Церковь Покрова на Нерли

Поделиться



       




        Церковь Покрова на Нерли — памятник становления и расцвета Владимирского княжества при Андрее Боголюбском. Этот удивительный человек задался целью создать новую столицу Руси, подобную Киеву, и не только Киеву, но и Константинополю и Иерусалиму. Всего за 7 лет было выстроено множество прекрасных храмов во Владимире, построено Боголюбово и, как венец всему, храм Покрова на Нерли. Он был построен на расстоянии версты от Боголюбовского замка, при слиянии двух рек – Нерли и Клязьмы. Устье Нерли – это своеобразные речные ворота Владимирской земли на оживленном торговом пути Нерль-Клязьма-Ока-Волга. Церковь Покрова возвышается над берегом старицы Клязьмы на округлом, поросшем травой и деревьями холме. Она будто вырастает из этого холма, и невольно восхищаешься, как удачно выбрано место для постройки храма. Но это только на первый взгляд кажется, что все так просто. На самом деле, храм хранит множество секретов, и строительных и исторических.

        Есть мнение, что посвящение храма, построенного князем Андреем, могло быть связано и с другим праздником, установленным им после чуда, случившегося 1 августа 1164 года, когда во время похода на волжских болгар от образов Спаса, Владимирской Богоматери и креста, находившихся в русском войске, начали исходить огненные лучи. Именно с этим победоносным походом, успех которого обеспечила икона Владимирской Божией Матери, «Житие Андрея Боголюбского» связывает строительство церкви Покрова. Впоследствии, храм, возможно первоначально посвященный Спасу и Богородице, стал Покровским, вероятно, даже без специального переименования.





        Немало секретов хранит и сама конструкция храма. Его современный облик так прекрасен и совершен, так вписывается в окружающий ландшафт, что кажется, так и он был задуман изначально. Однако, благодаря археологическим исследованиям, мы знаем, что во времена своей «молодости» храм выглядел иначе. А великолепный холм-пьедестал, оказывается, является делом рук человеческих. Изначально храм был обнесен открытыми галереями с перекрытиями, на которых устроены «гульбища». Высота галереи составляла 5,5 м ., а в юго-западном углу аркада превращалась в толстую стену с внутренней лестницей, откуда был вход на хоры.

        При археологическом исследовании открылся и удивительный секрет холма. На низменном пойменном берегу полая вода поднималась при разливе более чем на три метра. Потому-то и строительство здесь велось совершенно особенным образом. Сначала был заложен фундамент из булыжника на известковом растворе глубиной 1,60 м, до слоя материковой глины. На фундаменте в два приема возвели основание стен из тщательно тесанного, плотно пригнанного камня, высотой 3,70 м. Снаружи и внутри эти стены засыпали глинистым супесчаным грунтом и плотно утрамбовали. Подземная часть храма составляет, таким образом, 5,30 м. Вот так в устье Нерли вырос искусственный холм, ставший пьедесталом для церкви Покрова и предохраняющий ее от коварных весенних вод. Холм был покрыт панцирем из белокаменных плит с водосточными желобами и лестницами, сбегающими к пристани.









        Получается, современный облик храма, такой цельный и законченный, — лишь основное ядро. Когда-то это выглядело совершенно по-иному – над водой поднимались белокаменные ярусы – широкий холм, внушительный пояс аркад-галерей, затем сам храм и, наконец, цилиндрическая башенка барабана с главкой и крестом. Кстати, главка изначально тоже была иная – не луковичная, а шлемовидная, покрытая деревянными «чешуйками».

        Пропорции храма необыкновенно изящны и красивы. Часто этот храм сравнивают с образом красной девицы (в отличие от Дмитриевского собора во Владимире – воина-богатыря). И, хотя, тип храма совершенно обычен для этого времени (крестово-купольный, одноглавый, четырехстолпный, трехапсидный, с тремя продольными и тремя поперечными нефами), он неуловимо отличается от множества других церквей. Здесь все направлено на достижение эффекта максимальной стройности и высоты. Множество деталей, еле уловимых, очень деликатных, подчеркивают вертикальную ось сооружения. Например, средняя апсида чуть приподнята над боковыми, несколько поднято и среднее окно. Барабан храма высокий и тонкий с узкими окнами, поднятый на пьедестал-постамент усиливает впечатление устремленности вверх. И внутреннее пространство церкви Покрова воспринимается как некий воздушный столп с убегающими ввысь пучками вертикалей.

