте деградацию, беритесь за ум и становитесь примером мудрости для своих детей.опубликовано 

 

Автор: Нина Рубштейн

 



Источник: www.facebook.com/nina.rubshtein?fref=nf

Шпаргалки по выбору профессии для подростков

Поделиться



Пользу выбора профессии сложно переоценить, у вас есть своя комната, своя школа, свои друзья, и даже велосипед, а теперь будет и профессия. Это в большей степени относится к реальному и сложному профессиональному выбору и он всегда индивидуальный, то есть это реальная ответственность.

В современном мире цена ошибки сильно возросла, учитывая тревогу родителей, которой нагружается школьник, это касается и ЕГЭ, и дальнейшего обучения.

Чего уж говорить, современные экзамены стали неким подобием теста на родительскую профпригодность: «Мы проходим по баллам туда-то, а вы?».





Тогда и получается, что профессиональное призвание штука, чрезмерно нагруженная страхом ошибки и родителей, и самих подростков. Соответственно поиски профессии превращаются иногда в попытки избежать ошибки или выбрать беспроигрышный вариант, порой, подменяя реальное профессиональное призвание.

Хотя призвание – это всегда ощущение себя настоящего, поиски себя, попытка отыскать в деятельности и собственных интересах свое лицо, свой смысл и воплотить это в выбор профессии. Когда я могу сказать, что я — это не только я, но и моя профессия.

Мне часто на семейных встречах приходится сталкиваться с некоторой «зашуганностью» или уходом, капитуляцией подростка, когда ни он, ни родители не знают куда дальше двигаться, а приближается время поступления.

Это объяснимо, учитывая издержки тревоги родителей и современное поколение, заточенное на успех и своеобразную моду в профессиях, сложно недооценивать степень рисков.

И не поддерживать в этом подростка опасно, ведь он очень скоро может напугаться такой ответственности и сдаться под натиском родителей, которые, скорее всего, будут воспринимать это как некую лень и нежелание выбора вообще.

Все что нужно здесь — это некоторая помощь в адекватном построении плана, который будет лишь реалистичен во времени, месте и объекте профессии, на это требуется большое терпение и это не делается за один раз.

Поэтому норма профориентации, как науки о поиске профессионального призвания и самоопределения, как раз и состоит в изменчивости мира и поиске лучшего профессионального поприща. И она в этом играет лишь начальную роль, всю же остальную работу делает сам подросток, когда планирует будущее, узнает наличие профессий и их принадлежность, пытается строить прогнозы, узнает про вещи, связанные с работой.

Поэтому так часто ему нужна помощь, информация и поддержка в профессиональном выборе.

Главными постулатами в этом процессе считаются 3 кита выбора профессии. 

  • Первый – это всеобщая талантливость, бесталанных людей не существует, там, где есть человек, всегда существует и его призвание, если этого нет, значит, человек занят не своим делом. 
  • Второй постулат говорит о всеобщем превосходстве, это значит, что если у вас что-то получается хуже, чем у других — что-то должно получиться лучше, ищите!
  • Третий — отражает неизбежность перемен - ни одно суждение о человеке не может считаться окончательным. Хотя бы потому, что если сегодня у вас есть возможность узнать что-то новое, то завтра вы уже будете чуточку другим.
 

Это осознание часто помогает справляться с повышенной тревогой, а создавая профессиональный план, мы можем получить шанс найти наше призвание, хотя придется изрядно постараться, конечно же.





В своих поисках стоит опираться на несколько простых рекомендаций:

 

1. У нас всегда есть время и право на ошибку – и это абсолютная правда, мы всегда можем изменить свое решение, или спустя время передумать. Наши профессиональные поиски не ограничены временными рамками, как ЕГЭ или ГИА, мы можем ошибиться и пойти искать в другую сторону, даже если поступили учиться не туда, куда изначально хотели. Если мы взглянем на тот же ВУЗ, то заметим период кризиса 3 курса, который проходит каждый студент, переоценивая свою позицию в профессии. В европейских странах существует любопытный феномен, там школьники после окончания школы не поступают сразу в ВУЗ, а занимаются поисками собственного призвания через путешествия, работу, творчество. На моей памяти люди меняли профессии и в 50, и в 70 лет, наш взрослый мир и взрослые поиски себя в профессии не связаны только с образованием, тем более школьным. Только представьте себе мир с главной ошибкой после школы — это было бы ужасно.

 

2. Ищите информацию о профессиях – мы являемся взрослыми людьми с определенным багажом знаний, жизненного опыта, профессиональной деятельностью, я сейчас говорю об учителях и родителях, которые обладают достаточно объективной информацией о различных профессиях, положении на рынке труда. Даже если это не совсем так, всегда можно разговаривать, искать, подбирать необходимую литературу, найти информацию в интернете об интересующей подростка профессии. По возможности можно организовать встречу с представителями тех профессий, которые интересны, пройти профориентационное обследование и проконсультироваться со специалистами-профконсультантами.

