5 русских произведений, которые вдохновляют иностранных писателей

Поделиться



За что любят стихи Бродского и Евтушенко, почему выбирают не самый очевидный роман Достоевского и что думают об Анне Карениной.

 

Мэри Гейтскилл: «Анна Каренина» Льва Толстого

 

Мэри Гейтскилл — американская писательница; в ее произведениях, как правило, центральное место занимают героини, которые пытаются преодолеть внутренний конфликт.





 

 

Ее книги затрагивают многие табуированные темы, включая проституцию, наркозависимость и садомазохизм. По рассказу Гейтскилл «Секретарша» в 2001 году был снят одноименный фильм с Мэгги Джилленхол в главной роли. Гейтскилл считает, что всего одна сцена может полностью перевернуть представление читателя о герое — один из самых ярких примеров можно найти в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

Одна сцена в «Анне Карениной» была настолько красивой и продуманной, что я даже встала, пока читала ее. Мне пришлось отложить книгу, так я была удивлена, и в моих глазах роман поднялся на совершенно новый уровень.

Анна сказала своему мужу, Каренину, что любит другого мужчину и спит с ним. Вы уже привыкли воспринимать Каренина как слишком гордого, но довольно жалкого героя: он высокомерный, непреклонный человек. Он старше Анны, он лысеет, он говорит несуразно визгливым голосом. Он настроен против Анны. Она ему совершенно отвратительна после того, как забеременела от своего любовника Вронского. Но сначала у вас появляется впечатление, что больше всего в этой ситуации ущемлена его гордость, и это делает его несимпатичным персонажем.

Затем он получает телеграмму от Анны: «Умираю, прошу, умоляю приехать. Умру с прощением спокойнее». Сначала он думает, что это обман. Он не хочет ехать. Но потом он понимает, что это слишком жестоко и что все его осудят, — он должен. И он едет.

Когда он входит в дом, где лежит умирающая Анна в бреду горячки, он думает: если ее болезнь есть обман, то он промолчит и уедет. Если она действительно больна, при смерти и желает его видеть пред смертью, то он простит ее, если застанет в живых, и отдаст последний долг, если приедет слишком поздно.

Даже в этот момент он кажется крайне непреклонным. Мы думаем, что ничто не рассеет невозмутимость этого человека. Но когда он видит, что Анна жива, он чувствует, как сильно надеялся, что она уже умрет, хотя понимание этого и шокирует его.

Потом он слышит ее лепет. И ее слова неожиданны: она говорит о том, как он добр. Что, конечно, она знает, что он ее простит. Когда она наконец видит его, она смотрит на него с такой любовью, какой он до сих пор не знал, и говорит:

«…во мне есть другая, я ее боюсь — она полюбила того, и я хотела возненавидеть тебя и не могла забыть про ту, которая была прежде. Та не я. Теперь я настоящая, я вся».

Анна говорит о решениях, которые она принимала, в третьем лице — как будто Каренина предал кто-то еще. И кажется, что тут она изменилась, как будто стала другим человеком. Меня это так удивило. Идея Толстого в том, что в нас может быть одновременно два человека, а может и больше. И дело не только в Анне. Пока она рассказывает Каренину о том, как любит его, умоляя о прощении, он сам тоже меняется. Человек, который, как нам казалось, все время будет несгибаемым и скучным, оказывается, имеет и совершенно другую сторону.

В романе показывалось, что он всегда ненавидел то беспокойство, которое вызывали в нем чужие слезы и грусть. Но когда он мучается от этого ощущения при словах Анны, он наконец понимает, что сочувствие, которое он испытывает к другим людям, — это не слабость. Впервые он воспринимает эту реакцию с радостью; любовь и прощение совершенно ошеломляют его. Он встает на колени и начинает плакать в объятиях Анны, она поддерживает его и обнимает его лысеющую голову. Качество, которое он ненавидел, — это и есть его суть, и понимание этого приносит ему мир. Вы верите этому полному перевороту, вы верите в то, что на самом деле эти люди именно такие. Мне кажется странным, что герои сильнее всего кажутся собой именно в те моменты, когда ведут себя так, как никогда раньше. Я не совсем понимаю, как такое может быть, но удивительно, что это работает.

Но затем этот момент проходит. Анна больше не говорит о «другой», которая есть в ней. Сначала я была разочарована, но потом подумала: нет, так еще реалистичней. То, что делает Толстой, даже лучше, потому что более правдиво. Мы испытываем большее чувство потери, зная, что что-то больше не повторится.

В этой сцене я во многом увидела суть книги. Все говорят, что «Анна Каренина» — о страсти, которая идет против общества, но я думаю, что гораздо сильнее как раз противоположное, а именно то, как силы общества ограничивают самовыражение личности.

 

 

Стивен Бартельм: «Дама с собачкой» Антона Чехова

 

Стивен Бартельм — американский автор рассказов и эссе, которые публиковались в таких изданиях как The New Yorker, The New York Times и The Atlantic. Несколько раз работал в соавторстве со своими братьями: Дональдом (умер в 1989 году) и Фредериком. Например, вместе с Фредериком Стивен написал «Ставки удвоены: Размышления об азартной игре и потере» — невыдуманную историю о том, как они проиграли в карты все свое наследство. Сейчас Бартельм преподает в Университете Южного Миссисипи.





 

Сильное впечатление на него произвел рассказ Антона Чехова «Дама с собачкой». Это произведение заставило его задуматься о том, что писателю следует принимать мир во всем его несовершенстве.

Как отмечали многие более именитые, чем я, писатели, «Дама с собачкой» — потрясающий рассказ, полный запоминающихся деталей. Меня в нем восхищают те же моменты, что и Набокова: например, сцена, когда после секса Гуров режет арбуз под театральные рыдания героини об утрате добродетели, или чернильница в виде всадника с отбитой головой в провинциальной гостинице.

Но больше всего мне запомнился пассаж ближе к концу, когда бывший донжуан размышляет о приближающейся старости и о женщинах, которых он знал:

«За что она его любит так? Он всегда казался женщинам не тем, кем был, и любили в нем не его самого, а человека, которого создавало их воображение и которого они в своей жизни жадно искали; и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили»

Это удивительный момент, но все же лучшие современные писатели тоже способны на такое: вдумчивый и свободомыслящий автор может заметить подобную психологическую иронию и признать ее ценность для читателя.

Но именно благодаря финалу — «…и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили» — этот пассаж близок к совершенству; такой поворот под силу единицам (скажем, Элис Манро). Чехову все равно, что замечание его героя нелогично и неразумно. Ему все равно, хороша ли эта мысль или дурна, его интересует лишь то, что люди думают именно так — и это восхитительно. Это то, что поэт Чарльз Симик назвал правильным предметом поэзии: «Удивление тому, что прямо перед тобой. Изумление перед миром». Нравственные убеждения большинства писателей мешают им увидеть это, и даже если они увидят, большинству из них не хватит выдержки, не хватит любви к миру, чтобы признать, что существующий порядок вещей в некотором роде идеален. Вот что, по моему мнению, так восхитительно в Чехове.

 

 

Кэтрин Харрисон: «Любовь» Иосифа Бродского

 

Кэтрин Харрисон — американская писательница, наибольшую (и довольно скандальную) известность которой принесли ее мемуары «Поцелуй». В них она рассказывает об интимных отношениях с собственным отцом, которые длились четыре года. Книга была принята неоднозначно: некоторые критики, например, отмечали, что она «отталкивающая, но написана прекрасно». Также Харрисон преподает в Хантерском колледже Городского университета Нью-Йорка. По мнению Харрисон, стихотворение Иосифа Бродского «Любовь» помогает нам понять суть писательского труда: творцу нужно меньше думать и больше прислушиваться к бессознательному.





«Любовь» Иосифа Бродского — это стихотворение, в котором герою снится умершая возлюбленная. Во сне воскрешаются утраченные возможности — мысли о том, что они занимаются любовью, заводят детей и живут вместе. В конце стихотворения автор подчеркивает идею верности, которая выходит за рамки земной жизни, в сферу вне сознания, нематериальную, не постижимую умом. Можно сказать, что это сфера мистического или невыразимого. Как ее ни называй, но я в нее верю.

Через все стихотворение Бродский проносит противопоставление света и тьмы. В темноте воспоминания о женщине из сна поглощают рассказчика настолько, что она кажется реальной. Когда он включает свет, она испаряется:

…И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного.


Многие процессы протекают именно в царстве тьмы. В подсознании, во сне, даже, на некотором уровне, при общении с другими людьми без слов. Под тьмой я не имею в виду темноту как отсутствие света. Я имею в виду ту часть жизни, которую нельзя понять с помощью сознания или анализа.

Суть стихотворения заключается в строке:

Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете


Я думаю, Бродский подразумевает, что свет может исправить что-то в материальном мире, но для него существуют ограничения. Например, медицина может излечить при свете. Но если болен дух, то и жизни нет. И иногда нет иного способа восстановить утраченное, кроме как с помощью мечты и воображения.

Эта строка также определяет творческий процесс писателя — по крайней мере, как я его вижу. Для меня писательство — это занятие, которое требует умственной работы, но его также питает бессознательное. Мое творчество направляется нуждами моего бессознательного. И с помощью этого темного, неясного процесса я способна восстановить то, что иначе было бы утеряно. Например, в романе я могу восстановить утраченные голоса — обычно женские — и дать слово тем, кого заставляли молчать.

