Этот крошечный шотландский остров почти полностью работает на ВИЭ

Поделиться



Если вам нужен пример реального внедрения системы возобновляемых источников энергии, то можете смело ссылаться на шотландский остров Эйгг, инфраструктура которого почти полностью питается от ветра, солнца и воды. Остров площадью 30 квадратных километров прекрасно демонстрирует потенциал возобновляемых источников энергии и возможность удаленных населенных пунктов полностью обеспечивать себя электроэнергией. Со всего мира на Эйгг приезжают экологи, чтобы ознакомиться с пока уникальной системой энергопотребления.





Система энергоснабжения на острове использует сбалансированное сочетание трех источников энергии – солнца, ветра и волн. Такое комбинирование позволяет стабилизировать работу электросетей, которые питаются от трех гидроагрегатов – одной большой турбины мощностью 100 киловатт и двух небольших мощностью 5-6 киловатт, а также ветряных генераторов мощностью 6киловатт и 50-киловаттной фотоэлектрической установки. При необходимости резервное электроснабжение обеспечивается двумя 70-киловаттными дизельными генераторами.









В среднем, системы возобновляемых источников энергии обеспечивают 90-95 процентов электроэнергии на острове. Для хранения избыточной энергии используются специальные аккумуляторы. Когда эти батареи заполняются – как правило, такое случается в разгар зимы, когда много дождей и ветров – энергия направляется на обогрев общественных зданий, так что ничего не пропадает зря.





На острове действуют ограничения по максимально допустимой мощности: для частных домов ограничение установлено в 5 киловатт общей мощности всего энергопотребления, то есть максимум можно одновременно включить электрочайник и стиральную машинку. Для предприятий верхний предел составляет 10 киловатт. На всех, кто превышает это ограничение, накладывается небольшой штраф.



На Эйгг приезжали группы из таких стран, как Бразилия и Малави, чтобы оценить, каким образом система энергоснабжения острова может быть адаптирована для отдаленных населенных пунктов, которые не имеют надежного доступа к национальной электрической сети.опубликовано  

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.sciencealert.com/this-tiny-scottish-island-is-running-almost-entirely-on-renewable-energy

Исследование: переход на чистую энергию экономически выгоден

Поделиться



Исследователи из финского Технологического университета Лаппеэнранты при помощи компьютерного моделирования попытались доказать, что переход на полностью возобновляемую энергетику будет экономически выгоден для Ирана и большинства других нефтедобывающих стран Ближнего Востока и Северной Африки

Исследование проводилось на примере Ирана, но его результаты вполне применимы к большинству нефтедобывающих стран Ближнего Востока и Северной Африки. По расчетам финских специалистов, эти государства обладают техническим и экономическим потенциалом для того, чтобы полностью перейти на возобновляемую энергетику к 2030 году.





Ученые подсчитали, что цена на электричество в регионе при полностью возобновляемой энергетической системе к 2030 году составит примерно €40-60 за мегаватт-час, в то время как, например, ядерная энергия сейчас стоит около €110 за мегаватт-час. В частности, цена на солнечную и ветряную энергию составит в 2030 году примерно €37-55 за мегаватт-час в среднем по региону и около €40-45 — для Ирана. Однако не сравнивались цены на «чистое» электричество с теми, которые обеспечивает сжигание нефти и газа, а они в Иране примерно вдвое ниже рассчитанной финскими учеными стоимости чистой энергии. От того, что приводит к эмиссии парниковых газов, по мнению европейских исследователей, надо просто отказаться, невзирая на экономическую целесообразность.





По подсчетам ученых, чтобы полностью перейти на возобновляемую энергетику, Ирану понадобится примерно 49 ГВт солнечной энергии, 77 ГВт энергии ветра, а также 21 ГВт энергии воды. Если необходимые для этого мощности в гидроэнергетике уже в основном созданы, то достижение указанных целей по солнечной и ветряной энергии потребует очень весомых инвестиций. Ответа на вопрос, зачем богатым нефтью и газом странам вкладывать миллиарды в возобновляемые источники энергии, исследование финских ученых не содержит.

При этом, планы того же Ирана по расширению производства электричества из возобновляемых источников гораздо скромнее расчетов европейцев. Текущая цель Ирана в области чистой энергетики — к 2030 году вырабатывать лишь около 7,5 ГВт энергии из возобновляемых источников. В начале февраля Министерство финансов Ирана одобрило иностранные инвестиции в возобновляемую энергетику страны в объеме $3 млрд, которые должны будут дополнительно принести до 5 ГВт чистой энергии. опубликовано  

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: hightech.fm/2017/03/10/iran-renewable-energy-investments

Метод «альтернативной котельной»

Поделиться



На пресс-конференции председателя Комитета Государственной Думы РФ по энергетике Павла Завального было объявлено о подготовке поправок в закон «О теплоснабжении»: вместо регулирования тарифов на местном уровне будет установлен предельный уровень цены для потребителей, так называемая «альтернативная котельная»: ниже можно, выше нет. Возникнут единые центры ответственности за развитие систем теплоснабжения и качество услуги для каждого потребителя: единые теплоснабжающие организации (ЕТО). Они получат право заключать договоры на поставку тепла с наиболее эффективными поставщиками по свободной цене.





Ожидается, что закон вступит в силу с 2018 года сперва в ряде пилотных регионов.

— Метод «альтернативной котельной» – это ценообразование по расчётной стоимости строительства альтернативной котельной. Это, по сути, продолжение модернизации системы теплоснабжения, – рассказал Павел Завальный. –Законопроект нацелен на поддержку комбинированной генерации, конкуренции на рынке тепла по модели рынка электроэнергетики, на модернизацию системы теплоснабжения, повышение её эффективности и привлечение инвестиций в этот сектор экономики. Этот закон должен быть действенным, универсальным, применимым. Так, чтобы через 10-15 лет привести систему теплоснабжения к энергоэффективным показателям и в целом повысить эффективность теплоэнергетики.

Что же касается ВИЭ, то Завальный считает их слишком дорогим для России удовольствием. На данный момент стоимость электроэнергии для конечного потребителя в России для населения равна примерно 2,5 рубля за кВт/ч, для промышленности – чуть больше трёх рублей, полагает он. «В Германии, при пересчёте на наши деньги, электроэнергия стоит сегодня 20–22 рубля. Вот что такое возобновляемые источники энергии», – объяснил Павел Завальный.





Сегодня доля ВИЭ в энергетике России составляет 18%, причём более 98% возобновляемой энергетики приходится на гидроэнергетику.

