Трасформации Перу: Чувство дома

Поделиться



В продолжение: Транформации Перу: Начало

 

Утром мы вылетели в Лиму. Меня снова преследовали радуги, я обнаруживала их, снимая облака сквозь иллюминатор самолета. Они преследовали меня на всем пути в Перу на земле и в небе: в преломленном свете стакана с водой и в отблеске случайного солнечного луча, пронзающего найденную призму в стекле витрины, окна, циферблата, смело и убедительно разложившего на ярчайшие цвета белый свет, такой настойчивый и вездесущий. Я тогда еще не догадывалась к чему это.

Этот город встретил нас во мгле сырого тумана. И этот туман — его дар. Здесь никогда не идут проливные дожди, то есть — совсем никогда. Здесь — каменистая горная пустыня, раскинувшаяся на многие сотни километров, что хорошо видно с самолёта. И только туман — единственный источник, утоляющий жажду скромных редких кактусов, ну и, конечно, река, пересекающая город, в своём безудержном стремлении к океану.





 

Река здесь — чёрная, укутанная в бетонное, стометровое в поперечнике, русло, стремительно несущаяся узким, в метров пять, абсолютно чёрным ручьём.

Есть верование, что река эта – говорящая, и говорит она о состоянии этих мест, о делах в городе. Реки, на самом деле, действительно говорящие, даже если мы и не думаем так о них, даже если не ожидаем — вода  знает… Она — расскажет...Как и человек, когда молчит — ещё громче кричит о себе, и даже буквы его слов не мешают слышать его истинные смыслы.

Через реку есть мост. Он ведет в район «куда нельзя», и мы туда не пошли — мы поехали туда на такси.  Туда нельзя, потому что там начинаются трущобы, фавелы, иначе говоря — район гетто. Нельзя, опасно — говорят добрые местные жители, всем очевидным туристам. Из-за криминальной обстановки таксисты не очень любят туда возить. Но мы уговорили одного, и он, предварительно закрыв окна в машине, повёз нас на смотровую площадку — ближайшую гору, мимо экзотических, похожих на стихийный человеческий муравейник, некачественных домов, разрисованных ярким качественным граффити.

На вершине было пусто, стоял 20-ти метровый крест, киоск и полицейский. Мы приехали в самый полдень в жару, и поэтому опасаться было некого и мы вышли из машины и осмотрелись.

Отсюда был виден город и его благополучный центр, площади, соборы, угадывались набережная и наш отель — все с этого расстояния было однородно-бежевым в пелене бурой влажности, как будто и не было в этом городе социальных различий.

И я подумала, что  отсюда, с большого расстояния, ландшафт равнозначный, как и жизни многих, так социально разных людей, которые под «занавес» становятся равнозначными по объёму своих переживаний. В финальной части жизни человека не так уж важно, какими переживаниями была полна эта жизнь: позитивными или негативными, важно лишь, что она была «полна», а не пуста, а пустой она может оказаться при любом социальном положении человека.




Я подняла камень с пыльной вершины, такой же бежево-серый, и мы поехали обратно. Вернувшись домой, я его отмыла — он оказался цветной, с характером…

Район Мирафлорэс, в котором мы остановились, был совсем иной: цветной и ухоженный. На возвышении обрамлённая серыми утесами, салатовая набережная. Здесь -  современная цивилизация в полном расцвете: поливочные системы, стриженые кусты, клумбы, спортплощадки, беговые и велосипедные дорожки, парапланы, садящиеся и взлетающие с поляны высотного парка, ленты (slackline) натянутые канатоходцами, йога на траве. Внизу, у прибрежной кромки — масса качающихся на волнах сёрферов.

Днём мы осмотрели исторический центр Лимы и его характерными балконами и храмами. Балконы деревянные — из крепчайшего стойкого кедра — свисали подобно огромным резным навесным шкафам с наружных стен домов, что было очень неожиданно, и, безусловно, являлось визитной карточкой города.

Музей керамики (музей Ларко) взламывает воображение — я пожалела, что сюда мы пришли в конце нашей экскурсии по Лиме. В музее столько такого, что я могла бы в нем прожить пару суток: смотреть, фотографировать, зарисовывать и, воспроизводя подробности прошлого в своём воображении, выдвигать гипотезы и делать открытия. Возле целого ряда артефактов можно залипнуть и утратив ход времени, распаковывать концепции о том, КАК это нужно было жить, мыслить, чувствовать, бояться и желать — чтобы сотворить и пользоваться такими неожиданными предметами....





 

Утром следующего дня я пришла в спортивный парк со своим «спортом» и развесила верёвочки «Альфа-Гравити». С системой «Альфа-Гравити»у меня личный договор: я пообещала ей и себе, как хотите, что буду рекламировать её всей собой, везде, где путешествую (любопытствующему, о чем это – “Альфа-Гравити” — да отворят… и гугл вам в помощь).

Тело, соскучившись по нагрузкам и преодолению гравитации, тянулось по кошачьи, кувыркалось в воздухе и замирало в разных «вкусных» асанах. Я наслаждалась тем, как меня много, если смотреть на себя изнутри посредством ощущений, и как меня становится больше и звонче, если я достигаю предельных физических состояний и наблюдаю закожное пространство посредством ощущений.

Зависала я на верёвочках, свисающих с турника, на радость приостанавливающимся бегунам. Пусть смотрят и поищут в интернете, или сделают сами, но пусть знают, что это возможно и даже «как- бы» легко — смеялась я внутри, зная, что не все то, что выглядит снаружи просто, таковым является изнутри.

 




 

Я не могу задержаться здесь, у меня ещё большая программа в этой стране, в обед мы улетаем в джунгли Амазонки к индейцам племени Шипибо.

В полёте меня снова преследовали радуги: в небе, в стакане, в отблеске иллюминатора — я наслаждалась столь чистыми цветами и думала о том, как же удивительно богат красками Белый Свет…

Тарапото (север Перу)В гостях у шамана

Бамбуковая роща и шумящая река обрамляли нашу следующую обитель.

Здесь был рай ничегонеделания. Температура +28, тропический густой дождик для разнообразия, и живность, активно скачущая по верхним веткам тропического леса обезьянки — как длиннохвостые мишутки любопытно охотились за мной, пока я охотилась за ними с фотоаппаратом. Огромные бабочки пугали своей внезапностью, а грифы восхищали своей парящей медлительностью.

Цветы на растениях откровенно и бесстыдно выделялись на фоне общей зеленной массы, кричали своей наглой яркостью и удивляли своим упругими воскоподобными лепестками, формирующими их выразительные тела, в тени которых спали местные кошки. А может они ждали своих колибри?Цветы и кошки — ждали своих колибри.





 

Гамак довершал картину райского сада.

