11 аспектов зрелой сексуальности и любви

Поделиться



11 аспектов сексуальности

 

Так вышло, что из работ Отто Кернберга, которого давно хотелось почитать, я выбрала книгу «Отношения любви: норма и патология».

Отто Кернберг, одна из крупнейших фигур современного психоаналитического мира, создатель современной психоаналитической теории личности, президент Международной Психоаналитической Ассоциации с 1997 по 2001 год…

Что сказать, написано сложно, читать интересно. Сколько здесь важных аспектов, которыми хотелось бы поделиться! И которыми мы, гештальт-терапевты, прекрасно можем пользоваться в нашей практике, понимании происходящего с клиентами или с нами самими.



Итак, первый, самый сложный и неоднозначный аспект — агрессия.

Кернберг пишет: «Агрессия входит и в сексуальный опыт как таковой. Мы увидим, что опыт проникновения, внедрения и опыт, когда в тебя проникают, входят, включает в себя агрессию, служащую любви, используя при этом эротогенный потенциал переживания боли как необходимой составной части несущего наслаждение слияния с другим в сексуальном возбуждении и оргазме. Эта нормальная способность трансформации боли в эротическое возбуждение дает осечку, когда грубая агрессия доминирует в родительско-детских отношениях».

Ого! Боль и агрессия проникновения и внедрения. Удивляюсь. Надо же, это нормальная способность — трансформировать боль в возбуждение… Но, наверное, не слишком много боли, думаю я. Как интересно! Если в детском опыте было многовато грубости, этой способности нет. И тогда первые сексуальные опыты, связанные с болью, обречены на неудачу и будут скорее травматичными, а за ними и вторые… Много же времени понадобится, чтобы снова заработал этот механизм! Вот уж где не место грубой агрессии, так это в детско-родительских отношениях! Зато в родительских отношениях агрессии, по мнению Кернберга, как раз самое и место!

Осмысливаю. Вспоминаю: это перекликается с идеями Ролло Мэя о том, что сила и активность необходимы любви, любовным переживаниям и действиям. А также о том, как бессилие и пассивность порождают насилие и разрушают хорошие любовные отношения.

Это о том, как не бояться своей природной агрессивности! Она нужна, важна и хороша. В том числе и для того, чтобы защищать от других свою территорию, своё пространство любви, интимность пары от вторжений любого человека, в это интимное пространство не включённого.

Интимное пространство — это пространство для двоих, меня и моего партнера. Значит, там нечего делать друзьям, родителям, знакомым, и даже нашим детям.

Интимность включает в себя не только физическую отдалённость от остального мира, но и тайну. Так же, как закрытые двери хранят нас от проникновения в наш дом, тайна хранит информацию от распространения её за пределы интимного пространства. А для этого нужна сила и уверенная агрессивность, способность вовремя сказать «нет» и не пустить маму, или подругу, например, даже с самыми благими намерениями.

Да, и это нормально — прогнать другого половозрелого взрослого из непосредственной близости к вашему партнёру, злобно заявив ему, что это — Ваш партнёр.

Почему же часто агрессия достаётся нашим детям? Потому что они — самые безопасные люди для нас, на ребёнка можно безнаказанно сорваться. И это совершенно безответственно, это вредит ребёнку. Невозможно переоценить такой вред! К тому же, это не приносит должного результата, потому что, увы, агрессия была направлена не по адресу.

Однако же, если удастся научиться быть достаточно агрессивным в своей зрелой любви к партнёру и по отношению к другим окружающим нас взрослым, это будет легко — быть добрыми и терпимыми со своими детьми.

Основным аффектом агрессии Кернберг называет гнев. И выделяет главную функцию гнева — устранить источник боли или беспокойства. Понятно же, что у гнева важная и необходимая миссия. Взрослость, зрелость заключается не в том, чтобы не гневаться, а в том, чтобы научиться обращаться со своим гневом. Замечать его, соизмерять и позволять себе его выражать.Адресно. Аккуратно пресекая и устраняя источник боли и беспокойства.

Второй аспект зрелой сексуальной любви- это флирт, «да» и «нет» одновременно, или поддразнивание.

У Кернберга: «Эротическое желание включает в себя ощущение того, что объект предлагает себя и в то же время отказывает...» «Желание дразнить, чтобы тебя поддразнивали, является еще одним ключевым моментом эротического желания...» ««убегание” самого объекта – это “дразнение”, соединяющее в себе обещание и избегание, обольщение и фрустрацию.

Обнаженное тело может служить сексуальным стимулом, но частично прикрытое тело возбуждает намного больше. Это объясняет то, почему заключительная часть стриптиз-шоу – полная нагота – быстро завершается уходом со сцены».

Люблю флирт, он завораживает, спасает от скуки, в нем есть место игре, фантазии, азарту, риску, любопытству и интересу, всему тому, что позволяет остро чувствовать себя живым. Если партнёр включается в игру и отвечает, пара получает все ресурсы для прекрасного секса, море возбуждения, а как вознаграждение — удовольствия. Ведь это же известный факт, чем выше возбуждение — тем больше удовольствие, тем острее ощущения.

Однако, пара, избегающая риска, занимающаяся сексом механически, „для здоровья“ или выполняя „супружеский долг“ со временем теряет интерес к такому „мероприятию“.

Одно из самых частых убеждений, которые помогают потерять азарт и, как следствие, удовольствие — партнёр „мой“, он никуда не денется. Надо ли говорить, что со времён отмены рабства это одна из самых распространённых человеческих иллюзий? Да и рабы время от времени бунтовали или сбегали. Человек наделён свободой воли. Это вроде всем известно, но как-то забывается в повседневности, в привычности, а также в отношениях, регулируемых „долгом“. Или когда любовь заменяется властью.

А стоит помнить, что отношения — это всегда риск, что мы все время меняемся, что партнёр — не часть меня, не моя „вторая половинка“. Это ещё одна распространённая, но для возбуждения весьма бесполезная фантазия.

Всем известна разница реакции на собственные руки и на руки другого человека, совершающие интимные ласки? Да, своя рука знает, конечно, как надо, но чужая острее чувствуется и удовольствие от неё больше, а ещё неизвестно, что будет в следующий момент… Она может дразнить! Только другой человек может дразнить нас. Или попробуйте дразнить себя сами. Или пофлиртовать сами с собой. Абсурд! Как и идея „я это ты, ты это я“. Я — это не ты, и слава Богу, создавшему нас такими разными! Кстати, для любопытства и интереса нужны различия. Сходства дают ощущение комфорта и родственности, что уже похоже на ощущение семьи, откуда и до инцеста недалеко.

Так что, различия — наш верный помощник в обретении зрелой сексуальной любви. С различиями тоже нужно научиться обращаться, это включает в себя зрелую способность принимать другого с его особенностями, видеть их, и, если они не нарушают наших ценностей, какой-то очень важной сути — приветствовать! А не объявлять „крестовые походы“ против всего непохожего, что так часто печалит меня в происходящем вокруг! Иной — не обязательно плохой. А может, так: интересный, любопытный, завораживающий, вдохновляющий и возбуждающе притягательный?



Следующий, третий, весьма волнительный аспект — заперты, и их нарушение.

У Кернберга: «… сексуальное проникновение или поглощение объекта является насильственным нарушением чужих границ. В этом смысле нарушение запретов также включает агрессию, направленную на объект; агрессию, возбуждающую в своем удовлетворении, сплавленную со способностью ощущать удовольствие от боли и с проецированием этой способности на объект. Агрессия приносит удовольствие, поскольку она является элементом любовных отношений. Итак, агрессия поглощается любовью и гарантирует безопасность перед лицом неизбежной амбивалентности».

А также нежностью, которая делает вторжение бережным, «любовным».

И далее: «Тело партнера становится “географией” личностных смыслов; так что фантазийные ранние полиморфные перверсные отношения к родительским объектам сгущаются в восхищение отдельными частями тела партнера и желание агрессивного вторжения в них. Эротическое желание основано на удовольствии бессознательного проигрывания полиморфных перверсных фантазий и действий...»

О чем это, так сложно, изобилуя терминами, пишет Кернберг?

Мы все родом из детства. Соответственно, в раннем детстве, мы все пережили удовольствие от прикосновений к нашему телу и наших прикосновений к телам родителей. Психоаналитики различают доэдипову и эдипову фазы развития. Очень рано, от рождения и пока мы очень маленькие, примерно до трёх лет, наше тело недифференцировано сексуализировано, это значит, оно очень чувствительно к прикосновениям практически везде и прикосновения вызывают удовольствие, похожее на эротическое. Намного позже ощущения от гениталий становятся интереснее, чем все остальные. Но мы растём, и со временем нас отнимают от груди, и чем старше мы становимся, тем больше запретов — уже нельзя потрогать маму или папу так, как нам хочется, появляется стеснение, смущение, стыд. Вина…

Райский сад — это не библейское место, это блаженное младенческое неведение о социальных нормах и запретах, естественное удовольствие от собственного тела и наслаждение близостью и теплом других. Однако опыт был. И память о нем — есть! И желание снова „побывать в раю“.

Психоаналитики считают, что взрослый сексуальный акт — всегда символическое повторение, или воплощение фантазий о запретном, невозможном, поэтому называют его перверсным, или извращенным. Мне не нравится слово „извращённый“, гораздо мягче, мне кажется, слово „видоизменённый“. Созревая и становясь взрослыми, мы всегда несём в себе любовь к нашим родителям, память о тех „райских“ временах, и воплощаем эту любовь в отношениях с партнером, фантазийно нарушая запрет на инцестуозную связь. И в этом — море возбуждения!

Поэтому очень печально, когда с одним или обоими родителями опыт взаимодействия был скорее грубым и неудовлетворительным, холодным, отвергающим. Тогда, к сожалению, для зрелой сексуальной любви есть препятствия, страх вторжения, боли, невозможность возбуждаться на партнера противоположного пола или собственная „омертвелость“.

Приходится добираться к удовольствию через многие годы психотерапии, если есть такая возможность, и смелость, и ресурсы.

Следующие два аспекта зрелой сексуальной любви, четвертый и пятый — эксгибиционизм и вуайеризм, с моей точки зрения совершенно напрасно считающиеся перверсными, плавно вытекают из дразнения.

Кернберг пишет: «Проявление женской сексуальности – и эксгибиционистское, и отвергающее, то есть дразнящее, – является мощным стимулом, вызывающим эротическое желание у мужчин»

«Вуайеризм – очень важный компонент сексуального возбуждения в том смысле, что любая сексуальная интимность включает элемент личного и тайного и, как таковая, является идентификацией с эдиповой парой и потенциальным триумфом над ней. Многие пары способны получать удовольствие от секса только в уединенном месте, вдали от собственного дома и от детей, что демонстрирует запрет этого аспекта сексуальной близости...»

От слова эксгибиционизм веет социальными запретами и фигурой в парке, раскрывающей полы плаща…

На самом деле эксгибиционизм это демонстрация сексуальности, часто вполне социально приемлемая. Это и грудь в декольте, и юбка выше колен, и стринги, выглядывающие над джинсами, и джинсы, съехавшие на пол-попы. А также бицепсы под обтягивающей футболкой и кубики там же, и джинсы, с их выпуклостями сзади и спереди, и буйная поросль в расстёгнутой на верхние пуговицы рубашке.

Нынешняя мода вполне эксгибиционистская, спасибо её творцам! И — вуайреристская, потому что там, где есть тот, кто показывает, находится и тот, кто поглядывает, или даже подглядывает. Осталось признать, что показывать и смотреть это вполне возбуждающее занятие, как и показывать не до конца, и смотреть как бы втайне. В этом смысле мягкий полусвет-полумрак гораздо интереснее как полной темноты, так и яркого освещения, а для большего возбуждения и вовлечения в процесс зрелой сексуальной любви стоит научиться и показывать, и смотреть.

Хотелось бы мягко упомянуть, что возбуждения будет больше, если попробовать в сексе открывать глаза…рассмотреть партнера, себя, происходящее как бы «со стороны».

Хотя тем из нас, кто склонен себя оценивать и обесценивать, не стоит упражняться в вуайеризме раньше, чем будет достигнута устойчивая позитивная самооценка.

Шестой аспект зрелой любви, который хотелось бы упомянуть — забота, способность заботиться.

«Ролло Мэй (1969) подчеркивал важность “заботы” как необходимого условия развития зрелой любви. Забота, говорил он, “есть состояние, компонентами которого являются признание другого таким же человеческим существом, как ты сам; идентификация своего Я с болью или радостью другого; чувства вины, жалости и осознание того, что все мы зависим от соблюдения общечеловеческих принципов”. Он полагает, что “забота-участие” (concern) и “сострадание” (compassion) могут быть другими терминами для описания тех же характеристик.

И действительно, его описание заботы-care (одно из значений – “ухаживать за кем-то”) очень близко к тому, что Винникотт (1963) описывал как заботу-concern (одно из значений – беспокойство и участие).» Забота, с одной стороны — то, чем нас встретили в этом мире, когда мы были ещё совсем беспомощными и то, без чего мы бы не выжили. В этом смысле беззаботными могут быть только дети — поскольку о них кто-то заботится. С другой стороны, когда мы вырастаем, взрослеем, мы учимся заботиться о себе сами, и это нормальное условие взросления. Однако, желание заботиться только о себе — признак незрелости, недо-зрелости. Равно как желание, чтобы заботились обо мне, в одну сторону.

Взамен на мою несказанную красоту, например. Забота это в некотором смысле дар, одаривание другого, и этот процесс может принести много радости тому, кто заботится и удовольствия тому, о ком заботятся. Поскольку в зрелых отношениях важен баланс, обмен, играть в одну сторону долго не получится. Отношения разрушатся. Да, иногда хочется побыть беззаботными, как дети, для этого есть специальное время и место, например, отпуск в отеле типа „все включено“. Там уже обо всем позаботились, и пара может спокойно наслаждаться беззаботностью, отдохнуть от всех забот взрослого мира — чтобы появился ресурс снова вернуться в этот мир! И продолжать заботиться.

Седьмой аспект касается переживания печали.

«Есть аспекты влюбленности, которые связаны с развитием способности печалиться и заботиться. По предположению Джосселин (1971), родители, лишающие своих детей возможности переживать печаль из-за утраты объектов любви, вносят свой вклад в атрофию их способности любить». Печалятся из-за утраты объектов любви не только дети. У печали есть своя задача — некоторая „работа печали“, делающая возможным пережить утрату. Печаль несёт с собой конечность боли утраты.

Способность печалиться гарантирует нам, что мы способны пережить утрату, и сохранить при этом себя, остаться в живых. Ведь ни один объект любви не может нам гарантировать, что он останется с нами „навечно“. Это всегда иллюзия. Ни брачные клятвы, ни собственное твёрдое намерение „навсегда“ — не гарантия, что утрата не случится.

И только опыт пережитой утраты несёт с собой освобождение от катастрофического страха потерять любимого человека. Опасность потерять — есть, конечно же, тем острее ощущается ценность и важность другого и отношений с ним. Но так же важно сохранять себя. Потому что из катастрофического убеждения „я этого не переживу“ вырастает самая отвратительная несвобода, шантаж, угрозы, попытки контролировать другого и отношения… И в итоге их разрушение. За что боролись, как говорится. Очень страшно отпустить контроль и просто любить другого, а вдруг — утрата? Очень важно уметь печалиться, знать, эту утрату я переживу.

Восьмой аспект — верность, преданность, единственность.

Кернберг пишет: «Существует сложившееся мнение о том, что именно женщина хочет сохранить близость и “единственность” отношений, а мужчина желает поскорее вырваться после сексуального удовлетворения.

Клинические данные свидетельствуют о противоположном: у многих мужчин стремление к близости разбивается о барьер ощущения, что эмоционально жена целиком принадлежит ребенку, а многие женщины жалуются на неспособность мужа поддерживать в них сексуальный интерес».

В интимности вклад каждого, и женщины, и мужчины, равен. Каждый хочет интимности и единственности, как главного её условия. 

