Kеret Hоuse — самый узкий дом в мире

Поделиться



        Keret House — невероятный проект польского архитектора Jakub Szczesny, концепт которого представили в далёком 2009 году на фестивале WolaArt. 





        Тогда он показался нереальным для осуществления и несерьезным, а сейчас привлекает все больше внимания мировой общественности, будучи наиболее узким в мире домом.

 




        Дом построили на узком участке между двумя зданиями в Варшаве, Польша. Его ширина составляет максимум 130 сантиметров, а самая узкая часть всего 70 сантиметров! Фасад дома сделан из полупрозрачного материала и только в спальне спроектировано одно единственное окошко. И знаете, тут можно не просто жить, но и творить.





        Kеret Hоuse — это временный дом для творческих людей со всего мира. И первым гостем дома стал израильский писатель Etgаr Kеret, в честь которого проект и получил свое название.





Источник: /users/413

Слова-паразиты великих писателей

Поделиться



У каждого писателя или поэта есть свои излюбленные слова, кочующие из одного произведения в другое. Чем глубже вы погружаетесь в тексты автора, тем вероятнее новая строчка может показаться вам уже однажды прочитанной. Вы можете обнаружить, что словарь автора вмещает множество хороших знакомых, но совсем немного настоящих друзей.





Иногда я спрашиваю себя, как бы мы воспринимали автора, если бы остались один на один с сухим перечнем его любимых слов? Например, можем ли мы говорить о существенной творческой и эмоциональной конфронтации поэта-романтика Уильяма Вордсворта и лорда Байрона, если у первого слово «спокойствие» и его производные встречаются больше пятидесяти раз, а у второго — около десятка? Разве это не демонстрирует различие между началом созерцательным и деятельным?

Не прочитав ни одной строчки Джона Милтона, мы могли бы многое сказать о его характере, учитывая что слово «закон» встречается в его стихотворениях не менее 50 раз. Также на определенные выводы нас мог бы натолкнуть тот факт, что употребление слова «ад» идет вровень с «любовью».

Джон Апдайк чаще всего использовал слова «искрометный» и «полумесяц», Джон Чивер — «неоценимый», Герберт Уэлс — «тотчас», сатирик Уильям Мейкпис Теккерей — «бесхитростный». Подобные любимчики — интересный пазл для критика: почему именно они поселились в авторской мастерской?

Слово «непроницаемый», кажется, было полноправным компаньоном Джозефа Конрада — в «Сердце тьмы» нам приходится сталкиваться с непроницаемыми джунглями, непроницаемым лесом, непроницаемым пейзажем, непроницаемой ночью и дважды — с непроницаемой темнотой. Общее впечатление закрепляет непроницаемость произведений «Отверженный остров», «Лорд Джим», «Негр с “Нарцисса», «Ностромо” и (с особенной частотой) «Секретный агент». Оно составляет базовый творческий и эмоциональный импульс Конрада: прорываться туда, куда для него нет входа. Это слово провоцирует, подначивает его. Листва джунглей, руины древнего города, напряжение невысказанной страсти — все на его литературном пути оказывалось непроницаемым.

Апдайк напротив как-то заметил, что его тексты были приукрашены «блеском», а объекты то и дело становились «искрометными». Для его прозы это то же самое, что и галстук-бабочка или бутоньерка в мужском костюме. Наверняка, Конрад был бы шокирован от того, как часто использовал пресловутое «непроницаемый». Но для него это была скорее любимая концепция — «недоступный» и «непостижимый» и «нерастворимый» также попадаются с завидной регулярностью.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru

Один дома: 8 известных писателей-затворников

Поделиться



Многие знаменитые литераторы находили бремя славы и общественного внимания излишне тяжелым. Они осознанно закрывались от мира, полностью посвящая себя работе. Мы выбрали 8 наиболее известных писателей, которые отказались от публичности в пользу покоя и одиночества.




