Родители и дети: 5 жестких истин, которые необходимо признать

Поделиться



 «Родители дали жизнь, и ты перед ними в неоплатном долгу»

 

Если разбираться рационально, то получится вот что: родители в одностороннем порядке принимали решение о рождении новой жизни. Они не спрашивали у самого ребенка, хочет ли он жить с этими родителями, родиться в такое время/ в этой стране/ в данном социальном слое и т.д. Родители сами захотели, сами решили и сами привели в этот мир нового человека. За последствия своего выбора они несут, таким образом, стопроцентную ответственность.





Многие мои клиенты, находясь под прессом этого мифа, попадают в ловушку: с одной стороны, жизнь – действительно великий дар, за который стоит быть благодарным. С другой – требования благодарности со стороны родителей бывают порой настолько малосовместимы с жизнью самих детей, что итогом становится протест против этих требований, который при этом неизбежно сопровождается чувством вины. Ведь надо же «всю жизнь платить по счетам благодарности за подаренную жизнь!» И вот тут я предлагаю задуматься над словом «подарок». Ведь большинство родителей так и говорят «мы дали тебе жизнь, мы подарили». Не продали, не заключили договор возмездного оказания услуг, не вложили с целью получить дивиденды, а подарили. То есть, дали даром. Должен ли что-то за это ребенок? По факту – нет. И жесткие фразы иных протестующих детей в духе «я не просил вас меня рожать и я вам ничего не должен» — увы, суровая правда.

Посмотрим на ситуацию со стороны родителей. Приходится признать, что на самом деле решение о ребенке мало у кого из них по-настоящему осознано.

В нем участвует масса факторов: сам по себе инстинкт, который не всегда осмысливается, постоянный прессинг со стороны общества/родственников, который сводится к тому, что если ты не продолжил род – ты не можешь считаться полноценным и состоявшимся, потребность быть кем-то по-настоящему любимым (если есть острый дефицит любви со стороны партнера или родных).

В общем, часто на деле получается так, что ребенок – не свободный выбор родителей, а некая необходимость, потребность самоутвердиться и/или что-то компенсировать. А отсюда и требования. Ведь ребенок оказывается важен не сам по себе, а в качестве гаранта исполнения неких ожиданий, которые на него возложены.

Большинство родителей не осознают свои мотивы до конца. И искренне порой считают, что требуют разумных вещей.

Возвращаясь к теме долженствования, опять упираемся в тот же мотив: а как маленький ребенок может нести ответственность за возложенные на него ожидания? Как он может нести ответственность за то, что его мама или папа не получили любви в достатке? Или за то, что они просто не подумали в момент страсти о том, нужен ли им ребенок вообще в данный момент? Или за то, что кто-то из родителей боялся показаться другим несостоявшимся, и потому решился рожать ребенка? Увы, суровая правда опять-таки в том, что это проблемы самого родителя. Но никак не ребенка. И приходится признать, что по каким бы причинам родитель не сделал бы свой выбор – выбор остается выбором родителя как взрослого человека. Выбор подарить жизнь, а не подписать контракт на пожизненную ренту.

Есть еще и такой нюанс: родители часто боятся (осознанно или нет), что ребенок будет малоконтролируем, что сами родители не станут для него авторитетом, и поэтому аргументы «потому что я твой отец/твоя мать, я тебя привел/а в этот мир, и поэтому ты должен меня слушать» становятся каждодневной реальностью.

В результате авторитет завоевывается не через поступки, которые могли бы вызвать у ребенка уважение, а через страх и давление. Что по-своему эффективно, но не формирует по-настоящему теплых отношений между родителем и ребенком. При этом я советую уже повзрослевшим детям задуматься о простой вещи: если родители вот так завоевывали авторитет ребенка, если они боялись, что их не будут слушаться – как у них в таком случае обстояло дело с самооценкой? Станет ли уверенный в себе человек, живущий полной жизнью, счастливый и ценящий самого себя, давить на ребенка с целью «выжать» из него страх, чувства вины и долга? По-моему, ответ очевиден.

А благодарность за жизнь… Она всегда есть в тех семьях, где родители привели ребенка в мир осознанно, и с самого начала понимали, что в мир пришел свободный человек, которому они могут помочь развиваться, а потом он будет жить свою жизнь и делать свой выбор.

Родители, меж тем, останутся жить свою. Там, где нет давления, жестких требований, запугивания и манипуляций, дети естественным образом выражают благодарность за подарок жизни. Потому что хотят. Как и родители действительно хотели помочь им вырасти. Ради самих детей, а не ради своих ожиданий.

«Мы столько в тебя вложили, мы тратили на тебя время!…»

Если говорить о том, что ребенка кормили, одевали, учили, лечили и развлекали – так тут все просто: были должны. Родитель, приводя ребенка в мир, берет на себя все ту же стопроцентную ответственность за жизнеобеспечение и безопасность ребенка. И поэтому он-то как раз все это должен ребенку. Как минимум в размере «самое необходимое для развития и выживания». До достижения совершеннолетия. И это даже прописано в нашем законодательстве. При этом если родители на самом деле любят ребенка – все это делается естественно, как само собой разумеющееся. Однако, на деле сплошь и рядом родители выставляют это перед своими уже взрослеющими детьми как подвиг. Почему? Да потому что в процессе воспитания ребенка родители накладывали на себя ограничения. О которых либо не знали заранее (опять все тот же фактор неосознанного отношения к деторождению), либо считали, что эти ограничения – то, что потом должно «окупиться» аналогичными ограничениями детей в пользу родителей.





