Татьяна Черниговская: Формально мы в одном пространстве, но реально — в разных

Поделиться



Внутренние решения должны быть серьезными 

— Установлено, что человек становится взрослым не раньше двадцати пяти лет. Оттого ли люди позже стали взрослеть, что возраст смерти сдвинулся, теперь ведь умирают не в 30 лет, а много позже, — или по каким-то другим причинам?

— Общеизвестно, что разные зоны мозга взрослеют не одновременно. Самыми ценными для нас, людей, являются передние, лобные, доли. Передняя часть коры «взрослеет» дольше всего, она продолжает развиваться до 21—22 лет. В справочниках можно увидеть разные цифры: 18 лет, 19 лет — это не принципиально. Важно, что созревание здесь происходит в районе 20 лет, в то время как другие отделы мозга созревают гораздо раньше. Что это за передние отделы? Они — то, что делает нас людьми. Humans — это те, у кого хорошо развиты лобные доли. За что отвечают эти доли? За самоконтроль, планирование действий, мотивы поведения, короче говоря — за функции высокого ранга.





— За когнитивные функции?

— Да, за память, речь, внимание… Когда в результате старения лобные доли становятся не очень хороши (у пожилых людей они начинают «скисать»), в чем это выражается? Не в том, что эти люди не знают, как разговаривать, а в том, что их поведение становится неадекватным и, зачастую, неконтролируемым. Они говорят и действуют по принципу «что вижу, о том пою». То есть не могут спланировать свое поведение и свою речь.

Скажем, вы просите их рассказать про дуб, а они по пути к этому дубу — или уже пройдя тему этого дуба — рассказывают тысячи разных историй, которые порождаются тем, на что они в данный момент смотрят, или тем, что возникло в их ментальном пространстве — тем, что они в этот момент вспомнили. Они не в состоянии построить программу поведения. Прежде всего речевого, но не только. Человек идет чайник ставить, а по пути видит: телевизор включен в одной из комнат, садится и остается там, забыв про этот чайник. Дело даже не в том, что память сдает, а сдает контроль над поведением.

Вам может показаться, что я отклонилась от предмета, но это не так: я издали подхожу. Все знают, что пожилые мужчины нередко — примеров сколько угодно — начинают всерьез ухаживать за барышнями; не потому, что у них «бес в ребро», а потому что контроль потеряли и не видят своего реального положения. Они верят, что молоденькие хорошенькие девушки могут испытывать к ним искренний интерес, а не рассчитывать в скором времени получить наследство. Вспомните «Смерть в Венеции» — там немного другой сюжет, но та же неадекватность поведения. Пожилые женщины, в свою очередь, начинают употреблять яркую косметику, щеголять какими-то сумочками, бантиками, вилять бедрами — короче говоря, демонстрируют неадекватность самооценки и неспособность построить правильное поведение. Отсутствие таких — как бы лучше сказать… — неприятностей как раз и является показателем взрослости.

Подростки себя не контролируют, поэтому для них характерно импульсивное поведение, с необъяснимыми выплесками. Их даже нельзя в этом обвинять (о чем есть большая научная литература), потому что здесь налицо рассогласование созревающего тела, гормонального напора — и уже полученной некоторой свободы. Они не могут справиться с собственным телом и не контролируют себя, потому что лобные доли не дозрели, они не могут выполнять свои функции.

— А если у какого-то подростка нет периода неконтролируемости, если все проходит более или менее гладко — это хорошо или плохо?

— Я думаю, что такого не бывает. Подросток может быть задавлен воспитанием, может сидеть смирнехонько, «по-викториански», положив руки на колени, но это не значит, что внутри бури нет. Помните, были такие кастрюли-скороварки, в них еще самогон гнали. Там была дырочка, из которой пар выходил. Если эта дырочка закупоривается, кастрюля взрывается, причем вместе с домом. Хорошая метафора для того, о чем мы говорим. Если подросток находится в ситуации очень жесткого контроля, без возможности какого бы то ни было выплеска, это плохо кончится. Как минимум неврозом, а то и психозом. Он, я повторяю, не виноват ни в чем. Его бурлящая психика должна иметь выход.

Теперь вернемся к нашим баранам. Есть точка зрения, согласно которой возраст взросления отодвигается. Данные, которые получили на этот счет англичане и еще кое-кто — что в самом деле не дозревают к ожидаемому сроку эти области, — меня не убеждают. Почему? Нет достаточного объема надежной информации. Массового брейн-имиджинга. Нет таких данных и не будет. Кто просто так полезет в томограф? Зачем?

Во-первых, очень дорого. Во-вторых, незачем.

Я не сомневаюсь в том, что они правду говорят, но здесь вопрос: а) статистики, б) трактовки.

Из того, что эти зоны «какого-то не такого» объема, можно сделать только тот вывод, что они «какого-то не такого» объема. Более серьезные выводы, тем более эсхатологические, я бы не стала делать. Есть работы, из которых следует, что у наших биологических предков, скажем у неандертальцев, мозг был больше, чем у нас. Это правда.

Есть работы, из которых следует, что за последние 20 тысяч лет человечество потеряло в объеме мозга немало, примерно теннисный мячик потеряло. Даже в англоязычной литературе читаем: shrinking brain. И сразу идут безумные комментарии: мы становимся глупее, и перспективы у нас тоже соответствующие… Это неправильный вывод. Может, мы и становимся глупее, но убедительных доказательств нет. Из того, что мозг стал меньше — даже если это так, хотя я повторяю: здесь не может быть статистики, ни старой, ни новой, — этого не следует. Сколько они обследовали людей? Тысячу? Нет, даже не тысячу, а максимум несколько сотен. И в очень разных местах. А это значит — разная генетика, разные этносы. То есть разные субгруппы. Даже если, повторяю, мы будем считать, что полученные сведения заслуживают доверия, то выводы могут быть разными. Может быть, shrinking brain означает, что мы становимся глупее. Но возможен и противоположный вывод: дело не в объеме, а в сложности нейронной сети. Может быть, Господь решил подправить дело и сжать мозг для более оптимальной организации нейронных связей.

Конечно, вы вправе меня спросить: «Чем вы можете это доказать?». Ничем. Но и сторонники другого мнения ничем его доказать не могут…Кстати, одомашненные животные имеют меньший объем мозга по сравнению с дикими. Если эту закономерность экстраполировать на homo, то можно сделать интересные выводы…Сейчас все говорят, что мы испытываем страшный стресс, мы находимся под воздействием невероятных информационных потоков, а попробуйте оказаться голым в джунглях…

— Стресс будет не меньшим, вероятно.

— Ни еды, ничего вообще нет. Тысяча опасностей. Кто сказал, что этот стресс меньше, чем наш? Когда вы сидите на диване, читаете книжки, нажмете одну кнопку — включается стиральная машина, другую — микроволновка, и так далее — для чего тут мозги? Мозги тут абсолютно не нужны. Вернемся к животным. Зачем этим domesticated pets мозг? У них нет конкурентов, вокруг носятся пять человек, которые только и думают, какую бы им подсунуть пищу повкуснее… У них нет никакой цели, ради которой они должны были бы свой мозг использовать, в то время как в дикой природе — нон-стоп добыча пищи, оборона и страшная конкуренция.Поэтому когда сейчас говорят о том, что люди не взрослеют до такого-то возраста из-за уменьшения объема мозга, требуются, я бы сказала, очень серьезные доказательства. Можно ли доказать, что никто ничего не соображает и ни за что не отвечает, что все стали какими-то уродами и вообще слабоумными из-за того, что пошла эволюция не туда и что у них мозг маленький? Очень трудно. Здесь может быть обратная зависимость. Понимаете, если читать все время журнал «Лиза», а не шумерские рукописи, то будет такой мозг. Сейчас очень модной — не в плохом смысле слова — темой стал эпигенез: влияние того, чем занимаешься, на гены. Это влияние распространяется на поколения. Жизнь теперь не требует больших усилий… То, о чем я говорю, относится даже к людям, которые находятся в очень конкурентной среде — в бизнесе или где-то еще, — к людям, интенсивно работающим.У меня есть друзья-академики — им лет тринадцать в психологическом смысле. Что не отменяет их высокого научного и интеллектуального уровня, мощной душевной и духовной жизни и т. д.

— Тут есть еще одна тема, которая не сводится к каким-то физиологическим показателям. Речь идет о социально-психологическом эффекте чрезмерного комфорта, чересчур высокого уровня жизни. Детям теперь не нужно писать, за них думает компьютер, у них упала грамотность. Не надо запоминать — все можно найти.

— Я не хочу говорить банальности о том, что мы все недовольны системой образования. Тем не менее во всем мире, за исключением абсолютно элитарных заведений, которых всегда мало, система образования — это, по большому счету, фабрика, где обучают минимальному набору навыков, как правило прагматических. Как заполнить бланк, куда и когда позвонить, как разобраться с налогами и т. п. — задачи сформировать мало-мальски цивилизованную личность не ставят.

Всеми владеет какой-то непонятный экзальтированный восторг в отношении новых технологий: «Ой, уже не надо считать!». Хорошо, что не надо считать, я сама очень плохо считаю, и мне очень нравится, когда считает калькулятор. Но речь же не об этом идет. Речь о том, что математика формирует мозги. Когда дети читают дайджесты, в которых написано, кто кого убил в «Преступлении и наказании», — это даже не профанация. Я не то что бы сноб (хотя я сноб), но я против обмана. Потому что они подсовывают этому ребенку вообще другую вещь. Она только называется «Достоевский». Конечно, можно пересказать на пяти страницах всего Шекспира. Но с какой целью?

— Это таблетка со вкусом земляники.

— Да. Поэтому, конечно, подростки очень инфантильны. У них не сформированы духовные ценности,потому что им не на чем сформироваться. У них нет потребности думать над тем (извините за пафос), зачем я живу, кто я такой. Непонятно, ради чего у них должна была бы эта нейронная сеть работать. Ей незачем работать. Потому что они имеют интеллектуальную жвачку. И весь мир такой же, и они живут в этом мире. Хотя формально мы в одном и том же пространстве, но реально — в разных.

— А не возникает у Вас впечатления, что армия современных психологов стремится всячески уменьшить дезадаптацию, и от этого возникает нечто вроде гиперадаптации. Все схвачено, везде все удобно, но именно это делает человека и социально, и психологически плохо приспособленным…

— Согласна. Более того, поскольку многие сидят в чатах, в сетях, короче говоря, общаются виртуально, они фактически не имеют опыта реального общения. В сети ты можешь быть под другим именем, ты можешь его поменять и исчезнуть, стать другой личностью — и ты вообще ни за что не отвечаешь.

