Французы пытаются создать «летающий автомобиль»

Поделиться



        Во Франции создают «летающий автомобиль» — маленький самолет вертикального взлета и посадки, который можно будет отправлять в полет даже со двора жилого дома. Работы по этой программе начали в 2007 году в индивидуальном порядке.
        Летательный аппарат, который его создатель назвал Xрlorair (покоритель воздуха) имеет два реактивных двигателя, которые вмонтированы внутрь крыла. Их реактивные струи отклоняются щитками дефлекторов, при этом придают неoбходимое нaправление вектору тяги. 
        В отличие от многих учёных, Мишелю Агилару повезло — его «летающий автомобиль» привлёк внимание Главного управления вооружений миниcтерства обороны Франции, а ещё министерство промышленности. Ведомства отдали в 2011 году на поддержку проекта сумму в 1,5 млн евро. В 2013 году к работам подключилась и специализированная фирма Аltran, поручившая группе своих работников помочь в разработке авионики и структуры планера.





        На данный момент работа координируется консoрциумом из нескольких фирм-пaртнеров. Возглавляет его тулузcкая компания Сomat аerospace, которая ведет работу над двигателем. Пaтентное ведомство уже выдало нeобходимую дoкументацию на нoвинку.

Источник: /users/413

Летающие автомобили и путёвки на Марс - конец будущего

Поделиться






XXI век оказался совсем не похож на прогнозы пятидесятилетней давности. Нет ни разумных роботов, ни летающих автомобилей, ни городов на других планетах. Хуже того, мы не приблизились к такому будущему ни на шаг. Вместо него у нас iPhone, Twitter и Google, но разве же это адекватная замена? Впрочем, и они до сих пор используют операционную систему, появившуюся в 1969 году.

Всё больше людей начинают подозревать, что происходит что-то не то. Складывается впечатление, что технический прогресс если не остановился, то по крайней мере дал сбой. Легкомысленные гаджеты меняются каждый месяц как по часам, а значительные проблемы, решение которых казалось близким и неизбежным, почему-то забыты. Писатель Нил Стивенсон попытался сформулировать эти сомнения в статье «Инновационное голодание»:

«Одно из моих первых воспоминаний: я сижу перед громоздким чёрно-белым телевизором и смотрю, как один из первых американских космонавтов отправляется в космос. Последний старт последнего шаттла я увидел на широкоэкранной ЖК-панели, когда мне стукнул 51 год. Я наблюдал, как космическая программа приходит в упадок, с печалью, даже горечью. Где обещанные тороидальные космические станции? Где мой билет на Марс? Мы неспособны повторить даже космические достижения шестидесятых годов. Боюсь, это свидетельствует о том, что общество разучилось справляться с действительно сложными задачами».

Стивенсону вторит Питер Тиль, один из основателей платёжной системы Paypal и первый внешний инвестор Facebook. Статья, которую он опубликовал в издании National Review, жёстко озаглавлена „Конец будущего»:

«Технический прогресс явно отстаёт от величественных надежд пятидесятых и шестидесятых годов, и это происходит на множестве фронтов. Вот самый буквальный пример замедления прогресса: скорость нашего передвижения перестала расти. Многовековая история появления всё более быстрых видов транспорта, начавшаяся с парусников в XVI-XVIII веках, продолжившаяся развитием железных дорог в XIX веке и появлением автомобилей и авиации в XX веке, обратилась вспять, когда в 2003 году списали в утиль „Конкорд“, последний сверхзвуковой пассажирский самолёт. На фоне такого регресса и стагнации те, кто продолжает мечтать о космолётах, отпусках на Луне и отправке космонавтов на другие планеты Солнечной системы, сами кажутся инопланетянами».



Это не единственный довод в пользу теории, что технический прогресс замедляется. Её сторонники предлагают посмотреть хотя бы на вычислительную технику. Всем фундаментальным идеям в этой области самое меньшее сорок лет. Unix через год исполнится 45 лет. SQL придумали в начале семидесятых годов. Тогда же появился интернет, объектно-ориентированное программирование и графический интерфейс.

Кроме примеров, есть и цифры. Экономисты оценивают влияние технического прогресса по темпам роста производительности труда и изменения валового внутреннего продукта стран, где происходит внедрение новых технологий. Изменения этих показателей в течение XX века подтверждают, что подозрения пессимистов не лишены оснований: темпы роста падают уже несколько десятилетий.

В Соединённых Штатах влияние технического прогресса на валовой внутренний продукт достигло пикового значения в середине тридцатых годов XX века. Если бы производительность труда в США продолжала расти со скоростью, заданной в 1950—1972 годах, то к 2011 году она достигла бы значения, которое на треть выше, чем в действительности. В других странах первого мира картина примерно та же.