Сейчас я преподаю писательское мастерство. Забавно, но раньше я бы и представить не могла, что чаще всего буду повторять своим ученикам: «Пожалуйста, перестаньте думать». Люди действительно пишут лучше, когда не думают, то есть не прислушиваются к голосу своего сознания.

 

Руперт Томсон: «Станция Зима» Евгения Евтушенко

 

Руперт Томсон — английский литератор, автор девяти романов. Его часто сравнивают с такими не похожими друг на друга писателями, как Франц Кафка, Габриэль Гарсиа Маркес, Чарльз Диккенс и Джеймс Баллард. Критик Джеймс Вуд назвал его «одним из самых странных и освежающе неанглийских голосов современной художественной литературы». Его роман «Оскорбление» вошел в список 100 любимых книг Дэвида Боуи.





Руперт Томсон в своей работе часто вдохновляется поэмой Евгения Евтушенко «Станция Зима». Этот необыкновенный интерес он объясняет, в частности, своей биографией. Томсон вырос в маленьком городке, из которого ему не терпелось уехать. Он мечтал стать поэтом и часто забегал в книжный магазин. Однажды там ему попался сборник Евтушенко, который, в свою очередь, провел детство в маленьком сибирском городке. Поиск дороги в большой мир сделал русского поэта понятным и близким юному Томсону.

Поэма Евтушенко «Станция Зима» рассказывает о том, как герой покидает свою малую родину и затем возвращается. Он опубликовал ее в 1956 году, тогда ему было 23. К этому моменту он уже провел много лет вдали от Зимы, его жизнь совершенно изменилась: он жил в Москве, общался с творческими людьми, учился писать. В поэме Евтушенко представляет, что возвращается домой совершенно другим человеком, разговаривает с родными и знакомыми, стараясь примирить юность и взрослую жизнь, сельский уклад и свое новое окружение.

В конце стихотворения станция Зима — местная железнодорожная станция — сама обращается к поэту, в ее словах слышится мудрость старшего поколения. Мне нравится, как станция просит героя покинуть дом и идти к неизведанным, неясным горизонтам:

… Ты не горюй, сынок, что не ответил
на тот вопрос, что задан был тебе.
Ты потерпи, ты вглядывайся, слушай,
ищи, ищи.
Пройди весь белый свет.
Да, правда хорошо,
а счастье лучше,
но все-таки без правды счастья нет.
Иди по свету с гордой головою,
чтоб все вперед — и сердце и глаза,
а по лицу — хлестанье мокрой хвои,
и на ресницах — слезы и гроза.
Люби людей,
и в людях разберешься.
Ты помни:
у меня ты на виду.
А трудно будет
ты ко мне вернешься…
Иди!»
И я пошел.
И я иду.


Здесь так много замечательных советов на тему счастья, любви, путешествий, людей — тут практически все, о чем следует думать, и всего в нескольких коротких строчках. Меня всегда поражало, с каким великодушием ожившая станция Зима просит поэта покинуть ее. Когда она говорит о необходимости оставить свои истоки, свои корни и двигаться вперед, ее слова напоминают слова идеального родителя — в том плане, что родитель, который действительно любит своего ребенка, отпустит его, сделает все возможное, чтобы он уехал, в то время как неуверенный в себе человек ради собственного блага заставит свое дитя остаться. «А трудно будет, ты ко мне вернешься, — говорит станция, заклиная его уехать и посмотреть мир за порогом отчего дома. — Иди!» В этой позиции есть зрелость и бескорыстие. Станция Зима заботится лишь о судьбе поэта и думает о том, что для него лучше.

Поэма призывает нас двигаться в неизведанное — прочь из дома, от себя к другим. Это призыв выйти из зоны комфорта, географически и психологически, и исследовать новые места, которые могут напугать, удивить или испытать нас на прочность. Эта идея применима и к моим мыслям о писательстве и искусстве.

 

Аля Аль-Асуани: «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского

 

Аля Аль-Асуани — один из главных современных египетских писателей, его роман «Дом Якобяна» считается самым громким арабским романом ХХI века: он переведен на 34 языка, в том числе на русский. Несмотря на популярность своих произведений, Аль-Асуани не бросает и свою постоянную работу: он практикующий стоматолог. Также он активно участвует в политической жизни Египта. Знаковым произведением для него стали «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского. По словам Аль-Асуани, эта книга учит читателя понимать людей, а не судить, и не делить мир на черное и белое.





В «Записках из Мертвого дома» Достоевский рассказывает о том, как четыре года прожил на каторге в Сибири. Это было настоящей мукой, а поскольку он происходил из благородной семьи, другие арестанты всегда чувствовали себя неловко в его компании. В то время в России каторжников разрешалось пороть, и Достоевский описывает это наказание с большим чувством. В конечном счете именно благодаря этой книге император отменил порку, так что произведение сыграло важную роль в развитии российского общества.

В романе есть сцена, где умирает молодой арестант. В это время стоящий рядом каторжник начинает плакать. Нельзя забывать о том, что это люди, которые совершили страшные преступления. Автор описывает, как унтер-офицер с недоумением смотрит на него. И тогда он говорит:

«Тоже ведь мать была!»

«Тоже» играет важную роль в этом предложении. Этот человек совершал преступления. Он не приносил пользы обществу. Дела его были ужасны. Но он тоже человек. У него тоже была мать, как и у всех нас. Для меня роль литературы заключается в этом самом «тоже». Это значит, что мы поймем, мы простим, мы не осудим. Мы должны помнить, что люди по сути своей не плохи, но они могут совершать дурные поступки при определенных обстоятельствах.

Например, неверность супруга мы обычно считаем чем-то плохим. Но существует два шедевральных романа, которые отказываются осуждать такое поведение: «Анна Каренина» и «Мадам Бовари». Авторы этих произведений стараются объяснить нам, почему героини изменили мужьям. Мы не судим их, мы пытаемся понять их слабости и ошибки. Книга — это не средство осуждения, это средство понимания человека.

Соответственно, если вы фанатик, то никогда не сможете оценить литературу по достоинству. И если вы цените литературу, то никогда не станете фанатиком. Фанатизм делит мир на черное и белое: люди бывают либо хорошими, либо плохими. Они либо с нами, либо против нас. Литература — полная противоположность такому мировоззрению. Она представляет перед нами широкий спектр человеческих возможностей.

Она учит нас чувствовать чужую боль. Когда вы читаете хороший роман, то забываете о национальности героя. Вы забываете о его религии. О его цвете кожи. Вы просто видите человека. Вы понимаете, что это человек — такой же, как и вы. Поэтому благодаря книгам люди могут стать лучше.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //theoryandpractice.ru/posts/15914-silnoe-vpechatlenie-5-russkikh-proizvedeniy-kotorye-vdokhnovlyayut-inostrannykh-pisateley

10 трогательных романов об одиночестве

Поделиться



1. Януш Вишневский — «Одиночество в сети»

 

Один из самых пронзительных романов о любви, вышедших в России в последнее время. «Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви» — таков лейтмотив европейского бестселлера Я.Л.Вишневского. Герои «Одиночества в Сети» встречаются в интернет-чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни, которые оказываются похлеще любого вымысла. Встретятся они в Париже, пройдя не через одно испытание, но главным испытанием для любви окажется сама встреча...





 

 

2. Харуки Мураками — «Норвежский лес»

 

"… По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках, парни с битницкими бородками, хостессы из баров и другие непонятные люди. Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники — некоторые пританцовывали, кто-то нюхал растворитель, кто-то просто сидел на асфальте. Я вообще перестал понимать, что к чему. «Что же это такое? — думал я. — Что все они хотят этим сказать?»...

 

3. Жан-Поль Сартр — «Тошнота»

 

Тошнота — это суть бытия людей, застрявших «в сутолоке дня». Людей — брошенных на милость чуждой, безжалостной, безотрадной реальности. Тошнота — это невозможность любви и доверия, это — попросту неумение мужчины и женщины понять друг друга. Тошнота — это та самая «другая сторона отчаяния», по которую лежит Свобода. Но — что делать с этой проклятой свободой человеку, осатаневшему от одиночества?.. 

 

4. Габриэль Гарсия Маркес — «Полковнику никто не пишет»

 

Прежде чем опубликовать эту повесть Гарсиа Маркес переписывал ее десяток раз и добился своего: по своей емкости и силе она не имеет себе равных во всей латиноамериканской прозе. 

Внешне ее сюжетная канва незатейлива — всего лишь сменилась в латиноамериканской стране в очередной раз власть, очередные столичные коррупционеры в который раз наживают состояния — а герой давно пролетевшей гражданской войны, престарелый полковник в отставке, влачит в маленьком провинциальном городке полунищенское существование… Но его история, история маленького человека, в одиночку отстаивающего свое достоинство, становится историей преодоления одиночества, произвола и абсурда, царящих в мире.

 

5. Дуглас Коупленд — «Элинор Ригби»

 

Лиз, существующая в Сети под ником «Элинор Ригби», действительно одинока.

Она действительно ждет чуда — и однажды это чудо случается. Но не зря говорят: бойтесь ваших желаний — они имеют обыкновение сбываться. Вот и долгожданное «лекарство от одиночества» Лиз привносит в ее жизнь не совсем то, чего она ожидала… Что дальше? То, о чем никогда не написали бы «Битлз»...