Когда я отправлялась на завтрак, я смотрела под ноги, чтобы не поскользнуться на спелых манго. Мои друзья снимали подножные фрукты на фото для того, чтобы удивить своих сибирских знакомых.Скучающее изобилие манго под ногами — картина на земле, похожая на сезон абрикосов в Одессе.

Когда мы приехали в отдалённую индейскую деревню, чтобы познакомиться с культурой и традициями индейцев Шипибо, дети местной шаманки, лет 9-ти сын и дочка обняли меня с двух сторон, как родную и тысячу лет знакомую равную подругу.

Дети здесь удивительные: распахнутые, наполненные вниманием, приятием и любовью — делящиеся щедро теплом и любопытством.

Здесь такие дети, что слово” искренние” звучало бы в описании их поведения просто пошло, это какие-то лучистые существа — светящиеся тихим и смелым светом создания природы. Девочка с большими глазами и длинными черными волосами напомнила мне мою дочь, которой в таком же возрасте я стала заплетать её распущенные, свежевымытые косы, на радость её тяге к «обнимашкам» и расположенности к тактильному знакомству.

Я поняла, как же отлично наше сознание эгоцентристов от непосредственных, открытых и любопытных душ индейцев племени Шипибо. Когда я сделала пару портретных снимков детей и протянула камеру, чтоб показать их девочке, она взяла мой фотоаппарат и, равнодушно пропустив своё изображение, стала рассматривать мои фотографии, сделанные в Одессе — они ей были интересней, чем её собственные портреты.

Например, дети в Индии напротив, очень стремятся себя разглядеть, когда я показывала им камеру, первым делом ищут себя.

Индусы тоже любят белых гостей, даже стремятся подражать белым — завидуют. Здесь же, у индейских людей в Перу, любопытство имеет совсем иную окраску. Любопытство, в котором индейские дети остаются собой, самодостаточными и самоценными, но при этом как бы спрашивают: а как здесь у тебя, покажи?! И в ответ, вместо восхищенной зависти, я чувствую тепло, тепло и умиление, в котором -хорошо, что я это я, а вы это вы, это же чудесно!!!





Совершенно новое безоценочное и безсравнительное любопытство. Я таких чувств не наблюдала в себе очень давно: простых и свежих, без заискивания, игры, флирта и социальных расшаркиваний. Чистое любопытство, без идей, и концепций — как любопытство смелого животного, не знающего, насколько же оно само по себе прекрасно в своём любопытном порыве.

Я растаяла от такой чистоты. Села на землю у стены дома шамана и расплакалась от умиления красотой этих мест и этих человеческих созданий, поглаживая ткань, подаренную шаманом, расшитую вручную неоновыми узорами племени Шипибо. Дети облепили меня с двух сторон и стали гладить по волосам, как кошку.

И я училась у этих детей любопытству такого качества — чистому и безсравнительному. Хотя есть взгляд, что такой первичный опыт открытости и ясности восприятия, опыт, который касается не технических, а психических расширенных состояний,мы не учимся получать, мы вспоминаем его, вспоминаем то, что умели когда-то, но в процессе взросления умудрились  забыть. Обнаружив это, и восстановив свои расширенные состояния, мы как будто возвращаемся домой.

Удивительно, что находясь у таких вот близких с природой народов мы, современные люди, можем вспоминать и восстанавливать себя подлинных, природных, диких и человечных, без идей и концепций об этом — через живой контакт и опыт сопричастности их культуре.

Ещё в этих местах много горячих источников. Вулканическая активность молодых гор способствует  такому природному эффекту естественных бань. Несколько купелей разной температуры, находящиеся под открытым небом в обрамлении зелёных гор, прогревают тело целиком и до костей и охлаждают его, уравнивая разные температуры отдельных участков тела в едином процессе последовательной смены температур. Горячие купели снимают напряжение в тканях, делая нас однородными и сонастроенными со своими отдельными, порой разрезанными в ощущениях частями, объединяя в целое пульсирующее живое биологическое сознание. В процессе мы вспоминаем себя живыми через яркие ощущения в теле и постигаем, что наше телесное сознание  всегда колышется в объятьях матери природы.

Чувство дома приносит покой и стирает чувство времени. Некуда спешить и нечего менять, все на своих местах в пульсирующем бытии — как было  всегда

Из этих мест мы улетели снова в Лиму, а оттуда поехали вдоль Тихого океана на юг, в Паракас.

Паракас – это, по отношению к Лиме, столице Перу, как Крым к Украине — курортная территория. Не потому, что океан здесь теплей, нет. Но он спокойней, здесь огромная лагуна (полуостров), которая гасит большую волну. Внутри вогнутой береговой линии ютятся маленькие цветные пляжи. Ну и, конечно, отели, созданные для отдыха местной элиты.





 

Здесь, по предусмотрению Волшебника, мы встретили мой официальный астрономический ноль — то есть День Рожденья, с которым, по иронии судьбы, совпадает массовое празднование Нового Года. Поэтому мой персональный праздник, если я оказываюсь в это время в людном месте, оказывается гулким: с отсчетом времени, шампанским, массовым ликованием, загадыванием желаний и танцами, и мне это нравится, ведь мой День Рожденья обречён быть праздником,  хочу я этого или нет — он гарантирован мне на земле в это историческое время, как гравитация. Есть — и всё!  Нравится тебе это или нет — праздник будет, и есть в этом надёжность и нечаянная забота мира — это умиляет меня.

А мой любимый позаботился обо мне и… кости крокодила — маленькие текстурные квадратики, выбеленные солнцем, что я нашла на острове в русле центральной Амазонки год назад в Бразилии, те самые, что удивляли своей совершенной текстурой и дикостью, теперь неожиданно предстали передо мной в дивном ювелирном изделии, ожерелье-трансформере из белого металла. Выполненное как точная копия пластинок спинки рептилии, оно поблескивало крохотными бриллиантами. Ожерелье стало моим талисманом и артефактом — подарком из мира драконов.

Точная копия диких костей каймана амазонки в диком дизайне Миши Ревы. Ну, конечно, это об этом они переговаривались с Джином несколько месяцев назад в Одессе! Как же это здорово, что “Великий зодчий” — так называет Михаила Реву мой любимый, не может не вчувствоваться в город, в человека или в событие, которое отражает в своём искусстве. Вернее, он, скорее, проникает сознанием внутрь  события или человека  и достаёт оттуда предмет или целый памятник, ведь для настоящего шамана, обитающего сознанием в мире Духа, ни масштаб, ни время не имеют значения – он все равно сумеет изъять суть и воссоздать её в материи.

Я растрогана. Михаил Рева — для меня современный шаман… Плачу.