В 1999 году экономист Роберт Гордон опубликовал работу, в которой высказал предположение, что стремительный рост экономики, который принято связывать с техническим прогрессом, в действительности был ограниченным по времени всплеском:

«Объяснению подлежит не столько замедление роста после 1972 года, сколько причины ускорения, случившегося около 1913 года и открывшего блистательный шестидесятилетний период между Первой мировой войной и ранними семидесятыми, в течение которых рост производительности труда в Соединённых Штатах опережал всё, что наблюдалось до или после тех времён».

Гордон полагает, что всплеск вызвала новая промышленная революция, происходившая в этот период. На конец XIX и первую половину XX века пришлись электрификация, распространение двигателей внутреннего сгорания, прорывы в химической промышленности и появление новых видов связи и новых медиа, в частности кино и телевидение. Рост продолжался до тех пор, пока их потенциал не был израсходован до конца.

А как же электроника и интернет, которые стали по-настоящему массовыми лишь в последние двадцать лет? С точки зрения Гордона, они в гораздо меньшей степени повлияли на экономику, чем электричество, двигатели внутреннего сгорания, связь и химическая промышленость — «большая четвёрка» промышленной революции начала XX века, — и потому куда менее важны:

«Большая четвёрка была куда более мощным источником роста производительности труда, чем всё, что появилось в последнее время. Большая часть изобретений, которые мы видим сейчас, представляют собой „производные“ от старых идей. К примеру, видеомагнитофоны объединили телевидение и кино, но фундаментальное влияние их появления нельзя сравнить с эффектом, который произвело изобретение одного из их предшественников. Интернет тоже, в основном, приводит к замене одной формы развлечений на другую — и только».

Питер Тиль придерживается того же мнения: интернет и гаджеты — это неплохо, но по большому счёту всё же мелочи. Эта мысль лаконично выражена в девизе его инвестиционной фирмы Founders Fund: “Мы мечтали о летающих автомобилях, а получили твиттерные 140 знаков». Колонка в Financial Times, написанная Тилем в соавторстве с Гарри Каспаровым, развивает ту же идею:

«Мы можем отправлять фотографии кошек на другой конец света с помощью телефонов и смотреть на них же старое кино про будущее, находясь при этом в метро, построенном сотню лет назад. Мы умеем писать программы, реалистично моделирующие футуристические ландшафты, но реальные ландшафты вокруг нас почти не изменились за половину века. Мы не научились защищаться от землетрясений и ураганов, путешествовать быстрее или жить дольше».

С одной стороны, с этим сложно не согласиться. Ностальгия по простому и оптимистичному ретробудущему — это совершенно естественно. С другой стороны, жалобы пессимистов, несмотря на цифры и графики, которые они приводят, плохо сочетаются с безумной реальностью за окном. Она действительно не очень похожа на мечты шестидесятых, но сходство с устаревшими мечтами — сомнительный критерий для определения ценности.

В конечном счёте, футуристические космолёты и летающие автомобили — это довольно бесхитростные идеи. И то, и другое — всего лишь экстраполяция в будущее того, что существовало в прошлом. Летающий автомобиль — лишь автомобиль, а какой-нибудь звездолёт с капитаном Кирком во главе — это фантастическая вариация на тему военного корабля времён Второй мировой.

Если просто почитать сегодняшние новости, выясняется, что:
— Успешно проходят испытания автономные самоуправляемые автомобили, способные ездить по обычным дорогам без помощи человека. Местные органы власти в Соединённых Штатах уже обсуждают, что с ними делать: в обычные правила дорожного движения машины без водителей вписываются плохо.



— Львиную долю биржевых операций проворачивают не люди, а специальные программы, совершающие тысячи сделок в секунду. При такой скорости их невозможно контролировать, поэтому большую часть времени они действуют по собственному разумению. Непредвиденные сочетания алгоритмов уже приводили к мгновенным обвалам рынка, и даже долгие расследования не всегда находят причину произошедшего.

— Главным оружием США на Ближнем Востоке незаметно стали полуавтоматические беспилотные летательные аппараты, управляемые по спутнику с другого континента. И это — технология девяностых. В лабораториях вовсю тестируют автономных роботов — и летающих, и наземных.

— В конце года Google выпустит электронные очки, которые автоматически находят и показывают пользователю информацию, которая, по их мнению, наиболее полезна ему в данный момент. Кроме того, очки способны в любой момент записать всё, что он видит. Ах да, ещё в них встроен голосовой переводчик на множество языков.

