Что запрещено делать в храме, чтобы не лишиться благодати

Поделиться



Поскольку многие из нас посещают храм нерегулярно, то мы склонны совершать некоторые ошибки, хотя и пытаемся сделать всё правильно. При этом кто-то когда-то рассказал нам о церковных суевериях и теперь мы заодно боимся каких-то знаков. Например, погаснет свечка в церкви — и сразу мысли, что это дурной знак.




Читать дальше →

Современный батюшка объяснил, почему грех святить воду в закупоренных пластиковых бутылках

Поделиться



Наш мир постоянно меняется. Иными становятся представления о семье, учебе, работе и даже религии. Абсолютно все сферы деятельности проходят некий этап диджитализации. Так, например, чтобы узнать мнение священника по какому-то поводу, уже необязательно ходить в храм. Ведь это можно сделать, просто воспользовавшись Интернетом!




Читать дальше →

Если родители так и не дали повзрослеть

Поделиться



Сепарация от родителей...

Около трети всех клиентских запросов — про отношения с родителями. Набираясь смелости взглянуть на драму своей жизни, решаясь увидеть неприятную правду о себе в родительской семье — человек неожиданно обретает силу. Силу выдержать эту правду, согласиться со своей драмой и принять ее как часть своей истории. И перестать требовать недополученной любви и заботы или компенсации за пережитые страдания. Это процесс отделения.





 Начинается, обычно с таких тем:

  • После маминого звонка я полдня хожу в унынии, перевариваю.
  • Почему как только мне становится лучше, ей тут же надо опустить меня?
  • Уехал бы давно, но как оставить родителей? Они совсем несамостоятельные.
  • Стоит маме сказать «А как же я?», сразу накрывает чувство вины, и мне легче отказаться от планов.
  • У меня не было отца. То есть он был, но ничего не делал для нас.
Так говорят люди, не отделившиеся от родителей. 

Что значит«не отделился»? 

1. Не стал автономным (даже если давно живёт отдельно и редко с ними общается).

2. Не принял ответственность за своё состояние, свои достижения, события своей жизни (даже если научился руководить и управлять, приобрёл имущество или получил статус). 

3. Уверен и чувствует, что папа или мама до сих пор являются помехой в его целях и мечтах (даже если они уже умерли или о них ничего не известно).

Когда-то на лекции Марка Ярхауза по семейной терапии записала фразу: «Отделение от родителей или партнёра — это способность индивида совершать автономно прямые (не манипулятивные) самостоятельные выборы, оставаясь в эмоциональной связи с системой значимых отношений».

Вот оно! Автономно и оставаясь в эмоциональной связи.

Отделение от родителей — это не разъехаться с ними и стать экономически независимым (большинство с этим более-менее справляются). Это стать независимым эмоционально.

Перестать доказывать, упиваться деланием наоборот, раздражаться, обижаться на родителей, бояться их оценки и их действий, ждать или требовать помощи и принимать её как должное, а не как бонус или результат договора двух взрослых людей, избегать их, игнорировать, опекать, вмешиваться в их жизнь, решать их проблемы, откладывать из-за них мечты и планы, видеть в них причину своей неудавшейся жизни.

Речь не идёт о разовых или экстренных ситуациях. В критический момент нормально бросить все и броситься на помощь. Но если это длится годы, вам 30, 40, а вы до сих пор не живете там, где хочется, и так, как мечтали, из-за родителей (которых, может, уже и нет в живых), то вы ещё не отделились.

Помню, как системный терапевт Марианна Франке-Грикш сказала на одном семинаре:

— Тебе уже 30, хватит требовать у мамы! Тебе хватило!

Затем добавила: 

-«Мама-мама-мама! Сколько ты хочешь продолжать так жить? Как ты думаешь, кто такая мать? Она что, святая, которая должна выполнить все твои детские ожидания? Или она человек с человеческими возможностями и недостатками?»

«С человеческими возможностями и недостатками» означает, что родители — просто люди, хорошие и плохие одновременно, как все люди на земле. 

Что они не всемогущие боги, какими были для нас в младенчестве. Не источник всех благ и удовольствий, каким были для нас в раннем детстве. Не кто-то, перед кем надо оправдываться, ждать разрешения, одобрения и стараться не огорчать, как это было в младшей школе. Не глупые и ограниченные существа, давящие и не дающие жить, какими они (возможно) воспринимались в подростковом возрасте. Они такие, какие есть. Какими их сделала жизнь и они себя сами. Они могут быть неблагородными, равнодушными, неинтересующимися, эгоистичными. Они могут решать свои проблемы за ваш счёт.И да, они могут вас не любить.