К концу 2021 года суммарная установленная мощность ВИЭ в России вырастет на 3,9% или на 2 ГВт, до 53 ГВт. Основной рост ВИЭ в России будет достигнут благодаря ГЭС: более чем 1 ГВт к концу 2021 г. В итоге установленная мощность ГЭС вырастет на 2,2% до 52,1 ГВт в 2021 году, солнечных станций –  в 7 раз до 0,7 ГВт, ветровых станций – в два раза до 0,2 ГВт.

Всего производство энергии ВИЭ в России вырастет на 2,7% с 191 ТВт/ч в 2015 г до 193 ТВт/ч к концу 2021 г.  

  P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: green-city.su/alternativnaya-kotelnaya/

Почти все новые электростанции Европы получают энергию от ВИЭ

Поделиться



В прошлом году государства Европейского Союза подключили много новых электростанций, при этом почти вся вырабатываемая ими энергия берётся из возобновляемых источников. Согласно данным, предоставленным объединением WindEurope, 21 из 24 ГВт энергии, вырабатываемой введёнными в 2016 году в строй электростанциями, приходится на солнечную и ветряную энергию.





При этом более половины от общего объёма выработанного новыми станциями электричества приходится на ветряные станции — в общей сложности они производят около 12,5 ГВт энергии. В среде скептиков принято считать, что ветряные электростанции целесообразно строить у моря. Считается, что в противном случае ветряные станции себя не оправдают, но из всех турбин, возведённых в прошлом году, на прибрежные приходится всего около 10 процентов от общего количества.



По части введения в эксплуатацию «чистых» электростанций продолжает лидировать Великобритания. Правительство страны в прошлом году приступило к реализации программы, в рамках которой угольные электростанции уже в ближайшем будущем закроют либо переоборудуют, чтобы снизить их негативное влияние на окружающую среду. Цель — со временем сократить вредные выбросы в атмосферу до нуля. опубликовано  

  P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: hi-news.ru/technology/pochti-vse-novye-elektrostancii-evropy-poluchayut-energiyu-iz-vozobnovlyaemyx-istochnikov.html

«Зеленый» катамаран Energy Observer готовится в кругосветное путешествие

Поделиться



Energy Observer – это «зеленый» катамаран, который вскоре должен отправиться в кругосветное путешествие. Судно приводится в движение исключительно за счет возобновляемых источников энергии, используя силу ветра, солнца и воды.





Над будущей лодкой с нулевым уровнем выбросов работает команда специалистов, которая насчитывает 50 человек – это моряки, инженеры и архитекторы. Работы ведутся в Сен-Мало, на северо-западе Франции. Проект – продолжение идеи самолета Solar Impulse, который уже завершил свое кругосветное путешествие.

«Energy Observer – это технологический вызов. Это как «солнечный» самолет Solar Impulse, но в морской адаптации и сделанный во Франции. Его цель – энергетическая устойчивость и возможность сделать кругосветное путешествие полностью автономным. Питать его будут только природные ресурсы и возобновляемые источники энергии», — так рассказывают о своем детище разработчики.




Солнечные панели, ветрогенераторы и система топливных элементов на базе водорода – все это установлено на катамаране, длина которого достигает 30 метров. И при этом он совсем не загрязняет окружающую среду.

За основу «зеленого» плавсредства была взята гоночная лодка. Для того, чтобы из нее сделать катамаран, который будет работать на возобновляемых источниках энергии, понадобилось три года. Размеры его не изменились, однако масса его увеличилась в двое и теперь составляет 20 тонн.

«Каждый сможет увидеть эту лодку и ознакомиться с ее работой. За передвижением судна Energy Observer можно будет следить в социальных сетях. Можно будет даже видеть, что происходит внутри. Мы планируем много инноваций, даже виртуальную реальность. Вы сможете регулярно смотреть, чем сейчас занимаются на Energy Observer», — рассказывает член экспедиции Жером Делафос.




Планируется, что на борту катамарана будет 4 профессиональных моряка, а также инженер и оператор, которые будут распространять мультимедийный контент в сети. В апреле они начнут свое кругосветное путешествие из французской Бретани, а водный эко-маршрут проляжет через 50 стран по всему миру и, как ожидается может продлиться 6 лет.

Для возможности передвижения в случае выхода из строя бортовых источников питания, лодку оборудовали кайтом (воздушным змеем), который, при необходимости, будет выполнять функции паруса. Пока на реализацию проекта Energy Observer французские шкиперы Фредерик Даирель и Викториен Эруссар, а также аквалангист Жером Делафосс потратили 5 млн евро. опубликовано  





Источник: ecotechnica.com.ua/transport/1956-zelenyj-katamaran-energy-observer-gotovitsya-v-krugosvetnoe-puteshestvie.html

ВИЭ и побочные экологические эффекты

Поделиться



Эта статья является продолжением темы развития энергетики на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Речь идёт о вкладе энергетики на возобновляемых источниках в эмиссию парниковых газов и, в целом, побочных экологических эффектах развития энергетики на основе ВИЭ. В ряде случаев отрицательные последствия возобновляемой энергетики для среды и общества могут быть велики — вопреки заявленным целям об улучшении экологических показателей, и каждый проект требует отдельного тщательного анализа. В целом, положительные и отрицательные экологические эффекты энергетики на ВИЭ — вопрос, ещё требующий дополнительных комплексных исследований.

 





Климатический аспект развития возобновляемой энергетики связан с «нулевой эмиссией CO2» при работе солнечных, ветряных, гидравлических и других энергетических станций на возобновляемых ресурсах. Действительно, в данных случаях выработка энергии идёт без сжигания углеводородного сырья и, как следствие, без выделения парниковых газов и других загрязнителей в атмосферу.

Однако ситуация сложнее, если рассматривать весь жизненный цикл производства, начиная с подготовительных стадий и включая побочные эффекты в процессе выработки энергии.

Для получения энергии необходимы изготовление и установка энергетического оборудования, создание инфраструктуры и обеспечение условий для его работы, подготовка сырья, утилизация отработанного материала и оборудования по истечении срока службы. Это требует работы металлургических, машиностроительных, сельскохозяйственных и других предприятий, использования энергии из ископаемых источников, и означает уже ненулевую эмиссию.

Учёт воздействий на окружающую среду на всех стадиях показывает, что переход к возобновляемой энергетике не всегда ведёт к снижению загрязнения среды, в том числе к снижению эмиссии CO2 и других парниковых газов.