        Храм украшен прекрасной белокаменной резьбой, присущей владимиро-суздальскому зодчеству. Здесь есть и излюбленный образ царя Давида в окружении животных, настоящих и фантастических, и богатые орнаменты и удивительный ряд рельефов девичьих ликов, которые опоясывают все три фасада храма. Это один из самых загадочных мотивов в скульптурном декоре церкви. В настоящее время сохранилось девятнадцать таких рельефов, представляющих целую галерею скульптурных портретов. Исполнение этого прекрасной белокаменной резьбы требовало немалого времени и большого технического мастерства. Даже простая обработка каменного блока предполагала более тысячи ударов мастера по инструменту. А на теску фасонного камня и резьбу рельефов церкви Покрова на Нерли по расчетам исследователей должно было потребоваться около трех с половиной тысяч человеко-дней.





        После гибели князя, во время княжеских усобиц, а затем в годы татарского разорения храм получил первые разрушения. И только во второй половине XVII века были проведены серьезные ремонтные работы. В это время здание получило четырехскатную деревянную кровлю; ветхие галереи были отломаны. Храм иногда затоплялся во время разливов, вода подступала к самому фундаменту, льдины бились о цокольные камни. В 1784 году храм чуть было не исчез навсегда – настоятель Боголюбова монастыря просил разрешения разобрать Покровскую церковь на камень для строительства новых святых врат в своем монастыре. К счастью разрушение храма не состоялось, причем по вполне прозаической причине – не сошлись в цене с подрядчиком. Храм пострадал и от невежества. В 1877 году монастырские власти самовольно, без ведома архитектора предприняли ремонт: без всякой нужды обвязали храм железными стяжками, сбили остатки фресок в барабане и куполе, заменили гипсовыми утраченные белокаменные рельефы. Боголюбов монастырь вместе с Покровским были закрыты в 1923 году, а еще ранее, с 1919 года древние белокаменные памятники, в том числе церковь Покрова, приняты под охрану Владимирской губернской коллегии по делам музеев. В начале 1990-х годов храм по настоянию Церкви был передан вновь открытому Боголюбову монастырю, а затем местному приходу Иоакима и Анны, с подчинением архиерею. В конце 1992 года широко известный памятник был внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

 








Источник: /users/104

Интересные факты про богатырей

Поделиться



        Существует исторический факт, что когда известный богатырь Илья Муромец был в преклонном возрасте, он решил провести последние годы иноком в Феодосиевым монастыре (сейчас Киево-Печерская лавра), там же он и был захоронен, а после канонизирован. По результатам исследования богатырских мощей, стало известно, что его рост был около 1,8 метра, а позвоночник был деформирован, скорее всего, из-за паралича, перенесенного в детстве. Значить и, правда, богатырь просидел 33 года на печи.









        Добрыня Никитич, согласно летописям, является дядей князя Владимира, который крестил Русь.









        Тверская летопись гласит, что в битве при Калке в 1216 году, некий Олешко Попович убил 70 человек. Но со временем имя изменили на Алешу.









        В действительности богатыри никогда не встречались, поскольку жили в разные времена.

        Само слово богатырь взято, заимствовано из языков июрской группы, что в переводе означает доблестный воин, герой.

        К современным богатырям можно отнести таких людей как цирковой акробат Валентин Дикуль, который сорвавшись из-под купола цирка, стал инвалидом первой группы, но вопреки предсказаниям врачей, не просто смог ходить, но и стал атлетом. Также известный атлет и борец Михаил Поддубный за 40 лет выступлений не потерпел ни одного поражения в соревновании или турнире. 23 февраля 1926 года он в очередной раз стал чемпионом мира по борьбе в возрасте 55 лет.

        А вот настоящим новорожденным богатырем считается рожденный в Италии в 1955 году мальчик весом в 10,2 кг и 76 см ростом.



Источник: /users/448

Лечение травами на Руси

Поделиться



Русь всегда была богата целебными травами, и поэтому траволечение на Руси было широко распространено. В России использовали полынь при лихорадке, берёзовый сок для лечения гнойных ран, дёготь как дезинфицирующее средство, бруснику, морошку, рябину при цинге и т.д.