Мы спускаемся к людям из своего уютного номера, за пять минут до Нового Года.

Который мы, по ощущению, отпраздновали уже минимум пять раз, поздравляя своих друзей из восточного полушария. На огромном мониторе, перед которым стоят люди с бокалами, отсчёт времени идёт в обратном порядке, но я танцую, я не пью шампанское, я ем виноград и снова танцую...

У нас нет времени, нет возраста, нет границ и даже нет никаких возможностей. Ведь идея о возможностях — это о чем-то нездешнем! Возможности — вздор! У нас есть только это пульсирующее живое настоящее — земля под ногами, воздух в лёгких, сопротивление гравитации в теле и музыка в душе — и все это есть в сейчас, и нет ничего, кроме этого! Все, что нам надо, есть всегда рядом. Все, что нам надо, чтобы не спать, чтобы пробуждаться, прорастать в этот мир, все больше и глубже, своим любопытством, своим восхищением, с каждым вдохом впуская в себя Вселенную все смелее — всё это здесь, на расстоянии вытянутых рук для нас, и так есть всегда! У берега горел огонь… Он падал тёплыми отблесками на влажную кожу. Мы ушли в ночь.

***

Утром следующего дня я узнала, насколько не тёплый Тихий океан, и что Джин прекрасно управляет водными судами, а не только машинами и мотоциклами.





 

Мы вышли на небольшой яхте-катамаране, управлять которой можно было только с помощью паруса и ветра, и вскоре отплыли очень далеко от берега. Мне, как не морскому волку, а горной волчице, совершенно было непонятно, как же мы вернёмся обратно, куда будем причаливать? Ни приборной доски, ни компаса, ни навигатора. Суда с парусом бывают очень разные, но, когда здесь чистая механика перед мощью большой стихии — это настораживает. Парус, два поплавка, между которыми натянуты тент и верёвка – все, что называлось катамараном. Просто плот, плот с парусом? Как в этой узкой кромке берега распознать причал, из которого мы вышли? Но оказалось, что всё под контролем, причём всесторонним.

Когда мы повернули назад, береговая охрана уже выехала к нам на встречу, поинтересоваться, все ли у нас в порядке. Мы более чем справлялись, ветер усилился, обратно судно шло быстрее. Оно обильно захлёстывалось водой из-за сильного крена, так что я продрогла окончательно, когда я выходила на берег, у меня стучали зубы — и это было смешно. В глубине залива или на открытой воде сильно холоднее, это нужно учитывать, когда вы выходите прогуляться на открытую воду. Холоднее, так как на скорости ветер сдувает тепло, которое генерирует тело, и вода на глубине намного холоднее, её не греют прибрежные водоросли, которые на мелководье аккумулируют тепло, поэтому брызги, ветер и собственная неподвижность в короткое время помогут вам даже летом продрогнуть до костей. На удивление, мой капитан был горячий, и я ещё раз вспомнила, чтоесли быть ответственным за какой-то процесс — это сильно согревает!

Приятно было абсолютно функционально обниматься,  поглощая  тепло горячего тела.

— О, теперь ты понимаешь, зачем нужны мужчины? — заметил мой персональный Джин, радуясь, что может мне прямо сейчас, прям так буквально и всем собой причинить добро.

— Ну, конечно, я догадывалась, что в них есть много полезных опций — сказала я, рассмеявшись, и прыгнула в воду, которая здесь показалась горячей, и я бы теперь пообнималась ещё и с водой, если бы не жалящие медузы, с которыми уж точно я обниматься не хотела.

Через пару часов мы отправились на маленьком самолете, чуть больше джипа, смотреть рисунки пустыни Наска. Здесь для этого, из совершенно серьезного аэропорта, вылетают самолеты в направлении пустыни, и, наклоняясь в акробатических пируэтах, креня попеременно то правым, то левым крылом к земле, на высоте 250 метров над пустыней показывают чёткие рисунки огромных размеров и непонятного назначения.

Пилот называет в микрофон, как настоящий экскурсовод их названия и управляет нашим вниманием: посмотрите направо… посмотрите налево...

Зрелище захватывающее, тем более, мы летим так неприлично низко, что я могу оценить профессионализм пилота и красоту панорамы одновременно и восхищаться действом в квадрате. Удивление и удовольствие — если у вас всё  отлично с вестибулярным аппаратом, но для страховки лучше не ешьте перед таким полетом.

Оказывается, что эти рисунки с земли вообще не различимы. Наносились они по пересечённой местности с неровностями ландшафта, но при этом линии и цельные рисунки с высоты выглядят идеальными. Если их видно только с высоты, то каково их назначение? Если они наносились внизу, то должны быть следы разметки или контроль работ должен был проводиться с высоты. Летали ли люди здесь раньше? И как они это делали, если никаких следов техники и клеточной разметки на поверхности пустыни никогда не было найдено?





 

В самой пустыне особый климат: такой сухой воздух, что здесь ничего не растёт, как в марсианской пустыне.Здесь нет дождей, но есть сухие ветра, и даже после таких  ветров рисунки не просто сохраняются, а  и выглядят ещё более четко, как будто сам ветер или камни по контуру рисунка каким-то особым образом способствуют тому, что время не властно над ними.

Так что же это?

Здесь напрашивается три варианта ответа:

  • Это сделали люди, которые мыслили совершенно иначе, и поэтому мы не можем понять их логику, а потому и назначение рисунков.
  • Это сделали не люди.
  • Это сделали люди, но в изменённом состоянии сознании. Пользовались ими при выходе из тела в мистических ритуалах и церемониях.
Есть даже версия, причём экспериментально опробованная, что индейцы, как хорошие ткачи, могли своими усилиями создать воздушный шар или летать на воздушных змеях, но как с этим могут быть связаны рисунки, некоторые из которых видны из космоса — остаётся загадкой.

Удивительно все это. И я первый раз за всю свою взрослую жизнь, будучи в ясном сознании, начинаю мыслить такими категориями как «пришельцы» и чувствовать не просто силу сильнее сильного, не ту силу, которая природная и первозданная — нет, эту я как раз знаю, но здесь ощущается не она, природная, а другая сила – разумная. Та сила, разум и логика которой больше возможностей человеческого этноса, по крайней мере, уровня человека современного.

Не удивительно, что здесь, в Латинской Америке, так часто говорят о пришельцах из космоса, или из будущего – кому, куда нравится поселить опережающий нас по развитию разум. Он, определённо, более передовой — читающийся в древних феноменах, живой и созидающий разум. Здесь далекое прошлое и далёкое будущее становятся ближе -встречаясь в настоящем.

Жителям других континентов идея о пришельцах кажется очень несерьезной.