Компьютерные игры (я, кстати, ни разу в жизни не играла ни в одну компьютерную игру) абсолютно разрушительны. Потому что там нет смерти, и соответственно перевернуты все ориентиры. Ты убил противника, выключил компьютер, включил — и он опять живой. Вы можете мне сказать: современные игры более совершенны. Но я говорю про общую линию. Если они будут усовершенствоваться и дальше, эти компьютерные игры, — нам совсем крышка. Потому что тогда они станут вообще подобными миру, и способа различить, где ты находишься — в реальном мире или в виртуальном — вообще не будет. Интерактивное поведение, скафандры специальные, воспроизведение тактильных эффектов — все это уже давным-давно есть, слух-зрение есть, остался запах, который вот-вот будет, это нетрудно сделать. И что? Это же путь в сумасшедший дом.

— Звучит апокалиптично.

— Не надо еще забывать, что у нас впереди (это к вопросу о зрелости и незрелости) switch, по сравнению с которым позднее взросление — это шутки. А именно: чип в голову. Это реальность, это не фантазии. Чип, который увеличивает вашу память, в несколько раз увеличивает скорость мышления. Встает вопрос о самоидентичности. Вы до чипа и Вы после чипа — это одно и то же? Искусственный интеллект наступает. Перво-наперво, я не понимаю, зачем он нужен. Хорошо, если он просто слуга, который вместо нас просчитывает гигантские базы данных, чтобы правильно погоду предсказать, тут я не против. Но говорят другое: человека повторим в силиконе. А это значит: повторим его эмоциональную жизнь. У искусственной этой штуковины будут собственные цели, мотивы, планы. И мы можем не входить в эти планы. Я повторяю: это не Лем, это серьезно. Это серьезно и опасно. Наши надежды заключаются в том, что человек, к счастью, — это не только такой компьютер. В нем есть очень большие сферы, которые в digital world пока не укладываются. Гештальтное восприятие, все искусство, творчество, наука, которая не только счетом занимается, — этого компьютеры не могут делать. Пока это все наше, у нас есть шансы. Но если люди додумаются, как вложить в этого нового Франкенштейна не только дигитальную, цифровую компоненту, а и все остальное, — закрываем лавку.

— Поскольку над этим думают сейчас писатели-фантасты, а как известно, все, что придумали фантасты, начинают придумывать инженеры, я полагаю, рано или поздно они что-нибудь придумают.

— Это, к сожалению, так.





 Тогда я сейчас сформулирую ужасный вывод, а Вы его прокомментируете. Я вижу ситуацию так. Все, если говорить об истории человечества в целом, может кончиться плохо, и вот это позднее взросление мы должны рассматривать как некий симптом приближения к такому исходу. Симптом в том, что сейчас эта гиперадаптация, или отстранение человека от проблем, стала нарастать.

— Да, это симптом, и я считаю, что мы движемся в очень опасную сторону, но и некий челлендж здесь есть. Говорю не затем, чтобы закончить на оптимистической ноте, а не на апокалиптической, но именно сейчас наша ответственность как пока еще высшего биологического вида на этой планете очень велика. Мы должны напрячься — и все-таки повзрослеть пораньше, а не накануне смертного часа. Потому что дальнейшее будет зависеть от того, как мы будем себя вести. Например, можно дать себе по рукам и прекратить играть в компьютерные игры. Или в генетические игры. Генетика очень мощна, она вызывает у меня просто восторг, но одновременно вызывает и ужас. Пусть клонирование решительно запрещено — но удалось ли хоть что-нибудь запретить в истории человечества? Запретить нельзя. Всегда найдется миллиардер, который купит остров, купит ученых, купит все, что нужно для этих ученых, и перешагнет через запреты…

— Люди подсажены на исследования, у них это вызывает эйфорию.

— Если отвлечься от клонирования, понятно, что самая секретная из секретных информаций — это информация о геноме. Недавно моим коллегам, профессорам-биологам из Стенфордского университета, подарили к Рождеству их расшифрованные геномы. Это такая коробочка размером примерно с компьютерный диск — черная коробочка с шифрами.

Я уверена, что так или иначе будут вламываться в эти геномы, и начнется то, о чем уже пишут. Пока это просто жареный сюжет, но я не вижу причин для несерьезного отношения к этому. Скажем, вы идете страховать свое здоровье. А вам говорят: зачем страховать — вам осталось жить полтора года. Страховать не будем. Понятно, что я играю сейчас и специально ерничаю. Но не вижу причин, почему бы такое не стало происходить.

Понятно, что с помощью той же отвертки будут делаться и замечательные вещи. Например, в геноме Пети Н. есть потенциальная опасность болезни Альцгеймера. Подкрутим эту штучку, чтобы не было Альцгеймера. Роскошная вещь. Но вот беда: одновременно можно и другие штучки подкрутить при желании. Дети по заказу — это же не шутки. Чтобы ноги были полтора метра, глаза васильковые, IQ — 250, талия 30 см…

— А существуют ли какие-то тактики, которые позволили бы это как-то скорректировать? Взять то же взросление. Мы согласились в том, что это вещь симптоматическая — значит, она практически неизбежна и развернуть назад эту всю эволюцию невозможно?

— Биологически нельзя развернуть эволюцию назад, но ответственное поведение тех, кто учит, тех, кто учится, и тех, кто принимает решения, потенциально может направить ход событий в правильное русло.

 Это уже оптимистическая нотка.

— Наши гены — это потенция. Конечно, это очень много. Против лома нет приема. Если плохие гены, то ничего не попишешь. Но если гены хорошие, их все равно недостаточно. Положим, вы получили в наследство Stainway. Для того чтобы играть на нем, нужно научиться. Если вы ведете другую жизнь, то полученные вами от дедушек и бабушек хорошие гены не сыграют. Более того, они загнутся. Что же делать сейчас? Прекратить играть в игрушки с крестиками и ноликами — я имею в виду тесты. Увеличить объем гуманитарного образования, и очень резко. Учить людей «бессмысленным» вещам. Например, шумерской поэзии. Это нужно, я бы сказала совсем грубо и почти пошло, для того, чтобы формировать наши мозги. Вот пункт первый. Пункт второй: мы должны осознать свою ответственность за цивилизацию этой планеты. Если не осознаем, тогда можно заканчивать, лавку закрыть.

Есть и еще одна опасная вещь, о которой я тоже все время говорю. Появилась мода: «It’s not me, it’s my brain». В судах в Соединенных Штатах. Преступник говорит: «У меня мозг преступника. Разве я виноват, что с таким мозгом родился? К нему и претензии». Понимаете? Это перенос личной ответственности на биологическую ткань. Жуткое дело. Если мы в самом деле уверимся в том, что все заложено, то конец всему, и цивилизация наша — это просто цирк зверей. Поэтому закончить, несмотря на все франкенштейновские ужасы, хочу все-таки не без положительной ноты: раз сейчас настало время — а на это указывают разные симптомы, — когда мы вступили на опасную дорожку, то и наша ответственность за свое поведение должна быть гораздо более серьезной. Внутренние решения должны быть серьезными.

 Согласен. Переходя на уровень социальной организации, хочу обсудить еще один вопрос. Отдельно взятый человек слишком слаб, чтобы принимать такие решения. С другой стороны, они неосуществимы на уровне государственном. Должно быть какое-то горизонтальное общественное движение, способствующее повышению этой внутренней ответственности. Какая-то самоорганизация общества…

— Когда я стала общаться с людьми, принимающими серьезные решения, я получила неожиданный опыт. Там, конечно, есть и не слишком компетентные специалисты, но по большей части, когда начинаешь общаться с ними напрямую, оказывается, что они умны, образованны, хотят добра. Это меня озадачило. Если бы это были какие-то монстры, то история была бы простой и понятной. Так что, может быть, вы в этом смысле правы и что-то должно с самим социумом произойти.

Почему происходит так, что доктора наук, профессора, серьезные люди хотят сделать что-то хорошее и ничего не могут? Помните, когда вводили ЕГЭ, мотив звучал так: в каждой деревне ставят свои оценки; чем выше рангом школа, тем ниже оценка; за что в математической школе в Москве или в нашей классической гимназии детям поставят «три», то во всех других местах будет награждено «пятеркой с плюсом». Так введем, как во всех приличных странах, единый государственный экзамен — чтобы было понятно, что такое «четыре». Трудно спорить с такими аргументами. А вышло что? Учителя решают задачи за учеников, массовое списывание, коррупция, которая перекинулась, кстати, и на районные поликлиники, где выдают справки, что у ребенка не все в порядке и надо ему дать «другую шкалу». А ведь сам по себе шаг был разумный.

— Да, логичный, рациональный.

— И кое-что он принес. У нас резко расширился охват других регионов России. С Дальнего Востока не каждый поедет сдавать экзамен в Москву: очень дорого. Да и блат раньше был, на престижные места просто так не попадали. А теперь абитуриент сидит у себя дома, посылает свои результаты, а ему присылают открытку: «Вы приняты». То есть ситуация коррупционная на уровне приема в университет отсутствует. А расширение диапазона налицо. И это чистая правда.

— По поводу ЕГЭ я бы сказал, что это движение в правильном направлении, но оно очень плохо учитывает специфику нашего социума. Надо ставить какие-то дополнительные барьеры.

— Да, что-то в обществе происходит не то. Но кто, как не мы, должен с этим справиться? И здесь мы вновь возвращаемся к вопросу, почему не работают, казалось бы, логичные механизмы — тестирования, стимулирования? Взрослеет человек не только позже, он взрослеет по-другому, у него сменились способы взросления, ему надо адаптироваться к информационной среде, а социальные навыки, с которыми мы связываем взросление по традиции, идут на третьем месте. Тот факт, что во многие сферы современный человек даже не погружается, ибо все уже решено и подготовлено за него, делают традиционное социальное взросление с ответственностью, социальными навыками и коммуникативностью прежде всего слабой стратегией.Человек grosso modo превращается в машину, срастается с ней, и его взросление становится не адаптацией к социальной реальности, а адаптацией к надстройке над ней — информационно-машинной среде. опубликовано  

 

беседовал Алексей Муравьев

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.strana-oz.ru/2014/5/pozdnee-vzroslenie-kak-trevozhnyy-simptom

Я благодарна Богу за то, что мы не вместе...