 

 

6. Патрик Зюскинд — «Контрабас»

 

Пьеса «Контрабас» — первое произведение выдающегося немецкого писателя Патрика Зюскинда, автора знаменитого «Парфюмера». После премьеры в Мюнхене она стала одной из самых популярных в Европе. Поставлена она и в России. Пьеса сопровождается краткой автобиографией Зюскинда и высказываниями искусствоведов о его творчестве.

 

7. Эрнест Хемингуэй — «Старик и море»

 

«Старик и море» — настоящий шедевр Хемингуэя. Повесть посвящена «трагическому стоицизму»: перед жестокостью мира человек, даже проигрывая, должен сохранять мужество и достоинство. Изображение яростной схватки с чудовищной рыбой, а затем с пожирающими ее акулами удачно контрастирует с размышлениями о прошлом, об окружающем мире.

 

8. Майкл Каннингем — «Часы»

 

Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и пространстве) на слова, а слова — на события? Судьба Вирджинии Вулф и ее `Миссис Дэллоуэй`. Англия 20-х и Америка 90-х. Патриархальный Ричмонд, послевоенный Лос-Анжелес и сверхсовременный Нью-Йорк. Любовь, смерть, творчество. 

 

9. Ричард Матесон — «Я-легенда»

 

Роберт Невилл — герой романа «Я — легенда» — единственный человек в Лос-Анджелесе, не заразившийся болезнью, симптомы которой напоминают вампиризм, и единственный выживший. Укрывшись в бронированном доме, он ищет лекарство от болезни, уничтожившей человечество... 

Этот сюжет сегодня знает почти каждый: одноименный блок-бастер с Уиллом Смитом в главной роли посмотрели миллионы зрителей. Но все ли они прочли книгу, которая легла в основу сценария? И все ли знают, каким «великий и ужасный» Ричард Матесон видел конец этой истории? Какой глубокий и даже шокирующий философский смысл он вкладывал в свой фантастический мир будущего? Книга, которая никогда не устареет и не перестанет удивлять, культовый роман научной фантастики.





10. Паскаль Киньяр — «Вилла „Амалия“»

 

Паскаль Киньяр — один из крупнейших современных писателей, лауреат Гонкуровской премии (2002), блистательный стилист, человек, обладающий колоссальной эрудицией, знаток античной культуры, а также музыки эпохи барокко.

После череды внушительных томов изысканной авторской эссеистики появление данной книги, первого за последние семь лет романа Паскаля Киньяра, было радостно встречено французскими критиками. Эта книга сразу привлекла к себе читательское внимание, обогнав в продажах С.Кинга и М.Уэльбека.

В центре повествования — судьба удивительной женщины-композитора, созданного ею эзотерического музыкального мира, прощание с красотой мира, очарование одиноких прогулок на заветном острове, освобождение от суеты и соблазнов во имя чистого творчества.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.brainstorm-blog.ru/2015/07/10.html

9 книг, которые изменят ваше научное мировоззрение

Поделиться



Ф. Болл — Критическая масса

 

Каким образом из взаимодействия множества людей возникает человеческое общество? Существуют ли законы природы, которые управляют поведением человека? Каким образом из одних наших дел и поступков вытекают другие?

Эти вопросы волновали человечество на протяжении веков. Как только человек осознает, что большинство его решений принимается под влиянием других людей, перед ним открывается неожиданная и даже, возможно, тревожная предсказуемость законов развития общества.

Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей. 





 

 

К. Циммер — Эволюция. Триумф идеи

 

Почему по сей день не прекращаются споры о происхождении жизни и человека на Земле? Что стояло за идеями человека, мучительно прокладывавшего путь новых знаний в консервативном обществе? Как биологи-эволюционисты выдвигают и проверяют свои гипотезы и почему категорически не могут согласиться с доводами креационистов?

В поисках ответа на эти вопросы читатель сделает множество поразительных открытий о жизни животных, птиц и насекомых. Эта книга дает понимание не столько основных положений теории Чарльза Дарвина, но рассказывает о новейших исследованиях процессов эволюции. Показывает, как современная наука расширяет и углубляет теоретическое наследие великого ученого.

В книге просто и величественно раскрывается вся история эволюции, процесса, который по-прежнему, как и несколько миллиардов лет назад, движет всем окружающим миром. 

 

Б. Грин — Элегантная Вселенная

 

Книга Брайана Грина «Элегантная Вселенная» — увлекательнейшее путешествие по современной физике, которая как никогда ранее близка к пониманию того, как устроена Вселенная. Квантовый мир и теория относительности Эйнштейна, гипотеза Калуцы—Клейна и дополнительные измерения, теория супер струн и брани, Большой взрыв и мульти вселенные — и это далеко не полный перечень обсуждаемых вопросов.

Используя ясные аналогии, автор переводит сложные идеи современной физики и математики на образы, понятные всем и каждому.

Брайан Грин срывает завесу таинства с теории струн, чтобы представить миру 11-мерную Вселенную, в которой ткань пространства рвется и восстанавливается, а вся материя порождена вибрациями микроскопических струн. 





 

 

Р. Докинь — Эгоистичный ген

 

Мы созданы нашими генами. Мы, животные, существуем для того, чтобы сохранить их, и служим всего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас просто выбрасывают. Мир эгоистичного гена — это мир жестокой конкуренции, безжалостной эксплуатации и обмана.

Ну а как же акты явного альтруизма, наблюдаемые в природе: пчелы, совершающие самоубийство, когда они жалят врага, чтобы защитить улей, или птицы, рискующие своей жизнью, чтобы предупредить стаю о приближении ястреба? Противоречит ли это фундаментальному закону об эгоистичности гена?

Ни в коем случае: Докинь показывает, что эгоистичный ген — это ещё и очень хитрый ген. И он лелеет надежду, что вид Homo sapiens — единственный на всем земном шаре — в силах взбунтоваться против намерений эгоистичного гена.

Эта книга — призыв взяться за оружие. Это руководство и одновременно манифест, и она захватывает, как остросюжетный роман. 

 

А. Марков — Рождение сложности

 

Как зародилась и по каким законам развивалась жизнь на нашей планете? Что привело к формированию многоклеточных организмов? Как возникают и чем обусловлены мутации, приводящие к изменениям форм жизни?

Книга доктора биологических наук, известного палеонтолога и популяризатора науки Александра Маркова — попытка преодолеть барьер взаимного непонимания между серьезными исследованиями и широким читателем.

«Рождение сложности» — это одновременно захватывающий рассказ о том, что происходит сегодня на переднем крае биологической науки, и в то же время — серьезная попытка обобщить и систематизировать знания, накопленные человечеством в этой области. 





Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Шедевром моих проказ был случай в студенческом общежитии. Я снял с петель дверь, отнес ее вниз и спрятал в подвале за цистерной с мазутом. Затем я тихо поднялся к себе и лег в постель. Позднее утром я притворился, что просыпаюсь, и спустился с небольшим опозданием вниз. Другие студенты вертелись тут же и были крайне расстроены: дверей в их комнате не было, а им надо было заниматься и т. д., и т. п. Когда я спускался вниз по лестнице, они спросили: «Фейнман, ты взял двери?» 

 

C. Хокинг — Краткая история времени

 

В своей книге «Краткая история времени» знаменитый английский физик Стивен Хокинг пытается ответить на вопросы, интересующие нас всех: откуда взялась Вселенная, как и почему она возникла, каков будет ее конец (если вообще будет) – и делает это настолько увлекательно и доступно, что книга, написанная в 1988 году, является бестселлером по сей день. 

 

Н. Шубин — Вселенная внутри нас

 

Человек состоит в кровном родстве не только со всеми живыми организмами, но и с землей, с водой и воздухом, с нашей планетой, с Галактикой и всей Вселенной. Наши тела сотканы за миллиарды лет эволюции из «звездной пыли».

Автор пересказывает — буквально с космическим размахом — историю человечества, начавшуюся еще в момент Большого взрыва. 

 

Л. Млодинов — (Не)совершенная случайность

 

Книга знакомит всех желающих с теорией вероятностей, теорией случайных блужданий, научной и прикладной статистикой, историей развития этих всепроникающих теорий, а также с тем, какое значение случай, закономерность и неизбежная путаница между ними имеют в нашей повседневной жизни.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.brainstorm-blog.ru/2015/06/9_20.html

Названы самые популярные детские имена в Украине

Поделиться



        Укргосреестр открыл список самых популярных имён Украины имена в прошедшем году году. Среди всего, в 2012 году украинцы давали имена своим детеям «Мадонна», «Радость» и «Весна».





        Как сообщает глава отдела правовой помощи Департамента по делам гражданского состояния граждан Укргосреестра, в 2012 году, так же как и в прошлые года, самыме частые имена для мальчиков:  Денис, Дмитрий, Максим, Артем, Назар, Данил, а также Роман.

        Помимо этого, среди женских имен самые распространённые имена на протяжении нескольких лет: Анастасия, Дарья, Алина, Ангелина, София, Христина и Мария.

        Также были названы имена, которые употреблялись крайне редко, но в 2012 память об этих именах возродилась: Яромир, Радомир, Злат, Платон, Нестор, Климентий, Серафим, Аристарх, Спартак, Алитрохан, Принц и другие.