Но, приезжая сюда, взрослый человек, даже убежденный скептик, видя такие неожиданные феномены, практически без посторонних усилий становится готов «поменять свою веру» и признать существование «иной цивилизации».

Рисунки в пустыне Наска, идеально обработанные неподъёмные камни, сложенные в форме тетриса и многогранных паззлов, стены строений, сложенные без раствора, но и без щелей, что порой имеют идеально выверенный угол наклона в 80 градусов. Строения, кстати, для жилья не предназначены – они без окон, канализации и дымоходов, с огромными залами, где жить было бы невозможно. Ритуальные ли они, технические, акустические — бог весть, какого назначения эти древние строения – они потрясают сознание и заставляют пересмотреть свои исторические  знания и взгляды.





 

И тут же, рядом с идеальными линиями древних сооружений, или прямо сверху, совсем другая каменная кладка — инки. Хаотично, маленькими камнями и земляным раствором строят поверх местные индейцы, видно, как они пришли на полуразрушенные мегалитические строения и угнездились сверху, перестраивая то, что осталось от бог весть кого, под свои жилищные нужды. Оценив надёжность древней кладки, инки умело опирают на них свои здания.





 

Официальные местные гиды говорят, что все это построили инки. Если послушать в толпе, что говорят местные гиды, то становится просто смешно. У местных гидов нет разрешения рассказывать что-то иное, на то они и лицензируются. Если они будут отклоняться от официальной версии стандартного рассказа, или приглашать туристов подумать самостоятельно и посмотреть два раза, то они просто лишатся лицензии. Но нам повезло больше.

У нас русскоязычный гид Роман — большая умница! Он имеет техническое инженерное образование -влюблён в Перу, в культуру и традиции индейцев, живёт здесь около 20 лет, сам из Москвы.

Роман, обращает наше внимание на такие вещи, которые мы бы без него не заметили. Например, следы катастрофы — разбросанные большие валуны с оплавленными краями. Разбросаны они относительно очевидного эпицентра предполагаемого взрыва, это явные следы катастрофы, так называемой «войны богов» — перевернутые ступени и оторванные куски от обработанных камней.

Наш проводник показывает следы барельефов животных, затертых временем и еле различимых, но узнаваемых, если знать, куда смотреть. Роман, обращает наше внимание на каменные замки и идеальные отверстия в камне, на искусственные, но не функционирующие сейчас русла ручьев, которые сделаны с изогнутыми коленцами так, чтоб издавать мелодичный звук, когда по ним идет вода.Показывает разные акустические эффекты в определенных  нишах, их слышно со специально отмеренных расстояний, выверенных множеством собственных исследований. В этих местах я и слушаю отзвуки: да, действительно, это какие-то древние колонки!
Наш гид знает и официальную точку зрения, и так же то, что узнал сам, путешествуя по нетуристическим местам, и разговаривая с местными индейцами, живущими в вдалеке от многолюдных городов.





 

Роман рассказывает о своих находках и собственных взглядах на происходящее, с интересом выслушивая и наши предположения и версии. Вижу, что он искренне вслушивается. И тут он говорит:

— Как интересно, что человек может высказать совершенно свежую версию. Так ещё никто не смотрел, — говорит он моему другу.

Джин отвечает:

— Я, по своему первому образованию, строитель атомных электростанций.

И рассказывает проводнику, как и к чему он был причастен когда-то. Я вижу радость мужской солидарности и интеллектуальной встречи.

— Мы фильм снимаем, документальный, с русскими исследователями, поэтому мне так интересно ваше мнение, — говорит наш гид Роман.

И тут я понимаю, что горячий и глубокий интерес к теме подогревается далеко идущим мотивом снять документальный фильм.То есть, когда любопытство не останавливается на исследователе, а идет дальше, сквозь него, и исследователь намерен делиться находками — это становится глубоким научным неиссякаемым живым интересом. Это объясняет неиссякаемую энергию нашего гида.

Я смотрю на камни древней кладки, и явно вижу в ее рисунке биологический структурированный рисунок. Камни разного размера подогнаны как зерна граната или кукурузы –  плотно без зазора. При этом камни выглядят как бы разбухшими, как пирожки на противне у хозяйки, как будто в духовке подросло дрожжевое тесто и крепко слиплось приблизительно квадратными подушечками. А местами камни таким паззлом скреплены, что кажется, для этого эффекта идеального стыка, им нужно было всем одновременно взлететь в воздух и сложится в идеальную стенку.





 

В общем, мне нравится искать ответ, и наблюдать свой внутренний визуальный ряд. Нравится то, с каким азартом мой ум ищет подобия и аналогии, так, как будто я имела к этому отношение.

И, конечно, мне импонирует то, что Роман, как свободный учёный, действительно ищет ответ, собирает разные сведения и версии. Они командой готовят фильм, чтобы предложить людям подумать и увидеть с разных точек зрения наследие культуры этих мест.  Мне тепло от осознания того, что в таком фильме, зрителям, вместо навязывания безапелляционных, но весьма спорных теорий, предлагают многогранное видение  феномена и приглашают к самостоятельным выводам. Продолжение следует...опубликовано 

 

Автор: Наталья Валицкая

 


Источник: econet.ru/articles/164976-peru-prodolzhenie

12 классных причин махнуть в Перу

Поделиться



Как получить максимум впечатлений от поездки в Южную Америку

Если фотообои на рабочем столе уже не радуют, поезжайте в Перу за сменой декораций. Забавные ламы и парящие над ущельями кондоры, расчерченные по линейке пустыни и руины городов инков – ваши фото из Перу можно будет продавать на фотостоках. 

Замрите от восторга в Мачу-Пикчу

Затерянный среди облаков город инков Мачу-Пикчу неспроста считают Новым чудом света: простым смертным не под силу поднять столько каменных глыб на отвесный утес, построить сотни каменных террас и вырубить в скалах дворцы. Все реагируют на красоту «старой вершины» по-разному: кто-то без остановки фотографирует Храм солнца, кто-то ищет потайные смыслы на камне Интиуатана, а кто-то просто любуется неземными видами в обнимку с пушистой альпакой.





Есть куча способов увидеть Мачу-Пикчу, но мы расскажем о двух самых крутых. Не поленитесь встать на рассвете и вскарабкаться по скальной лестнице на вершину горы Уайна-Пикчу. Когда из-за густых облаков выплывает древний город в форме летящего кондора, сердце буквально выпрыгивает из груди. Самые смелые добираются к Мачу-Пикчу по живописной 40-километровой Тропе инков, которая затейливо вьется через перевалы. На этом маршруте вас ждут переправа в люльке через бурную реку, ночь в зарослях диких орхидей, темные тоннели и потрясающие ущелья — всю жизнь вспоминать будете.