Поделиться



Идет девка замуж – песни поет, а выйдет замуж – слезы льет

Как нельзя лучше подходит эта поговорка к моей семейной жизни. С лихвой хватило мне психологического насилия в моей попытке номер два. Повелась на доброту и великодушие (кстати, показалось) и попала в сети изощренного манипулятора. Такие, как он, хорошо людей чувствуют, все их слабые места и крючки, за которые можно держать. Чувствовать-то они чувствуют, но действуют всегда в своих интересах, даже когда делают якобы хорошо для тебя.

Очень хорошо помню этот взгляд с прищуром после того, как для меня был совершен “подвиг” – приготовлен ужин или сделано утром кофе.То, что ты делаешь каждый день, это даже без “спасибо”, а то, что раз в месяц сделан он – это с ожиданием похвал до небес.





Музыка, которую я слушала, ему не нравилась. Даже если я слушала в наушниках, он понимал, что там звучит и бесился. Помню, однажды сел в мою машину, а у меня пела Ваенга. “Снова курю одна, снова курю, мама, снова…” Настроение было супер, я подпевала. Первые три минуты он слушал. Потом сказал остановить машину и начал выносить мозг. “Одна хочешь быть, да? Вставляет тебя это говно? Королева нашлась! Найди себе зека, он будет тебе на гитаре бренчать эту муть: “Дорогая моя, хорошая…” Слов тебе таких не хватает? Давай, слушай без меня”. Дверь с грохотом захлопнулась. Он, обиженный, едва не бежал к себе домой. Я в недоумении от того, что произошло, попыталась догнать, объясниться. “Если ты не понимаешь, нам не о чем говорить”. Он всегда угрожал разрывом, когда ему что-то не нравилось.

Тогда я не понимала, что жить в этом невозможно. Я была в иллюзиях, что вспышки гнева на пустом месте случайны. Все изменится, думала я, не желая признавать, что это психопатия, и она сама не проходит.

Ничего не менялось и не проходило. Ему не нравилась моя работа. Никакая. Ни мой карьерный рост на почве HRM, ни мое предпринимательство. Сейчас я понимаю, что это все и не могло ему нравится. Я олицетворяла собой все то, что он не мог сделать в жизни. К тому моменту я получила уже два высших образования, у него не было ни одного. Я достигла вершин карьерной лестницы, он был рабочим. Я решилась на собственный бизнес, он по сей день наемный работник. Но тогда я никак не могла взять в толк, за что меня так жестоко прессуют.

Мне казалось: “Вот же, просто, давай! Делай!”.Но он-то знал, что не в силах, и упорно тянул меня вниз, потому что наверх подняться не мог. Такой низкой самооценки, как после этих отношений, у меня не было никогда. При больших фактических достижениях я была абсолютно раздавлена, я считала свою работу никчемной и бесполезной, с его слов, и даже стеснялась говорить, кто я.

Много можно вспомнить подобных эпизодов. Мне кажется, ему не нравилось во мне ничего. Я была недостаточно женственной, плохой хозяйкой, не настолько умной и прочее. Почему я была с человеком, который, как я понимаю сейчас, никогда меня не любил? Потому что, начиная с младенчества, у меня не было опыта жизни с близким человеком, который бы меня любил и принимал.То, что делал со мной он, было привычным – так относилась ко мне мать. Не выбирая это сознательно, все равно попадаешь туда, куда ведёт твое бессознательное.

Пока не вырастешь как личность. Пока не созреешь духовно. Пока хотя бы частично не освободишься от заложенных сценариев. Ты не сможешь понять, что такое уважение, любовь, ценность близости, понимание, ответственность. Ты будешь считать, что плохо с тобой обращаться можно. Ты просто не будешь знать, что есть хорошо. Ты даже не сможешь в это поверить.

А душа страдает. Она-то знает, что ты живешь не своей жизнью.

Ощущая себя сейчас, зная и понимая себя, я хочу искренне поблагодарить его за то, что он со мной делал.Боль – это скоростной лифт к себе. Оставшись с ним, я бы никогда себя не услышала, я бы так и жила в известном сценарии жертвы.Но боль от его предательств и его отношения ко мне была настолько сильной, что вынудила проснуться.





Я благодарна Богу за то, что мы не вместе. Я благодарна, что не потратила десятилетия на осознавание.Я рада, что прошла эту школу в короткие сроки. Я благодарна ему, потому что стала собой. Я благодарна за то, что теперь могу жить и любить.  опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: //pticavpolete.com/idet-devka-zamuzh-slezy-ljet.html

Советы молодым женам от жены постарше

Поделиться



Совет первый и самый главный: становись женой только тогда, когда ты сама этого хочешь, и только того, кого ты выбрала сама. Не позволяй никому влиять на это решение – ни страхам, ни подругам, ни маме с поджатыми губами. Когда через несколько лет ты поймешь что это было не твое решение и подашь на развод, у мамы губы подожмутся еще сильнее, так что убедись в том, что ты действительно хочешь быть женой своего мужа перед тем как отправиться в ЗАГС.

Советы молодым женам 





Ну а если ты уверена в своем выборе и в своем решение, то совет вам да любовь. Вернее, несколько советов:

1. Договаривайтесь на берегу: в самом начале совместной жизни проговорите свои ожидания и привычки в быту, финансах, досуге. Убедись в том, что вы одинаково понимаете что такое «измена», «предательство», «алкоголизм», «личная свобода» и т. д., чтобы потом избежать лишних конфликтов.Обсудите то, что для каждого из вас неприемлемо во всех сферах совместной жизни. 

2. Учись вовремя останавливаться, и главным образом — закрывать рот. Желание оставить последнее слово за собой абсолютно не конструктивно, опытные жены знают, что иногда лучше промолчать и не довести спор до конфликта, чтобы потом спокойно добиться своего. 

3. С самого начала защищай пространство своей семьи от родственников и родителей – ничто так не усложняет жизнь, как вовлечение родни в ваши проблемы. Приложи все усилия к тому, чтобы жить отдельно от родителей, даже если они самые замечательные в мире. Родственники могут вмешиваться в вашу жизнь из лучших побуждений, но самая правильная реакция – вежливо и сразу отправлять всех в сад.
 





4. Не жди, что муж окажется телепатом. Многие жены по молодости уверены, что их супруг обязан читать мысли на расстоянии и сразу понимать, что именно он сделал не так. С возрастом приходит очень четкое понимание того, что если хочешь добиться от человека чего-то, «скажи ртом» — не жди, что он «сам догадается». Он не догадается, 99 из 100.

5. Не копи обиды. Обидеться и замолчать – это часто первая и естественная реакция, но смысла в ней нет никакого. Раз уж ты выбрала себе мужа, то учись с ним жить и учись объяснять ему, что именно тебя обижает и почему. 

6. Не сбегай от проблем к маме или подругам, учись разруливать трудности в собственной семье самостоятельно. Пожаловаться на мужа маме это тоже первая и естественная реакция, однако раз уж ты теперь жена и взрослый человек, то маму лучше не волновать своими разборками. Вы с мужем помиритесь, а у мамы осадок останется. И даже у самой мудрой мамы обиды на мужа дочери со временем копятся, вы помирились и забыли, а мама уже воспринимает ситуацию в вашей семье по-другому. 

7. Не терпи агрессию в свой сторону, ни эмоциональную, ни, тем более, физическую. Если муж поднял руку – собирай вещи и уходи, со временем можно простить, но нельзя давать второй шанс. Переступив черту один раз, он скорее всего переступит ее снова, и не только по отношению к тебе, но и по отношению к будущим детям. 

8. Учись хвалить мужа. Наедине и при посторонних. Делай акцент на его достижениях, рассказывай о том, чего он добился. Всегда отмечай его усилия и старания. Нам всем важно, чтобы нас хвалили, поддержка жены помогает мужчине расти во всех сферах – рабочей, семейной и личной. 





9. Заведи привычку радовать мужа – маленькими сюрпризами, приятностями, просто красивыми моментами. Необязательно подарками, можно скачать хороший фильм или заморочиться и приготовить его любимое блюдо. Увидишь: через какое-то время привычка радовать друг друга станет вашей семейной традицией, и именно эта привычка позволит вам сохранить романтику на долгие годы. 

10. Учись командной игре. Команда – это когда у вас общие цели, понимание того, чего вы оба хотите и распределение обязанностей. И еще команда это про поддержку и «единый фронт»: никогда на спорь с мужем и не критикуй его при посторонних, даже если ты в корне не согласна с его точкой зрения. Свои разногласия вы уладите потом наедине, для всех остальных вы – одна команда.

 
11. Не играй в идеальную жену с ресторанным меню и сервисом пятизвездочного отеля, со временем любые усилия воспринимаются мужем и близкими как данность и перестают цениться. Хозяйка на кухне, леди в салоне и проститутка в постели – это городская легенда, ты не обязана соответствовать картинке из журнала. 

12. Не делай мужа центром своей вселенной, всегда сохраняй круг своих интересов и источник пусть небольшого, но стабильного дохода. Это не только сохраняет уважение со стороны мужчины, но и дает тебе пространство для маневра, в случае чего. 

13. Общайся с подругами, сохраняй свои хобби и интересы, в которые муж не вовлечен – у тебя, как и у него, должна быть личная территория, баланс очень важен для сохранения гармонии. 

14. Не расслабляйся. Замужество это не олимп, на который надо взобраться чтобы почивать потом на лаврах, набирая лишние килограммы и постепенно деградируя. Развивайся как личность, проявляй и сохраняй все три свои ипостаси – любовницы, матери и смешной девчонки, о которой нужно заботиться и которую нужно баловать.

15. Уважай личную свободу и пространство своего мужа, молодых жен иногда бывает слишком много. Бывает так, что мужа просто надо оставить потупить на диване, никакой драмы в этом нет. 

16. Не психуй из-за бытовых разборок. Бытовые разборки это эпизод, а не конец фильма. Все пары проходят через этап бытовой притирки, вы не исключение. 

17. Штамп в паспорте это не контракт на пожизненное обладание человеком, никогда не воспринимай свою семью и свое счастье как данность. Будь благодарна за то, что любимый человек рядом, и будь готова к тому, что все может измениться. Это помогает правильно расставлять приоритеты. 

18. Береги доверие. Глупое вранье по какому-нибудь нелепому поводу может отравить доверие в серьезных вопросах. 

19. Учись спорить без перехода на конфликт, почитай статьи по конфликтологии,найди в словаре слово «конгруэнтность». Умение находить истину в смачном, но не обидном споре это залог долгой и счастливой семейной жизни. 

