Кинезиология: Алгоритм лечения аллергии

Поделиться



Аллергия или гиперсенситивность возникают тогда, когда аутоиммунная система организма нарушается и не может больше бороться против вещества, которое не должно было бы вызывать проблему у обычного человека.

Фобии связаны с психической стороной триады здоровья. Психическая травма, вызвавшая аллергию, может быть неизвестна — человек не всегда ее помнит.

Андрей Плигин в своей книге “Как призрак неудачи превратить в аромат жизненного успеха.
Из опыта работы НЛП-консультанта” пишет:





“В один из вечеров, когда я пришел в гостиницу, заметил очень странные красные пятна у себя на руках, которые слегка почёсывались. И даже у меня, искушённого в психологии человека, в НЛП, это вызвало полное недоумение. Я не поверил своим глазам. И, сняв рубашку, увидел, что всё тело покрыто сильнейшей сыпью.

Осознав, что со мной происходит что-то не так, я вдруг ощу­тил волну страшного зуда. Моему потрясению не было предела, и в какой-то момент я даже почувствовал внут­ри себя страх, потому что вообще не понимал, что же всё-таки со мной случилось.

Я пытался вспомнить все, что со мной происходило, день за днем, час за часом…

И я нашел!

Оказывается, куда бы мы ни приходили, везде на столах был один и тот же напиток — апельсиновый сок. Я очень быстро начал подсчитывать количество выпи­того мною сока за день. Оказалось, что выпивал я около 14 кружек апельсинового сока, то есть по 3 литра вдень.

У меня произошёл полный шок. Я осознал, что никогда в жизни не болел никакой аллергией, у меня никогда не было диатеза ни на какие продукты, ни на какую пыльцу, ни на какие внешние стимулы. И ещё осознал одну вещь: никогда в жизни мною не было вы­пито столько апельсинового сока.

Я согласен с одним из великих врачей, который исследовал аллергии. Он назвал аллергическую реакцию — фобией иммунной системы. Ведь когда наше собственное восприятие чего-либо находится на высшей точке, организм начинает бояться, и реакция на концен­трацию какого-либо вещества или стимула становится более сильной.

Например, когда человек очень расстро­ен или находится в состоянии нервного срыва, и в этот момент, скажем, ему на глаза попадает пыльца (это, ко­нечно же, не совсем обычное явление), то может проис­ходить якорение, то есть стимулы могут связаться, в данном случае — негативное состояние человека может свя­заться с пыльцой. И в дальнейшем именно пыльца будет вызывать неадекватную реакцию организма.”

 

Подход Ланга в лечении аллергий

 

1. Сначала тестируем индикаторную мышцу.

2. При тестировании возможных пищевых аллергий вещество кладут в рот, воздушные аллергены тестируют при их вдыхании. Хотя тестирование веществ при их удержании или каком-нибудь другом контакте с кожей в ПК обычно не принято, аллергены, которые вызывают контактные дерматиты, можно эффективно тестировать, втирая их в кожу. Это должно применяться для таких веществ, как дезинфицирующие и косметические средства. 

Проверяем силу индикаторной мышцы — она должна ослабнуть на действие аллергена.

Психическая связь с аллергией найдена при доступе к мозгу с помощью положения глаз в нейролингвистическом программировании (НЛП), описанном Бандлером и Гриндером.





Каждое из шести положений  связано с тем, как у личности проходят мыслительные процессы.

Например,

1) если вы спрашиваете у человека, какого цвета его дом, то он повернёт глаза вверх и влево, так как он визуально вспоминает или восстанавливает в памяти дом;

2) если он творчески думает о доме, который он хотел бы построить, его глава движутся вверх и вправо, так как он конструирует образ; 

3) движение глаз влево показывает, что у человека совершается доступ к воспоминанию звуков или слов, как к однажды запомнившемуся стихотворению;

4) когда глаза движутся вправо, человек конструирует то, что он хочет вам сказать;

5) движение глаз вниз и влево показывают на доступ к слышимым звукам или словам, как будто бы он разговаривает сам с собой; 

6) глаза вниз и вправо указывают на кинестетические ощущения, которые включают запах и вкус.

Часто при общении с нормально организованным индивидом ему рассказывают шутки. Если он уже слышал шутку перед этим, то его глаза будут двигаться влево, так как он вспоминает свой предыдущий опыт в связи с шуткой. Если во время рассказа шутки индивид конструирует шутку, чтобы рассказать вам лучше, чем в действительности услышанная ваша шутка, его глаза будут двигаться вправо.

Хотя глубокие знания по нейролингвистическому программированию являются очень ценными для общения, не обязательно знать все его тонкости для оценки того, как аллергены восприняты нервной системой.

3. Удерживая контакт с аллергеном, просим  пациента посмотреть последовательно в любом из указанных направлений, и делаем ретест индикаторной мышцы. В одном из  положений глаз индикаторная мышца усилится (обязательно проверяем на истинность через ВИСОЧНОЕ ПОСТУКИВАНИЕ).

4. Убираем контакт с аллергеном и снова просим пациента посмотреть в направлении, вызвавшем усиление индикаторной мышцы — теперь она должна ослабнуть.

5. Проведим повторное тестирование мышцы, когда больной совершает глубокий вдох или выдох. Одна из фаз (как правило, вдох) будет устранять слабость, которая возникла из-за удержания глаз в ранее положительной позиции.

6. Лечение состоит в осторожном контакте с глазом пациента и удержании его в направлении, связанном с аллергией, а пациент в это время совершает фазу дыхания, которая устраняет слабость. Повторяем это с усилием 120 – 240 грамм четыре или пять раз на обоих глазах.

7. Опять проверяем реакцию индикаторной мышцы при повторном контакте с аллергеном- теперь она не должна давать реакцию мышечной слабости.

8. Эффективность лечения можно подкреплять продолжительным контактом с аллергеном, когда пациент смотрит строго вниз, так как это направление в НЛП является нейтральной позицией. Это помогает предохранить пациента от перемещения глаз в одну из позиций, скрывающих мышечную слабость, которая всё ещё может быть вызвана стимуляцией аллергеном.

Врач не должен пытаться лечить аллергии, которые выгодны больному. Например, у больного может наблюдаться непереносимость молока, что считается аллергией. Однако у него может быть генетический недостаток выработки лактазы, что приводит к невозможности расщеплять лактозу.

Прежде чем начать лечение аллергии, врач сначала должен проверить,  не является ли аллергическая реакция полезной для индивида.опубликовано 

 

Материалы носят ознакомительный характер. Помните, самолечение опасно для жизни, за консультацией по поводу применения любых лекарственных препаратов и методов лечения обращайтесь к врачу.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.kineziolog.ru/%D0%B0%D0%BB%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BC-%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B8/

Роберт Дилтс: Мыслительный вирус

Поделиться



Восемнадцать лет назад, в январе 1978 года, моей матери, Патриции Дилтс, впервые был поставлен диагноз рак груди. Ее оперировали, используя радикальную мастектомию, при которой ряд лимфоузлов и других тканей были удалены из тела. И, хотя операция сильно изменила ее, доктора сказали, что это — наилучший способ лечения, дающий им уверенность в ликвидации болезни.

Спустя четыре года опухоль снова появилась в оставшейся груди и на яичниках. Костная пункция показала огромное количество метастаз практически в каждой кости.

Доктора признали свою ошибку, когда говорили о ликвидации болезни, а также пришли к выводу, что на данной стадии они бессильны. Жить ей оставалось недолго.





 

Благодаря ее мужеству, готовности к самоисследованиям, любви к жизни и своей семье, моя мать сама взяла на себя ответственность за свое собственное здоровье, и произошло драматическое исцеление.

Более двенадцати лет она продолжала поддерживать свое здоровье, не обращая внимания на симптомы и проявляя замечательные способности в борьбе с физическим недугом. Истории процесса этого выздоровления были посвящены мои семинары, лекции и книги «Убеждения», «Тропа к здоровью и благополучию», а также «Изменение системы убеждений с помощью НЛП». Ее пример вдохновлял многих больных людей во всем мире, помогая им найти свой путь к целостности.

Третьего декабря 1995 года моя мать умерла, прожив здоровую и хорошую жизнь.

Из-за сложностей со здоровьем, на протяжении несколько месяцев она согласилась пройти рекомендованный доктором курс химической терапии и радиации. К сожалению, лечение мало помогло ей и к тому же было весьма болезненным. Это еще больше подорвало здоровье и практически привело к ее кончине. Уже приняв решение умереть, она перестала реагировать на внушения и вмешательства, бывшие ранее такими эффективными. Скорбя о смерти матери, я все-таки принял ее собственные пояснения, что она сделала все возможное в жизни, и готова к воссоединению с моим отцом (ушедшим от нас десять лет назад).

Несмотря на физические страдания, моя мать сохранила мужество и достоинство до самого конца и умерла, окруженная своей семьей и светом глубокой любви. И хотя последние дни были очень болезненными, было также много моментов необычайной красоты, счастья и вдохновения.

И, хотя изначально у меня были другие цели, я рассматриваю эту статью как дань моей матери и глубоким познаниям, полученным от нее за эти годы.





 

«Карта не территория» — вот одно из самых фундаментальных предположений НЛП. Как человеческие существа мы первоначально познаем реальность через наши ощущения, которые весьма ограничены.

Например, собаки слышат такие вещи, которые мы услышать не можем, а пчелы видят инфракрасные лучи, не видимые нами.

Наши чувства ограничены, но это то, чем мы воспринимаем мир. Мы реагируем на ментальные карты, построенные на наших сенсорных восприятиях реальности, скорее, чем на саму реальность. Эти наши нейро-лингвистические карты реальности определяют наше поведение и его смысл, но не саму реальность. В то время, когда люди думали, что мир плоский, им и в голову не приходило отправиться в кругосветное путешествие. Таким образом, ограничивает или наоборот развивает нас скорее не мир, а наши карты мира.

Карты у людей бывают разные, и зависят они от их предысторий, общества, культуры, профессиональных навыков и их личностной истории. Признание того факта, что люди имеют разные карты мира — есть важнейшее положение НЛП. Люди имеют разные убеждения о целительных способностях тела и о том, что «должно быть сделано» и что «можно сделать» в отношении их собственного исцеления. Работая в сфере оздоровления, я понял, что в карты, помимо понимания того что же есть исцеление, входят еще его возможности, и люди живут в соответствии с этим.

Иногда эти карты очень ограничивают. Например, люди говорят о физических симптомах, таких как рак или СПИД, будто они «обладают» ими, врачи же говорят о них так, будто они имеют разум и собственную волю. Говорят, что рак «вторгся» в тело и о том, как вирус СПИДа «дурачит» иммунную систему, используя тело человека. Я слышал, как онкологи говорили, что рак груди у разных людей имеет «свое лицо». У кого-то «более агрессивное», у кого-то " менее". Они говорят об этом так, будто это характерные признаки симптома.

В рассматриваемом нами случае длительного истощения от метастаз рака груди, например, один из онкологов заметил моей матери: «Ваш рак вел себя в очень дружественной манере».

Правильнее осознавать, что личность человека или способность исцеления воздействует на симптом, чем думать, что тело человека совершенно пассивно и «одержимо» симптомом. Как объяснил онколог, причина, по которой химиотерапия не помогла, была в том, что рак нашел способ «уклоняться» от лекарств. Моя мать пошутила по этому поводу: «Они говорят о клетке, как о чем-то особенном, что хитрее лабораторной крысы».

Эти типы карт и убеждений определяют то, как мы достигаем исцеления. При ощущении умышленного вторжения внешнего и негативного намерения, например, мы чувствуем себя больными и разбитыми. Когда моя мать впервые обнаружила у себя метастазы рака груди и начала исследовать, что же она может сделать, чтобы реально помочь своему собственному исцелению, ее хирург сказал ей: «Все рассуждения о сознательно исцеляющей части — чепуха и от этого можно лишиться рассудка». Этот тип убеждений, особенно если он представлен, как «правильная карта мира», может стать, как я называю это, «мыслительным вирусом».

«Мыслительный вирус» — основа ограничивающего убеждения, которое мешает своим собственным или другим усилиям, направленным на исцеление или улучшение.

Тогда моя мать работала медсестрой, и её коллега-доктор, вместо того, чтобы говорить о том, как она глупа (как было в случае с хирургом), отвел ее в сторону и сказал: «Послушай, Пат, если тебе действительно небезразлична твоя семья, ты не оставишь ее неподготовленной». Если вы на самом деле беспокоитесь о своей семье, вы не будете пытаться обольщать близких иллюзией выздоровления, потому что в этом случае вы просто оставите её неподготовленной. Мысль о возможном выздоровлении, в то время, когда смерть стоит у порога, означает просто эгоизм и беззаботность в отношении своей семьи. Это породит неоправданные надежды, существенное истощение финансовых ресурсов и приведёт к грусти и разочарованию.

Такие «мыслительные вирусы» могут заразить мозг и нервную систему, так же как физический вирус заражает тело, или же компьютерный — компьютерную систему, приводя к беспорядку и хаосу. Компьютерная программа, как и целая система, могут быть испорчены «компьютерным вирусом». Так и наша нервная система способна заразиться и соответственно испортиться «мыслительным вирусом».

Биологически «вирус» обозначает кусочек генетического материала. Наш генетический код — биологическая программа нашего тела, а вирус — это неполный кусок программы. На самом деле, это не живой предмет. Именно поэтому вы не можете его убить или отравить. Он не живой. Он проникает в клетку её «хозяина». В случае принятия вируса, клетка неумышленно создаёт благоприятные «домашние» условия для него и даже помогает воспроизводиться и развиваться.

«Компьютерный вирус», как и биологический, не есть целая и завершенная программа. Нет науки, точно знающей, откуда он появляется в компьютере, какие его части защищены, а какие открыты, нет представления об экологии компьютера, а также идентичности с остальными компьютерными программами. Начальная цель вируса — просто воспроизведение себе подобных и размножение, так как он не знает или не уважает границ других программ и чисел в компьютере. Он беспорядочно накладывается на них, стирая и заменяя эти программы. Это и является причиной сбоев и серьёзных ошибок.

Для меня «мыслительные вирусы» отождествляются именно с такими вирусами. Это не законченная, связанная и органично поддерживающая огромные персональные системы и убеждения на пути к исцелению, идея. Это особая мысль или убеждение, которое может создать неразбериху или конфликт. Индивидуальные мысли и убеждения не имеют своей собственной «силы». Они оживают только в случае чьего-либо активного воздействия на них. Если человек пришёл к убеждению и направил свои действия в соответствии с особой мыслью — это означает, что он «оживил» убеждение; оно может теперь стать «самоосуществимо».