Исследования побочных эффектов (в том числе экологических) возобновляемой энергетики в комплексе имеют сравнительно недавнюю историю, а в последнее время об этом заговорили активнее. Одна из недавних заметных работ — труд норвежского исследователя, научного сотрудника и руководителя проектов Западно-норвежского исследовательского института (Western Norway Research Institute, WNRI) Отто Андерсена (Otto Andersen) «Непреднамеренные последствия возобновляемой энергетики. Проблемы, требующие решения». Работа Андерсена использует ранее собранную разными исследователями информацию по отдельным видам энергии и регионам, на основе которых выстраивается обобщённая картина экологических рисков возобновляемой энергетики.

Ключевые понятия и подходы связаны с анализом жизненного цикла (Life Cycle Analysis, LCA) и оценкой так называемых «встречных эффектов», «эффектов отскока» или «обратных эффектов» — rebound effects, что в отечественной литературе переводят как «восстановительные эффекты» или, без перевода, «ребаунд-эффекты».

Основное внимание с позиций анализа жизненного цикла и встречных эффектов уделено биоэнергетике (выращиванию энергетических культур для производства биотоплива), солнечной фотовольтаической энергетике, некоторым аспектам водородной энергетики и использованию электромобилей.

Ряд вопросов остаётся открытым, исследования побочных эффектов в возобновляемой энергетике пока нельзя назвать достаточно хорошо изученной темой, хотя в предыдущие годы по данной тематике был проведён ряд локальных исследований и экспериментов.

Возобновляемая энергетика и эмиссия парниковых газов

Если говорить об эмиссии парниковых газов, то разные виды возобновляемой энергетики, по выражению Андерсена, вовсе не являются «равнозелёными» (equally green), если рассматривать их с позиций полного жизненного цикла. Основной показатель, с точки зрения эмиссии парниковых газов, связанной с производством энергии, используемый в том числе Андерсоном, — это количество грамм-эквивалента СО2 на единицу произведённой энергии, в частности, для электроэнергетики принимается 1 кВт·ч, то есть гСО2экв/кВт·ч.

В данном случае важна методика расчёта и исходные допущения — прежде всего, для какого интервала времени идёт расчёт, а также загрузка производственных мощностей (коэффициент использования установленной мощности, то есть КИУМ) и, соответственно, ожидаемая выработка энергии за определённый промежуток времени. Картина здесь та же, что и с расчётом выровненных затрат (Levelized Costs, LC) на производство единицы энергии. Чаще всего используется 20-летний интервал.

Анализ жизненного цикла даёт следующие показатели эмиссии для разных типов производства электрической энергии [гСО2экв/кВт·ч]: ветряная — 12; приливная — 15; гидравлическая — 20; океаническая волновая — 22; геотермальная — 35; солнечные (фотовольтаические) батареи — 40; солнечные концентраторы — 10; биоэнергетика — 230.

Это, однако, в любом случае на порядок меньше величин, приводимых для энергетики, работающей на ископаемом сырье: угольная — 820; газовая — 490. В то же время, самой «экологически безопасной», в данном смысле, является атомная энергетика, где показатель эмиссии гСО2экв/кВт·ч составляет всего 12, то есть этот параметр равен самым низким показателям энергетики на возобновляемых источниках. Очевидно, что распределение эмиссии парниковых газов по стадиям жизненного цикла производства для разных типов энергетики кардинально различается (рис. 1, табл. 1).

В случае с ветряной, солнечной, геотермальной и гидроэнергетикой основная экологическая нагрузка приходится на стадию производства материалов, оборудования и строительства станций. Сходная структура и у атомной энергетики. У энергетики, работающей на ископаемом топливе, основная часть эмиссии приходится на период работы станции, для которой необходимо сжигание топлива. То же верно и для биоэнергетики. Таким образом, здесь мы тоже можем провести аналогию со структурой затрат — в первом случае «экологические затраты» относятся, скорее, к категории постоянных, во втором — к категории переменных. В первом случае преимущества сильнее проявляются на более длительных интервалах времени. Во втором случае сократить разрыв в «углеродно-эмиссионной ёмкости производства» можно за счёт технологий, позволяющих сокращать расход топлива и систем улавливания парниковых газов. В данном случае, при сравнении «эмиссионной ёмкости» ветряных и угольных электростанций допускается временной интервал 20 лет и КИУМ ветростанций составляет 30-40 %.





Основное внимание с позиций анализа жизненного цикла и встречных эффектов уделено биоэнергетике (выращиванию энергокультур для производства биотоплива), солнечной фотовольтаической энергетике, некоторым аспектам водородной энергетики и использованию электромобилей

Следует учитывать, что выше приведены грубые усреднённые (медианные) значения, здесь не может быть большой точности. Очень много зависит от технологии и конкретных условий производства. Данные различных исследований и разных источников могут кардинально расходиться. В частности, для ветроэнергетики разброс может составлять от 2 до 80 гСО2экв/кВт·ч (onlinelibrary.wiley.com).

Для ГЭС показатель гСО2экв/кВт·ч может достигать 180. А «нижние» значения для электростанций на ископаемом топливе — 200-300 гСО2экв/кВт·ч.

Причины, по которым эмиссия парниковых газов может достигать высоких значений для жизненных циклов гидроэлектростанций, солнечных, биоэнергетических и геотермальных станций, различны. В случае с ГЭС это, прежде всего, формирование водохранилища при плотине, в котором может формироваться застойный режим с микро био логическим разложением органического материала в приплотинной зоне, что вызывает рост эмиссии СО2 и СН4 (метана). Сходные процессы возможны и в зонах приливных электростанций. В солнечной фотовольтаической энергетике основные проблемы связаны с процессом производства солнечных батарей, ведь среди прочих рисков для среды и здоровья он приводит к эмиссии ряда соединений фтора — гексафторэтана C2F6, трёхфтористого азота NF3, гексафторида серы SF6, являющихся мощными парниковыми газами. В случае с геотермальной энергетикой многое зависит от состава энергоносителя — термальной воды, отличающейся высокой температурой и минерализацией со сложным химическим составом. В процессе её использования и утилизации возможно как непосредственное тепловое загрязнение среды, так и выделение в почву, воду и атмосферу ряда химических соединений, включая парниковые газы.

Эмиссия парниковых газов при использовании биоэнергии происходит на всех стадиях. Прежде всего, она происходит на стадии выращивания энергетических культур, в частности, рапса и масличной пальмы. Интенсивная культивация рапса требует большого количества азотных удобрений, что ведёт к росту эмиссии мощного парникового газа — двуокиси азота N20, являющейся, кроме того, разрушителем озонового слоя.