— 3D-принтеры, с одной стороны, подешевели до такого уровня, что их может купить почти каждый, а с другой — достигли разрешения, при котором возможно печатать объекты с деталями величиной около 30 нанометров. Для того, чтобы сфотографировать напечатанное, требуется электронный микроскоп.

— Сама идея, что обычный видеокабель может скрывать внутри полноценный, но очень маленький компьютер, работающий под управлением Unix, ещё недавно показалась бы абсурдом. Сейчас это реальность: разработчикам проще взять готовую однокристальную систему, чем разработать специализированный микроконтроллер.

Это не перечисление самых удивительных вещей, а лишь то, что лежит на самой поверхности. На самом деле, этот список можно продолжать до бесконечности — особенно, если кроме близких нам информационных технологий, коснуться биотехнологий, материаловедения и других бурно развивающихся, но не очень понятных человеку с улицы областей знания.

Скучно? Это потому, что большое видится на расстоянии, а мы попали в самый эпицентр. Привычка мешает нам заметить, насколько странные вещи происходят вокруг.

Назвать всё это мелочами, не заслуживающими особого внимания, как это делает Тиль, не выйдет. Каждое из этих изобретений, даже самое на первый взгляд легкомысленное, оказывает (или по крайней мере способно оказать) огромное влияние на то, как живут люди.

Смотрите сами. Какие последствия будет иметь распространение электронных очков Google Glass. Даже если не брать во внимание то, что они постоянно изучают своего владельца, чтобы лучше понимать, какая информация и когда может ему потребоваться (а это само по себе очень интересное направление развития интерфейсов), вспомните о встроенной в очки камере. Прибавьте к ней распознавание лиц и поиск в интернете — и подумайте, как это повлияет на повседневную жизнь пользователя такого устройства. А возможность создания непрерывного видеоархива собственной жизни (это ещё называют лайфлоггинг)? Неслучайно кое-кто уже бьёт тревогу и призывает запретить Google Glass — понимают, что если такое устройство станет популярным, игнорировать его будет труднее, чем мобильные телефоны сегодня.

Самоуправляемый автомобиль — тоже удар по традиционному образу жизни. Все последствия, к которым может привести общедоступность такой технологии, трудно не только перечислить, но и предсказать. Вот пара популярных прогнозов. Во-первых, самоуправляемому автомобилю совсем необязательно ждать водителя на стоянке. Он вполне может обслуживать не одного, а несколько человек. Это, в свою очередь, приведёт к полному изменению самого подхода к владению автомобилем. Во-вторых, роботы ведут себя на дороге куда аккуратнее людей. Это значит, что о сотнях тысяч аварий в год, заканчивающихся гибелью людей, можно забыть. Наконец, не стоит забывать о времени, которое люди проводили за баранкой. Оно освободится для других занятий.

Даже такая обыденная вещь как кабель со встроенным компьютером — это совсем не мелочь. Мелочей в таких делах вообще не бывает. Эффект снижения стоимости существующей технологии часто бывает совершенно непредсказуемым и может превосходить по силе эффект появления новых изобретений. К каким последствия приведёт дальнейшее снижение стоимости и энергопотребления однокристалльных компьютеров, способных запустить Unix? Почитайте про повсеместный компьютинг (ubiquitous computing) и сенсорные сети.

Мобильные телефоны, которые Тиль так легко отмёл, действительно позволяют «отправлять фотографии кошек на другой конец света». Но не только кошек. С той же лёгкостью они позволяют скопировать и опубликовать в интернете гигабайты секретной информации, вызвав международный дипломатический скандал. А легкомысленные средства связи вроде Facebook, текстовые сообщения Blackberry и Twitter с его 140 знаками снижают сложность массовой коммуникации, уменьшая необходимость сознательной организации совместных действий групп людей. Даже iPhone, образцово-показательный символ бессмысленного консьюмеризма, при ближайшем рассмотрении оказывается очень важной вехой: именно он подтолкнул развитие нового поколения компьютеров после четвертьвекового застоя.

Почему же это не находит отражения в экономических показателях? Скорее всего, находит, но не такое, как ждут экономисты. Прежние промышленные революции приводили к увеличению производительности и появлению новых отраслей. Эта — наоборот, делает целые отрасли нежизнеспособными и вытесняет массу вещей за пределы денежной экономики.

Первыми это почувствовали производители контента, легко поддающегося копированию, — музыкальная индустрия, средства массовой информации, книгоиздатели, Голливуд. Их бизнес-модели с двух сторон пожирают повсеместное нелегальное копирование и огромное количество любителей, внезапно получивших возможность на равных с профессионалами конкурировать за внимание зрителей.