Чтобы было понятно, что я имею в виду, поясню. Моя мать прожила на двенадцать лет больше того срока, который отпустил ей доктор, потому что она не принимала некоторые его убеждения близко к сердцу. Доктор, у которого она работала, обещал при удачном положении дел примерно ещё два года жизни. Когда же он говорил со мной — речь шла о месяце или даже о неделе. Она перестала работать с доктором и прожила ещё много лет, совершенно свободной от каких-либо раковых симптомов. Через несколько лет, после того как моя мать бросила работать с доктором, он серьёзно заболел (хотя его болезнь нельзя сравнить с болезнью матери). Теперь он был ответственен за свою собственную жизнь. Позднее он убеждал жену покончить жизнь самоубийством вместе с ним или, возможно, хотел взять её с собой без согласия (ситуация трудноразрешимая). Почему? Потому что он верил, что его смерть реальна и неизбежна и не хотел «уходить неподготовленным».

Дело в том, что «мыслительный вирус» может привести к смерти так же легко, как и вирус СПИДа. Он может убить «хозяина» так же просто, как и причинить вред тем, кого этот «хозяин» заразил. Подумать только, сколько умерло людей от «этнического очищения» и «святых войн». Возможно даже, что вирус СПИДа действует сообща с «вирусом мыслей».

Хочу разъяснить, что говоря о докторе своей матери, я не имею ввиду, что он какой-то плохой человек. Я думаю, он был хорошим врачом и честным человеком. Проблема не в нём. Проблема в «убеждении» и в «вирусе». На самом деле, факт его самоубийства можно рассматривать как акт честности — соответствующий его убеждению. Не людей, а именно эти убеждения надо критиковать.

«Мыслительный вирус» невозможно убить, его можно только опознать и нейтрализовать от остальной системы. Нельзя убить «идею» или «убеждение» — они не живые. Убийство человека, действующего на основании своих идей и убеждений, ещё не убивает сами идеи и убеждения. Столетние войны и религиозные преследования подтверждают это. (Действие химиотерапии похоже на войну. Убиваются инфекционные клетки, но не исцеляется и не защищается от вируса само тело. К сожалению, именно в этом причина большого количества «местных несчастных случаев» на пути исцеления клетки.) «Ограничивающие убеждения» и «вирусы мыслей» общаются между собой так же, как, например, тело — с физическим вирусом, компьютер — с компьютерным, т.е. путём распознавания вируса, не воспринимая его и не оставляя ему места в системе.

Вирус действует не только на «слабых», «глупых» или «плохих» людей и компьютеры. Электронный или биологический «хозяин» компьютера, или физические вирусы «обманываются», так как вирус изначально может показаться благоприятным и безвредным. Например, наш генетический код — это программа. Происходит примерно следующее: «после А и Б должно быть В» или «для данной структуры АААБАВАГАДА существует данное место». Одна из функций нашей иммунной системы — проверка кодов в разных частях тела и веществ, попадающих в него, для проверки и уверенности, что они здоровы и органичны. Если они чужды телу, они выбрасываются или перепроверяются. Вирус может обмануть тело или иммунную систему как и вирус СПИДа, поскольку его строение во многих случаях похоже на клетки нашего кода. Факт, что только человек и шимпанзе испытывают на себе ужасное действие вируса СПИД. Это происходит потому, что только эти существа, чья генетическая структура близка коду вируса СПИД, могут быть заражены им.

Например, генетический код человека имеет следующую модель «АААБАВАГАД». А вирус может иметь структуру «АААБАОАПЕАД», которая в некоторых случаях похожа на индивидуальный собственный генетический код. Если просмотреть только первые пять букв, код выглядит идентично и будет признан телом.

Другой путь — когда вирус «обманывает» тело или иммунную систему, проникая внутрь в безвредной протеиновой оболочке (как Троянский конь). Иммунная система не ощутила никакого дискомфорта. Это похоже на слова доктора: «Если вы действительно заботитесь о своей семье — подготовьте их». С первого взгляда в этом выражении нет ничего особо вредного. Фактически это сочетается с позитивными ценностями: «забота» и «подготовка». В этом смысл высказывания, а что не установлено, но предполагалось или допускалось — это убеждение о возможности смерти.





Рассмотрим следующее высказывание:

«Я контролирую вас, потому что вы должны дочитать меня до конца».

Психологи называют это «вирусным предложением» (это похоже, но в то же время отлично от «мыслительного вируса»). Заметьте, сколько в этом предложении интересных пресуппозиций и утверждений. Одна из характеристик таких «вирусных предложений» — самореферированность и самодостаточность. Соотнестись можно только с самим предложением, никакой другой информации, опровергающей его, — нет. Это похоже на правду, так как действительно надо дочитать предложение до конца, чтобы понять его смысл.

 Но действительно ли мы попадаем под «его» контроль? Кто есть «Я» и кто контролирует нас? Предложение ведь не личность — это просто группа слов. Возможно, автора этих строк сейчас уже нет в живых. Так кто же нас контролирует? И вообще можно ли говорить о контроле, может быть, дело в любопытстве, привычке или стратегии?

Важно помнить, что вирус биологический, компьютерный или ментальный не обладает разумом или своими собственными намерениями. Фактически, это отдельная часть большого органического целого, которая и делает вирус опасным. Биологический вирус только тогда вреден, когда тело принимает его и путает его с собой. Инфицирование вирусом не происходит механически, и оно не неизбежно.

Возможно, каждый из нас имел опыт, в котором мы подвергались вирусам, но не заразились. Наша иммунная система обучена распознавать вирусы, перераспределять и удалять их из тела. Иммунная система не научена убивать их (так как они не могут быть убиты). Компьютерная «антивирусная» программа, например, не разрушает части компьютера, скорее, она распознаёт вирус и удаляет его из компьютерной памяти или с диска. Часто эта программа, найдя вирус, просто изгоняет инфицированный диск, чтобы компьютер не подвергался никакому риску.

Похоже, невосприимчивость вирусов иммунной системой — следствие хорошего «образования» в распознавании и сортировке вирусов. Как ребёнок, обучающийся чтению, начинает распознавать буквы, так же и наша иммунная система распознаёт и отбирает различные символы в генетических кодах вирусов. Это более тщательный и глубокий контроль вирусной программы.

Рассмотрим, к примеру, «удаление» оспы с лица земли. Мы делаем это не убивая вирусы. Мы просто обучаем нашу иммунную систему распознавать их. Вы делаете прививку, и ваше тело внезапно понимает: «О! Этот вирус мне не принадлежит». Вот так! И опять, прививка не убивает вирус. Она помогает иммунной системе прояснить, что в действительности есть ты, а что — не ты, что принадлежит телу, а что — нет.

Процесс отбора файла на компьютерном диске и перемещение его в «мусорную корзину», где он стирается — не насильственный процесс, речь идёт не о «борьбе» и «убийстве». Это делается в целях защиты компьютера, при смене программы на более новую или при замене устаревших данных.

Например, в случае с моей матерью, она чувствовала боль в позвоночнике, рёбрах и поражённых метастазами костях. Я просил её наглядно представить те части тела, в которых она испытывала боль. В некоторых частях спины она увидела нечто — похожее на беспорядочное движение «ржавчины». Следуя типичным процедурам НЛП, я попросил её исследовать позитивные намерения этой, так образно представленной ею, части. Я предложил ей внутренне спросить кусочки «ржавчины», что связывает их и что это сообщество обозначает для неё. Снова и снова внутренний виноватый голос повторял: «Ты больна». Мы пытались найти намерение или связь в этих словах, но их, казалось, не было. В конце концов, я сказал: «Может, это просто вирус, который больше не принадлежит тебе? Возможно, ты должна попытаться удалить эту ржавчину и этот голос из своего тела и нервной системы? Представь, что ты смогла бы взять их и положить перед собой, как испорченную компьютерную программу, переписанную с жесткого диска на флоппи-диск. » Эту программу на флоппи-диске ты можешь сохранить на случай каких-либо неизвестных целей, которые могут возникнуть позже. Но ты можешь временно стереть некоторые свои убеждения из своей оперативной системы". Таким образом, она представила, как достаёт ржавчину и голос из тела и кладёт их перед собой (как тот флоппи-диск). Немедленно с ней случилось то, что она описывала как ощущение покалывания и тепла, циркулирующего по позвоночнику и рёбрам. Её боль стихла, и никогда она не чувствовала необходимости вернуть это всё обратно в своё тело — это ему больше не принадлежало.

Конечно, я не рекомендую стирать каждую ограничивающую мысль, главное вовремя исследовать связи или позитивные намерения симптома. Много людей делали невероятные усилия, чтобы избежать или «стереть» свои симптомы — это очень трудно, если не пытаться услышать или понять свою ситуацию. Много мудрости надо, чтобы суметь распознать и отличить вирус.

Исцеление «мыслительного вируса» включает углубление и обогащение нашей ментальной карты, чтобы иметь больше выборов и перспектив. Мудрость, этика и экология не происходят из одной «правильной» или «подходя щей» карты мира, так как человек не способен её создать. Скорее, цель создаст богатую своими возможностями карту, которая уважает натурализм и экологию нас самих и мира, в котором мы живём. С расширением и обогащением модели мира меняется восприятие и цели жизни. Иммунная система тела, в сущности — механизм для распознавания и сохранения целостности его физической идентификации.

Процесс иммунизации заключается в обучении иммунной системы тому, что есть её физическая часть, а что — нет. В заключение мы должны научиться обращаться с ограничивающими убеждениями и «мыслительным вирусом» — способом, более похожим на иммунизацию, чем химиотерапия. Много предположений и техник НЛП можно рассматривать как «прививку» с целью помочь освободить систему убеждений от «мыслительного вируса».

Я думаю, что визуальные представления матери в процессе исцеления являлись очень сильной метафорой. Она не представляла себе белые клетки в виде «хороших парней», уничтожающих «плохих», как в видеоигре Пак Мэн. Скорее, она рисовала себе своё тело как систему холмов, полей и садов. Она видела рак в виде участков травы на полях, которые начали расти слишком быстро и превратились в колючки и сорную траву, потому что на них паслось недостаточно овец, благодаря которым можно сохранить экологический баланс. Именно белые клетки и были теми овцами, которые паслись и размножались на этих пастбищах.

Это не та атака, в которой белые клетки представлены в виде борцов, сбрасывающих напалм на поля, с целью уничтожения сорной травы или чего-то ещё. Это был бы менее предпочтительный способ. Она не чувствовала, что сможет исцелиться по-настоящему, представляя себе войну в своём теле. Начальной метафорой для борьбы с раком было не «убийство» плохих клеток, а скорее «приведение в порядок» беспорядочных клеток. Так же как вы бы перепутали старые стеклянные бутылки с алюминиевой банкой.

Я бы хотел закончить статью словами моей матери о её опыте исцеления. Далее я приведу несколько выдержек из монографий матери на пути к исцелению.

Меня спрашивали, что я делаю, когда уже нет сил бороться. Это было в то время, когда я чувствовала себя хуже. В такие моменты я пыталась найти более лёгкий путь. Это что-то вроде старого «пучка моркови», заставляющего осла двигаться вперёд. Я думаю, это эпизоды физической слабости, но люди с серьёзными заболеваниями могут найти неисчерпаемые силы в себе, чтобы стать здоровыми.

Если и есть какое-то совершенное средство — это поощрение.

Часто общество и даже наша физиология могут посеять негативные идеи в нашем мозгу. Роберт называет это «мыслительными вирусами». Эти мысли могут иметь хорошие намерения, но и могут оказать очень нежелательное влияние на уязвимые места больного. Однако я обнаружила, что «мыслительный вирус» может быть обращён и на моё выздоровление.

Например, в начале моего процесса выздоровления один из врачей сказал, что мои усилия помогают моему исцелению как «мёртвому припарка», и что я просто могу сойти с ума. Вместо того, чтобы ответить доктору на его комментарий, который мог бы стать своего рода «вирусом», я искала «позитивные намерения» в его словах. Я верю, что его намерение было честным и открытым (в его понимании), и он не хотел, чтобы я обманулась. Я тоже этого не хотела и решила, что в самом деле будет глупо не утверждать жизнь и не использовать все доступные мне выборы. Я продолжала идти своим курсом, несмотря на его слова, веря в его глубокие и искренние намерения. Интересно, что после того, как он увидел улучшение, он изменил свои убеждения, стал для меня крепкой опорой и даже посоветовал «держаться подальше от врачей». В противовес «мыслительному вирусу» мы можем научиться ожидать определённые изменения позитивного поведения и запрограммировать себя на их достижение.

Попытка найти что-либо забавное в каждом случае — также эффективный путь в поддержке позитивного отношения и изменения «мыслительного вируса ». Моя семья и я обнаружили, что даже в наиболее неприятные моменты нашей жизни есть место для смеха. Очень важно научиться смеяться над собой. Мне не помогало серьёзное восприятие. Если я смогу смеяться над страхом и над собой — жизнь обогащается новой и приятной перспективой. Моя выдержка и терпение укрепляются, если я могу найти что-нибудь забавное в неприятностях, с которыми все мы сталкиваемся ежедневно.

Я не боюсь мечтать о лучшем. Самое забавное, что некоторые мечты сбываются. Я играла главную роль, и это доставляло мне удовольствие. Я участвовала в нескольких телевизионных программах совершенно неожиданно для себя и прожила несколько удивительных и непредсказуемых лет.

Свежий воздух всегда оказывал на меня хорошее влияние, как и на других. От родителей я унаследовала связь с землёй и тем, что на ней растёт. Я всегда чувствую гармонию и удовольствие в родстве с природой моего сада. Столько можно познать, наблюдая за круговоротом жизни и природными соответствиями. Моя жизнь — мой сад, а цветы, которые я собираю для своего букета — мой опыт. С каждым днём я добавляю в него новые цветы.

Любопытство — другая важная часть моего желания жить.Я люблю учиться новому, и меня очаровывают как старые, так и новые открытия. Так много знаний, которые я должна исследовать и понять, что даже для поверхностного изучения надо много-много лет. Я изучила языки в нашем местном колледже так же хорошо, как если бы путешествовала по некоторым Европейским странам. Новые культуры открыли мне совершенно различные области интересов.

