Безопасные люди

Поделиться



Иди сюда, дай я тебя обниму

С возрастом привыкаешь к довольно узкому кругу людей, которых считаешь своей стаей. С кем-то вы связаны нитями общей памяти, пройденными дорогами, выпавшими молочными зубами. С другими — радостью знать друг друга еще по почерку, по парте, кривому росчерку в тетради в клеточку, где поля — под линейку, а мечты — под копирку, и пройдет еще много времени, прежде чем вас разнесет в разные стороны, но вы все равно останетесь теми, кем были «до» — живыми, смешными, нежными, беспричинно счастливыми, безусловно любимыми, безоружными, чистыми.

С третьими — познакомились совсем недавно, уже за тридцать, за сорок, но как-то сразу основательно и прицельно: похожие шрамы, опыт, взгляды на жизнь, цели и чувство локтя.

В этих связях и в этих людях ценишь и бережешь не громкость имени и количество страниц в поисковой выдаче, а крепкое знание, что с ними не нужно врать. Подстраиваться под их представление о тебе, бояться из него вывалиться, не дотянуть — что отклеится ус, заблестит на жаре нос, съестся помада и некрасиво размажется по нижнему веку тушь, прости Господи.





Я всегда очень четко различаю для себя, с кем — о работе, пирогах и книгах, а перед кем — вывернуться наизнанку, к кому — приползти с выдранным клоком шерсти, попросить пожалеть. Очень чувствуется, для кого ты статичный образ, счастливый и сильный (крайне редко имеющий нечто общее с реальной тобой), а кто — готов принимать тебя и в горе, и в радости, и в остатке и в сладости, и в невыносимой легкости — и в невыразимой тяжести бытия.

Это — безопасные люди. Люди, которые знают цену доверию и боли, молчанию и активным действиям, словам и поступкам, уместным в данный конкретный момент. Люди, при мысли о которых не становится муторно от заранее известной реакции, годами разыгрываемой как по нотам: хмыкнуть, скривиться, уйти в нотацию, закатить глаза. Вот таким, из последних, проще не сказать, чем потом объяснять, продираясь через упреки, как через розарий, поминутно останавливаясь, чтобы перевести дух, не слететь с катушек от раздражения, выковырять шипы.

Ты живешь один раз, и однажды тебе перестает быть нужным, чтобы кто-то постоянно указывал тебе, что ты делаешь не так — пусть даже из самых светлых и искренних побуждений. Подобная «доброта» хуже самого токсичного растворителя — не дает никаких опор, но все больше расшатывает и мешает; звуковыми помехами врывается в твой эфир, цепко хватает за ногу чувством вины и силками «надо». «Слушай сюда, слушай меня, я тебе говорю как лучше, и чтоб перед людями не стыдно было» — и внутри мгновенно включается заглушающий «белый шум», и так жалко становится времени, потраченного впустую.

Спасибо, не надо — не надо такой доброты, такой навязчивой пелены советов со всего света, замшелой экспертности с вышедшим сроком годности, отсылок к великим книгам и авторам ни о чем. Мы теряем такт и забываем, что если не спрашивают, не просят — то и оценки твои не нужны, потому что ситуация, в которой другие варятся, имеет с тобой так мизерно мало общего: если ты во что-то сам не вложился — деньгами ли, другими ли какими ресурсами, и особенно — если не рисковал чем-то для тебя важным, не ставил на кон, не проходил вместе с тем, кому советуешь, через груз сумасшедшей ответственности и стресса, то не надо тогда лезть за праздничный стол без спроса, тянуться руками к самому сахарному калачу. Говорить потом: ой, как вкусно, но можно было бы и вкуснее, запомни, Марфа: будешь в следующий раз работать с тестом — зови меня.

Как я уже когда-то писала, «у тебя есть время и право чувствовать то, что ты чувствуешь, какими бы «неудобными» и «некрасивыми» эти чувства ни были. Никто не может говорить тебе «расслабься», пока не напрягся до той же степени. Не влез в твою шкуру. Ты, и только ты знаешь, чего тебе стоит происходящее, каких сил. «Хочешь мне помочь — скажи, что ты через это уже проходил и выжил. Или просто подойди и обними меня, но не обесценивай мою боль своим «ой да ладно»».





Безопасные люди — те из твоего окружения, с которыми разговоры — не спарринг на ринге и не интеллектуальные игры на «слабо», не словесный пинг-понг «ну давай, удиви меня, переплюнь» и не волшебный коктейль из юмора и сарказма. Все это может быть, но в те спокойные и сытые времена, когда тебе в кайф, и сил поёрничать и покуражиться более чем в достатке.Но вот когда не смешно, а темно, и непонятно что за окном, и беззвездно небо — идешь не за блеском елочной мишуры, а за тем, что поддержит и напитает; к тем, кто выслушает и поймет, а главное знает: все пройдет, не всегда — бесследно, но — «Ты точно справишься, я тебе говорю. А пока — иди сюда, дай я тебя обниму. Обниму, мою хорошую, — и подую…"опубликовано  

 

Автор: Ольга Примаченко

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //lady.tut.by/news/relationship/539919.html

Почему такая красивая и одна?..

Поделиться



Я одна, потому что нет цели «не быть одной»

Этот омерзительный полукомплимент каждый раз выбивает меня из колеи! Во-первых, где вы видите связь между красотой и наличием мужчины?.. А во-вторых, никак не мoгу понять — если я не в отношениях, значит во мне обязательно должен быть какой-то изъян? Увы, ребята, все намного хуже. Я одна, потому что нет цели «не быть одной»… Вот так, представьте себе… У меня нет острой необходимости «завести мужика», и уж тем более потребности «выйти замуж». И дело не в том, что я какая-нибудь там ярая феминистка. Все совсем наоборот — я слишком наивна.





 

Так уж вышло — я верю в любовь и чистые отношения. И пока эта вера будет во мне жива, на меньшее я не сoгласна. Вы можете часами читать мне лекции на тему «мужчины — полигамные существа». Можете убеждать в том, что я древняя, старомодная, глупая и живу детскими фантазиями. Но я скорее предпочту одиночество, чем ту ерунду в конфетной обертке, которое вы так старательно пытаетесь мне подсунуть.

Я никогда не пойму женщин, испытывающих потребность не в Мужчине, а в «наличии мужчины»… Или отчаянно стремящихся поскорее выйти замуж, потому что «возраст подошел»… Да какой, к черту, мoжет быть возраст?!

Вы что, издеваетесь?… 

Может быть, я чего-то не понимаю в этой жизни, но на мой взгляд, потребность в близости, в интиме, в замужестве, а тем более в детях —это то, что нормальная женщина может испытывать только С ОПРЕДЕЛЕННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ!!! А не потому что в ней вдруг инстинкты проснулись или «время пришло», и она побежала — искать самца. Да пoскорей…

А потом неожиданно оказалось, что это не совсем то, о чем она мечтала. Отсюда — слезы, сопли и разводы. Нет уж, спасибо, оставьте все это себе. А у меня иная цель, ведь я хочу — ЛЮБИТЬ И БЫТЬ ЛЮБИМОЙ!!! Вот так, ни больше и ни меньше. Хочу быть рядом с близким человеком не потому, что так надо — а потому, что именно он мне дорог.





 

И чтобы ему от меня нужна была в первую очередь я, а не то, что я могу предложить. Хочу довести свои отношения не до свадьбы, а до смерти….

Быть верной девушкой и достойной женой. Ребенка не просто «завести», а подарить любимому мужчине. И стать хорошей матерью! Хочу стрoить свою судьбу не оглядываясь по сторонам, а живя по уму и по чувствам.

Общество может навязывать все, что угодно. Но только мы сами решаем, что с этим делать. И я убеждена, что кто-то еще мыслит так же. Не знаю, сколько раз мне еще предстоит обжечься прежде, чем я встречу свое счастье. Но если не встречу — останусь честна с собой, не растратив себя на ненужное.

Просто буду «Красивая и одна»…. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //happyphilosophy.ru/post/159672538018/pochemu-takaya-krasivaya-i-odna

Альфрид Лэнгле: Воля — это нечто абсолютно мое собственное

Поделиться



Воля — это мое внутреннее «да» в отношении какой-то ценности

Альфрид Лэнгле, известный австрийский психотерапевт, профессор, один из основателей экзистенциального анализа, прочитал в Москве лекцию на тему«Почему я не делаю то, что хочу? Принятие решения, метод укрепления воли»





«Тема воли — это та тема, которой мы занимаемся ежедневно. Мы даже не уходим от этой темы. Каждый человек, который здесь присутствует, находится здесь потому, что он хочет быть здесь. Никто не пришел сюда недобровольно. И что бы мы ни делали в течение дня, это связано с нашей волей. Едим ли мы, ложимся ли мы спать, ведем ли мы какую-то беседу, решаем ли какой-то конфликт, мы делаем это только в том случае, если мы приняли решение в пользу этого и у нас есть воля к этому.

Может быть, мы даже не осознаем этот факт, потому что мы не говорим так часто «я хочу», а облекаем это в такие выражения: «мне бы хотелось», «я бы сделал». Потому что формулировка «я хочу» транслирует что-то очень важное. И воля — это действительно сила. Если я не хочу, ничего нельзя сделать. Никто не обладает властью надо мной, чтобы изменить мою волю, — только я сам. В большинстве случаев мы этого даже не осознаем, но интуитивно у нас есть чутье, что здесь подразумевается именно воля. Поэтому мы говорим более мягко «я хотел бы», «я желал бы» или просто «я пойду туда». «Я пойду на этот доклад» — это уже решение. Чтобы завершить эту мысль, которая была неким вступлением, скажу:часто мы даже не осознаем, что каждую минуту чего-то хотим.

Я хотел бы разделить свой доклад на три части: в первой части описать феномен воли, во второй части поговорить о структуре воли, а в третьей части коротко упомянуть метод укрепления воли.