Стать автономным, значит признать это. Согласиться, что вас могли не любить, что вами могли пользоваться, могли отыгрывать на вас свои травмы и вовлекать вас в свои деструктивные процессы.

Что родители вели себя с вами, как умели, и перестать требовать свою «дань за 12 лет».

Увидеть не идеальный (и, собственно, недостижимый!), а реальный образ родителей, согласиться с ним и начать самому добывать себе все «недоданное». Это и означает отделиться.

Согласиться с тем, что родители чего-то не умели. Может быть- готовить. Может быть — петь. Может — любить. Может — заботиться. Может — себя контролировать. Может — общаться. Может -поддерживать порядок. Может — радоваться. Может — справляться с трудностями.

Они могли не уметь чего-то или много чего. Отделиться, значит признать это и перестать требовать и желать получить. Если ваша мама не умеет готовить — будете ли вы ждать от неё кулинарных изысков? Нет, скорее всего, даже если очень любите покушать. Вы станете завсегдатаем любимых кафешек/ресторанов или закончите кулинарную школу.

Тогда почему вы требуете любви к себе от папы, который не умеет любить?

Или тепла от мамы, которая не умеет чувствовать? Требовать, ждать, обижаться, не получая, злиться, хотеть доказать или отомстить — признаки того, что вы ещё не отделились.

Стать автономным, означает также признать автономию родителей, отказавшись от детского высокомерия, которое говорит нам, что без нас мама/папа не справится. Или от страха, который заставляетслужить родителям, чтобы не быть плохой дочерью или сыном. 

Стать автономным, значит, согласиться с тем, что родители могут жить не так, как нам нравится: не заботиться о здоровье, вести себя некрасиво, ссориться между собой, говорить то, что мы не желаем слушать, хотеть от нас того, чего мы не хотим давать.

Согласиться с этим по-настоящему можно, лишь проявив уважение. Глубокое уважение к их выбору как им жить. Тогда мы отделяемся.

Если вы говорите себе «да я уважаю их способ жить!», а сами чувствуете стыд, раздражение, желание исправить, или вину, стремление угодить и «отдать долг», или доказываете, защищаетесь, спорите, протестуете — вы не уважаете и вы не отделились. Уважение — это полное согласие со всем, что делают родители, без эмоций и желания спасать, убегать, мстить или исправлять.

Если вам кажется, что родители без вас не справятся, пропадут — у вас нет уважения. И вы путаете опеку и заботу. Забота — это понимание потребностей и помощь (не в ущерб себе и другим) в их удовлетворении. Опека — это назначение человека недееспособным и делание за него того, что он может и должен делать сам.

В заботе есть уважение, в опеке его нет.

Опекая, вы возвышаетесь над родителями, чувствуете свою силу и власть. Заботясь, вы взаимодействуете, занимая своё комфортное место рядом с мамой или папой. Когда вы заботитесь — вам комфортно. Если некомфортно — значит, вы опекаете или служите. Опека и служба говорят, что вы ещё не отделились.

«Если ребенок думает: „Я нужен/а маме, без меня мама не сможет“ — это ребенок на службе. Дети часто верят, что они могут и должны спасти свою мать или отца, как бы сделать их судьбу меньше, чем она есть на самом деле.
У судьбы есть достоинство. Чтобы перестать вмешиваться в жизнь родителей и спасать их, нужно отойти на расстояние и увидеть их судьбу. Потом с уважением принять их судьбы.
Это называется повзрослеть»
© Марианна Франке-Грикш, март 2016.

Ещё немного о чувстве вины:

Так уж устроено в этом мире, что родители дают (дарят) детям жизнь. Дети не возвращают полученное родителям, а отдают «долг» своим детям.

В отношениях с родителями дети никогда не могут достичь равенства. Что равноценного может дать ребёнок родителям за полученную жизнь? Свою жизнь? Им это не нужно. Поэтому ничего. Он даст жизнь своим детям. Или своим «духовным детям» — идеям, проектам, свершениям. Это способствует его отделению от родительской семьи, когда он становится взрослым. 
Вина у детей возникает, когда они взрослеют (не могут отдать долг). Эта вина — нормальный этап взросления. Её мы просто проживаем, понимая, что это отделение от родителей.