Многие обычаи и пословицы русского народа пропагандируют гигиенические меры: «Живи разумом — и лекарство не надобно», «От хождения в лазьню (мыльню) тело чисто живёт» и т.п. Запреты, облечённые на Руси в форму «греха», а у многих народов в форму «табу», зачастую выражают гигиенические требования. Так, обычай есть яблоки лишь после «освящения» их в праздник Спаса по существу предостерегает от употребления в пищу недозрелых плодов; представление о «сглазе» новорождённого способствовало профилактике переохлаждения или заражения ребёнка при рассматривании его посторонними. Русские обычаи и поговорки, собраны В. И. Далем в сборнике «Пословицы русского народа», где выделены в отдельный раздел «Здоровье и хворь».





Накопленные за века знания целительства позволили Руси прослыть докой в лечении травами, и заимствовать этот опыт стремились многие иноземные лекари. Уже в IX в из новгородских пределов вывозилась за границу лиственничная губка (противотуберкулезное средство). Отвар коры ясеня, издавна использовавшийся за границей как противомалярийное средство, первоначально получил признание у русского народа. Об отваре побегов багульника, как о мощном противокашлевом средстве, за границей узнали также от новгородцев. Новгородским лекарям ранее всех в Европе стало известно употребление в пищу сырой печени трески при куриной слепоте. Ими же применялись панты (молодые рога оленей), чеснок, лук, редька, хрен, подорожник. Настой листьев подорожника широко использовался при гнойных язвах наружно, а чеснок — при кишечных болезнях внутрь и в виде чесночной воды для обмывания всего тела при эпидемиях (чума, дизентерия и др.).

В российских аптеках XIX в. изготавливались самые разнообразные лекарственные формы: порошки, растворы, мази, пилюли, линименты, пластыри, настои, отвары и т.д. Широкое распространение имели лекарства, которые в настоящее время позабыты. Среди них питательные (врачебные) супы, которые готовили из устриц или черепах в бульоне из птичьего мяса. Находили применение студни оленьего рога и сухой белок. В мазях для лечения экзем использовали очищенное свиное сало и яичное масло, которое получали путем нагревания на сковороде сваренных желтков и последующего их прессования. Сухой перегонкой оленьего рога получали соответствующее масло, также применявшееся в дерматологической практике. Целый ряд препаратов готовили из молока – это сухое молоко, сладкая молочная сыворотка, кислая молочная сыворотка, молочный сахар и другие.

В старых русских аптеках получали фосфор из фосфорной кислоты, ароматные воды, растительные эмульсии, растительные соки, экстракты. В качестве тонизирующих напитков в аптеках готовили врачебный кофе из поджаренных зерен кофе, а также из семян и кореньев других растений; врачебные вина и врачебное пиво. Но главными составляющими лекарственных форм на Руси издревле были травы, которые в нашей полосе набирали столь чудесную целебную силу, что в мире они признавались едва ли не волшебными.

Для современного человека лечение травами по советам старых лекарей (и знахарей, и врачей) стало крайне актуальным. Наша задача сегодня – не потерять, не забыть тот бесценный опыт, накопленный в области народного целительства на Руси с древних времен. Эти рецепты способны победить немало болезней, являющихся неизменными спутниками современного общества.

Источник: www.ecology.md

Дерево в русской строительной традиции

Поделиться



 


Дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича.

Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам лесных народов, вырабатывались в течение столетий в деревянном зодчестве.

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длиною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли «Северным краем».

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили особую форму деревянных сооружений.
Бревно — его толщина — стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки, использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

Да и дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) — снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя — гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае применяли деревянные костыли.

Основу деревянной постройки на Руси составлял «сруб». Это скрепленные («связанные») между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли «венцом». Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание — «ряж», который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб «в режь» (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен «в лапу» концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло», при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова «оболонь» («облонь»), означающего наружные слои дерева (ср. «облекать, обволакивать, оболочка»). Еще в начале XX в. говорили: «рубить избу в оболонь», если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости — «выскабливались в лас» (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин «обло» относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом.

Сами ряды бревен (венцы) связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.



В плане срубы делали в виде четырехугольника («четверик»), либо в виде восьмиугольника («восьмерик»). Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы.

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался «клетью». «Клеть клетью, поветь поветью», — говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом — поветью. Обычно сруб ставился на «подклете» — нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз — «повал». Это интересное слово, происходящее от глагола «повалиться», часто использовалось на Руси. Так, например, «повалушей» называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую — «самцовую». Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли «самцами». На них ступеньками клали длинные продольные жерди — «дольники», «слеги» (ср. «слечь, лечь»). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли «курицами» (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно — «поток». В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок — «конек» («князек»). Под ним укладывали толстую «коньковую слегу», а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном — «шеломом» или «черепом». Впрочем, чаще бревно это называли «охлупнем» — то, что охватывает.

Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы (пучки) и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуею, укрывали избу в несколько слоев. А в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту.





Самым же дорогим покрытием считался «тес» (доски). Само слово «тес» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль, и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

Покрывали крышу обычно в два слоя — «подтесок» и «красный тес». Нижний слой теса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности «скалой» (берестой, которую скалывали с берез). Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть называли «полицей» (от старого слова «пола» — половина).

Весь фронтон избы важно именовали «челом» и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками — «причелинами». А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской — «полотенцем».

Кровля — самая важная часть деревянной постройки. «Была бы крыша над головой», — говорят до сих пор в народе. Потому и стал со временем символом любого храма, дома и даже хозяйственного сооружения его «верх».

«Верхом» в древности называли любое завершение. Эти верхи в зависимости от богатства постройки могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был «клетский» верх — простая двускатная крыша на клети. «Шатровым» верхом в виде высокой восьмигранной пирамиды украшались обычно храмы. Затейливым был «кубоватый верх», напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была «бочка» — двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и «крещатую бочку» — две пересекающиеся простые бочки. Шатровые церкви, кубоватые, ярусные, многоглавые — все это названо по завершению храма, по его верху.



Потолок устраивали не всегда. При топке печей «по-черному» он не нужен — дым будет только скапливаться под ним. Поэтому в жилом помещении его делали только при топке «по-белому» (через трубу в печи). При этом доски потолка укладывались на толстые балки — «матицы».

Русская изба была либо «четырехстенкой» (простая клеть), либо «пятистенкой» (клеть, перегороженная внутри стеной — «перерубом»). При строительстве избы к основному объему клети пристраивались подсобные помещения («крыльцо», «сени», «двор», «мост» между избой и двором и т. д.). В русских землях, не избалованных теплом, весь комплекс построек старались собрать вместе, прижать друг к другу.

Существовало три типа организации комплекса построек, составлявших двор. Единый большой двухэтажный дом на несколько родственных семей под одной крышей назывался «кошель». Если хозяйственные помещения пристраивались сбоку и весь дом приобретал вид буквы «Г», то его называли «глаголь». Если же хозяйственные пристройки подстраивались с торца основного сруба и весь комплекс вытягивался в линию, то говорили, что это «брус».

В дом вело «крыльцо», которое часто устраивалось на «помочах» («выпусках») — концах длинных бревен, выпущенных из стены. Такое крыльцо называлось «висячим».

За крыльцом обычно следовали «сени» (сень — тень, затененное место). Их устраивали для того, чтобы дверь не открывалась прямо на улицу, и тепло в зимнее время не выходило из избы. Передняя часть здания вместе с крыльцом и сенями называлась в древности «всходом».

Если изба была двухэтажная, то второй этаж называли «поветью» в хозяйственных постройках и «горницей» в жилом помещении. Помещения же над вторым этажом, где обычно находилась девичья, назывались «теремом».

На второй этаж особенно в хозяйственных постройках часто вёл «ввоз» — наклонный бревенчатый помост. По нему могла подняться лошадь с телегой, груженой сеном. Если крыльцо вело сразу на второй этаж, то сама площадка крыльца (особенно, если под ней находился ввход на первый этаж) называлась «рундуком».

Так как избы были почти все «курные», то есть отапливались «по-черному», то внутри до высоты человеческого роста стены были белые, специально вылощенные, а выше — черные от постоянного дыма. На дымовой границе вдоль стен обычно располагались длинные деревянные полки — «воронцы», препятствующие проникновению дыма в нижнюю часть помещения.

Дым выходил из избы либо через маленькие «волоковые окошки», либо через «дымник» — деревянную трубу, обильно украшенную резьбой.

В богатых домах и храмах вокруг сруба часто устраивали «гульбище» — галлерею, охватывающую здание с двух-трех сторон.опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.kramola.info/vesti/protivostojanie/derevo-v-russkoj-stroitelnoj-tradicii

В назидание мамам мальчиков: КАК на воспитывали воинов на Руси

Поделиться



Все мы наслышаны о суровых тяготах воинского воспитания в древней Спарте. Но многие ли знают как воспитывали богатырей и защитников государства наши предки, жители Руси? Оказывается — почти так же сурово, как и спартанцы.