В среднем, как видно, несмотря на ребаунд-эффект, эмиссия парниковых газов в жизненном цикле возобновляемых источников энергии остаётся существенно ниже по сравнению с невозобновляемыми энергетическими ресурсами (за исключением атомной энергетики)

Большие плантации масличной пальмы были созданы в Юго-Восточной Азии (Индонезии, Малайзии, Таиланде) на торфяно-болотных землях, являющихся естественными «ловушками» и «кладовыми» углерода, и на месте тропических и экваториальных дождевых лесов, выполняющих роль «лёгких планеты». Это вызвало быстрое разрушение почвенного покрова, нарушение естественного режима поглощения углерода и, соответственно, рост поступления парниковых газов (СО2 и СН4) в атмосферу. При худших сценариях масштабный переход от ископаемого к биотопливу может не уменьшить, а даже увеличить эмиссию парниковых газов на величину до 15 %.

Другой, пока практически неизученный аспект — возможное снижение общего альбедо (отражающей способности) Земли при масштабном распространении энергетических культур, что теоретически может стать фактором потепления климата.

На стадии эксплуатации — сжигания биотоплива (на транспорте и энергетических станциях), обычно производимого в смеси с ископаемым топливом, также образуются, как выясняется, новые химические соединения, несущие как токсическую, так и парниковую опасность. Рост эмиссии парниковых газов как следствие действий по её сокращению — один из примеров ребаунд-эффекта.

В среднем, как видно, несмотря на этот эффект, эмиссия парниковых газов в жизненном цикле возобновляемых источников энергии остаётся существенно ниже по сравнению с невозобновляемыми энергетическими ресурсами (за исключением атомной энергетики).

В то же время, это далеко не во всех случаях так, и каждый конкретный проект или программа развития энергетики на возобновляемых источниках требует тщательного анализа, в том числе с экологических позиций — всегда заведомо «более зелёными» по сравнению с другими вариантами их считать нельзя.





Другие побочные эффекты

Помимо эмиссии парниковых газов в качестве встречного эффекта, энергетика на ВИЭ имеет и другие побочные экологические последствия. ГЭС и приливные электростанции меняют режимы течений и температур рек и морских заливов, становятся барьерами на путях миграции рыб и других потоков вещества и энергии. Кроме того, один из существенных побочных эффектов ГЭС — затопление территорий, пригодных для расселения, сельскохозяйственной и другой деятельности.

При этом на берегах водохранилищ при ГЭС могут развиваться оползневые процессы, возможны изменения местных климатических условий и развитие сейсмических явлений. Застойный водный режим в водохранилищах способен провоцировать не только рост эмиссии парниковых газов, но и накопление вредных веществ, представляющих угрозу в том числе для здоровья человека.

Отдельную опасность могут представлять прорывы и обрушения плотин ГЭС — особенно в горных и сейсмоопасных районах. Одна из крупнейших катастроф такого рода произошла в 1963-м году на реке Вайонт (Vajont) в итальянских Альпах, где в водохранилище при плотине ГЭС сошёл гигантский оползень, вызвавший перелив волны через плотину и образование «цунами» высотой до 90 м. Огромной волной было снесено несколько населённых пунктов, погибло более 2000 человек.

Геотермальная энергетика несёт риски химического загрязнения воды и почвы — термальные флюиды, помимо углекислого газа, содержат сульфид серы H2S, аммиак NH3, метан CH4, поваренную соль NaCl, бор B, мышьяк As, ртуть Hg. Возникает проблема утилизации опасных отходов. Кроме того, возможны коррозионные разрушения конструкций самих термальных станций, а выкачивание термальной воды может вызывать деформации слоёв горных пород и локальные сейсмические явления, сходные с теми, что возникают при любом горнодобывающем производстве или заборе межпластовых грунтовых вод.

Биоэнергетика связана с отчуждением сельскохозяйственных земель (и других ресурсов) для выращивания энергетических культур, что при масштабном переходе к использованию биоэнергии может обострить продовольственную проблему в мире.

Самый грубый расчёт показывает, что выращивание рапса или подсолнечника в качестве сырья для биотоплива может дать в итоге около тонны биотоплива с 1 га обрабатываемой земли. Общий объём потребления энергии в мире достигает 20 млрд тонн в год в нефтяном эквиваленте. Замещение этого объёма биотопливом всего на 10 %, или на 2 млрд тонн, потребовал бы отчуждения порядка 2 млрд га земли, то есть около 40 % всех сельскохозяйственных угодий мира или 15 % всей площади земной суши, исключая Антарктиду. Масштабное распространение энергетических монокультур снижает биоразнообразие, как прямо, так и косвенно, через ухудшение условий обитания многих видов флоры и фауны.

На стадии сжигания биологического топлива, в частности, на транспорте, при его смешивании с ископаемым топливом (обычным дизелем или бензином) и использовании добавок, позволяющих лучше работать в зимних условиях, идёт образование новых химических соединений, токсичных и канцерогенных по своим свойствам. Это показали, в частности, наблюдения и эксперименты в рамках исследования «Влияние биокомпонентного состава топлива на эмиссию дизельных двигателей и ухудшение дизельного масла» (Influence of biocomponents content in fuel on emissions from diesel engines and engine oil deterioration).

В этой связи сравнительно предпочтительной выглядит водорослевая энергетика — получение энергетического сырья из водорослей. Среди известных культур — такие как Botryococcus bran-nil и Arthrospira (Spirulina) platensis. Водоросли, по сравнению с «сухопутными» энергокультурами, отличаются более высокой (в определённых условиях — на порядок выше) продуктивностью на единицу площади в единицу времени и более высоким содержанием жиров (липидов) — исходного сырья для производства биотоплива. Кроме того, выращивание водорослей не связано с отчуждением продуктивных сельскохозяйственных земель, созданием сложных конструкций и оборудования, использованием большого объёма удобрений. При этом водоросли — один из мощных поглотителей углекислого газа и продуцентов кислорода. В связи с этим, это направление возобновляемой энергетики, пока недостаточно разработанное, можно считать весьма перспективным и с производственных, и с экологических позиций.

Ветроэнергетика — наименее опасная с точки зрения эмиссии парниковых газов и загрязняющих веществ, вызывает в то же время ряд претензий экологов по другим позициям. Они включают шумовое загрязнение местности, «эстетическое загрязнение», риск воздействия вращающихся лопастей на психику. Другая группа претензий связана с воздействием на фауну — в частности, ветряки могут отпугивать птиц и вызывать их гибель при столкновении с лопастями.