 

3. Пробуйте себя в профессии, которая интересна - можно использовать для верной профессиональной ориентации механизм «пробы» профессии на себе. Иногда такая возможность предоставляется теми или иными кружками  и секциями. Например, если  ученик чувствует себя потенциальным журналистом, то убедиться в правильности своего решения можно, работая в редакции школьной газеты. Достаточно часто можно найти возможность для устройства  на работу в интересующей его сфере на время каникул, пусть это будет самая неквалифицированная работа. Но, находясь «на месте событий», можно окунуться в атмосферу интересующей профессиональной деятельности, набить «своих шишек». Подобрать подходящую профессиональную пробу,  помочь подростку выбрать профессию через реализацию такого варианта зачастую в состоянии только взрослый.

 

4. Говорите, всегда говорите - очень много полезного относительно выбора будущей профессии может дать серьезный, заранее обдуманный разговор. В разговоре важно определить критерии выбора профессии с учетом знаний и опыта у каждого участника разговора. Стоит говорить о том, ясна ли вообще та профессиональная деятельность, которая интересна, насколько она перспективна. Не менее ценной будет возможность обсуждения альтернатив, при хорошем плане всегда нужен запасной, это поможет избежать характерного зацикливания на одной модной, популярной профессии, не рассматривая другие, может более подходящие варианты. Важно обсудить мотивацию и представления об этой профессии, но не только и не столько стоит говорить об этом, сколько быть рядом и учиться слышать и понимать другого, особенно если этот другой – родитель, который напуган не хуже подростка. Вот об этом и стоит иногда говорить, честность позволит избежать массы взаимных претензий.





5. Изучайте профессиограммы желаемых профессий  — они представляют собой описание признаков, характеризующих ту или иную профессию, и включают перечень норм и требований, предъявляемых этой профессией или специальностью к работнику. Профессиограмма может включать в себя, например, перечень гигиенических или психологических характеристик, которым должны соответствовать представители конкретных профессиональных групп. Она необходима для поиска подходящей профессии по личным качествам человека, давая ему возможность заниматься таким делом, которое ему нравится.

Хорошая профессиограмма отвечает на следующие вопросы:

  • в чем суть данной профессии,
  • чем конкретно занимается сотрудник,
  • в каких условиях происходит труд,
  • какие требования предъявляются к уровню подготовки работников,
  • какие способности нужны для успешного овладения профессией,
  • легко ли трудоустроиться обладателям данной профессии, на какие заработки можно рассчитывать,
  • каковы возможности для карьерного роста.
 

6. Создавайте план профессионального самоопределения – в вопросах поиска важно планирование, поскольку это всегда долгосрочный проект, причем индивидуальный, но помощь в нем со стороны родителей будет неоценима. Этот план должен быть реалистичным, достижимым и конкретным.

Он должен учитывать несколько важных пунктов:

  • связаны ли мои желания с предполагаемым местом учебы,
  • достаточно ли хорошо я осведомлен о том, как будут удовлетворяться мои потребности в тех местах учебы, которые я уже выбрал,
  • какова общая картина места учебы,
  • что конкретно будет делать студент в данном учебном заведении,
  • какой уровень теоретической, практической и физической подготовки необходим для обучения в данном учреждении,
  • каковы отзывы об этом учреждении,
  • что известно о режиме и характере учебной деятельности, а также требованиях, предъявляемых к учащимся,
  • насколько реально добиться тех целей, которые я поставил с учетом этого заведения,
  • что необходимо сделать, если «сорвется» лучший вариант,
  • что произойдет, если «сорвутся» и первый, и запасной варианты.
 

Также важно знакомство со структурой учебных заведений города, уровнем получаемого в них образования, вступительными экзаменами. В этом вам могут помочь информационные справочники для абитуриентов, встречи с представителями учебных заведений на профориентационных мини-ярмарках в школе, днях открытых дверей в учебном заведении.

Но не стоит отождествлять выбранный учебный предмет с профессией, для этого есть другие источники информации, к одному из которых относят общение со специалистами той профессии, в пользу которой сделан выбор. Данный опыт может позволить более реалистично оценить шансы выбранной специальности.

 

Также интересно: Профессия на ладони​  

Какие профессии в будущем будут цениться больше всего

 

И, конечно, выбирая профессию в подростковом возрасте, нужно быть изначально настроенными на то, что это только один из выборов. Желательно, чтобы он был наиболее подходящим именно на данном этапе.опубликовано 

 

Автор: Любачевский Игорь

 



Источник: www.b17.ru/article/shpargalki_dlya_podrostkov/