        Из женских редких имён в 2012 также были зарегестрированы имена: Глафира, Саломея, Асия, Жасмин, Алсу, Мадонна, Аурика Камила, Изумруда, Иордана, Роза, Принцесса, Золушка, Береза, Радость, Шехерезада, Грация, Россияна, Квитка и Калина.

        Единственное ограничение при регистрации — это требование дать ребенку не больше 2х имен.Если родители не могут однозначно определить имя ребёнку, в этом деле могут принять участие органы опеки, которые выбирают для новорождённого подходящий вариант имени.

Источник: /users/413

25 великих романов, которые учат любить

Поделиться







Каждая история любви непохожа на другую. Мы делаем ошибки, получаем опыт, но главное – переживаем самые разные чувства. Гениальным и популярным писателям удается передать это в своих книгах, которые пробуждают желание жить и вдохновляют.

Мы предлагаем вам лучшие романы о любви, прошедшие проверку временем и истории наших дней, завоевавшие славу множества поклонниц.

1. Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» (чтобы любить необязательно быть «правильной»)

Скарлетт О′Хара стала любимой героиней целого поколения девушек. Ее детская непосредственность и жизнелюбие могут поспорить с любыми запретами, что и делают Скарлетт совсем не образцом «хорошей девушки», но именно такой ее и полюбил Ретт Батлер.

2. Фрэнсис Скотт Фитцджеральд. «Великий Гэтсби» (любовь неуязвима)

Джей Гэтсби был наделен даром надежды. Дейзи не вызывает симпатии и остается глуха и к его чувству, и к нему самому. Но он остается верен своей любви до самого трагического финала. 

3. Решад Нури Гюнтекин. «Королек — птичка певчая» (любовь развивает)





Кадр из сериала «Королек — птичка певчая»

 

В сюжете книги Фериде влюбляется в Кямрана еще будучи девочкой, не готовой к тому, что преподнесет ей судьба. Ее чувство растет вместе с ней, учит мириться с собственным сопротивлением и преподносит уроки верности.

4. Шатерло де Лакло. «Опасные связи» (с любовью не шутят)

Виконт де Вальмон, влюбленный в благочестивую госпожу де Турвель, идет на жестокость и хитрость, чтобы завладеть ею. Опыт манипулятора позволяет ему добиться цели, но испытания взаимностью он не выдерживает. 

5. Джейн Остин. «Гордость и предубеждение» (любовь раскрывает нам себя самих)





Кадр из сериала «Гордость и предубеждение». kinopoisk.ru

 

Героиня книги Остин Элизабет Беннет находится в тисках между убеждениями и чувством. К тому же, на нее давит общество. С таким грузом может справиться только сильный человек, в конце концов всем приходится признать эту победу. 

6. Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить» (любовь приходит к тому, кто готов)

Элизабет Гилберт находит новую себя и новую любовь, когда решает отказаться от всего, что было раньше. Для этого требуется немало мужества и терпения, но иногда другого пути просто не может быть. 

7. Колин Маккалоу. «Поющие в терновнике» (любовь не может быть аморальной)

В романе Мэгги и Ральфа множество красивых деталей и подробностей. В реальности много неприятного и пугающего, но романтика – неотъемлемая часть любви. К ударам судьбы и сложностям герои относятся как расплате за грешность, но читателю понятно, что любовь – чиста. 

8. Фредерик Бегбедер. «Любовь живет три года» (любовь заставляет думать)

Марк Маронье декларирует этот закон, чтобы объяснить свое охлаждение к жене. Но тот же закон мешает ему погрузиться в новое чувство, ведь оно тоже когда-нибудь пройдет.

9. Шарлотта Бронте. «Джен Эйр» (любовь закаляет)

Чувство Джен Эйр к Рочестеру проходит через множество испытаний, но как настоящий борец за справедливость, она получает заслуженное. Джен настаивает на том, что женщины имеют право на выбор в любви так же, как и мужчины.

10. Николас Спаркс. «Дневник памяти» (любовь не умирает)

Ною и Элли пришлось сделать выбор не в пользу любви, но память не дает забыть о том, что было. Иногда для того, чтобы оценить душевный опыт, необходимо отстраниться. 

11. Сесилия Ахерн. «P.S. Я люблю тебя» (любовь учит никогда не сдаваться)

Героев романа Сесилии Ахерн Джерри и Холли разлучает смерть. Но спасая возлюбленную от грядущей тоски, Джерри пишет письма, которые начинают приходить к ней после его ухода. 

12. Эрих Мария Ремарк «Три товарища» (любовь воскрешает)

Роберт, вернувшийся с войны и потерявший ко всему интерес, пропагандирует беспечность и легкое отношение к жизни. Любовь к девушке, которая смертельно больна, заставляет его снова начать ценить каждое мгновенье.

13. Артур Голден. «Мемуары гейши» (любовь изыскана)

Провокация и активность – не всегда привлекательны. Одаренность и ум помогли Саюри стать самой известной гейшей Японии, а терпение и скромность – добиться любви Председателя.

14. Франсуаза Саган. «Здравствуй, грусть» (любовь помогает взрослеть)

Юношеский максимализм и склонность к удовольствиям заставляет Сесиль относиться ко всему серьезному с критикой. Но на самом деле она сама боится ответственности, настоящей близости и грусти, без которой любовь невозможна.

15. Жорж Санд. «Консуэло» (любовь свободна)

Доброта Консуэло преодолевает любые преграды, и ее любовь также бескорыстна. Ей не свойственно осуждать, отторгать человека только на почве обид и злости. Поэтому чувство Консуэло не нарушает ее душевного мира и не приносит боли другим.

16. Януш Вишневский. «Одиночество в сети» (любовь обманывает)

Якуб и Эва – герои нашего времени и заложники виртуальной любви. Каждый, кто становится пленником сети, хочет найти там то, чего не хватает в реальной жизни. И, как и все другие, выходя в реальность, герои сталкиваются с ее несовершенством.

17. Дэвид Герберт Лоуренс. «Любовник леди Чаттерлей» (любовь не может заменить остальную жизнь)

Герои романа Лоуренса Аристократка Констанс и лесничий Меллорс счастливы, несмотря на условности общества, но все равно остаются одинокими в этом мире.

18. Уильям Шекспир.«Ромео и Джульетта» (любовь безрассудна)

В трагедии «Ромео и Джульетта» юные герои любят беззаветно, идут против всех и погибают. Но разве не такой – импульсивной, безудержной и презирающей все границы, любовь и должна быть?

19. Анн и Серж Голон «Анжелика — маркиза ангелов» (любовь знает свой путь)

Анжелика выходит замуж за графа Жоффрея де Пейрака вынужденно и против воли. Пройдет немало времени, прежде чем она убедится, что ей повезло не только с достатком.

20. Анна Гавальда. «Я ее любил. Я его любила» (любовь может быть хрупкой)

Хлоя уступает мужа другой женщине и теряет смысл жизни, но это становится поводом узнать другую историю, в которой мужчина отказался от такого шага.

21. Ги де Мопассан «Милый друг» (любовь не терпит подмен)

В погоне за достатком и статусом герой романа Жорж Дюруа пренебрегает любовью к Клотильде де Марель и идет на многие подлости. Но жизнь доказывает, что искреннее отношение никогда не заменишь деньгами и положением.

22. Милан Кундера. «Невыносимая легкость бытия» (любовь неоднозначна)

Томаш стремится к свободе, Тереза – к любви. Вечная битва полов в очередной раз демонстрирует, как мы хотим любви, но боимся, что она разрушит нас и наш мир.

23. Владимир Набоков. «Лолита»(любовь неидеальна)

Чувство к юной героине выходит за пределы влечения, но оно обречено не быть до конца взаимным. Гумберт несчастен не потому, что его любовь грешна, а потому что приручить юность невозможно.

24. Виктор Гюго. «Собор парижской богоматери» (любовь бывает и слепой, и зоркой)

Эсмеральда любит Феба, не пытаясь увидеть его человеческую натуру и коварство. Квазимодо же сначала замечает доброту цыганки, а потом уже ее внешность.

25. Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита» (любовь защищает)

Ради любви Маргарита готова на сделку с дьяволом. Но настоящее зло приносит не Воланд, его причиняют люди. Шанс на то, чтобы встать на путь добра, дается всем. Поэтому влюбленные воссоединяются.

Источник: domashniy.ru/

Коротко и ясно: 10 книг для быстрого чтения

Поделиться



Для тех, кто не может справиться ни с одним текстом из материала про 10 самых длинных романов в истории человечества, всегда есть альтернатива в виде короткого чтения. T&P выбрали из списка 55 книг размером не больше 200 страниц 10 наиболее интересных.  



«Человек без родины» («A Man Without a Country»)

Курт Воннегут, 160 страниц

Курт Воннегут рано понял, как нужно говорить со взрослыми: «Исследуя этот вопрос, я пришел к выводу, что при помощи шутки можно влезть в любой взрослый разговор». Случай отшлифовать этот навык ему представлялся не единожды, и «Человек без родины» своего рода итоговое сочинение на эту тему. Воннегут, переживший бомбежку Дрездена, вклинивается в череду наших взрослых мыслей шуткой о том, что счастье — это очень простая вещь, и что кроется оно в простых ощущениях. И что все попытки относиться к себе всерьез только мешают вспоминать об этом.