Сэлинджер оставил после себя относительно скромное литературное наследие: всего один роман и 17 рассказов. На публикацию всех своих ранних произведений он наложил запрет, а поздние уже никому не показывал. Чем более массовым становился успех «Над пропастью во ржи», тем сильнее его автор отдалялся от мира. В 1965 году он перестал публиковаться и закрылся в своем особняке в городке Корниш, штат Нью-Гэмпшир. Там он проводил время, приобщаясь к восточным духовным практиками, нетрадиционной медицине, писал исключительно для себя и изредка нарушал тишину, чтобы через адвокатов осадить очередного биографа или подражателя. В 1980 году он перестал давать интервью. До этого школьнице Ширли Блейни удалось поговорить с писателем и опубликовать свой материал в местной газете. Сэлинджер был в ярости. Позднее он через суд добивался запрета использования его корреспонденции как материала для биографии (все самое интересное почитатели узнали из протоколов заседаний) и боролся с сиквелами своего главного произведения. Судя по воспоминаниям дочери Сэлинджера, после его смерти остались груды рукописей и несколько оконченных романов, которые, возможно, так никогда и не будут опубликованы.


Интервью с автором классического произведения «Убить пересмешника» для «Нью-Йорк Таймс» было названо «Разговорчивая на один день» (в тексте, кстати говоря, особо отмечались остроумие и обаяние писательницы). После того как в 1960 году книга стала бестселлером и получила Пулитцеровскую премию, Харпер Ли начала вежливо, но крайне настойчиво отказываться от общения с журналистами. Она предпочитает сохранять молчание на всех публичных мероприятиях, в которых ей приходится участвовать. Так, в 2007 году на церемонии чествования в родном штате Алабама Харпер Ли отказалась обратиться с речью к публике, заметив, что «быть молчаливым лучше, чем быть дураком».



Автор, возможно, наиболее сложных и таинственных американских романов XX века за всю свою жизнь дал одно-единственное интервью — сразу после выхода дебютной книги V., случилось это в 1969 году. Премию Национальной книги за «Радугу тяготения» в 1973 году за него принимал другой человек. Внешность Пинчона известна по нескольким затертым, монохромным фотокарточкам, и его это, кажется, вполне устраивает. За последнее время один из самых скрытных писателей Америки согласился только на одно публичное появление, и то — виртуальное, в мультсериале «Симпсоны». В одной из серий он появляется с вопросительным знаком и пакетом на голове.



Неизвестно, что подтолкнуло поэта Дикинсон к добровольному затворничеству — психологические проблемы, строгое религиозное воспитание или потери близких людей — иногда из-за разлуки, иногда из-за смерти. Последние два десятилетия своей жизни она не покидала фамильного гнезда, разговаривала с посетителями через закрытые двери, угощения соседским детям спускала в корзине через окно второго этажа и слушала похороны своего отца не покидая собственной спальни. Из 1800 ее стихотворений при жизни были опубликованы 8. Большинство друзей знали Дикинсон исключительно по переписке. Виртуозная в стихах про смерть, она была известна своим почти абсолютным одиночеством при жизни.



Вплоть до достижения 30-летнего возраста этот крайне чувствительный, ранимый и нервозный человек поддерживал много социальных контактов, но после смерти в 1903 году его отца, а затем уже в 1905 году — матери здоровье писателя пошатнулось. С 9 лет Пруст страдал от тяжелой формы астмы и после ухудшения почти перестал выходить из дома, полностью посвятив себя сочинительству. Он заперся в студии, не пропускавшей солнечного света — при помощи наглухо закрытых створок он боролся со своим недугом. Стены его спальни были обиты пробковым деревом и не пропускали ни единого звука с улицы. Навестивший его однажды Леон-Поль Фарг поражался бледности писателя и ледяному холоду его рук. Пруст работал по ночам и однажды писал три дня не останавливаясь — настолько он был увлечен своим ремеслом. На встрече с Джеймсом Джойсом двум живым классикам так и не удалось нормально поговорить. «Это было безнадежно, — вспоминал Джойс, — день Пруста только начинался, а мой уже стремился к концу».