Сфотографируйте кондора над бездной

Каждое предложение о каньоне Колка на юге Перу хочется заканчивать восклицательными знаками: при виде огромной расщелины глубиной в три километра эмоций не сдержать.





По дороге к смотровой площадке «Крест Кондора» вы полюбуетесь желто-зелеными террасами, синими лагунами и снежными шапками вулканов вдалеке. Лучше всего быть на месте к 8 утра, когда из-за складок горных хребтов вылетают гигантские кондоры и парят над бездной.

Хороший способ закалить дух – на пару дней спуститься в ущелье Колка по извилистой тропе из деревеньки Кабанаконде. Чтобы привыкнуть к резкой смене высоты, перуанский Минздрав рекомендует пить чай из листьев коки. На дне каньона, в оазисе Сангалле, можно переночевать в небольших бунгало на термальных источниках. Чистый горный воздух и природная горячая ванна – полный кайф!

Полетайте над геоглифами Наска

Зачем древние племена нарисовали сотни геометрических фигур и животных на пустынном плато Наска, непонятно до сих пор. Версии одна другой любопытнее: одни видят в геоглифах карту звездного неба, другие — сигналы инопланетным кораблям, а третьи — подарок летающему божеству. Большинство гигантских чертежей можно увидеть только с воздуха.





Туристические самолеты взлетают из аэропорта Писко и кружат над самыми знаменитыми фигурами. Сверяйтесь с картой и слушайте подсказки пилота, чтобы заметить кита, обезьяну и астронавта в хаотичных линиях. За небольшую доплату вас подбросят к геоглифам на соседнем плато Пальпа и к руинам спиралевидных колодцев.

Эконом-вариант для тех, кто не хочет рассматривать геоглифы с борта самолета, – обзорная вышка на Панамериканском шоссе в 20 километрах от Наски. Если постараться, с высоты четырех этажей можно опознать силуэты дерева и рук.

 

Пересчитайте пеликанов с моря

Столько пернатых, как на перуанских островах Бальестас, вы вряд ли увидите где-то еще. Приблизиться к птичьему царству можно на скоростном катере, который рано утром отплывает от берегов курорта Паракас.





Скалистые берега островков облеплены многотысячными колониями чаек, черных бакланов, пеликанов, инкских крачек и крохотных пингвинов Гумбольдта. Когда в поле зрения появляются еще и морские котики, сохранить невозмутимость не удается никому.

Как вернетесь с морской экскурсии, не упустите шанс прокатиться на машине или байке по живописной пустыне Паракаса. Дюны, меняющие цвет от желтого до кирпичного, и белоснежная бахрома прибоя навсегда врежутся в память. Только не ступайте за участки, огороженные камешками: здесь лежат окаменелые моллюски, ползавшие по пустыне миллионы лет назад.

Попробуйте силы в серфинге

Когда в России украшают елки и лепят снеговиков, в Перу наступает сезон больших волн. Серферы со всего мира стягиваются в курортный поселок Манкора почти на границе с Эквадором. Здесь есть все, чтобы встать на доску и покорить океан: куча серф-школ, правильный ветер и песчаное дно.





После катания можно подкрепиться в пляжном кафе божественной рыбкой севиче, маринованной в чили и лимонном соусе. Вечером Манкора превращается в одну большую вечеринку: пока в баре Wiracocha еще потягивают пиво, в Loki del Mar уже танцуют на барной стойке.

В получасе езды от Манкоры, возле пирса Эль-Нуро, живут гигантские черепахи. Берите маску, трубку и смело ныряйте к 1,5-метровым рептилиям. Они не только не боятся людей, но и наоборот, норовят присоседиться и устроить заплыв наперегонки.





Когда лучше ехать на пляжи Перу

Тихоокеанские пляжи Перу хороши для водного спорта, но никак не для классического отдыха в шезлонге. Если вас не смущают большие волны и прохладная вода, пляжный сезон в Манкоре длится с декабря по апрель.

Съешьте пуд соли

Еще древние инки добывали соль на террасах Салинас-де-Марас неподалеку от Куско. Технология с тех пор не изменилась: когда вода в ячейках испаряется, соль оседает блестящими кристаллами на стенках. После этого «урожай» аккуратно соскребают, ссыпают в мешки и отправляют по белу свету. Чтобы увидеть ванночки, будто присыпанные снежной пудрой, приезжайте сюда летом: в остальное время сквозь соляную глазурь проступает коричневая глина. В магазине при Салинас-де-Марас можно купить готовую соль, смешанную со специями: замаринованное в ней мясо – пальчики оближешь!

Поймайте на крючок пиранью

В дебрях влажных джунглей Амазонки столько необычных животных и растений, что хватит на десять отпусков. Захватывающие круизы по главной водной артерии Южной Америки стартуют из города Икитоса, единственного островка цивилизации посреди дикой природы. Смотрите по сторонам: в зарослях сидят тропические попугаи, ленивцы и игуаны, а над водой кувыркаются розовые дельфины.

Во время круиза по Амазонке можно заскочить в гости к шаману, который черпает силу из ритуала аяуаски. Десять раз подумайте перед тем, как глотнуть волшебного зелья: кому-то лиановый отвар прочищает мозги, а кому-то умножает тараканов.

Воды Амазонки кишат зубастыми пираньями, знаменитыми своим зверским аппетитом. Если вам удастся поймать парочку хищниц на удочку, их зажарят на судовом камбузе и подадут на ужин с лимонными дольками. Остановка у берега сулит встречу с кайманами, гигантскими жабами и тарантулами, от одного вида которых бегут мурашки по коже.

Погостите на тростниковом острове

Сотни лет народ уру живет на рукотворных островках Урос посреди высокогорного озера Титикака. Хижины, скамейки и даже «почва» под ногами сплетены из тростника, плантации которого колосятся до самого горизонта. Обычные лодки к жилым тростниковым плотам отчаливают из оживленного городка Пуно, а по прибытию можно пересесть на традиционную ладью с головой дракона. Если не захочется домой после запеченной в горшочках рыбы, останьтесь на ночь на островке-отеле и встретьте чудесный рассвет вместе с рыбаками.

На следующий день можно сплавать на самобытный остров Такиле, где мужчины занимаются исконно женским делом: ткут и вяжут прелестные шапки с помпонами. По головному убору легко угадать семейный статус: женатые носят разноцветные колпаки, а холостяки – белые.





Закажите морскую свинку

В Куско грызунов боготворят в прямом смысле слова: на репродукции «Тайной вечери» в Кафедральном соборе на столе у апостолов – шиншилла вискаша. Забудьте об угрызениях совести и попробуйте местный деликатес «куй». Под звучным названием скрывается жареная морская свинка, нежное мясо которой просто тает во рту. В Kusikuy перуанскую версию молочного поросенка украшают помидорной шапочкой, а в La Casona Del Cuy подают со спагетти и хрустящей картошкой. Если не решитесь отведать жареный куй, но местной экзотики хочется, на уличных вертелах на каждом шагу жарят антикучос из бычьих сердец.