 


«Повелитель мух» («Lord of the Flies»)

Уильям Голдинг, 192 страницы

«Повелитель мух» обычно дают читать едва-едва вступившим в нежную пору отрочества, и сюжет книги, которая вся про человеческую природу, остается в памяти скорее подростковой страшилкой о том, как несмышленые мальчишки неудачно пытались выжить на необитаемом острове. Между тем, если вдуматься, перед нами одна из самых страшных книг XX века, по-прежнему провоцирующая взрослых на дискуссии о том, кто (или что) есть человек человеку — и дающая на это свой жутковатый ответ.

 


«Кто идет» («Who Goes There?»)

Джон Вуд Кэмпбелл-младший, 168 страниц

Научная фантастика, написанная в 1938 году, сам по себе интересный феномен. Не говоря о том, что повесть о неведомом зле на антарктической базе уже стала классикой жанра, отдельно приятно погрузиться в размышления о том, что же такое витало в воздухе 38-го года, что заставило Кэмпбелла придумать своего инопланетного пилота, поглощающего личность и воспоминания всех, кто встречается на его пути.

 


«Я и Ты» («Ich und Du»)

Мартин Бубер, 164 страницы

Один из самых тонких богословов XX века, Бубер, мистик до глубины души, всегда был последователен в выражении и раскрытии своих идей. «Я и Ты» как минимум стилистически (Бубер определенно подражает ницшеанской поэтике «Заратустры») отстает от «Образов добра и зла» и «Двух образов веры», но зато дает отчетливое представление о центральной идее буберовской философии — осмысления события себя и другого.

 


«Пробуждение» («The Awakening»)

Кейт Шопен, 128 страниц

128 страниц «Пробуждения», написанного Кейт Шопен в 1899 году, поставили крест на ее положении в обществе — в том самом обществе, где пока что не принято было вести дискуссии о женщинах как о самостоятельных, мыслящих существах. XX век с его феминизмом воздал Шопен сполна (сейчас ее почитают как одну из основоположниц движения), однако всего сто лет назад мать шестерых детей, решившись заговорить о том, что не давало ей покоя, была втянута в громкий скандал, обвинена в безнравственности — и скончалась пять лет спустя, написав после «Пробуждения» лишь несколько рассказов.

 


«Неоновая Библия» («The Neon Bible»)

Джон Кеннеди Тул, 162 страницы

Джон Тул, вероятно, останется в истории литературы как автор одного романа — «Сговор остолопов», за который ему посмертно вручили Пулицеровскую премию. Однако у Тула был еще один роман, написанный им в возрасте 16 лет, — «Неоновая Библия»; сам Тул считал книгу незрелой и потому недостойной того, чтобы ее читали. И все-таки она дошла до публики: роман о мальчике из консервативной американской глубинки и его «аморальной» тете со сценическим прошлым не только опубликовали в конце 1980-х, но и экранизировали несколько лет спустя.

 


«Консервный Ряд» («Cannery Row»)

Джон Стейнбек, 192 страницы

Роман, описывающий жизнь обитателей одного из промышленных районов Монтерея во времена Великой депрессии, сам был написан на исходе другого великого потрясения, в 1945 году. Кажется, это и определило его мрачную эстетику (впрочем, вообще свойственную Стейнбеку), которая будто бы драпирует тяжелой пыльной тканью все происходящее в романе — все беззлобное тупоумие обитателей Консервного Ряда, местами абсурд и какую-то неизбывную тоску, видимо, обычную для заводских поселений.

 


«Самая опасная игра» («The Most Dangerous Game»)

Ричард Коннел, 56 страниц

Про маньяков, психопатов и просто активных мизантропов будут писать еще очень много, но именно эта небольшая (всего 56 страниц) повесть, появившаяся в 1924 году в журнале Collier’s, стала своего рода родоначальницей жанра «охоты на людей». Действие происходит на диком острове в Карибском море, где с комфортом расположился казак-аристократ по фамилии Зарофф, уставший от традиционных видов охоты и потому переключившийся на двуногую дичь. Американская читающая публика из высших слоев, должно быть, была в восторге: охота тогда была чем-то вроде гольфа — развлечением, достойным состоятельного молодого человека, а казаки и до сих пор считаются удивительной экзотикой.

 


«Предчувствие конца» («The Sense of an Ending»)

Джулиан Барнс, 163 страницы

Одиннадцатый по счету роман Барнса, получивший в 2011 году Букеровскую премию, — квинтэссенция того, что принято подразумевать сегодня под британской прозой. Идеально выверенный сюжет, в котором ретроспективно переплетаются четыре разные жизни, бойкий язык Барнса, читающийся запоем, в один присест, — короче, это те самые 163 страницы, которые стоит прочесть, чтобы потешить себя иллюзией сопричастности так называемому современному литературному процессу.

 


«Паутина Шарлотты» («Charlotte’s Web»)

Элвин Брукс Уайт, 184 страницы

Книжка про поросенка Уилбура, которому не повезло с габаритами, способна превратить в вегетарианца любого взрослого, который рискнет почитать ее на ночь: невольно вздрагиваешь всякий раз, когда жизнь милого кабанчика снова оказывается под угрозой. Думается, многим из американцев, отказывающимся от мяса по этическим соображениям, в детстве довелось прочитать эту сказку. На русском языке из ближайших аналогов, видимо, только «Черная курица», но она про куда более тонкие материи. опубликовано 

Автор: Александра Добрянская

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

 

Источник: theoryandpractice.ru/posts/9502-10-korotkih-knig

5 причин, чтобы НЕ читать

Поделиться



1. Чтение само по себе не приносит пользы

Правда такова, что человек может прекрасно жить без книг. Можно быть любимым, популярным, добиваться успехов и слыть умным человеком, абсолютно не контактируя с литературой. И что? И ничего! Это достаточный повод, чтобы признать, что чтение не является необходимым атрибутом жизни. Гораздо полезнее книги может оказаться даже Facebook.

Есть столько более важных сфер: работа, семья, одежда, покупки, друзья, еда, вечеринки, секс, спорт. И каждая, в отличие от книг, дает какие-то плюсы. Чтение асоциально, благодаря ему вы не почувствуете себе лучше (скорее, ровно наоборот), с его помощью невозможно произвести впечатление. Зачем тратить время на занятие, которое ничего нам не дает, раз в жизни можно сделать столько других более осмысленных вещей?

 



2. Чтение отнимает много времени

Фильм: полтора часа. Серия сериала: 30–55 минут. Вечеринка/поход в пивную: шесть часов плюс возможное похмелье на следующее утро. Газета: час. Музыка: может звучать фоном и вообще не занимает времени. А книга? Чтобы прочитать роман, нужно выделить как минимум пару десятков часов! У кого в нашу эпоху найдется столько времени?! Это просто физически невозможно: человек целый день сидит на работе, усталый как собака возвращается домой, идет за покупками, потом нужно что-то еще приготовить, заняться партнером, детьми, домашними животными… Ближе к полуночи он уже практически отключается и на последнем издыхании успевает только вынуть из холодильника бутылку пива и полчаса попрыгать по телеканалам, другой рукой перелистывая Facebook. Если произошло чудо и дети отправились к бабушке (как часто это бывает – три, четыре раза в месяц?), он не сядет за книгу, а, разумеется, пойдет встретиться со знакомыми, в кино, может быть, на матч, поиграет в компьютерную игру или посидит в Facebook’е. Что угодно отнимает меньше времени, чем чтение. Калькуляция простая.

3. Чтение утомляет

Еще с начальной школы известно, что чтение — это мука. Средняя и старшая школа только подтверждают эту печальную правду, вздохнуть спокойно можно только после выпускного экзамена. Освободиться от списков книг, опросов на знание персонажей, эссе, сочинений с интерпретацией стихотворений и контрольных про литературные эпохи. Какой нормальный человек захочет возвращаться к этому кошмару?

Ведь чтение – очень утомительное занятие. Оно не только отнимает массу времени (см. пункт 2), но и требует сосредоточенности на одной деятельности, тишины, спокойствия, уединения и отказа от всех отвлекающих предметов типа интернета и мобильного телефона. А ведь столько всего нужно успеть!

Поэтому побеждает Интернет: броские статусы, статьи длинной в один абзац и, конечно, картинки. И еще фильмы. Лучше всего в нескольких окнах сразу плюс открытый чат и музыкальный плеер. Можно почувствовать, что живешь полной жизнью! При таком многозадачном стиле существования чтение книги кажется какой-то аскезой, умерщвлением плоти. Ещё со школьных времен что угодно кажется приятнее этой бумажной власяницы.

4. Чтение невыгодно

Речь не о том, чтобы нам платили за прочитанные книги. Просто другие виды деятельности, по крайней мере, опосредованно могут повысить наш капитал. На вечеринках мы знакомимся с новыми людьми, что имеет шансы вылиться в сотрудничество; в социальных сетях мы формируем свой имидж, а это может иметь далеко идущие последствия для всей жизни: нас видят, оценивают, сетевое реноме требует работы.

Даже в кино есть какой-то смысл: его можно посмотреть со знакомыми, поделиться впечатлениями и хотя бы поднять настроение. С музыкой то же самое, особенно с танцевальной или с общеизвестными хитами: потанцевать, попеть в караоке, кому-то понравиться (чаще всего себе самому).

А как похвастаться книгой? Очень маловероятно, что кто-нибудь из ваших знакомых слышал именно о последней прочитанной вами книге, а тем более ее читал. Совсем другое дело последняя серия «Во все тяжкие»: её-то все смотрели, это было нечто, а?!