Первая книга Маккарти вышла в 1965 году, но широкую известность он приобрел после публикации романа «Кони, кони» в 1992-м. Произведение удостоилось премий Национальной книги и Гильдии американских критиков. В этом же году Маккарти дал интервью «Нью-Йорк Таймс» и затем хранил молчание 15 лет, никак не участвуя в литературной жизни, не организовывая чтений, большую часть времени даже не имея собственного агента. В 2005 году вышла в свет книга «Старикам тут не место», в 2006 — «Дорога», за которую Маккарти был удостоен Пулитцеровской премии. Оба романа были крайне удачно экранизированы и проложили ему дорогу на шоу Опры Уинфри, где знаменитый писатель старался вежливо отвечать на вопросы ведущей и, судя по всему, чувствовал себя крайне неуютно. Впрочем, Маккарти всегда признавался, что даже обществу своих коллег он предпочитает компанию ученых.



Влиятельный австрийский прозаик и драматург всегда придерживался крайне низкого мнения о возможности доверительных отношений между людьми. Ранимый одиночка, противник любой фальши и неискренности, он почти не покидал свой дом-крепость, расположенный где-то в австрийской глуши, и лишь изредка появлялся на публичных мероприятиях — обычно со скандалом или гневной отповедью. Обличая в своих произведениях общественные институты и торжествующую вокруг несправедливость, в завещании он запретил ставить свои пьесы и печатать книги на территории Австрии. Позже этот запрет довольно топорно обошли, создав Общество Томаса Бернхарда, распоряжающееся его литературным наследием. Всю жизнь Бернхард страдал от туберкулеза и его осложнений. Единственным человеком, о котором заботился Бернхард, была его спутница жизни — старше его на 30 лет, впервые встреченная в год смерти матери писателя. Одна из основных книг в творчестве Бернхарда, опубликованная в 1983 году, носила название «Пропащий», а о смерти писателя сообщили уже после его похорон.



Титулованный российский литератор так редко дает интервью, что многие начали сомневаться в его существовании как таковом — есть теория, что под псевдонимом Пелевин работает целая группа авторов. Пелевин не устраивает чтений и никогда не появляется на публике, предпочитая анонимное общение в интернете. Будучи приверженцем буддизма, он декларирует свое безразличие к славе и общественному признанию, утверждая, что лишняя информация только отвлекает от работы. Почти на всех фотографиях Пелевин носит темные очки — для него это якобы единственный способ «сфотографироваться, не будучи сфотографированным». На начало нулевых было известно, что Пелевин жил с матерью в Чертанове и много путешествовал, в том числе по Германии, Южной Корее, Японии и Китаю.опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru

Цитаты Льва

Поделиться



9 психически нездоровых писателей, давших миру великие идеи

Поделиться





Пациент №1.
Эдгар Аллан По (1809-1849), американский писатель, поэт.

Диагноз. Душевное расстройство, точный диагноз не установлен.

Симптомы. Страх темноты, провалы в памяти, мания преследования, неадекватное поведение, галлюцинации.

История болезни. Уже с конца 1830-х годов Эдгар По страдал частыми депрессиями. Кроме того, он злоупотреблял алкоголем, что сказывалось на его психике не лучшим образом: под действием выпитого писатель порой впадал в состояние буйного помешательства. К алкоголю вскоре прибавился опий.
Существенно ухудшила душевное состояние По тяжелая болезнь его юной супруги (свою кузину Вирджинию он взял в жены тринадцатилетней; через семь лет брака, в 1842 году, она заболела туберкулезом, еще через пять лет умерла). После смерти Вирджинии — за оставшиеся ему самому два года жизни — Эдгар По еще несколько раз влюблялся и предпринял две попытки жениться. Первая провалилась из-за отказа избранницы, напуганной очередным его срывом, вторая — из-за неявки жениха: незадолго до свадьбы По сильно напился и впал в невменяемое состояние.
Он был найден в дешевом балтиморском трактире пять дней спустя. Писателя поместили в клинику, где он и скончался уже через пять дней, страдая от жутких галлюцинаций. Один из главных кошмаров По — смерть в одиночестве — сбылся: много с кого он брал обещание быть с ним в последний час, однако же в три часа ночи 7 октября 1849 года никого из близких рядом не оказалось. Перед смертью По отчаянно призывал к себе Джереми Рейнолдса, исследователя Северного полюса.