Проблема, также нарастающая со временем, особенно по мере строительства офшорных (морских) ветростанций — проблемы с доступностью для сервисных и аварийных служб, затруднения в обслуживании, устранении поломок и аварийных ситуаций, в частности, при возгорании ветрогенераторов

Накопленный опыт эксплуатации ветрогенераторов, насчитывающий в Западной Европе уже около 20 лет, показывает, что эти претензии носят скорее умозрительный характер — во всяком случае, при данной плотности ветрогенераторов и соблюдении определённых мер безопасности, в частности, размещение ветрогенераторов на расстоянии не менее нескольких сотен метров от жилых кварталов. Более реальными выглядят другие проблемы. Одна из них очевидна — ветроэлектростанции требуют больших площадей, и существуют некие пределы их установки на территориях с высокой плотностью населения и инфраструктуры. Другая проблема, становящаяся со временем всё более насущной — утилизация отработавших свой ресурс лопастей ветротурбин, построенных из композитных материалов и несущих высокий потенциал загрязнения среды.

Следующая проблема, также нарастающая со временем, особенно по мере строительства офшорных (морских) ветростанций — проблемы с доступностью для сервисных и аварийных служб, затруднения в обслуживании, устранении поломок и аварийных ситуаций, в частности, при возгорании ветрогенераторов.

Все перечисленные выше проблемы могут усилиться, создавая мультипликативный эффект, при более широком распространении ветроэнергетики. В настоящее время на неё приходится около 9 % общего объёма производства электроэнергии в Германии, около 5 % в Италии, 18 % — в Испании. В других крупных странах-производителях электроэнергии это существенно меньшая доля, в среднем же в мире она составляет около 2,5 %. К каким эффектам может привести наращивание ветроэнергетических мощностей в два-три раза и более — отдельный вопрос для изучения.

В солнечной энергетике основные экологические риски связаны с использованием большого количества токсичных и взрывных компонентов при изготовлении солнечных батарей. В частности, солнечные батареи содержат теллурид кадмия CdTe, сульфид кадмия CdS, арсенид галлия GaAs, а в процессе производства используется фтор, создающий ряд токсичных соединений. Это создаёт проблемы сначала на стадии производства, а затем на стадии утилизации батарей, отработавших свой ресурс. Эта проблема также неизбежно будет нарастать со временем. Другая проблема производства солнечных батарей — большие объёмы потребления воды. По американским данным, потребление воды высокой степени очистки для производства 1 МВт мощностей — около 10 л/мин.

Интегральный показатель, применяемый для оценки вреда того или иного вида деятельности для общества и среды, — это внешние, или экстернальные издержки (external costs), не включённые в цену продукта издержки, которые несёт общество в целом, то есть причинённый социально-экономический и социально-природный ущерб. Внешние издержки включают в себя вред для здоровья людей, коррозию и другие повреждения, наносимые материалам и конструкциям, снижение урожаев и др.

В оценке внешних издержек многое зависит от исходных допущений, они могут резко различаться по странам. В частности, для стран ЕС диапазон внешних издержек производства электроэнергии (евроцентов за кВт·ч) для различных источников энергии составляют (по данным ec.europa.eu): уголь — 2-15; нефть — 3-11; газ — 1-4; атомная энергия — 0,2-0,7; биомасса — 0-5; гидроэнергия — 0-1; солнечная (фотовольтаическая) энергия — 0,6; ветер — 0-0,25.

Для Германии (крупнейшего производителя электроэнергии в Европе с широким развитием энергетики на основе возобновляемых источников энергии) внешние маржинальные (переменные) издержки производства электроэнергии различными источниками оцениваются в следующие величины (евроцентов за кВт·ч): уголь — 0,75; газ — 0,35; атомная энергия — 0,17; солнечная — 0,46; ветряная — 0,08; гидроэнергия — 0,05.

Здесь мы также видим, что энергетика на ВИЭ несёт в среднем заметно меньшие издержки для общества, чем получение энергии из ископаемого сырья.

В то же время, атомная энергетика обнаруживает не менее высокую экологическую конкурентоспособность, несмотря на то, что в связи с известными катастрофами на АЭС в Чернобыле и Фукусиме её репутация в глазах общества заметно подорвана.





Развитие энергетики на ВИЭ требует дополнительного использования невозобновляемых ресурсов: сырья для удобрений в случае с биоэнергетикой, металла для оборудования и строительных конструкций, ископаемого природного газа для производства водородного топлива, энергии из ископаемых источников для работы данных производств

Дополнительные сложности и проблемы связаны с тем, что стадии жизненного цикла могут быть распределены по разным странам. В частности, начальные стадии, на которые приходится основная часть внешних издержек, такие, как выращивание энергетических культур или производство солнечных батарей, чаще проходят за пределами Европы и Северной Америке. Так, на данный момент почти 60 % всех солнечных батарей в мире производится в Китае.

Операционная стадия, на которую в случае с ВИЭ приходится минимальная доля издержек, связана с западными странами — потребителями «зелёной» энергии, а издержки завершающей стадии — утилизации, также могут выноситься в другие регионы.

Иными словами, в случае с энергетикой на основе ВИЭ также возможны ситуации, когда основные выгоды получают одни группы, а издержки ложатся на других. Распределение выгод и издержек — также важный вопрос, имеющий уже социальное измерение.

Фундаментальная же проблема состоит в том, что развитие энергетики на ВИЭ требует дополнительного использования невозобновляемых ресурсов: сырья для удобрений в случае с биоэнергетикой, металла для оборудования и строительных конструкций, ископаемого природного газа для производства водородного топлива, энергии из ископаемых источников для работы данных производств. Соответственно, наращивание производства энергии за счёт ВИЭ будет требовать и роста потребления невозобновляемых ресурсов. Положение вещей, при котором можно будет говорить о безусловном успехе и состоятельности возобновляемой энергетики — создание полных производственных циклов, где производство возобновляемой энергии обеспечивается из возобновляемых же источников. опубликовано  

 

Источник: www.c-o-k.ru/articles/vie-i-pobochnye-ekologicheskie-effekty

Морская прибрежная волновая электростанция для питания удалённых объектов

Поделиться



Для питания различных объектов в удаленных районах морского или океанского побережья целесообразно использовать прибрежную волновую энергию.





 

Актуальность идеи

В настоящее время морская прибрежная волновая энергия практически не используется, хотя запасы ее неисчерпаемы. Среди возобновляемых источников энергия волны обладает наибольшей удельной мощностью: 15 кВт/погонный метр.