5. Читаешь? Ты — лузер

Чтение несексуально и попахивает лузерством. Читатели чаще всего принадлежат к одной из следующих групп:

— Ботаники. Они сидят на первой парте, делают все домашние задания и редко дают списать. У них проблемы с дружескими и сексуальными связями. Они боятся сигарет, алкоголя и впадают в панику, получив четверку с плюсом. Их ненавидят все в классе, но ботаникам на это наплевать, они компенсируют это восхищением учителей и баллами за олимпиады.

— Хлюпики. Те, у кого всегда есть освобождение от физкультуры из-за астмы или какого-нибудь искривления позвоночника. В отличие от ботаников не дают себя побить, обладая поразительной способностью испаряться, когда начинает пахнуть жареным, и забывая об астме, когда нужно взять руки в ноги. В женской версии: плаксы, трусихи и капризули.

— Инопланетяне. С ними никто не знаком, никто никогда не слышал их голоса, не знает, как их зовут. В круг их приятелей входят только другие инопланетяне, которых тоже никто не знает. Их якобы удивительные интересы и экстраординарные способности (особенно в одной области вроде информатики или математики) отпугивают потенциальных любопытных.

— Книжный червь. Люди, на которых заведен формуляр в библиотеке. Отличительный знак: всегда имеют при себе как минимум пять кило книг. Их квартиры служат не для жизни, а для складирования книжной коллекции, поэтому самая главная трагедия для них – это переезд. Они маниакально стремятся увеличить свою библиотеку и одержимо скупают все бумажное, чего еще нет на их полках. Презрительно смеются над людьми, которые задают вопрос: и ты все это читал?

Студенты-филологи — любой пункт из вышеперечисленных плюс фрустрация.

Резюмируя перечисленное: в мире, где все должно иметь свою цель, каждое действие должно приносить пользу, время равняется деньгам, а человек стоит ровно столько, сколько сумел этих денег накопить, чтение становится бессмысленным.

Поэтому пусть люди, которые считают книги бесполезными, просто не будут их читать. Пусть они пребывают в мире ненужных себе предметов, непонятных принципов и чувств, которых они не умеют описать. Пусть они верят в то, что видят, и слушают тех, кто рассказывает им, как все выглядит на самом деле. Пусть они покорно участвуют в навязанной им гонке, но только пусть они, ради бога, не задают никаких вопросов. Но, собственно, какие вопросы они могли бы задать? Ведь они не знают никаких альтернатив. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: vk.com/global_grammar_nazi?w=wall-25451458_282728

10 лучших современных русских романов

Поделиться



1. Павел Санаев — «Похороните меня за плинтусом»

Книга взорвала отечественный книжный рынок и обрела не просто культовый, но — легендарный статус! Повесть, в которой тема взросления будто переворачивается с ног на голову и обретает черты сюрреалистического юмора!
Книга, в которой гомерически смешно и изощренно зло пародируется сама идея счастливого детства. 
Чуткий и умный Санаев все правильно понял. Оттого ценность его повести возрастает, и ей гарантировано место в истории русской литературы.

2. Людмила Улицкая — «Зеленый шатер»

«Зеленый шатер» — это роман о любви, о судьбах, о характерах. Это настоящая психологическая проза. Но вместе с тем, новое произведение Улицкой шире этих определений.
«Зеленый шатер» звучит широко, нота общей вины, общего несчастья и сияющий зыбкий намек на всеобщее прощение имеет отношение ко всем людям конца двадцатого века. Это роман о том, что настоящая зрелость в нынешней цивилизации почти никогда не достигается, особенно когда на желающую взлететь и развернуть крылья личность надавливает некий груз идейный, властный, свинцовый, кастрирующий. 
Детскость (или подростковость) все шире распространяется в современном мире как вечное состояние, когда уже найдено главное в человеке, но — недозрело, недовыражено. То, что должно последовать за детством, свершается уродливо или вовсе не свершается. Образуются подростковые цивилизации, где люди перестали взрослеть. В этой книге Улицкая предлагает новаторскую формулу как бы anti-Bildungsromanа, и формула эта наверняка многим даст материал для обсуждений и бесед. 
И, как всегда у Улицкой, кроме идейного и нравственного посыла, есть еще эмоциональная живопись, тот ее уникальный дар, который и выводит книги писательницы на десятки языков к миллионам читателей. 

3. Виктор Пелевин — «Ананасная вода для прекрасной дамы»

Виктор Пелевин — это качественный премиум-бренд на книжном рынке, который за годы существования зарекомендовал себя безупречно. Книги Пелевина взахлеб читают и студенты, и олигархи, и политики, и домохозяйки. Их цитируют на модных тусовках и в рейтинговых СМИ, их обязательно читает Президент РФ!
Открывая новую книгу Пелевина, Вы гарантированно получаете высококлассную литературу и остроактуальную философию от одного из самых оригинально и смело мыслящих людей современности.
Перед празднованием Нового года в период естественного повышения спроса и поиска достойных подарков, новая книга Виктора Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы» обещает стать одним из самых ярких и успешных событий на книжном рынке!

4. Майя Кучерская — «Тетя Мотя»

Майя Кучерская — прозаик, литературный критик; автор романа «Бог дождя» (премия «Студенческий Букер») и книги «Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» («Бунинская премия»).
Тетя Мотя (настоящее имя Марина) — в прошлом учитель русского и литературы, сейчас корректор еженедельной газеты и — героиня одноименного романа Кучерской. 
«Адюльтер — пошлое развлечение для обитателей женских романов», — утверждает Тетя Мотя, но… внезапно обнаруживает себя в центре романтических отношений. И закрутилось: любовная связь, которой она жаждет и стыдится, душная семейная жизнь, сумасшедший ритм газеты…
И тут ей в руки попадает дневник сельского учителя: неспешная жизнь уездного городка, картины исчезнувшего русского быта, сценки с Нижегородской ярмарки и чайных плантаций на острове Цейлон.
Остается только понять, где настоящая жизнь, а где ее имитация.

5. Дина Рубина — «Белая голубика Кордовы»

Роман Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы» — это книга о настоящем Художнике с большой буквы, влюбленном в искусство авантюристе, фальсификаторе с душой истинного гения. Блистательный интеллектуал и обаятельный мошенник Захар Кордовин, покинув Россию, наслаждается жизнью. Читает лекции про Веласкеса, пишет книги и… подделывает картины, выдавая их за оригиналы. До поры до времени все идет хорошо, — но лишь пока прошлое не предъявит Кордовину свой жестокий счет. «Белая голубка Кордовы» — один из лучших романов Дины Рубиной, любимый миллионами читателей в России и во всем мире!

6. Сергей Минаев — «The Телки. Повесть о ненастоящей любви»

В новой книге «Тhе Телки» Сергей Минаев возвращается к манере своего культового романа «Духless». Только сейчас его главный герой Андрей Миркин — классический представитель поколения двадцатипятилетних жителей российских мегаполисов. Он светский журналист, активный тусовщик и ловелас. Андрей одновременно крутит два романа, ловко манипулируя девушками. Они ищут любви — он ищет развлечений в интерьерах московских клубов, ресторанов, офисов и спален. Но однажды все вокруг начинает рушиться и жизнь, казавшаяся такой яркой и успешной, внезапно превращается в триллер. 
А главная героиня книги — Любовь. Она может простить все. Или почти все. Когда же Любовь мстит, она не задумывается о последствиях. Как женщина, которую однажды предал возлюбленный…

7. Захар Прилепин — «Санькя»

Седьмое издание романа «Санькя», самой известной книги молодого нижегородского писателя Захара Прилепина. 
В 2006 году роман дважды попадал в шортлисты влиятельных премий («Национальный бестселлер» и «Русский букер»), а в 2007 году получил премию «Ясная поляна» с формулировкой «За выдающееся произведение современной литературы» и был признан «Лучшим зарубежным романом года» в Китае. Переведен на китайский, польский и французский языки.

8. Александр Терехов — «Немцы»

Александр Терехов — автор романов «Мемуары срочной службы», «Крысобой», «Бабаев», бестселлера «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА», шорт-лист «РУССКОГО БУКЕРА»), переведенного на английский и итальянский языки. 
Если герой «Каменного моста» погружен в недавнее — сталинское — прошлое, заворожен тайнами «красной аристократии», то главный персонаж романа «Немцы» рассказывает историю, что происходит в наши дни. Эбергард, руководитель пресс-центра в одной из префектур города, умный и ироничный скептик, вполне усвоил законы чиновничьей элиты. Однако позиция конформиста неожиданно оборачивается внезапным крушением карьеры. Личная жизнь тоже складывается непросто: все подчинено борьбе за дочь от первого брака. 
Острая сатира нравов доведена до предела, «мысль семейная» выражена с поразительной откровенностью…

9. Дмитрий Быков — «Икс»

История прокатывается по живым людям, как каток. Как огромное страшное колесо, кого-то оставляя целым, а кого-то разрывая надвое. Человек «до» слома эпохи и он же «после» слома – один ли это человек, или рождается непредсказуемый кентавр, способный на геройство и подлость одновременно?
В новом романе Дмитрия Быкова «Икс» рассказана потрясающая история великого советского писателя, потерявшего половину своей личности на пути к славе. Быков вскрывает поистине дантовские круги ада, спрятанные в одной душе, и даже находит волшебную формулу бессмертия…

10. Эдуард Лимонов — «Это я, Эдичка» 

«Это я, Эдичка» (1979) самое известное произведение Эдуарда Лимонова (род. 1943) и самый скандальный роман из всех, когда-либо написанных на русском языке. Никому еще не удавалось превзойти его высоким градусом откровенности и чистотой литературного исполнения. Ведущие темы романа — трагедия любви, эротические опыты (гетеро и гомосексуальные), одиночество русского эмигранта в Америке. 
Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать не рекомендуется. опубликовано 

  P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассника

 

Источник: vk.com/1poetry?w=wall-38683579_105757

Яблоки от яблони: 5 отличных книг об отношениях с детьми

Поделиться



Наши дети — это целые маленькие миры, которые формируются на наших глазах и не без нашего непосредственного участия.