I

Воля каждый день присутствует в нашей жизни. Кто есть тот человек, кто хочет? Это я. Только я распоряжаюсь волей. Воля — это нечто абсолютно мое собственное. Я себя идентифицирую с волей. Если я чего-то хочу, то я знаю, что это я. Воля представляет собой автономию человека.

Автономия означает, что я сам устанавливаю для себя закон. И благодаря воле в нашем распоряжении находится само детерминирование, через волю я определяю, что я буду делать в качестве следующего шага. И это уже описывает задачу воли. Воля — это способность человека давать самому себе задание. Например, я хочу сейчас продолжать говорить.

Благодаря воле я освобождаю свою внутреннюю силу для какого-то действия. Я инвестирую какую-то силу и уделяю этому время.То есть, воля — это поручение совершить какое-то действие, которое я даю самому себе. Собственно говоря, это все. Я даю себе поручение что-то сделать. А так как я этого хочу, то я переживаю себя в качестве свободного. Если какое-то поручение мне дает мой отец или профессор, то это задание другого рода. Тогда я уже не являюсь больше свободным, если следую этому. Если только я не присоединяю их поручение к своей воле и говорю: «Да, я сделаю это».

В нашей жизни воля выполняет абсолютно прагматичную функцию — чтобы мы пришли к действию. Воля — это мостик между центром команды во мне и поступком. И оно привязано к Я — потому что у меня есть только моя воля.Привести эту волю в движение — это задача мотивации. То есть, воля очень тесно связана с мотивацией.

Мотивация в своей основе означает ни что иное, как приведение воли в движение. Я могу мотивировать своего ребенка, чтобы он выполнил домашнее задание. Если я скажу ему, для чего это важно, или пообещаю ему шоколадку. Мотивировать — это означает привести человека к тому, чтобы он что-то захотел сделать сам. Сотрудника, друга, коллегу, ребенка — или самого себя.Как я могу сам себя мотивировать, например, чтобы готовиться к экзамену? В принципе, такими же средствами, какими я мотивирую ребенка. Могу подумать, для чего это важно. А могу пообещать себе шоколадку в награду.

Резюмируем. Во-первых, мы видели, что воля — это задание что-то сделать, которое человек дает себе. Во-вторых, автор воли — это я сам. Есть только одна моя персональная воля, во мне. «Хочет» никто иной, как я. В-третьих, эта воля находится в центре мотивации. Мотивировать означает приводить волю в движение.

И это ставит человека перед нахождением решения. У нас есть какое-то предположение, и мы стоим перед вопросом: «Хочу я или нет?». Я должен принять решение — потому что у меня есть свобода. Воля — это моя свобода. Если я что-то хочу, когда я свободен, я сам решаю, я сам себя закрепляю в чем-то. Если я чего-то хочу сам, меня никто не принуждает, я не вынужден.

Это другой полюс воли — несвобода, вынужденность. Быть вынужденным со стороны какой-то большей силы — государства, полиции, профессора, родителей, партнера, который меня накажет в случае чего, или потому что это может иметь нехорошие последствия, если я не сделаю что-то, что хочет другой. Также меня может вынуждать психопатология или душевные расстройства. Это как раз характеристика душевной болезни: мы не можем сделать то, чего хотим. Потому что у меня слишком много страха. Потому что я депрессивен, и у меня нет силы. Потому что я нахожусь в зависимости. И тогда я снова и снова буду делать то, что не хочу делать. Душевные расстройства связаны с неспособностью следовать своей воле. Я хочу встать, заняться каким-то делом, но у меня нет желания, я настолько плохо себя чувствую, я так подавлен. У меня возникают угрызения совести, что я снова не встал. Таким образом, депрессивный человек не может следовать за тем, что он считает правильным. Или тревожный человек не может пойти на экзамен, хотя хочет.

В воле мы обнаруживаем решение и реализуем нашу свободу. Это означает, что если я чего-то хочу, и это настоящая воля, то у меня при этом возникает особое чувство — я чувствую себя свободным. Я чувствую, что я не принуждаем, а это мне соответствует. Это снова Я, которое себя реализует. То есть, если я чего-то хочу, я не являюсь автоматом, роботом.

Воля — это реализация свободы человека. И эта свобода настолько глубока и настолько персональна, что мы не можем ее кому-то отдать. Мы не можем перестать быть свободными. Мы должны быть свободными. Это парадокс. На это указывает экзистенциальная философия. Мы свободны до определенной степени. Но мы несвободны в том, чтобы не хотеть. Мы должны хотеть. Мы должны принимать решения. Мы должны все время что-то делать.

Если я сижу перед телевизором, я устал и засыпаю, я должен принять решение, продолжать ли сидеть, потому что я устал (это тоже решение). А если я не могу принять решение, то это тоже есть решение (я говорю, что сейчас не могу принять решение, и не принимаю никакого решения). То есть мы постоянно принимаем решения, у нас всегда есть воля. Мы всегда свободны, потому что мы не можем прекратить быть свободными, как формулировал это Сартр.

А так как эта свобода располагается на большой глубине, в глубине нашей сущности, то воля очень сильна. Где есть воля, там есть путь. Если я действительно хочу, то я найду путь. Люди иногда говорят: я не знаю, как мне что-то сделать. Тогда у этих людей слабая воля. Они не хотят по-настоящему. Если действительно чего-то хочешь, пройдешь тысячи километров и станешь основателем университета в Москве, как Ломоносов. Если я действительно не хочу, никто не может принудить мою волю. Моя воля — это абсолютно мое личное дело.

Я вспоминаю одну депрессивную пациентку, которая страдала от своих отношений. Она постоянно должна была делать что-то, что ее заставлял делать ее муж. Например, муж говорил: «Сегодня я поеду на твоей машине, потому что в моей закончился бензин». Тогда она была вынуждена поехать на заправку и из-за этого опаздывала на работу. Подобные ситуации повторялись вновь и вновь. Было много подобных примеров.

Я спросил ее: «А почему бы не говорить «нет»?». Она ответила: «Из-за отношений. Я спрашиваю дальше:

— Но ведь из-за этого отношения не улучшатся? Вы хотите дать ему ключи?

— Я нет. Но он хочет.

—Хорошо, он хочет. А чего хотите вы?

В терапии, консультировании это очень важный шаг: посмотреть, что есть моя собственная воля.

Мы немного поговорили об этом, и она сказала:

— Вообще-то я не хочу давать ему ключи, я же не служанка для него.

И вот уже в отношениях возникает революция.

— Но, — говорит она, — у меня нет никаких шансов, ведь если я не дам ему ключи, он сам придет и возьмет их.

— Но вы же до этого можете взять ключи в свои руки?

— Но тогда он возьмет ключи из моих рук!

— Но если вы не хотите, вы можете крепко держать их в руке.

— Тогда он применит силу.

— Возможно так, он сильнее. Но это не значит, что вы хотите отдать ключи. Он не может изменить вашу волю. Это можете сделать только вы сами. Конечно же, он может ухудшить ситуацию таким образом, что вы скажете: с меня хватит. Все это причиняет такую боль, что я больше не хочу держаться за свою волю. Будет лучше, если я отдам ему ключи.

— Это означает, что это будет принуждение!

— Да, он вынудил вас. Но волю вы изменили сами.

Важно, чтобы мы осознавали это: что воля принадлежит только мне и изменить ее могу только я, никто иной. Потому что воля — это свобода. А у нас, у людей, есть три формы свободы, и все они играют роль в связи с волей.

Английский философ Дэвид Юм писал, что у нас есть свобода действия (например, свобода прийти сюда или прийти домой, это свобода, направленная вовне).

Есть и другая свобода, которая находится над внешними силами, — это свобода выбора, свобода решения. Я определяю, что я хочу и почему это хочу. Поскольку в этом для меня имеется ценность, потому что это мне соответствует, и, вероятно, моя совесть подсказывает мне, что это правильно — тогда я принимаю решение в пользу чего-то, например, прийти сюда. Этому предшествует свобода решения. Я узнал, какая будет тема, подумал, что это будет интересно, и у меня есть некоторое количество времени, и из многих возможностей провести время я выбираю одну. Я решаюсь, я даю себе задание и реализую свободу выбора в свободу действия, приходя сюда.

Третья свобода — свобода сущности, это интимная свобода. Это чувство внутреннего согласия. Решения сказать «да». Это «да» — откуда оно идет? Это уже не есть что-то рациональное, это идет из какой-то глубины во мне. Это решение, связанное со свободой сущности, настолько сильное, что оно может принять характер долженствования.

Когда Мартина Лютера обвиняли в публикации его тезисов, он ответил: «На том стою и не могу иначе». Конечно же, он мог иначе — он же был умным человеком. Но это бы в такой степени противоречило его сущности, что у него было бы чувство, что это будет не он, если он будет это отрицать, от этого откажется. Эти внутренние установки и убеждения являются выражением глубинной свободы человека. И в форме внутреннего согласия они содержатся в любой воле.

Вопрос воли может быть сложнее. Мы говорили о том, что воля — это свобода, и в этой свободе это сила. Но одновременно воля иногда кажется принуждением. Лютер не может по-иному. И в свободе решения тоже есть принуждение: я должен принять решение. Я не могу танцевать на двух свадьбах. Я не могу одновременно быть и здесь, и дома. То есть, меня принуждают к свободе. Может быть, для сегодняшнего вечера это не представляет такую большую проблему. Но что должна сделать воля, если я одновременно люблю двух женщин (или двух мужчин) и притом одинаково сильно? Я должен принять решение. Какое-то время я могу держать это в тайне, скрывать это, чтобы не было необходимости принять решение, но такие решения могут быть очень трудными. Какое решение я должен принять, если и те, и другие отношения очень ценные? От этого можно заболеть, это может разорвать сердце. Это муки выбора.

Нам всем это знакомо в более простых ситуациях: есть ли мне рыбу или мясо? Но это не так трагично. Сегодня могу съесть рыбу, а завтра мясо. Но есть ситуации единственные в своем роде.