Однако того из партнёров, кто не выбрал другого окончательно или без принуждения, вероятно будут посещать фантазии о возможных других выборах или же опасения, вдруг партнёр хочет „перевыбрать“, что по сути является проекцией, отражением собственного недо-выбора. У осуществлённого выбора есть своя цена — отказ от всех других возможных вариантов. И награда — интимность, пространство, которое будет только для пары. Появление третьего, впускание его в отношения пары всегда нарушает интимность, каждая следующая сексуальная связь разрушает предыдущую.

В интимности растёт привязанность, и соответственно, с ростом привязанности может актуализироваться страх утраты. Люди с нарушением привязанности в своей детской или ранней юношеской истории не выносят роста интимности и находят способы всячески её нарушать. Это не зависит от пола, мужчина ли, женщина. Утверждение о моногамной женщине и полигамном мужчине, с моей точки зрения, довольно поверхностно. Ребёнок, зачатый парой, поначалу предмет большой радости и гордости обоих, но все же он становится „третьим“ и ставит под угрозу интимность пары за счет глубины эмоциональной связи матери и ребёнка.

Карл Витакер утверждал, что с рождением каждого ребёнка мать изменяет отцу на какое-то время, а потом постепенно возвращается. Это всегда кризис. Паре понадобится зрелость и любовь, чтобы пережить его и сохраниться.

Девятый аспект зрелой сексуальной любви — вопросы непрерывности.

«Существуют вполне нормальные чередования интенсивности общения пары и временного ухода друг от друга». «

Хотя непрерывность в сексуальных отношениях у мужчин и женщин нарушается в разной форме, все же сам факт их существования и периодические охлаждения даже в стабильных и благополучных союзах являются важным дополнением к аспектам уединенности, интимности и стремлению к слиянию эротического желания и поведения. При отсутствии таких разрывов сексуальные отношения становятся частью обыденности, а это может привести к накоплению агрессии в переживании слияния, что является угрозой отношениям в целом.

Японский фильм “Империя чувств” режиссера Нагиса Осима (1976) служит хорошей иллюстрацией постепенного нарастания необузданной агрессии во взаимоотношениях двух любовников, чьи сексуальные страсти поглотили все и разорвали их контакт с внешним миром».

В гештальт-терапии мы говорим не о непрерывности, а скорее о цикличности любых процессов. Каждый контакт происходит по своему циклу, у которого есть начало и завершение, преконтакт, когда мы голодны, и ассимиляция, когда мы сыты, удовлетворены и хотим спокойно „переварить“ происшедшее. В этом смысле чередование интенсивности, о котором пишет Кернберг, вполне понятный процесс. Спад интенсивности, особенно первый, может вызывать у пары тревогу, однако важно понимать, что это естественно и уметь переключаться.

Способность не „циклиться“ невротически и не пугаться временного охлаждения, не делать скорых выводов, заметив у себя или в партнере „похолодание“ очень важна для зрелых отношений.

В качестве десятого аспекта зрелой сексуальной любви хотелось бы также сказать о теле, телесном опыте и участии как аспекте зрелой сексуальной любви, но далеко не первом и не самом главном!

У Кернберга: «Любовь, получаемая в форме эротической стимуляции поверхности тела, стимулирует возникновение эротического желания как двигателя для проявлений любви и благодарности. Женщина испытывает эротическое возбуждение от интимных частей тела любимого мужчины, и, что примечательно, когда любовь проходит, ее интерес и идеализация тела партнера также прекращаются».



В противовес одной из главных иллюзий, поддерживаемых масс-медиа, индустрией красоты и незрелыми подростковыми тенденциями современного общества — о том, что сексуальность напрямую зависит от красоты тела, его формы, параметров, юности, хочется сказать, что любовь все-таки первична.

Потому что когда любовь разрушена, самое красивое тело не вызовет ничего, кроме недоумения и отвращения, желания оттолкнуть и сбежать.

Мы все субъективны. Мы люди, нам нужны смыслы. Без смысла мы можем механически выполнить некоторую последовательность действий, которую можно по определению назвать сексом, но удовольствие будет ниже среднего, а после вместо наполненности мы заплатим чувством опустошения. И тогда возникнет вопрос, который задаёт один из героев фильма „О чем говорят мужчины“ — самый важный вопрос, оглушающий в случае отсутствия ответа: ЗАЧЕМ?

Что важно, с моей точки зрения — иметь здоровое тело. Все же секс — это в том числе и инстинкт продолжения рода, для его продолжения нужен здоровый, подходящий партнёр. Отсюда — запах как способ биологически, природно распознать подходящего партнёра, внешний вид как ориентир. Это некоторая основа, нельзя отрицать нашу животную природу, но она точно не первична. 

Природа наделила каждого из нас уникальным телом, кому-то повезло больше, тело досталось красивое и здоровое, кому-то меньше. Наша ответственность в том, что мы делаем с этим даром. Развиваем или калечим, поддерживаем здоровым питанием и сном или разрушаем злоупотреблениями и психосоматическими заболеваниями. Сейчас очень много вполне доступной информации, что можно делать, чтобы двигаться в ту или иную сторону. Ориентирование на внешние данные, длину ног, цвет глаз или волос характерно для подросткового, незрелого выбора. Подростки ещё не умеют создавать зрелые, полноценные отношения, потому что сами незрелы, до определенного возраста это нормально. Лет до 20-25. Помните, как в песне Наутилуса: жестокие дети, умеют влюбляться, не умеют любить?

Зрелая сексуальная любовь интересна своей глубиной, полнотой смыслов, а ещё тем, что в ней не страшно взрослеть.  Стареть, наверное, всегда страшновато, как и понимать, что все мы смертны, и я тоже, но когда жизнь наполнена смыслами, а отношения — любовью, когда секс со своим партнером со временем становится только лучше, а отношения — все глубже и ближе, жить становится очень ценно. Полно-ценно!

И последний, одиннадцатый аспект — оргазм и оргазмические переживания, конечно же!

Отто Кернберг писал об этом так: «Центральной динамической характеристикой сексуальной страсти и ее кульминацией является переживание оргазма при коитусе. При переживании оргазма нарастающее сексуальное возбуждение достигает вершины в автоматическом, биологически детерминированном отклике, сопровождающемся примитивным экстатическим аффектом, требующим для своего полного воплощения временно отказаться от границ Я – расширить границы Я до ощущения субъективно диффузных биологических основ существования…… важной стороной субъективного переживания страсти на всех уровнях является выход за границы собственного Я и слияние с другим». Удивительное, парадоксальное переживание. Тот случай, когда переживание слияния — как награда за долгую индивидуацию.

Предлагаю насладиться описанием Кернберга: «Существует завораживающее противоречие в комбинации этих важнейших черт сексуальной любви: четкие границы Я и постоянное осознание несоединимости индивидуумов, с одной стороны, и чувство выхода за границы Я, слияния в единое целое с любимым человеком – с другой. Отделенность ведет к чувству одиночества, стремлению к любимому и страху хрупкости всяческих отношений; выход за границы Я в единении с другим вызывает ощущение единства с миром, постоянства и творения нового. Можно сказать, что одиночество есть необходимое условие для выхода за границы Я. Оставаться в пределах границ Я, в то же время преодолевая их с помощью идентифицикации с объектом любви, – это волнующее, трогательное и связанное с горечью и болью состояние любви.»

«Мексиканский поэт Октавио Паз (1974) описал эту сторону любви с необыкновенной выразительностью, заметив, что любовь – это точка пересечения между желанием и реальностью. Любовь, говорит он, открывает реальность желанию и создает переход от эротического объекта к любимому человеку.

Это открытие почти всегда болезненно, поскольку любимый(ая) представляет собой одновременно и тело, в которое можно проникнуть, и сознание, в которое проникнуть невозможно.

Любовь – это открытие свободы другого человека.Противоречие самой природы любви в том, что желание стремится к осуществлению с помощью разрушения желанного объекта, и любовь обнаруживает, что этот объект невозможно разрушить и невозможно заменить». Скоро весна. И потом, как писал Хэмингуэй, в конце-концов всегда приходит весна. Надеюсь, то, о чем я пишу сегодня ночью, поможет наполнить чью-то жизнь смыслом и любовью. опубликовано 

Автор: Мария Стапанова 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/odinnadtsat-aspektov-zreloy-seksualnoy-lyubvi-po-k/

Клятва верности: Я с тобой

Поделиться



Жизнь – длинная, длинная дорога.

Вот рождается малыш, и мама берет на руки и несет его, по извилистым тропинкам и светлым дорогам, и он глядит на мир из крепких, защищающих объятий, и не видит ни опасности, ни страха, ему спокойно и мама – волшебник, и он засыпает от легкого покачивания на пути, а мама идет и идет.

И вот он подрастает, и хочет идти сам, сначала неуклюже, крепко держась за руку, и мама ведет его по проверенным широким тротуарам, мимо зеленых скверов и песчаных площадок, и он крепко держит за руку, и идет в доверии этой руке, и мир огромен и чудесен.





И он становится старше, отпускает руку и убегает, иногда падает, иногда по неопытности оступается, и мама подбегает, отряхивает одежду, целует коленку, клеит пластырь, и когда он устает – берет на руки и несет, и он обхватывает шею руками, и засыпает на руках, как раньше, доверяя, что с утра он снова проснется в своей кровати.

И он становится сильнее и вольнее, и иногда убегает вперед и оказывается у чужих неуютных заборов, иногда увлекается и уходит далеко от дома, но мама там, где-то бегает и зовет к ужину, ставит заплатки на джинсы и дает с собой попить и бутерброд, и вечером выслушивает про чужие неуютные заборы, гладит по волосам, и он идет все дальше и все смелее, потому что она ведь найдет, возьмет за руку, приведет домой.

И однажды так забегает к дальнему, чужому, колючему лесу, и вдруг решается и идет туда, и идет долго, и лес все темнее и все опаснее, но он уже не может вернуться, он решил для себя, что должен идти вперед, и он слышит, как мама ищет где-то далеко, за деревьями, выкликает, но вот он решает не отозваться и не вернуться, решает, что он сам, и упрямо идет вперед, иногда садится и плачет от страха, но он должен доказать, что не маленький, должен дойти, и он идет вперед и вперед.

Иногда она почти находит его, зовет встревоженно, требует, и если ей позволить – она ведь заберет обратно, а нельзя, надо дойти, ведь он уже взрослый и он может, и он уходит за мутную, полупрозрачную стеклянную стену, чтобы идти самому, и ей уже никак не схватить его за руку и не увести домой, она стучит в это стекло ладонями, прижимается лицом, пытаясь разглядеть, как он там, как он там, а он кричит – “отстань!”, “уходи!”, “я дойду!”, “я сам!”.



И она не должна уйти. Там, в темном, чуждом, одиноком лесу, за твердой, непробиваемой стеной, вдоль которой он идет и идет вперед, он должен слышать ее шаги. Ее стук. Отдаленное, упорное “тук-тук-тук”, которое говорит ему, что она по-прежнему там, она всегда там, вдоль его шага и его пути.

Он выйдет, обязательно выйдет, лес превратиться в тропу, а тропа – в просеку, а просека – в широкую, светлую дорогу, и вдоль всей дороги, за стеной, за каждым шагом все равно будет ее “тук-тук-тук” – “я здесь”.

Однажды он подумает, что она там одна, стучит да стучит, подойдет к стене и ответит на стук, и от одного касания стена упадет по кирпичам, и там за стеной будет немолодая, беспокойная, усталая женщина, которая так же продиралась сквозь колючки и бурелом, одна, вопреки “уходи”, вопреки его уверенности. Она знала, что он должен сам, но она не ушла. И он скажет, “да мам, ну что ты, я же говорил, что все будет нормально”,

И через много лет, когда он будет идти сам, уверенно и твердо, однажды он поймет, что вдруг стало тихо. И дорога широкая и светлая, и он знает, куда идти, вокруг знакомо и безопасно – привычный район, удобный тротуар, на руках малыш, который с высоты всматривается в светлый, чудесный мир и засыпает на руках – но только нет чего-то. Исчезло эхо, тот дальний, почти привычный стук за стеной. Нет ладоней, прижатых к стеклу, никто не зовет из глубины леса по имени, никто не ищет.

 



Невролог Сюзанна Мартинез-Конде: Что происходит в мозге, когда мы испытываем благодарность

Смысл и бессмысленность жизни

 

 

И тогда он поклянется тому маленькому, на руках, что пока хватит сил, пока хватит пульса и дыхания, он всегда будет рядом. За какую бы стену не ушел его ребенок, как бы ни кричал оттуда про то, что он сам – он всегда будет рядом. Будет идти, ползти, прорываться и всегда стучать, в самую толстую разделяющую их стену, всегда искать и звать в самом дремучем лесу, всегда будет ладонью, прижатой к мутному стеклу.

“Тук-тук-тук”. Я с тобой. опубликовано 

Автор: Ольга Нечаева



Источник: www.womanfrommars.com/thinking-mommy-notes/sworn-to-loyalty/

Скука и еще 2 причины супружеских измен

Поделиться



Статистика приводит неприятные цифры: судя по обширным опросам и исследованиям, изменяют своим постоянным партнерам 75 процентов мужчин и 45 процентов женщин. По крайней мере, это те, кто признались.

Исходя из того, что изменники склонны скрывать свои похождения, а одноразовое падение вообще не считать за грех, цифры могут быть еще более пугающими. Между тем измена — самое страшное в личных отношениях, что может перенести человек. На шкале стрессов измена занимает более высокое положение, чем смерть любимого человека — по крайней мере, в некоторых случаях. Еще одна неприятная статистика — как минимум один ребенок из десяти имеет другого биологического отца.

 



Ранее наказание за измену полагалось самое суровое — вплоть до смертной казни. Одной индийской принцессе ее муж приказал отсечь нос. Изуродованную жену он выгнал обратно к ее отцу, который оказался человеком добрым и образованным. Благодаря этой истории нам известно о первых пластических операциях: высокоученый лекарь вырезал кусочек кожи со лба принцессы, перевернул, сформировал подобие носа и пришил на место отрезанного органа. Неизвестно, пошел ли на пользу принцессе жестокий урок, но именно таким образом сейчас проводится пластика повреждений носа.

Что только не делали с неверными возлюбленными: сдирали кожу, сбрасывали со скалы, заточали в монастырь. Лютый прадедушка Пушкина, романтический арап Петра Великого, заподозрив жену в измене, бил ее кнутом, предварительно подвесив к железным кольцам. Сам Пушкин, по слухам, поколачивал свою супругу, Наталью Гончарову, страшно ее ревновал, насильно увозил с балов и вообще «вел себя непозволительно», по словам одной современницы. Чем кончилась ревность поэта — всем нам известно. Император Клавдий имел жену Мессалину, столь распутную и развратную, что имя ее до сих пор употребляется как синоним известного обзывательства.

Интересно, что Клавдий приказал казнить Мессалину лишь только тогда, когда ее измены обернулись прямым заговором с целью свергнуть императора. И то, после казни Клавдий то и дело приказывал позвать к себе жену, совершенно забывая, что она уже казнена. Петр

Первый любовнику жены приказал отрубить голову, каковую и преподнес супруге-изменнице в заспиртованном виде, в стеклянной банке. Наполеону изменяла его возлюбленная Жозефина, причем именно в то время, пока он был в опасных военных походах и деловых разъездах. Родственники немедленно известили будущего императора, приложив подробный отчет, с кем, когда и сколько раз. «Я собирался увенчать короной голову этой женщины, а она увенчала мою рогами» — горестно писал он своему другу; письмо попало в руки англичан и вызвало всеобщие насмешки над обманутым Наполеоном. Они с Жозефиной все-таки помирились, уж слишком душераздирающее она молила о прощении, но Наполеон со временем охладел к ней, так пылко любимой ранее. И когда пришло время подумать о наследниках престола, он развелся с нею и женился на принцессе королевской крови. А до развода он совершенно спокойно и даже деловито изменял той, которая ранее была его богиней.

Терпеть ли измену или порвать отношения? Казнить или простить?