20. Уступай мужу в мелочах, семейная жизнь это не соревнование, в котором тебе надо доказать, что ты правее чем муж. Иди на компромиссы в вопросах незначительных, и всегда делай на этом акцент, чтобы в вопросах принципиальных у тебя на руках был козырь – «я вот тебе всегда уступаю!» опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //tetkam.net/style-article.php?pageCatId=6&artId=7739

Джон Элдридж: Самый главный вопрос для мужчины

Поделиться



Вызов, который бросает нам жизнь

«Несколько лет назад, одним теплым августовским вечером, я со своими сыновьями занимался скалолазанием в местечке под названием „Сад богов“ неподалеку от нашего дома. Мы все любим лазать по горам, и за этой нашей любовью стоит нечто большее, чем просто любовь к приключениям. Противостояние каменной глыбе, согласие ответить на вызов, который она нам бросает, позволяет проверить себя и убедиться в своей мужественности. К тому же мальчишки при всяком удобном случае готовы залезть на любой высокий предмет — холодильник, перила, соседский виноградник, — поэтому лучше, если этот предмет находится вне дома. 





В тот вечер Сэм должен был взбираться первым, и после того как он закрепил на себе страховочную веревку, он начал подниматься. У него неплохо получалось до тех пор, пока он не достиг небольшого выступа.

В этом месте, несмотря на страховочную веревку, Сэм почувствовал себя незащищенным и уязвимым. Ему никак не удавалось преодолеть этот выступ, и чем больше он там висел, тем больше начинал поддаваться панике и уже был готов расплакаться. Поэтому, немного подбодрив его, я сказал, что ему лучше спуститься вниз, так как нам вовсе не обязательно взбираться на эту скалу именно сегодня, и что я знаю еще одну скалу, восхождение на которую было бы для нас намного интересней. „Нет, — ответил он, — я хочу взобраться именно на эту скалу“.

Я понял его. В жизни бывают моменты, когда нам просто необходимо ответить на вызов, который бросает нам жизнь, и прекратить пятиться назад. Поэтому я помог ему преодолеть этот выступ, и он достаточно быстро и уверенно стал продвигаться вверх. „Вперед, Сэм! Ты неплохо смотришься. Вот так… теперь тянись вправо… молодец, а сейчас оттолкнись от этой опоры… удачный шаг“.





Обратите внимание, насколько важными являются такие подбадривающие реплики в любом мужском виде спорта. Таким способом мужчины как бы между прочим выражают одобрение друг другу. Мы редко открыто хвалим друг друга так, как это делают женщины.

Мужчины хвалят, отмечая достижения и успехи друг друга: „Ух ты, меткий удар, Тед. Сегодня у тебя просто убойный размах“.

Прошло десять или пятнадцать минут, и я уже забыл о том, что произошло с Сэмом. А он нет. Пока я руководил восхождением его брата, Сэм как-то неслышно подошел ко мне и тихо спросил: „Папа… а ты правда думаешь, что я повел себя как настоящий мужчина?“

Если вы не обратите внимания на подобные моменты, то можете навсегда потерять сердце мальчика. Это не обычный вопрос — это самый главный вопрос для мальчика и мужчины. Смогу ли я справиться с трудностями? Достаточно ли я силен?

До тех пор пока мужчина не будет уверен в своей мужественности, он всегда будет стараться доказать, что имеет право называться настоящим мужчиной, в то же самое время стараясь избегать всего, что может доказать обратное. Большинство мужчин живут, пытаясь ответить на этот вопрос или страдая от того ответа, который они получили.

Откуда берет начало мужественность?

Чтобы понять, откуда в сердце мужчины появляется рана, вы должны понять основную истину на пути превращения мальчика в мужчину: мужественность не приходит сама по себе, она даруется (или передается). Мальчик узнает, кто он и на что способен, от мужчины или группы мужчин. Он не может узнать об этом каким-то иным образом. Он не может узнать об этом от других мальчиков, не узнает он этого и в женском окружении. Отец становится первым мужчиной в жизни мальчика и навсегда остается самым важным мужчиной в его жизни. Более того, отец должен ответить на самый главный вопрос своего сына и дать ему имя. На протяжении всей истории человечества, записанной в Библии, именно отец благословляет сыновей и таким образом дает им имена.

Матери и сыновья

Мальчик приходит в этот мир благодаря своей маме, и она является центром его мироздания в первые месяцы и годы его жизни. Она кормит его грудью, воспитывает, защищает, она поет ему песни, читает книжки, ухаживает за ним, как говорится, '»как наседка". Она очень часто дает ему имена, нежные имена типа «мой маленький ягненочек», или «мамина радость», или даже «мой маленький дружок». Но мальчик не может возмужать с такими именами, и наступает время перемен, когда он начинает искать любви и внимания своего отца. Он хочет поиграть с ним в мяч, побороться с ним, провести вместе с ним время на природе или в его мастерской.

Если отец работает вне дома, как большинство мужчин, его возвращение домой вечером становится для мальчика самым главным событием дня.Это очень тяжелый период в жизни матери, когда отец заменяет ее и становится самым главным человеком в глазах ее сына.

Мать редко соглашается с этим и еще реже правильно реагирует на эти изменения. Многие женщины просят своих сыновей заполнить ту пустоту в душе, которую оставляет их муж. Но у мальчиков есть вопрос, требующий ответа, и они не могут получить его от своей матери. Женщина никогда не сможет дать сыну то, что сделает его настоящим мужчиной. Мама часто называла меня «солнышко», а отец звал меня «тигром». Как вы думаете, какой образ будет для мальчика привлекательнее? Он по-прежнему будет прибегать к маме за утешением (например, когда разобьет коленку), но он пойдет к отцу в поисках приключений, чтобы получить возможность проявить свою силу и, прежде всего, чтобы получить ответ на главный вопрос своей жизни. 

Совсем недавно я прочитал историю о женщине, находящейся в разводе с мужем, которая пришла в бешенство, когда ее бывший муж захотел взять сына с собой на охоту. Она попыталась получить официальный документ, согласно которому отцу запрещалось бы рассказывать сыну о том, как обращаться с оружием. Один молодой человек поделился со мной: «Мы живем на восточном побережье, рядом с парком аттракционов. Там есть старое рыболовное судно, деревянное, но моя мама никогда не разрешит мне залезть на него». Это тоже лишение мужественности, и в подобной ситуации совершенно необходимо активное вмешательство отца или другого мужчины.





От силы к силе

Трудно сказать, что такое мужественность, но каждому мальчику она необходима точно так же, как пища и вода. Это нечто, чем обмениваются мужчины. «Традиционный метод воспитания сыновей, — заметил Роберт Блай, — который применялся на протяжении тысяч и тысяч лет, который был очень важен и для отцов, и для сыновей, живущих в очень тесной — убийственно тесной — близости, заключался в обучении отцом сына своей профессии: это могло быть земледелие и животноводство или плотницкое, кузнечное или портняжное дело».

Мой отец научил меня ловить рыбу. Мы часто проводили вместе долгие дни на реке, в лодке, пытаясь поймать рыбу. Я никогда в жизни не забуду, как он радовался за меня, когда мне удавалось что-то поймать. Но сама рыба никогда не представляла для нас особой ценности. Самой большой ценностью была радость, общение, ощущение причастности к мужскому делу. «Молодец, настоящий тигр! Давай, тащи ее! Вот так… Отлично сработано!»

Послушайте мужчин, когда они с теплотой говорят о своих отцах, и вы услышите нечто подобное: «Мой отец научил меня чинить трактор… делать финт (Прим. в спорте: обманное движение, ложный выпад)… охотиться на перепелов». И если не вдаваться в детали, то самое главное, что в такие моменты отцы дают сыновьям свое мужское благословение.

«В большинстве первобытных племен отцы и сыновья проявляют удивительную терпимость по отношению друг к другу, — говорит Блай. — Сыновьям надо многому научиться, поэтому отцы и сыновья часами находятся вместе, пытаясь изготовить наконечники для стрел, или починить копье, или загнать дикое животное.

Когда отец и сын так много времени проводят вместе, что еще делают некоторые отцы и сыновья, то можно сказать, что некая субстанция, необходимая почти так же, как пища, передается от старшего младшему». 

«В первобытном обществе люди верили, что мальчик становится мужчиной лишь благодаря тому, что совершается особый ритуал и прикладываются определенные усилия, — лишь благодаря активному вмешательству более зрелых мужчин», — напоминает нам Блай. Отец или другой мужчина должен активно вмешаться в процесс воспитания, а мать должна отпустить от себя своего сына. 

Блай описывает ритуал, совершаемый в одном из племен, который предполагает, как и все подобные ритуалы, что мужчины уводят мальчика для обряда инициации. Но в этом случае, когда они возвращаются, мать мальчика притворяется, что не знает его. Она просит представить ее «молодому человеку». Это прекрасный пример того, как мать может помочь своему сыну стать частью мира его отца. Если она этого не сделает, то в дальнейшем сын может столкнуться с большими неприятностями, особенно когда женится. Между матерью и сыном устанавливается эмоциональная связь, которую можно назвать эмоциональным инцестом.

Женившись, он старается сохранить верность сразу двум женщинам. Вот почему в Писании сказано: «Поэтому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей...» (Быт. 2:24; курсив мой. — Дж. Э.).

Иногда, когда мать не хочет отпустить сына, он отчаянно пытается оторваться от нее. Обычно это происходит в подростковый период и часто принимает уродливые формы; иногда молодой человек начинает говорить своей матери ужасные вещи. Мать чувствует себя отвергнутой, сын чувствует себя виноватым, но он знает, что просто должен оторваться от нее. Так было в моем случае, и мои отношения с матерью с того момента, как я вступил в переходный возраст, уже нельзя было назвать хорошими.

Я обнаружил, что многие, очень многие взрослые мужчины недовольны своими матерями, но затрудняются назвать причину своего недовольства. Они просто чувствуют, что тесное общение между ними невозможно. 

Мой друг Дейв признался: «Я ненавижу звонить своей маме. Она всегда говорит что-то типа „я так рада слышать твой сладкий голосочек“. Мне двадцать пять лет, а ей по-прежнему нравится называть меня своим маленьким ягненочком». Каким-то образом он чувствует, что близкие отношения с матерью могут пагубно повлиять на процесс его возмужания, что он может вернуться обратно в детство. Это бессознательный страх, но он показывает, что в его жизни были пропущены два важных момента: мать не позволила ему оторваться от себя, а отец не забрал его у нее.





Раны, нанесенные отцом

Дейв помнит тот день, когда ему нанесли рану. Его родители ссорились на кухне, отец осыпал оскорблениями мать. Дейв вступился за нее, и отец взорвался. «Я не помню всех слов, что он сказал, но я запомнил его последние слова. „Ты просто маменькин сынок!“ — прокричал он. Затем он вышел из кухни».