То есть свобода и воля также связаны принуждением, долженствованием — даже в свободе действия. Если я хочу прийти сегодня сюда, тогда я должен выполнить все те условия, чтобы я мог сюда прийти: ехать на метро или на машине, идти пешком. Я должен что-то сделать, чтобы прибыть из пункта А в пункт Б. Чтобы реализовать волю, я вынужден соответствовать этим условиям. А где же здесь свобода? Это типичная свобода человека: я что-то делаю, и меня сжимает «корсет» условий.

Но, может быть, нам стоит дать определение тому, что такое «воля»? Воля — это решение. А именно — решение пойти на какую-то ценность, которую вы выбрали. Я выбираю между различными ценностями этого вечера и выбираю что-то одно, и реализую это, принимая решение. Я решаюсь и говорю этому мое последнее «да». Говорю «да» этой ценности.

Можно еще короче сформулировать определение воли. Воля — это мое внутреннее «да» в отношении какой-то ценности. Я хочу читать книгу. Книга представляет собой ценность для меня, потому что это хороший роман или учебник, который нужен мне для подготовки к экзамену. Я говорю «да» этой книге. Или встрече с другом. Я вижу в этом какую-то ценность. Если я говорю «да», то тогда я также и готов, чтобы совершить какое-то усилие, чтобы увидеть его. Я еду к нему.

С этим «да» в отношении ценности связана какая-то инвестиция, какой-то вклад, готовность за это заплатить, сделать что-то, стать активным. Если я хочу, то я сам иду в этом направлении. Это большая разница по сравнению с просто желанием. Важно провести здесь различие. Желание — это тоже ценность. Я желаю себе много счастья, здоровья, встретить друга, но желать не содержит в себе готовность что-то самому для этого сделать — потому что в желании я остаюсь пассивным, я жду, что это придет. Я желаю, чтобы мой друг мне позвонил, и я жду. Во многих вещах мне только и остается ждать — я ничего не могу сделать. Я желаю тебе или себе скорейшего выздоровления. Уже все сделано, что можно было сделать, остается только ценность выздоровления. Я говорю себе и другому, что рассматриваю это как ценность и надеюсь, что это произойдет. Но это не воля, потому что воля — это дать себе поручение какого-то действия.

Для воли всегда есть серьезная причина. У меня была серьезная причина, чтобы сюда прийти. А что является основой или причиной, чтобы сюда прийти? Это как раз и есть ценность. Потому что я вижу в этом что-то хорошее и ценное. И это является для меня поводом, согласием, чтобы пойти на это, может быть, рискнуть. Может быть, выяснится, что это очень скучный доклад, и тогда я зря потратил на это вечер. Делать что-то с волей всегда включает какой-то риск. Поэтому воля включает экзистенциальный акт, потому что я иду на риск.

В отношении воли распространены два момента недопонимания.Волю часто путают с логикой, рацио — в том смысле, что я могу хотеть только того, что является разумным. Например: через четыре года обучения разумно пойти учиться пятый год и закончить учебу. Нельзя же хотеть через четыре года прекратить обучение! Это же настолько иррационально, так глупо. Может быть. Но воля не является чем-то логичным, прагматичным. Воля проистекает из таинственной глубины. У воли гораздо больше свободы, чем в рациональном начале.

И второй момент недопонимания: может показаться, что можно привести в движение волю, если дать себе задание — хотеть. Но откуда проистекает моя воля? Она не проистекает из моего «хотеть». Я не могу «хотеть хотеть». Я также не могу хотеть верить, я не могу хотеть любить, я не могу хотеть надеяться. А почему? Потому что воля является поручением что-то сделать. Но вера или любовь — это же не действия. Я же это не делаю. Это есть что-то, что во мне возникает. Я здесь ни при чем, если я люблю. Мы не знаем даже, на какую почву падает любовь. Мы не можем это контролировать, мы не может это «сделать» — поэтому мы не виноваты, если мы любим или не любим.

В случае с волей происходит нечто подобное. То, что я хочу, вырастает где-то во мне. Это не есть что-то такое, где я могу дать себе поручение.Это растет из меня, из глубины. Чем больше воля соединяется с этой большой глубиной, чем больше я переживаю свою волю как что-то, что мне соответствует, тем больше я свободен. А с волей связана ответственность. Если воля перекликается со мной, тогда я живу, будучи ответственным. И лишь тогда я по-настоящему свободен. Немецкий философ и писатель Маттиас Клаудиус однажды сказал: «Человек свободен, если он может хотеть то, что он должен».

Если это так, то тогда с волей связано «оставить». Я должен свободно оставить мои чувства — для того чтобы я мог ощущать, что во мне растет. Лев Толстой однажды сказал: «Счастье заключается не в том, чтобы ты мог делать то, что ты хочешь…». Но ведь свобода означает, что я могу делать, что я хочу? Это так. Я могу следовать за своей волей, и тогда я свободен. Но Толстой говорит о счастье, а не о воле: «…а счастье заключается в том, чтобы всегда хотеть то, что ты делаешь». Другими словами, чтобы у тебя всегда было внутреннее согласие по отношению к тому, что ты делаешь. То, что описывает Толстой, — это экзистенциальная воля. Как счастье я переживаю то, что я делаю, если я переживаю в этом внутренний отклик, внутренний резонанс, если я говорю этому «да». А внутреннее согласие я не могу «сделать» — я могу только вслушаться в себя.





II

Какая структура у воли? Хотеть я могу только то, что я могу сделать. Нет смысла говорить: хочу убрать эту стену и пройти по потолку. Потому что воля — это поручение к действию, и она предполагает, что я также и могу это сделать.То есть, воля реалистична. Это первая структура воли.

Если мы серьезно к этому отнесемся, тогда мы не должны хотеть больше, чем мы можем, — иначе мы больше не будем реалистами. Если я не могу больше работать, я не должен этого от себя требовать. Свободная воля способна также оставить, отпустить.

И в этом заключается причина того, почему я не делаю того, что хочу. Потому что у меня нет силы, нет способности, потому что у меня отсутствует средства, потому что я наталкиваюсь на стены, потому что я не знаю, как это сделать. Воля предполагает реалистичный взгляд на то, что имеется, на данности. Поэтому я иногда не делаю то, что хочу.

Также я что-то не делаю и по той причине, что я испытываю страх — тогда я отодвигаю и откладываю это. Потому что мне может быть больно, и я боюсь этого. Ведь воля — это риск.

Если эта первая структура не исполнена, если я действительно не могу, если у меня нет знания, если я испытываю страх, то это мешает мне.

Вторая структура воли. Воля — это «да» в отношении ценности. Это означает, что я должен также и видеть ценность. Мне нужно что-то, что будет меня также привлекать. Мне нужно переживать хорошие чувства, иначе я не могу хотеть. Мне должен нравиться путь, иначе цель будет далека от меня.

Например, я хочу похудеть на 5 килограмм. И я решил начать. На 5 килограмм меньше — это хорошая ценность. Но у меня также есть чувства в отношении пути, который туда ведет: мне должно также и нравиться, чтобы я сегодня меньше ел и занимался спортом. Если мне это не нравится, я к этой цели не приду. Если такого чувства у меня не будет, тогда я снова не сделаю то, что я хочу. Потому что воля не состоит исключительно и только из разума.

То есть в итоге к той ценности, к которой я иду в воле, у меня должно быть также и чувство. И, конечно же, чем депрессивнее человек, тем меньше он может сделать того, чего хочет. И тут мы снова попадаем в сферу душевных расстройств. В первом измерении воли это страх, различные фобии. Они мешают человеку следовать своей воле.

Третье измерение воли: чтобы то, что я хочу, соответствовало моему собственному. Чтобы я видел, что это также важно для меня, чтобы это соответствовало мне персонально.

Допустим, человек курит. Он думает: если я курю, то я что-то из себя представляю. Мне 17 лет, и я взрослый человек. Для человека на этой стадии это действительно то, что ему соответствует. Он хочет курить, ему это нужно. А когда личность становится более зрелой, то для самоутверждения сигарета, может быть, ему уже и не нужна.

То есть, если я себя с чем-то идентифицирую, то тогда я могу также и хотеть. Но если что-то для меня персонально не является важным, тогда я скажу: да, я это сделаю, но на самом деле не сделаю или сделаю с задержкой. По тому, как мы что-то делаем, мы можем определить, что для нас является важным. Это диагностика структур, которые лежат в основе воли. Если я себя не идентифицирую, или если я обхожу то, что нахожу важным, я вновь не буду делать те вещи, которые, собственно говоря, я хотел бы делать.

И четвертое измерение воли — это включение воли в больший контекст, в большую систему взаимосвязи: то, что я делаю, должно иметь смысл. Иначе я не могу это делать. Если отсутствует больший контекст. Если это не ведет к чему-то такому, где я вижу и чувствую, что это является ценным. Тогда я снова что-то не сделаю.

Для настоящего «хотеть» нужны 4 структуры: 1) если я это могу, 2) если мне это нравится, 3) если мне это соответствует и является для меня важным, если я имею право это сделать, если это разрешено, позволено, 4) если у меня чувство, что я должен это сделать, потому что из этого родится что-то хорошее. Тогда я могу это сделать. Тогда воля хорошо укоренена, обоснована, и она сильная. Потому что она связана с реальностью, потому что эта ценность является для меня важной, потому что я себя в ней обнаруживаю, потому что я вижу, что из этого может получиться что-то хорошее.

С волей связаны разные проблемы. Практических проблем с волей у нас нет, если мы действительно что-то хотим. Если у нас в нашем «хотеть» нет полной ясности в аспекте одной или нескольких перечисленных структур — тогда мы стоим перед дилеммой, тогда я хочу и все же не хочу.

Я хотел бы упомянуть здесь еще два понятия. Нам всем известна такая вещь, как искушение. Искушение означает, что направленность моей воли изменяется и движется в направлении чего-то, что я, собственно, не должен был бы делать. Например, сегодня показывают какой-то хороший фильм, а мне нужно учить материал — и вот, это искушение. На столе лежит вкусный шоколад, но я хочу похудеть — снова искушение. Последовательное направление моей воли отклоняется от курса.