Один мой друг, доктор, сказал, что некоторые люди, только будучи серьёзно больными, научились заботиться о себе и, в конечном итоге, стали жить лучше. С моей точки зрения, он очень наблюдателен. Много больных неизлечимыми болезнями людей говорят о ценности каждого прожитого дня и даже о новой любви к ближним. Я думаю, что с каждым днём, который я выбрала для жизни, я становилась мудрее. Я использую слово «выбор», так как чувствую, что именно он имеет самое прямое отношение к продлению жизни. Мне нравится делать каждый следующий день лучше прежнего. Иногда просто достаточно посмотреть на небо и деревья, иногда помочь кому-то. Быть «нужным» — тоже повод. Даже обмен улыбками очень важен.

Не у каждого есть такая поддержка и удача, как у меня. Но мало-помалу, шаг за шагом… И однажды, оглянувшись, можно увидеть улучшение. Каждый шаг делает жизнь более ценной, и каждое достижение делает её более привилегированной. Жизнь становится более осмысленной, когда мы принимаем в ней активное участие. Мы собираем наши сокровища на дороге под названием «опыт». А неприятности и проблемы могут стать полезными уроками, нашими собственными драгоценностями.опубликовано 

 

Автор: Дилтс Роберт

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.center-nlp.ru/library/s55/nlp/kartu.html

Михаил Литвак: Хочешь быть полезным другим — живи для себя

Поделиться



Сегодня мы рады представить вам интервью с Михаилом Ефимовичем Литваком.

Хочешь быть полезным другим — живи для себя;

не знаешь, как воспитывать ребенка — оставь его в покое;

хочешь изменить свою судьбу? — это возможно;

тебя назвали глупцом — согласись с этим, —

утверждает участник нашего интервью, врач, кандидат медицинских наук, главный психотерапевт, член-корреспондент РАЕН Михаил ЛИТВАК.





На первый взгляд такие утверждения вызывают недоумение. Мы привыкли жить и думать иначе. А, может, мы просто не придаем значения тому, что существуют четкие правила, следуя которым, мы добиваемся в жизни того, чего желаем? 

Эти правила и многое другое Михаил Литвак рассматривает в своих двадцати книгах по актуальным вопросам психотерапии, психологии общения, управления. 

А разработанные им методы обучения грамотному общению и лечения неврозов М. Литвак использует на занятиях им же созданного клуба под названием КРОСС — это клуб решивших овладеть стрессовыми ситуациями.

Обо всем этом мы беседуем с нашим гостем и вот мой первый вопрос: 

Одна из ваших книг, которая называется «Если хочешь быть счастливым», начинается такими словами: «Говорят, надежда умирает последней, а я убил бы ее первой». Почему? 

Так получилось в моей практике.У нас многие люди надеются и при этом ничего не делают. Авось, обойдется, кто-то сильный поможет, приедет рыцарь на белом коне и все устроит. Но, в то же время, люди понимают, что явления природы подчиняются жестким законам. 

Опустить руку в кипящую воду нельзя, и если опускают, то кого обвиняют? Себя, конечно. А вот что касается общения, то все считают, что если бы не злая воля партнера по общению, то у меня все было бы хорошо. И они не осознают, что законы общения достаточно жесткие. И точно также «опускают руку в кипящую воду», но «обвиняют» при этом воду, и опять надеются. 

Тогда я говорю: перестаньте надеяться, давайте будем изучать эти законы общения, будем действовать в соответствии с законами, и тогда они вам будут помогать. 

Лет двадцать назад я был врачом традиционного плана — гипноз, аутогенная тренировка, таблетки. Больному от лекарств становилось лучше, но научат ли они человека решать свои проблемы? Конечно, нет. 

Он возвращается в бурную среду своего социума… и опять приходит к нам. Вместо того, чтобы его потренировать, я его успокаиваю. Получается «феномен вращающихся дверей».

Я стал размышлять над этим, появились учителя. Мне помогали профессор Либих С.С., Петраков Б.Д. На основании ранее известного сложились свои представления, что надо делать, когда лечишь больных неврозом практически без лекарств. 

Я хочу сформулировать, что такое невроз? Это болезнь, которая развивается после психотравмы. Они бывают в семье или на работе. Больной часто считает, что виноват его партнер по общению, а мы ему говорим: нет, и твоя доля ответственности есть. Научись вести себя правильно — конфликта не будет. Для хлопка необходимо две ладошки…

И тогда вместо таблеток и лекарств мы стали обучать наших пациентов правилам психологического общения. 





У Вас есть такой термин «психологическое айкидо». 

Эта методика имеет корни в личностно-ориентированных методах психотерапии. Это новый подход. Айкидо — это гибкий путь к победе, и те, кто владеет им, стараются «уклониться», избежать конфликта и снова идти вперед… Суть — ты быстро соглашаешься с партнером и уходишь от борьбы.

Здесь есть три варианта:

  • когда меня оскорбляют (можно сказать, подходят ко мне сверху вниз);
  • деловое общение, как у нас сейчас с Вами,
  • и третий вариант — это когда мной восхищаются.

 

Вариант первый

Например, мне говорят: «Михаил Ефимович, вы — глупец!» Обычно мы отвечаем по принципу «Дурак — сам дурак». Человек, владеющий искусством айкидо, скажет: «Да, я действительно глупец». Я «ухожу», он «падает». 

Он теряется, ждет атаки, атаки нет. А после этого можно сказать: «Как ты умен, как ты быстро разобрался во мне. Я столько это скрывал, и только ты смог меня понять. Тебе, умному, приходится общаться с дураком».

Все время так общаться нельзя, так как теряешь партнеров по общению. Но зато, если хочешь оборвать общение и наказать, то ты это сможешь сделать, потому что добро тоже должно уметь за себя постоять.

Один из учеников рассказал такую историю. Он зашел в автобус, пропустив женщину, стал искать в карманах билетик. «Долго вы будете ковыряться?», — сказала женщина. — «Долго». — «Мне сейчас пальто на голову налезет». — «Налезет». Автобус смеется. «Ничего смешного нет». — «Конечно, нет». Она затихла. 

А нужна ли в этом случае тренировка? Человеку нужно проиграть несколько ситуаций, чтобы не растеряться в нужный момент? 

Да, конечно! Мы знаем правило, но потом по привычке отвечаем мы по-старому, срываемся. Тогда есть другой прием — «отставленная амортизация». Меня назвали глупцом, я не выдерживаю, отвечаю по-старому. На следующий день подхожу к нему и говорю: «Извини, Петя, я понял, что ты прав».

Второй вариант «айкидо» - для начальников и учителей, когда тебе льстят.

Лесть и восхищение. А я Вам хочу задать вопрос — что опасней? 

Пожалуй, восхищение. 

Вы правы, конечно, оно опаснее. Льстят для того, чтобы что-то выманить, например, Лисица и Ворона. Ей не нужно было убивать Ворону, просто получить сыр. 

Когда тебе льстят, приятно. Почему бы не воспользоваться самим содержанием, но нужно уметь при этом правильно себя вести.

Когда я был молодым врачом, меня хвалили, говорили, что я хороший доктор, но дело заканчивалось тем, что мне давали дополнительную работу. Потом, когда я изучил приемы общения, я выслушивал слова лести и говорил: «Спасибо, мне приятны ваши слова», — затем я выдерживаю небольшую паузу и продолжаю, — «так как за ними не стоит никакой просьбы». Многие начальники говорят, что это здорово действует.

Про восхищение. Тот, кто тобой восхищается, обязательно тебя предаст. А того, кто нами восхищается, мы приближаем к себе. Он высасывает из нас соки. А предаст когда? — в самый тяжелый для нас момент.

Психологию предательства мы изучали. К сожалению, в науке я не нашел литературы по этой теме. Я лет 8 назад написал статью «Психология предательства». Мы выделили пять видов предательства. Если человек знает эту проблему, то он может предохранить себя от предательства.

Третий — это сотрудничество. Если вам что-то предложили, нужно сразу соглашаться. Вы позвонили — я сразу согласился. Человек что ждет от меня? — согласия. Допустим, я согласен, мы обсуждаем детали, но если я говорю, что все должно быть по-моему, то сотрудничество невозможно. Но тогда я сохраняю человека для общения в будущем. К сожалению, мало кто этим пользуется.

И в заключение об «айкидо». Оно основано на общих физических принципах.

Когда меня сталкивают сверху вниз, что мне нужно сделать? Вначале подсесть, продолжить то же «движение», но только после этого встать. Это закон. 





В ваших книгах встречается такой интересный термин — «сценарное перепрограммирование». Это касается судьбы человека? Возможно изменить судьбу? 

Да. В книге «Если хочешь быть счастливым» я описываю семь неудачных сценариев, и показываю, как эти люди с нашей помощью перестроились, и жизнь их стала совсем другой.

Что такое сценарий? Сценарий — это та психологическая сила, которая тянет человека к судьбе независимо от того, считает он это свободным выбором или сопротивляется. Это определение Берна.

Наша судьба зависит от генов. Я мужчина, Вы женщина. Будем выступать в этих ролях.

Вообще, жизнь легкая штука, если ты живешь в соответствии с собственной природой.

В процессе воспитания многие родители хотят сделать из ребенка то, что сделать невозможно. И ему живется плохо. Лучше ребенка не воспитывать, а выращивать. Из огурца — огурец, из помидора — помидор. Ребенок хочет быть артистом, мама его — в бухгалтеры, и т.д. И тогда он живет не своей жизнью, а по сценарию, который навесили ему родители. Его нужно перепрограммировать. Чтобы он вернулся к кому?.. К самому себе. Легче всего быть самим собой.

Легче всего дереву расти ровно. Оно вырастет на большую высоту. Изначально человек рождается счастливым, но потом он становится несчастным под влиянием родительского давления. И когда эта программа нарушается, человеку становится плохо до тех пор, пока он не вернется к своей программе.

Те люди, которым пока еще хорошо, не прибегают, к сожалению, к помощи. А которым плохо — прибегают, просто им деваться некуда. Когда я им рассказываю свои воззрения, они возмущаются. Одно из воззрений — нужно жить для себя, тогда ты правильно подберешь себе людей; самый важный человек — тот, с которым ты сотрудничаешь. Это соответствует нашей природе. 

Какие инстинкты мы должны удовлетворять?

Мы должны удовлетворять четыре инстинкта:

  • пищевой,
  • оборонительный,
  • сексуальный,
  • чувства собственной значительности.
 

Пищевой и оборонительный мы удовлетворяем с тем, с кем трудимся. Если хотим есть, и негде жить, нам будет не до секса. Сексуальный партнер стоит на более далеком месте. Дети еще дальше. 

Ребенка до года нужно кормить молоком, а в десять лет уже нет. Как сказал Иисус Христос: «Я пришел разделить отца с сыном, мать с дочерью, невестку со свекровью». После пяти лет с ребенком надо сотрудничать. Если ты не разрушишь отношение «родитель-дитя», как ты тогда начнешь сотрудничать?

Вот я сейчас с сыном приехал, ему тридцать лет. Если бы у нас были отношения «отец-сын», нам не о чем было бы говорить. Мы вместе сотрудничаем. И в то же время мне как отцу приятно, что рядом со мной сын. Я как раз показываю, каким образом сохранить близких, детей, чтобы не быть им в тягость. 

Вы говорите, что нужно любить себя. Мы же не умеем любить себя? 

Я хочу дать определение любви, которое принадлежит психотерапевту, психологу Фромму.

«Любовь — это активная заинтересованность в жизни и развитии объекта любви».

Большинство людей говорят: некого любить. А мы ставим вопрос иначе: а умеешь ли ты любить? Я часто говорю слушателям, что многие путают любовь с сексом. Это разные вещи.

Я на семинарах говорю своим слушателям: «Я сейчас активен, я заинтересован в вашем развитии. Вот это и есть акт моей любви к вам, хотя, может быть, вам что-то слушать неприятно. А если вы не хотите принять мою любовь, что я могу сделать?» Поэтому любить может только зрелая личность, которая может помочь кому-то развиться

У нас часто путают влечение с любовью. Я очень люблю красную икру. От этой моей любви, что с ней будет?.. Как я могу быть уверенным, что женщина меня любит, если она живет за мой счет? А другое дело, если она самостоятельна и, тем не менее, со мной. Тогда я ей поверю. Человек зависимый, несамостоятельный, в принципе, любить не может. Ну, и, конечно, базовая любовь — это любовь к кому? — к себе. 

Я занимаюсь физкультурой — это акт любви к себе. Читаю книгу, повышаю квалификацию — акт любви к себе. Общество от этого выигрывает. Человек приносит пользу другим, если правильно живет для себя. А теперь посмотрите, если я напился, ночь не сплю, то в этот момент я себя не люблю. 

А теперь — почему нужно обязательно любить себя? Если я себя не люблю, то я человек плохой. Если я вас полюбил, то, как честный человек, я должен от вас уйти. Нельзя плохое подсовывать любимому человеку. Человек нуждается в любви. Он не в маме, папе нуждается, он нуждается в материнской любви.

Еще один важный момент. Не нужно забывать, что существует любовь к истине. Мы должны понимать, как устроен мир, тогда мы сможем сориентироваться в нем. Одну из своих книг я начинаю: «Если бы червяк знал, как устроена яблоня, то он был бы долго жив. Он же подгрызает яблоко возле плодоножки, и она (жизнь) начинает с ним бороться». Зная, как устроен мир, мы можем занять свое место, и тогда все будет легко. Вот так мы учим любить. К сожалению, мамы не всегда могут любить своих детей. 

Они любят неправильно, на мой взгляд... 

Такая постановка вопроса неверна. Или ты любишь, или не любишь. Когда ко мне приходит мама с ребенком и говорит, что любит его, я всегда спрашиваю: «Что он умеет делать?» Если он ничего не умеет делать, значит, мама его не любила. Она говорит: «Я хочу, чтобы он стал большим ученым, и все делаю за него. Стираю, готовлю». Я говорю: «Вы его не любите. Если его призовут в армию, его там убьют. Он же белоручка, там таких не любят. Прекратите ему стирать». Мама: «Но он неделю будет ходить грязным, меня будет ругать учительница». Я говорю: «Вам плевать на судьбу сына, лишь бы вас никто не ругал».

Мы сейчас работаем, занимаемся с молодыми девушками. У меня уже двадцатилетний опыт работы и есть конечные результаты. У нас уже отработано, как разговаривать с ребенком в животе, как с грудничком и так далее. И к 7 месяцам они уже практически становятся опрятными. С детьми нужно разговаривать на равных. В качестве рекомендации — с ребенком нужно разговаривать только «глаза в глаза». Только в этом случае развивается интеллект. Или поднимите ребенка при разговоре, или присядьте. А у нас мама тянет ребенка, он внизу, он не может в это время думать. 