Возможно, если бы в целом у Дейва были хорошие, близкие отношения с отцом, такая рана могла бы затянуться, могла бы быть залечена словами любви. Но этот удар был нанесен после долгих лет взаимного отчуждения. Отец Дейва часто пропадал на работе с раннего утра до позднего вечера, поэтому редко проводил время вместе с сыном. Кроме того, Дейв чувствовал, что отец уже давно разочаровался в нем. Он не был талантливым спортсменом, каким хотел бы видеть его отец. Он испытывал сильный духовный голод и часто посещал церковь, что в глазах отца было абсолютно никчемным занятием. Поэтому те слова стали для Дейва последним ударом, смертельным приговором. 

Линн Пейн сказал, что когда отношения между отцом и сыном складываются правильно, «раскидистое и дающее укрытие дерево мужественности и силы, растущее в отце, защищает и питает хрупкие ростки мужественности, пробивающиеся в сыне».

Отец же Дейва взял топор и нанес сокрушительный удар по молодому деревцу. Как бы мне хотелось, чтобы этот случай был исключением, но я с сожалением должен отметить, что слышал множество историй, похожих на эту.

В тех случаях, когда отцы имеют вспыльчивый характер, их ответ, который получают их сыновья на свой самый главный вопрос, оказывает разрушительное действие. «Достаточно ли я сильный, чтобы справиться с трудной ситуацией? Похож ли я на настоящего мужчину, папа?» Нет, ты — маменькин сынок, идиот, гомик.

Вот приговоры, которые определяют жизнь будущего мужчины. Такие душевные раны напоминают раны огнестрельные. Они могут причинять невыносимую боль, особенно если оскорбления сопровождаются физическим или сексуальным насилием, от которого ребенок страдает годами. Но есть одна общая черта, характерная для ран, нанесенных обвинениями: они очевидны. Скрытые раны совсем другие, они губительны, подобно злокачественной опухоли. Из-за своей незаметности эти раны часто не обнаруживаются и вследствие этого плохо залечиваются.

Как сказал Блай, «если вы не получаете никакого благословения от своего отца, это наносит вам травму… Если вы, будучи ребенком, не видите своего отца, никогда не проводите время вместе с ним, если у вас нет с ним близких отношений, если он постоянно отсутствует, пропадает на работе, то это тоже наносит вам травму»

Отец моего друга Алекса умер, когда его сыну было четыре года. Для Алекса солнце закатилось и никогда уже не поднималось над горизонтом. Как мог маленький мальчик понять это? Каждый вечер Алекс стоял у окна и ждал, когда его отец вернется домой. Так продолжалось около года. У меня есть много пациентов, чьи отцы просто ушли и никогда больше не вернулись. 

Некоторые отцы наносят своим сыновьям рану просто своим молчанием; они вроде бы рядом, но на самом деле они отсутствуют. Такое молчание способно оглушить. Я помню, что в детстве хотел, чтобы мой отец умер, и чувствовал невыносимую вину за это желание. Теперь я понимаю, что на самом деле хотел, чтобы кто-то подтвердил, что я ранен. Мой отец отсутствовал, хотя физически он был поблизости. Поэтому я жил с раной, которую никто не мог увидеть и понять, откуда она появилась. Если у мальчика молчаливый, пассивный или вечно отсутствующий отец, то вопрос сына остается без ответа. «Смогу ли я справиться со сложной ситуацией? Похож ли я на настоящего мужчину, папа?» За молчанием отца скрывается следующий ответ: «Я не знаю… Сомневаюсь… Тебе придется самому это выяснить… Может быть, и нет».

Последствия ранения 

У каждого мужчины есть рана. Я ни разу не встречал мужчину, который не был бы когда-то ранен. Неважно, насколько вы довольны своей жизнью, вы живете в несовершенном мире, полном несовершенных людей. Ваши мать или отец могут быть просто прекрасными родителями, но они не могут быть совершенными.А каждая рана, будь то явная или скрытая, несет с собой послание. Это послание является для нас реальным и действенным, абсолютно действенным, потому что обладает большой силой. То, как мы реагируем на него, влияет на формирование нашей личности совершенно определенным образом.

Отсюда проистекает наша склонность надевать на себя маску. Большинство мужчин, которых вы знаете, живут под прикрытием этой маски, принимают позу, которая напрямую связана с их раной. Позвольте мне прояснить этот вопрос.

Я уже писал, что долгие годы был очень требовательным, нетерпимым и болезненно дорожащим своей независимостью человеком, перфекционистом. Наше общество поощряет подобное поведение; большинство преуспевающих мужчин, читающих эту книгу, ведут себя так же. Но мое поведение делало несчастными окружающих меня людей — людей, которым я причинил боль или которых бросил, включая моего отца.

Я был близок к тому, чтобы разрушить свой брак и, несомненно, потерять свое сердце. Ведь для того чтобы жить той жизнью, которую я для себя избрал, я должен был в буквальном смысле похоронить свое сердце или загнать его в угол. Я не мог признать, что нуждаюсь в чем-то, что я слаб. Вот что получается, когда вы надеваете на себя маску. Если вы спросите мою жену, были ли наши отношения теплыми и дружескими первые десять лет совместной жизни, возможно, она ответит положительно. Но если бы вы спросили ее, чего не хватало нашему браку, чувствовала ли она, что наша лодка дала течь, она ответила бы вам без промедления: «Я была не нужна Джону».Видите ли, таков был мой девиз: мне никто не нужен. Моя рана была глубокой и незалеченной, и послание, которое она с собой несла, казалось неизменным: в этой жизни я сам по себе.

Существует два основных варианта реакции на боль, которую причиняет нанесенная рана. Мужчины либо пытаются каким-то образом заглушить боль и ожесточаются, либо пытаются притерпеться к боли, свыкнуться с ней и становятся пассивными.

Этим историям нет числа. Ребенок получает рану, а вместе с ней послание. С этого момента мальчик дает себе зарок, выбирает стиль жизни, который приводит к созданию ложного образа, некой маски, которую он на себя надевает. В основе всех этих событий лежит глубокая неуверенность в себе. Мужчина перестает жить в соответствии с желаниями своего сердца. Часто он чувствует, что зашел в тупик: он либо парализован и не способен двигаться, либо не в состоянии прекратить движение". опубликовано 

 

@ Джон Элдридж, «Необузданное сердце „

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //adalin.mospsy.ru/r_03_00/r_03_03y.shtml

Формула любви для «узников брака»

Поделиться



Скрипят в замках железной двери от мрачной камеры ключи…

Вы когда-нибудь думали о том, что в красивой фразе: «Браки заключаются на небесах», ключевое слово «заключаются»? 

«Заключенный - лицо, находящееся в месте заключения, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано содержание под стражей» (ц).





Несмотря на то, что я с большим уважением отношусь к институту брака, иногда, после работы с супружескими парами, у меня создается стойкое ощущение, что я тюремный психолог, а мои клиенты – узники, много лет проведшие в изоляции, внутри «тесного удушающего пространства  свадебного кольца», гремя цепью чугунного ядра и сквозь решетку изредка любуясь «небом свободы в клеточку»…, а я – одновременно адвокат защиты, обвинитель и судья, который должен вынести окончательный приговор их любовному союзу…

Но, на самом деле, одним из первых вопросов, который я себе задаю в уме, принимая пару, является вопрос не «Кто виноват?», и даже: «Не что делать?»,  а, скорее: «Каков уровень эмоциональной зрелости каждого из супругов?».

И эта зрелость никак не связана с возрастом, жизненным опытом, финансовым положением и профессиональными достижениями…Речь, скорее, о силе личности, степени зрелости каждого, готовности принять ответственность за свою жизнь, способности менять привычный стиль мышления — искать не в других, а в себе причину своих проблем, возможности видеть «картину» в целом, не  пытаясь поймать в ловушку вины Другого, замыкаясь в своих обидах…

В момент обращения, пары, как правило, находятся на стадии азартного обмена претензиями – тотальной «бомбардировки территории  противника»… страстного желания доказать Другому, что именно Он (и только Он) виноват в сложившейся безвыходной ситуации, в том, что их брак напоминает «пепелище» и  «развалины былой мечты»…

Обманул…, эгоистично поставив на первое место свои, а не «их» интересы (которые в их искреннем представлении часто «наши» (т.е. «общие»)…

Как он мог? И кто он после этого?...

 «Я женился, искренне думая, что жена ВО ВСЕМ будет понимать и поддерживать меня»…»

«Я выходила замуж в уверенности, что муж будет ВО ВСЕМ понимать и поддерживать меня»…

Но, вместо того, чтобы быть надежным, заботливым, охотно идущим навстречу…ОН (ОНА) требователен, непредсказуем, навязчив и, честно говоря, откровенно ЭГОИСТИЧЕН!!!

Сделайте с НИМ (С НЕЙ), что-нибудь… Объясните, убедите, заставьте изменить свое поведение !!!

Но, терапия – не суд…Здесь нет обвиняемых и ответчиков («Правых и виноватых»)… Есть пара, попавшая в тяжелый период, «цикл деструктивного взаимодействия», когда старые «правила игры» — привычные способы отношений — больше не работают, и надо искать новые, потому что ситуация (или члены пары изменились…)

Инициатором ухода, обычно, выступает тот, кто менее зрел, и не желает принимать участие в «проекте» (а, если откровенно, просто не способен на честный анализ своих отношений). Для него признание своего вклада в общую проблему и необходимость изменений (потому что привычный механизм уже не работает…) – слишком сложен, слишком невыносим, слишком тяжел, в общем — просто – слишком…

Ведь, иначе придется согласиться, что он, например, полностью «колонизировал» партнера, и давно пользуется его ресурсами, в надежде, что он не заметит манипуляций, принуждения, и того, простого факта, что ему без него не выжить…, осознать, что он раз за разом «паразитирует» в отношении Другого, требуя от него того, чего сам не умеет, не хочет, или не может давать или находить для себя… А его партнер, вынужден столкнуться с фактом, что он не решается жить в меру своих возможностей и не готов  изменить ситуацию…





» Где древо познания, там всегда — рай»… так вещают и старейшие и новейшие змеи» Ф.Ницше

Но, всегда ли это так? «Где древо познания, там начало обучения путём проб и ошибок», – хотелось бы думать терапевтам, но всегда ли?..  Может, иногда, и не надо паре этой «навылет» откровенности в отношениях? По крайней мере, в данный конкретный момент, искусственно «ускоренный», «катализированный» терапией? (например, на 9 месяце беременности 4 ребенком узнать,  что муж уходит к любовнице, потому что много лет ее только «терпит»)…

Искренне веря в терапию, и в то, что «долго на цыпочках» не устоишь, и, «все тайное рано или поздно становится явным»…, я всегда считала, что терапия – это риск (узнать чуть больше, чем «планировалось» о себе и Другом) … И, если, члены пары принимают решение – расстаться и поискать более подходящего партнера, или остаться вместе, и продолжить свою одинокую борьбу за улучшение «бракованного» члена, или смириться с тем, что есть…, я всегда с уважением относилась к их выбору…

Но, с еще большим почтением  я отношусь  к тем  парам, что  остаются, принимая решение – «работать над собой и над отношениями», и часто,  не понимая на что «подписались» и насколько это трудно (при всей возможной поддержке психолога)…

Обычно, прежде чем люди обращаются к специалисту, они самостоятельно пытаются справиться со сложностями – читают соответствующую литературу (недостатка в ней сегодня нет), размышляют, предпринимают какие-то самостоятельные попытки изменения ситуации… И если им удается отвлечься от доказательства тотальной вины партнера и выйти из порочного круга своей обиды, часто находят других универсальных «злодеев»…Ну, кто же в наше время не знает, что «все мы родом из детства», и главные виновники наших несчастий – Родители…, а в первую очередь, МАМА? 