Справедливости ради, стоит отметить, что на Руси все мужчины считались воинами, эта традиция шла ещё со времён эпохи так называемой «военной демократии». Конечно же, были и специально подготовленные витязи, которые посвящали всю свою жизнь войне, но владеть военными навыками должны были все юноши и взрослые мужчины, будь то горожане, землепашцы или охотники.   Надо помнить, что взросление в ту пору происходило быстрее чем сейчас. Мужчина в 14–16 лет считался вполне взрослым и мог начать самостоятельную жизнь, жениться. Для землепашца всей общиной строили дом, боярский сын поступал на военную службу, юный князь получал в управление град.

Кроме того, люди той поры сильно отличались от нынешних, и сравнение будет далеко не в нашу пользу. Практически все они были психически и физически более здоровы. Все болезненные дети умирали в первые годы или при рождении — действовал естественный отбор. Выживали самые здоровые, в дальнейшем постоянный тяжелый физический труд землепашца, ремесленника, охотника, воина укреплял их. В обществе Руси отсутствовали нынешние пороки индустриального и постиндустриального обществ — алкоголизм, наркомания, проституция, блуд, ожирение от недостатка движения, переедание и т.д.

Первым этапом в становлении мужчины было посвящение, переход из возраста младенчества в состояние ребёнка (отрока) — в 2–3 года. Этот рубеж был отмечен постригом и сажанием на коня.  В четыре года за воспитание ребёнка брались «дядьки». «Дядьки» — определённая воинская структура попечительства, традиционная у русов. Им выпадала непростая доля ответственности за обучение, которое проходило через цепочку инициаций и посвящений, вырабатывающих психологическую устойчивость молодого воина.

Это очень важный психологический рубеж, он создавал в мальчиках особый настрой, закладывал основные принципы бытия. Мальчиков настраивали на то, что они защитники своей семьи, общины, города, области, всей «Светлой Руси». В них закладывали стержень, который определял их судьбу. Очень жаль, что эта традиция почти утрачена сейчас. В современном мире мужчин в большинстве своём воспитывают женщины — дома, в садиках, школе, в вузах.

В Восточной Руси не было специальных военных школ (по крайней мере нет достоверных фактов, указывающих на их существование). Их заменяли практика, традиция, ученичество. С самого раннего детства мальчиков приучали к оружию. Преодолевая страх и скрывая эмоции, юноша доказывал свою зрелость. Затем, опираясь на нелёгкую школу воинского учения и рукоять ножа, он уходил в дремучий лес за шкурой медведя. Попробуйте на минуту представить себе во всех красках образ огромного лесного великана, ревущего перед вами. Когтистые тяжёлые лапы, способные одним движением переломать рёбра и разодрать тело, против одного ножа и человеческого умения.

По дошедшим поверьям, одолев разъярённого медведя, юноша превращался в воина-оборотня, как бы вбирая в себя дух убитого зверя. На шею ему вешался амулет из медвежьих когтей. Такая традиция укрепляла выдержку воина, придавая ему сильную психологическую поддержку в любой ситуации. В игре и национальных игрищах, развивающих координацию движений, ловкость и быстроту проходило детство, закладывая несколько большее, чем просто умение, но и то, чему порой невозможно научиться — безстрашие.

Обучение велось и на уровне учитель — ученик, сравните: на Руси до XVIII столетия университетов не былоно города и храмы строили, пушки и колокола отливали, книги писали, уровень образованности населения в X–XVIII веках был существенно выше европейского (как и уровень гигиены). Навыки передавались от учителей к ученикам на практике, чтобы стать мастером-зодчим русский человек шёл не в специальную школу, а становился учеником мастера, в военном деле также.

 

Игры в «царя горы» со временем перерастали в бои «стенка на стенку», а далее уже в построение боевых порядков. Постепенно, от простого к сложному, от игры в снежки до увиливания от града смертоносных стрел, а от палочных драк до рубки на мечах.Попечительство «дядек» заканчивалось после посвящения учеников в профессиональные воины. Из них и состояло отборное воинство — княжеская дружина. Важнейшую роль играла практика, Русь вела постоянные войны с соседними народами, не редкостью были и междоусобицы. Недостатка в реальных боевых условиях тогда не было, молодые воины могли на практике проверить себя. Естественно, война брала свою «дань», но те кто выживал, получали уникальный урок. Ни в одной школе таких «уроков» не получишь.