Полюбуйтесь макушкой вулкана в Арекипе

В потрясающе красивом и уютном городке Арекипа хочется фотографировать каждый уголок. Оставьте побольше места на карте памяти для исторического центра, застроенного особняками из белого камня со склонов вулкана Эль-Мисти. Его заснеженный конус виден почти отовсюду, но самые сочные кадры получаются с верхушки Кафедрального собора на главной площади Пласа-де-Армас.





Целый квартал на карте Арекипы занимает монастырь Святой Каталины, куда раньше отправляли девочек из богатых семей. Судя по фортепиано в кельях и ванночкам для прислуги, жилось монахиням весьма неплохо. Священный долг каждого путешественника — заблудиться в местных апельсиновых деревьях и разноцветных двориках, заставленных горшками с геранью.

Начните копить на домик в Лиме

Идеальное место для жизни находится в Лиме. Это домик в районе Мирафлорес, где из кухни видны сверкающие небоскребы на фоне буйной зелени, а из спальни – белые барашки на океанских волнах. Пусть всего на пару дней, но почувствовать себя местным в столице Перу стоит. Неторопливо позавтракайте с видом на океан в кафе Mangos, накупите обновок в торговом центре Larcomar и погладьте пушистых кошек в парке Кеннеди.

На фоне современных построек Лимы колоритно смотрятся руины глиняных пирамид Уака Пукльяна, которые строили еще до инков. Возьмите напрокат велосипед и прокатитесь в богемный район Барранко: днем здесь открыты двери арт-галерей, а в сумерках оживают фешенебельные бары, рестораны и клубы. Устройте себе вечер перуанских коктейлей, потягивая «Писко сауэр» в баре Ayahuasca или Picas и разглядывая одетых с иголочки гостей.

Попотейте на огородах инков

Вокруг Куско раскидано немало загадочных объектов, построенных инками. Грандиозные круговые террасы Морай смахивают на римские амфитеатры или космодромы для летающих тарелок. На этих экспериментальных огородах древние мичуринцы подбирали семена для разного климата. Разница между температурой на верхней и нижней ступеньках – целых 15 градусов. Спуститесь на дно воронки и найдите место силы: она вам точно понадобится для подъема обратно.





 

Не меньше удивления вызывает другое изобретение инкских агрономов – зернохранилища на крутом склоне горы в Ольянтайтамбо. Увидеть каменные амбары можно с террас напротив. Заодно оцените работу древних строителей, которым удалось тесно подогнать друг к другу каменные блоки безо всякого цемента.

Зависните в капсуле над Cвященной долиной

Перуанский Skylodge Adventure Suites с легкостью утирает нос самым экстремальным отелям в мире. От одного взгляда на прозрачные капсулы, висящие на отвесной скале, бросает в дрожь. Забудьте о скучных трансферах: к номеру будете карабкаться по горной тропе где-то сорок этажей. Когда под ногами расстилается Священная долина инков, все страхи сметает лавина восторга. Бутылка перуанского вина на ужин подсластит ваши сны под звездным небом, а утром официант-альпинист накроет чудесный завтрак на крыше.

Обнимите пушистую альпаку

Если любите все милое и пушистое, Перу прольется на вашу душу сладким бальзамом. На склонах перуанских Анд пасутся тысячи лам и альпак, и даже на гербе страны красуется няшная викунья. Неудивительно, что желание прильнуть к мягкой шубке и заглянуть в глаза-бусинки будет преследовать вас на каждом шагу. Чтобы не гоняться за стадом по горам, загляните на ферму Awana Kancha под Куско и от души потискайте ее лохматых обитателей.





Увы, забрать домой альпаку нельзя, но можно прикупить теплое пончо из ее шерсти, которое будет греть вас холодными зимними вечерами. Мягкими ковриками, пледами, накидками и шарфами торгуют на каждом горном перевале. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.skyscanner.ru/news/otdykh-v-peru-samye-interesnye-mesta

Плавающий отель в Перу

Поделиться







        Отелями, которые созданы на основе старых теплоходов и прочих водных транспортных средств, никого сейчас не удивишь. Они во множестве стоят на набережных крупных городов, имеющих водоемы. Но в Перу не так давно появилась вполне современная плавучая гостиница M/V Aqua, уникальная в своем роде.





        Aqua Expeditions специализируется на водных экскурсиях, очень популярных среди американцев и европейцев, приезжающих в Перу. Более того, эта страна находится в истоке Амазонки, и именно по этой реке ходит корабль M/V Aqua.





        Вернее, от корабля в M/V Aqua имеется разве что способность плавать по воде. А вот по внешнему виду – это вполне современное здание, все в стекле и древесине. Внутри описываемого отеля расположено шестнадцать номеров, а общее количество постояльцев может достигать сорока человек.





        M/V Aqua от Aqua Expeditions в туры по Амазонке стартует из перуанского города Икитос. Туристам доступны два вида путешествия по этой великой реке: трехдневное и недельное. За это время они проплывут несколько сотен километров, смогут побывать на экскурсиях по всем окрестным достопримечательностям, включая национальные природные парки, поселения амазонских индейцев, тропические джунгли и т.д.

Источник: /users/78

Стеклянные лягушки

Поделиться



        Стеклянные лягушки (лат. Centrolenidae) — семейство бесхвостых земноводных насчитывает 12 родов включающих  в себя 60 видов.

            Первым кто открыл и описал этих амфибий был испанский зоолог Маркос Хименес де ла Эспада. А в 50-70–х годах 20 века были описаны лягушки, обитающие в Центральной Америке (Коста-Рика и Панама), немного позже – на территории Анд, в Колумбии, Венесуэле, Эквадоре и Перу. Некоторые виды обитают в районах рек  Амазонка и Ориноко.





        По мнению  ученых, стеклянные лягушки изначально обитали лишь в северо-западной части Южной Америки, после чего значительно расширили ареал своего обитания. Селятся стеклянные лягушки на деревьях в тропических и полулиственных лесах. Поближе к воде они перебираются лишь в период размножения.





        Кожа на животе у такой лягушки просвечивается и сквозь неё можно рассмотреть внутренние органы лягушки – печень, сердце, желудочно-кишечный тракт, а иногда даже икринки у самок. По этой причине лягушка и получила название стеклянной. Если не считать прозрачной кожи на животе, лягушка выглядит вполне обычно.