Когда Фрида Кало, знаменитая мексиканская художница, узнала об измене мужа, не менее знаменитого скульптора Диего Риверы с ее собственной любимой сестрой, она была на грани суицида. Она немедленно порвала с предателем и развелась с ним. Супруги через некоторое время поняли, что не могут жить друг без друга, сошлись — но прежних отношений вернуть уже не смогли. Фрида умерла молодой, вслед за ней ушел и Диего — от рака яичка. Впрочем, и сама художница тоже имела любовника — Троцкого. А от измены Троцкого страшно страдала его постаревшая жена — Наталья Седова.

Троцкий переживал свою измену, когда ему проломили ледорубом голову, он успел сказать жене о своей любви, попросил прощения… Не легче было и жене писателя Бунина, Вере Муромцевой; писатель и вовсе поселил молодую любовницу в собственном доме, называя ее своей секретаршей.Гордо и трагично переживала Вера оскорбительную ситуацию, никому не жалуясь, стараясь сберечь честь нобелевского лауреата. Другой нобелевский лауреат, физик Ландау, и вовсе приводил любовниц в собственный дом, проводя с ними время на глазах у жены. Еще и похвалялся потом высокими отношениями; мол, супругу заботит только одно: было ли ему хорошо с очередной пассией. Разрывалось ли сердце у бедной женщины — остается только догадываться. Зато финал жизни великого физика весьма показателен: он попал под машину, превратился в беспомощного слабоумного инвалида и до самой смерти находился в полной зависимости от окружающих.

По многочисленным исследованиям, те бизнесмены, которые изменяли своим женам, в течение года испытывали трудности с бизнесом, а иногда доходили до полного банкротства.

Портрет изменника довольно прост; по крайней мере, выделяют два их вида: это или люди с низкой самооценкой, нуждающиеся во внимании, либо — эгоисты, которые в самом факте измены не видят ничего предосудительного. К изменам склонны неустойчивые психопаты, то есть люди, крайне легко поддающиеся влиянию, не имеющие воли и собственного «я». Провоцирует измену и алкоголь.

Причинами измены, по мнению исследователей, являются следующие факторы:

  • скука и неудовлетворенность;
  • желание отомстить партнеру;
  • страх привязанности (поиск запасного варианта).


Немецкие психологи определили симптомы измены: это холодность партнера, его желание следить за собой, красиво одеваться, пользоваться парфюмерией. Женщины перестают готовить дома или делают это крайне неохотно. Изменник раздражителен по отношению к постоянному партнеру, может при посторонних грубо критиковать его, особенно — его внешность и ум. Человеку ведь свойственно обвинять других в своих прегрешениях… Теряется интерес к сексуальной жизни, хотя на первых порах она может, наоборот, стать слишком бурной — только в объятиях они представляют других. Также это периоды глубокой задумчивости, отрешенности, похожие на гипнотическое состояние.

Насколько важна физическая верность — глубоко понимал знаток всех темных глубин человеческой психики Достоевский. Уже умирая, он успел сказать жене: «Я всегда любил тебя одну и никогда тебе не изменял». А ведь писатель был тяжелым, раздражительным эпилептиком, бывшим каторжником, проигрывал деньги и драгоценности жены в казино, выманивал, грозил, оскорблял, оставлял семью без куска хлеба… После его смерти жена больше не вышла замуж, хотя овдовела молодой; всю жизнь она посвятила памяти покойного мужа. Может, так повлияли на выбор судьбы его последние слова — перед смертью говорят правду.

И еще одна информация к размышлению — в 85% случаев те, кто подозревают близкого человека в измене, оказываются правы. опубликовано 

Автор: Анна Кирьянова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: www.kiryanova.com/izmena.html

О пошлости и дураках

Поделиться



У Набокова есть эссе о пошляках и пошлости, в котором он емко и четко характеризует как само явление, так и носителей данного «стиля жизни».

Писано знаменитое эссе как будто сегодня: широкий спектр жизненных сентенций идеально совпадает с настоящим временем, свидетельствуя – современное общество задыхается от пошлости, которая лезет со всех щелей.





«Пошлость – это не только явная, неприкрытая бездарность, но главным образом ложная, поддельная значительность, поддельная красота, поддельный ум, поддельная привлекательность… Все подлинное, честное, прекрасное не может быть пошлым», – утверждает Набоков.

Наше время – время фальшивок и суррогата, когда все здравое и истинное истребляется в угоду некачественной подделке. Скабрезное, безвкусное и безнравственное возводится в ранг добродетели и культивируется как эталон.

Настоящую любовь заменили партнерством и свободными отношениями, верность – выгодой, дружбу обратили в ненависть, материнство десакрализировали, истинную Церковь стремятся подменить карикатурным подобием, действующим вне закона.

Пошлость захватила массы и руководит сознанием. И от нее уже никто не отмахивается, как от надоедливой мухи.

«Пошляк не увлекается и не интересуется искусством, в том числе и литературой – вся его природа искусству враждебна. Но он с жадностью поглощает всяческую информацию и отлично натренирован в чтении газет и журналов…» – дает определение Набоков.

Сегодня к этому перечню можно добавить еще и телевидение. Банальность и серость, за редким исключением, отсвечивают с экранов и вещают с полос газет. Плоский юмор, банальный до избитости, грубо безвкусный, настырно и безустанно «веселит» зрителей. Низкопробность в чести.

Отсутствие потребности в высоком и как особый шик – высмеивание всего высокого, прекрасного – признаки нашего времени…

Под влиянием Чехова, с творчеством которого я знакома лет с 11, считаю главными врагами человека пошлость и невежество. Горький писал о Чехове: «Его врагом была пошлость, и он всю жизнь боролся с ней».

Дистанцируясь от общества, но не превратившись в сноба, как врач, указывал на болезни, переживал и старался помочь «больному человечеству» справиться с недугом. 

Он бесстрашно и правдиво рассказывал о людях. Жестко, неумолимо, нелицеприятно. Никаких полуправд. 

Замена высокого низменным – суть пошлости. И, в частности, это демонстрирует Чехов в своих непревзойденных рассказах.

Как по-мещански люди пытаются самоутвердиться, засветиться в обществе. С неуемным желанием принадлежать к «избранному кругу» любой ценой предают себя, близких, идут по головам. Чехов показывает духовное убожество человека, его бездушие. И при этом полное общественное равнодушие, которое становится нормой жизни.

Чехов не мог терпеть таких слов, как «сочно» и «красочно». И возмущался вычурностью московских модернистов: «Какие они декаденты! Они здоровеннейшие мужики! Их бы в арестантские роты отдать!.. Все это новое искусство – вздор… Ново только то, что талантливо».





Как пошлость постепенно завладевает человеком, порой неуловимо для него самого, продемонстрировано Чеховым в «Ионыче». В процессе разрушения личности главного героя, длящегося около одиннадцати лет, его жизнь завершается духовной смертью.

В конце рассказа перед нами ожесточенный, злой человек, предавший память о некогда дорогом ему существе, своей любви, Котике (Екатерине Ивановне), первой и единственной радости в его жизни. Он становится хуже тех, кого презирал, обличал, против кого негодовал.

Осознавая пагубное влияние среды и общества, Чехов все-таки в первую очередь видит проблему в самом человеке, который оставил без внимания свои недостатки и допустил, чтобы они в дальнейшем переросли в порок.

 



Зашлакованность эмоциями: как недуги души отображаются на теле

Обижаются только те, кому это выгодно

 

Виртуозно изображая своих героев с говорящими фамилиями, Чехов как бы отдергивает нас – от раболепства, подхалимства, угодничества, самоунижения, лести, лжи… напоминая о чувстве собственного достоинства.

И каким стать: добрым или злым, зависимым или свободным, думающим или недумающим – человек определяет сам, делая выбор в каждый момент своей жизни. опубликовано  

 

Автор: Наталья Горошкова

 



Источник: pravlife.org/content/o-poshlosti-i-durakah

Материнская травма: двойные послания дочери

Поделиться



Многие люди не осознают, что корневой проблемой в обретении силы женственности является материнская травма.

Очень часто в отношениях матери и дочери есть сложности, но об этом не говорится открыто. Из-за табу на открытый разговор о боли, связанной с матерью, материнская травма остается в тени, вне поля зрения и только усугубляется.





Что такое материнская травма?

Материнская травма – это боль быть женщиной, которая передается из поколения в поколение женщин в патриархальной культуре. И она включает в себя дисфункциональные механизмы адаптации, которые используются, чтобы справиться с этой болью.

Материнская травма включает боль от:

  • сравнения – чувства, что вы недостаточно хороши
  • стыда – стойкого фонового ощущения, что что-то с вами не так
  • подавления – чувства, что нужно оставаться маленьким, чтобы вас любили
  • стойкого чувства вины за то, что хочется больше, чем уже есть
 

Материнская травма может проявляться следующим образом:

  • вы не проявляетесь полноценно, потому что не хотите пугать других
  • вы очень терпимы к плохому обращению со стороны других
  • эмоциональная забота
  • восприятие других женщин как соперниц
  • само-саботаж
  • чрезмерная жесткость и доминантность
  • такие состояния как пищевые расстройства, депрессия или зависимости
В нашей патриархальной культуре, где доминирует мужчины, женщины обусловлены думать о себя как о «неполноценных» и недостойных. Это чувство «неполноценности» усваивается и передается бесчисленными поколениями женщин.

Атмосфера подавления женщин в культуре приводит к «двойным посланиям» дочерям.





Проще говоря, если дочь усваивает бессознательные убеждения матери (которые являются некой тонкой формой убежденности в том, что «я недостаточно хороша»), то она получает одобрение матери, но в некотором роде предает себя и свой потенциал.

Однако если вместо того, чтобы принять материнские бессознательные убеждения, дочь скорее утверждает свою силу и потенциал, то она может осознать, что ее мать подсознательно воспринимает это как личное отвержение.

Дочь не хочет рисковать потерей материнской любви и одобрения, поэтому принятие этих ограничивающих бессознательных убеждений является для нее формой лояльности и эмоционального выживания.

Реализация своего потенциала в полной мере может казаться женщине опасной, потому что в этом для нее есть риск быть отвергнутой матерью.

Причина этого в том, что дочь бессознательно чувствует, что обретение ею силы может инициировать проявление печали или гнева матери из-за того, что ей самой пришлось отказаться от неких частей себя. Тогда из сострадания к матери, желания угодить ей и страха перед конфликтом дочь может начать убеждать себя, что безопаснее сжаться и остаться маленькой.

Типичный отказ встретиться с этой болью звучит подобным образом: «Пусть прошлое остается в прошлом». И все же мы никогда не можем по-настоящему «убежать» от своего прошлого и похоронить его. Оно проявляется в настоящем в виде всяческих препятствий и проблем, с которыми мы стакиваемся каждый день. Избегая встречи с болью, связанной с одними из самых важных, фундаментальных отношений в жизни, мы упускаем ключевую возможность открыть истину о том, кто мы есть, и проживать её по-настоящему и радостно.

Стереотипы, которые увековечивают материнскую травму:





— Посмотри, сколько всего для тебя сделала твоя мать! (от других)

— Моя мать стольким ради меня пожертвовала. С моей стороны было бы эгоистично делать то, что она не смогла. Я не хочу, чтобы ей из-за меня было плохо.

— Я должна быть преданна матери несмотря ни на что. Если я ее растрою, она подумает, что я ее не ценю.

Дочь может бояться раскрыть свой потенциал из-за страха быть лучше своей матери. Она может бояться напугать мать своими мечтами и амбициями. Она может бояться почувствовать со стороны матери зависть или гнев. Это всё чаще всего глубоко бессознательно и не признается, не обсуждается открыто.

Все мы чувствовали боль, которую несут наши матери. И все мы в какой-то степени винили за эту боль себя. Это наше чувство вины. Это имеет смысл, если учитывать ограниченное когнитивное развитие ребенка, который считает себя причиной всего. Если не обратиться к этому бессознательному убеждению с позиции взрослого, то можно так с ним и остаться, что в результате будет существенным ограничивающим фактором.

Правда в том, что ни один ребенок не может спасти свою мать.





Чем бы дочь не пожертвовала, она никогда не сможет компенсировать ту высокую цену, которую заплатила её мать, или те потери и лишения, которые она перенесла за свою жизнь, просто будучи женщиной и матерью в этой культуре. И да, именно это многие женщины с самого детства совершают для своих матерей: они подсознательно принимают решение не оставлять и не предавать мать, и поэтому избегают стать слишком «успешными», «умными» или «смелыми». Это решение исходит из любви, верности и истинной потребности в одобрении и эмоциональной поддержке матери.

Многие из нас отождествляют преданность матери с преданностью собственной травме, делая таким образом свой вклад в подавление себя же.

Эти программы глубоко бессознательны и работают непрерывно. Они могут присутствовать даже в самых здоровых, основанных на поддержке отношениях матери и дочери, в некоторой степени просто в силу бытия женщинами в этом обществе. Что касается дочерей, у чьих матерей серьезные проблемы (зависимости, психические нарушения и т.д.), влияние этой травмы на них может быть особенно разрушительным и коварным.

Мать должна взять на себя ответственность и оплакать свои потери.

Быть матерью в нашем обществе невероятно сложно. Я слышала, как многие женщины говорили: «Никто никогда не рассказывал, как это сложно» или «Нет никаких предупреждений о том, что происходит, когда попадаешь домой с ребенком и осознаешь, что от тебя требуется». Наше общество, особенно в США, беспощадно к матерям, им оказывают очень мало поддержки, и многие женщины растят детей сами.

В нашем обществе распространены следующие негласные послания матери:

  • Если материнство для тебя сложно, то ты сама в этом виновата.
  • Стыдно не быть сверхчеловеком.
  • Есть матери от бога, которым это легко дается. Если ты не одна из них, что-то с тобой не так.
  • Предполагается, что ты с легкостью можешь со всем справиться: иметь послушных детей, быть сексуально привлекательной, иметь успешную карьеру и надежный брак.




Матери, пожертвовавшие многим для того, чтобы родить и вырастить детей в нашей культуре, иногда чувствуют себя отвергнутыми, когда ребенок выражает и проявляет их несбывшиеся мечты. Мать может почувствовать, что она принадлежит своим детям, или же потребность в оценке со стороны своих детей.

Это очень тонкая манипуляция с её стороны. Такая тенденция приводит к тому, что последующие поколения дочерей умаляют себя ради того, чтобы их матери и дальше чувствовали ценность своей материнской роли, ради которой они стольким пожертвовали, но получили так мало поддержки и признания в обмен.

Матери могут бессознательно и очень тонко проецировать глубокий гнев на своих детей. Однако на самом деле этот гнев нацелен не на ребенка. Он нацелен на патриархальное общество, в котором женщине, чтобы вырастить ребенка, часто приходится жертвовать собой, своей собственной жизнью.

Для ребенка же, который нуждается в матери, пожертвовать собой, чтобы хоть как-то облегчить боль матери, часто является бессознательным решением, принятым в раннем возрасте. В последующей жизни ребенка это решение может лежать в корне глубоких проблем, и обнаруживается это уже во взрослом возрасте.

Травма матери существует по двум причинам: потому, что у матерей нет безопасного пространства для проработки гнева, направленного на общество и его требования к матери; и потому, что дочери чувствуют бессознательный страх отвержения за то, что выбирают не приносить те же жертвы, что и женщины в предыдущих поколениях.





В нашем обществе не предусмотрено безопасного места, где матери могли бы выразить свой гнев. Так что часто эти чувства бессознательно выплескиваются на ребенка. Дочь – очень притягательная цель для материнского гнева еще и потому, что дочери еще не пришлось отказалась от своей индивидуальности ради материнства.

Юная дочь может напоминать матери о её не выраженном потенциале. И если дочь достаточно ценит себя для того, чтобы отвергнуть те патриархальные требования, которые её матери когда-то пришлось проглотить, она этим может запросто вызвать у матери подсознательную ярость.

Конечно, большинство матерей хотят лучшего для своих дочерей. Тем не менее, если мать не разобралась со своей собственной болью или не смирилась с жертвами, на которые ей пришлось пойти, то в ее поддержке дочери могут между строк читаться тонкие послания стыда, вины или обязательства. Они могут проскальзывать в самых невинных ситуациях, чаще в той или иной форме критики или превозношения роли матери. Чаще всего суть даже не в произнесенных словах, но в содержащейся в них скрытой обиде.