Это знакомо каждому человеку, и это абсолютно нормальная вещь. Тут включаются другие привлекательные ценности, которые тоже имеют важное значение. При определенной  интенсивности искушение превращается в соблазнение. В искушении еще есть воля, а когда есть соблазн, тогда я начинаю действовать. Эти две вещи становятся сильнее. чем больше во мне растет потребность. Если мое желание жить слишком мало подпитывается, если я переживаю мало хорошего, тогда искушения и соблазны становятся сильнее. Потому что нам нужна радость жизни, в жизни должна присутствовать радость. Мы не должны только работать, мы должны также испытывать удовольствия. Если этого недостаточно, тем легче меня соблазнить.

III

И в завершение я хотел бы представить метод, с помощью которого мы можем укреплять волю. Например, в каком-то деле нам нужно выполнить домашнее задание. И мы говорим: я сделаю это завтра — сегодня пока еще нет. А на следующий день ничего не происходит, что-то случается, и мы откладываем.

А что я могу сделать? Мы действительно можем укреплять волю. Если у меня есть какая-то проблема, и я не могу начать действовать,то я могу сесть и спросить себя: какой ценности я говорю «да»? Для чего это хорошо, если я напишу эту работу? Какие преимущества с этим связаны? Я должен четко видеть, для чего это хорошо. В общих чертах эти ценности известны, хотя бы головой их понимаешь.

И вот тут второй шаг — рискованный, а именно: я начинаю спрашивать себя «а какие есть преимущества, если я этого не сделаю?». Что я приобрету, если не напишу эту работу? Тогда у меня не было бы этой проблемы, в моей жизни было бы больше удовольствия. И может так статься, что я найду столько ценного, что со мной случится, если я эту работу не напишу, что я действительно не буду ее писать.

Будучи врачом, я много работал с пациентами, которые хотели бросить курить. Каждому из них я задавал этот вопрос. Ответ был такой: «Вы что, хотите меня демотивировать? Когда вы меня спрашиваете, что я выиграю, если не буду бросать курить, то у меня столько идей!» Я отвечал: «Да, это и есть причина, по которой мы здесь сидим». И были пациенты, которые после этого второго шага говорили: «Мне стало понятно, я буду продолжать курить». Значит ли это, что я плохой врач? Я двигаю пациента в том направлении, чтобы они бросили курить, и я должен их мотивировать, чтобы они бросили — а я двигаю их в противоположном. Но это малая беда, если человек скажет: «Я буду продолжать курить», чем если он будет раздумывать три недели, а дальше все равно будет продолжать курить. Потому что у нет сил бросить. Если те ценности, которые он реализует благодаря курению, привлекательны для него, он не может бросить.

Такова реальность. Воля не следует за разумом. Ценность нужно чувствовать, иначе ничего не получится.

А потом следует третий шаг — и это сердцевина этого метода. Допустим, на втором шаге кто-то решит: да, это будет более ценно, если я буду писать эту работу. Тогда речь идет о том, чтобы усилить ценность того, что вы будете делать, сделать это своим собственным. Мы как терапевты можем спросить: ты когда-то переживал это — писать что-то? Может быть, этот человек уже однажды написал что-то и испытал чувство радости? Это можно привести в пример и спросить: а что тогда в этом было хорошего? У меня в практике было много примеров подобной ситуации. Многие рассказывали мне о писательстве с негативной стороны: «Такое чувство, что за моей спиной стоит профессор, смотрит, что я пишу и говорит: «О, Господи!»». И тогда люди демотивированы. Тогда нужно отделить книгу от профессора и писать для себя самого.

То есть сердцевина — это та ценность, о которой идет речь. Нужно прочувствовать ее, как бы внести в себя вовнутрь и соотнести с предыдущим опытом. И искать ценности в конкретном способе действия.

И четвертый шаг: а для чего это, собственно говоря, хорошо? Какой это имеет смысл? Для чего я вообще это делаю? Для чего я учусь? И конкретная ситуация выходит в более крупный контекст, на более широкий горизонт. Тогда я могу переживать усиление своей собственной мотивации — или же не переживать.

У меня был знакомый, который после долгой работы над диссертацией, неожиданно заметил, что нет смысла в том, чтобы написать эту диссертацию. Он был педагогом, и оказалось, что никакого интереса к педагогике он не испытывал — просто хотел получить академическое звание. Но для чего жертвовать таким количеством времени ради того, что не имеет смысл? Поэтому он внутренне неосознанно блокировал работу над диссертацией. Его чувства были умнее, чем его разум.

Какие тут можно сделать практические шаги? Нельзя ожидать от себя, что ты сразу можешь быстро все написать. Но можно начать с одного абзаца. Можно взять что-то из какой-то книги. То есть мы видим, что мы можем формировать свою жизнь. Мы видим, то важно взять свою жизнь в свои собственные руки. В проблемах, связанных с волей, мы тоже можем что-то сделать. А именно: посмотреть на структуру воли. Потому что если структуры не выполняются, тогда с волей ничего не получится. Также мы можем в отношении какого-то задания задать себе открытый вопрос: а что говорит против этого? должен ли я действительно это делать? или должен освободить себя, оставить эту задачу? Именно в контексте «оставить» может возникнуть настоящее «хотеть». До тех пор пока я буду себя заставлять, я буду вызывать парадоксальную реакцию.

Человек настолько свободен, что мы хотим перед самими собой оставаться свободными. Большое спасибо вам за внимание». опубликовано 

 

@Альфрид Лэнгле, подготовила Анастасия Храмутичева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.matrony.ru/alfrid-lengle-pochemu-ya-ne-delayu-to-chto-hochu/

Развод: надо ли чинить то, что никогда не было целым

Поделиться



Развод

Один из самых частых клиентских запросов у психолога: «Я не знаю что хочу, или развестись, или сохранить семью». 

По статистике в России распадается семь браков из десяти. Скажем прямо, так себе статистика. Причины: мало денег, мало внимания, мало помощи, мало любви, мало поддержки. Но очень много злости, обиды и страха. В какой момент напряжение становится настолько сильным, что проще разойтись по своим углам, чем чинить. Да и надо ли чинить то, что никогда не было целым? 





И сколько бы глупостей не понаделано в браке, в ситуации, когда все идет ко дну, ошибок совершают еще больше. Срочно начинают искать способы сблизиться с партнером, вместо того, чтобы спокойно проанализировать ситуацию. И хорошо, если речь идет о лепке или парных танцах, а не о рождении ребенка. 
 

Делают вид, что все хорошо, что проблемы не существует, что это просто такой период и его надо перетерпеть. 

Некоторые пары разъезжались на время, а получалось, что навсегда, оказывалось, что жить одному проще, удобнее и спокойнее. Денег становится больше, в квартире чище, а сексуальнее жизнь разнообразнее. 

Если ваш брак стоит на краю бездны, то первое, что вы должны сделать — признать, что существует всего два возможных пути: дать ему разлететься на мелкие кусочки или остановить падение. 

Второе — избавиться от иллюзий. Иногда у меня возникает чувство, что люди живут в параллельных реальностях. Вот есть реальность, в которой я живу. В этой реальности я одинок, даже если нахожусь в отношениях, у меня скучная работа без карьерных и финансовых перспектив, конфликты в семье и никакой надежды на перемены. 

И где-то рядом есть другая жизнь. В этой другой жизни я живу в счастливом браке в красивом собственном доме, у меня идеальные умные дети, поддерживающие родители и прекрасная работа больше похожая на хобби, приносящая материальное и моральное удовлетворение. И как сделать так чтобы эти две параллельные жизни совпали? Ответ – никак. 

Разбираться надо не с иллюзорной жизнью, а с настоящей. Со своими настоящими партнерами, со своими настоящими обидами и претензиями. Это тяжело, очень тяжело отделять фантазии от реальности и очень тяжело брать на себя ответственность за происходящее. 

Я всегда за то, чтобы сохранять брак, если есть что сохранять. Но единственный человек, который может спасти ваш брак – это вы сами. Вы и ваш партнёр. Если вы оба этого хотите. Если этот брак вам нужен. Если вы друг другу дороги по – настоящему. 

А еще помогает понимание, что одной любви недостаточно, нужно еще принятие другого человека, как отдельной личности, со своими мечтами, желаниями, представлениями о счастье. Что в отношениях, кроме глаголов «должен и должна» есть еще место благодарности, бережному отношению, взаимному интересу, уважению и диалогу, даже если партнер раздражает настолько, что хочется его убить.  опубликовано 




 

 

Автор: Елена Пастернак

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //vk.com/elenapasternak?w=wall1128374_4863

Техника самоопределения: упражнения для работы с речью

Поделиться



Техника самоопределения посредством речи

Предисловием к технике работы с речью (а точнее, с «говорением» – с тем, что, как и зачем мы говорим) я хочу написать отрывки из книги Карлоса Кастанеды «Отдельная реальность»:

«- Я скажу тебе, о чём мы разговариваем сами с собой. Мы разговариваем о нашем внутреннем мире. Фактически, мы поддерживаем наш мир своим внутренним разговором.

— Когда мы перестаём разговаривать с собою, мир всегда такой, каким он должен быть. Мы обновляем его, наполняем его жизнью, поддерживаем его своим внутренним разговором. Но не только это – мы также выбираем свои пути, говоря с собой. И так мы повторяем одни и те же выборы снова и снова до тех пор, пока не умираем…

 -Как же перестать говорить с самим собой?

-Воин сознаёт, что мир изменится, как только он перестанет говорить с самим собой.

Мир такой-то или ещё какой-нибудь только потому, что мы говорим себе, что он такой. Если мы перестанем говорить себе, что мир такой, то мир перестанет быть таким».





Практика для работы с «говорением», которую я хочу предложить вам, не является чем-то непосильным или волшебным. Она – лишь способ «разорвать» привычные представления о себе и мире. А этот способ, в свою очередь, может позволить, наконец, выйти каждому желающему из того «поезда реальности», в котором он едет в настоящее время, и стать пассажиром совсем другого поезда. Ведь всё, что нам нужно для получения иной жизни – начать делать иное: не то, что мы делали раньше и всегда. И если вас не устраивает ваша нынешняя жизнь, изменяйте её с помощью изменения своего поведения (и его составляющих – привычек, речи, действий).