Полное отделение от родителей невозможно без полного сближения. Сначала нужно сблизиться. Прийти к родителям, если вы дистанцировались или игнорируете/избегаете их. Хорошенько повоевать, если злитесь. Заявить о границах, если боитесь и позволяете вмешиваться в вашу жизнь. Потом посмотреть на них взрослыми глазами — как на людей, в чем-то плохих и в чем-то хороших. Принять, что другими они не будут. Услышать в себе уважение к их способу жить. Согласиться, что вам уже все дали и больше не дадут.

Затем поверить, что вы сами теперь единственный человек, который может дать вам все, что вам хочется получить. Это и есть взросление. опубликовано 

 

Автор: Ксения Виттенберг  

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/72864/

Военные развлекаются

Поделиться



Особенности национальной службы по контракту

Поделиться



Всем пока!

Поделиться



Служба в Таджикистане

Поделиться



В 2005 году закончили мы Коломенское ВАКУ и понесла нас судьба в Таджикистан (201 МСд).



Читать дальше →

Дембельский фотоальбом

Поделиться



Перед вами дембельский альбом советского солдата, который служил в конце 80-х годов в засекреченной военной части на территории Абхазской АССР. Под катом можно найти много интересных фотографий с его службы.



Читать дальше →

Моряк о службе

Поделиться



Далеко не каждый человек сможет служить на подводной лодке. Требуется недюжее здоровье, физическая подготовка и конечно же отсутствие боязни замкнутого пространства. В данном репортаже матрос рассказал о быте, еде, командире и многих других прелестях службы подводников. Подлодка

Я учился в Военно-морском училище им. Дзержинского, но это офицерский путь. А матросом на подлодку можно попасть и через военкомат: они направляют призывников в учебный центр, где полгода идёт подготовка. Каждой специальности соответствует своя боевая часть, вроде отделов в компании. Первая — штурманская, вторая — ракетная, третья — мино-торпедная, четвёртая — радиотехнических средств и связи, куда как раз попал я потом, и пятая — электромеханическая, самая большая. С первой по четвёртую части — это так называемый БЧ-люкс. Они ходят чистенькие и опрятные. А БЧ5 — это «маслопупы», они там по колено в масле и воде, на них все трюмы, насосы и двигатели. После учебки идёт распределение на базы. Сейчас подлодки базируются либо на Севере, в Западной Лице, Гаджиево, Видяево, либо на Камчатке, город Вилючинск. Ещё одна база есть на Дальнем Востоке — её в народе называют Большой Камень или Техас. В Балтийском и Чёрном море атомных подводных лодок нет — только дизельные, то есть не боевые. Я же попал на Северный флот, в Западную Лицу.

Первое погружение

Когда подводная лодка выходит первый раз в море, все моряки должны пройти обряд посвящения. У меня был минимальный: в плафон из каюты налили забортной воды, которую надо выпить. Вкус у неё жутко вяжущий и горький. Неоднократно были случаи, когда людей сразу тошнило. Тогда же вручили свидетельство, нарисованное от руки, что я теперь подводник. Ну а на некоторых лодках к этому обряду добавляется «поцелуй кувалды»: её подвешивают к потолку и, когда судно качает, матрос должен изловчиться и её поцеловать. Смысл последнего обряда от меня ускользает, но спорить здесь не принято, и это первое правило, которое выучиваешь, входя на борт.

Служба

Почти что на каждой подводной лодке есть два экипажа. Когда один уходит в отпуск (а они положены после каждой автономки), заступает другой. Сначала идёт отработка задач: например, погрузиться и выйти на связь с другой подлодкой, глубоководное погружение на максимальную глубину, учебные стрельбы, в том числе по надводным кораблям, если все упражнения штабом приняты — то лодка уходит на боевую службу. Автономка длится по-разному: самая короткая — 50 суток, самая длинная — 90. В большинстве случаев мы плавали подо льдами Северного полюса — так лодку не видно со спутника, а если лодка плавает в морях с чистой водой, её можно увидеть даже на глубине 100 метров. В нашу задачу входило патрулирование участка моря в полной готовности и применение, в случае нападения, оружия. Одна подлодка с 16 баллистическими ракетами на борту может стереть с лица Земли, например, Великобританию. На каждой из 16 ракет находится 10 автономных боеголовок. Один заряд равен примерно пяти-шести Хиросимам. Можно посчитать, что мы ежедневно возили с собой 800 Хиросим. Было ли мне страшно? Не знаю, нас учили, что боятся те, по кому мы можем выстрелить. А так я не задумывался о смерти, вы же каждый день не ходите и не думаете о пресловутом кирпиче, который может упасть на голову? Вот и я старался не думать.




Читать дальше →

Всего лишь работа...

Поделиться



СЗ из архивов документооборота ))



Читать дальше →