Мать может перенаправить с дочери свой подсознательный гнев и предотвратить передачу ей своей травмы, позволив себе прожить всю свою скорбь и оплакав свои утраты. Кроме того, матери стоит удостовериться, что она не рассматривает свою дочь как основной источник эмоциональной поддержки.

Матерям нужно оплакать то, от чего им пришлось отказаться, что они хотели, но никогда не получили, что их дети никогда не смогут им дать, и всю несправедливость такого положения вещей. Тем не менее, как бы несправедливо и нечестно это не было, дочь не должна компенсировать потери матери или чувствовать себя обязанной точно так же пожертвовать собой. Это требует от матерей невероятной силы и целостности. И в этом процессе исцеления матерям нужна поддержка.

Мать освобождают свою дочь, когда осознанно прорабатывает свою собственную боль, а не делают это проблемой дочери. Таким образом мать позволяет дочери осуществлять свои мечты без вины, стыда или чувства долга.





Когда матери неосознанно заставляют дочерей чувствовать ответственность за их потери и делить с ними их боль, это создает дисфункциональную связь, усиливая убеждение дочери в том, что она недостойна осуществления своих мечтаний. И это поддерживает убеждение дочери в том, что каким-то образом она – причина материнской боли. Это может очень сильно разрушить её.

Дочерям, которые растут в патриархальной культуре, часто приходится выбирать между собственной силой и любовью со стороны других.

Большинство дочерей выбирают любовь окружающих, а не обретение силы. Они боятся, что их самореализация и обретение силы приведет к потере любви со стороны важных людей, в частности, матерей. Поэтому женщины остаются маленькими и неудовлетворенными, бессознательно передавая материнскую травму из поколения в поколение.

Женщиной овладевает смутное, но сильное ощущение, что обретение силы может разрушить её отношения. А женщины научены ценить отношения более всего остального. Мы цепляемся за руины отношений в то время, как душа тоскует по реализации своего потенциала. Но правда в том, что одни только отношения никогда не смогут полностью удовлетворить наш голод по полноценной жизни.

Расстановка сил в материнско-дочерних отношениях – это табуированная тема и корень материнской травмы.

Многое из вышесказанного остается непроявленным из-за табу и стереотипов о материнстве в нашей культуре:

  • Матери всегда поддерживающие и любящие

  • Матери никогда не должны злиться или обижаться на своих дочерей

  • Матери и дочери должны быть лучшими друзьями

 

Стереотип «Все матери всё время должны быть любящими» лишает женщину права быть обычным человеком. Из-за того, что женщинам отказано в праве быть просто людьми со всеми человеческими слабостями, в обществе оправдывается и то, чтобы не оказывать матерям должного уважения, поддержки и не предоставлять им необходимых ресурсов.

Правда в том, что матери – это прежде всего люди. У каждой матери могут быть моменты не-любви. И действительно есть матери, которые часто просто не проявляют любви, возможно, из-за своих зависимостей, психических расстройств или других сложностей. И пока мы не встретимся лицом к лицу с этими дискомфортными реалиями, материнская травма останется в тени и будет передаваться из поколения в поколение.

Мы все в некоторой степени патриархальны. Нам пришлось усвоить это, чтобы выжить в нашем обществе. Когда мы сможем встретиться с этим в себе – сможем противостоять этому и в других, даже в своих матерей. Возможно, это будет один из самых мучительных моментов, с которыми нам предстоит столкнуться. Но пока мы не готовы идти в это, притронуться к этой травме, мы платим очень высокую цену за иллюзию покоя и силы.

Чего нам стоит материнская травма?

Живя с этой травмой и не исцеляя её, вы наполняете свою жизнь:

  • Смутным, но стойким чувством «со мной что-то не так»

  • Отказом реализовать свой потенциал из-за страха неудачи или порицания

  • У вас слабые личностные границы и нету ясности касаемо того, кто вы

  • Вы не чувствуете себя достойной или способной создать то, чего вы на самом деле хотите

  • Вы не чувствуете себя достаточно безопасно, чтобы иметь свое пространство и высказывать свою правду

  • Вы строите свою жизнь по принципу «главное – не рисковать»

  • Вы сами себя саботируете, когда близки к прорыву

  • Вы бессознательно ожидаете разрешения или одобрения от матери, чтобы начать жить своей жизнью.

Какая связь между материнской травмой и божественной женственностью?

Сейчас многие говорят о том, чтобы «воплотить божественную женскую сущность» и быть «пробужденной женщиной». Но невозможно вместить эту силу божественной женственности, пока в нас еще есть ощущение, что мы изгнаны из Женственности.





Давайте посмотрим правде в глаза: мать является для нас самым первым проявлением Богини, и встреча со своей матерью – это первая встреча с Богиней.  Сначала нужно набраться смелости и сломать запрет, встретиться со своей болью, пережитой в отношениях с матерью. Иначе божественная женственность так и останется просто очередной сказкой, фантазией, что нас спасает мать, которая никогда не придет. Это ведет только к духовной незрелости. Нужно отделить мать как человека от архетипа матери, чтобы стать проводниками этой энергии. Нужно разобрать ложные структуры в своем сознании до того, как строить новые. Иначе мы рискуем застрять в некоем подвешенном состоянии, где наша целостность кратковременна, и кажется, что остается только обвинять в этом себя.

Не признавая влияния материнской боли на нашу жизнь, мы в некотором роде остаемся детьми.

Чтобы обрести и раскрыть всю свою силу и возможности, нужно взглянуть на отношения с матерью и осмелиться отделить свои личные убеждения, ценности, мысли от её. Для этого нужно позволить себе чувствовать горе от того, что вы стали свидетелем материнской боли. Нужно проработать свою собственную боль от этого. Это очень сложно, но таков первый шаг к настоящей свободе.

Стоит прожить эту боль, как её энергия трансформируется и перестанет создавать препятствия в жизни.

Так что же происходит, когда женщина исцеляет свою материнскую травму?

Исцеление материнской травмы приводит к тому, что меняется динамика силы, потому что женщинам больше не нужно препятствовать росту друг друга, чтобы облегчить свою боль. Боль жизни в патриархальной системе перестает быть табу. Не нужно притворяться и прятать свою боль под маской легкости и непринужденности. Взгляните: эта боль – небеспричинна, примите её, проживите и интегрируйте, трансформируя её таким образом в мудрость и силу.





Чем больше женщин проработает эту травму, тем больше шансов создать безопасное пространство, где женщины смогут выразить всю свою внутреннюю боль и получить необходимую поддержку. Матери и дочери смогут общаться друг с другом без страха, что их истинные чувства разрушат отношения. Больше не будет необходимости вытеснять боль в тень, где она проявляется как манипуляция, конкуренция или самоедство. Мы можем излить свою боль в слезах, оплакать её, и тогда она очистится и станет любовью. Любовь же проявится как сильная поддержка друг друга и глубокое приятие себя, свобода быть собой в полной мере, быть творческими и наполненными.

После исцеления материнской травмы возникает понимание невероятной силы влияния матери на благополучие своего ребенка, особенно в раннем детстве, когда мать и ребенок еще неразделимы. Мать формирует фундамент нашей личности: наши убеждения начинаются с ее убеждений, наши привычки – с ее привычек. Многое из этого настолько бессознательно и базисно, что едва заметно.

Материнская травма в конечном счете не столько про отношения с матерью, сколько про принятие себя и своих способностей без стыда.

Мы обращаемся к материнской травме, потому что это чрезвычайно важная часть самореализации. Это как сказать «Да!» своей способности быть сильной и реализованной женщиной, которой каждая из нас призвана стать. В конечном счете, исцеление материнской травмы – это про осознание и почтение того фундамента, который заложили для нас наши матери. Они сделали это, чтобы мы могли строить свои уникальные жизни, зная, чего мы хотим и на что способны.

Преимущества исцеления материнской травмы:

  • Способность свободно управлять своими эмоциями, видеть их как источник мудрости и информации.

  • Здоровые границы, которые поддерживают актуализацию лучшей версии Тебя.

  • Наработка прочной «внутренней матери», которая предоставляет безусловную любовь, поддержку и заботу внутреннему ребенку.

  • Компетентность. Чувство того, что все возможно, открытость чудесам и всему хорошему.

  • Соединенность со своей внутренней добротой и способность привносить ее во всё, чем вы занимаетесь

  • Глубокое сострадание к себе и к другим

  • Способность не принимать всё слишком всерьез. Нет нужды во внешнем подтверждении, чтобы чувствовать себя хорошо. Нет нужды доказывать что-либо о себе другим.

  • Доверие жизни в том, что она привносит всё необходимое

  • Безопасность и свобода быть собой

  • Многое другое…

Включаясь в этот исцеляющий процесс, мы постепенно убираем густой туман своих проекций, приобретаем ясность и благодарность себе, любовь к себе. Мы больше не несем на себе боль матери и не умаляем себя из-за этого.

У нас появляются силы уверенно проявляться в жизни, создавать желаемое без чувства стыда или вины, но со страстью, силой, радостью, уверенностью и с любовью.

 



Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственников

Отложенные желания = отложенные килограммы

 

Для каждого человека первая травма в сердце связана с матерью, с женским. И в процессе исцеления этой травмы наши сердца раскрываются от состояния компромисса, защиты и страха к новому уровню любви и силы, что соединяет нас с божественной любовью и самой Жизнью. С этого момента мы соединены с архетипическим, коллективным сердцем, которое бьется во всём живом.

Мы привносим в мир истинное сострадание и любовь, в которых мир сейчас нуждается. Таким образом материнская травма открывает возможность инициации в божественную женственность. Поэтому так важно для женщины исцелить ее. Ваше личное исцеление и воссоединение с сердцем жизни, путем женственности, повлияет на всё в целом и поддержит процесс нашей эволюции. опубликовано  

 

© Беттани Уэбстер (Bethany Webster)

Перевод: Анна Петросян

 



Источник: 9journal.com.ua/%D0%BE-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D1%81-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%8C%D1%8E/

Наслаждаясь — Наслаждай. Часть 3

Поделиться





фото: © Anatoliy Beloshchin

Продолжение статей  Наслаждаясь — Наслаждай. Часть 1 и Часть  2

День 5-й.

Во второй “пещерный” день мы были в недрах сенота: “Храм Душ” или еще одно его название “Череп”. Две большие глазницы открываются небу так, что в них нет пешего спуска. Туда нужно прыгать с высоты трех метров в воду уже полностью экипированными, а выбираться оттуда надо по деревянной лестнице изготовленной наверное еще до прихода конкистадоров на этот материк.





Здесь были найдены несколько фрагментов человеческого скелета относящегося к категории археологических артефактов. По легенде, здесь совершались индейцами жертвоприношения, и выбраться отсюда действительно не представляется как возможным, разве что вы только умеете летать. Глазница черепа от кромки до воды и глубже расширяется в большой зал с потолком. По словам одного из местных старожилов, здесь недавно погибло несколько фри-дайверов (погружения на глубину на задержке дыхания). Они рассчитывали, что им хватит воздуха до следующего открытого пространства – не рассчитали.

Это, пожалуй, по рельефу самая красивая и неожиданная пещера, если вообще здесь их можно сравнивать. В ней действительно приходит ощущение, что я нахожусь внутри человеческого тела. И вокруг — то ли острые кости, то ли ворсинки слизистой мягких тканей тела.





На глубине более 15 метров удивительный эффект -  соприкосновения двух сред — пресной и соленой воды.  В этом месте их взаимного проникновения почти полностью исчезает видимость. Этот эффект наблюдается при абсолютной прозрачности пресной и соленой воды.  Пресно-соленая смесь начитает быть похожа на густое перемешанное стекло, и свет отражается рассеяно во все стороны, а мы оказываемся как будто внутри плотного матового стекла. И только при более глубоком погружении в соленую реку снова появляется прозрачность, и неожиданно становится уютно и тепло. Так происходит потому что соленая вода в нижних слоях пещеры из океана, с которым она сообщается, на пару градусов теплее пресной в верхних слоях подземной реки.





День 6-й.

Третий день пещерных погружений. Мы утром направляемся к одной из именуемых так на земле Голубой Дыре. Это правильное большое углубление в земле, которое даже видно из спутников, и оно метеоритного происхождения. Есть версия, что большой доисторический метеорит который здесь когда-то невообразимо давно упал близ океанического залива, и до сих пор покоится там в центре круглого заполненного водой кратера на дне этого 80 метрового колодца, а на этом очерке как на подводном острове, омываемом соленой рекой, лежат упавшие деревья.

Где-то на уровне 25 метров вода пресная смешивается с водами океаническими. Вход в поселке озеро мягко будто оплавлен. Вероятно, край колодца был сглажен еще схождением ледников под занавес ледникового периода. А вокруг этого сенота (называемого Анжелита — «маленький ангел») – густой и яркий тропический лес с пестрыми птицами и лианами, спускающимися в озеро метеоритного кратера.





Как положено, мы сначала осматриваем карту и обсуждаем план погружений.  Нам предстоит погрузиться на глубину 38 метров, пройдя слой сероводорода, а затем посетить несколько пещер при подъёме. Затем просто «парить» в пресной слабо-прозрачной воде над образовавшимся в середине кратера островком из живописно упавших деревьев активно выделяющих сероводород, он создает удивительные визуальные эффекты, похожие на клочья тумана над рекой. Осматриваем вход в воду. Да, здесь озеро не прозрачное. Там в конце погружения будет еще сюрприз так обещает наш пещерный гид.

Падаем на дно в салатовой взвеси живого рыбного озера – паря в полном космосе. Так удивительно попасть в невесомость после обозначенных лабиринтов прозрачных пещер. Мы идем как-то сильно глубоко, помня про почти полную потерю видимости в ожидаемой двухметровой смешанной среде. Я изо всех сил стараюсь в своем падении не отставать от гида в этой желтоватой мути, и вот уже от него, моего проводника, остается только слабое пятно прожектора, который от меня всего на расстоянии вытянутой руки. Мой фонарик превращается в светлячка, и я успеваю ещё подумать: а как там Джину который плывет за мной, хоть, что-то там видно?

Оказывается, что именно в этот момент он нас потерял и всплыл из непроницаемого облака взвеси в зону видимости выше, чтоб найти нас по поднимающимся пузырям. Пройдя смещенный слой, нас снова приятно окутывает теплая ванна, теперь уже соленых и прозрачных вод. Я, так-и наловчилась аккуратно следовать за гидом, который не очень уж беспокоится об участниках. Он методично, как военный, провел инструктаж перед погружением, а под водой предпочитает особо никого не контролировать, и  быть не инструктором, а проводником. В этом безграничном просторе — это вопрос жизни. По инструкции, если через минуту потерявшийся не находит группу, он должен всплывать. И здесь, мне так понятна, эта атмосфера расслабленного доверия которое есть залог того что все пойдет как надо.

Это совсем не похоже на голливудское приключенческое кино, где у героев истерика и напряженный контроль вперемешку с паникой. Нет — в жизни иначе, в жизни эмоционально не стабильные люди не лезут в глубину, и не идут на вершины, а смотрят голливудское кино на диване с попкорном и думают, что они постигли жизнь, и после в соц сетях цитируют киношных актеров, которые и сами то никогда не были в условиях о которых снимались в кино. Жизнь она на самом деле не такая как её представляет кинематограф и книги. Самые вкусные моменты приключения интересно переживать внутренним собой, но они не зрелищны, а зрелищные для кино, не свойственны для экстремальных ситуаций.





фото: © Anatoliy Beloshchin

Люблю создать в тренинге-мистерии которые провожу, именно эту атмосферу спокойного доверия к людям и происходящему, в какой бы социальный и ландшафтный экстрим мы не шли, какое бы «неделание» не проявляли — самое вкусное яркое и зрелищное происходит внутри участников мистерии.

При всплытии с глубины 40 метров необходимо соблюдать некоторые правила, очень важные: всплывать постепенно и зависнуть где-то на шестиметровой глубине минут на 3-5, чтобы дать растворившемуся в крови азоту оттуда постепенно выйти. Иначе при быстром всплытии можно получить травму легких и «закипание» крови. Исход – летальный, это называется кессонная болезнь. Вот такие есть страшилки в дайверской реальности.