Чтобы начать делать нечто новое, достаточно хорошо понять, что и как мы делаем всегда (обычно). И лишь затем удастся это изменить.  Как раз для самонаблюдения (узнавания, что и как вы делаете – в частности, когда говорите) и последующих изменений я предлагаю вам эту практику.

Практик работы с самим собой с целью изменения шаблонов своего поведения существует много. Однако речь имеет очень большое значение в том, как мы живём. Неспроста «вначале было слово», ибо «как вы лодку назовёте, так она и поплывёт»: всё наше восприятие происходит через обозначение чего-либо в словах, через речь. Именно речь (называние, обозначения с помощью слов) создаёт у нас чувства и мысли – именно те, которые только для нас связаны с тем, что мы считаем окружающей действительностью. И именно поэтому, изменяя свои речевые (понимательные и говорительные) привычки, мы действительно можем изменить свой мир. Расширить границы его восприятия. Уйти от проблем, которых могло бы и не существовать, не обозначь мы когда-то для себя мир и жизнь теми словами, которыми обозначили…

В общем, практику никому не навязываю, спорить о её значении не собираюсь. Кто хочет получить этот инструмент, предлагаю пользоваться. Написала о том, что поняла в процессе жизни сама и как использовала это понимание для себя, чтобы разобраться сощущением внутреннего баланса и его связью с разговорами в собственной жизни.

Для этой практики можно использовать любые моменты своего общения с людьми. Начните сначала наблюдать за собой (чтобы наблюдать за другими, лучше сначала развить своего внутреннего наблюдателя и хорошо осознавать происходящее внутри самого себя) во время бесед с разными людьми.





Как наблюдать за речью и на что обращать своё внимание?

1. В процессе коммуникации задавайтесь вопросом «О чём я сейчас говорю?», то есть, насколько информативна, содержательна и осмысленна моя речь: содержится ли в ней в данный момент что-то действительно важное с точки зрения передачи или получения информации, интересна ли она по сути и способствует ли она чему-то, что необходимо для улучшения коммуникации или познания чего-то ценного сторонами коммуникации. Очень важен и обратный вопрос «Что я сейчас слушаю (принимаю в себя в информационном виде)?»      

 Для чего следует задаваться такими вопросами?Знаете вы или нет, чувствовали когда-то или не думали о подобных моментах, однако, «пустое» сотрясание воздуха «пустыми» словами и даже пассивное участие в подобных беседах – путь к утрате собственной энергии. И вы наверняка это чувствовали как усталость после разговоров «ни о чем» с людьми, которые любят сплетничать, например.

Однако, вопрос о наполненности своей речи смыслом и содержанием нужно задавать в первую очередь себе, чтобы определить, чем наполнены внутри вы сами: ведь темы, на которые вы живо откликаетесь, или поводы для начала разговоров поведают вам именно о ваших проблемах и «болячках», за которые «цепляется» внешняя информация.

2. Заведите себе тетрадь или несколько листов для работы с речью. И когда некоторое время поработаете над первым вопросом, запишите те проблемы, которые вас по каким-то причинам очень волнуют.

3. Посмотрите на перечень волнующих вас проблем и пометьте те, которые вы действительно можете решить в своей жизни. Ими может быть либо работа с какими-то чертами своего характера, либо необходимость предпринять определённые действия для решения застопорившегося вопроса, который вы вроде бы и не помните, но о котором напоминает нечто извне. И, конечно, особенно отметьте то, на что вы повлиять не в силах (допустим, на присоединение какой-то из бывших соц.стран к блоку НАТО – этот пример взят мной из жизни, слышала горькие сетования женщины по этому поводу в магазине).

Четко осознайте, что вам необходимо для решения вопросов, которые находятся в пределах вашего влияния, составьте план и начинайте их решать. Не менее четко осознайте, что всё, на что вы не можете влиять, но на что тратите свои эмоции и силы – это «крючки», на которые вы цепляетесь благодаря воспитанным в вас убеждениям относительно, например, патриотизма. На деле от вас решение данных вопросов не зависит, а по факту выходит, что, обсуждая некоторые подобные проблемы, вы тратите свою жизнь не на себя. А ведь жизнь-то у вас в этом воплощении – одна, и наверняка она дана вам не для обсуждения проблем бывшего соц.лагеря. Согласитесь? В общем, отделите «мух от котлет» и не соединяйте их, пользуясь вопросами о том, что вы говорите или слушаете в настоящий момент.

4. Следующий вопрос для самонаблюдения (и само-оздоровления — этот вопрос особенно): «Каков эмоциональный подтекст моей речи?»

Приведу пример. Бывает, что вы разговариваете с человеком, и он вроде бы говорит о чем-то хорошем по содержанию, но вы при этом начинаете чувствовать себя не очень хорошо. При этом совсем не понимаете, почему? Происходит такое потому, что человек, рассказывающий вам о каком-то хорошем и интересном событии, даже не называя это в словах, на деле ощущает зависть относительно того, о чём рассказывает. Или не зависть, но любой другой негатив по поводу содержания своего рассказа. А вы (мы, почти все) улавливаете как раз не столько содержание, сколько эмоциональный фон рассказа.

Так, кстати, хорошо определять «токсичных» людей – о чём бы они ни говорили, эмоциональный фон их речи всегда негативный, или почти всегда, в большинстве случаев. Естественно, каждый решит для себя, нужно ли ему и для чего общение с людьми токсичными. Но у нас практика работы со своей речью, поэтому важно другое – следить, каков эмоциональный фон в процессе вашей собственной речи, ведь наши эмоции являются составляющими нашей энергии. В какие моменты вы наполняете свою речь негативом или позитивом, в какие моменты «выбрасываете» на окружающих вас людей свою отрицательно-заряженную энергию. Точно так же, как и с первым вопросом – выпишите себе перечень тем, которые вызывают у вас стойкий негатив. Осознайте, что на кого бы вы ни злились, а сами эмоции вы носите в себе, создавая в своем организме «отложения» негатива, и к тому же периодически выбрасывая его на ни в чем не повинных окружающих.

Поймите, это ваша энергия – и она или уходит с речью, или наполняет вас, или создаёт дисбаланс внутри вас.

С речью у человека связано большое количество энергии, именно поэтому словом можно и ранить, и оживить. Учитесь использовать свою речь для наполнения себя энергией. Как? Время от времени сохраняйте тишину – это лучший способ не-растраты себя в пустое.

 5. Последний важный вопрос: 

«Зачем я сейчас говорю это?» – то есть,

  • по какой причине мне сейчас так важно это сказать,
  • по какой причине именно тем людям или человеку, которые меня слушают в данный момент,
  • действительно ли это так значимо, что нужно об этом говорить вслух и кому-то?
  • что даёт сказанное мною мне или другим?
  • для чего я решил сказать нечто именно сейчас?
Отвечая на эти вопросы, вы сможете научиться осознавать свои «значимости», их реальную ценность и необходимость присутствия в своей жизни. Часто бывает, что мы думаем, что нечто обязательно нужно сказать кому-то – мы уверены, что таким образом поможем другому человеку, хотя о помощи в данный момент он нас и не просил. И, таким образом, мы придем не к взаимопониманию, а к разочарованию – оно всегда приходит к тому, кто взялся оказывать услуги, о которых его не просили. Бывает, что в процессе самонаблюдения с помощью задавания себе вопроса «зачем я это делаю?» мы начинаем понимать, что говоримое нами важно только для нас, а мы (по какой-то своей причине) считали, что и другим оно так же важно.

Ответ на вопрос «зачем?» поможет вскрыть наличие внутренних проблем на уровне смыслов человека. И заодно осознать, действительно ли эти смыслы имеют для вас смысл…





Задавайтесь этим вопросом, он поможет вам обрести баланс между говорением и слушанием других, как минимум. Другие полезные стороны практики этого вопроса каждый откроет для себя сам.

6. Не лишним будет помнить и ещё один момент: часто для хорошего взаимодействия с другими людьми достаточно послушать то, о чём нас просят, и выполнить эту просьбу, и всё. Как правило, почти все люди могут сказать, чего они хотят или хотели бы действительно в качестве вашей помощи. Однако, пока мы много и шумно говорим, мы не способны услышать других, а порой просто не даём им проявиться. Тем самым не имеем возможности услышать ни других, ни самих себя в спокойном состоянии. И, соответственно, наладить такое необходимое взаимодействие и ощущать себя в равновесии и радости.

Практикуйте работу со своим говорением и речью. И ваш мир изменится. И люди вокруг станут видеться в ином свете. И вы сами наполнитесь необходимой для вашей жизнедеятельности энергией и силой, если не станете растрачивать себя в никуда посредством очень важного инструмента взаимодействия с собой, людьми и миром – слов и всего, что за ними кроется. опубликовано 

Автор: Марина Сергеева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //psy-mast.ru/stati/biblioteka/tekhniki-i-uprazhneniya-dlya-samostoyatelnoy-rabot/praktika-raboty-s-rechyu/

Потеря себя

Поделиться



Человек теряет себя в отношениях, потому что думает «я же ничего не теряю».

Многие не догадываются, что себя можно потерять, поэтому так легко теряют. 

Почему бы не позвонить-написать-попросить-попробовать еще разок? Ведь я ничего не теряю! 

Многие рассуждают так: если я ничего не буду делать, я потеряю его, а если буду… ничего не потеряю, нет так нет. Они думают, что потерять себя невозможно. Вот же — они. Куда же они денутся? 

Оболочка может и никуда, точнее не сразу (в яме и тело разрушается), а вот содержимое еще как денется. 

Потерянный человек. Представляете себе, как он выглядит? Слабый, испуганный, не уверенный в себе, не чувствующий границ, не находящий в себе опор. Вот это — человек потерявший себя. 

Из той же серии — ожидание «последней капли», которой якобы должна переполниться «чаша терпения».