Загляните в папки, где вы держите пиратские фильмы и музыку, и посчитайте, сколько вам пришлось бы выложить за их легальные версии. Это сумма, которую не смогли учесть экономисты, когда подсчитывали валовой внутренний продукт на душу населения. Ценность продукта, который вы потребили, не уменьшилась от того, что вы не заплатили за него ни копейки, но она вынесена за скобки экономики.

Каждая успешная технологическая компания уничтожает потенциальные доходы тысяч конкурентов, действовавших на том же рынке традиционными методами. Craigslist практически в одиночку погубил рынок платных объявлений, доходами с которого сто лет жили американские газеты. Ни одна традиционная энциклопедия не способна конкурировать с «Википедией», которая даже не является коммерческой организацией. AirBnB выбивает стул из под ног гостиничной индустрии (пока лишь в некоторых нишах, но то ли ещё будет), а Uber существенно усложнил жизнь традиционным такси. И так далее, и тому подобное.

Тем временем промышленные роботы, внедрение которых задержалось из-за доступности дешёвой рабочей силы в Юго-Восточной Азии, становятся всё привлекательнее. Foxconn, один из крупнейших китайских производителей электроники, грозится заменить сотни тысяч работников машинами. Если так пойдёт дело, рынок рабочей силы отправится вслед за прочими рынками, которые убиты новыми технологиями, а экономистам придётся изобретать какую-нибудь другую экономику.

По крайней мере, тогда точно никому не придёт жаловаться на то, что прогресс закончился. Он не закончился, он просто отправился не туда, куда вы думали.
Автор: Олег Парамонов

Источник: brainswork.ru

Удивительный летающий автомобиль Terrafugia Transition

Поделиться



   





Американская компания Terrafugia разработала и подготовила к серийному производству легкий самолет Transition, который не только умеет летать, но и весьма шустро передвигается по автомобильным дорогам. Прототип Transition был представлен на автошоу в Нью-Йорке.







В воздухе Transition способен разогнаться до 185 км/ч, крейсерская скорость составляет 172 км/ч, а дальность полета 787 км. Для разбега требуется полоса длиной 518 м. Салон вмещает двух человек и небольшой багаж вроде сумки для гольфа.







Приземлившись, самолет самостоятельно складывает крылья и превращается в автомобиль, по габаритам сравнимый с микроавтобусом (длина 6 м, ширина 2,3 м, высота 2 м). У Transition есть вся необходимая светотехника, он отвечает автомобильным требованиям по безопасности благодаря наличию сминаемых зон и эйрбегов.











Двигатель Rotax 912S работает в паре с вариатором и приводит задние колеса. На дороге творение Terrafugia способно разогнаться до 105 км/ч, расходуя в среднем 6,7 литра бензина на 100 км. Заправляется на обычной заправке, может храниться в обычном гараже. Вес пустой машины составляет 440 кг, взлетная масса 650 кг. 



Стоимость Terrafugia Transition составляет 279000$. Заказы принимаются уже сейчас, желающие заказать летающий автомобиль должны внести предоплату 10000$. Для получения разрешения на полеты в США нужно пройти 20-часовые курсы.

































источник

Источник: /users/147

Что думает Элон Маск по поводу летающих автомобилей?

Поделиться







Элон Маск — титан технологических инноваций. Он сделал электромобиль, который нравится людям, проводит революцию на рынке солнечной электроэнергии, а также планирует миссию на Марс, чтобы создать на Красной планете колонию землян. При всей футуристической доблести, Маск не видит в будущем летающих автомобилей. Почему? Давайте узнаем.

Вот что рассказал Элон Маск Нилу де Грасс Тайсону в ходе интервью.

«Конечно, мы все бы хотели летающие автомобили», — сказал Тайсон. На что Маск ответил:«Я бы поспорил на тему, нужны нам летающие автомобили или не нужны. Есть два мнения на этот счет.Если летающие автомобили нужны, то, очевидно, вы добавляете дополнительное измерение, где автомобиль может свалиться вам на голову и будет зависеть от погоды. И, конечно, вы будете обладать летающим автомобилем, у которого будет автопилот, в противном случае о нем можно забыть. Он будет на автопилоте, но даже на автопилоте, если у вас будут надежные двигатели и лопасти, вы никак не сведете к нулю шансы на то, что что-то случайно упадет вам на голову. И есть еще проблема шума…На самом деле я думаю, что проблему могли бы решить туннели в городах. Но это проблема для городов, где офисы и дома стоят достаточно плотно. При этом они [автомобили] должны функционировать в трех измерениях, а затем опускаться на улицу и внезапно попадать в два измерения.Думаю, если вы экстраполируете это на автомобили и обзаведетесь туннелями для машин, вы полностью избавитесь от пробок… и тогда не нужен будет летающий автомобиль, и все будет работать, даже если погода будет плохой. И ничего не будет падать на голову».
Так что, даже если вы хотели летающий автомобиль, будем полагать, Элон Маск «излечил» вас от этого навязчивого желания.опубликовано 