Когда, началось всплытие, то началось и самое зрелищное. Медленно пройдя слой смешенных темных вод, мы будто вынырнули и воспарили над подземной рекой в светлом облаке тумана сероводорода. Мы кружили над возвышением с уложенными на нем поваленными деревьями, которые и выделяли этот туман в нижние слои над соленой рекой протекающей на дне пресного озера. Все это освещалось фонариками и где-то там, в вышине зеленел полуденный окоём озерной глади нашего сенота Анжелита. Налюбовавшись мистическим подземным островом и его темной рекой, так похожей на подлинный мифологический Стикс, по которому согласно легенде Харон-проводник перевозил души в Мир мёртвых, мы стали подниматься дальше, и подъем казался бесконечным.

Паря в воде, я обнаружила что по кругу Голубой дыры, где-то на глубине 15 метров есть потолок, увитый дивными люстрами обросшими кристаллами, искрящимися в свете фонарика. И под ним еще пещеры и круглые как дырки в сыре вертикальные туннели. Вот в такой узкий лаз и ушел наш гид с двумя баллонами за спиной к моему полному изумлению. Джин знаками показал мне, что мне надо плыть за гидом. Но как? Там же невозможно развернутся!!! Три раза переспросив жестами, я последовала за проводником, хотя и не понимала его замысли, и мне было страшно. Но в такие моменты мне доверять специалистам помогает память о том, что с мертвым телом проблем больше, чем с живым. Мне стоит им доверять, какой бы странной не казалась предложенная ими затея. Здесь есть люди заинтересованные в моём благополучии, и я им верю.

В конце туннеля было искристо и светло от прожектора гида. Гид ждал меня в расширении подводной пещеры и освещал удивительные кристаллические стены этого природного храма, в который шло несколько вертикальных узких туннелей. Далее он меня направил к выходу, я поплыла вниз головой, и на удивление легко вынырнула в свободную воду.   Наше время Жизни в этом сеноте подходило к концу и мы поплыли к поверхности озерной глади отстаиваться на пятиметровой глубине, чтоб освободить кровь от накопившегося азота.

Мне хватает воздуха с запасом, так как мой небольшой вес даже при активном плавании под водой и беганьем за рыбками расходует меньше кислорода, чем другие более габаритные дайверы. Так что я не экономлю воздух на движении. И могу позволить себе порезвиться больше, чем другие.

Выйдя на поверхность, мы удивились узнав, что занырнувшая с нами группа, (кстати, это были русские), не решилась пойти в подземную реку. Согласна – как-то это совсем стрёмно было, и туда не берут тех, у кого меньше ста погружений. Я же, как часто бывает, играю роль исключения, которое по сценарию правил на ком-то обязательно судьба отыгрывает.

Потому и  оказываюсь там, где пройдет не каждый профессионал, не переставая благодарить ироничного Бога за оказанную мне честь.





Следующий сенот CAR WASH, переводиться как «Мойка машин». 

Стайки рыб были первым легким развлечением, они плавали в воде, прозрачной настолько, что серо-белые спины больших камней  казалось, можно погладить рукой, хотя до них было метров шесть. А под сводами берега открывались большие залы пещер с редкими, но мощными колоннами сталактитов и нишами-полочками, на которых заботливо были выставлены артефакты археологических находок.  

В пещеру нас ввел проводник, разматывая капроновую тонкую веревку.  Гид крепил её, обматывая сталагмиты на поворотах. Как в сказке мы шли за ведьминым клубком который разматывал военный подводный шаман, чтоб мы могли вернуться по путеводной нити. Иногда нам попадались ходы с «дорожными знаками» где было в картинках внятно объяснено, что вас там ждет смерть в плаще и с косой или скелетик с аквалангом и в ластах. Это был черный юмор драйверов — понятное для всех, послание одновременно на всех языках. Даже слон — умное млекопитающее, завидев череп своего собрата в страхе бежит прочь.





На этом Сеноте завершились наши пещерные погружения. Мы попрощались с отставным морским подводником. Он искренне был рад и впечатлен моим бесстрашием, так как не многие женщины погружаются, и тем более погружаются в пещеры. А я понимала, что он просто правильно построил маршрут экспедиции и первые из шести погружений —  и красочные и не сложные, имели целью как раз проверить готовность к серьёзному испытанию — пещерному дайвингу.

Наверно, потому наш проводник выглядел столь беззаботным, потому, что уверен был, что его стратегия правильна. А я как психолог, симпатизирующий экстремальным психотехникам, знаю, что качество внешней созерцательной беззаботности  как раз и отличает профессионалов, виртуозно владеющих своим предметом, от тех, кто хочет показаться таким, но не является.опубликовано 

Продолжение следует...

читать часть 1, часть 2

Автор: Наталья Валицкая

Источник: valitskaya.com/wp/

Наслаждаясь – Наслаждай. Часть 5

Поделиться





В продолжение  Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4

День 9-й.

Утром мы познакомились с бразильской парой. Милые люди лет 35 приятных округлостей — спокойные и улыбчивые. Они пять дней ждали погоду и компанию на атолл Чинчорро.





Дайверские лодки отправляются на атолл только полностью укомплектованные.  Плаванье туда, как оказалось, не сильно похоже на прогулку. А поскольку компания из дайверов и фри-дайверов (ныряльщиков без аквалангов) собралась, то команда моторной лодки в составе трех мексиканцев во главе с подозрительно веселым по утру Оскаром решила, что погоду сделают по дороге, так как начинал слегка моросить тропический дождик.  В формировании погоды я участвовать воздержалась полагая, что местные лучше договорятся со здешними Духами и стихиями.  Глядя на настроение Оскара, я гадала, то ли это авантюрная веселость “матадора” по поводу переменчивой в этих широтах погодой, то ли он действительно рад компании и предстоящему путешествию.

Перед отплытием мы переждали теплый тропический потоковый дождик и погрузились в лодку. По дороге к атоллу волны становились больше и больше, однако, первый час участники веселились и шутили, а участницы пищали от восторга когда лодку подбрасывало на волнах, но на обратном пути волны были значительно больше чем мы могли себе вообще представлять, но об этом позже.

Капитан лодки поменял солнцезащитные очки на дайверскую маску. Индеец за штурвалом в маске для подводного плавания  смотрелся очень колоритно. Это напоминало флешмоб и поднимало нам настроение еще больше.





О прибытии на место первого погружения я узнала не потому что стал виден остров, как я ожидала, а по смене цвета воды: ультрамариновые волны сменились салатовой и очень светлой водой под нами. Таких цветов воды я раньше не видела никогда.

Краски моря людей вообще завораживают по крайней мере на несколько минут человек останавливается и попадает в Полный Дзен. Забывая кто он, исчезает незаметно для себя, а после спохватившись и обнаружив спешит вспомнить: где он, куда ему надо спешить  чтобы вернутся в себя социального.

Цвета воды здесь были из фантастического спектра, ближе всего это к сине- зеленому, из радуги которую дает CD-диск под лампами дневного света. Цвета были с контрастно выраженными границами переходов и очень-очень чистыми. Художник во мне вспоминал, как я смешивала масляные краски на холсте: ультрамарин с белым, сине-зеленый с белым, и много, много света вокруг.

Вышло солнце и сразу тепло ненадолго окутало нас… мокрых.  Мы все были слегка дрожащие, по крайней мере, женская часть лодки и мальчик-юноша высокий, нет скорее длинный итальянец с телом подростка. Мы очень хотели окунуться и согреться в объятьях теплого океана, так как ветер бесцеремонно сдувал с нас брызги тёплой воды, которую океан фамильярно «вёдрами» выплескивал нам в лицо в такт дыхания. Мы веселились… но не обижаться же на стихию у которой мы в гостях? 

Втиснувши себя в  гидрокостюм я послушала Джина и одела сверху еще один гидрокостюм с капюшоном поверх длинного и застегнув его выше подбородка я очень странно себя почувствовала: “В презервативе наверно тоже тепло…”, подумала я.

Голова моя почти не поворачивалась, а для меня которая не носит бюстгальтера, эта малоподвижность и теснота воспринималась, как то враждебно и к горлу подступал ком. Но мне уже передали “Би Си Ди”  (жилет компенсации плавучести) и я стала одеваться дальше.  Маска, ласты – я окончательно замаскировалась, и с борта спиной вниз опрокинулась за борт. Поддув жилет, я держалась на поверхности ожидая остальных пятерых участников погружения. И снова пошел дождь – сильный тропический, тот самый, который во время плавания к атоллу конкурировал с волнами поливая нас с неба сплошным потоком.





Ком сжатого воздуха опустился в грудь и больно давил меня изнутри.  Я расстегнула молнию верхнего костюма, чуть полегчало… взяла в рот регулятор — дышит! И решила: раз единственное, чем я себе сейчас могу помочь — это дышать, то дышать я продолжу под водой.  Оборудование работает и это главное, а проблемы будем решать по мере их поступления. Тем, кто не знает – регулятор подачи воздуха имеет такую конструкцию, что клапан позволяет (даже если вас стошнит!) продолжать подавать воздух в одностороннем порядке и даже если вы решите «покормить рыбок», то на рисунке дыхания, если у вас конечно не будет паники, это не отразится.

Когда все аквалангисты были в воде, мы сдули жилеты и стали погружаться. Но вот засада, я замечаю что я не тону! Мой второй костюм добавил мне плавучести и грузов на поясе явно не хватает. Это заметил Джин и сняв с себя груза начал вкладывать их в кармашки моего жилета. Я послушно расставила руки и позволила сделать со мной всё что надо. Я очень послушная, когда я попадаю в реальность, где люди НЕ живут, а испытывают себя на прочность. Мне главное знать, кто здесь «альфа» и я говорю своему вниманию и телу: Слушайся этого человека — он тебя спасет!

Так как моя голова не сильно поворачивалась, а маска еще и сужала обзор, то я не очень и видела, что там вокруг меня происходит. Но тут я стала благополучно тонуть, чего и надо было добиться.  Мы начали падать в бездну. Ком в груди куда-то делся и я почувствовала себя снова здорово изнутри и наконец смогла обратить внимание наружу. Мы какое-то время парили в голубом космосе над бездной.  Это было жутко торжественно и как-то эпически сильно. Потом вдруг оказались в очень сильном подводном течении. Я уже плавала на глубине против течения, но мне еще никогда не приходилось с ним действительно бороться горизонтально летя в аквамариновой бездне изо всех сил перебирая ластами. В стремительном полете при котором регулятор норовит вырваться изо рта.  Запыхавшись, я протягиваю свою руку Джину в надежде дотянутся до своего любимого и он подхватывает меня. Ну прямо как на картине Микеланджело, где две сильные руки тянущиеся на встречу и едва касающиеся друг друга кончиками пальцев, хотя тогда это было совсем не смешно – красиво, эпично, но… не смешно. Я тянулась и долго не могла дотянутся, так как меня сносило течением, а дотянутся для меня тогда был вопрос жизни и смерти. Состояние было, как во сне, когда ты бежишь, бежишь и не можешь ускориться, как в замедленном кино. Гул в ушах, нет ориентиров, нет рифов и стен пещер – полный космос и стремительный полет где-то на неведомой глубине, за черными силуэтами в океаническом течении против сильного подводного «ветра», а потом покой...





Мы вышли из течения к рифу и наконец всей группой поплыли над кораллами. Там были огроменные бочкообразные морские губки с полостью внутри, куда бы мог поместиться аквалангист и даже две. Восторг! И рыбы бело-коричневые в коралловых зарослях сизых цветов.  Я вспомнила, что на больших глубинах исчезает красный цвет… «Наверное, эти рыбы желто-красные», — подумала я.

Мне было непонятно, почему вся группа плавает надо мною, это я уже много позже узнала, что ушла почти на 50 метров. Нереально! Странно, что совсем не заметна разница, ведь человек не ощущает разницы на 15-ти или на 50-ти метрах он под водой.

Увлекшись разглядыванием кораллов и рыбок, я даже не обратила внимание, как появился Джин и потащил вверх за собой. Я послушно, но с явной неохотой поплыла за ним, что я могла сделать — меня взяли на буксир. Потом Джин куда-то исчез оставив меня на попечении Оскара, дайв-инструктора и владельца дайв-центра о котором я упоминала раньше.  Я не очень поняла куда, вертеть головой было неудобно и я даже не поняла в каком направлении он исчез. Мы дальше дрейфовали всей группой отстаиваясь над рифами после глубины. Я держалась за Оскара, вернее за кольцо на его жилета и думала: куда же делся Джин, неужели он не беспокоится за меня?  Но вспомнив, что у него за плечами очень иного погружений успокоились и подумала, что если там какое-то ЧП, то он при всплытии мне все расскажет – мы же не в пещерах. И в какой-то момент я вдруг почувствовала, что опасность миновала.

 





Поднимаясь с глубины, вдруг прямо над головой я увидела лодку с включенным двигателем и очень обрадовалась. И вот мы на поверхности, снова неуклюжие и тяжелые. Снимаю ласты и гравитация помогает мне снова обрести свой вес за которым я успела соскучиться. Входила в лодку весомая, мокрая, и уставшая, но счастливая и наполненная встречей с собой — такой беспомощной и уязвимой, какой я себя, практически не знаю и охочусь за этим состоянием. Слабая и наполненная уважением к мужчинам, которые знают и делают намного больше чем знаю я, и даже больше, чем я могу себе представить. 

Там на борту, укатанные штормом и мокрые до костей, уже сидели наши фридайверы — Даша и итальянская пара. Они с нетерпением  ждали нас чтобы отплыть наконец-то на остров и ступить на твердую землю, так укатала нас эта четырёх часовая качка. Так  и хочется сказать; ступить на сухую и устойчивую землю, чтобы возрадоваться чувству стабильности. Ветер продолжается — лодка качается, но над нами солнце. Все в лодке – мы плывем на остров.

Даша спрашивает меня как «там» и на сколько погружались? Я потягиваясь и снимаю костюм рассказываю что было сильное течение и погружались наверное на 20-25м.  При этом Даша рассказывает, что мы какие-то странные поднялись, по лицу видно что что-то там произошло. Да, говорю, мне как-то на старте было не очень, потом я не могла погрузиться… потом течение, рифы, а дальше Джин передал меня в «хорошие руки» и исчез.  Перебираюсь с бака на корму к Джину решила поинтересоваться что же все таки произошло.

Джин говорит:

— Я тебя поднимал с 50-метровой глубины.

Я спрашиваю:  

-Да!? (я на глубиномер не смотрела, так как у меня он в пещерах не работал и он там особенно не нужен. Воздуха у меня уходились меньше, чем у мужчин потому я на них ориентируюсь и не обращаю внимания на приборы под водой. Ты мой лучший манометр / глубиномер и еще выражение лица у инструктора. Если вдруг инструктор поменяется в лице и резко замрет, то  я пойму, что что-то не так и тогда буду сканировать приборы. Предпочитаю доверять специалистам, больше чем своему внутреннему «контроллеру».)

— А почему ты меня оставил с Оскаром? 

— У меня воздух кончился

— Как у тебя воздух? У тебя ж всегда на выходе было более половины баллона, как так?

— Совсем кончился, на 30м  — полный ноль.

— И?

— Я передал тебя инструктору и медленно всплыл. На глубине метров 15-20 появилось немного воздуха из-за изменения давления. На поверхности уже ртом поддул жилет и плескаясь ждал вас.

— А это как так, произошло?