Исторически сложилось так, что русы всегда были вынуждены сражаться в меньшинстве. Поэтому дружине приходилось использовать любое, даже незначительное преимущество. Воины, сызмальства выросшие в этих местах, привыкали вести бой в условиях недостаточной видимости и стеснённого пространства — например, в густом лесу. Отсюда и тактика боя, позволяющая вести сражение в одиночку даже в полном окружении.

Предания говорят, что один дружинник выходил на бой с десятью, а порой и с сотней врагов. Так ввергал в ужас захватчиков Демьян Куденевич, выезжавший один на бой даже без шлема и доспехов. Наверное, немало страха натерпелось половецкое войско, которое он отогнал от стен Переяславля с помощью шестерых братьев.

Воин, сражавшийся в одиночку, — это высшая степень воинского мастерства. Для такого воина не имело значения на какое количество врагов обрушить свои мечи. Как правило, он не держал щита, а предпочитал и вторую руку занять оружием.

   


Демьян Куденевич – странствующий воин-пограничник, гроза половцев, человек феноменальной силы. Не связывая себя службой какому-либо князю, не ища тленных богатств, он со своим маленьким отрядом неустанно патрулировал окраины степи. В одной из стычек с половцами был тяжело ранен. Его довезли до Переяславля и положили в княжеских палатах Мстислава, тот всё время проводил у постели умирающего и принял его последний вздох, дав себе слово заменить Демьяна на границе.

Слава Богу, не перевелись и в наше время мужчины-воины, и пока есть ещё защитники.

Автор: Алёна Фроловна P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: super-orujie.ru/blog/43733687602/V-nazidanie-poloumnyim-mamashkam:-Kak-vospityivali-voinov-na-Rus

Славяночки

Поделиться

































































Хочу спросить у тех, кто хорошо разбирается в военной тематике и орденских планках — это может быть правдивое фото или же это всё — таки фэйк, постановка? Заранее благодарю за ответ.

Русские боги

Поделиться



До того, как на Руси приняли христианство, у славян существовал целый пантеон богов.



Читать дальше →

На Руси называли любимого мужчину — «Свет очей моих»

Поделиться



На Руси называли любимого мужчину — «Свет очей моих», потому что мужчина — это Путь, это стрела, указывающая восхождение в верхние миры.
Любящая женщина восхищенно смотрит на своего любимого, как на свет, который помогает ей не забыть себя.

А женщину звали — «Душа моя». Потому что она напоминает то, ради чего только и есть смысл двигаться этим Путём. Всё только для души. Нет смысла ни в чем: ни в войнах, ни свершениях, ни в познании, ни в способностях — если забыта душа.



Как Московия украла историю Киевской Руси-Украины.

Поделиться



Создавая свое украинское государство, украинцы должны пересмотреть и уточнить свою историю, основываясь на правде, достоверных фактах и ​​исторических событиях. Находясь на протяжении веков под властью завоевателей, украинцы фактически были лишены возможности влияния на формирование национального сознания и развитие истории, в результате чего история Украины написана преимущественно в угоду этим завоевателям. Особо не выясненным является вопрос о претензиях и притязаниях Московии, а в дальнейшем России, на историческое наследие Киевской Руси.
В романе-исследовании В. Белинского (Страна Моксель или Московия / / Киев: Издательство им. Елены Телиги, 2008, 2009, в трех книгах) сообщаются факты, взятые из исторических источников (преимущественно российских), что свидетельствуют о коренном искажение истории Российской империи, направленном на создание исторической мифологии о том, что Московия и Киевская Русь имеют общие исторические корни, Московия имеет «наследственные права» на Русь.
Обычное мошенничество московитов, присвоивших себе прошлое Великого Киевского княжества и его народа, нанесло страшный удар по украинскому этносу. Теперь задача состоит в том, чтобы на основе правдивых фактов, раскрыть лживость и аморальность московской мифологии.

Автономная Республика Крым




Читать дальше →

Забытые ремесла земли Русской

Поделиться



Хочу рассказать о ремеслах наших предков, которые давно уже канули в лету. Это сейчас существует множество автоматов и инструментов, облегчающих труд, а раньше все делалось умелыми мозолистыми руками.

1. Бондарь.
Бондарь посредством топора и других столярных инструментов прилаживает клёпки бочки одна к другой, выстругивает их, делает фальцы (зауторы) зауторником, в них вгоняет днище и всё связывает деревянными или железными обручами.


Читать дальше →