Прибрежная волновая электростанция должна удовлетворять следующим требованиям:

  • Энергия волн идет по поверхности, под водой движения практически нет, т.е. забор энергии – только с поверхности воды. Движущиеся части под водой исключены. Забор энергии идёт в зоне максимальной волновой энергии в полосе прибоя.
  • Используется не только фактор подъёма и спада волны, но и фактор движения волн в определенном направлении.
  • То, что станция «прибрежная», предполагает близкое наличие дна, поэтому обязательно использование опоры о дно. «Дайте мне точку опоры…». Забор энергии волны только от подъёма и спада без опоры – неэффективен.
  • Генератор – обязательно над водой, под водой генератор устанавливать нельзя или практически сложно. Низкоэффективный «линейный» возвратно-поступательный генератор следует исключить.
Зона максимальной волновой энергии находится недалеко от берега. На гребне волны начинается бурун. Для преодоления буруна необходимы баллоны большого диаметра:



В основе идеи – тележка с килем и баллонами большого диаметра на осях по краям тележки. Это – по примеру одной из осей автомобиля повышенной проходимости с колёсами большого диаметра. Сама тележка находится на оси конца силового рычага, другой конец которого – на верху столба (колонны), выполняющего опорные функции. Силовая часть – между опорой (столбом) и верхним концом рычага (патент № 2597342).

Предлагаемое решение

Вариант первый

Экономически микро ГЭС (до 100кВт) эффективны, разработаны с учетом современных технологий, просты в управлении, полностью автоматизированы. Оборудование не требует присутствия человека. Качество тока, вырабатываемого микро ГЭС, соответствует ГОСТу. Практика использования микро ГЭС давно отработана.

Микро ГЭС не требуют приобретения какого-либо топлива. Простота технологии выработки электроэнергии, затраты труда на единицу мощности ГЭС почти в 10 раз меньше, чем на ТЭЦ.

Прибрежная волновая электростанция с микро ГЭС с пропеллерной турбиной Каплана низкого давления – один из перспективных путей выработки электроэнергии для прибрежных удалённых объектов.

Простая, эффективная и дешёвая морская прибрежная электростанция для питания удаленных объектов с микро ГЭС, устройствами для забора и подъёма воды, резервуаром на высоте около 3м, работающая от давления воды, поднятой в резервуар за счет энергии морских или океанских волн, в том числе, с малой глубины.

Поплавок в виде тележки с килем и тороидальными баллонами большого диаметра для «перекатывания» через закрученный гребень волны на малых глубинах. Простейший нагнетательный насос внутри колонны внизу. Впускной и выпускной клапаны.



Группа устройств забора и подъёма воды за счет волновой энергии поднимает воду в резервуар на высоту около 3м и выше.

Вариант второй

Простой, эффективный и дешёвый морской прибрежный волновой электрогенератор в составе группы, для питания удаленных объектов, работающий за счет энергии морских или океанских волн, в том числе, на малой глубине в полосе прибоя.



 

Основные отличительные особенности решения:

Независимость от направления волн: Устройство использует не только фактор подъёма и спада волны, но и фактор движения волн в определенном направлении («вытягивание» силовой части в направлении движения волн за счет киля).

Легкость обслуживания: движущиеся части над поверхностью воды (под водой устанавливать электрогенератор нельзя), устройство близко к берегу – короткая электропроводка.

Поплавок в виде тележки с килем и тороидальными баллонами большого диаметра – для «перекатывания» через закрученный гребень волны в полосе прибоя.





Для выработки э/энергии используется круговой, а не линейный возвратно-поступательный генератор с низким КПД;

Маховик – накопитель энергии, зацеплен с шестерней на генераторах, периодически «подкручивается» прохождением волн;

Рычаг, «подкручивающий» маховик через механизм одностороннего вращения (храповик), автоматически оптимально ориентирован по направлению волн за счёт киля на тележке с баллонами на осях по её краям;





Возможно использование одного или двух генераторов – в зависимости от наличия генераторов по мощности и средней высоты волн в местности (энергии волны).

К примеру, мощность генератора (или суммарная мощность 2-х генераторов) – 10 кВт. В течение одной волны генератор работает около 5 сек. С периодом: 1 волна – каждые 10 секунд, в течение 1 часа генератор работает 0,5 часа и ориентировочно вырабатывает 5 кВт/час электроэнергии.

Электростанция из 10 прибрежных волновых электрогенераторов имеет усреднённую мощность 50 кВт. опубликовано  

 

Источник: altenergiya.ru/gidro/morskaya-pribrezhnaya-volnovaya-elektrostanciya-dlya-pitaniya-udalyonnyx-obektov.html

Аккумулирование энергии в АэроГЭС

Поделиться



АэроГЭС, как и другие ВИЭ (возобновляемые источники энергии: солнце, ветер и другие), метеозависима и нуждается в аккумулировании энергии, кроме случая, когда АэроГЭС используется только для получения воды. Пока ВИЭ, включая АэроГЭС, подключены к общей электросети и занимают незначительную долю в генерации ЭЭ, проблема аккумулирования не стоит слишком остро, так как традиционные источники смогут покрывать неравномерность выработки ВИЭ.

Однако эти рассуждения неприемлемы при использовании АэроГЭС в качестве автономного источника энергии, например, для целей армии, ВМФ или МЧС.





В среднем по данным НАСА облака покрывают 67% поверхности Земли, и в смысле природных факторов АэроГЭС по равномерности генерации выглядит даже лучше других ВИЭ с типичным КИУМ ~ 20-40%. Тем не менее мы можем выделить следующие три уровня неравномерности, которые нужно рассмотреть:

Локальная неравномерность — разрывы в потоке облаков. Метео неравномерность — перемены типа погоды (например, с «облачно» на «ясно»). Сезонная неравномерность — смена времен года (например, наступление зимы). Очевидно, что для каждого типа неравномерности можно использовать разные подходы. В целом, можно предложить следующий набор возможных мер:

1. Традиционные химические аккумуляторы. Во многих работах по ВИЭ показано, что из всех существующих способов хранения энергии обычные свинцово-кислотные аккумуляторы остаются пока самым дешевым способом аккумулирования (~$150/кВтч капиталовложений при лимите в 500 полных циклов разряда или при пересчете на издержки за все время жизни аккумулятора ~$0.30/кВтч при характеристиках ~0.013m3/кВтч, ~25kg/кВтч, кпд ~80%).