— Я сначала сплавал к лодке за грузами, отдал их тебе. Их было недостаточно,  тогда отдал еще свои и мы начали погружаться.  Без грузов приходилось все время работать ластами, чтобы не всплывать. Я вел тебя за собой против течения, потом гонялся за тобой когда ты беззаботно уходила  на глубину.  Ты, вообще знаешь что ты ушла более чем на 50 метров, и весело рассматривала кораллы – это «азотка» (наркотическое состояние от азотного наркоза;  “под азотом” полное состояние беззаботности и веселья, некоторые опытные дайверы специально уходят на глубину, чтобы это испытать). Тебе хорошо и радостно,  опасности не замечаешь.   Человек по ощущениям не может понять на какой он глубине. Для этого и существует голубиномер и манометр показывающий давление в баллоне с воздухом. Уходя все глубже — воздух заканчивается все быстрее. Мы, и мужчины и женщины, расходуем в 4 раза больше воздуха на глубине 50 м, чем на поверхности.  Когда плывешь быстро или тем более берешь на буксир, то воздух расходуется еще в 2-3 раза быстрее.

-То то я смотрю, ты как-то иначе выглядишь. То есть, я тебя таким еще не видела.  





Инициация Смертью — так я называю такие события. И в мистериях обязательно, символически мне нужно смоделировать подобную ситуацию; через прыжок в пропасть, через закапывание в могилу, через хождение по углям. А тут взаправду, без инсценировки и атрибутов – произошла Настоящая Инициация! Для меня это погружение было психоделически-сновидческим, как маленькая жизнь в Большом Шаманском Сновидении. 

Сны есть Большие и Малые. Малые — это обычные сны. Они похожи на дожигание впечатлений или на навязчивый внутренний диалог. Большие же сны там как будто картинка 3, 4-5D. Ощущения реальней, чем сама жизнь: звуки, запахи, краски, ветер, температура, и даже тело телесней! Если вы, как говорят «ущипнете себя во сне» чтобы убедится, что не спите – не сработает, щипок почувствуете ярче чем в жизни. Такой уязвимой и продолжающей доверять и двигаться в бездну я не была еще никогда.





И вот мы причалили к деревянному помосту. Даша снимала на камеру дома на сваях, что попадались нам вблизи острова. Мы выпрыгнули из лодки и… о, вот оно — счастье устойчивой поверхности! Что нас ждет на острове, какой он? 

Приплыли 





Мы вышли с лодки. Тело все еще покачивалось внутри и заново привыкало к устойчивости. На острове обитало много игуан — эти латиноамериканские драконы вероятно, сами, даже не подозревали насколько они мифичны. Размером от кошки до большой собаки, с зелено-оранжевой чешуёй и голубыми мембранами на месте ушей, с желтым гребнем по спине, через лоб, всю морду и дальше ниже подбородка подобно одеянию индейского шамана. Одна особо шустрая тварь и клипсой -маркером на гребне, пришла к нам на обед. Игуана аккуратно брала с рук кусочки рыбы, а за ней стала выстраиваются очередь рептилий, и они стояли как матрешки, разных размеров, в ряд. Что-то птичье в них есть — похоже игуаны и птицы очень даже родственники. 





 

Здесь я вспоминаю птеродактиля. Птеродактель – это игуана, потерявшая крылья, с моторикой движения птицы — попеременно поворачивающая голову то правым то левым глазом, как хищная птица, рассматривающая нас, как потенциальную добычу.

После обеда, на малюсеньком коралловом острове, мексиканский индеец повел нас через мангровые заросли к лагуне. Мы стояли на хлипком деревянном помосте, а под нами не более чем в 1-2 метрах   я увидела настоящих улыбающихся крокодилов разных размеров.





 

Они внимательно и пристально, нас тоже «очень» даже, увидели, разве что не облизнулись как в мультике. Их я насчитала 5, и самый крупный, размером думаю с автомобиль, решил подплыть ближе. Похоже что фауна на этом острове совсем не пуганная, животные любопытные и совсем не прячутся как в лиственных лесах наших широт, а очень даже на оборот интересуются общением с человеком, конечно похоже что с гастрономической целью, однако все равно очень приятно, видеть направленное к себе любопытство иного зверя.

Второе погружение в этот длинный день

Переждав еще один короткий шторм, мы отправились на следующее погружение к акулам. Я прислушивалась к себе -  погружаться или воздержатся? Так как было холодно, пошел 7-й час, как я, непрерывно, находилась в мокром гидрокостюме. Но когда мы бросили якорь, я поняла, что хочу — хочу погружаться…





 

Люди действительно больше жалеют о том что НЕ сделали, чем о том что они сделали. Мы шли навстречу с акулами-няньками. На этот раз я не одевала второй костюм. Антарктида, думаю, у меня еще впереди, а моя мобильность мне дороже тепла. Это погружение прошло душевно, там действительно есть очень милые… акулы-няньки, которые получили свое прозвище благодаря свойственной ей игривости, как у молодой собаки. Она приплывала прямо в открытые объятия Оскара, который опустился на дно и встал на колени, развёл руки в стороны. И я повторила его призывающий акулу жест и, что удивительно — могла гладить её асфальтовую по своей текстуре шероховатую шкуру.

Акула, размером с человека, делала полукруг и преследовала нашу группу, игриво зазывая в гости. Погружение было на глубину 26 метров без течения, что само по себе уже приятно. Когда мы уже всплыли, я узнала от Оскара, что серая акула была рядом, и не обратив особого внимание на нас — гостей рифа, уплыла по своим делам. Поднявшись на лодку, мы отправились в обратный путь на материк.





 

Путь назад был очень сложный – шквальный ветер нарастал, а волны с трехметровых выросли до 6 метров, но эти цифры я узнала позже. Шторм все усиливался, дождь уже не прекращался, надвигались тропические сумерки, низкие облака начинали чернеть. Всю обратную дорогу я измеряла волны этажностью. Волны были как живая блестящая спина огромной рептилии, а мы как скорлупка семечки, прилипшая к темному и лоснящемуся боку этого эпического животного, которое поигрывает мышцами. Мы готовы были сотни раз, вот-вот слететь в бездну, и сотни раз выныривали снова, оказываясь на гребне колоссальной волны.





 

А я считала в этажах размер волн окружавших нас:

– Эта размером с два этажа, эта с три. И такой махонькой казалась наша лодка, она с завидной регулярностью проваливалась между гребнями волн, как игрушка из киндер-сюрприза теряется в складках большого одеяла. И только волей капитана вдруг наша лодка, снова, восходила на белый гребень очередной волны. И очередная волна, из непонятных мне симпатий, выбирала нести нас дальше по курсу, хотя могла бы нас убить. Уже несколько раз. Однако стихия сдерживалась, казалось что — магией капитана, и возможно, личной силой некоторых участников…

 

В масках для погружения сидят, как пионеры бразильцы. Часть группы разместилась на полу моторной лодки в позе эмбриона, и если бы можно было на минутку выключить звук шквального ветра и грохот накатывающихся волн, мы бы услышали наверно, как громко они дрожат. Мне было тепло и комфортно, если конечно можно говорить о комфорте, в таких условиях, так как я пряталась от волн за спиной Джина, который просто сгреб меня в охапку защищая от их фамильярных пощёчин на всё тело.  Это позволило мне открыть глаза и видеть происходящую вокруг мистерию матери-природы. Джин сидел спиной к волнам и я ему иногда — больше не словами, а междометиями рассказывала, какая волна миновали нас при том едва не опрокинув лодку. Под даже будучи под ошеломляющим, впечатлением от силы стихии, я чувствовала, что в тех условиях в которых мы все оказались, мне, похоже, было лучше всех. 

 

Лицо капитана было невозмутимо в дайверской маске. Он стоял, как каменное изваяние, напряженно всматриваясь в небо и море. И тут я поняла! Да он обрабатывает волны, как настоящий серфер – точно!!! Если б он этого не делал, нас давно бы опрокинуло. Вот мы выходим на гребень морского дракона и короткими галсами идем вперед, пока аккуратно, на сколько это возможно, не скатимся с гребня!  Нас нещадно утаскивает в пучину брызг, затем капитан -  седлает очередную  волну.

Когда мы увидели наконец материк, пассажиры лодки начали постепенно оживляться и радоваться, возвращаясь к жизни. А команда наоборот напряглась. Теперь трое индейцев сверлили взглядом живую холмистую поверхность океана. Я поняла, что видеть берег это еще полдела, нам нужно подойти к нему в полной темноте не сев на мель. В этом и состояла задача экипажа. Простояв в стойке минут 40 и пройдя наконец, первый буёк, индейцы перекрестились – это был сильный момент! Это повод задуматься – сколько, же раз за свою, жизнь человек избегает смерти?

И стало как-то сразу теплее в ночи, повисшей над джунглями.  В этих широтах солнце заходит почти сразу и моментально выключается свет. Мокрые на столько, что у меня не только ладошки, у меня губы разбухли. Мы были как хорошо просоленные овощи, и вода даже не стекала с лица и рук. Вода стала второй кожей, путалась в ресницах, образуя маленькие озера на скулах, висках, и я не могла смахнуть капли с лица, так как руки как будто только добавляли воды. И даже тело вытертое насухо, продолжает источать влагу, которую вобрало во время нашего путешествия к Атоллу Чинчорро. Я посчитала, что мы непрерывно были мокрыми более 12 часов! Немного жалко было итальянскую пару – они поехали с нами на прогулку понырять с масками близ атолла и «попали» в приключение, которое бы по доброй воле никогда не заказали, и поэтому в глубине души я за них очень радовалась. Я всегда радуюсь, когда мы получаем больше, чем ожидаем. Даша хоть и фри-дайвер, поговаривала уже три дня, что хочет с со своим партнером проводить экстремальные путешествия – квест на выживание. Накануне, у нас с Дашей как раз состоялся разговор на тему организаций и проведений квест-приключений.

– Ну как ты, Наталья, это делаешь? — спросила Даша

 – А ты, Даша, заказывай, чего хочешь! В моем поле действует странный феномен – очень быстро желания сбываются, — ответила я. 

…Мы еще посмеялись тогда.

Сбываются желания до неприличия — часто и сразу, у моих учеников, не потому что я «добрая» фея, а для того чтобы человек смог пойти дальше. ХОТЕТЬ и ПОЛУЧИТЬ, друзья, это сильно разные вещи. «…Бойтесь своих желаний, ибо они осуществляются…»  говорят в Индии. 

Как рассказать вам, какое это счастье, когда под теплым душем можно наконец-то стянуть с себя гидрокостюм  и вдоволь настоявшись под теплой водой, погрузиться в кресло-качалку, и  укутавшись в плед, потягивать горячий ароматный чай.  Но вечер этого бесконечно-длинного дня еще только начинался.





 

Вечер после прибытия в шторм

За ужином нас посетил сам Капитан-порта (человек дающий разрешения на вход и выход из порта,) и вся наша компания вместе с капитаном согревалась текилой, радуясь, что жизни прекрасна, потому что все живы и здоровы. А я согревалась чаем и радовалась тому — что есть же в этой жизни место для неплановых приключений. Не все ж самой мистерии режиссировать, и дыхание смерти проигрывать для участников. А можно так вот — взаправду и честно побояться в своё удовольствие, пройти по волоску – красиво. Есть особая красота в пороговых уязвимых состояниях, кроткая красота — тотального действия в моменте, без пафоса, а так смиренно, как наш капитан невозмутимый, управляющий нашей лодкой.

Мне так было хорошо и тепло в душе от переживания этой красоты человека в действии, что это «хорошо» не нужно было улучшать чем-то, что меняет состояние. Я очень не люблю спиртное для себя. Оно призвано исторически менять состояние человека, на более веселое, более смелое или более расслабленное – то есть, улучшать или скрашивать то что есть.

Многих закрытых оно открывает, напряженных- расслабляет, тяжелые становится — легче, трусливые становятся — смелыми, скрытные — откровенными, черствых делает — сентиментальными, грустных — веселыми. Я и без того слыву «девушкой легкие наркотики» от того, что мне расслабленно-весело и легко без подручных средств. Алкоголь утяжеляет меня делая заторможенной и вязкой, и чтобы оставаться на своих скоростях мне приходится прилагать усилия. Потом это ужасное для меня послевкусие: еще долго-долго я ощущаю его в крови, как инородные неприятные иглы и чувствую, как утяжелённая кровь движется по сосудам. Нет, я хочу высоких скоростей и мою естественную юморную ясность и бдительную реализацию – меня не надо улучшать «хлопці не наливайте мені більшь, бо я вже така як вам потрібно”. Так что как говорят «что русскому хорошо — немцу смерть» так и мне от спиртного тяжело, когда другим легче.

Зато наш гость, Капитан порта очень сильно открылся благодаря той же текиле. Он признался, что очень переживал за нас и говорил, что мы вернулись на два часа позже, чем нас ждали с учетом бури, и уже решался вопрос, посылать ли за нами береговую охрану. Он рад что мы вернулись, ведь лодка, на которой мы плыли не предназначена для таких штормов.

Дальше он сентиментально рассказывал, как патриотично счастлив, что родится в Мексике. Как увлечен индейской культурой и обычаями, что учебники истории неправы и хронология исторических событий нарушена и «они» замалчивают самые интересные факты… в этом месте были подробности. Капитан так искренне удивлялся, что индейские шаманы могут вылечить без таблеток, и тут я вспоминала, что читала, что да, действительно — Мексика сильно американизирована и фармакология здесь после наркотиков самый прибыльный бизнес.

Оскар «сделал стойку» как только капитан заговорил о малоизвестных затонувших галеонах. Оскар нам рассказывал, что четыре года не мог раскрутить капитана на конкретику в этом вопросе. Как только речь заходила о назначении времени поездки к затонувшим галлонам, капитан съезжал с темы. 





 

Джин так профессионально раскручивал капитана, при этом успевая переводить всю беседу мне, что мы с Дашей ухахатывались от происходящего. Не меняя повествовательного тона, Джин пересказывая подробности индейских обычаев и обещания капитана поехать завтра в джунгли, вплетаю в рассказ капитана свои комментарии.

Не меняя своего ровного повествовательного тона, Джин переводил его планы:

— Завтра, я обязательно повезу вас познакомится с дикими племенами в глубину острова, и мы поныряем на затонувших галеонах где лежат сокровища. Далее переводчик вплетал свои версии о причине столь обильных обещаний. На словах, сказанных от имени капитана: «А это говорит во мне текила», я чуть не поперхнулась чаем. Выходило что в лице капитана с нами разговаривали двое: капитан и текила в нём попеременно. Джин переводил содержание речи капитана и ставил ему диагноз, в одном слитном повествовании.





 

Я улыбалась и удивлялась попеременно, а капитану к тому времени уже хорошо разогретому текилой, всё больше и больше нравилась наша компания и он обещал, что утром мы поедем в джунгли к рыбакам и сможем понырять в месте, куда туристов вообще не пускают. А море бушевало в сто метрах от нас и пальмы раскачивались синхронно порывам ветра. Какой «поныряем», думала я, стихия похоже беспардонно не слушает заверения капитана и увлеченно танцует свою страстную песню местным богам.  продолжение следует... 



Продолжение следует...

Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4

 

Автор: Наталья Валицкая 

 

Источник: valitskaya.com/wp/contacts

Наслаждаясь — Наслаждай. Часть 6

Поделиться







В продолжение  Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4. Часть 5

День 10-й.

Утром еще до назначенного времени Оскар, Джин, Даша и я сидели в баре и гадали случится ли чудо и появится капитан порта или «все в наших руках». Когда возле нас припарковался джип и из него вышел капитан, мы поняли, что сегодняшний день в его руках. Больше всего обрадовался Оскар и подхватив еще двоих из дайв-центра, они принялись грузить акваланги в кузов джипа. Капитан с довольной улыбкой мартовского кота предложил мне и Даше сесть в кабину, а мужчинам — в кузов джипа. Он извинился за такой «комфорт» сославшись на плохие дороги, по которым может пройти только этот джип из всех машин его автопарка. Мужчины спокойно отнеслись к идее ехать в кузове по джунглям, видно было, что это приходилось им делать не впервой.





Мы вскоре выехали, капитан проникся ко мне симпатией и стал меня учить испанскому, уверяя, что это так просто и рассказывая, что один из языков он освоил через свою девушку, которая мотивировала его учить по паре слов в день. Да ЛЮБОВЬ сильная штука — очень ускоряет обучение.