Кому-то, может быть, кажется, что быть родителем не так уж сложно: накормил, одел-обул, отвел в садик, проверил уроки, проследил, чтобы чадо было «при деле» и не связывалось с нехорошими компаниями, — остальному жизнь научит.

На самом деле не все так просто. И эта подборка из пяти книг как нельзя лучше показывает, насколько тонка грань между любовью и ненавистью к своим родным. Насколько важно следить за тем, что говорить ребенку, какой пример ему показывать и сколько времени уделять. Почему порой идеальные для стороннего наблюдателя матери и отцы оказываются причиной нескончаемых страданий для своих детей, а безалаберные родители иногда умеют сделать так, чтобы детство их отпрысков было по-настоящему счастливым.

 

Донна Тартт «Щегол»





Наталья: «Донна Тартт написала три книги. Две я прочитала, третью ждала, а дождавшись, долгое время откладывала. Читала аннотацию: «13-летний Тео Декер чудом остался жив после взрыва, в котором погибла его мать. Брошенный отцом, без единой родной души на всем свете, он скитается по приемным домам и чужим семьям — от Нью-Йорка до Лас-Вегаса, — и его единственным утешением, которое, впрочем, чуть не приводит к его гибели, становится украденный им из музея шедевр голландского старого мастера», и снова откладывала. И все-таки прочитала. Тяжело и красиво. Читала как мать 14-летнего сына, понимая, что, как это ни банально звучит, но кому, кроме нас, нужны наши дети?

Главный герой — Тео, обманщик и вор, совершающий ошибки, в 9 случаях из 10 поступающий неправильно. Читала и понимала, что его жизнь сложилась бы совсем иначе, если бы рядом была мама.

Книга завораживает описаниями людей, предметов, событий, читаю и словно сжимаю что-то острое, сильнее и сильнее. Если бы не было всем все равно, если бы кто-то позаботился, если бы кто-то схватил в охапку и встряхнул хорошенько…

Книга изумительная, смешная, грустная, пронзительная, красивая… Я влюбилась в Тео, Пиппу, Бориса, Хоби…

Эта книга — об искусстве, о жизни, о любви, о дружбе, но для меня это книга о родителях и детях, о том, насколько одиноким и беспомощным становится ребенок, потерявший мать. Как могло бы все сложиться, если бы… Я бы очень хотела, чтобы «Щегла» прочитала моя дочь, а через пару лет и мой почти нечитающий книги сын".

Цитаты:

«Как же меня занесло в эту странную новую жизнь, где по ночам орут пьяные иностранцы, а я хожу в грязной одежде, и никто меня не любит?»

«Источник великой печали, которую я только-только начинаю осознавать: нам не дано выбирать себе сердца. Мы не можем заставить себя хотеть того, что хорошо для нас, или того, что хорошо для других. Мы не выбираем того, какие мы».

«Что, если эта наша нехорошесть, наши ошибки и есть то, что определяет нашу судьбу, то, что и выводит нас к добру? Что, если кто-то из нас другим путем туда просто никак не может добраться?»

 

Анна Гавальда «35 кило надежды»





Оксана: «Это книга для подростков взрослой писательницы Анны Гавальды. И думаю, настолько добрую и трогательную повесть стоит прочитать не только детям, но и родителям, прочитать и поговорить друг с другом.

Очень часто дети остаются наедине со своими проблемами. Общество отвергает не таких, как все. Например, считается, что дети должны хорошо учиться. А если не получается? Если «все, чему учат в школе, — китайская грамота», если «в одно ухо влетает, в другое вылетает», если «голова как решето»? Заметят ли «золотые руки и большущее сердце»?

Главный герой повести, тринадцатилетний Грегуар Дюбоск (который как раз таки и весит те самые 35 кило), не умеет учиться. Он дважды остается на второй год, одноклассники над ним смеются, а родители, зная о таланте Грегуара (он любит изобретать и мастерить разные необычные вещи), постоянно ругают его из-за плохой успеваемости в школе.

В мальчика верит только дедушка. Именно он становится настоящим другом, поддерживает, а когда надо и подталкивает. «Вот что я тебе скажу, дружок: несчастным быть куда легче, чем быть счастливым, а я не люблю, слышишь, не люблю людей, которые ищут легких путей. Не выношу нытиков! Будь счастливым, черт побери! Делай что-нибудь, чтобы быть счастливым!»

Не закрываем ли мы глаза на проблемы своих детей, пытаясь добиться от них «одинаковости»? Ну не всем даются языки или математика… А может, ваш сын-двоечник пишет стихи или лучше всех играет в футбол? Примите его таким, какой он есть, ни с кем не сравнивая. Подарите ему надежду".

Цитаты:

«Когда мне было 5 лет, мама всегда твердила мне, что самое важное в жизни — быть счастливым. Когда я пошел в школу, меня спросили, кем я хочу стать, когда вырасту. Я написал «счастливым». Мне сказали — «ты не понял задание», а я ответил — «вы не поняли жизнь».

«Я хочу тебе сказать, что цапаются-то твои родители не из-за тебя, нет. Дело в них самих, и только в них. Ты не виноват, ты тут ни при чем, слышишь? Совершенно ни при чем. Скажу тебе больше: даже будь ты отличником и первым учеником в классе, они все равно бы цапались. Им только пришлось бы найти другой повод, вот и все».

«Одно из двух. Можешь лечь на кровать и реветь. Есть повод: жизнь у тебя дерьмовая, и сам ты полное дерьмо, и если сейчас умрешь, всем будет только лучше. А можешь встать и что-нибудь смастерить!»

 

Джаннетт Уоллс «Замок из стекла»





Елена: «Эту книгу, которую мне посоветовала влюбленная в нее подруга, я наверняка и сама прочитаю еще не раз. Она взрывает родительский мозг с первых же страниц. А когда ты еще и осознаешь, что это все — не выдумки, а чья-то реальная жизнь, реальное детство, начинаешь всей душой сопереживать героям на каждой странице, удивляться, поражаться и мотать на ус…

Автор книги — Джаннетт Уоллс, выросла в многодетной семье, которая по всем показателям была неблагополучной. Безработные родители, сильно выпивающий отец и «витающая в облаках» мать-художник, ни разу не продавшая ни одной своей картины. Постоянные переезды, жизнь в заброшенных домах, автомобильных фургонах и даже в пустыне. Дети, предоставленные по большей части сами себе, часто голодные или добывающие еду на помойке — все это было в детстве Джаннетт. Но!

С первых же страниц книга удивляет тем, что в глазах ребенка это детство было… счастливым! А родители — пусть и со странностями, но… самыми лучшими! Непутевые на первый взгляд мать и отец проводили все свое свободное время вместе с детьми, учили их всему, что знали сами, выдумывали чудесные занятия и приключения, прививали самостоятельность и самые важные человеческие качества.

Дети чувствовали, какая у них сплоченная, дружная семья, как весело и здорово вместе преодолевать любые препятствия, и ни на миг не сомневались в том, что родители их по-настоящему любят.

Конечно, от того, что из-за недосмотра дети получали порой страшные травмы или вынуждены были есть протухшую еду, а то и ночевать под открытым небом, у обычных среднестатистических родителей встают дыбом волосы. Но есть в этой странной семье что-то такое, чего не хватает сегодня очень многим семьям, где есть дети. И чему у этого алкоголика и инфантильной художницы можно было бы поучиться".

Цитаты:

«Мама всегда говорила, что люди слишком сильно переживают по поводу своих детей. Некоторая доля страданий в детском возрасте полезна, утверждала она. Страдание активизирует иммунную систему тела и души, и именно поэтому мама игнорировала нас, когда мы плакали. Она считала, что если чересчур много прыгать вокруг ребенка, когда тот расстроен, он будет еще больше капризничать, поскольку такое повышенное внимание послужит позитивным подкреплением негативного поведения».

«Мама всегда выбирала консервные банки с вмятинами, даже если они продавались по полной цене, потому что говорила, что этих калек тоже надо любить».

«Порой папа вместо пересказа удивительных историй из своей прошлой жизни посвящал в свои великие планы на будущее. Например, он собирался построить Хрустальный дворец. Это был особый проект дома в пустыне, в котором он воплотит свои инженерные и математические способности. В замке будут толстые хрустальные стены, хрустальный потолок и хрустальная лестница. На крыше будут стоять солнечные батареи, обеспечивая электричество для обогрева и прочих нужд. Здесь будет и система очистки воды.