Расскажите о вашем клубе КРОСС ( г. Ростов — на — Дону)

Клуб Решивших Овладеть Стрессовыми Ситуациями. Организован очень давно. Те мои пациенты, которые выписывались, приходили доучиваться, а потом приводили родственников. В клубе оказались люди, которые еще не заболели. 

Многие больные неврозом начинали с КРОССа, и им не надо было тогда идти в лечебное учреждение и принимать лекарства. Люди приходили с реальными проблемами. Муж ушел — надо его вернуть. Стали помогать и в этом. Получалось, мужья возвращались. А результат, знаете, какой был? Наши ученицы их не принимали, они без них «выросли», и мужья стали им не нужны. 

Затем стали обращаться за помощью деловые люди: как вести себя с начальником, как занять конкретную должность, как показать свои достоинства? 

Кстати, в КРОСС приходят умные люди, которые готовы себя изменить, и многие добились успеха. Заняв руководящие должности, они в КРОССе учились правильному поведению с подчиненными. Клуб занимается психологией бизнеса, промышленной психологией. У нас даже был опыт подготовки кандидата к предвыборной кампании. 

Мы сейчас живем в атмосфере страха. Вы не могли бы дать несколько советов, как с ним бороться? Может быть, есть приемы, с помощью которых можно снять тревогу и страх? 

Вы, наверное, поняли, что значит «сценарное перепрограммирование»? Это длительная работа. Конечно, все начинается с небольших советов... 

Природу страха мы как-то расшифровали. Она идет от идеи величия: «я такой человек, что со мной никогда ничего не может случиться». А нужно говорить, что «со мной тоже всякое может случиться». 

Вот, например, человеку предлагают выступить перед большой аудиторией. Он боится. Я спрашиваю, «а что может случиться?» Выясняется, что в глубине его бессознательного идея — я такой человек, что у меня все должно получаться с первого раза. А пока эта идея сидит в нем, он будет бояться. 

Вторая идея — «кругом одни дураки». Я ему говорю, что есть и умные, они тебя поймут. Когда эта идея убирается, человек идет и делает. 

И что я могу сказать? Пробуйте, пробуйте, дорогие читатели. Действуйте, может, у вас вначале и не получится, но надо иметь в виду, что неудача в 7 раз полезнее успеха, так мозг наш устроен. Только когда вас постигнет неудача, вы обратите внимание не на тех, кто над вами смеется, а на тех, кто вам сочувствует. Тогда неудача послужит делу очистки вашего социального окружения и вам сразу станет ясно, кто есть кто. 

Ну, и, все-таки, что же делать для того, чтобы быть счастливым? 

Формула счастья: «Хочу, могу и должен — должны иметь одно и то же содержание». Тогда все в порядке. Если я хочу, но не могу, то нужно что?.. научиться это делать.

Только я призываю исполнять свои желания психологически грамотным способом, опираясь на законы общения, которые от нас не зависят. Их надо открыть. Юридические законы можно написать, а эти законы, о которых я говорю, надо только понять и действовать в соответствии с ними. 

Вы пишете: «Чем больше вы даете советов, тем большего врага получите». Объясните, пожалуйста. 

Я придумал такую формулу: квалификация психолога обратно пропорциональна количеству даваемых советов. Хороший специалист, психолог советов не дает, он помогает принять правильное решение. Я рассказываю, как устроена жизнь, так сделаешь — будет то-то, по-другому сделаешь — будет то-то. Это законы, исключений не может быть. А теперь выбирайте сами. Моя задача состоит в том, чтобы мой пациент смог жить без меня. 

Поэтому, если вам советуют, — скажите «спасибо», уйдите и больше туда не ходите. Надо самому принимать решения.

Вот еще один совет, если позволите. От того врача, который вам гарантирует полное выздоровление, сразу уходите. Не все зависит от врача, многое зависит от человека. Давно известно, что организм лечит себя сам, а врач помогает. И когда мы делим наши заслуги, я беру себе 10 %, а 90% его. Он работает, а я только помогаю. 

И последний совет. Надеяться надо только на собственные силы. Когда ты начнешь что-то делать, всегда найдутся люди, которые тебе помогут.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //litvak.me/statyi/article_post/bud-samim-soboy

Андрей Гнездилов: Мимо финала собственной жизни мы не пройдем

Поделиться



Можно не поехать на курорт или на экскурсию, не поступить в институт или на работу. Но мимо финала собственной жизни мы не пройдем. И мимо того, что будет потом, тоже.

Психиатр Андрей Владимирович Гнездилов работает с самыми тяжелыми онкобольными. Четверть века назад он основал первый в стране хоспис — больницу, где облегчают жизнь и страдания людей, чья надежда микроскопически мала или ее совсем нет. Сегодня он так и называется — Первый хоспис, в Лахте под Санкт-Петербургом. Оттуда началось российское хосписное движение.





Мы беседуем с Андреем Владимировичем, которого еще называют Доктором Балу, в его квартире, полной таинственных вещей, кукол и сказочных персонажей. Доктор Гнездилов пишет труды по психотерапии, а Доктор Балу — сказки, которые тоже помогают больным.

Главный вывод из нашей беседы — торжествует жизнь, а не смерть, и мы движемся по ней вверх, вдоль ее звенящих струн, чтобы в конце оказаться высоко. А кому дано — очень высоко.

—Часто больные, вернувшись из больницы, из института, сжигают свой старый гардероб, — говорит доктор Гнездилов. — Представляете: отделиться от болезни, сменить стереотип. И я этот момент использовал, у меня целый театральный гардероб, который мы используем для того, чтобы человек трансформировал себя.

К вам больные домой приходят?

Да, конечно! Многие держатся благодаря тому, что они заново начинают жить, ради интересов в какой-то другой области или переборов те ситуации, которые загнали их в болезнь. Часто заболевание, и тем более онкологическое, является, я бы сказал, метафизическим.

 

Завет Парацельса

 

— Мы слышим крик — мы бросаемся на помощь. Не всегда больные хотят этой помощи. Я иду по хоспису, вижу больных, которые скорчились, гримаса страдания на лице. Я говорю: «Что с вами? У вас болит?» — «Не обращайте внимания, доктор». — «Как не обращать внимания? Мы целое движение подняли и хоспис открыли для того, чтобы вы не испытывали болей». — «Доктор, вы знаете, мне кажется, что вместе с болью из меня выходит все дурное».

Пиф-паф! Выступает нравственное начало. Когда мы заболеваем, мы думаем: где-то нагрешили, что-то не так сделали. А здесь оказывается, болезнь и боль выступают не как наказание, а как искупление.

И тут Достоевский вспоминается, Толстой и вся наша плеяда знаменитых литераторов и учителей жизни. Конечно, в этих условиях само движение хосписной службы приобретает этический характер. Ведь можно не то что исцелить, но хотя бы облегчить человеку страдания улыбкой, особым отношением. И это касается и геронтологии, помощи старикам. Мы нашли столько неглаженых стариков, что нам в пору самим было рыдать, потому что дотрагиваешься до человека жестом, лаской, он плакать начинает. А что он плачет? А меня, говорит, никто не гладит.

Можно ли это считать медициной? Она ведь не лечит до выздоровления.

Средневековый врач Парацельс говорил, что придет время, и каждый врач должен стать лекарством для больного. Вылечить невозможно, отвернуться тоже невозможно. Если не можешь помочь, раздели с ним это, потому что его нельзя бросить в одиночестве против танков, которые несет с собой судьба. Проблему сужают до того, что паллиативная медицина должна только утолять боли, но само понятие боли достаточно сложное.

Потому что боль иногда носит характер психосоматических взаимоотношений, когда психологический тупик в жизни оборачивается соматическим заболеванием, то есть реальным. Настоящий врач — этот тот, кто приходит к больному и, даже не написав ни строчки рецепта, а просто поговорив, своим видом успокаивает.

Еще в старые времена отмечали, что есть специальные повитухи, которые хорошо принимают роды, есть сиделки, целая община сиделок, которых сажали к ребенку и ребенок выздоравливал. Этих сиделок даже проверяли: им надевали жемчуг и бирюзу с умирающих, на которых те тускнеют, и камни снова наполнялись красками и свежестью. Это факт, который широко известен. 

Ради Бога, не примите меня за поклонника экстрасенсорики — я против этого, но факт есть факт.

То есть важен не просто хоспис, а прежде всего личность врача?

Это идея, с которой мы шли в хосписное движение. Это романтика, это мечта. Чтобы врач мог заявить, что с ним будет не страшно, не больно, не одиноко, он должен сам пережить трагедию: либо потерю близкого человека, либо собственное заболевание.

Есть какие-то сценарии жизни, которые служат мотивировкой пойти учиться на врача, стать помощником человечества. В мифах Древней Греции говорится о кентавре Хироне, который был на стороне титанов, сражался с богами, потом помирились, все нормально. Он был артистичен, музыкой увлекался и был чутким таким человеко-конем. К нему приходили герои, рассказывали о своих проблемах и подвигах.

И Геракл тоже повадился. Однажды пришел, чтобы рассказать, как он справился с жуткими птицами, как расстрелял их из лука. Кентавр попросил показать лук, стал вертеть стрелы: неужели такими можно убить птиц? «Будь осторожен, стрелы отравлены ядом Лернейской гидры. Если ты оцарапаешься, будет худо», — предупредил Геракл. Тот рассмеялся: «Геракл, ты забыл, что я бессмертен, мне ничто не грозит».

И вдруг случайно царапает себе руку, жуткий яд вливается в его тело и начинает его пожирать. Он ищет спасения от боли в минералах, растениях. Что-то облегчает, что-то утяжеляет его состояние. В конце концов он становится сведущим в медицине и воспитывает бога Асклепия. Раненый целитель — вот как это называется.

Либо человек переживал боль, либо в его памяти боль, которую переживали его родители, либо впереди его ожидает какая-то боль, а он предчувствует ее. Эта боль — стимул к самопожертвованию.

 

Призыв Гранина

 

— Раньше существовали рыцари, храмовники, госпитальеры, они устраивали для пилигримов, шедших на поклонение святыням, монастыри, которые их при необходимости защищали, давали им приют во время путешествия. Они так и назывались — дома гостеприимственные, хосписы. Хоспиталити — гостеприимство.

Но все это гораздо глубже. Жизнь любого человека можно представить как странничество. Мы идем, мы сколачиваем состояние и так далее. Но не это является смыслом жизни. А смыслом жизни является пример Спасителя.

Если вы помните, перед тем, как пойти на Голгофу, он молился в Гефсиманском саду. И он молился так: «Господи, да минует меня чаша сия». Но перед этим он говорил своим ученикам: «Побудьте со мной, не спите». Трижды он взывал к ним, и трижды они говорили: «Да, учитель». И трижды они засыпали.

Фактически хосписное движение где-то в глубине многие — хотя я точно не знаю, я за себя говорю — восприняли как призыв побыть с больным. Самое большое психотерапевтическое воздействие на больного оказывает даже не лекарство, а психотерапия присутствия. Очень часто взрослый человек, попав в ситуацию болезни, возвращается на стезю своего детства. И, как в детстве, ребенок прибегает к маме: «Мама, я ушиб коленку». Она поцелует это место, погладит — все прошло, побежал дальше. Из этих оснований вырастает хосписное движение.

А как хосписное движение начиналось у нас?

Нужно прежде всего вспомнить Даниила Гранина, который в 1980-х годах с высокой трибуны обратился к людям и сказал: «Граждане, товарищи, друзья, не надейтесь, что власти когда-нибудь озаботятся вашим положением. Если вы хотите сделать что-то доброе, спешите сделать доброе сейчас своими силами».

И тогда, я помню, великий подъем был у людей. Встречались, готовы были подарить квартиру, дом, каждый в свою дудку дул. Я дул в хосписную дудку, даже не зная, что хосписы существуют.

Десять лет оттрубил в Онкологическом институте, куда пришел из Бехтеревского института по своей воле, когда в онкологии вообще не было врачей-психиатров. Я понимал, что не могу всю эту массу тащить — а там было триста пациентов. Еще была доза Бабаяна, главного нарколога, который тогда царствовал: 50 мг наркотика в сутки и ни капли больше, иначе больной станет наркоманом. Как будто имело значение, станет человек наркоманом или нет, умирая.

 

В ничто и ничем

 

— Первый хоспис мы организовали в 1990 году. Приехал английский журналист Виктор Зорза, он активно занимался хосписами у себя в Англии, а когда стало воз-можно, приехал и к нам.

С Виктором Зорзой и за его счет ездили в Англию, я изучал там, как все это должно быть устроено. Благодаря, я считаю, Гранину за мной пошла группа даже не медсестер, а просто не имеющих медицинского образования людей, которые пришли в хоспис.

Кем они могут быть? Сиделками, санитарками — тут не требуется образование. Копеечные зарплаты. И многие переучились на сестер. Но самое интересное, коллектив тот был таким, что я вспоминаю всех до единого. Плохие условия, сельская больничка в Лахте, которую построила княгиня Ольга. Но теплая. Там случилось то, чего я никогда не видел на свете, — равенство всех медицинских работников.

В смысле?

В обычную больницу входишь — кто главный? Главный врач. А затем начмед. А затем врачи. А потом сестры. А потом санитарки. А потом больные. Когда больной должен быть первым! И должна быть референтная группа, которой он доверяет свое здоровье и так далее.

Тут нет обиды, что вот больной откровенен и просит, чтобы прислали к нему не врача, а, допустим, санитарку. С которой просто легче.

Не знаю, приходилось ли вам бывать в больнице, где все сразу упирается в вопрос стула. Ты лежишь в палате, а с тобой еще три человека. Неважно. Ты должен сходить по-большому. Прямо вот лежа в постели, в памперсы всякие. Но ты стесняешься пукнуть или что-то такое. И вдруг является Зиночка, наша санитарка, которая была когда-то молочницей у Романова. Ухаживала за коровкой, которая давала молоко Григорию Романову.

Первому секретарю Ленинградского обкома КПСС?

Ну да. И вот она — это существо такое, ну, немножко нелепое. Большого роста, грубоватая. Но спокойная какая-то. Она приходит, ее ждут больные, когда она придет на дежурство. При ней покакать не страшно и все это естественно получается. А чего? Все в порядке. Успокойся. Подтерли, подмыли все. Это же очень важно было, что больные могли себе выбрать того, с кем они чувствуют себя легче. Партнерские отношения.

Это было религиозное учреждение?

Не религиозное, а духовное. Что такое дух? Каждый понимает как угодно. Но прежде всего думают, духовный — значит религиозный. Зови батюшку и так далее. Но это только часть — религиозное окормление больных. Причем каждого по той конфессии, к которой он принадлежит.