Мы очень долго ехали по трассе, после свернули на не асфальтированную грунтовую дорогу по густой стремящейся поглотить тропу сельве. Периодически ныряли в большие лужи, выпуская фонтаны из-под колес на радость мужчинам в кузове. Они там делились своими мужскими историями и техническими хитростями о своих увлечениях, обсуждали снаряжение и делились восторгами о знакомых местах планеты на которых они бывали.

Дорогу нам периодически перебегали зверьки: видели енота, лисицу, белку и хорьков. Тропическая сельва сменилась побережьем и в одном из мест прибрежной полосы мы приостановилось чтобы рассмотреть в точке, на которую указывал капитан, выступающую над водой часть корабля. Но почему-то сели в машину и поехали дальше. По приезду, (для меня лично совершенно непонятно куда), внезапно пошел ливень и поднялся ветер. Так что мы остались в рыбацкой деревне и терпеливо наслаждались запахом морепродуктов, ожидая что капитану удастся найти лодку и наши мужчина наловят нам сами морскую снедь. Но у погоды снова изменилось настроение и мы снизошли до рыбацкой кухни – и это очень вкусно и актуально после почти 3-х часов пути. Возвращались на закате красиво, над нами планировали большие пернатые… И вдруг капитан неожиданно для всех остановился возле уже почти 100 лет заброшенной усадьбы, расположенной прямо на берегу. Капитан сказал мужчинам, что мы с Дашей попросили омаров, и Оскар с Джином отправились на охоту с подводными копьями, как ихтиандры на закате. Мы с Дашей остались на берегу в обществе капитана, известного местного художника и индейца, который работает на Оскара. Мужчины очень вовремя разожгли костер из пальмовых листьев — это помогло договориться с москитами о ненападении. Я фотографировала кровавые облака на фоне силуэтов пальм, голубую лоснящуюся воду и точёный профиль индейца из нашей команды, так мы провели время в ожидании морских охотников.

Вернулись в отель после заката в кромешной темноте. Уже глубокой ночью я вышла из бунгало прогуляться с диктофоном по прибрежным дорожкам меж пальм и вспомнить в безлюдности пустого побережья свои самые яркие переживания и рассказать их ветру с моря.





День11

Посещение пирамид майя.

Утром мы уехали в “большой” город Плайя-дел-Кармен. Люблю долгие дороги, они целиком дают состояние движения моему телу и душе. И главное — ощущение правильности происходящего.

По дороге из Махахуаля в Плайа-дел-Кармен расположен город Тулум, в котором сохранились остатки древнего города построенного в эпоху рассвета цивилизации майя. Правительство Мексики превратило археологические раскопки Тулума в живописный парк. Часть зданий очень хорошо сохранилась и напоминают египетские пирамиды, только они значительно меньше по размерам, а от некоторых остались только фундаменты. Без погружения в культуру этого народа не понятны назначения отдельных из них и акценты именно такой ориентации строений. Описав круг по парку, и спускаясь тропинкой идущей через лианистые джунгли мы с Дашей спорили о том — так всё-таки казнят или чествуют победителей игры похожей на современный футбол у ацтеков?  Даша уверяла, что казнить победителей никак не могли, разве что проигравших – такой исход победы подрывал бы сам стимул к победе.

«Есть же инстинкт самосохранения!» — настаивала Даша.

«Даша, если б индейцы мыслили, как белые люди мы бы не видели здесь настолько иную культуру», — ответила я, — «Обрати внимание, как они относятся к смерти, это их сильно отличает от многих народов Земли – и какие позитивные у них скелеты и черепа. Думаю, что Смерть у них – сильно про другое».

Отношение к смерти перекликается с японской культурой и самурайскими традициями. Кстати самураи – это воинская каста. В таком мировоззрении Смерть есть — дар как и Жизнь – дар. Они не враги – нет антагонизма в этих двух свойствах всего живого. У самураев, так как и у индейцев — умереть на пике своего ресурса – самая высшая удача. И если самураю грозит позор смерти от руки врага, он чтоб не стать поверженной жертвой, героическим жестом убивает себя сам, чем добавляет плюсы к своей карме, тем самым совершая свой последний духовный подвиг. И тогда, выходит из жизни на поднятой волей энергии победителя -  хозяина не только своей жизни а и своей смерти.

Героический выход на подъёме для Души обеспечивает дальнейшее странствие в более высокодуховных состояниях, и воплощение в следующей жизни максимально Высокой Судьбы для этой человеческой монады. Поэтому у японцев ритуал харакири или сипукка был воинским инструментом не позволить себе выйти из жизни на энергии жертвы страха и поражения. Потому как для его совершения требовалось бесстрашие, не дюжая воля, четкость в верности своему решению и высочайшее состояние духа.

И еще хорошо вспомнить в этой связи любовь индейцев к человеческим жертвоприношениям. Именно лучшие образцы человеческой породы подвергались такой Чести – именно Честью и подарком богам была предназначена их жизнь.

Что никак не похоже на мотивы инквизиции, в которой жертва была как раз признана обществом образцом худшей породы человека, а казнить была наказанием.

Смерть как наказание в назидание — генерирует страх, который был основой власти и влияния.

Смерть же у индейцев была актом признания лучших. Смерть не повод для Скорби а повод для Праздника в культуре, которая «полюбляла» ходить в Иные Миры общаться с духами и богами посредством трав силы и шаманских ритуалов.  Знала эта культура, что конец — всегда начало, а природа изобильна. Скорбеть — значит не уважать силу и пройденный путь умершего соплеменника, потому они праздновали и поздравляли друг друга на похоронах. Эта традиция — радоваться на похоронах существует и сейчас во многих туземных племенах на разных континентах.

Даша слушала и понимала, что мне не нужно её согласие. А я знала, что мне сейчас важно не то, как было на самом деле, а то, что она на примере индейцев может увидеть насколько разные смыслы могут быть у людей.

Мы можем совершать одни и тоже действия из противоположных мотивов.  Такое открытие, сделанное однажды, может сильно помочь понять другого человека в своей этой, (может быть, единственной) жизни. Но этой своей цели я ей не выдавала – пусть будет место для собственных осознаний и озарений.

Важно не то, что там у индейцев происходило или не происходило, а то будет ли инсайт от контакта с особенностями культуры. Инсайт, который можно будет как выведенную теорему применить для оптимизации процессов своей жизни, отпускания своих страхов и обретения большего счастья.

Погладив по дороге замученного львенка на руках у фотографа возле парковки, мы сели в машину и поехали в Плайя-дел-Кармен.

Поселившись в отеле «Луна и Солнце», красоту дизайна которого можно описывать долго, скажу только что меня улыбнули живые черепашка на входе, а в номере на кровати лежали полотенца, сложенные в форме крокодилов с кубиками мыла в зубах.





Ужин предполагался, в «правильном месте» с омарами.  Омары – огромными раки, о жизни которых я узнала от Даши. Они оказывается, живут семьями под камнями. А Джин рассказал, что в цивилизованных странах их не вылавливают до достижения ими определенного размера, и охотники плавают с линейкой, к которой прикладывают пойманного омара. Если он не дотягивает до обозначенной отметки, его без сожаления отпускают обратно расти в океан. Такие вот совестливые и заботливые, оказывается, бывают рыбаки-охотники на нашей планете.

И я знаю еще с тех времен, когда была на Кубе, что здесь без оглядки заложат соседа, который попытается что-то украсть у государства, или нарушить какой-то созданный для всех закон или порядок вещей. Вот такая эта культура — уважает принятые правила, а желание их выполнять здесь — вопрос собственной чести.

Как интересно устроены люди на разных континентах! В нашей стране, которая создавала правила не особо для народа, вопросом чести часто считают – наоборот нечестность по отношению к государству. Например, воровство в любых размерах у государства расценивается как смелость и могущество — нарушать установленные законы. А также поощряется солидарность покрывать ближнего, который нарушает неправильные законы, созданные НЕ для народа.

Как же зависит понятие совести от нравственности ее правителей! У разных народов совестливыми могут прослыть прямо противоположные действия человека. Отсюда языковой барьер и частые разногласия в семьях с разным воспитанием и тем более менталитетом. Отсюда разные, порой полярные, представления о совести.

Совесть она, как гироскоп стремящийся предотвратить завал живой движущейся системы, от перекосов одностороннего развития. Системой я здесь называю как и одного отдельно взятого человека, так и общество однородно окрашенных взглядов.  Так вот, гироскоп под названием Совесть предназначен, чтоб выравнивать отклоняющуюся от своего Духовного Курса систему. Он клонит человека в противоположную сторону от внезапно появляющейся и разрушающей равновесие силы. Так возникают моральные клише, которые обычно и довольно часто срабатывают на благо и восстанавливают гармонию. Такими работающими клише прошедшими испытание временем, называют особенности менталитета народа.  Совесть ведь всегда связана с идеей про «Хорошо» (красиво, морально, этично – нужное подчеркнуть.) Например, там, где есть тенденция правителей безжалостно выжимать народный ресурс, тогда смелостью и честью считается перечить разрушающим человеческое благополучие кривым законам такого — анти человечного Государства.

На другом континенте, честью будет заложить морально «кривых» людей – преступников, в понимании Государства, ориентированного на процветание своего народа. Честью здесь будет – остановить нарушителей, пытающихся рушить правильно работающие законы, созданные для блага народа в этой стране.

В жертвенной и/или колониальной стране, обычно есть травма нехватки ресурса. Здесь будет принято на предложенное угощение НЕ соглашаться с первого раза, и ждать второго. А если человек показательно вежливый, то и третьего предложения: вдруг, хозяин шибко хлебосольный, и от своей воспитанности сам недоедает. Это последствия травмированных войной и голодомором народов. Отказ будет восприниматься, как акт заботы — виртуальный дар гостя хозяину дома.

Когда внешнее послание противоречит внутреннему запросу, то создаются условия для манипуляций — это обратная сторона воспитанной вежливости, а не природной честности и экологичности. Двойные послания дезориентируют человека, однако желание быть ПРИНЯТЫМ превалирует, и традиция говорить противоположное своим желаниям поддерживается. Это создаёт внутреннее поле мнимой защищенности.  В раненых и расслоённых обществах чувство Защищенности и Общности – важнее чувства самости. Это значит, что здесь БЫТЬ ПРИНЯТЫМ важнее, чем обнаружить истинные свои потребности. Связи человека в этом случае будут ценнее, чем его Самость.

САМОСТЬЮ я называю способность опираться на внутреннее ядро своего «могу Сам».   Осознание своего первичного одиночества, (не путать с чувством одинокости — покинутости). Самодостаточность, исходя из которой можно с уверенностью строить отношения. Не скатываясь при этом к невротической привязанности двух неполноценных половинок одного целого, боящихся потерять один другого, потому что целость при этом теряется тоже. Напротив, доверять себе и другому как союзу двух Целых, самодостаточных систем, функциональных и порознь тоже.

Готовность к жертвенности в зависимых отношениях приветствуется, как достоинство, и в условиях войны и кризиса часто действительно, является достоинством. А в мирное время жертвенное поведение близких сильно отвлекает от творчества в мир, и замыкая людей друг на друге.





Страх быть отверженным, приводит к страху открыть свои истинные потребности и  превращается в намёки и непрямое общение, а это уже – само по себе манипуляция, то есть не прямая просьба, а косвенное подталкивание к желаемым действиям. Которое еще к тому же зашифровано в надрывно-эмоциональном обращении. Цель его — вынудить другого пойти навстречу, создав ситуацию обвинения или разжалобив, включить его обманом в свои цели.  В обществах, где хватало ресурса теплоты общения, преобладает здоровая стратегия прямых просьб, посланий или актуальных обращений – этот стиль есть Актуализация.

АКТУАЛИЗАЦИЯ – внешнее внятное проявление насущной и важной потребности, или откровенное обозначение своего состояния/отношения без попыток смягчить правду; без страха быть отверженным или не понятым; и без риска обидеть другого настоящим положением дел в своей внутренней Вселенной. Также, стоит знать, что АКТУАЛИЗАЦИЯ соседствует со способностью спокойно переносить отказ. Качество, которое в наше время, у «белого человека» считается почти сидхой (сидха особое дарование у просветленной личности, наподобие левитации или телекинеза).

Возвращаясь к столу.  Выбрав омаров, если вы еще помните, что читаете дневники путешествий, я ждала когда их приготовят. Я комфортно расположилась в удобном кресле рыбного ресторана, обозревая бурно кипящий людской поток, гордо дефилирующий на ночном променаде Плайя-дел-Кармен, и жадно вглядывалась в разнообразие ярко и пестро разодетых мужчин и женщин. Мною они воспринимались дивно иными – яркие, сексуально включенные, статные потомки завоевателей и каторжан при всей жизнеутверждающий энергии исходившей от них. Я, глубоко внутри себя, тосковала по сложно описуемому словами качеству, которого я в них не находила и всё равно они мне нравились, Потому что они были другими по сравнению с теми, к кому я привыкла. В них, была дерзость и четкость в такой концентрации, какой я почти не встречала в Европе. Я пыталась понять, «из какого места» они живут, вживалась в их смыслы и образы. Выхватывала из толпы отдельные пары и силилась понять: вот эти вместе потому-то; а эти не вместе, а рядом; а эти — они давно вместе и наверно просто путешествуют. Платья, декольте, обувь: о чем?, а ну да о том… и этом… конечно, а как без этого? :

Принесли омаров, они были сказочно вкусные и нежные. Все блюда на нашем столе были только из омаров, и при этом по-разному приготовленные, подчеркивающие разные вкусовые особенности нежного мяса этого обитателя морских глубин

Пока мы наслаждались яствами, еще пару раз прошел дождь, спонтанно короткий и обильный.  Январь 2015, удивительно дождливый для этих мест. Обычно здесь +26 и солнечно, как мне рассказали старожилы. Что-то происходит с климатом Земли?.. Я застала в 2014 — самый холодный декабрь в Тайланде (+22-24) а на Украине в это время было, самый теплое Рождество в Карпатах (+ 16).

Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4. Часть 5

продолжение следует...

Автор: Валицкая Наталья

Источник: valitskaya.com/wp/contacts

Наслаждаясь — Наслаждай. Часть 7

Поделиться







В продолжение  Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4. Часть 5 Часть 6

ЧАСТЬ 7 (окончание)

День 12-й.

Утром я не удержалась и помогла реализоваться красивому дизайну отеля с бассейнами и водопадами, натянутыми гамаками между пальм, которые живописно вписывались в лабиринты арочной архитектуры отеля. Помогала тем, что позволила меня радовать, пока я записывала ролики для Ютуба о разнице в отношении к Смерти и Жизни и теме Духа у разных народов мира.

Когда попрощавшись с черепахами и городом, я плюхнулась на сиденье автомобиля, который вез меня в аэропорт, дождь тоже «плюхнулся» на Юкатан и щедро поливал мой путь домой. В тот момент, я снова вспомнила любимое моё чувство завершения — вспомнила всем телом. Я очень люблю эту энергию окончания событий, путешествий и расставаний. Оно доносит до меня запах новых событий и новых встреч.





Когда я расстаюсь с проектом или человеком, меня посещает чувство хорошо сделанной работы.  В одночасье пролетает весь видеоряд динамики изменений от нашего взаимодействия, яркие точки открытий и событий, которые необратимо нас изменили.  Я восхищаюсь, так как передо мной уже не тот человек, с которым я была на старте. Для меня становится видна такая степень «настоящности» и глубины, которой точно не было прежде, настолько еще -никогда! И я рада… Рада отпустить их и себя в новую жизнь и улететь в другое небо. Как же я все-таки люблю летать…





Как же я это люблю! Я называю это – «Я никто и Я — нигде». Уже не там, где меня намеривали в ролях или функциях. Любили за то, какой намеривали, и еще не там, где меня встретят как бог весть кого. А я ж уже другая, но ОНИ этого еще не знают. Они — мои дорогие — дорогие потому, что я дорогая. Потому, что ждут не меня, а то, что ожидают увидеть.

Там меня ещё нет — здесь меня уже нет — Счастье исчезновения между мирами. 

В этой щели, я узнаю себя заново. Я успеваю соскучиться по Себе когда не в Пути. 

В Пути я дома. Дорога — это сама Я, прелесть какая никакая — пустая. 