2. Локальное гидроаккумулирование. Это одно из преимуществ АэроГЭС перед другими ВИЭ. АэроГЭС может удерживать некоторое количество воды в верхнем бьефе, что потребует дополнительных расходов на аэростатическое удержание. Легко подсчитать, что при высоте 2 км каждый кг воды запасает 1кг*10м/с2*2000м = 0.02 МДж = 0.0056 кВтч, для удержания которого требуется примерно 1 м3 или 0.1 кг водорода с минимальной текущей стоимостью ~$0.2-0.3, что эквивалентно ~$35-53/кВтч, что как минимум в три раза дешевле химических аккумуляторов. Реально выгода еще больше, так как АэроГЭС не покупает водород, а производит его сама, т.е. не создает никаких внешних издержек. При этом нет никаких лимитов по циклам гидроаккумулирования и обычно выше кпд. Кроме того, регулирование количества воды в верхнем бьефе дает дополнительный удобный механизм управления высотой подъема АэроГЭС для оптимизации сбора воды.

Впрочем, даже без этого дополнительного запаса воды АэроГЭС может использовать и тот запас воды, который все равно находится в шланге и на сетках. Например, для базового технического прототипа из ТЭО запас воды в шланге для средней оценки производительности составляет 3572 кг. Учитывая, что в среднем напор этой воды лишь половина от исходного, т.е. 1 км, получаем запас энергии ~10 кВтч, что соответствует нескольким минутам работы, в течение которых АэроГЭС будет продолжать работу, постепенно снижая мощность от номинальной мощности 185 кВт (например, в случае разрыва в потоке облаков).

3. Каскадное гидроаккумулирование. Это еще одно принципиальное преимущество АэроГЭС стационарного типа. Как известно, одним из лучших решений задачи неравномерности для любых ВИЭ сейчас является использование ГАЭС. Для этого, используя подходящую возвышенность, строят обратимую ГЭС, которая работает то в насосном, то в генераторном режиме. При этом кпд обратимых гидроагрегатов как правило существенно хуже обычных гидротурбин.

АэроГЭС каскадного типа изящно решает эту проблему, заодно решая и проблему своей метеозависимости. Если имеется подходящая возвышенность, но с нее не течет никакая река, то АэроГЭС может легко организовать эту «реку» и промежуточный верхний бьеф, сливая свою воду в естественном (метеозависимом) режиме не до нижнего бьефа, а до этого промежуточного верхнего бьефа такой каскадной ГЭС.

Тогда эта нижняя ГЭС и будет играть роль гидроаккумулятора, причем с нормальными гидротурбинами, а согласованная работа самой АэроГЭС и этой каскадной обычной ГЭС позволит полностью исключить метеозависимость. Насосный режим при этом можно исключить — насосом будет работать само солнышко, поднимая воду до облаков.

4. Индуцированная или поверхностная конденсация. Еще одна возможность снижения неравномерности, связанная с физическими принципами работы АэроГЭС. В нормальном режиме сетки АэроГЭС предназначены для улавливания микрокапель облаков, т.е. используется влага от эффекта объемной конденсации. Тем не менее, предполагается, что и в отсутствие облаков на сетках АэроГЭС должна происходить поверхностная конденсация (подобно выпадению росы), так как по технологии они подняты заведомо выше точки росы. По предварительным оценкам, этот эффект, конечно, будет давать значительно меньше воды, чем просеивание облака, но тем не менее этот эффект должен существовать и может быть проверен экспериментально.

5. Накопление водорода. Тут АэроГЭС также имеет значительное преимущество перед другими ВИЭ. Преобразование, накопление и дальнейшее использование энергии в виде водорода — это одна из основных идей альтернативной энергетики по замене углеводородных видов топлива. При сравнительно небольших доработках водород можно использовать практически во всех энергетических и транспортных установках, которые сейчас используют углеводороды, что создает возможность постепенного перехода к новой зеленой энергетике с минимальными затратами и без кардинального разрушения прежней энергетической инфраструктуры.

Главная проблема для всех других видов ВИЭ при получении водорода от избыточной энергии — это отсутствие в месте расположения солнечных панелей или ветротурбин источников пресной воды высокого качества очистки, необходимой для работы электролизеров. Напротив, АэроГЭС имеет в избытке и энергию, и идеальную пресную воду (практически, дистиллят). Более того, АэроГЭС технологически и конструктивно может естественным образом хранить водород в своих аэростатах или даже транспортировать накопленный водород в таких аэростатах (уже в виде дирижаблей) потребителю. Легко посчитать, что таким способом можно модифицировать АэроГЭС для увеличения ее аккумулирующей способности примерно в 600 раз! Для этого достаточно кроме водовода спустить вниз и водородовод и использовать баллонетные аэростаты, которые при этом не только будут обеспечивать поддержание элементов АэроГЭС, но и хранить запас водорода в качестве энергоаккумулирующего агента.





Легко показать, что 1 кг (10 м3) водорода (с удельной теплотой сгорания 120.9 МДж/кг) удерживает в верхнем бьефе примерно 10 кг воды с запасом гидроэнергии всего в 0.2 МДж. Таким образом на АэроГЭС в период перепроизводства энергии всегда можно путем закачки водорода (полученного внизу электролизом) и сбалансированного слива воды обеспечить необходимое количество воды в верхнем бьефе (для поддержания конструкции в равновесном состоянии и максимального снижения натяжения удерживающих тросов) и увеличенный в 600 раз запас энергии, который при необходимости в энергии всегда можно так же сбалансировано получить обратно в топливных элементах (из водорода) и турбогенераторе (из воды).

Итак мы видим, что из пяти возможных способов борьбы с метеозависимостью, четыре являются либо исключительным, либо существенным преимуществом АэроГЭС перед другими ВИЭ.

Рассмотрим примерное влияние на ТЭО учета необходимости аккумулирования энергии для минимального (1.85 кВт) и базового (185 кВт) технического прототипа.

Локальная неравномерность — разрывы в потоке облаков

Так как величины интегральной производительности АэроГЭС в ТЭО базируются на интегральных данных по сбору тумана и соответствующего потока воды, то это допускает исходную неравномерность при получении этих данных, которую довольно трудно оценить.

В случае АэроГЭС мы предполагаем использовать облака нижнего яруса (слоисто-дождевые, слоисто-кучевые, слоистые) и облака вертикального развития (кучевые, кучево-дождевые). Большинство таких облаков имеют скважность близкую к 1, т.е. идут практически сплошным слоем. Предположим для нашего условного расчета, что АэроГЭС должна устойчиво работать даже при скважности 2 при том, что такой режим может составлять до 10% времени. Для типичных размеров облаков ~ 1 км и типичной скорости ветра на высоте 2 км ~ 10 м/с это означает, что АэроГЭС должна обеспечить номинальную выработку при разрыве облаков ~ 1 км, т.е. в течение ~ 100 секунд, что соответствует разовому необходимому аккумулированию 185 кДж (~0.05кВтч) и 18500 кДж (~5кВтч) соответственно, и при полном аккумулировании в течение ~ 1 года, т.е. по энергии примерно до половины от выработки в течение 10% от расчетного времени жизни установки в 10 лет.