Духовное — это гораздо глубже. Это внедрение в сознание больного каких-то представлений о смерти. Потому что они спрашивают: чего им ждать, что дальше будет. И важная наша задача состоит не в том, чтобы дать рецепт легкой смерти больному, а чтобы он ее осмыслил.

Осмысленная смерть связывается с осмыслением жизни. И умирать гораздо легче, когда ты понимаешь, ради чего умираешь. Или посвятив свою смерть: например, «пускай я умру, но мои дети будут здоровые».

Но ведь человек умирает не в рамках акта самопожертвования, а от болезни, которая случилась с ним невольно.

Одной моей подопечной сделали операцию, увидели, что у нее рак прямой кишки. Трогать его не стали, взяли только на биопсию. И выписали, сказав, что все в порядке. Она понимала, что это не порядок, это просто так сказано, для слова. Говорит: «Я должна жить. У меня дочка, у меня муж алкоголик. И я заболела от того, что муж погнался за мной пьяный с топором и ударил в промежность ногой. У меня через полтора месяца начала расти опухоль. Я должна жить».

И она живет. Год живет, хотя ей месяца не давали. Полтора живет. Наконец, дело как-то устраивается: муж куда-то слинял, не в силах выдержать амбре, появилась какая-то родственница, дочка устроилась в колледж. Она говорит: «Теперь я могу умереть спокойно. Все пристроены». И умирает.

Делают ей вскрытие — и не находят рака. Сомнений нет, что это было, просто она фактически победила рак. Она была так связана с дочерью, и внутренняя такая установка шла.

Так что разговоры о том, что заболевание является самопожертвованием, не на пустом месте возникли.

Кстати сказать, любопытно, что когда приходят молодые врачи в онкологическую клинику или в хосписы, первый их вопрос: «А бывают ли случаи исцеления?» Бывают.

И замечательный пример тому — история с Серафимом Саровским. Батюшка Мотовилов очень с ним дружил и вот заболел тяжело. Стали разговаривать о том, что «ты не готов к смерти». «Да, батюшка, не готов, не знаю, как быть». — «Ладно, помолимся, подумаем». Приходит на следующий раз и говорит: «Ты будешь жить, вместо тебя согласилась умереть моя духовная дочь, твоя двоюродная сестра. Она уже готова ко всему, она вместо тебя умрет». И действительно, умирает сестра, а этот остается.

Сейчас, вот, скажем, в Петербурге человек, больной раком четвертой стадии, всегда может рассчитывать на хосписную помощь?

Да. Мы всегда хорошо поминаем Виктора Зорзу. Он сказал, что лучше мы вообще не будем открывать хоспис, чем сделаем его платным. И потом этот принцип бесплатной паллиативной медицины у нас взяли десятки учреждений по всей стране. Вообще я даже не буду говорить, как трудно было поднять и всколыхнуть массы, чтобы привить им что-то новое.

Почему Россия — такой камень преткновения? У нас любые начинания  растворяются в ничто и ничем не кончаются. Мы, может быть, потому и выживаем, что у нас и дурное, и хорошее не выходит, утопает. Поэтому в России все это тяжело приживалось.

К сожалению, дать человеку гарантию, что умирать ему будет не больно, не одиноко, не страшно, — это слишком большая ответственность, это нужно жертвовать собой просто.

 

Внутренний ребенок

 

— Смотрите, она некрасивая, но такая милая! Я ее зову Пегги Мегги Молли. Утром она Пегги, днем Мегги, вечером Молли, она знает и колыбельные песни.

Почему куклы?

Это особые существа, с которыми связана психотерапия. Это первый друг ребенка, потому что он маленький, а кукла еще меньше. И на куклах он проигрывает те взаимоотношения, которые навязывают ему родители.

И тут очень много любопытных вещей происходит. Ни разу не обошлось без слез, потому что встреча с детством будоражит в больных очень многое. Это резерв, который мы имеем в жизни.

Ведь ребенок чем отличается от взрослого человека? У ребенка имеется воображение, он может владеть миром, не присваивая его, а свободно его отпуская. И эта возможность нерационального мышления, присущая ребенку, утешает взрослого. Потому что в каждом внутренний ребенок живет и спасает от самых тяжелых ситуаций — вплоть до того, когда мы говорим, что рак последней стадии, умирать пора.

Внутренний ребенок говорит: «А смерти нет. Если она мне грозит, то ее нет!» И его мышление аффективное, оно насыщено эмоциями, его верой. Она помогает ему преодолевать очень многие проблемы. Поэтому мы практикуем психотерапевтическое возвращение в детство.

Удивленные медработники делятся: лежит у нас профессор в клинике, которую он сам же и создал, обращается к сиделке, говорит: «Вы не могли бы мне почитать?» — «Пожалуйста. Что бы вы хотели почитать?» — «Сказку». — «Почему сказку?» — «Потому что в сказке есть элемент чуда».

Людей можно разделить на:

  • верящих в чудо,
  • допускающих, что вообще весь наш мир — это чудо,
  • на людей, которые не верят в чудо.
 

И я начал сказки писать про наших больных. Если вдруг начинает звучать сказка, то это значит, у тебя бездна времени, не меньше, чем у Шахерезады, и сказка в этом смысле дает возможность создавать как бы макеты новой жизни.

А откуда эти куклы?

Делаем. Я искал сказочников, не находил, и было грустно очень. И вдруг я наткнулся на кукольников. А кукольники, оказывается, тоже сказочники, они делают сказочные фигурки, которые замещают людей. Замещают — то есть умеют построить будущее.

Построить будущее?

Да. Вы знаете, что действие, которое проиграно в какой-то ситуации, легче реализуется в действительности? Иногда кукла становится талисманом. Самое главное, что тут происходит так называемый перенос. К больному пришел врач и сказал: «Я Щелкунчик, я пришел тебе служить». И подарил куклу. В силу упрямства, упорства, гордыни больной не может довериться врачу. Но он прикладывает куклу к больному месту — и ему становится легче! Вот здесь есть кукла, которая утешила стольких больных!

 

Смерть и чудеса

 

В своих книгах наряду с подробным описанием психотерапевтических методов, а также состояний, переживаемых онкологическими больными, вы рассказываете и о необычных явлениях, связанных с клинической смертью.

Клиническая, не клиническая — все равно она связана с тем же самым.

Когда выстраивается смерть? Остановка сердца, остановка работы мозга, ничто не влетает, ничего не вылетает. А на самом деле, когда человек умирает, остановилось сердце, остановилась кровь, мозг не работает, человек переживает то, что за тридевять земель.

Простая крестьянка из Псковской области вдруг говорит на чистейшем английском языке — личный опыт. Я сидел около нее, она умирала, вдруг приходит в себя, улыбается и говорит: «Доктор, вы знаете, что я увидела сейчас?» Я спрашиваю: «Что вы увидели?» — «Я увидела, что я нахожусь в каком-то странном месте. Я понимаю, что это Англия, и я в белом платье невесты должна спуститься вниз по лестнице и ехать в церковь венчаться. И зовут меня Анни».

Интересно, что ее русское имя звучит по-английски именно Анни. Я говорю: «Do you speak english?» И вдруг она на английском отвечает мне, звучит красивая английская речь. Еще что-то сказала, рука упала, глаза потускнели, и умерла.

Всякие чудеса, о которых все спорят, у нас спокойно случаются. Умирающий больной впал в кому, в его палату поселили второго больного. И тот, увидев, что этот умирает, испугался за себя и позвал священника, чтобы исповедоваться, причаститься на всякий случай. Пришли, причастили. Священник уходит, поворачивается попрощаться, и вдруг приходит в себя умирающий первый и смотрит с таким выражением, что ошибиться трудно.

Священник подходит: «Вы тоже, может, хотите причаститься?» У того голоса нет, глазами моргает: да. Причастил. Стал уходить, опять у порога поворачивается попрощаться: «До свидания!» — а этот, первый больной, уже умер. Последняя минута, представляете, и получить причастие — это нечто! И почувствовать это, и только слезинка у него на глазах.

О чем важно знать, живя и помня о смерти?

Я очень люблю Гераклита. Он говорил: «Человек в смертную ночь свет зажигает себе сам; и не мертв он, потушив очи, но жив; но он соприкасается с мертвым дремля, бодрствуя соприкасается с дремлющим».

Я совсем не хочу критиковать наше христианство, но мне кажется, что, так много говоря о грехе, не следует забывать и о радости. Я воспитывался на Рабиндранате Тагоре, где такой оптимизм, такой свет, краски, яркость, любовь. И для меня Бог предстает не как судья, а как любовь. Если ты сохраняешь любовь к Богу, то это уже дает возможность надеяться на спасение. Вот так можно высказать.

Но тут опираешься не только на божественное описание, тут и Роберт Бернс подворачивается, эпитафия на могиле:

«Здесь я покоюсь, Джимми Хогг.
Авось грехи простит мне Бог,
Как я бы сделал, будь я Бог,
А он — покойный Джимми Хогг!»


Это шутка, конечно, но тем не менее мне кажется, что все гораздо глубже. И что значит: кто-то спасется, кто-то не спасется? Я думаю, что в каком-то глубоком смысле слова весь мир стремится к единству. Считать, что Бог, создавая, в чем-то ошибся, трудно.

 

Исповедники боли

 

Люди теряют силы, заболевают, приходят в упадок от довольно простых вещей, стрессов. Откуда берет силы врач и вообще персонал хосписа? Как им удается держаться?

Вы знаете, как ни странно, клин клином вышибают. И, так сказать, мы индуцируемся в наших профессиональных выгораниях больными. С одной стороны, они являются как раз тем фактором, который нас выжигает, а с другой — именно больные становятся мотивировкой поддержки и помощи.

Вы понимаете, мы варимся с ними в одном котле. Поэтому не торопитесь бросать камни во врачей и в медицинский персонал: то, что им приходится терпеть, с чем смиряться, — это фактически обрекать себя на постоянное пребывание в негативном поле.

Мы же привыкаем к больным, когда мы с ними пуд соли съедаем с болями. И фактически все те страдания, которые переносит больной, мы тоже переносим на себе — в уменьшенном размере, но чаще. Но вообще это… Какое слово найти? Исповедники боли, что ли. Так, может быть. Вот кто врачи хосписа.

Но, конечно, мы держимся не только за больных, которые нас поддерживают, мы держимся и за близких людей. Кстати сказать, можно проверить даже мысленно и умозрительно, кто тебе друг. Не тот, кто разделяет с тобой радость и веселье, а тот, кого бы ты взял, умирая, к себе в постель как провожающего.

Существует ли сообщество врачей хосписов?

Оно существует, но оно… То есть на Западе оно больше существует. У нас все время столько проблем, что трудно существовать. И потом у нас все построено на каких-то соревнованиях: чей хоспис лучше. Чушь какая-то. Кто лучше умрет, кто быстрее умрет? Какие критерии выбрать? Поэтому тут очень сложно.

Но вы говорите о когорте железных рыцарей. Все-таки эта когорта существует?

Она существует в людях. Даже, может быть, и не в медиках, а в тех, кто способен эту проблему понять и прочувствовать.

 

Последняя колыбельная

 

— Одна простая женщина, разговаривая со мной, говорит: «Андрей Владимирович, говорите со мной откровенно, я не боюсь смерти!» Я отвечаю: «Ну что вы, мы все боимся, тут нет ничего дурного». «У меня такой случай, — говорит она, — я прожила счастливую жизнь, хотя не была замужем за богатым человеком и так далее. Но я хотела выйти замуж и иметь девочку — у меня родилась девочка, потом захотела внучку — внучка родилась. В общем, я прожила достойную и достаточную жизнь. И узнав о ней все, что можно было узнать в моем положении, я хочу большего». 

Вы представляете: в смерти искать объяснение жизни! Это великая вещь. Это начало какой-то оптимистической философии, что ли.

 

Читая вашу книгу «Путь на Голгофу», я обратил внимание, что реакция человека на известие о наличии у него рака довольно типична и предсказуема, и его дальнейшее поведение тоже классифицируется. Ловишь себя на впечатлении, что мы, люди, просчитываемы и как бы несколько механистичны. И возникает вопрос: а есть в человеке что-то одновременно и непредсказуемое, и такое совершенно настоящее?

Ну, понимаете, если все обобщать, нужно напомнить еще об одном факторе: каждый умирающий дает себе разрешение на смерть. Это может быть улыбка близкого человека… Разрешение на смерть от родственников, от священника… Человек сам разрешает себе умереть.

Причем смерть иногда рассматривается как воздушный шар, из которого вытекает воздух. Он опадает — и все…

На самом деле последний шаг — он очень часто сопровождается напряжением. То есть человек должен шагнуть в неизвестное. Разрешить себе. Он перестает бороться и шагает. И его подхватывает течение.

В этом смысле интересно высказывание Сокурова. Он приезжал к нам туда, в Лахту, и восхитился. Говорит: «Какое прекрасное место для смерти». А чем оно прекрасно? «А вот залив рядышком. Это же как площадка для самолетов, которые взлетают»…

Умирала одна женщина. С ней сидел муж. Он держал ее за руку, все как будто по правилам. Она не умирает. Подходит сестра и говорит: «Вы ее держите. Она не умрет, пока вы здесь». — «А что я должен сделать?» — «Идите погуляйте часик и возвращайтесь». Он ушел гулять. Сестра села на его место, взяла больную за руку и запела. Что, вы думаете, запела? Колыбельную. Вдруг больная улыбнулась. Спала с нее эта истома предсмертная. Положила ручки под щеку и как ребенок позу такую приняла. И ушла… Ушла с улыбкой, убаюкиваемая колыбельной песней.

Андрей Владимирович Гнездилов родился в 1940 году в Ленинграде. Его отец — известный ученый-паразитолог, мама — скульптор.

Получив в 1963 году диплом врача-терапевта, позднее он становится психиатром в Психоневрологическом институте им В. М. Бехтерева, откуда приходит в Ленинградский НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, руководствуясь идеей психологической помощи наиболее тяжелым больным. Его публичные лекции способствуют знакомству с английским журналистом и активистом хосписного движения Виктором Зорзой.

При поддержке А. Собчака в 1990 году в пригороде Санкт-Петербурга (тогда еще Ленинграда) Лахте ими открыт первый в нашей стране хоспис — лечебное учреждение для оказания помощи неизлечимым больным.опубликовано 

 

Беседовал Михаил Рогожников

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: expert.ru/russian_reporter/2015/12/ranenyij-tselitel/

Чжэн Фучжун: Большинство таблеток устраняют симптомы, а не лечат болезни

Поделиться



Когда приходит болезнь, человек пребывает в тревоге, принимает без разбора лекарства, но не может избавиться от недуга, а только наносит ущерб внутренним органам, растрачивает впустую запасы крови и ци. И легкое по сути недомогание перерастает в сложное и серьезное заболевание.