Источник: hi-news.ru

Прототип футуристического летающего автомобиля

Поделиться



Достаточно известная в определенных кругах компания AeroMobil из Словацкой республики представила в Брюсселе первый опытный образец их футуристического летающего автомобиля нового поколения. AeroMobil 3.0 является последним вариантом универсального транспортного средства, которое может передвигаться как по дорогам общего назначения, так и по воздуху. А самым захватывающим моментом представления в Брюсселе было то, когда Юрай Вакулик (Juraj Vaculik), президент компании AeroMobil, объявил о планах касательно начала производства таких летающих автомобилей в 2017 году.





AeroMobil 3.0 является одним из целого ряда опытных экспериментальных летательных аппаратов. Его конструкция за все годы разработки уже была доведена практически до совершенства и инженеры компании планируют внести всего несколько дополнительных функций и усовершенствования до конца этого года. На данном этапе все прототипы летающего автомобиля AeroMobil являются двухместными, но Юрай Вакулик в своем выступлении намекнул, что это может измениться в самом ближайшем будущем.





В то время, как в силу целого ряда причин большинство людей может рассматривать летающий автомобиль только как предмет роскоши, компания AeroMobil настаивает на том, что в недалеком будущем такие автомобили станут столь распространены, как и обычные автомобили. Но выгода от возможности передвижения по воздуху будет огромна.

Благодаря таким автомобилям жители пригородных зон смогут быстрей добираться на работу и обратно, а те, кто часто передвигается на средние расстояния, получат возможность сэкономить достаточно большое количество времени. Кроме этого, такие автомобили могут обеспечить быструю экспресс-доставку, проведение законов в жизнь, и т.п. в регионах, испытующих недостаток в развитой дорожной инфраструктуре.



А те, кому доведется побывать в Брюсселе до 1 августа этого года, имеют возможность увидеть как автомобиль AeroMobil 3.0 складывает и разворачивает свои крылья во время демонстрации, которая проводится рядом с зданием под названием Justus Lipsius, которое является штаб-квартирой Еврокомиссии. опубликовано  

 

Источник: www.funscience.today/2016/08/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%BF-%D1%84%D1%83%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE/

Состоялся первый пилотируемый полёт пассажирского мультикоптера Volocopter VC200

Поделиться



Летающий автомобиль Terrafugia получил добро на лётные тесты

Поделиться



Будущее здесь есть или как мы воспринимаем прогресс: к 5-летию одного пессимистического поста

Поделиться



Случайно наткнулся на один популярный в свое время пост, которому как раз исполняется 5 лет: «Будущего здесь нет или что останавливает прогресс». Содержимое этого поста именно сейчас представляется особо интересным, как показательный срез мышления сообщества по состоянию на конец прошлого десятилетия, который можно сравнить с сегодняшним днем и проанализировать — почему юзеры так думали, чего они не замечали и, главное, какие выводы мы можем сделать по поводу нашего сегодняшнего восприятия будущего и прогресса,

Итак, на дворе 2009 год — и мало кто еще знает, как эта цифра пишется словами по-итальянски. iPad еще даже не анонсирован. Продолжается мировой экономический кризис (хотя дно уже пройдено), а вдобавок к нему еще и свиной грипп. Еще вовсю продаются нетбуки, активно раздают и клянчат инвайты на Google Wave, среди смартфонов гики особо почитают Nokia N900 и мало кому может прийти в голову, что вскоре навернется не только проект Maemo, но и вся нокия. Зеленый робот уже сражается с яблоком за рынок, и уже вырисовалась концепция смартфона как платформы с магазином приложений, но мало кто еще понимает, насколько разрушительной она будет для устоявшегося мобильного зоопарка. Интернет и ИТ в целом довольно уже развиты, социальные сети завоевывают широкую публику вместе с играми про фермеров — самой горячей темой на тот момент — но еще никто никого не лайкает. И про птичек со свинками еще никто не знает. Мало того, еще практически неведомы такие вещи, как краудфандинг, «умные часы», фитнес-трекеры и сервисы для здоровья, MOOC и прочая образовательная движуха. Что-то где-то слышали про SpaceX, вообще «частный космос», «интернет вещей», Tesla (еще вызывает сомнения), 3D-принтеры, нейроинтерфейсы, а за упоминание «умного дома» на хабре еще можно отхватить минус… Отовсюду звучат мантры «модернизация» и «роисся вперде», а наряду с хабром набирает популярность Trendclub с коточасами из фильма «Назад в будущее», хотя популярность его без спонсорской поддержки окажется не очень долгой. Ну я надеюсь, многие еще помнят это безбашенное время.