Идеи, подаренные миру. Два популярнейших современных литературных жанра. Первый — роман (или рассказ) ужасов. Большое влияние на Эдгара По оказал Гофман, однако же гофмановский мрачный романтизм По впервые сгустил до консистенции подлинного кошмара — вязкого, безвыходного и весьма изощренного («Сердце-обличитель», «Падение дома Эшеров»). Второй жанр — детектив. Именно мсье Огюст Дюпен, герой рассказов Эдгара По («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже»), стал родоначальником возникновения дедуктивного метода и его апологета мистера Шерлока Холмса.

Пациент №2.
Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900), немецкий философ.

Диагноз. Ядерная мозаичная шизофрения (более литературный вариант, обозначенный в большинстве биографий, — одержимость).

Симптомы. Мания величия (рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле», требовал снять со стен картины, ибо его квартира «храм»); помрачение рассудка (обнимался с лошадью на центральной городской площади, мешая уличному движению); сильные головные боли; неадекватное поведение.
В медицинской карте Ницше, в частности, говорилось, что больной пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, прыгал по-козлиному, гримасничал и выпячивал левое плечо.

История болезни. Ницше перенес несколько апоплексических ударов; страдал психическим расстройством последние 20 лет своей жизни (именно в этот период появились наиболее значимые его произведения — к примеру, «Так говорил Заратустра»), 11 из них он провел в психиатрических клиниках, дома о нем заботилась мать. Состояние его постоянно ухудшалось — под конец жизни философ мог составлять лишь простейшие фразы.

Идеи, подаренные миру. Идея сверхчеловека (как ни парадоксально, именно этот прыгавший по-козлиному и выпячивавший левое плечо товарищ ассоциируется у нас со свободной, надморальной, совершенной, существующей по ту сторону добра и зла личностью). Идея новой морали (мораль господ взамен морали рабов): здоровая мораль должна прославлять и укреплять естественное стремление человека к власти. Всякая другая мораль болезненна и упадочна. Идеология фашизма: больные и слабые должны погибнуть, сильнейшие — победить («Падающего толкни!»). Допущение «Бог мертв».

Пациент №3.
Эрнест Миллер Хемингуэй (1899-1961), американский писатель.

Диагноз. Острая депрессия, умственное расстройство.

Симптомы. Суицидальные наклонности, мания преследования, нервные срывы.

История болезни. В 1960 году Хемингуэй вернулся с Кубы в США. Его мучили частые депрессии, чувство страха и неуверенности, он практически не мог писать — а потому добровольно согласился пройти лечение в психиатрической клинике. Хемингуэй перенес 20 сеансов электрошока, об этих процедурах он отозвался так: «Врачи, которые делали мне электрошок, писателей не понимают:
Какой смысл был в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни? Это было блестящее лечение, вот только пациента они потеряли». По выходе из клиники Хемингуэй убедился в том, что по-прежнему не может писать, и предпринял первую попытку самоубийства, однако близкие сумели ему помешать. По просьбе жены он прошел повторный курс лечения, но намерений своих не изменил. Через несколько дней после выписки он выстрелил себе в голову из любимой двустволки, зарядив предварительно оба ствола.

Идеи, подаренные миру. Идея «потерянного поколения». Хемингуэй, как и его товарищ по эпохе Ремарк, имел в виду конкретное поколение, перемолотое жерновами конкретной войны, однако термин оказался уж больно соблазнительным и удобным — с тех пор каждое поколение находит причины для того, чтобы считать себя потерянным. Новый литературный прием, «метод айсберга», когда скупой, сжатый текст подразумевает щедрый, душераздирающий подтекст. «Мачизм» нового образца, воплощенный и в творчестве, и в жизни.
Герой Хемингуэя — суровый и немногословный борец, который понимает, что борьба бесполезна, но борется до конца. Самым бескомпромиссным хемингуэевским мачо стал, пожалуй, рыбак Сантьяго («Старик и море»), в уста которого Великий Хэм вложил фразу: «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».
Сам Хемингуэй — охотник, солдат, спортсмен, моряк, рыболов, путешественник, нобелевский лауреат, чье тело сплошь покрывали шрамы, — к огромному разочарованию многих, до конца бороться не стал. Впрочем, своим идеалам писатель не изменил. «Мужчина не имеет права умирать в постели, — говаривал он. — Либо в бою, либо пуля в лоб».