Именно она «нагрузила» нас негативными посланиями, директивами и комплексами, которые «отравили» нам жизнь, «лишили крыльев», и до сих пор  продолжают «пульсировать» под поверхностью наших последующих отношений с другими людьми, превращая нашу жизнь в ад. Если бы она лучше выполняла свои Обязанности, я был бы СЧАСТЛИВЫМ человеком, а не тем, кто сидит на приеме у психолога… И мой брак не напоминал бы «минное поле», где нельзя и шагу ступить без того, чтобы не нарваться на «растяжку»…

«Мама должна умереть! (символически) – еще одна универсальная красивая фраза, с которой, обычно, соглашаются все присутствующие (и специалисты, и клиенты).

Вот только, так и хочется спросить, а что дальше? Вы готовы жить в Новом Дивном мире без Мамы?

Какой он этот постапокалиптический мир, где«Вселенной – МАМЫ» больше нет?

Мир, где ты уже не маленький ребенок, которого ведет за руку большой ВЗРОСЛЫЙ, который ВСЕГДА принимает тебя таким, какой ты есть, осуществляет общее руководство твоей жизнью и несет ответственность за последствия решений?

Мир, где нам больше не за кого прятаться, и мы вынуждены замечать, считаться и приспосабливаться к отличиям Другого, тоже между прочим, скорее всего, имеющего «Маму-Чудовище» и «Папу-Невидимку» (возможны варианты), т.е., не меньше нас «травмированного окружающей средой»,  и десятилетиями лелеющего детскую мечту о «Магическом Спасителе» (партнере) и райском счастье без усилий?

Мире, где мы вынуждены договариваться и подстраиваться, иногда отказываясь от своих желаний ради общих целей?…

Вполне готовы?

Тогда вам не нужна терапия, и мы никогда не встретимся на приеме...

Нет? Тогда я готова вам помогать в меру своих возможностей, ведь обычно, мы очень неохотно, против воли,  признаемосновные принципы динамики отношений, которые присутствуют во все времена:

1. «Мы от природы склонны проецировать на Другого то, чего не знаем о себе (бессознательное) или чего не хотим знать о себе (Тень), или наше нежелание взрослеть и принимать на себя полноту ответственности за свою жизнь (наша упорствующая незрелость).

2. Поскольку Другой не хочет, не может и не должен принимать ответственность за то, что мы «отложили» (за наше бессознательное, нашу Тень, нашу незрелость), — отношения имеют тенденцию перерождаться в проблему Власти с ее необходимостью контролировать или манипулировать Другим или в вину с ее привычной парой жертвы и палача.

3. В таком случае у отношений остается выбор – распад, обвинение, сдерживание гнева и депрессия или же Взросление. Единственный способ повзрослеть и создать реалистичные отношения, достойные потраченных сил и времени, — это отозвать проекции и перенос по времени, признать их своим теневым содержимым и принять на себя ответственность за свое эмоциональное благополучие и духовный рост…». Холлис Дж.

Печальная реальность такова, что только Взрослые люди могут иметь зрелые отношения, и, хотя вокруг полно людей с большими телами и большими ролями в этой жизни, взрослых среди них не так уж много… Большинству из нас невыносимо признать, что в наши далеко не юные годы «глубоко внутри несчастья повседневной жизни продолжает кровоточить любовь» (Холлис Дж.), и надежда, что взрослеть не придется…

Ведь, процесс зрелости требует обращения к непростым вопросам (к которым, мы, как правило, не готовы):

  • «В чем именно мои зависимости проявляются в отношениях с партнером и на что мне следует обратить внимание, чтобы перестать быть зависимым?
  • О чем я прошу моего партнера, и что следует уметь делать самому, если я собираюсь быть уважающим себя взрослым, полностью отвечающим за то, как обстоят дела в моей жизни?
  • Каким образом я постоянно ограничиваю себя, раз за разом реимпортируя мою историю со всеми заряженными рефлективными реакциями в нынешние отношения?
  • Действительно ли я поддерживаю своего партнера, при этом не перекладывая на себя его ответственность расти и стать свободным взрослым?» Холлис Дж.
Чтобы повзрослеть, нужно набраться храбрости и заглянуть «внутрь себя», найти мужество, чтобы признать свою уязвимость, слабость и несовершенство, осознать и отказаться от автоматических детских стратегий, которые, возможно, выручали прежде, но теперь только ограничивают нас… Только тогда «цепи» окажутся порванными, а зрелые любовные отношения – возможными…

Но, мягки комнатные тапки…и держат крепче чугуна…(ц)опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/45707/

Отпускать, но не бросать

Поделиться



Я пошла работать в 13 лет.

Раздавать на вокзалах газеты АиФ дочки-матери и АиФ сад и огород.

Внутри лежал листочек с подпиской. В этом была вся фишка. Человек берет газету бесплатно, читает, ему интересно, и…вуаля! внутри листочек с подпиской. Человек бросает все свои дела и стремглав несётся на почту оформлять годовую подписку. Все счастливы.

Особенно я.





Потому что за работу мне платят 50 рублей в день. Огромные деньги. Два чизбургера в Макдональдсе и рожок мороженое.

За 50 рублей я должна 5-6 часов носиться по вокзалу и орать раненой белугой, привлекая клиентов.

Ору я хорошо. У меня глотка луженая. Поэтому я справляюсь с работой быстрее всех из нашей группки.

Группка — это ещё человек 10 подростков, которые со мной разносят товар. Из них я сейчас уже никого толком не помню. Так только, какого-то взрослого и, наверное, оттого особо красивого парня Гошу.

Гоше 17 лет. И у него есть сигареты. Это все его преимущества, но для 13-летней меня — вполне достаточно для того, чтобы почти влюбиться. И я почти влюбляюсь. Почти — это такой знак вероятности.

Я — вероятно — влюбилась бы в Гошу, если бы было время. Но на вокзале времени совсем нет. Надо работать. У автобусов, идущих на дальние маршруты. В очередях у жд кассы. В пробке на парковке.

Лето. Июль. В толстой фирменной футболке очень жарко. От выхлопных газов душно. И чешутся чёрные от типографской краски руки.

Почему я работаю?

Нет, не потому что нужны деньги. Дома у меня в материальном плане всё в порядке. И даже на два чизбургера с мороженым мне бы выдали.

Я работаю за принцип.

Свой собственный. Работаю, потому что доказываю родителям, что могу.  Родителям — это я так считала.Сейчас думаю, что доказывала что-то самой себе. До сих пор доказываю. Всё никак не докажу, видимо.





За полгода до этого лета мне выделили какие-то деньги на какие-то цели. Не помню, сколько и не помню, на что. Помню только, что я их протранжирила. Вечером родители кинут мне в лицо просто чудовищную по моим меркам реплику:

-Ты хоть знаешь, как эти деньги зарабатываются?! Ты ж ни рубля в жизни не заработала!

Я очень обижусь.

Ещё бы, такой несправедливости я ну никак не ожидаю. Чтоб вот ТАК, да ещё ТАКИМ тоном. Вселенская катастрофа! Затаю злобу на весь мир. И решу обязательно пойти работать.

Летом, вместо отдыха на море, вместо весёлой зарницы в пионерлагере, я буду раздавать газеты на вокзале. На следующий год я начну пытаться продавать кондиционеры. И ещё через год тоже.

В 18 лет выйду на свою первую официальную работу. И ни на один день больше никогда и ни от кого не буду зависеть финансово. Я как будто до сих пор боюсь, что мне скажут, что я транжирю чужие деньги.

Но, честно говоря, пост не про мои психотравмы.

Они меня изменили — да. Но не в худшую сторону, как мне кажется. Они просто живут вместе со мной, превращаясь с годами в моих личных тараканов. Любимых и родных. Скоро имена им давать начну.

Пост, на самом деле, о моей маме.

Причём тут мама, спросите вы.

А при том, что меня до сих пор поражает её выдержка. Готовность отпустить меня.

Отпустить, но не бросить. Станцевать на грани. Нащупать золотую середину и удержаться на ней.

Объясняю.

Итак, я такая принципиальная, объявляю ей, что этим летом в лагерь не еду и собираюсь работать.

Мама пытается меня отговорить, но вскоре понимает, что спор с подростком чреват выкидышем мозга из головы. Мама соглашается.

Мама помогает найти работу. Такую, где не кинут. Ведь на дворе 99-й год. Кризис полным ходом. Множество липовых фирм, однодневных разводиловок.

И дальше — самое интересное! В тот день, когда я впервые, гордая собой, еду на электричке в Москву на свою первую работу, мама … тайно едет за мной в соседнем вагоне.

Так и представляю её себе. Метр пятьдесят в прыжке. Завернутая в шпионский плащ. Тёмные очки. Шляпа на глаза. В ухе передатчик. Рация встроена в дужку очков.

-Первый-первый, я второй, как слышите? Приём! Объект направляется к выходу.

Не знаю, как на самом деле маскировалась мама, но я её не увидела. Я узнала спустя много лет, и то случайно.

Тогда же я спокойно иду к своей группке. Зыркаю на Гошу почти влюблённо. И…тянусь за сигаретой. Мы ждём машину с газетами на сегодня. Курим, как взрослые. Разговариваем, как взрослые. Ну в смысле, материмся через слово. Свобода!