И вот хабраюзеру Garyan приходят в голову пессимистические мысли, что все печально, ибо, понимаешь, мы до сих пор не вставляем в головы разъемы и не ездим на летающих машинах, и не потому, что прогресс до такого еще не дошел, а якобы из-за того, что мы все жуткие консерваторы, боимся нового и не хотим его осваивать, и поэтому, мол, обречены еще долго ползать по земле и всё такое. Ну в общем, сами по себе эти мысли не уникальные, интереснее примеры, которыми автор в 2009 году это иллюстрирует:

1) Так называемый летающий автомобиль Moller Skycar. К своему удивлению, я обнаружил, что впервые читал о нем не на мембране, а в журнале «А почему?» № 7 за 1991 год, только забыл об этом. Моллер по ходу пытается поставить свое детище «на крыло» уже лет 40, и пока получается не очень, хотя пиара немеряно. Автор же поста почему-то решил, что люди тупо не хотят покупать работоспособные летающие автомобили за копеечные $60к из-за своего консерватизма.

2) OCZ NIA — помните такую? Один из первых простейших нейроинтерфейсов, еще довольно глючный. И не особо популярный через год после выпуска — что дает еще +1 к пессимизму автора. Позже появятся Emotiv EPOC, NeuroSky — более интересные игрушки для гиков, хотя и сейчас, через 5 лет, они еще не стали чем-то таким же повседневным, как мышь. Но многие наверняка о них уже слышали или даже держали в руках. Короче говоря, эта технология находится еще на очень раннем этапе бытового распространения и до «точки перегиба» ей далеко.

3) Видеосвязь — в данном случае в мобильных телефонах (включая уже и смартфоны с 1 и 2 андроидом). А именно, низкая ее популярность по сравнению с обычной голосовой или вообще текстовой мобильной связью. Мол, фантасты напридумывали, как люди регулярно будут на полную общаться по видеофонам, а люди, суки, консерваторы — не хотят.

Что я могу на это сказать? Даже в 2009 году я смотрел на это явление противоположным образом: не люди остаются консерваторами, а наоборот — это у фантастов прошлого было ограниченное видение будущего, поскольку они отталкивались от своих тогдашних ценностей и потребностей. С нашей точки зрения это не будущее, а всего лишь забавная, не особо отлаженная экстраполяция прошлого. Когда эта неотлаженность начинает бросаться в глаза, «будущее» превращается в ретро, хоть и -футуризм.

Далее автор приводит еще два особо забавных по нынешним меркам примера:

4) Читалки с экранами e-ink (которые в допланшетную эпоху по сути олицетворяли переход с бумажных книг на электронные) — оказывается, на одном гламурном сайте в те времена провели опрос и значительная часть юзеров с большим скепсисом высказалась об идее покупки такого устройства. Но это по опросу, а что произошло в реальности, мы все видим по рынку планшетов и тенденции к увеличению экранов телефонов. И хотя бумажные книги еще в почетеу хипстеров, перспективы электронных уже не вызывают никаких сомнений.

Этот пример показывает, что консерватизм существует в основном в головах и склонен улетучиваться по мере практического освоения тех или иных технологий.

5) Сенсорный экран (в данном случае автор упомянул его вскользь на примере столов типа Surface — помните, когда это слово ассоциировалось исключительно с дорогими, громоздкими и крутыми решениями, а не с дорогими, но бестолковыми планшетами под WinRT?). Напомню, что планшетов как таковых тогда еще не существовало. Кстати, даже после анонса первого iPad на том же хабре шли ожесточенные споры, кому это вообще нужно и зачем:).

Итак, кто же в данном случае консерваторы?

Я сейчас покажу, почему считаю, что консерватизма больше в ретрофутуристичных шаблонах (то есть в самой идее, что будущее — это летающие машины, видеофоны, сплошное 3D и всё такое), чем в стремлении реальных людей к удобству и решению практических задач, и то, что Будущее 2.0 мало похоже на Будущее 1.0, никак не делает его менее будущим.