Папа уже начертил план Хрустального дворца и сделал основную часть необходимых расчетов. Он не расставался с этими чертежами и иногда разрешал нам дорабатывать дизайн наших комнат. Для претворения проекта в жизнь оставалось лишь одно — найти золото. А его мы должны получить, как только закончим свой Искатель. Сразу после этого мы будем в золоте купаться и начнем строительство Хрустального замка».

 

Сергей Седов «Сказки про мам»





Татьяна: «Сказки про мам» Сергея Седова — это не совсем сказки и не только про мам. Здесь нет старомодного образа женщины-домохозяйки, как, в общем-то, нет и заклеванной всеми своими бизнесами леди. Но есть много других! Мама-инопланетянка, на которую точь-в точь похожа ее дочь. Мама, отдавшая сына — мальчика-с-пальчика — богачу за большие деньги, а потом потребовавшая его обратно. А есть и такая, что не разрешала сыночку-людоеду есть найденных в лесу людей (так у них и появилась так называемая многодетная семья)…

Истории короткие, невероятные, фантастические, и вместе с тем «про жизнь» — можно смело переводить на себя и местами даже делать далеко идущие выводы. Каждая начинается словами «Жила-была мама», а на первой странице автором любовно выделено окошечко с подписью «Моя любимая мамочка». Что замечательно, купленная в прошлом году для чтения сыну, книга пришлась по душе и мне — тексты небольшие и занимательные, иллюстрации веселые. Нет-нет, да и проникнешься трогательностью повествования, и где-то станешь чуток лучше".

Цитаты:

«Жила-была мама.

Она очень любила гулять по лесу. Целыми днями гуляла. А сын у неё был заядлый охотник. Охотился на крупного зверя.

Увидит в кустах кто-то шевелится (вроде кабан), прицелится, но, прежде чем стрелять, обязательно крикнет (на всякий случай):

— Мама, это не ты там?

Кабан, естественно, убегает… И так каждый раз!"

 

Катерина Шпиллер «Мама, не читай! Исповедь неблагодарной дочери»





Анастасия: «Эта книга — очень честная. И от того страшная. Ее написала о своей матери дочь известной писательницы Галины Щербаковой (ну все же помнят ее повесть «Вам и не снилось…» и снятый по ней фильм?). И женщина, которая писала о трогательной подростковой любви, вдруг предстает в исповеди своего собственного ребенка настоящим домашним тираном, мастерски владеющим навыками психологического прессинга.

Эта женщина, по словам Катерины, жила под девизом «казаться», а не «быть». Ей было очень важно мнение окружающих, и потому она, не очень-то любя свое дитя, была вынуждена все-таки как-то растить его, «чтобы кто чего не подумал», на людях изображать добрую и заботливую маму, а потом срываться на дочке, шипеть на нее и постоянно отчитывать за то, что она «не соответствует». А еще возлагать на хрупкие детские плечики непосильную ношу вины за то, что мама из-за нее «не смогла, не добилась, не успела, не завоевала…».

Книгу нужно обязательно читать родителям, которые ловят себя на том, что делают собственных детей заложниками своего эго, амбиций и виновниками своей несостоятельности в чем-то. Для кого воспитание детей вдруг становится тяжелым испытанием, и вместо безусловной любви к своему ребенку «просто так», начинает проявляться опасное «любовь еще нужно заслужить»…

Поломать жизнь ребенку в самом ее начале — это горько. Но еще горше, когда это делает родная мать".

Цитаты:

«Родственники — самые страшные враги. Вот настоящая трагедия моей жизни. Те, кто знает тебя лучше всех, кто может ударить больнее всех, именно это и делает».

«Потом, через много лет, когда я начала лечиться у врачей-спасителей, они мне объяснили, что депрессия со всеми сопровождающими ее неприятностями началась еще в моем детстве из-за тех стрессов, которые случились со мной по вине моей матери. При этом все страшно запущено из-за долгого нелечения.

Все люди разные, как и их отпечатки пальцев. У кого-то кожа толстая, как у бегемота, ее никаким родительским садизмом и школьным прессингом не прошибешь. А бывают детки впечатлительные, ранимые, вот их легко сломать, подрезать крылья, испортить всю последующую жизнь, навсегда выбив из психологического равновесия. Мне не повезло: я не бегемот. Самое смешное, что даже моя мама часто говорила:

— Ты — человек без кожи. Так невозможно жить, отращивай шкуру".

«Недавно в какой-то телепередаче умная дама-психолог высказала такую мысль: „Никакая любовь не подразумевается, тем более — любовь к детям. Любовь нужно проявлять всякими способами“.

И в который уже раз я поразилась точности такой простой, как мычание, мысли! Да, конечно, нужно проявлять, елки-палки! Просто так целовать, обнимать, заботиться каждую минуту, бежать на помощь сразу же, как только это понадобилось… Тем более — к ребенку. Тогда, и только тогда, он растет спокойным, веселым, уверенным, что он — не один, что на его стороне всегда самые родные, самые близкие люди — его любимые мама и папа. Это дарит ему силы для жизни, для преодоления всех трудностей взросления, это гарантирует ему покой и даже здоровье.

Я вспомнила, как говорила дочке с ее малолетства: я всегда твой верный солдатик! Господи, надеюсь, что поступала по отношению к ней так, как нужно — с первого ее дня до сегодняшнего!»опубликовано 

Автор: Елена Колосова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: lady.tut.by/news/inspiration/481406.html

Роман на работе: оно вам надо?

Поделиться



Удержать от влюбленности на работе может только желание денег. Но в какой-то момент, когда все необходимое есть и вроде всё спокойно, страсть, а иногда и влюбленность и совсем уж в меньшинстве любовь, берут вверх.

У романов на работе, помимо общепринятых минусов, есть ещё и плюсы. Ну что, как не желание скорее встретиться глазами, потрогать, обладать, подрывает бодро с утра на работу! Когда ты спал часа 2-3-только влюбленность! И пробки им ни по чем, и улыбается человек, и даже в бреду, добивает всех своей успешностью. А эти романтические обеды в корпоративных столовках. Париж отдыхает.





кадр из фильма «Служебный роман»

Минусы в основном случаются или с семьёй, если таковая имеется или чаще с женщинами. Так как, чтобы не говорила любая, даже очень бизнес женщина, каждая с желанием или борьбой снимает 12-ти серийный фильм о самом счастливом замужестве, где он полностью под её властью, а те «курицы» просто подыхают от зависти. И несмотря на полеты в космос и wi-fi, природа берет своё в 95% случаев, так как не рожаем мы бессмысленное количество детей, лет только 150 и гены здесь сильнее, чем любой стратегический тренинг.

Женщинам сложнее переключаться на другие цели, потому что все, держится на одной. Склонность к идеализации событий и людей так же больше проявляется у милых, правда не всегда слабых женщин. И здесь тоже нужно сказать спасибо природе. На одной самой маленькой детали, прекрасная часть человечества, способна сделать самые важные выводы и верить в свои выводы, и даже если всё его поведение, ему противоречит, и не то, что пару раз, а годами, десятками лет. И когда она, в своём стремлении соответствовать ему идеальному, горы сворачивает, вот здесь всем хорошо, и ему самому и компании.

Продуктивность достигает высших пределов, независимо от области реализации. И в случаи если, «глаза так и не откроются» быть всем в счастье до конца жизни!

Склонностью к деталям, природа наградила женщину тогда, когда детей было много, опасностей тоже и она боковым зрением должна была предупредить все эти опасности.

Что же у мужчин? Всё гораздо интересней, как ни странно. Охотник, который вышел за добычей, не должен отвлекаться на детали. Он не должен от них зависеть. Есть цель, остальное должно или отсутствовать или помогать. Поэтому тогда, когда на работе легкая интрижка, это плюс уверенность, плюс большие цели, а что она при этом говорит, не так чтобы важно.

И как бы не старались старые сплетники, выводы можно сделать из практических исследований, которые показывают, что мужчина в романах на работе оказываются в более уверенной ситуации, чем женщины.

Бывают ли рабочие отношения счастливыми, в итоге? Конечно! Ведь сказка про «Золушку» тоже есть. А если серьёзно, то крайне редко. Потому что перенос любых ролей, которые мы играем, требует достаточно высокого уровня сознательности, а какая сознательность во время влюбленности?





И что делать?

Если пришла влюбленность, да ещё и на работе, крайне сложно ей противостоять. Но её, эти вспыхнувшие чувства, не нужно культивировать, не нужно идеализировать, сравнивать.

Это очень хорошая ситуация, научится быть в моменте, ни когда поженимся, ни когда, все узнаю, ни когда ещё что-то, а сейчас. Именно сейчас, что происходит с моей жизнью, со мной, с моими чувствами, что я хочу от этих отношений, получаю ли я это, или я себя обманываю, потому что мне просто этого очень хочется?

Варианты развития событий настолько разные и непредсказуемые, что люди прогнозируя как должно быть, могут только ограничивать развитие ситуации, подтягивая условия под реализацию задуманного.

 

Это Вам будет интеерсно:

Как почувствовать ЛЮБОВЬ В СЕБЕ

Как понять, чем хочешь заниматься

 

Всё, что с нами происходит, это уроки, урок не выучил, придётся пройти тему ещё раз, в этом и есть проблема: «хождение по кругу» многих людей.

«Со мной такого не будет», «я навсегда», «зарекся», «я никогда», только приближают нас к потерянности. опубликовано  

 

Автор: Анна Иотко

 



Источник: mcjournal.ru/zachem-roman-na-rabote/