        Внешне стеклянная лягушка чем-то похожа на древесную лягушку из семейства квакш, но ее отличают глаза. У древесной лягушки глаза смотрят в разные стороны, а у стеклянной вперед. К тому же у некоторых видов стеклянных лягушек на пятке расположен своеобразный хрящ. Размеры стеклянных лягушек небольшие, от 3 до 7,5 сантиметров. Отдельные части тела, например лапки, бывают практически полностью прозрачны. Лягушки откладывают свои икринки на листьях кустарников и деревьев, расположенных над протекающими речками и ручьями.





        Один из видов откладывает яйца на камнях около водопадов. После созревания и появления на свет, головастикам приходится совершать прыжки в воду. Сильное течение, в объятия которого они сразу же попадают, не является серьезной преградой. Благодаря мощному хвосту и низким плавникам они легко с ним справляются.





        Выбор столь необычного места для откладки яиц приносит свои плюсы. У стеклянной лягушки таким образом увеличиваются шансы на выживание, так как до ее икры хищные рыбы не доберутся. Хотя, когда головастики попадают в воду, они также могут стать легкой добычей для рыб.







Источник: /users/104

Одно из загадочных мест на нашей планете - Геоглифы Наска

Поделиться



        Наш мир просто переполнен загадочными памятниками, которые не понятно откуда взялись… Все эти места были внимательно обследованы историками, археологами и учеными, но есть такие древние, незаконченные или непонятные, что до сих пор не ясно зачем они были сооружены и для каких целей служили. Одним из очень загадочных мест на нашей планете является — Геоглифы Наска – это ряд линий и пиктограмм, расположенных на высохшем плато в пустыне Наска, в Перу.


         Они покрывают территорию приблизительно в 50 миль, и были созданы где-то между 200 годом до н.э и 700 годом нашей эры индейцами Наска. Этим линиям удалось сохранится неповрежденными в течение многих лет благодаря сухому климату, ведь дожди и ветра здесь бывают крайне редко.


         Некоторые из линий охватывают расстояния в 600 футов и изображают множество самых разных предметов, от простых прямых линий до  насекомых, и не понятных животных. Ученые уже знают, кто сделал Линии Наска и каким способом они это сделали, но все еще не понятно зачем было все это. Самая распространенная и достоверная гипотеза — то, что линии были важным аспектом в религиозных верованиях древних индейцев, и что они создали эти рисунки как дар богам, которые могут разглядеть их с небес.


Другие ученые убежденны, что линии — не что иное как свидетельство использования огромных ткацких станков. Как бы там ни было, это место оставляет и по сегодняшний день множество неизвестных.

Источник: /users/117

Город в облаках - Мачу-Пикчу

Поделиться



        Потерялся город Мачу-Пикчу высоко в перуанских горах. Это одно из чудес света которое до сих пор окончательно  неразгаданно. Город находится около 2450 м над уровнем моря, над шумными водами стремительной реки Урубамбы, которая извивается своими порогами.





        Обнаружен каменный город американским исследователем Х. Бингхемом в начале ХХ века. Искали город инков много лет, исследователи были в растерянности, ведь на пути к открытию им случалось много  подобных городов. Работая в восточном Перу в 1911 году американской экспедиции пришлось осесть на привал на побережье горы Урубамбы. Там на склоне работали индейцы, один из них предложил свою помощь и поднялся с ними на вершину горы, чтобы они увидели древние сооружения, думая, что путешественники именно их и ищут. Это восхождение было не напрасным, археологи не поверили своим глазам, когда перед ними возник город с мощными стенами, которые состояли из больших камней, спокойно стояли маленькие домики и другие аккуратные сооружения. А на главной площади были действующие солнечные часы.



        Сегодня о названии горы говорят, что она еще называется «город среди облаков», «город в небесах». За непонятными обстоятельствами Мачу-Пикчу  был заселен всего 100 лет, а в 1532 году жители просто куда-то исчезли, как раз в этот период на их территорию вторглись испанцы. На территории было 200 сооружений, из них 150 помещения инков, а все остальное храмы и резиденции.



        Поражает архитектура, а особенно идеальные, совершенные линии. Четкость планировки города гармонирует с окружающей природой. Одним из самых больших зданий является Храм Солнца. Он очень интересен для туристов.



    Пагубно влияет на воздействие туристов на город, который столько времени отлично существовал и без них. ЮНЕСКО пытается заставить местных уменьшить поток туристов, но власть Перу боится потерять доход в казну.

Источник: /users/147

Перуанцы создали уникальный тонизирующий сок из лягушек

Поделиться



        Для тех, кому уже известно о таких восхитительных деликатесах, как сыр с личинками или девственные яйца, хотим сообщить о новой находке — перуанский сок из лягушек (исп. Jugo de Rana), который широко употребляют местные жители и любопытные туристы. Этот напиток готовят из специальных лягушек, которых отлавливают на рассвете в высокогорном озере Титикака, и ещё множество ингредиентов, среди которых бульон из белых бобов, мёд, сок алоэ, солод и корни маки перуанской. Считается, это напиток тонизирует, даёт силу, предоставляет энергию на весь день и занимает место сильного афродизиака. Некоторые гурманы употребляют его каждое утро на завтрак.

 




        Готовят деликатес следующим образом. Покупатель сам выбирает лягушку (или парочку), продавец её глушит, очищает кожу, потрошит и отваривает несколько минут. В то время, когда лягушку варят, готовят смесь из нужных ингредиентов и после этого, вместе с лягушкой, помещают всё в колбу миксера и доводят до однородной массы. После фильтрования напиток готов к употреблению. Стоит он около 2-х долларов и за день продавец может продать их около сотни.





Источник: /users/413

Самые потрясающие факты о метеоритах

Поделиться



        Самый долгий метеоритный дождь длился 10 часов
        Ночью 13 ноября 1833 года на востоке США проходил самый длительный в истории планеты Земля метеoритный дождь, который не утихал в течение 10 часов. Метеоритный дождь проходил во время самого мощного метеоритного потока, который назвали Леониды.





        Самому большому упавшему на Землю метеориту 80 тысяч лет
        Самый большой метеорит упал на Землю очень давно. Нашли его в 1920 году в Намибии на Hoba West Farm, которая расположена возле города Хрутфонтейн, фермером Якобусом. Метeорит Гоба откопали и оставили на месте, где нашли. 



        Самый ядoвитый метеорит упал в Перу
        Метеорит, который упал 15 сентября 2007 года у озера Титикака в Перу, поднял много шуму. Очевидцы сперва услышали шум, который напоминает звук падающего самолета, а после этого увидели охваченное огнём огненное тело. Судя по всему, в метеорите были кое-какие ядовитые вещества, так как у 1,5 тыс. местных жителей сeрьёзно ухудшилось самoчувствие, и начались сильные гoловные боли.