Вы когда-нибудь задумывались, почему примерно в середине 20 века будущее массово начали себе представлять именно так? Что машины будут летать, телефоны — показывать изображение, причем цветное и желательно трехмерное, еда будет в таблетках (хотя это относится к чуть более ранним попыткам прогнозов) и так далее? При этом мало кто из фантастов обращал внимание на ИТ и мобильную связь. Даже продвинутые футурологи очень редко описывали что-то похожее на наш сегодняшний интернет, и это было похоже на гигантскую медиабиблиотеку уже созданного кем-то контента, но представить что-то похожее на наши социальные сети и то, что в них происходит, они не могли.

Причина в том, что все эти представления о будущем были по сути экстраполяцией тогдашних потребностей людей с тогдашней психологией, имеющих определенный опыт использования определенных технологий. Это удобнее всего объяснить на примере видеотелефона.

Для человека прошлого телефон был еще довольно редкой, дорогой и не очень удобной возможностью связаться с другим человеком (особенно из другого города или страны), особенно если смотреть из нашего времени. Сегодня мы можем сделать это, где бы мы ни находились, если там есть мобильная связь. Но у человека 20 века такой опыт в принципе отсутствовал. Для него привычными были только два вида общения:

1) реальное. Нужно физически подойти к человеку, обратиться к нему надлежащим образом и поговорить (в европейской культуре — обычно глядя при этом ему в глаза, а не куда-либо еще). От возникновения идеи до реального контакта пройдет какое-то время, в зависимости от того, где этот человек находится;

2) телефонное. Нужно физически подойти к телефону и дождаться соединения. Опять же до контакта может пройти время — человек может отсутствовать там, где находится телефон.

То есть в любом случае для связи нужно было куда-то подойти и потратить время, иногда и деньги. При этом в реале столь затратный контакт оказывался зачастую более продуктивным, прежде всего за счет визуальных возможностей. Вся человеческая культура изначально была заточена именно под такое комплексное ресурсоемкое общение с невербаликой. Когда появился телефон, он представлялся убогим и неудобным. Но неудобным не из-за того, что его нельзя носить с собой, а из-за того, что собеседника не видно! Потому что опыт мобильной связи у человечества отсутствовал в принципе, а опыт «полного контакта», наоборот, доминировал! И когда к этому опыту добавился опыт дистанционной, но только голосовой связи, футуристы в своих мечтах захотели его объединить — то есть чтобы контакт был и полным, и дистанционным!

Им даже в голову не приходило, что на практике с освоением телефонной связи она все меньше будет восприниматься как суррогат «полного контакта», а начнет формировать собственную культуру голосового общения, а особенно с переходом на мобильность — сначала в виде радиотрубок, затем и полноценных сотовых — эта культура будет все больше дистанцироваться от «реала», наберет популярность такой асинхронный, бесшумный и поэтому удобный вид связи, как смс (хоть и самый дорогой в пересчете на байт!), а к моменту, когда технологии сделают возможной и видеосвязь — мобильную и копеечную! — она просто займет отдельную нишу, как и «реал», поскольку для значительной части задач будет достаточно текста или голоса. И главное, для нас в 21 веке это будет вполне комфортно!

В принципе, их можно было понять. Попробуйте представить мир, где у каждого есть возможность мгновенно начать сеанс телепатии на уровне потоков мыслей с высокой скоростью. Например, когда программисты обсуждают архитектуру какого-нибудь софта, насколько быстрым может стать обмен идеями и их развитие. И что в этом мире люди пользуются этой возможностью налево и направо так, как нас может шокировать. Ну например, транслируют происходящее у них в голове во время секса в сеть за деньги (или за бесплатно, а деньги берут за двустороннюю связь:)). Или не за деньги, а за лайки или какие-то еще экзотические услуги, выглядящие с нашей точки зрения бредовее некуда. В общем, примерно так для них в прошлом выглядел бы наш сегодняшний мир мобильной связи, широкополосного интернета, социальных сетей и скайпа. Представьте, какие интеллектуальные усилия требовались, чтобы хотя бы вообразить такой мир в те годы. Не говоря уже о том, что фантастика такого рода была бы трудной для восприятия, скучной, непопулярной или оскорбляющей «традиционные ценности» тех лет. Гораздо проще вообразить видеофон или факс на каждом углу: «McFly, YOU ARE FIRED!»

Кто же консерватор? 14-летняя лирушница вэкашница, которая отправляет в день 90 смс, звонит 9 чувакам и еще перед одним раздевается в скайпе за вебмани, или скорее тот, кто думал, что она будет исключительно по стационарному видеофону обсуждать домашние задания?:)

Будущее 1.0 — это о том, чего мы хотели вчера.

Будущее 2.0 — это о том, чего мы будем хотеть завтра. Это труднее представить, но это имеет гораздо больше общего с реальным завтрашним днем.