Таким образом, с локальной неравномерностью АэроГЭС легко справляется за счет локального гидроаккумулирования, что уже дает ей глобальное преимущество перед солнечной и ветровой энергетикой, где для решения подобной проблемы приходится использовать свинцово-кислотные аккумуляторы с многоразовым удорожанием ВИЭ.

Метео неравномерность — перемены типа погоды

Метео неравномерность для определенного места можно оценить по метеорологическим архивам или по данным метеорологических спутников НАСА. Например, для СПб анализ облачности в теплый период года показывает, что перемена типа погоды с «облачно» на «ясно» может составлять по длительности примерно до одной недели с периодичностью порядка месяца, т.е. полное число циклов заряда-разряда (120) не превысит лимит циклов аккумулятора (500), и эксплуатационными издержками можно пренебречь. Очевидно, что локальная энергоустановка любого типа ВИЭ не может справится с аккумулированием недельной выработки (если только это не стационарная установка, которая может реализовать каскадную схему АэроГЭС). Тем не менее проведем соответствующие расчеты.





Таким образом, как и ожидалось, никакой вариант не является приемлемым. Между тем, по данным википедии можно ожидать снижения стоимости обратимых топливных элементов до уровня $254/кВт (General Electric, 2006), и тогда этот вариант будет приемлемым. Кроме того, этот тип топливного элемента может использовать не только водород, но и обычный пропан, что позволяет его использовать вместо резервного дизель-генератора (ДГ).





Тем не менее, на сегодняшний день все же придется использовать ДГ как резервный источник энергоснабжения.

Сезонная неравномерность — смена времен года

Как уже было сказано, АэроГЭС может работать круглогодично только в южных странах. В условиях России капельные облака существуют в нижней тропосфере только примерно полгода, т.е. АэроГЭС должна за теплый период года либо накапливать достаточное количество воды для каскадной ГЭС, либо накапливать достаточное количество водорода, чтобы использовать его оставшиеся полгода в топливных элементах или вместо природного газа в существующей теплоэнергетике, либо просто замещаться на это время традиционными энергоисточниками. Для случая автономного применения в настоящее время для любых ВИЭ в качестве резервного энергоисточника используют ДГ. Сравним технико экономические характеристики при автономном круглогодичном использовании только ДГ или ДГ+АэроГЭС в условиях средней России. Примем, что с учетом зимы и перемен погоды АэроГЭС сможет активно работать только треть времени года. По анализу рынка дизельных и бензиновых генераторов примем средние оценки стоимости ~$150/кВт и издержек ~$0.15/кВтч.





Также рассмотрим использование топливных элементов вместо ДГ, предполагая, что нам придется использовать летом по три модуля АэроГЭС вместо одного, чтобы 2/3 энергии резервировать на зиму в виде водорода.





Таким образом, даже вариант с использованием старых обратимых топливных элементов для запаса водорода, необходимого для длительного полугодового резервирования, вместе с утроенной АэроГЭС (при выдаче той же мощности) оказывается выгоден по сравнению с ДГ.

Сравнение по стоимости воды

Так как АэроГЭС производит не только энергию, но и пресную (практически идеальную дистиллированную) воду, то можно оценить стоимость такой воды по сравнению с альтернативными технологиями, например, для нужд ВМФ или МЧС.





Из расчетов ТЭО следует, что даже если АэроГЭС будет использоваться только для производства воды, то стоимость такой воды будет крайне мала. Например, даже минимальный технический прототип будет производить в сутки ~10 тонн или м3 воды, что при пересчете на срок эксплуатации 10 лет дает 36500 тонн или ~9.64 млн. галлонов, т.е. стоимость воды составит ~ $0.08/м3 или ~ $0.3 за 1000 галлонов, что в несколько раз дешевле, чем другие технологии перечисленные в таблице. Базовый технический прототип будет давать воду еще дешевле: ~ $0.02/м3 или ~ $0.09 за 1000 галлонов. При том, что производство такой воды будет не потреблять, а производить энергию… опубликовано  



 

Источник: altenergiya.ru/gidro/akkumulirovanie-energii-v-aeroges.html

Школьники перевели свой класс на возобновляемые источники энергии

Поделиться



        Аарон Себенс (Аaron Sеbens) и ученики его 4-го класса Детской школы Центрального парка (Cеntral Pаrk Schоol for Сhildren) г. Дарема, Северная Каролина, в марте этого года начали краудфандинговую компанию, чтобы собрать деньги на перевод их класса на вoзобновляемые источники энергии.
        Детский проект получил широкую огласку, после чего чего вместо маленькой цели в 800 долларов получилось собрать сумму в 5820 долларов.



        Дети хотели истратить деньги, чтоб купить и установить солнечную панель, но подкорректировали свои планы и добавили в список покупок ветряную турбину. Всего 2 месяца спустя после окончания компании по сбору денег в школе «перещелкнули выключатель» и перешли на использование зеленой энергии.
        Школьная фотоэлектрическая система имеет шесть 130-ваттных солнечных панелей Shаrp, которые установлены на крыше, зарядного контроллера, четырех аккумуляторных батареек в вентилируемом контейнере, инвертора и соединительных проводков. «Мы выяснили, что на пике производится ток близко 20 ампер при выходном напряжении 30 вольт, и ток 8-10 ампер, когда облачная погода», — комментирует учитель.



Источник: /users/413

Британская компания подключила 26 солнечных электростанций в марте

Поделиться







Компания Lightsource, занимающаяся установкой возобновляемых источников энергии, с начала марта 2014 года запустила 26 фотоэлектрических солнечных электростанций общей мощностью около 227 мегаватт. 1 апреля государственное субсидирование возобновляемой энергетики в области крупных солнечных электростанций было прекращено, сообщает CleanTechnica.com. Lightsource как раз вовремя завершила строительство и наладку своих проектов – больше в Британии не будут субсидировать солнечную энергетику. По этой причине в стране в последние месяцы случился бум установки солнечных батарей, и в первом квартале 2014 года она росла рекордными темпами. Глава Lightsource Ник Бойл отметил, что компании пришлось использовать вертолеты для того, чтобы установить системы солнечных батарей сразу 16 заказчикам за одну неделю.



Источник: energysafe.ru