Скорость потока и проносящиеся расстояния — это очень про “Я".

Я больше, чем могу помнить о себе и точно больше, чем обо мне помнят другие.

Я обретаю контакт с Этим в дороге — с огромным размером Ничего.

Все что могла, я завершила в том, оставленном позади. Что не завершила, уже не завершу. Уже никогда я больше не вернусь в прошлое, вернётся кто-то другой в новое настоящее, а в прошлое — никогда. 





… Начатое — еще не началось. Да здравствует полет! Полет- это сама Я. Особенно бесконечно длинный перелет над океаном. Где меня нет даже на Земле — надо мной и подо мной космос и полнейшая свобода, а сила моей скорости теперь превосходит убийственную силу притяжения. Теперь Гравитация становится не Врагом мне, а Союзником моему пути. Теперь Она — Гравитация, не плющит и не убивает меня, а становится основой для моей орбиты и в скоростном направленном движении, в объятьях земного притяжения — живого магнетизма любви планеты — личность исчезает, так как не остается привязок, недолюбленных людей, недоделанной работы, недосказанных слов — все заделано и все произошло — время отпустить. 

“Я” исчезает, остается только полет.

Так я обретаю Путь.

Наслаждаясь — Наслаждай.  Часть 1. Часть2. Часть 3.  Часть 4. Часть 5 Часть 6

Автор: Наталья Валицкая 

Источник: valitskaya.com/wp/contacts

Любовь — это Ключ... Наслаждение — это Путь

Поделиться



Автор не претендует на истину или любую другую абсолютную правду жизни. Это еще один взгляд полученный из персонального опыта или еще одна точка зрения.

“Энергетика наслаждения — это самое сильное средство привлечения к себе людей" © Лин Бао



Сила женщины в ее совершенстве – это глубокое восприятие и переживание своей безусловной ценности. Ценности которую не надо доказывать, бороться за неё — она уже есть. Женская вселенная этим и отличается от мужской. Только в переживании этого совершенного (вместо недоделанного) мира происходит настоящий контакт с совершенством — это и есть счастье!

Самое важное на чем основывается миссия женщины — ощущение базового комфорта достаточного для первичного наслаждения. Там отсутствует ощущение нехватки кого-то или чего-то. Здесь нет места идеям о «неправильности» мира (о текущих проблемах, плохих людях, плохой себя. Нет «благих» попыток наносить добро и причинять пользу себе и другим, агрессивно бороться и «улучшать» себя / партнера / мир. 

Что же ждет нас тогда? Контакт с самим бытием, пресловутым моментом здесь и сейчас, как с совершенным. Здесь случится приятие присутствия и благодарность себе / мужчине / людям / вселенной — и это наслаждение.

Совершенство и наслаждение это бесконечный ресурс, и в этом сила женщины. Плодотворная сила — это не насилие критикана, а сотворение в радости и умиротворении. 

Мой друг, инструктор — парапланерист говорил: “У нас никогда не критикуют новичка, не осуждают его любые действия — нельзя, иначе он не будет летать”.
Парапланеристы очень нежные люди, а женщина — она как параплан в небе. Без ласкового обращения не раскроется, без уверенного действия отвергнет. Нежная уверенность, это то что необходимо женщине в отношениях с самой СОБОЙ!

Здесь начинается приятие, а когда материализовалось приятие,  тогда наступает присутствие. А когда есть присутствие, тогда и к творчеству можно переходить. Здесь осознанность случится сама собой и перестанет быть просто модным словом. Тогда улучшения в жизни начнут случатся не от нехватки, а от полноты. Действие совершаемое женщиной будут исходить не из страхов, а из  изобилия и невозможности не творить. Тогда события и люди вокруг вас, будут нужного «наслаждабельного» качества.

В осознании своей ценности и есть настоящие приятие и любовь. Ведь мир начинается с тебя. С тебя – Женщина! С твоего “дарения” жизни человечеству и этой щедрости хорошо поучиться, нам женщинам, у собственного тела в период беременности. Беременность можно понимать, как метафору и как буквальный акт творчества. Это ключ к созиданию красоты жизни женщиной. В этом благодатная почва в которой вырастают — дети, близкий мужчина и она сама. В этом состоянии есть приятие своих чувств, желаний, чувственности, силы и  бессилия. Принятие своего бессилия — это и есть нежное обращение с собой и уважение своих границ.

Когда есть приятие, не может быть идеи о том, что что-то должно быть иначе (внутри или снаружи). Нежели вы действительно можете думать, что то что сейчас есть может быть другим, чем оно есть? Оно есть здесь и сейчас! В этом сила и красота момента. А ведь многие женщины пытаются спорить с самой жизнью.

Доверие к происходящему — это доверие к себе. Разрешив эмоционировать, пульсировать своему внутреннему миру без разделения эмоций на плохие и хорошие — просто жить в них. Реализовать себя, вместо думать и фантазировать о себе и своей жизни. Казаться и быть — это две большие разницы — это и есть основа харизмы, секрет которой во внутренней правде и совершенстве, а не в эстетике внешних проявлений, в искренности контакта с собственным внутренним миром.

Доверять процессам своего внутреннего мира и не боятся его — это принимать свою силу. Силу всех, без исключения, ярких переживаний. Силу своих желаний, порывов и импульсов. Это начало становления женщины -Женщиной. Вместо аппликации — появляется рисунок, а вместо гламура — естественность и глубина. Быть женщиной это наслаждение. И это наслаждение, есть проживание себя в наполненности любовью и в доверии к миру.

Мой внутренний мир можно охарактеризовать очень просто — Да, всему да! Даже если печаль, это моя печаль и она совершенна. Если злость, то она прекрасна — я принимаю себя в этом. Если слезы — это честно. Я принимаю их, они текут легко без подавления. Я позволяю течь слезам и силе жизни через меня, так как есть. Раз я чувствую себя совершенной, то и мир в котором я живу, совершенен и люди со мной лучшие и дела наши хороши и путь наш несомненно верный. Здесь ошибки и потери невозможны, а если вдруг в моей вселенной что-то сопротивляется — значит не туда иду и я прийму подсказку и обрадуюсь ей. С удовольствием выберу другое направление или с удовольствием погрущу, остановлюсь, сделаю паузу, уйду в глубину, а потом выберу иной путь. Я могу, я хочу играть с этим, а вы?

Часто женщины, меня как психолога, спрашивают: “как привлечь мужчину?” Ответ очень прост: научитесь наслаждаться. Чем сильнее наслаждение, тем больше мужчин захотят испытывать это чувство вместе с вами. 

А что такое наслаждение? Это когда Ты наслаждаешься жизнью, когда ты не съедаешь апельсин в одно мгновение, а смакуешь его вкус, перекатывая на языке сок… Когда Ты остаешься с яблоком наедине … и пусть весь мир подождет…. Когда краткие лучи заката вызывают у тебя желание остановиться на минуту, на секунду и впитать это в себя… Когда ты не просто наносишь крем на тело, а растворяешься в ощущениях прикосновений к своему телу…Когда ты “входишь” носом в букет цветов и зажмуриваешь глаза от радости аромата…

Не надо ограничивать себя наслаждениями только через мужчин. 
Нельзя отказывать себе в наслаждениях, даже если Ты временно одна. Нельзя страдать, что тебе закрыты пути к наслаждению, потому что сейчас нет того, кто мог бы тебе подарить наслаждение. Путь к наслаждению начинается с тех мелочей которыми ты окружаешь себя, когда ты в одиночестве. Наслаждения начинается с интимных мелочей, когда тебя никто не видит. На чем ты спишь, как ты ешь, как ты смакуешь стакан воды с лимоном и медом, как ты прикасаешься к своим ступням с каплями масла с ароматом бергамота... 

Твое постельное белье… аромат твоей ванной… любимый фильм даже в одиночку… Красиво сервированный стол, даже если ужин разделить не с кем. Вечерние туфли и чулки с подвязками, даже если в этот выходной самое дальнее место, в котором ты собираешься блистать — это кухня и ванная твоей квартиры.  

Быть женственной означает оставаться такой наедине с собой в первую очередь. Слушать музыку, гулять на природе — напоить свое тело эмоциями и ощущениями. Выкинуть к чертовой матери заношенные лифчики и старые вещи, которые не радуют. Надеть нитку жемчуга еще дома, и вот еще что… сделай в конце концов маникюр! Укрась свое ложе подушками и лепестками роз ни когда-нибудь, когда у тебя будет идеальный интерьер, а укрась прямо сейчас… и под лепестки роз на твоей постели подтянутся идеальный интерьер, и идеальный ...., и идеальная вечная радость. Соблюдение основного принципа притягательности способно принести вам больше удачи, чем вы даже можете себе представить.

Почему-то женщины, которые умеют дарить себе наслаждение, больше всего страдают от того, что так мало возможностей остаться одной. Всегда есть кто-то, кто хочет / жаждет / вожделеет разделить это с тобой. И даже если ты временно всех “выставила за дверь”. Любить не от нехватки любви, привязываясь до боли, впадая в зависимость, а любить от Избытка, когда любовь льется через край, из сердца, из твоих глаз и искрится в уголках твоих губ… Главная задача женщины — полюбить себя и весь Мир такой любовью…

Можно ли развить этот навык? 
— Да! Просто начни наслаждаться едой, чашкой утреннего напитка и своей одеждой… Все что тебе не по душе, положи в коробку и избавься… Когда Ты испытываешь раздражение и недовольство, Ты множишь несчастья мира.
Ты — женщина, в тебе огромная сила. Ты можешь этой силой созидать целые Миры, но ты также можешь и разрушать чужие жизни вслед за своей…

Приумножай наслаждение. Подари наслаждение себе и не заметишь, как сделаешь прекраснее целый Мир.

Подумайте сами чем привлекают романтические отношения с мужчиной? Конечно же тем, что они способны привнести в вашу жизнь счастье и перемены к лучшему. На это же рассчитывает и мужчина. Он тоже хочет видеть рядом с собой женщину, способную привнести счастье в его жизнь.

Если же вы склонны по любому поводу выражать свое неудовольствие, осыпать избранника мелочными придирками и всячески ущемлять его чувство собственного достоинства. Если любая беседа сводится к потоку жалоб по поводу не понимающих вас родителей, непослушных детей, бестолкового начальника и еще более бестолковой подруги, то и ваш возлюбленный должен быть просто “чемпионом по бестолковости”, чтобы очень скоро не сообразить — счастья с вами он не дождется!

Счастье – магнит для любви. Что происходит, когда вы влюбляетесь? Вас начинает переполнять счастливое возбуждение! Но счастье и само способно притягивать к себе любовь. Эти чувства, как две неразлучных подруги: позовешь одну – прибежит и вторая. И значит, чтобы зазвать любовь в свою жизнь, вам нужно научиться излучать счастье.

Счастливая женщина как электро-любовный генератор высокого напряжения — генерирует вокруг себя поле высокого возбуждения. Человек находящийся в этом поле, влюбляется значительно чаще, чем в любой иной среде пребывания. А вы, генерируя собственное поле высокого возбуждения и неистощимого счастья, превращаетесь в живой симпатичный магнит, притягивающий к себе любовь. 

Как включить этот магнит в работу?
— Очень просто, начните говорить про себя: «Я так счастлива всем, что меня окружает! Я с радостью откликаюсь на проявления любви, доброты и внутренней красоты каждого человека! Пусть это ощущение радости наполняет всю мою жизнь! Я счастлива тем, что живу, дышу и чувствую красоту окружающего мира! Какой замечательный сегодня день! Какое восхитительное дерево вон там, на той стороне улицы! Какой удивительно интересный человек мой собеседник! Какой очаровательный малыш на руках у той женщины! Как он смеется! Как я счастлива тем, что могу все это видеть, чувствовать, сознавать!»

Если поначалу вы и не будете испытывать этих чувств, то только потому, что ваш электро-любовный генератор работает не на полную мощность. Не смущайтесь и не бросайте начатое на полдороге. Прибавьте внутренней энергии словам и очень скоро вы начнете ощущать ток “высокого любовного напряжения” в каждой клеточке своего тела.

Счастье – это подарок, которым следует поделиться с другими. Это происходит, когда мы выражаем человеку свое искреннее расположение, ободряем его в трудную минуту, дарим ему частичку своей души. Радость в глазах близкого человека... 

По сравнению с этим все деньги мира вместе взятые – это такая чепуха! Когда вы счастливы, люди считают, что в вас есть что-то особенное, чем сами они, к сожалению, обделены. Им хочется находиться рядом с вами – может быть, просто постоять поблизости в надежде, что частичка вашего счастья передастся и им. Люди никогда не откажутся получить от вас кусочек счастья в качестве подарка, а не долга, который необходимо вернуть. Ваша щедрость заставляет их думать, что вы – восхитительны! И это действительно так. Воспользуйтесь шансом стать счастливой

А что же делать, если вы не чувствуете себя счастливой? 
— Выход может быть только один, заставить себя воспринять необходимый настрой. Захотеть стать счастливой. Каждой клеточкой своего тела излучать счастье. Демонстрировать его. Играть роль счастливого человека, даже если реального повода почувствовать себя счастливой в ближайшее время у вас не предвидится.

Будете счастливой! 
Психологи доказывают, что если вы сумеете нацепить на лицо улыбку счастливого человека – получите необходимое состояние ума, а там и реальное ощущение счастья не заставит себя долго ждать. Научитесь генерировать вокруг себя поле высокого возбуждения, излучая счастье и биение жизни повсюду, где бы вы ни находились. Овладеть этим искусством несложно. 

Нужно лишь

  • ходить чуть-чуть быстрее, чем обычно (ведь вы не бредете на Голгофу, а   торопитесь за счастьем);
  • пребывать в состоянии ожидания счастья, вот-вот оно накатит гигантской волной, подхватит вас и унесет за собою;
  • смотреть не под ноги себе, а по сторонам, словно ищете кого-то – доброго волшебника, притаившегося где-то поблизости и ожидающего только минуту, чтобы обрушить на вас ураган безмерного счастья; 
  • а потом, нужно быть готовой не захлебнуться в океане безбрежного счастья.
В каждом из нас есть и мужские и женские энергии. Мужчина дающий — заботу, финансы, кров. Мужественность проявляется способом отдавания. Если он не ощущает встречный поток женской любви, он перестает давать. Мужчине надо, чтобы женщина его ЛЮБИЛА. Не учила, не воспитывала, а ПРИНИМАЛА его. 

Женственность раскрывается в принятии. Она должна учиться принимать его решения, его реакции, его суть. Способность женщины не рассуждая принимать своего мужчину, развивает способность мужчины отдавать свою силу женщине. Любовь женщины состоит в принятии мужчины и такая эмоциональная энергия — есть добродетель. 

Нежность, смирение, уважение, терпимость – эти четыре энергии учат мужчину жить через великодушие. Вокруг него образовывается защитное поле, сила которого – жизненные стремления, успешность. Если женщина обладает этими энергиями, мужчина становится великодушным и вокруг него образуется защитная энергетическая оболочка: рост карьеры, жизненный успех, эмоциональное равновесие. 

Современные женщины несут слишком много мужских энергий. Они разучились любить сердцем / чувствами. Любовь стала исходить из разума. Девушки стремятся выбирать мужа не сердцем, а разумом: он хорошо зарабатывает, у него есть своя собственность, он будет хорошим отцом…
 

У женщин изменились энергии, которые необходимы для продолжения рода: женщина стала тоже отдавать сама, проявляя чрезмерную заботу о сыне, мешая проявиться его мужским качествам; о муже, становясь ему не женой, а мамочкой. Это есть мужские способы творения своим умом. Все это оказывает влияние на обмен энергиями между мужчиной и женщиной. Часто, именно по этому, возникает большое количество разногласий в паре. 

Главное проявление Женственности – это принятие. 
Умение принимать мужчину во всех его проявлениях. Это не значит унижаться перед ним. Это значит уметь окутать его жизненной силой, безусловной любовью, из которой он будет черпать свои силы и отдавать женщине еще больше своего творчества, своих побед, своих радостных свершений. опубликовано 

Автор: Наталья Валицкая

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание  - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/7639