Предвосхитить будущее в понимании 2.0 способны те, кто умеет абстрагироваться от сегодняшних и вчерашних потребностей и не воспринимать их так, будто они такими будут всегда. В этом я в корне не согласен с автором из 2009 года, который утверждал, что будущее делают те потребности, которые уже существовали в прошлом. Хотя на самом базовом уровне их можно свести к одной из нескольких общих категорий (или даже двух, например «материальные» и «нематериальные»), в данном случае важно, какую форму примет их эволюция. Будет ли потребность в связи проявляться в виде «полного контакта» или же по отдельным каналам текста и голоса; какие потребности в дальнейшем будут удовлетворяться нейроинтерфейсами, 3D-печатью, краудфандингом или теми же летающими автомобилями.

Пример консерватизма фантастов и футурологов прошлого в отношении видеофонной и мобильной связи — не единственный. Еще более показательна эволюция продолжительности жизни и репродуктивного поведения людей в научной фантастике, социально-экономических и просто отношений и то, как эти вещи зачастую преподносились авторами 20 века.

Казалось бы, задача научной фантастики — исследовать самые разнообразные сценарии развития технологий как угодно радикально. В НФ-произведениях люди летают на самых разнообразных кораблях между звездами и галактиками, путешествуют во времени, по альтернативным измерениям и т. д., сталкиваются с какими угодно экзотическими искажениями физики. Но при этом они ведут себя, как будто хронически застряли в каких-то 1950-х годах. В западной фантастике это охватывает в том числе и социально-экономические отношения, в советской они эволюционируют в сторону коммунизма, но более глубинная психология остается той же. Пожалуй, только Лему удалось разогнать фантастическое воображение до чего-то более интересного, хотя и он — человек своего времени.

В частности, при всей склонности к описанию сколь угодно замысловатой экспансии человечества в пространстве, фантасты 20 века почему-то с большой неохотой описывают такое банальное направление, как увеличение продолжительности жизни. Зачастую у них бессмертные или очень долго живущие персонажи носят враждебный или «чуждый» характер, часто подчеркнуто противопоставляются «обычным» людям. То же самое касается модифицированных людей, мутантов, киборгов, людей с усиленным интеллектом и т. д. Если же фантаст по какому-нибудь аспекту проявляет конструктив, то другие либо критикует, либо игнорирует. Что касается футуристов-визионеров, показателен пример, который описывал один из наиболее радикальных футурологов прошлого века FM-2030 — когда он на конференции таких же отборнейших футуристов-радикалов где-то в 1960-х спросил, кто из них хотел бы жить в разы дольше, то поднялись считанные единичные руки. Правда, к 80-м таких уже было больше (в соответствующих кругах). Ну а в фантастике только недавно, в 21 веке, начали появляться произведения, в которых сверхдолгожительство и другие существенные изменения человека подаются в конструктивном ключе, и не обязательно в «менторском», когда более продвинутые ультимативно тащат за собой отстающих, а более комплексно. У меня есть некоторые соображения, почему это начало происходить именно сейчас, но это отдельная тема.

В данной же теме сделаем вывод, что существуют, вероятно, какие-то предсказуемые баги в восприятии ожидаемого будущего большинством людей, завязанные на их текущий образ жизни, практический опыт, биологические, социальные и технологические реалии, которые направляют их мысли о будущем в одних направлениях (видеосвязь, 3D), в то время как реальность со временем движется в других (мобильная связь, смс). И что можно в принципе предвосхитить эту реальность в большей мере, чем большинство людей, если уметь абстрагироваться, мыслить комплексно и идентифицировать источники текущих потребностей и потенциальные драйверы их эволюции. А при чем здесь дальний космос и ультрадолголетие, я расскажу в следующий раз.

В заключение порекомендую перечитать комменты 5-летней давности (лучше в мобильной версии, там НЛО не закрыты:)) и удивиться пессимизму сообщества и массовым заблуждениям (по сравнению с сегодняшним днем), а заодно вспомнить, сколько у нас всего нового появилось за эти 5 лет.

До встречи в будущем!

Источник: geektimes.ru/post/242154/

Когда взлетим? Обзор летающих авто (и мотоцикла)

Поделиться



Привет, Хабр!

Люди всегда хотели летать. И у нас это, прямо скажем, неплохо получается. Но ведь самолетов, вертолетов и паропланов мало, согласитесь? Нам еще нужна транспортная система, состоящая из многоуровневых «дорог без дорог», как в Пятом элементе.

Попытки наделить транспортное средство способностью летать предпринимались с 1917 года. Подробнее — под катом.




Читать дальше →

Летающие роботакси проще сделать, чем беспилотные автомобили

Поделиться