И если мата мама слышать не может — стоит слишком далеко, — то вот не заметить сигарету невозможно. И я только сейчас начинаю понимать, какой подвиг она совершила, не подойдя ко мне в тот момент и не всадив такого хорошего леща во весь мой самодовольный фейс. Я б её поняла, чесслово.

Но мама не подошла.

И не всадила.

Мама убедилась в моей безопасности и уехала домой.

Ждать, когда я вернусь с честно заработанными, своими первыми 50-ю рублями. Радоваться вместе со мной. Гордиться. И не принюхиваться.

Я не помню, на что я тратила эти деньги. И не ведаю, что сталось с 17-летним Гошей. Я не знаю, чему меня научила та работа.

Но я точно знаю, чему меня тогда научила моя мама.

Отпускать. Но не бросать.

Искать золотую середину.

Танцевать на грани.

Спасибо, мам, я помню, я ценю… хоть и не говорю. опубликовано 

 

Автор: Лёля Тарасевич 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.nashideti.site/?p=8247

Страх перед жиром

Поделиться



Страх перед жиром, возможно, во многом страх перед женственностью

Страх перед переходом в мир женщин. Страх взросления. Когда ты женщина, мать — ты больше не объект заботы, но источник ресурса. 

А как быть, если всю жизнь о тебе никто так и не позаботился? Даже когда ты была ребенком? Как наполнять своих детей, если твой сосуд сердца пуст и сам хочет наполнения? Как быть, если хочется остановить время и ещё побыть маленькой девочкой, чьё маленькое тело должно говорить окружающим «возьми меня на ручки», но оно все равно взрослеет по своей собственной программе без оглядки на успехи психики по взрослению.



Девочка становится женщиной, входя в возраст фертильности, а для гипотетической беременности жиру, как важной части гормональной системы, необходимо откладываться на бедрах и животе — тех самых местах, с которыми сегодня усиленно предлагают бороться не только диетами, но и хирургией. Отрежь свой жир и стань меньше, побудь подростком в глазах окружающих.

Целая индустрия, например, фитнесс бикини проводит конкурсы, предписывает конкурсанткам снижение процент жира любыми средствами вплоть до угрожающих жизни цифр, и даже летальные исходы не могут остановить жаждущих взойти на фитнесс Олимп. 

И хотя всем известно, что фитнесс-бикини недолго имеют ту форму, которую демонстрируют на сцене (та самая соревновательная форма), а за кулисами нередко цветут пышным цветом расстройства пищевого поведения, всё равно в обществе активно присутствует идея, что так можно выглядеть всегда, нужно просто лучше стараться.Они — женщины победившие жир — мечта и идеал.

Жир простым смертным если и можно иметь, то лишь незаметно — без целлюлита (который вообще не проблема, а лишь индивидуальный способ существования подкожного жира), складок и прочих неровностей заметных глазу. 

А если его всё же видно — спрячь под одеждой и никогда никому не показывай. Девочка подросток — идеал глянца, в реальности-лучше с силиконовой грудью, чтобы уж не совсем образ ребенка. И даже может быть круглая попа умеренно позволена. Но только не живот или ляшки — это табу. Это стыд. Это страх.

Ноги только худые, а на животе должны быть «кубики» — то есть визуальное подтверждение почти полного отсутствия жира — что долгое время было мужским эталоном, в первую очередь ассоциируемое с силой.

Были времена, когда не было стыдно быть взрослой женщиной и не иметь при этом тело подростка. 



Иметь мягкий округлый живот и никакого просвета между внутренней поверхностью бедер. Это были не только времена Рубенса, но и времена Софи Лорен и Мэрлин Монро.

Важно помнить, что времена меняются, а жизнь одна и очень грустно прожить её в чувствах вины и стыда за свое абсолютно нормальное женское тело. опубликовано 

 

Автор: Юлия Лапина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: psychologytoday.ru/public/strakh-pered-zhirom/

Когда плохо — это хорошо

Поделиться



Плохо — это хорошо

 

Когда-нибудь ЭТО случится, и будет хорошо, если ЭТО случится в правильном месте и в правильное время. ЭТО откроет Жизнь совсем с другой стороны. Потому что в стремлении написать свою историю «по-белому», без помарок и клякс, сразу на чистовик, мы попросту забываем жить. Мы боимся, испытываем неуверенность в будущем, постоянно возвращаемся в прошлое, думаем, что нам кто-то что-то должен, и что все может быть совсем по-другому. Мы тоннами читаем жизнеутверждающие цитаты, занимаемся саморазвитием, пытаясь найти «легкий путь» к постоянному удовольствию, к «легкой» Жизни без проблем. Хотя и я и вы прекрасно понимаем, что Жизнь не может быть всегда образцово-показательной.





И если ЭТО случится, то вы останетесь одни. Совсем одни, когда все друзья и знакомые отвернутся от вас и никого не будет рядом. Тогда просто придется искать опору внутри себя, заливая фундамент новой жизни. Опираясь на внутренний стержень. Собирать по кирпичикам стены. Утеплять крышу, и украшать узорами входную дверь. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то жизнь ударит по вам, чтобы расколоть вас как орех и посмотреть на ядро, и тогда вы будете вынуждены искать новую скорлупу, чтобы защитить себя. Придется тащить себя из ямы депрессии и отчаяния наверх. Но зато вы будете знать, что там на дне. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вам будет больно. Так больно, как никогда. Это будет очищающая боль. Это будет боль от ампутации, чтобы не дать гангрене распространиться дальше. Эта боль поможет переродиться изнутри. Когда шрамы станут новой дверью, а ожоги — новыми татуировками. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вы станете ранимы и уязвимы перед людьми. И каждый будет это видеть. И каждый в этот момент будет готов ткнуть в незаживающую рану. Так становятся сильнее, а выживает сильнейший. Зато вы поймете, кто с вами, а кто против вас. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то вы разочаруетесь в жизни, людях, друзьях, окружении, идеях, религии и вере в доброту. Это позволит взглянуть на реальный мир. Увидеть его таким, какой он есть. Без подтасовок фактов, без самообмана, без замалчивания, без масок. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то вы не будете знать ответы на вопросы, вы лишитесь опоры под ногами и увидите, что небо упало на землю. Тогда придется искать новые горизонты и старые ответы на свои вопросы. Придется заново строить свой внутренний мир, на новом фундаменте и делать что-то самостоятельно. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вас будет раздирать на куски. Каждый кусочек вас будет тянуть вас в разные стороны, а ваш внутренний дом будет похож на дорожку домино. Падает одна диминошка — падают все. Зато у вас есть шанс собрать внутренний мир заново. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то вы останетесь в одиночестве, и вам не у кого будет спросить совета. Придется спрашивать себя. И находить ответы внутри. Не от чужого человека. От Эго. Становиться сильнее и тверже. Когда плохо — это хорошо.





И если ЭТО случится, вам будет тошно и невыносимо. Вы попытаетесь «продавить» Мир, а он будет сопротивляться. Тогда вам просто придется оставить Мир в покое, и позволить ему быть таким, какой он есть. В себе таким, какой вы есть. Когда плохо — это хорошо.

Если ЭТО случится, вас обманут, предадут, раздавят. Переедут катком, не взирая на ваши слезы. Предадут, не взирая на многолетнюю дружбу. Раздавят, не взирая на ваше «люблю». И тогда этот опыт останется с вами на всю жизнь, прибавит морщин и седых волос. Зато вы будете знать цену человеку. И себе самому в том числе. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то кто-то очень близкий обязательно отвернется от вас. И вы узнаете, что нет ничего вечного на земле. Вы постигнете глубину отчаяния, но потеряете иллюзии. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то вы увидите целую пропасть между вами и любимым. Будет две жизни, две правды, два Пути. И если Пути расходятся, то это означает лишь одно — дальше вам идти в разные стороны. И не всегда новый Путь бывает хуже предыдущего. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вас не будут любить. И уж точно вас не будет любить все человечество. Зато вас обязательно будет любить Мир, с которым у вас будет своя система ценностей и близкие люди. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вам придется жечь мосты. Просто потому больше нечего терять. Просто потому что нечего больше беречь. Зато вы узнаете, что прожитое прожито не зря. И чем сильней горят мосты, тем светлей дорога впереди. Когда плохо – это хорошо.

И если ЭТО случится, то вы близко увидите смерть. Отчаянно любимого вами человека. Но вы увидите, как нежелание жить без него сменяется тихой грустью по мгновеньям счастья, которые были рядом с ним. Это заставит вас еще больше ценить близких и родных. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, то возможно вы потеряете деньги, зато вы увидите искреннее отношение людей к вам. Тот, чье хорошее отношение к вам вы покупали, отвалится как пиявка. В вашем окружении станет чище. Когда плохо — это хорошо.

И если ЭТО случится, вы испытаете проблемы со здоровьем. Зато вы узнаете, как отчаянно хотите жить. Не важно, что было до этого, все отойдет на второй план. Вы будете искать маленькие радости и становиться гармоничнее.  Когда плохо — это хорошо.

И будет НОЧЬ как тот перевал, за которым исполненье надежд…

И если ЭТО случится, то вы это выдержите. Преобразуетесь, как гусеница преобразуется в бабочку. Постигнете боль, злость, вину и стыд, упадете на самое дно и вынырнете как пловец, который выныривает с глубины.

И если ЭТО случится, вы увидите реальных людей и реальную жизнь. Пропадут иллюзии и склонность к самообману.Вы увидите настоящие мотивы поступков людей, найдете свой Путь и свои источники радости.

Если ЖИЗНЬ случится…в правильном месте… в правильное время… опубликовано 

 Автор: Ольга Цыбакина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © 

Источник: balanceinlife.ru/kogda-ploho-e-to-horosho/

41 — это не просто про возраст

Поделиться



Пришло мое время. Вчера мой сын спросил, сколько мне лет. Я ответила: «41». Он засмеялся сказав, что ему 6, а дедушке 80.

И это все не просто возраст. Это как послений шанс проснуться-увидеть-и остаться в том, что увидела.

Теперь я смотрю не поверх, а очень глубоко вглубь. И не спешу. Смотрю, наблюдаю.





Теперь я спешу меньше, потому что у меня меньше иллюзий, наивности и желания сделать мир справдливо-уравновшенным, чтобы все были счастливы.

Редко вспыхивающий оптимизм из серии «вот когда мир станет добрее, тогда то уж я точно заживу счастливее». Не станет.