 

Когда организм дает сбой, мы не понимаем, что произошло, что делать, как бороться с болезнью, и часто впадаем в панику. Когда человек болен, он склонен слепо верить специалистам, не важно, западная медицина или китайская, лишь бы кто-то дал надежду на исцеление.

Человек хочет верить и готов все пробовать. В этот момент особенно важен надежный проводник и помощник. Больной мало что понимает в вопросах медицины, перед лицом болезни он слаб и беспомощен.

А я думаю, если нет серьезной болезни, организм способен самостоятельно справиться с мелкими неполадками, я лишь немного помогаю системе самовосстановления. А вот в компьютерах я мало смыслю и отношусь к мастерам, которые исправляют поломки в моем компьютере, как к волшебникам.

Хотя обычно они только вытаскивают какую-то деталь, чистят, вставляют на место, и ничего больше. Но я-то не знаю, какую деталь нужно вынуть и почистить. То же самое чувствуют и больные по отношению к собственному телу. Болезнь, может, и не серьезная, но как с ней справиться, что предпринять — нет ни малейшего понятия.

Может, не нужно вообще ничего делать? А вдруг запустишь болезнь, упустишь время? Когда приходит болезнь, человек переживает, начинает без разбору пить сильные лекарства, но это не помогает, наоборот, лекарства вносят сбой в работу внутренних органов, растрачивают впустую ци и кровь.

И простая по сути болезнь в конце концов становится неизлечимой.





Почему в современном мире так много разных болезней?

Большинство таблеток направлены на устранение симптомов, а не на лечение болезней.

Первая причина — беспорядочный прием таблеток. Каких только лекарств не продают в аптеках. Но большинство из них направлены на устранение симптомов, а не на лечение болезней. Производители беспокоятся лишь о том, чтобы избавить нас от неприятных симптомов, привести в норму показатели анализов, а не устранить корень проблемы.

В результате получается, что, избавившись от головной боли, мы приобретаем бессонницу, взяв под контроль боль в суставах, чувствуем, что стало чаще беспокоить сердце, расширили пространство кровеносных сосудов, но появилась экзема, избавились от язвы, но нанесли ущерб пищеварительной системе… Затушили сигарету, но устроили лесной пожар.

Болезней все больше, и чем активнее лечимся, тем плачевнее состояние организма. А правильнее было бы не впадать в панику с приходом болезни. Необходимо преодолеть психологический страх перед неизвестным, нужно верить в свой организм и его способность к самоисцелению.

В старом Китае бытовала такая поговорка:

«Можно найти посредственного врача, а можно просто не лечиться».

Смысл ее в том, что результат будет одинаковым. Найти по-настоящему хорошего доктора непросто, куда вероятнее нарваться на шарлатана или неуча.

Вторая причина состоит в том, что мы полностью вверяем себя в руки врачей. Кто лечит болезнь? Нужно хорошенько прояснить для себя этот вопрос. Болезнь лечит наш собственный организм, а не доктор.

Многие видели соревнования по гребле. Доктор — это, по сути, человек, который громким счетом подбадривает гребцов. Он выкрикивает команды в такт ударам веслами, и команда одерживает победу. Если бы он кричал не в такт, либо если бы гребцы оставили весла, что толку от его криков? В обоих случаях был бы провал.

Я очень редко прописываю больным лекарственные препараты, в организме уже присутствует полный набор лекарств. И пользоваться этой аптечкой удобно и просто, нет побочных эффектов. Я говорю об активных каналах и точках.

Некоторые могут сказать, что я переоцениваю роль активных точек. А мне кажется, что мне просто не хватает слов, чтобы отдать должное их эффективности.

Приведу несколько простых примеров: у людей с односторонним параличом ладони постоянно сжаты в кулак. Во время восстановительной терапии пытаются помочь пациентам расслабить руки, но ладони снова непроизвольно сжимаются.

Если же в это время подавить ногтями на точки между пальцами рук (на внешней стороне ладони, у основания пальцев) в течение одной минуты, пациент сможет расслабить ладони, и эффект держится достаточно длительное время.

Или точки «скорой помощи» при острой боли в пояснице при растяжении мышц: подавить пару минут на точку Цзинь-мэнь (BL 63) на внешней боковой стороне ступни и на точку Вэй-чжун (BL 40) под коленом, и боль в пояснице отпустит. Если поясница болит слева, давить точки на левой ноге, справа на правой.

Многие пожилые люди начинают задыхаться, когда поднимаются по лестнице. Это говорит о слабости сердца. Нужно остановиться, подавить с минуту на точку Лао-гун (PC 8) в центре левой ладони, и сразу наступит облегчение.

Я привел только несколько примеров, полезных и действенных точек очень много. Не следует недооценивать эти маленькие точки, они — настоящие драгоценности для укрепления здоровья и лечения болезней.





По эффективности их можно сравнить с мухобойкой, такое простое и дешевое приспособление, но для истребления мух подходит куда лучше, чем ракетная установка «Пэтриот» стоимостью в миллионы долларов. Наши недуги чаще всего не более, чем назойливые мухи, проще и безопаснее воспользоваться мухобойкой, чем использовать тяжелое вооружение.

Лечить болезни на самом деле совсем не сложно, особенно в самом начале. Легче всего сразу избавляться от ростков болезни, для этого нужно овладеть некоторыми базовыми знаниями и усвоить правильное мировоззрение.

Не стоит бежать по врачам при первых признаках недомогания. Нужно сохранять хладнокровие и ясность мысли. Если поспешно доверить себя в руки врачей, их действия могут внести неразбериху в программу работы системы самовосстановления организма, вплоть до того, что способность к самовосстановлению будет полностью утрачена.

И небольшое недомогание перерастет в серьезную болезнь, возможность излечения будет утрачена. Чтобы управлять своей судьбой, прежде всего нужно взять ответственность за свое здоровье в свои собственные руки.

Почему мы так беспомощны перед лицом болезни?

Потому, что мы не понимаем и не можем разобраться, кто виновник, почему она нас настигла. И в ярости размахиваем мечом, поражая невинных.

Все люди боятся болезней, а ведь болезни — это поворотные пункты нашего взросления и роста, это диалог, который ведет с нами наша душа. Если внимательно прислушаться, это поможет нам стать лучше, изменить отношение к жизни, понять себя.

Болезнь — это вопрос, который поставлен перед нами, она же показывает нам направление, в котором нужно искать ответ.

Однако обычно люди любыми способами стараются уничтожить, замуровать, подавить болезнь, и болезнь меняется, говорит нам не то, что собиралась сказать вначале, под конец вообще начинает нести несусветную чушь, а наша жизнь превращается в хаос.

У головной боли есть глубокий смысл, язва хочет предупредить о чем-то… Эти болезненные состояния не враги нам, они несут нам послание. Но люди не хотят слышать эти предупреждения, сразу вступают с болезнью в схватку, ведут себя, как жестокий царь, который убивает верного слугу, который принес ему невеселую весть.

Почему мы так беспомощны перед лицом болезни? Потому что не пытаемся понять, зачем нам послана эта болезнь, а сразу в слепой ярости бросаемся размахивать мечом.

Давайте внимательно относиться к своим болезням, давайте терпеливо и благосклонно прислушиваться к ним. Болезнь — это вопрос, который поставлен перед нами, она же показывает нам направление, в котором нужно искать ответ.

Прислушивайтесь к своему внутреннему голосу, доверяйте от рождения присущей нашему телу способности к самоисцелению!

Разумнее заботиться об укреплении организма, чем потом лечиться от болезней.

Нездоровое питание, неправильный режим сна и бодрствования и другие привычки способствуют возникновению и развитию болезней. А наше понимание состояния собственного организма опирается лишь на результаты анализов и соответствия показателей норме.

Нечего и удивляться, что предоставленный сам себе, не получающий никакой поддержки в непрерывно ухудшающихся условиях существования организм, пытающийся из последних сил обеспечить нормальное функционирование органов и систем, способен обеспечить только повседневные нужды.

В этот период начинают зарождаться и скрытно развиваться заболевания, и хоть состояние организма постепенно ухудшается, но результаты анализов в этот период не показывают отклонений от нормы. Эти хорошие результаты обследований успокаивают человека, он считает себя вполне здоровым и не оказывает зарождающимся болезням никакого отпора.

Период скрытого развития может продолжаться от нескольких месяцев до нескольких десятков лет, а когда организм теряет последние возможности бороться с вредными факторами, приходит та самая болезнь.

Обладающий «высшим мастерством» врач способен обнаружить болезнь еще когда она пребывает в скрытом, латентном состоянии, способен уничтожить ее в зародыше, не дать ей развиваться и восстановить изначальное здоровье.

Но где они, те искусные врачи? Обстановка в современной медицине такая, что возможность обнаружить болезнь появляется только тогда, когда она уже вполне развилась. А пытаться вернуть здоровье после того, как болезнь развилась, не легче, чем заделывать дыры в плотине после того, как вода уже повсюду.

И уже нет смысла говорить о превентивных мерах. По причине болезни люди мечутся в поисках выхода, о какой радости жизни тут можно говорить? Возможно, вы спросите, где искать этого врача, владеющего высшим искусством? Таких врачей единицы, и попасть к ним на прием очень сложно.





Но высшее искусство на самом деле не у врача, а у вас самих!

Вам вовсе нет нужды восхищаться волшебными умениями того или иного специалиста, он может только предполагать, догадываться о вашей болезни.

А непосредственный пользователь своего тела — вы сами, вы лучше других знаете, где слабое место, а в чем организм силен, лучше любого врача знаете реальное состояние своего здоровья.

Только мы сами можем выстроить защиту от болезней, овладеть этим «высшим искусством», потушить искру до того, как вспыхнет пожар. Мы должны взять охрану дворца нашего здоровья в собственные руки. Только тогда наша жизнь будет наполнена верой в себя и радостью.

Но чаще всего мы совсем не представляем, как овладеть «высшим искусством», не понимаем сигналов своего организма, не слышим, что он нам говорит, тем более не знаем, как противостоять болезням.

Пытаемся найти какую-то информацию, но теряемся в ее изобилии, не понимаем, что нам подойдет, что нет… А симптомов неполадок становится все больше, и нужно что-то предпринимать.

Все это свидетельствует о том, что мы не овладели главным в высшем искусстве — умением понимать свой организм, оценивать здоровье, доставшееся при рождении. Мы не знаем, к какому типу относится организм, избыток ли у нас Жара или Холода, Инь или Ян.

Только поняв тип и склонности своего организма, можно научиться понимать, как его уберечь, чем ему помочь. И что следует делать дальше? У каждого типа организма есть свои сильные и слабые места.

 



Влияние гормонов на поведение: Тестостерон способствует правдивости, а Окситоцин — лживости

Психосоматика заболеваний поджелудочной железы

 

Следует добиваться гармонии, «надставляя короткое за счет длинного», «укрепляя слабое за счет сильного», и этого достаточно. Действуйте сообразно обстоятельствам, следуйте попутному ветру.

Чтобы справиться с болезнью, нужно воздействовать на ее корень. Корень болезни — ваш тип организма. Если вы поймете, к чему прикладывать свои усилия, вы непременно станете своим собственным доктором, владеющим высшим искусством. И вам не нужны будут другие врачи.опубликовано 

©Чжэн Фучжун



Источник: tkm1.ru/illness/

Куркума лучше, чем химио и лучевая терапия

Поделиться



Древняя индийская специя турмерик снова в центре внимания. Новое исследование нашло, что экстракт турмерика может селективно и безопасно убивать раковые стволовые клетки, что не может делать химио и лучевая терапии.

Сенсационное новое исследование, опубликованное в журнале Anticancer Research показывает, что один из наиболее детально изученных и многообещающих натуральных компонентов для лечения рака – полифенол древней специи турмерик, известный также как куркумин – имеет свойство селективно убивать раковые стволовые клетки, которые являются основой раковой злокачественности. В то же время, он абсолютно не токсичен для нормальных стволовых клеток, необходимых для регенерации тканей.





Научная работа под названием “Куркумин и Раковые Стволовые Клетки: Куркумин имеет ассиметричный эффект на раковые и нормальные стволовые клетки”, описывает широкий спектр молекулярных механизмов, идентифицированный на сегодняшний день, с помощью которых куркумин атакует раковые стволовые клетки (РСК).

РСК являются малой субпопуляцией самовозобновляющихся клеток среди других раковых клеток опухоли. Они производят все другие более дифференцированные раковые клетки опухоли, что делает их наиболее летальными канцерогенными клетками среди всех раковых клеток. Полагают, что именно эти РСК хорошо переносят химиотерапию, лучевую терапию и могут быть спровоцированы к большей инвазивности из-за хирургического вмешательства. Именно они и ответственны за более агрессивное возвращение болезни после лечения или за полную несостоятельность лечения.

Исследование выявило следующие 8 молекулярных механизмов с помощью которых куркумин действует и убивает стволовые раковые клетки:

1. Уменьшает действие интерлейкина-6 (IL-6)
2. Уменьшает действие интерлейкина-8 (IL-8)
3. Уменьшает действие интерлейкина-1 (IL-1)
4. Блокирование и связывание цитокинов CXCR1 и CXCR2
5. Модуляция сигнального пути Wnt
6. Модуляция пути Notch
7. Модуляция пути Hedgehog
8. Модуляция пути FAK/AKT/FOXo3a

 

Как вы видите, с помощью этих 8 примеров, куркумин показывает очень глубокий уровень сложности в одномоментном модулировании молекулярных путей. Обыкновенная цитотоксичная химиотерапия не способна к подобному деликатному и интеллигентному действию, так как она потенциально действует на любые быстро делящиеся клетки разрушая их ДНК в самую уязвимую стадию клеточного деления.

При этом химиотерапия не способна делать различия между здоровыми и раковыми клетками. Куркумин, в свою очередь, благодаря его селективной цитотоксичности, действует на самые опасные клетки – раковые стволовые клетки, оставляя здоровые клетки не тронутыми.

 

Куркумин и Нормальные Стволовые Клетки (НСК)





Нормальные стволовые клетки необходимы для жизни организма, так как они ответственны за дифференциацию в нормальные клетки, которые нужны для замены поврежденных или больных. Если бы куркумин уничтожал здоровые клетки как радиация или химиотерапия, то он бы не был такой убедительной альтернативой этим видам лечения. Исследование также занималось этим вопросом.