        30 ноября 1954 года метеорит пробил крышу дома американки Энн Ходжези и нанёс ей ушибы в плечо и бедро. Здоровье женщины опасений не вызывало, но несколько дней она провела в больнице. Сегодня Энн — единственный человек, в которого угодил метеорит, хотя каждый день на Землю падает порядка 4 млрд. этих небесных тел.

Источник: /users/413

Боевые искусства, о которых мало кто слышал

Поделиться





Дамбэ



        В западной Африке существует племя Хауса. Основа данного смертельно опасного искусства базируется на технике бокса древнего Египта. В боевом искусстве дамбэ главным оружием является кулак. Его обматывают куском ткани, а затем твердо сплетенной веревкой. Ногу обматывают толстой цепью. Вывод напрашивается сам собой: таким дикарям, видимо, мало просто избивать людей. Интересный факт: современные бойцы дамбэ перед поединком курят марихуану.





Бой без правил



        Этот вид боя стоило бы назвать «покалечь и убей». Именно такое название подходит для конечной цели данного вида боевого искусства. Придумана техника была в США между XVIII и XIX веками. В те времена самым распространенным способом считалось выдавливание глаз. Бои проходили яростно. Ходили слухи, что некоторые борцы затачивали зубы, чтобы легче было откусывать противникам во время поединка носы, губы, уши и пальцы. В этом боевом искусстве нет никаких правил, поэтому многие борцы теряли свое «мужское достоинство» в прямом смысле. В нашем современном мире бои без правил далеко не так популярны, как в прежние времена.



Калари пайат



        Данная система является старейшей. Она была создана в Карале – южный регион Индии. В этом виде боевого искусства имеется множество стилей, которые специализируются как на рукопашном бое, так и на бое с оружием.  Самый известный стиль называется Марма Арти (воздействие на жизненно-важные точки). Если в совершенстве овладеть этим искусством, то с легкостью можно парализовать или даже убить противника.



Окичито



        Это индейское боевое искусство. Кстати, одно из немногих, сохранившихся до нашего времени. Основателем окичито является Джон Лепин. Вид представляет собой помесь ярости индейского духа и проверенными временами азиатскими боевыми искусствами. Удары борцы наносят таким образом, будто у противника имеется оружие, даже если его нет на самом деле. Похожая техника применяется в айкидо.



Бокатор



        Само слово «бокатор» в переводе означает «бьющий льва». Легенда гласит, что один молодой ученик, который изучал  камбоджийское боевое искусство, однажды оказался одни на один со львом. Хищник был поражен одним точным и прямым ударом колена. Данная техника, как и многие другие азиатские боевые искусства, основана на подражании движениям животных. Бокатор отличается от других видов процессом тренировки, а так же жестокостью. Именно это боевое искусство считается самым сложным.







Ледрит



        Это боевое искусство современное, однако, начало свое берет в муай-тай. Ледрит практикуется бойцами коммандос тайской королевской армии. Бойцы учатся нападению без всякого предупреждения. Их задача – уложить противника на землю как можно скорее и уничтожить одним из смертельных ударов. Например, локтем в висок или же ногой в горло. Чтобы снизить риск получения травмы, для нанесения ударов используют жесткие части тела, такие, как ладони, колени, голени и локти. Ледрит разрабатывался с целью убить противника, впрочем, как и многие другие военные искусства.



Тюремный трюк



        По названию можно предположить, что такой вид боевого искусства был разработан в суровых тюремных условиях людьми, которым не предоставлена возможность заниматься ни чем иным, кроме работы или борьбы. Самым жестким методом тренировки является «пообдери колоду». Боец должен собрать разбросанную колоду карт в то время, пока двое других прилагают все усилия, чтобы его избить.



Силат



        Основоположниками данного вида являются племена охотников за головами Филиппин, Малайзии и Сингапура. Этот вид боевых искусств состоит из множества различных стилей. Силат до сих пор практикуется пиратскими кланами в Южно-Китайском море, а так же некоторыми подразделениями по Малайскому архипелагу.



Система



        Этот вид боевого искусства заключается в том, чтобы воздействовать на уязвимые части человеческого тела, например, живот, шею, локти, колени. Много времени в обучении уделяется тому, как правильно использовать слабые места противника. Тренировки проходят не только на основе безоружных поединков, еще бойцы подвергаются тренировкам с несколькими партнерами, которые атакуют с разными видами оружия.



Баком



        Родина этого стиля боя – Перу. Это искусство безжалостное, в котором учат, как обездвижить и убить противника с использованием обманных тактик, например, со скрытым оружием. Бокам признан официальным боевым искусством, включающим в себя элементы джиу-джитсу с вале-тудо. Борцы используют так же и точные удары по жизненно-важным органам. Все это происходит с молниеносной скоростью, чтобы противник не смог понять, что происходит.



Источник: mif-facts.com.ua

Уакачина - живописный оазис в Перу

Поделиться






На сайте Культурология.РФ мы нередко рассказываем о живописных местах, где можно провести незабываемый отдых. Один из таких курортов – оазис Уакачина в перуанской пустыне. Он расположен всего в 8 км от города Ика, но окружен огромными песчаными дюнами, так что у путешественников создается впечатление, будто они попали в самое сердце Африки.  



Уакачина представляет собой небольшое поселение, в котором проживают всего 100 человек. Построено оно вокруг небольшого естественного озера. Изначально сюда съезжались на отдых богатые семьи из ближайшего города Ика, но в последние годы зачастили туристы не только из Перу, но и из других стран мира. Главное развлечение в Уакачина – катание на так называемых «сэндбордах», сноубордах, предназначенных для песка.

 



Главный источник дохода для местных жителей – туристы, поэтому инфраструктура здесь развита на высоком уровне. Комфортные отели, уютные рестораны, множество зелени – все это выглядит сказкой на фоне бескрайних песчаных дюн.

 



Расцвет и благоустройство оазиса приходится на 1940-50-е годы, когда сюда стала выезжать вся перуанская элита. Новый всплеск интереса к этому курорту возник уже в 1990-х, в это время развернулась масштабная рекламная кампания. Сегодня Уакачина – лучшее место в мире для сэндбординга и катания на багги, специальных внедорожниках, предназначенных для езды по дюнам.

 



Несмотря на то, что туризм приносит неплохой доход, «востребованность» привела к постепенному высыханию озера. На сегодняшний день оазис снабжают водой из других источников, чтобы предотвратить экологическую катастрофу и не допустить исчезновения этого замечательного места. Традиционно Уакачина называют «оазисом Америки», поскольку это один из немногих естественных оазисов, которые сохранились на территории Северной и Южной Америки.

 



Источник: bibo.kz/interesno/787321-uakachina-oazis-v-pustyne.html