На самом деле эта чаша резиновая, она все время становится чуть глубже, с каждой каплей. Само собой это не прекратится. Порог допустимого все время немного повышается, это закон адаптации. Но люди думают, что у них есть какая-то «чаша» и ее можно наполнить, и как только наполнишь, ни одной капли терпеть больше не захочется и уйти будет легко. А пока чаша не наполнилась, попытка — не пытка, все равно ничего не теряешь. 

Потерять другого люди боятся, потерять себя — нет. 

На самом деле потерять себя — самое страшное. Мало того, что без себя вы окажетесь в аду, так еще и никому другому вы будете не нужны, от вас все расползутся в разные стороны. 

Потерянный человек — настоящий груз, он все время липнет или ноет, энергетика у него отрицательная как у вампира и никому он не нравится. Даже близкие возятся с ним на одном лишь чувстве долга, без любви. 

Попытка — это настоящая пытка, если вы пытаетесь навязать себя другому человеку, причем это пытка и для него, и для вас. 

Представьте себе, вы не нужны, вдумайтесь в это слово.Вы не нужны, но вам все равно, вы пытаетесь убедить человека взять вас на любых условиях. 

Недавно я прочитала пост во френдленте. Там девушка писала, что, делая зарядку, вдруг поняла, что такое самоуважение. Так много сил вкладывать в себя, в свое тело, и потом пытаться всучить это кому-то, кому все равно, безразлично, ну нет, это невозможно. 

Вот с этого ощущения ценности себя и ценности всех вложенных в себя усилий (своих и усилий родителей тоже, уважение к родителям дает почувствовать ценность себя) начинается самоуважение. 

Многие спрашивают: где взять волю, чтобы не страдать по тому, кто не любит? Да не нужно для этого воли. Воля нужна, чтобы по камешку разгрести большую свалку, которую в принципе можно и не разгребать. Вот тут нужна воля. А чтобы не страдать по тому, кто не любит, воля не нужна. Нужно всего лишь самоуважение. 

Если на это не хватает сил, не в короне дело. Корона никогда не закроет дыру, которую вы считаете по-настоящему опасной. А вот если вы думаете, что это ерунда, что вы ничего не теряете, то да, корона это может закрыть, чтобы не портить вам настроение. Если навязываться вам неприятно, но ничего страшного вы в этом не видите, корона вам поможет это закрыть и считать своей милостью и добротой. А если вы понимаете, что потеря самоуважения смертельно опасна, корона даже и не сунется. Все резинки оборвутся и она в сторону отлетит. Корона со смертельно опасными вещами играть не будет. Когда на вас поезд мчится, она не будет внушать вам, что вам это ничем не грозит и вы ничего не теряете, оставаясь на рельсах. 

Так и здесь, если вы поймете, насколько опасно сливать себя даже в собственных мыслях, вы не захотите этого делать, не будете себе врагом. 

Важно понять, насколько самоуважение необходимо, чтобы беречь его как зеницу ока. 

«Я ничего не теряю,» — думает мужчина и десятый раз набирает номер телефона девушки, которая ему не отвечает.

Он ничем не обижал ее, он понимает, что она не берет трубку, потому что не хочет его слышать, но он снова и снова звонит, решая, а пусть она думает, что я думаю, что я чем-то ее обидел. Ему кажется, что он ничего не теряет, на самом деле девушка думает с досадой, какой же он слабак, и то же самое думает про себя этот мужчина. Но он не хочет так думать, поэтому надевает корону и думает, что теоретически может быть, что она обиделась или не верит в свое счастье. 

«Я ничего не теряю, — думает мужчина. — Либо уговорю, либо нет, хуже уже не будет».

Но хуже обязательно будет. Хуже будет с каждой новой его атакой. Меньше ее уважение к нему и его самоуважение меньше. 

Девушка берет трубку и говорит ему, чтобы он больше не звонил. Если бы так сказали тому мужчине, каким он был вчера, он бы отстал, но сегодня это уже другой человек, он уже утратил самоуважение. Это человек, который десять раз подряд с интервалом в десять минут звонил, а в перерывах писал сообщения «пожалуйста, возьми трубку», «я люблю тебя, возьми трубку», то есть вел себя как подвешенный в воздухе. Стержня уже нет. Такому человеку терять нечего (хотя все еще есть чего) и он думает «не буду строить из себя гордого, я ведь уже показал, что я слаб», надевает корону «в слабости — сила» и начинает просить девушку дать ему шанс. Чтобы отшить надоевшего кавалера девушка начинает говорить ему обидные вещи. Она говорит, что он ей совсем не нравится, что она уже нашла другого парня, что ему ничего не светит, кроме дружбы. Но наш мужчина, которому нечего терять, все глотает и говорит, что на дружбу тоже согласен. Он цепляется за соломинку.

Ему кажется, что он потом «свое возьмет». Но без самоуважения у него не будет на это сил. Он и другое потеряет тоже. 

Человеку, который имеет достаточно самоуважения очевидно, что в любой момент, когда ты поймал себя на сливе себя, надо брать ноги в руки и бежать. Ни единого движения в ту сторону больше не делая, пока второй не вернет тебе все (что происходит при камбэке как раз, если камбэк полноценный, то есть второй готов на баланс), а если не вернет, забыть его и сделать только один вывод «никогда больше себя не предавать, беречь, держать в руках». Но у тех, кому «нечего терять», кто не понимает, как важно сохранять самоуважение, все наоборот. Они сливают себя дальше и дальше и остановиться уже не могут. 

Самоуважение для них — фикция.Как душа для воинственного атеиста. Хаха, давайте сюда вашего дьявола, я с удовольствием продам ему душу. Никогда ее не видел и она мне не нужна. А что, за эту абстракцию действительно много дают? Вот так же примерно думают и про самоуважение некоторые. Это чего еще такое? С удовольствием отдам за сумочку Гермес или даже дешевле. За две банки Вискаса для моего кота. 

Только шутки с этим плохи, честно говоря. Чем меньше у вас самоуважения, тем слабее стержень, границы плывут, самооценка скачет, а идентичность расползается. С вами можно сделать что угодно, благо никому почти это не надо и чем меньше у вас самоуважения, тем меньше надо. Вас обходят стороной, вас избегают. 

Даже в фашистских концлагерях вставал вопрос о том, что, полностью лишая людей чувства достоинства, непременно получишь дрожащие призраки, которые вообще не способны работать и заняты пожиранием чужих экскрементов (их рвет, они снова едят). То есть чтобы человек работал и сохранял адекватность, он должен сохранять и самоуважение. Когда самоуважения очень много, человек ни за что не будет рабом, он очень силен и смел, он герой. Если его подчинить силой, будет планировать бунт или побег. Когда самоуважения меньше, он согласится подчиниться, но будет копить силы для бунта. Когда самоуважения совсем мало, он будет рабом, но энергии в нем будет мало и работать он будет очень плохо. Когда самоуважения нет, он не сможет ничего делать, а будет просто есть экскременты, утратив даже чувство брезгливости и инстинкт самосохранения. 

Какая связь между унижением людей в лагерях и самоуничижением людей в отношениях? Самая прямая. Только при самоуничижении потерять себя можно намного быстрей, потому что отсутствует внутреннее сопротивление, которое всегда есть при попытке вас насильно подчинить. А здесь вы сами себе предатель и встаете на колени добровольно. Изнутри слить себя куда проще, чем когда вас пытаются заставить снаружи. 





То есть вот эта самоутверждающая сила (самоактуализация) — это и есть стержень человека. Его настоящее Я. Центр личности. Это аккумулированное самоуважение, автономный запас энергии в эго. И отдавая это по частице туда и сюда, очень легко потерять тот малый запас, который у вас имеется, вместо того, чтобы его нарастить. 

Теряется этот запас, когда вы себя предаете, а наращивается, когда вы отстаиваете свою независимость, когда даете понять другим, что уважаете вы себя достаточно, чтобы не идти на унизительные условия. И не идете. 

Но, обратите внимание, свою независимость нельзя отстоять, нападая. Только оставаясь в границах.

Когда вы лезете к кому-то или бегаете за кем-то, чтобы ему что-то доказать, объяснить про свое самоуважение, вы точно так же сливаете себя, как если бы вы липли и жалобно просили. Все равно в какой форме выражается ваша навязчивость и липкость, в мягкой или грубой, вы все равно демонстрируете зависимость от этого человека, в то время, как вы ему не нужны, он к вам не лезет. В грубой даже сильней демонстрируете, поскольку «выходите из себя». 

Вы можете почувствовать от этого упадок сил (или наоборот прилив агрессии) и еще большее желание достать этого человека. Но если он закрыт в своих границах, вы будете бессильно кидаться на стены и терять себя все больше. То есть не важно, как вы демонстрируете человеку, что его персона для вас важнее вашей собственной жизни, главное, что вы это делаете, а значит сливаете себя. Скорее всего вы даже укрепляете его, увеличиваете масштаб его персоны в глазах других (так работает, например, черный пиар), но если даже нет, себя вы ослабляете точно, превращаете в чужой корм вместо того, чтобы кормить свою персону. 
 

Когда вы все время пишете о каком-то человеке, вы должны подумать: а он пишет о вас? Если вы все время пишете о нем, говорите о нем и думаете, а он о вас не пишет и даже не читает, вы скармливаете себя его персоне. Если вы мониторите его странички после расставания, а он о вас забыл, вы скармливаете себя его персоне. Не ему! Ему вы не нужны. Лярве в своем поле, которая скоро так вырастет, что совсем возьмет вас в рабство и вы перестанете отличать ее волю от своей. 

Это не касается случаев, когда вы читаете страницы не ради персоны, а ради информации, которую вы хотите использовать для себя (сможете или нет не так уж важно,главное, что в центре намерений — ваш интерес, ваша польза, это укрепляет вас). Если же пользы лично для вас нет и быть не может, а это только бесконечное следование по пятам за человеком и интерес к его персоне, жизнь в его поле, дело плохо. Вы теряете самоуважение и возможно от него уж почти ничего не осталось. 