Безопасность куркумина была установлена очень давно, так как он используется как кухонная специя уже тысячелетия. Вопрос стоит: почему куркумин не обладает таким же разрушительным эффектом на нормальные стволовые клетки (НСК), которым он действует на РСК.

Существует несколько возможных причин, почему куркумин обладает токсичным эффектом на РСК, не трогая НСК:

1. Раковые клетки вбирают гораздо больше куркумина чем нормальные клетки.

2. Куркумин меняет микросреду клетки таким образом, что она ухудшается для Раковых Стволовых Клеток (РСК) и улучшается для Нормальных Стволовых Клеток (НСК).

3. Куркумин не только напрямую атакует РСК, но также стимулирует их к дифференцированию в менее малигнизированные, более доброкачественные клетки.

 

Заключение

Это исследование дополняет растущую поддержку идеи, что безопасные, проверенные временем, природные натуральные вещества намного превосходят синтетические. Учитывая доказательства того, что безопасные и эффективные альтернативы могут уже существовать, то оправдывать применение химиотерапии, лучевой терапии и даже хирургии становится все сложнее как единственных официальных методов лечения рака.

Уже собрано много фактов и проведено много исследований доказывающих то, что эти виды лечения на самом деле ухудшают прогноз, а в некоторых случаях способствуют увеличению пропорции РСК в опухоли, тем самым приводя к большей малигнизации.

Было установлено, что лучевая терапия при раке груди стимулирует РСК, увеличивая их малигнизацию и онкогенность в 30 раз. Едва ли можно назвать это прогрессом, учитывая роль которую играют РСК, особенно при рецидивах после лечения.

Конечно же турмерик и его компоненты как куркумин не одобрены регулирующими медицинскими организациями западных стран (как Food and Drug Administration в США), которые диктуют методы лечения практически во всем мире. А раз они не одобрены, то эти организации агрессивно их запрещают к применению для лечения. Это значит, что ваш онколог не может вам предложить в обозримом будущем лечение куркумином как альтернативу химиотерапии или радиации.

Тем не менее, это не значит, что куркумин не работает, как могут многие думать, если его не применяют врачи онкологи. По факту, турмерик обладает эффектом при 700 различных болезнях и патологических состояниях.





Существует более 1500 научных работ на базе данных National Library of Medicine’s bibliographic database MEDLINE, в которую можно зайти через www.pubmed.gov.

Турмерик настолько уникален, что кажется это растение обладает разумом и милосердием.

Конечно же, смысл не в том, чтобы дождаться серьезных проблем со здоровьем, когда нужно будет принимать героические дозы специй или трав.

Важно помнить, что древние культуры использовали такие специи как турмерик в кулинарных дозах, как часть их этнической кухни. Эти меньшие количества служили для профилактических целей, что избавляло от надобности в дальнейшем использовать большие дозы при болезнях.опубликовано 

 

Текст написан по материалам статьи “Turmeric’s ‘Smart Kill’ Properties Put Chemo & Radiation To Shame”

Автор: Сайер Джи

 

Материалы носят ознакомительный характер. Помните, самолечение опасно для жизни, за консультацией по поводу применения любых лекарственных препаратов и методов лечения обращайтесь к врачу.

 

Также интересно: Антираковая диета доктора Ласкина  

Что скрывает от нас медицина

 



Источник: medalternativa.info/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B0-%D0%BB%D1%83%D1%87%D1%88%D0%B5-%D1%87%D0%B5%D0%BC-%D1%85%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D0%BE-%D0%B8-%D0%BB%D1%83%D1%87/

Лео Бокерия: НЕздоровый образ жизни — удел малообразованных людей

Поделиться



Лео Бокерию часто называют человеком-оркестром. Ученый, кардиохирург, общественный деятель, преподаватель, пропагандист здорового образа жизни, президент общественной организации «Лига здоровья нации» и просто общительный человек с удовольствием делился своим опытом и рецептами здорового образа жизни.

 





фото: Алексей Белкин

Врач о здоровом образе жизни:

Говорить, что можно одномоментно сделать нацию здоровой — значит лукавить. Невозможно сделать абсолютно здоровым человека, который 40 лет курит. Можно только попробовать продлить ему жизнь. Но приучить жить осмысленно поколение, которое еще не обременено вредными привычками, мы можем. И это не так трудно.

Наш опыт показывает, что один человек, которого повернули на путь здоровой жизни — это на самом деле не один человек, это 5-6 человек, которых он заставит перестать курить, пить, заставит открывать форточки… Ведь нездоровый образ жизни — удел малообразованных людей. У нас до операции Ельцину никто не знал, что такое аорто-коронарное шунтирование, а по числу болезней сердца наша страна в списке лидеров… У нас нет привычки интересоваться своим здоровьем!

Знаете, где в Москве люди живут дольше всего? В центральном районе! Когда мы это узнали, — у нас был шок: ведь здесь самый загазованный воздух, шум, суета, множество стрессов… И мы решили выяснить, с чем связан такой парадокс.

Оказалось, что в центральном округе Москвы живет больше всего людей с высшим образованием — людей, которые не позволяют неуважительного и пренебрежительного отношения к себе. Человек с высшим образованием элементарно регулярно чистит зубы, принимает душ, соблюдает какой-никакой режим дня, не напивается, как правило, не колется…

Общественный деятель о здоровье нации:

Когда немцы 35 лет назад поставили себе целью оздоровление нации, для этого были созданы все условия: множество беговых дорожек в самых различных учреждениях, в парках — специальные трассы для пробежек, бассейны, искусственные озера и т. п. Там настрой на здоровый образ жизни сохраняется и по сей день!

Года 3 назад я гостил у товарища в Германии, вставал в 7 утра (благо можно было поспать) и своими глазами видел — как немцы с неизменными улыбками на лицах бегают по утрам: толстые, худые, молодые, пожилые  — все. Так у них начинается каждый день день. Может быть, в том числе и поэтому там продолжительность жизни больше, чем у нас.

Мы же вообще перестали бегать, перестали ходить… У нас нет для этого условий! Я живу на Ленинском проспекте, всегда очень любил гулять, ходить… Ходил от Ленинского проспекта до площади Гагарина. Туда — обратно занимало примерно час. И лучшего вида спорта себе не представлял! Сейчас попробуйте пройти по Ленинскому проспекту — там стоят машины в 8 рядов, во-вторых, смог, дым, в-третьих — в наше время это физически небезопасно.

А уж о том, чтобы сделать где-то велосипедные дорожки, даже подумать невозможно!

Когда мы проводили конкурс по формированию пропаганды здорового образа жизни на президентский грант, мы получили 1600 проектов! Идей у нашего народа много и понимание, что здоровый образ жизни — это то, что нам сейчас необходимо, есть. Но почему-то, когда дело доходит до каждодневного соблюдения простых правил, многие оказываются не способны противостоять соблазну лениться, пить и есть, что попало…

Экс-курильщик о курении:

Я бросил курить, когда у меня уже был 20-летний стаж курильщика. Причем сделал это одномоментно.

И подвигла меня на это чистая случайность. Я был молодым профессором, курил, как паровоз, и ко мне на консультацию пришел пациент. Я с ним поговорил, он меня поблагодарил и говорит: «Доктор, я когда шел к вам, зашел в туалет, почистил зубы, чтобы от меня табаком не песло… А у вас тут…. дым столбом оказывается!» Я ему ответил: «Не берите меня с меня пример!»..

И мне этот случай так врезался в сознание, что именно после него я решил бросить курить. И сейчас всем своим врачам говорю: как же вы можете курить, прекрасно зная, что это путь к инфаркту, к гипертонии, к раку легкого и т. д.?..

Ученый о диете:

В сентябре прошлого года я перестал есть шоколад, который потреблял в огромных количествах: приходил из операционной, съедал плитку горького шоколада и еще 5-6 часов работал. Это было своеобразным допингом.

Но со временем я понял, что, наверное, это к добру не приведет, и сел на диету американских астронавтов, где исключается сахар, хлеб, соль. Я похудел на 9 килограммов, и чувствую себя намного комфортнее, чем раньше, при этом аппетит у меня по-прежнему зверский! Хотя родные ругаются, но мне кажется, что такое питание мне на пользу.

Утром, как правило, я ем творог, прихожу из операционной — легкий йогурт или куриное яйцо (которое жена сварила и заботливо засунула мне в портфель). И дома — уже полноценный ужин.





О себе:

Я на этом свете прибываю в одной только роли: в роли кардиохирурга. Иногда это занимает у меня до 16 часов в сутки. Все остальное проистекает именно из этого: моя научная работа, общественная деятельность… Однажды я просто почувствовал, что должен что-то сказать этому миру, потому что считаю, что многое в нем нужно менять. Наверно, что-то глобальное в этом плане я один сделать вряд ли смогу. Но поучаствовать в процессе… почему бы и нет?

Мне повезло. Как раз тогда, когда ко мне стали приходить такие мысли, группа активистов начала создавать «Лигу здоровья нации» (меня там тогда еще не было). Они обратились ко мне, чтобы я подписал обращение к нации. А потом состоялся учредительный съезд, и меня неожиданно для меня самого выбрали президентом этой организации.

То, как она развивалась, — вообще целая история. В начале предполагалось, что в составе «Лиги» будут несколько человек, которые станут ее содержать. Но в итоге никто, конечно, ее содержать не стал. Поэтому поначалу это все вообще держалось на одном энтузиазме. Но тем не менее постепенно мы добились того, что она приобрела определенный вес, влияние. И теперь, я думаю, сообща мы сможем постепенно менять сознание людей, для которых «здоровый образ жизни» — пустой звук.

Оптимист о релаксе:

Есть масса способов расслабляться помимо тех, которые вредят здоровью.

Я знал отца одной моей сотрудницы, известного математика: он прожил до 93 лет. Он практически до самой смерти танцевал со своей женой. И они получали от этого огромное удовольствие. Я думаю, это увлечение сыграло ключевую роль в том, что он прожил такую долгую, счастливую жизнь.

Если у человека нет других увлечений помимо курения и выпивки, то грош цена ему. А когда они есть, то необходимость во вредных способах расслабления отпадает сама. Вот вам простой рецепт избавления от вредных привычек: заведите полезные привычки.

 



Брене Браун: Имейте нахальство оставаться СОБОЙ и перестать притворяться!

Хорхе Букай: 20 шагов на пути к себе

 

Есть красивые женщины, мужчины, классическая литература, спорт, музыка… — весь мир наполнен красками и содержанием, которые ты видишь совсем по-другому, когда свободен от пагубных зависимостей. Эти краски и содержание — и есть лучший стимул начать жить правильно! опубликовано 

 



Источник: pulsplus.ru/talking-about-it/leo-bokerija-o-sebe-vrednyh-privychkah-i-poleznyh-sposobah-rasslablatsa/

Как узнать, помогает ли лекарство при болезни

Поделиться



Вопреки широко распространенному мнению о традиционности медицины, на самом деле она является быстро развивающейся наукой. Это продиктовано не только разработкой новых методов лечения, но и появлением новых факторов риска различных заболеваний.

Соотношение эффективности и безопасности служит ключевым аспектом, на который подобает ориентироваться при выборе тактики лечения. К сожалению и к радости, у нас в распоряжении имеется только один-единственный метод оценки действенности лекарства — это клинические исследования.

Этому сложному в работе, а в неумелых руках — разрушительному инструменту медицинской науки и будет посвящена настоящая статья. Об этом расскажет Ярослав Ашихмин, кардиолог, канд. мед. наук, автор более 70 научных публикации, член Европейской ассоциации кардиологов (ESC) и Американской ассоциации сердца (AHA).





Как узнать, помогает ли лекарство при болезни?

Казалось бы, это просто: стоит оценить состояние больного человека до и после его приема — и ответ уже у нас в кармане! Именно так мы делаем собственные выводы о том, «подходит» ли нам лекарство, а врач накапливает опыт лечебной работы. Сделанные на основании такого рода наблюдений заключения могут быть полезны и для медицинской науки, но не очень часто, а именно при лечении редких болезней и «сложных» пациентов.

Попробуйте уловить эту тонкую грань: доктор индивидуально подбирает лечение больным, каждый из которых уникален; на основании своего опыта он может назначать в том числе и недостаточно хорошо изученные лекарства или их сочетания. Но он не имеет морального права передавать свой опыт другим врачам до того момента, как он будет подвергнут научной проверке.

 

Что в опыте тебе моем?

Причины ошибок в оценке действенности лекарств самые разные.

Во-первых, невероятной силой обладает... плацебо (а значит, автоматически все гомеопатические средства и БАДы). Плацебо всегда широко тайно применялось на практике, в том числе и признанными специалистами в аллопатической медицине.

Так, великий терапевт М.Я. Мудров в ряде случаев назначал больным особые «простой», «золотой» и «серебряный» порошки. По данным Г. Бичера, опубликованным в статье «The powerful placebo», плацебо служит действенным методом лечения в 35% случаев.

Во-вторых, накопивший большой собственный опыт применения того или иного метода, врач, как правило, имеет дело с ограниченным кругом больных. «Необкатанные» авторские методики, словно прототипы автомо­билей, хороши в руках их создате­лей, но редко подходят для рутин­ной клинической практики.

Наконец, врач может использовать метод, к которому он «прикипел», не принимая на вооружение новые ме­дицинские технологии. И далеко не всегда это обусловлено косностью и нежеланием учиться, а бывает связа­но с объективными реалиями функционирования нашей системы здра­воохранения.

 

Секреты научной кондитерской

Как же получить доказа­тельства того, что препа­рат в действительности ра­ботает?

Итак, первоначально необ­ходимо выбрать популяцию пациентов, которая должна максимально соответство­вать тем реальным больным, которые будут впоследствии получать данное лечение. На­пример, при исследовании те­рапии хронических болезней очень важно учитывать возраст включаемых больных, а при лечении ургентных пациентов — сроки после начала за­болевания и степень тяжести.

Далее необходимо вы­брать так называемые «ко­нечные точки», т.е. четкие критерии, по которым впо­следствии будут судить об эффективности лечения. Конечные точки могут быть «мягкими», например улуч­шение картины болезни по данным УЗИ, или «жесткими», такими, как выздоров­ление от заболевания или уровень смертности.

В последнее время в моду всё больше входят «комбинированные конечные точки», объединяющие нерав­нозначные исходы, например, чис­ло летальных исходов плюс число госпитализаций в связи с обостре­нием заболевания.

Надо понимать, что выбранная конечная точка — как сургучная пе­чать. Так, в случае использования освещенной выше комбинирован­ной конечной точки, если перевес в эффективности в конечном итоге будет достигнут только из-за сни­жения риска госпитализации, а чис­ло смертей не изменится, то пре­парат формально будет признан эффективным и, весьма вероятно, войдет в официальные рекомен­дации. Таких примеров смешения «жестких» и «мягких» точек сегод­ня немало (см., например, исследо­вание SENIORS).