Пациент №4.
Франц Кафка (1883 — 1924), чешский писатель.

Диагноз. Выраженный невроз, психастения функционального характера, непериодические депрессивные состояния.

Симптомы. Возбудимость, перемежающаяся с приступами апатии, нарушение сна, преувеличенные страхи, психосоматические трудности в интимной сфере.

История болезни. Корни глубоких психологических провалов Кафки берут свое начало из конфликта с отцом, трудных взаимоотношений с семьей и сложных, запутанных любовных историй. Увлечение писательством в семье не поощрялось, и заниматься этим приходилось украдкой. «Для меня это ужасная двойная жизнь, — писал он в дневнике, — из которой, возможно, есть только один выход — безумие».
Когда отец стал настаивать, чтобы после службы сын работал еще и в его лавке, а не занимался ерундой, Франц решился на самоубийство и написал прощальное письмо своему другу Максу Броду «В последний момент мне удалось, вмешавшись совершенно бесцеремонно, защитить его от „любящих родителей“, — пишет Макс Брод в своей книге о Кафке. В его психическом состоянии отмечались периоды глубокого и ровного спокойствия, сменяемые такими же продолжительными периодами болезненного состояния.
Вот строки из его «Дневников», наглядно отражающие эту внутреннюю борьбу: «Я не могу спать. Только видения, никакого сна. Странная неустойчивость всего моего внутреннего существа. Чудовищный мир, который я ношу в голове. Как мне от него освободиться и освободить его, не разрушив?».

Умер писатель в возрасте 41 года от туберкулеза. Три месяца он пребывал в агонии: разрушался не только организм, но и разум.

Идеи, подаренные миру. Кафка не был известен при жизни, мало печатался, но после его кончины творчество писателя покорило читателей новым направлением в литературе. Кафкианский мир отчаяния, жути и безысходности вырос из личной драмы его создателя и стал основой нового эстетическое направления „литературы с диагнозом“, очень характерной для XX века, потерявшего Бога и получившего взамен абсурд существования.

Пациент №5.
Джонатан Свифт (1667-1745 ), ирландский писатель.

Диагноз. Болезнь Пика либо болезнь Альцгеймера — специалисты спорят.

Симптомы. Головокружение, дезориентация в пространстве, потеря памяти, неспособность узнавать людей и окружающие предметы, улавливать смысл человеческой речи. История болезни. Постепенное нарастание симптомов вплоть до полного слабоумия в конце жизни.

Идеи, подаренные миру. Новая форма политической сатиры. «Путешествие Гулливера», безусловно, не первый саркастический взгляд просвещенного интеллектуала на окружающую действительность, однако новаторство здесь не во взгляде, а в оптике. В то время как другие насмешники смотрели на жизнь сквозь увеличительное стекло или в телескоп, декан собора св. Патрика смастерил для этого линзу с причудливо искривленным стеклышком. Впоследствии этой линзой с удовольствием пользовались Николай Гоголь и Салтыков-Щедрин.

Пациент №6.
Жан-Жак Руссо (1712-1778), французский писатель и философ.

Диагноз. Паранойя.

Симптомы. Мания преследования.

История болезни. В результате конфликта писателя с церковью и правительством (начало 1760-х, после выхода книги «Эмиль, или О воспитании») изначально свойственная Руссо подозрительность приобрела крайне болезненные формы. Ему везде мерещились заговоры, он вел жизнь скитальца и нигде не задерживался надолго, полагая, что все его друзья и знакомые злоумышляют против него либо в чем-то его подозревают. Так, однажды Руссо решил, что обитатели замка, в котором он гостил, считают его отравителем умершего слуги, и потребовал вскрытия покойника.