То есть это любых отношений касается, не только любовных. Это касается любого вашего врага или объекта вашей зависти, вашей обиды, на работе, в семье, в интернет-пространстве, любой значимой для вас персоны. Как она вас задела, зацепила и спровоцировала, не важно, главное, что вы теперь сливаете себя. 

Но любовных отношений касается в первую очередь, потому что во всех других отношениях вы ждете хоть какую-то выгоду для себя, а в любовных отношениях единственная выгода — отношение к вам. И если вы интересны намного меньше, чем вам интересен человек, но вы продолжаете думать о нем и говорить, значит вы соглашаетесь отдавать свою энергию (внимание) по сниженной цене. Вы признаете, что намного дешевле, ничтожней этого человека. Значимость его в общем поле в разы больше и вы согласны на дисбаланс. Вы готовы быть ниже и меньше. Вы предаете себя, чтобы поклоняться ему. 

А надо вам в этом момент дистанцироваться и забрать у персоны, с которой у вас дисбаланс значимостей, свое внимание. Потому что она его совсем не ценит, а для вас это — самая большая ценность, это ваша энергия, она должна быть направлена на вашу жизнь. опубликовано 

Автор: Марина Комиссарова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: evo-lutio.livejournal.com/444102.html

Горе, которое может передаваться по наследству

Поделиться



Можно ли получить депрессию в наследство? Кто-то получает в наследство фамильное серебро и дом под Питером, а кому-то достаётся в наследство горе. Именно оно становится причинной депрессии.

Наследство – это же то, что мне изначально не принадлежало, что было чьим-то, принадлежало кому-то до меня, моему родственнику, предку.  И горе бывает таким же. Только по наследству передаётся не всякое горе, которое произошло когда-либо в вашей семье, а лишь неотгорёванное, не прожитое, когда человек, который должен был горевать и плакать, этого не сделал, не смог, не успел, не стал. 

И тогда горе «захоранивается» в семейной системе, хранится в ней, передаваясь как родинка на щеке или родимое пятно на животе, в следующее и следующее поколение.  Как если бы более старшее поколение бессознательно бы делегировало младшему это горе пережить вместо них. Но горе на то и захороненное,что не очень-то младшее поколение в курсе о том, что произошло, об этом-то не особо и говорят… А кстати, о чём?

Горе, которое может передаваться по наследству и стать причиной депрессии у ныне живущего поколения, связанно с самыми серьёзными потерями для рода. это утрата, гибель детей. чаще не одного, а нескольких. потеря своих детей тогда, когда они были ещё детьми.





Война, геноцид и голод не очень-то способствовали выживаемости детей. Вымирали целыми семьями. Бывало так, что и плакать было уже некому.  А выжившим было не до слёз. Да и забыть поскорее они хотели всё это, вычеркнуть из своей памяти. Те, кто прошёл войну, предпочитали о ней лишний раз не говорить. А о том, что твои братья и сёстры умерли от голода у тебя на руках, если и говорят, то далеко не со всеми.

Итак, мы –  30- 45 летние.

Наши бабушки и дедушки прошли голод, войну и геноцид.  Кого-то задело меньше, кого-то больше. В чьей-то семье потери были существенные. На Кубани, например, во время голодомора в 30-33 годы вымирали целые деревни. Женщины -матери, которые могли бы оплакать потерю, выживали редко. А детям, выжившим в страшный голод и пережившим всё это,  было не до слёз. Так и застыли они от ужаса и схоронили этот ужас глубоко внутри себя.

Дети, рождаемые в глухих деревнях из принципа «дал бог детей, даст и на детей» и не пережившие даже период младенчества; дети, рождённые во время войны и умершие один за другим; дети, попавшие в концлагеря; дети, оставшиеся без попечения родителей, и сгинувшие на просторах нашей необъятной Родины – кто плакал по ним? Было ли кому? А что стало с выжившими? Если не весь род вымер, а осталось из 5-6 детей двое или остался один из десяти детей.

Что с ним? Каково ему?

Он будет изо всех сил жить. И постарается забыть, запрятать, схоронить все ужасы, которые он видел, так глубоко, как только способен. Чтобы никогда не вспоминать, никому не рассказывать, стереть из памяти, всё что он пережил, всех, кого похоронил, и то как это было. Он запрячет всё это переживание ужаса глубоко вовнутрь и оставит в неприкосновенности. В таком виде и передаст своим детям «ядро меланхолии» или «захороненное горе» – нетронутое, неоплаканное, застывшее в немом крике от ужаса горе.

Первое поколение.

Но у него же тоже появятся дети. Дети, рождённые сразу после войны.Дети, которые живут сами по себе, как трава, дети не имеющие никакой ценности. Очень самостоятельные дети. Могущие всё сами – и обед приготовить и в доме управиться и на огороде наравне со взрослыми поработать.  Их можно отправить на поезде   одних за несколько тысяч километров или в четыре утра через весь город пешком в молочную кухню, да куда-угодно. За них не страшно. И не потому что время было другое – «тихое и спокойное» – сразу же после войны, ага… А потому что дети ценности никакой не представляли.  «Помрут и помрут, вон сколько тогда-то померло… и не плакал никто». Чтобы этих ценить, надо тех вспомнить. И завыть от ужаса и боли. И признать, что такое горе произошло, что не приведи Господи. И плакать, и вспоминать, и каяться… А ну-ка с виной выжившего встретиться… “Они то померли, а я-то жив, не приведи Господи… Уж лучше никогда не вспоминать. А дети – это так… «моё говно», да и кто их считает…”





Тревожные, надолюбленные, неоценённые, но очень сильные и самостоятельные дети родят своих детей. И будут очень сильно за них переживать, бояться потерять и от всего лечить. Проявляться их депрессия будет не в форме апатии, а в форме тотальной тревоги. Где-то на подкорке они чувствуют, знают, что ребёнка можно потерять в любой момент.  С одной стороны, – ими движет страх за своих детей, с другой стороны, – «меланхоличное ядро» требует отгоревать, поплакать, похоронить детей…

В конце концов похоронить и отплакать детей!  И живёт женщина с этим горем внутри, с этим тотальным страхом, тревогой за жизнь своих детей. С горем, которого в её жизни не было, она-то детей не теряла. А чувства у неё такие, что это она где-то их бросила, где-то оставила, где-то потеряла, похоронила, но не отплакала. Живёт с горем, переданным по наследству, и проецирует это горе на своих детей. Которые, отвечая на потребность матери, будут усиленно болеть.





Второе поколение.

«Когда мне плохо, моей маме сразу легче». «Моя мама с детства любит меня, обращает на меня внимание, когда я болею». «В нашей семье любить – это значит тревожиться за другого».

А чего не болеть, если тебя любят только больного?

Болеть – значит получать любовь, заботу и делать счастливой маму, как бы не абсурдно это ни звучало. Ну а кто не хочет сделать маму счастливой?

«Меланхоличное ядро» продолжает своё путешествие. В этом поколении депрессия проявляется в форме соматизации. Люди ищут причину для горя, равноценную тому огромному ужасу, который у них живёт внутри.

Но ничего не находят. Вот если только… болезнь. Серьёзная, страшная, основательная, чтобы между жизнью и смертью, чтобы в напряжении держала весь род. Тогда ужас, живущий внутри, уравновешивается с ужасом, происходящим снаружи. Если люди освобождаются от болезни (удаляют забелевший орган) или  болезнь переходит в ремиссию, то начинает накрывать депрессия, просыпается «меланхолическое ядро».

 

Третье поколение.

И у этих детей есть дети. Если они решаются их конечно завести. А вот эти дети появляются на свет с депрессией в форме меланхолии. Это самая тяжёлая форма депрессии. Этим детям приходится постоянно с ней как-то справляться. Грусть, которая постоянно почему-то внутри.





Четвёртое поколение.

Это поколение пытается воспроизвести картину горя, произошедшую в семье. Или дети погибают один за другим. Или женщина делает количество абортов, равное количеству погибших детей, потерянных родом.С одной стороны, – она может пытаться бессознательно восстановить утрату, сколько род потерял, столько и родить. С другой стороны, – у рода есть потребность похоронить и оплакать.  Она пытается  бессознательно обе эти потребности удовлетворить, чтобы разрядить «меланхолическое ядро».

Пятое поколение повторяет путь первого. Депрессия переживается в форме тотальной тревоги за жизнь и безопасность детей.

Шестое поколение – путь второго. Депрессия выражается соматически в форме системных заболеваний.

А седьмое поколение –  путь третьего. Депрессия – в  форме меланхолии.

До седьмого колена живёт потеря внутри рода. Следы её тянуться до седьмого поколения.

***

Исследуя эту тему в терапии и встречаясь с её отголосками в историях клиентов, я прихожу к выводу, что у пути «меланхолического ядра» и его наследования есть вариации. Этот путь может идти внутри поколения, и формы депрессии могут распределятся среди детей одного поколения.

***

Каждому из нас хочется знать, что с нами происходит. Если причины ситуативной депрессии можно достаточно легко выявить – потеря ли это, расставание, не прожитое горевание, переживание кризиса, и с этими причинами можно эффективно работать в терапии, что приводит к исчезновению депрессии, – то как работать с депрессией, доставшейся в наследство?   Ведь, чтобы пережить горе, его надо обратить к тому, о ком горюешь. И нельзя пережить не своё горе, отгоревать, оплакать вместо кого-то. Можно пережить только своё.  Хорошо, когда   в роду  есть хотя бы осколки рассказов, воспоминаний о том, что же произошло «тогда».  В этом случае в терапии можно пережить  всю гамму чувств  к ситуации, к людям, ко всем, кто был там и в особенности к тем, кто умер, не дождавшись тебя, не порадовавшись твоему рождению, не встретив тебя в этом мире. Кто не стал твоим бабушкой или дедушкой, тётей или дядей, кто не улыбнулся тебе, а ушёл, оставив тебя сиротливо ёжится в этом враждебном мире. Можно позлиться. И позавидовать своим детям, что у них это есть.