Испытываемое лекарство нуж­но обязательно с чем-то сравни­вать. Если лечение заболевания не разработано, то в роли препарата сравнения выступает плацебо, а если оно имеется — существующий общепризнанный стандарт лечения.

«Традиционные» средства также различаются между собой по эф­фективности, что является почвой для спекуляций: некоторые иссле­дователи стремятся сравнить новый препарат с заведомо более слабым конкурентом, формально входя­щим в рекомендации, но в реаль­ности практически не использую­щимся (например, в исследованиях новых бета-блокаторов в качестве контрольного препарата часто ис­пользуется атенолол).

Препарат сравнения в идеале дол­жен быть неотличим от исследуемого лекарства и для больного, и для врача-исследователя — это двой­ной слепой метод. Его использова­ние является залогом минимизации ошибок, обусловленных субъектив­ностью врачей и пациентов.

Попадание больного в ту или иную группу- рандомизация — определя­ется генератором случайных чисел. При совмещении этих двух мето­дов исследование становится двой­ным слепым рандомизированным плацебо-контролируемым (РКИ), т.е. работой «высшей пробы».

Такие исследования не наруша­ют принципов этики в том случае, если больному подробно разъясне­ны все аспекты работы, в том чис­ле шансы попадания в ту или иную группу, и получено информирован­ное согласие.

За соблюдением принципов био­этики следит Этический комитет, без санкции которого исследование не может быть запущено.





Табель о рангах

Степень доверия к результатам клинических исследований напря­мую связана с уровнем  их доказа­тельности. Чтобы сориентироваться в океане исследований, необходимо понимать их старшинство.

На нижнем ярусе находятся иссле­дования типа «случай— контроль», к которым относится большинство диссертационных работ и неболь­ших отечественных исследований. При их проведении группа паци­ентов, получающих то или иное ле­чение, сравнивается с группой, его не получавшей.

Рандомизация, как правило, не проводится, а слепой ме­тод не используется. Зачастую исследуемые группы пациентов плохо сопоставимы. Такие иссле­дования приемлемы в том случае, когда речь идет о лечении очень редких бо­лезней, так как они позво­ляют набрать достаточное для анализа количество на­блюдений.

Далее в доказательной лестнице располагаются так называемые анализы регистров пациентов. В на­стоящее время они наби­рают популярность в связи с накоплением в них большого массива наблюдений за пациентами. Сегодня мы часто слышим сообщения о «сенсационных» данных о наличии фантастических взаимосвязей или неожи­данно выраженном влия­нии того или иного препа­рата на смертность (причем в обе стороны), основан­ные именно на анализе таких регистров.

Регистры представляют базы данных, в которые вносятся всевозможные характеристики наблюда­емых в условиях реальной клинической практики пациентов, результаты их обследова­ний и назначенное лечение. Вра­чи, которые вносят информацию о своих пациентах в такой регистр, обычно понятия не имеют, с какой целью она будет использована че­рез несколько лет.

Средний ярус в иерархии доказа­тельной медицине занимают  проспективные когортные исследова­ния. Их дизайн регламентируется до начала включения больных, которые прослеживаются на протяжении дли­тельного времени. Минусами этого типа исследований служат предвзя­тое распределение в группы и от­сутствие заслепления.

Законодателями мод в мире до­казательной медицины по праву являются описанные выше РКИ, в которых возможность ошибки све­дена к минимуму. Стандартная фор­мула их результатов выглядит так: «В РКИ XXX, включавшем столько-то тысяч больных, было показано, что по сравнению с плацебо препарат А статистически значимо сни­жает смертность от заболевания Б на Х%». К сожалению, многие вра­чи этим выводом и ограничиваются, не уделяя внимания деталям, речь о которых пойдет ниже.

На вершине иерархии стоят так называемые мета— анализы, «объ­единяющие» результаты несколь­ких РКИ с привлечением аппа­рата биомедицинской статистики. Наиболее авторитетной органи­зацией, занимающейся проведе­нием мета-анализов, является «The Cochrane Collaboration». «Кохрейновские» мета-анализы проводятся по очень жестким правилам, регламен­тирующим принципы отбора и об­работки информации.

 

Коварная статистика

Авторы дизайна исследования ста­раются заложить в его фундамент конструкции, которые помогут реа­лизовать даже самые мизерные, но клинически значимые преимущества препарата перед конкурентами или плацебо. И главная битва за превос­ходство нового метода над препара­том сравнения разгорается на этапе статистической обработки резуль­татов.

Ученые-«миротворцы» ранее связывали свои надежды с приме­нением так называемого «тройного слепого метода», при котором распределение пациентов по группам оказывается неизвестно не только врачам и самим больным, но и ста­тистикам, обрабатывающим данные. Но по понятным причинам этот ме­тод не прижился.

Для того чтобы утверждать, что препарат работает (т.е. влияет на достижение конечных точек), не­обходимо провести статистическую обработку с применением ряда математических критериев. Причем в большинстве случаев могут быть ис­пользованы различные методы обработки данных, и не всегда то, какой метод будет применяться, решается до начала исследования.

Интересно, что широко (и в боль­шинстве случаев - неправомерно!) применяемый критерий Стюдента был придуман Вильямом Гроссетом, заботившимся о том, как не переложить дрожжей в знамени­тое пиво «Гиннесс». Другой крите­рий был предложен Фишером, задумавшимся над тем, сколько чашек чая с молоком нужно протестиро­вать, чтобы узнать, не обманывает ли его леди, уверяющая, что она умеет отличать, что первое налили в чашку — молоко или чай.

 

Поймай, если сможешь

Сегодня лекарство признается действенным, если оно статистически значимо влияет на достиже­ние конечных точек. При этом даже «очень сильное» воздействие может быть незначимым статистически и наоборот. Степень значимости опре­деляется уровнем, за достижение значения которого «ниже 0,05» ведется настоящая борьба.

Шансы «победить плацебо» мож­но повысить, если запланировать несколько промежуточных анали­зов, успев остановить исследова­ние тотчас, как кривые эффективности (Каплана-Мейера) начнут расходиться.

Формальным обо­снованием могут служить этиче­ские соображения, в первую оче­редь, необходимость назначения лечения контрольной группе. При этом в некоторых случаях, прона­блюдав группы чуть дольше, мож­но обнаружить, что эффективность лечения и плацебо вновь уравни­вается. Поэтому результаты боль­шинства «досрочно завершенных» исследований следует трактовать с осторожностью.

 

Бюро корректировки

Истинное мастерство статисти­ка проявляется при необходимо­сти скорректировать результаты по другим факторам риска, что обозна­чается в английском языке емким словом adjustment. 

В действительно­сти, больные в экспериментальной группе могут быстрее выздоравли­вать не из-за действия лекарства per se, а из-за других факторов (например, более частого назначения антибиотиков, молодого возраста или более легкого течения заболевания).

Безусловно, такой ана­лиз крайне важен ввиду того, что без его проведения часто никак нельзя отделить действие лекар­ства от влияния иных факторов. Но возможность легко изменять раз­мер эффекта в ту или иную сторо­ну, проводя adjustment по класте­рам факторов риска, иногда создает соблазн представить картину лучше, чем она есть. Хорошим тоном служит упоминание в протоколе еще до начала исследования тех факто­ров, по которым в итоге будет про­водиться корректировка.

 

Чудо анализа подгрупп

Анализ подгрупп крайне важен в том случае, если популяция па­циентов недостаточно однородна. В крупных исследованиях заранее определяется то, какие подгруппы будут анализироваться раздельно по-завершении работы (что называ­ется pre-specified subgroup analysis). 

Так, например, традиционно про­водятся анализы различных воз­растных подгрупп. При «провале» исследования предварительно за­планированные анализы подгрупп могут выступать «спасательным кругом». Напротив, если в иссле­довании в целом будут показаны хорошие результаты, а в одной из подгрупп лечение не будет эффективно, такой анализ обычно стара­тельно прячется в самые укром­ные уголки главы «Результаты» и редко впоследствии принимается во внимание.

Как бы этого ни хотелось спон­сорам, но данные a posteriori про­веденных анализов подгрупп никогда не будут приняты в качестве доказательств западными регуляторными органами и в серьезных научных кругах.





Исследования— близнецы

Другим интересным приемом, так­же основанным на делении паци­ентов на группы, является создание исследований-близнецов, дизайны которых имеют минимальные раз­личия (например, испытание одно­го препарата для лечения одного заболевания на разных стадиях).

При получении положительных результатов в обоих исследова­ниях их данные затем объеди­няются и выходят одной публи­кацией в рейтинговом журнале. А при отрицательном результате, полученном в одном из исследо­ваний, акценты часто сдвигаются на выигрышную работу, а резуль­таты брата-неудачника публику­ются в небольшом журнале. Или вовсе не публикуются.

 

Вспомнить всё

Масштабы скрытых от нас дан­ных «провалившихся» исследова­ний поистине огромны. Если про­анализировать инициированные КИ и сопо­ставить их с количеством завер­шенных работ, то окажется, что подводная часть айсберга «дока­зательной медицины» составляет до 80% его объема.

Эта «темная материя» в основном состоит из начатых, но затем по непонятным причинам остановленных КИ. От­сутствие у медицинского сообще­ства данных о побочных эффектах и низкой эффективности «инновационных» методов лечения за­ставляет исследователей по все­му миру раз за разом наступать на одни и те же грабли, повторяя за­ведомо неудачные эксперименты.

 

Как поступать лечащему врачу?

Таким образом, доказательная медицина предоставляет базис, на который должны опираться сужде­ния врача об оптимальной такти­ке лечения. При выборе того или иного метода лечения врач пола­гается в первую очередь на соб­ственный опыт, тем не менее он просто обязан знать о результа­тах всех основных исследований в сфере тех патологий, которые он ежедневно лечит.

Среди очень опытных врачей се­годня все большую популярность набирает так называемое инди­видуализированное, «точно подо­гнанное» лечение (talented  medical care,   TMC ), которое часто идет враз­рез с рекомендациями.

Не касаясь этических и организационных вопросов, следует отметить, что для использования TMC врач должен обладать исключительно высокой квалификацией, посещать соот­ветствующие секции на мировых медицинских конгрессах и досконально знать все РКИ в зоне своей ответственности.

 



Правила заботы о здоровье спины на все случаи жизни

Периодичность ОБНОВЛЕНИЯ организма человека

 

Часто малообразованные, но самонадеянные врачи защищают «надежный», но не проверенный в РКИ метод лечения, проводя аналогию с парашютами, которые «никогда не исследовались в РКИ, но в их эффективности никто не сомневается». Хотелось бы посоветовать им, если здоровье позволяет, получить удовольствие при случае совершить увлекательный прыжок не с современным, а с хо­рошо зарекомендовавшим себя «на практике» и применяемым с начала XX века немецким складным парашютом. опубликовано 

 

Автор: Ярослав Ашихмин

 



Источник: trv-science.ru/2012/10/09/recepty-iz-povarennojj-knigi-klinicheskikh-issledovanijj/

Детские болезни: чем лучше переболеть в детстве

Поделиться





        К детским инфекциям обычно относят корь, краснуху, эпидемический паротит (или свинку), ветряную оспу (или ветрянку), скарлатину и розеолу розовую. Первые четыре из них являются самыми распространенными и высококонтагиозными (крайне заразными) заболеваниями. Детские инфекции, передающиеся воздушно-капельным путем, вызываемые вирусами различного рода.


        Для этих заболеваний характерны некоторые общие признаки:  острое течение с внезапным повышением температуры до 38-40С;  головная боль; общее недомогание; сонливость; умеренный или длительный инкубационный период (7-21 день); сыпь разного рода (кроме свинки).


        В народе бытует устойчивое мнение, что всеми этими инфекциями лучше переболеть в детском возрасте. Сегодня попробуем разобраться, так ли это. Вот некоторые факты. По данным ВОЗ, заболеваемость детскими инфекциями во взрослом возрасте является одной из серьезных причин врожденных пороков у детей, если ими заболевает будущая мама.  

 




        Детские инфекции во взрослом возрасте характеризуются более тяжелым течением, часто с развитием таких осложнений, как пневмония, нефрит, ревматические процессы. После заболевания детскими инфекциями в большинстве случаев формируется пожизненный иммунитет.

 




        Тем не менее, учитывая особенности течения заболеваний и возможность развития серьезных осложнений, детские инфекции лучше предотвратить, чем лечить. Сейчас многие медики считают, что лучше сделать ребенку соответствующие прививки и спать спокойно. По крайней мере, все вакцины для профилактики детских инфекций обладают очень высокой эффективностью.

Источник: /users/147

Зачем нужны зубы мудрости?

Поделиться



        Зубы мудрости, режутся в возрасте 18-25 лет, а бывает и позже. Костная ткань челюсти к тому времени уже сформирована, и зубу нужно силой пробить себе дорогу.

        Более того, сказывается эволюция. Некоторые думают, что зуб мудрости — атавизм, который достался в наследство от наших предков. Еда тогда была более грубой, её готовили кое-как, и для того чтоб ее прожевать, нужны были большие и крепкие зубы. Со временем надобность в этих зубах стала меньше, и челюсть человека уменьшилась. Если сравнивать с нашими предками, ширина зубной пластины стала короче на 10-11 мм. Не странно, что для последних зубов в ней нет места.





        Зубы мудрости – глупость природы?

        Исходя из вышесказанного, хочется спросить: зачем они нам нужны?! 

        Не все настолько просто. В природе нет ничего лишнего. В свое время исследователи объявляли рудиментом и другие части человеческого тела: аппендикс, девственную плеву, миндалины. Но потом выяснилось, что это нужные части вещи. Девственная плева, к примеру, охраняет микрофлору влагалища девочек от бактерий, аппендицит — важное звено иммунной системы, свою защитную роль несут и миндалины.





        Иногда зубу мудрости нужно просто помочь: подрезать небольшой капюшон, который образуется, когда зуб не может прорезать десну сам. Если пустить все на самотек, зуб может вырасти вбок и/или спровоцировать воспаление слизистой. Но есть шансы сохранить этот зуб!

        Иногда врачи советуют удаление. Зуб мудрости, который расположен неправильно, очень сложно хорошо очистить. Из-за скопления налета человек будет всё время в группе риска: может развиваться кариес, периодонтит или инфекционные заболевания. Но если зуб растёт правильно, хоть и болезненно, лучше его сохранить.





Источник: /users/559