И теперь я знаю, что от меня зависит намного меньше, чем я думала. И учусь расслаблять мозг и тело, зная что мир лучше не станет. Теперь я уже не жду, что кто-то прибежит, спасет, обнимет. Ищу ресурс сама или при поддержке, даже там, где его, кажется, нет. Возможно, придет только один, максимум два человека.Это те, кто смогут присутствовать, когда страшно, непонятно, непредвидено, когда лучше помолчать. Они позвонят сами, придут, и если нужно - не уйдут. Остальные- это просто остальные. И я больше не называю этих людей друзьями. Ну и учусь не обесценивать их нежелание, их невозможность и неспособность быть рядом. И да- люди приходят и уходят. У каждого свой путь и свои распутья.

Интуиция и чувствительность - мои лучшие и верные ориентиры. Уже да. И бессилие теперь уже не кажется конечной точкой бытия. А просто точкой, фактом. После которой можно взять вещи и сойти с товарного поезда, идущего не туда. Так есть.

И все чаще удается закрыть форточки в прошлое и будущее, и остаться в настоящем, в том настоящем, которое почему-то все время ускользало… Либо я никак не могла за него ухватиться…. Меньше желания жить в тревоге за то, что не получается контролировать, и никогда не получится. Вместе с тем, все понятнее, как достичь большей ясности, безопасности, комфорта, оборудовать свой «зАмок» и закрыть за собой дверь. Пусть на какое-то время. И в «зАмке» танцевать, прыгать и веселиться.

И все меньше хочется мстить тем, кто ударил в уязвимость, слабость и незащищенную спину. И теперь я понимаю:есть разница между «увидеть уязвимую спину» и «увидеть уязвимую спину и ударить в нее». Пусть пространство само с ними разбирается. Месть это выбор. А за выбором - следуют последствия и цена. Просто теперь яснее кто есть кто, и кто есть ху. Пусть даже это ху — за обаятельнейшей харизматичной и «дорогой» улыбкой, эдакая овца-волчища в драгоценной шкуре, ласково пророчащая к@пец, вместо предложения помощи и поддержки.

И уже не страшно «замазаться» при падении. Упасть может любой. Встать-отряхнуться-помыться. И если нужно-попросить о помощи. И это дает стойкость и наработанные навыки. И даже получается улыбнуться. Перестать «мочить» себя за «неидеальность» и научиться жалеть себя, сочувствовать. Получается не искать виновных и не находить их в себе, мща за всю злобу мира единственному тому, кто есть у меня — себе. Если мстить себе не получится, то найти выход из тупика.

Вина и стыд оказываются ненужными и выметенными за пределы «зАмка», хотя все еще появляются на периферии души. Но встреченные в лицо, они как пришли, так и уходят. Без них лучше. Больше глубинных ощущений жизни, которая не только, но и. И черная, и белая, и все что между.

И больше нет неправильных и запретных эмоций. Как голодные псы, они убегают, отпущенные на волю, а потом возвращаются ко мне и готовы просто во мне быть. Они о чем-то мне говорят, а я их слушаю очень внимательно.

И хочется меньше геройства и больше тихой человеческой жизни, меньше делать и больше быть. Не прятаться за близорукость по отношению к миру, а ласково отпустить летящий в небо фонарик детства, который давал столько призрачных надежд. Надежд, которые уводили от настоящей жизни в прошлое… Пришло время взрослеть…

   

Автор: Любовь Ледомская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: hsp-portal.com/2016/08/26/kogda-prihodit-vremya-vzroslet/

Если страшно сделать шаг вперед

Поделиться



В каждую секунду своей жизни мы делаем выбор между развитием и сохранением текущего положения дел, безопасностью и стабильностью. Внутри нас всегда борются две силы: одна — хочет что-то изменить, другая — против любых изменений.

В каждый период нашей жизни и та, и та сила — развития и сохранения — может быть как никогда уместной. Нельзя сказать, что всегда хорошо развитие, также как и нельзя сказать, что всегда хороша стабильность.

Фокус в том, что мы каждую секунду своей жизни выбираем: развиваться или сохранять стабильность. И насколько этот выбор в результате отвечает нашим потребностям — в тактическом и стратегическом плане — и будет являться маркером нашего счастья и ощущения «проживания своей жизни».





 

 

Культ развития и культ стабильности

Проблема иногда состоит в том, что некоторые люди помешаны на постоянных изменениях и не могут остановиться, а некоторые — видят особую ценность в стабильности и безопасности, и в итоге не могут развиваться. А не-развитие — это деградация.

Культ развития бывает у тех, кого воспитали в идеях «вечного двигателя». Промедление смерти подобно. Ты должен быть максимально эффективен всегда. Только вперед, ни минуты покоя. Такие люди обычно многого достигают в жизни, но также многое и теряют — они навсегда лишены ощущения покоя и тишины.

Они не умеют останавливаться. Они живут в постоянной тревоге и постоянном стрессе: ведь только они устанут и начнут замедляться, внутренний контролер сразу откликнется и ударит батогом,  - как рабА на галере. Не сметь спать!

Культ стабильности — у людей совсем противоположных. Они очень боятся каких-либо изменений, делают все, чтобы сохранить то, что уже нажито. Пусть эта работа уже давно не приносит того удовольствия и тех денег, но я здесь уже 15 лет. Стабильно. Пусть в этом браке совсем все уже приелось, и текущий механизм построения отношений давно сбоИт, ничего, зато мы прожили так 20 лет.

Такие люди могут годами ходить в одной одежде, десятилетиями не менять своих привычек. Как говорила мой тренер: «Можно всю жизнь прожить, не приходя в сознание». То есть, не осознавая себя.

Возможно, когда-то такие люди росли в слишком изменчивой и непонятной обстановке, и им катастрофически не хватало постоянства. Теперь, когда они взрослые, то возвели постоянство в культ. Он (она), может, и хотели бы что-то поменять (подруга давно поменяла сферу деятельности на более подходящую, а друг — во второй раз женился и выглядит счастливым), но дичайшая тревога, связанная даже с фантазиями на эту тему, не дает и шагу ступить.

Как же я буду жить? Смогу ли я? А вдруг я потеряю и это? А вдруг будет еще хуже? А вдруг вообще никого не будет, и я останусь один?



 

 

Боязнь смерти как маркер не-жизни уже сейчас

Поговорим о страхе изменений. Иногда клиенты приходят и говорят, что боятся умереть. Молодые, здоровые люди. И вдруг — навязчивые фантазии про смерть. Вдруг что-то произойдет — кирпич на голову свалится, в аварию попаду… И все. А реальной подоплеки нет.

И тогда я интересуюсь, а как они живут. С какими эмоциями? Делают ли то, что хотят, или то, что привыкли делать? Живут так, как велит сердце, или так, как их научили жить?

И почти всегда вырисовывается такая картина: эмоционально жизнь не окрашена. Она серая, она какая-то тусклая. Да, она не приносит каких-то явных страданий. Но она и не приносит желаемого удовольствия. Такое себе стоячее болотце. Привычное, понятное. Но и утопиться в нем хочется, по сути.

И потом выясняется, что если дать волю живой мысли и фантазии, то столько всего этот человек хочет! Столько у него энергии, столько сил! Столько творчества! И выясняется потом, что работа у него совсем ему не интересная, и вообще профессию родители выбирали, и у него просто — навык. И еще выясняется, что отношения у него так-сяк, постоянные, давние, но как будто по привычному сценарию даже разговоры все: предсказать можно наперед, что и кто скажет. Ни развиваются ни он, ни она. А все силы — чтобы эту сцепку их пары поддерживать, постоянный созависимый механизм обслуживать. Ведь и один, и второй ведь очень боятся автономии. Психологической автономии.

Когда я — это только я и реализую свой жизненный потенциал так, как того хочу. И если встретится единомышленник(ца) на определенном этапе жизни и пойдем с ним(ней) вверх плечом к плечу, будет очень и очень здорово! Но даже если не встретится, ужаса никакого не будет. Потому что я априори — целый(ая), и никакая не половина.

А страх сепарации и индивидуации (то есть отделения от символической родительской фигуры и выхода в освоение себя и реализации собственного потенциала -по-бытовому «жить своей головой») — это часто парализующий ужас многих и многих нас, кто является продуктом советской семьи — ячейки общества. Общества эмоционально незрелых личностей, к сожалению. И ужас этот нисколько не надуман: ведь бессознательно мы чувствуем, что не умеем жить по-другому, это как заново ходить учиться. Сложно, дорого и долго.

Впрочем, если пройти этот путь, можно получить то, к чему как раз всегда и стремился.И уже никакой страх смерти «фонить» не будет: ведь каждую минуту жизни — это будет истинно моя жизнь. Ни мамина, ни папина, ни дедушкина, ни бабушкина. А моя. Мой выбор, мой путь. Моя свобода и моя ответственность.

 

Что обычно мешает сделать шаг вперед

1. Убежденность в том, что я должен сразу и максимально успешно все сделать по-новому. Если поменять профессию — то сразу стать мастером своего дела. Если разбираться в сфере партнерских отношений — то сразу как-то очень эффективно и очень круто и успешно. Такого никогда не будет. Это заведомо утопия. Новые шаги делаются с трудом, и в начале пути совершается особенно много ошибок. Это -реальность.

2. Сомнения в себе и своих способностях. Я не справлюсь. Я не талантливый и не гениальный. Я не смогу, у меня не хватит сил, креативности и ума. Я глупый и никчемный человек. Я не ценен и никому не нужен. 

3. Стыд перед эфемерным образом «общества» (который у каждого — свой, обычно, и к реальному обществу обычно почти никакого отношения не имеет). Стыдно, если я ошибусь в выборе направления. Стыдно, если не получится. Стыдно потерять уже то, что имел. Стыдно рисковать в принципе. В этом месте каждый может представить свою бабушку на лавочке или учительницу в школе, которая многозначительно говорит «Ну...» или «О....» или «Ну, вот...». После чего внутри и наступает то «чувство батога».

4. Вина. Перед теми, кто не поддерживает меня в моем собственном развитии. Кто вообще не поддерживает идею развития. И может излагать что-то на тему предательства. Вина, обычно — перед текущим партнером, с которым дальше идти некуда, или перед начальником, которому уже 10 лет верно служишь, но больше не хочешь, или еще перед каким-нибудь образом мамы/папы, которые активно поддерживают тему созависимых отношений, невозможности идти своим путем и отрываться на дистанцию от других. Это все выражается в нашем внутреннем конфликте. 

 

Автор: Елена Митина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/strashno-sdelat-shag-vpered-stabilnost-vs-razvitie.html