Переживание горевания наполнено массой противоречивых чувств – в нём и жгучая обида, и злость, и жалость, и любовь, и тоска, и сострадание и чувство вины и отчаяние, опустошение, одиночество. Переживая потерю в горизонтали своей жизни, мы проходим все эти чувства, и если не блокируем их, то горе затихает, рана заживает, и через некоторое время уже отзывается не болью, а тихой грусть и благодарностью, надеждой и верой в жизнь.

Горе, произошедшие в нашем роду, стало непосильной ношей, для тех, кто выжил. Оно поднялось по древу жизни к следующим поколением, осталось незаживающей раной в сердце каждого вновь рождённого. Пережив свою часть горя относительно произошедшего, мы можем разрядить часть ядра. И сделать трагедию, доступной для оплакивания, сделать частью истории нашего рода, тем, по чему можно горевать и грустить, о чём можно знать и помнить, но не обязательно тянуть с собой.

Каждаяистория когда-то завершается. Но какие-то тянутся слишком долго.

Мы не рождаемся чистым листом в стерильной среде с идеальными родителями. История поколений так или иначе звучит в нас. Она оказывает влияние на качество нашей жизни, на то как мы проживаем свою собственную жизнь. И на жизнь наших детей и внуков.
Какой она будет, что они возьмут с собой, отчасти зависит  от нас. опубликовано 

 

Автор: Ирина Дыбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: dybova.ru/otzyvy/

Случайная встреча...

Поделиться



Всё случайное в нашей жизни – не случайно

 

А Боги смеялись все утро и вечер
Смешила их фраза: «Случайная встреча»…





 

Они от души, аж до слёз хохотали:
Наивные люди! Вам шанс просто дали!

Случайностей мало, счастливых – тем паче!
Всю жизнь можно ждать, свято веря в удачу…

А мы вас столкнули совсем не случайно,
И что с вами будет, поверьте, не тайна…

«Случайная встреча» в толпе многолюдной…
Средь сотен людей… – настоящее чудо!

Так в жизни бывает порой… невзначай:
«Случайная встреча» – знак свыше – с луча…

Совпали маршруты и время, и дни…
Совсем не случайно столкнулись они.

Понять бы всё это ещё… чтобы впредь
Любимых своих – как зеницу беречь!
 

 

© Ирена Буланова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: fit4brain.com/9739

Всегда может быть хуже: Сила Благодарности

Поделиться



Всегда может быть хуже: сила благодарности и перспективы

 

«Когда вы проснётесь утром, подумайте о том, какая это драгоценная привилегия быть живым – дышать, думать, наслаждаться, любить». (Марк Аврелий) 




 

На днях я врезалась в машину своего мужа по дороге на встречу. Я не видела её в зеркалах. Было очень темно. Я оставила в передней части его автомобиля огромную вмятину. Излишне говорить, что это очень сильно меня расстроило. 

Я чувствовала себя ужасно. Я, правда, не заметила её. Я начала медленно сдавать назад, а потом… бац. Упс. 

Я нехотя открыла дверцу и выглянула из машины, чтобы оценить ущерб. Мда, муж вряд ли обрадуется такому «сюрпризу». 

Я представила, как он вскипит, когда узнает о том, что произошло с его автомобилем. 

В тот вечер между нами образовалась гигантская пропасть. Где взять деньги на франшизу [прим. освобождение страховщика от убытков, не превышающих определённого процента от страховой оценки] и ремонт? Мы легли спать в полном молчании. В порыве жалости к себе и под гнётом чувства вины я разрыдалась. 

В тот период на нас навалилась целая куча неприятностей: проблемы со здоровьем, сломавшийся отопительный котёл, перебои с электричеством, разбитый автомобиль. Прямо какая-то чёрная полоса в жизни.Почему это происходило именно с нами? 

Наши мысли обладают невероятной силой. Они способны мгновенно вызвать цепную реакцию бурных, непреодолимых эмоций. 

На следующее утро после того, как я врезалась в машину своего мужа, я узнала, что у моей подруги – прекрасной женщины, хорошей матери и жены – в автокатастрофе погиб молодой сын. Внезапно все мои переживания насчёт вмятины стали казаться мне нелепыми.

Когда-то мне пришлось пережить то же самое. Я также была матерью, чей ребёнок умер в результате страшной аварии. Помню, как я лежала беспомощная в помятом автомобиле и звонила в скорую. Через мгновение мою дочь уже увозили на машине в травматологический центр, а меня – в местную больницу. Это был последний день, когда мы разговаривали и обнимали друг друга. С тех пор прошло восемь лет, а такое ощущение, как будто это было вчера. 

Мои глаза наполнились слезами. Я знала, как чувствует себя мать, которая недавно потеряла своего ребёнка. Я проглотила комок, который подкатился к горлу после того, как на меня нахлынули воспоминания о том страшном дне, когда я попала в аварию вместе со своими детьми. 

Узнать, что ваш любимый ребёнок умер – это худшее, что может быть. Вас охватывает адская, парализующая боль. Вам кажется, что вы задыхаетесь. Вам хочется кричать в ужасе и недоумении. 

И это может длиться месяцами и даже годами. Вы отчаянно пытаетесь проснуться от этого кошмара, однако, к сожалению, это не сон. 

Моё сердце ныло. Жизнь несправедливо поступила с моей подругой в то зимнее утро, забрав у неё ребёнка. Однако от этого никто не застрахован. Потеря. Горе. Они настигают нас в тот самый момент, когда мы меньше всего этого ожидаем. Мы падаем в пучину горя и отчаяния. А что потом? 

Когда вас преследует стресс, напряжение и трудности жизни, остановитесь и начните искать благодарность. Поблагодарите Вселенную хотя бы за то, что вы живы. 

За то, что машину, которая сломалась, можно отремонтировать. За то, что у вас вообще есть машина.  За то, что у вас есть дом, хоть он и нуждается в ремонте.  За работу, которая является тяжёлой, однако позволяет вам оплачивать счета. За своего ребёнка, который вредничает иногда, однако растёт сильной личностью. За тот день, когда он появился на свет. 

Найдите перспективу. Примите её. Старайтесь во всём увидеть чудо и не теряйте надежды на то, что завтра будет только лучше. 
 



Цените то, что вы можете видеть все краски заката. Цените то, что вы можете слышать прекрасное пение птиц. Цените то, что вы имеете возможность слепить снеговика вместе со своим ребёнком. 

К сожалению, многие из нас понимают что-либо только тогда, когда в их жизни случается трагедия. Ежедневные проблемы угнетают, однако всегда найдётся человек, которому приходится хуже, чем вам. У вас сломалась машина, а кто-то скорбит, поскольку потерял часть себя и теперь пытается заполнить пустоту, образовавшуюся в глубине души. 

Итак, попробуйте вместе со мной. 

Оторвитесь от своих дел. Сделайте шаг назад и представьте себя на месте другого человека, который столкнулся с потерей близких. Возможно, вы вряд ли сможете его понять, однако осознайте потерю и то глубокое горе, которое он сейчас испытывает. Это не так просто. 

Сделайте глубокий вдох, впитайте в себя лучи солнца. Помните: есть много людей, которые будут невероятно благодарны за то, что вы уже имеете. 

Все проблемы, с которыми вы сталкиваетесь, ничтожны. Благодарите за подарки, которые вам преподносит Вселенная. Не принимайте их как должное.  опубликовано 

 

 @ Daphne Greer 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: muz4in.net/news/vsegda_mozhet_byt_khuzhe_sila_blagodarnosti_i_perspektivy/2017-03-19-42852

Получать, ничего не отдавая

Поделиться



Все заметили странную тягу молодёжи к пассивному доходу: «Модель, которая приносит вам 200 долларов ежедневно! Работайте 15 минут в день!», «Не делайте ничего, но деньги упадут на ваш счёт». Или трехчасовые рабочие недели, о которых так любят говорить. И всем это нравится! Нравится получать — ничего не отдавая.

Но если рассуждать логически: в природе, в мире и в бизнесе не бывает так, чтобы вы получали, не отдавая взамен.





Это элементарный закон сохранения энергии. Он работает везде: в отношениях, в природе, в предпринимательстве. Чтобы зарабатывать 10 тысяч рублей в день, нужна причина, по которой вы получите эти деньги. Причина — ваши навыки, продукт, опыт и ваш труд.

Как это было в СССР?

Я не жил в Советском Союзе. Вернее, начало моей осознанной жизни пришлось уже на время после его распада. Смутно помню лишь очереди и талоны в раннем детстве. Но то, что я запомнил из прочитанных книг и журналов и мне сильно понравилось — это культура труда.Труд как ценность. Призыв к тому, что нужно много работать.

Прежде чем вы разберётесь в теме и научитесь делать правильные действия, отделяя их от неправильных, проработайте много «руды». А эта «руда» — и есть труд. Чтобы понять, в какую точку бить, ударьте 10, 20, 50 раз хотя бы куда-нибудь.

Зачастую, когда я говорю что-то человеку,предполагая большое количество упорства с его стороны, вижу некое разочарование в его глазах. Что-то вроде: «Ой, да тут работать надо… Нет, извините, меня к этому не готовили», «Здесь надо работать? Тратить личное время? Решать проблемы? А нет чего-нибудь попроще?».





На рынке труда есть огромное количество людей, которые оценивают себя тысяч на 100 и не меньше, но при этом ничего из себя не представляют. Они не имеют опыта, а за плечами отсутствует результат. Они считают, что диплом или факт работы в какой-то компании, где они тоже ничего не делали, уже гарантируют им зарплату в 60 тысяч. Нет, друзья. Давайте работать.

«Без труда не выловишь и рыбку из пруда» Приучите себя не гнушаться работой, трудиться много и усердно.





Воспитывайте культуру трудолюбия в себе и других: в своих детях, подчинённых, сотрудниках — тогда всё получится. А вот без трудолюбия у вас точно ничего не выйдет.

 

Автор: Михаил Дашкиев

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: molodost.bz/article/o_culture_truda/