Идеи, подаренные миру. Педагогическая реформа. Современные пособия по воспитанию детей по многим пунктам повторяют «Эмиля»: взамен репрессивному методу воспитания Руссо предлагал метод поощрения и ласки; он полагал, что ребенка следует освободить от механического затверживания сухих фактов, а объяснять все на живых примерах, и лишь тогда, когда ребенок будет психически готов к восприятию новой информации; задачей педагогики Руссо считал развитие заложенных природой талантов, а не корректировку личности. Новый тип литературного героя и новые литературные направления.
Порожденное фантазией Руссо прекраснодушное создание — слезливый «дикарь», руководствующийся не разумом, но чувством (однако чувством высоконравственным), — дальше развивалось, росло и старилось в рамках сентиментализма и романтизма. Идея правового демократического государства, прямо вытекающая из сочинения « Об общественном договоре». Идея революции (именно произведениями Руссо вдохновлялись борцы за идеалы Великой французской революции; сам Руссо, как ни парадоксально, никогда не был сторонником столь радикальных мер).

Пациент №7.
Николай Васильевич Гоголь (1809-1852), русский писатель.

Диагноз. Шизофрения, периодический психоз.

Симптомы. Зрительные и слуховые галлюцинации; периоды апатии и заторможенности (вплоть до полной неподвижности и неспособности реагировать на внешние раздражители), сменяющиеся приступами возбуждения; депрессивные состояния; ипохондрия в острой форме (великий писатель был убежден, что все органы в его теле несколько смещены, а желудок располагается «вверх дном»); клаустрофобия.

История болезни. Те или иные проявления шизофрении сопровождали Гоголя на протяжении всей его жизни, однако в последний год болезнь заметно прогрессировала. 26 января 1852 года от брюшного тифа умерла сестра его близкого друга Екатерина Михайловна Хомякова и эта смерть вызвала у писателя сильнейший приступ ипохондрии. Гоголь погрузился в непрестанные молитвы, практически отказался от пищи, жаловался на слабость и недомогание и утверждал, что смертельно болен, хотя врачи никакой болезни, кроме небольшого желудочно-кишечного расстройства, у него не диагностировали.
В ночь с 11 на 12 февраля писатель сжег свои рукописи (на следующее утро он объяснил этот поступок происками лукавого), далее состояние его постоянно ухудшалось. Лечение (не слишком, впрочем, профессиональное: пиявки в ноздрях, обертывание холодными простынями и окунание головы в ледяную воду) положительных результатов не дало. 21 февраля 1852 года писатель скончался. Истинные причины его смерти так и остались неясны. Однако же, вероятнее всего, Гоголь попросту довел себя до полного нервного и физического истощения — не исключено, что своевременная помощь психиатра могла бы спасти ему жизнь.

Идеи, подаренные миру. Специфическая любовь к маленькому человеку (обывателю), состоящая наполовину из отвращения, наполовину из жалости. Целый букет удивительно точно найденных русских типажей. Гоголь разработал несколько ролевых моделей (наиболее яркие — персонажи «Мертвых душ»), которые вполне актуальны до сих пор.

Пациент №8.
Ги де Мопассан (1850-1893), французский писатель.

Диагноз. Прогрессивный паралич мозга.

Симптомы. Ипохондрия, суицидальные наклонности, припадки буйства, бред, галлюцинации.

История болезни. Всю жизнь Ги де Мопассан страдал ипохондрией: он очень боялся сойти с ума. С 1884 года у Мопассана начались частые нервные припадки и галлюцинации. В состоянии крайнего нервного возбуждения он дважды пытался покончить с собой (один раз при помощи револьвера, второй — при помощи ножа для бумаг, оба раза неудачно). В 1891-м писатель был помещен в клинику доктора Бланша в Пасси — там он и прожил в полусознательном состоянии до самой смерти.

Идеи, подаренные миру. Физиологизм и натурализм (в том числе эротический) в литературе.

Пациент №9.
Вирджиния Вульф (1882-1941), английская писательница.

Диагноз. Депрессия, галлюцинации, кошмары.

Симптомы. Находясь в глубокой депрессии, Вирджиния жаловалась на то, что все время „слышит голоса птиц, поющих на оливах Древней Греции“. Часто и подолгу не могла работать из-за бессоницы и кошмаров. С детства страдала суицидальными наклонностями.

История болезни. Когда Вирджинии исполнилось 13 лет, она пережила попытку изнасилования со стороны ее кузенов, гостивших в доме. Это положило начало стойкой неприязни к мужчинам и к физической стороне отношений с ними на протяжении всей жизни Вирджинии. Вскоре после этого от воспаления легких скоропостижно скончалась ее мать.

Нервная, впечатлительная девочка от отчаяния попыталась покончить с собой. Ее спасли, но глубокие, затяжные депрессии стали с тех пор частью ее жизни. Сильный приступ психического расстройства настиг юную Вирджинию и после смерти отца в 1904 году.

Эмоционально-откровенные письма и произведения Вирджинии Вульф дают основания для вывода о нетрадиционной сексуальной ориентации писательницы. Однако это не совсем так. Вследствии пережитой в детстве трагедии, страха, который она испытывала перед мужчинами и их обществом, она влюблялась в женщин — но при этом питала отвращение ко всем формам близости, в том числе и с ними, не выносила объятий, не позволяла даже рукопожатий. Будучи 29 лет замужем за Леонардом Вульфом (причем этот брак считается образцовым с точки зрения преданности и эмоциональной поддержки супругами друг друга), писательница, по некоторым сведениям, так и не смогла вступить в супружеские отношения со своим мужем.

В начале 1941 года ночная бомбардировка Лондона разрушила дом писательницы, сгорела библиотека, едва не погиб любимый муж — все это окончательно расстроили ее нервную систему, врачи настаивали на лечении в психиатрической клинике.Не желая, чтобы остаток своей жизни муж провел в заботах, связанных с ее помешательством, она 28 марта 1941 года исполнила то, что не раз описывала в своих произведениях и что не раз пыталась осуществить на практике — покончила с собой, утопившись в реке Оус.

Идеи, подаренные миру. Новаторство в способах изложения преходящей мирской суеты, отображения внутреннего мира героев, описание множества путей преломления сознания — произведения Вирджинии Вульф вошли в золотой фонд литературного модернизма и принимались с восторгом

Памяти Довлатова

Поделиться



Как впахивали великие писатели

Поделиться



Для написания книги нужно в первую очередь вдохновение. Однако к каждому писателю приходит своя муза, причем приходит она не всегда и не везде. На какие только ухищрения ни шли знаменитые авторы, чтобы найти то самое место и тот самый момент, когда сюжет и персонажи книги складывались в их голове наилучшим образом. Кто бы мог подумать, что великие произведения создавались в таких условиях!
Эрнест Хемингуэй (1899–1961) всю жизнь вставал на рассвете. Даже если накануне он допоздна пил, поднимался он не позже шести утра, свежим и отдохнувшим. Работал Хемингуэй до полудня, стоя возле полки. На полке стояла печатная машинка, на машинке лежала деревянная доска, выстеленная листами для печати. Исписав карандашом все листы, он снимал доску и перепечатывал написанное. Каждый день он подсчитывал количество написанных слов и строил график. «Когда заканчиваешь, чувствуешь себя опустошенным, но не пустым, а вновь заполняющимся, словно занимался любовью с любимым человеком».




Читать дальше →

Из жизни Джека Лондона

Поделиться



Одним из самых выдающихся и известных американских писателей безусловно является Джек Лондон. Кроме того, говорят, что он был первым в истории американским писателем, заработавшим своим трудом миллион долларов. Сегодня я хочу рассказать вам о интересных моментах из его жизни.



Читать дальше →

Русские сказки

Поделиться



«В одном сказочном городе жили коротышки. Коротышками их называли потому, что они были очень маленькие. Каждый коротышка был ростом с небольшой огурец. В городе у них было очень красиво…» — именно так начинается любимая всеми сказка Николая Носова о приключениях Незнайки. А знали ли, что за основу своего произведения автор взял книгу Анны Хвольсон «Царство малюток»? И он был не единственным таким автором. Давайте разберемся, что же это было: плагиат или отдельное творчество Николай Носов. «Приключения Незнайки и его друзей», 1953-1954 гг.

У кого заимствовал

По словам писателя Станислава Рассадина, Носов признавался ему, что в детстве очень любил книгу писательницы Анны Хвольсон «Царство малюток» (1889 г.). После революции эта книга в России не переиздавалась.




Читать дальше →

Человек с большой буквы

Поделиться



Известная писательница Джоан Роулинг (J.K. Rowling) лишилась статуса миллиардера, так как потратила так много денег на благотворительность. Это первый подобный случай в истории Forbes.



Читать дальше →