Но такой контракт – это контракт вслепую. Потому что ребенок даже не подозревает порой ни о каких ограничениях. Ему кажется, что все это делается для него из любви и добровольно.И когда потом его ставят перед фактом необходимости «платить по счетам», то любовь к родителям начинает угасать.

В чем ребенку часто сложно себе признаваться, а сопровождается все это подспудным чувством вины и попытками вызвать в себе эмоциональное отношение к родителям, что получается все хуже и хуже, потому что любить насильно — трудно. И в итоге рождается ощущение, что на самом деле отношения с родителями – не отношения любви, а отношения долга. Ни родитель, ни ребенок не получают в них желанного ими обоими тепла и постепенно разочаровываются в родственных отношениях. Но продолжают политику взаимных манипуляций либо до конца, либо до тех пор, пока кто-то из них не начнет всерьез разбираться в психологической подоплеке происходящего.

Многолетняя практика показывает, что вокруг много неуверенных в себе людей, которых постоянно критиковали, одергивали, сравнивали в чью-то пользу, но так и не показали, как надо, как правильно. Или пытаясь научить, постоянно унижали. И человек часто выходит навстречу большому миру из родительской семьи с чувством внутреннего страха, неполноценности и ощущения, что кругом все лучше, достойнее и талантливее него.

Но практика показывает и другое: когда ребенку давали шанс учиться, поддерживали в его ошибках, помогали их исправить и переосмыслить, помогали делать какие-то шаги в большой мир, учитывая желания и выбор самого ребенка (даже если он казался родителям неправильным) – то такие дети вырастают с естественным чувством благодарности и ответственности. И если родители при этом не забывали сами о себе, то у родителей не возникает чувство «потраченной на ребенка жизни», а соответственно и не за что предъявлять претензии.

Подспудная обида на своего ребенка за то, что он не «окупает затрат» возникает только там, где вкладывание сил и времени в ребенка было не вполне добровольным.

Но самим родителям стоит задуматься: а может быть, в чем-то надо было думать и о себе? Или не поздно сейчас подумать? Чтобы не делать из собственного отпрыска вечного должника. Тем более, он не всегда может вернуть родителю то время, которое сам же родитель не решился на себя потратить. Безусловно, в иные периоды действительно все время тратится на детей, не оставляя супругам сильно много времени друг на друга. Но итог этого действия зависит от настроя самих супругов. Если время тратилось добровольно, то «дивиденд» уже получен в виде творческих импульсов, интереса, восторга, радости, азарта, связанного с достижениями и развитием детей. Возможно, такие родители и сами развиваются вместе со своими детьми. И в конечном итоге у них не возникает обиды «я потратил на тебя столько времени, а ты…!»

Если же в процессе роста ребенка у родителя не было особой радости и удовольствия от проведенного с ним времени, то родитель неосознанно обижен на ребенка за «отнятое» время. Но сам себе родитель не признается, что на деле хотел бы потратить его на что-то еще. И в качестве компенсации за обиду, хочет, чтобы ребенок ему чем-то отплатил. Так и возникает эта фигура речи.

Но, к сожалению, здесь опять неравные позиции: родитель сам шел на этот шаг, рожая детей, ребенок же поставлен перед фактом, что теперь он должен тратить столько времени на родителя, сколько хочет последний. Если у родителя был выбор, у ребенка его нет. По крайней мере, до тех пор, пока ребенок находится под давлением авторитета и чувствует себя должным исполнять все прихоти родителей.

 

«Я знаю как лучше, я желаю тебе добра — оправдай мои ожидания!»

Странно совсем не иметь ожиданий. Естественно, мы что-то ждем от своего партнера, друзей, детей. Но есть в отношениях моменты, когда приходится эти ожидания корректировать. И часто почему-то именно в отношениях с детьми реже всего встретишь коррекцию ожиданий и поиск компромиссов, хотя в отношениях с супругами люди как минимум вынуждены если не пытаться понять, то хотя бы учитывать интересы супруга.

А вот к детям часто иное отношение – «ты должен» (жить по таким-то принципам, выбрать такую-то профессию, выйти замуж/жениться, порадовать нас внуками, добиться финансового благополучия и т.д. и т.п.) Я не говорю сейчас о тех моментах, которые родители вынуждены требовать от ребенка, чтобы сохранить ему безопасность – надеть шапку в мороз или не бегать на проезжей части.

Я говорю о том, что не угрожает безопасности ребенка и может быть его свободным выбором – чем ему заниматься, как проводить свободное время, какие иметь увлечения, с кем встречаться, когда жениться и т.д. Но привычка требовать надеть шапку в мороз плавно переходит в требование выбрать профессию юриста, «потому что пением ты никогда не заработаешь на хлеб». Это уже не требование безопасности. И часто оно выдвигается ребенку, который либо стоит на пороге 18-летия, либо даже перешагнул его. А требование выдвигается так, как будто ребенку 5 лет.

Если вдуматься, то даже в 5 лет у ребенка есть и должен быть выбор – есть кашу или творог, одевать зеленый свитер или белый, идти гулять в парк или на площадку, кататься на качелях или карусели. Но родители пренебрегают и этой возможностью. Им часто проще и быстрее натянуть на ребенка первый попавшийся свитер, чем спросить его, что он хочет (на это нужно всего несколько секунд!) И в итоге мы в огромном количестве получаем людей, которые не умеют делать выбор, которые панически боятся ошибок, которые всю жизнь зависят от «обстоятельств» разного рода, перекладывают ответственность на кого угодно за свою жизнь… Потому что над ними всегда стоял кто-то, кто говорил «делай так» или «ты должен» или «ты не можешь еще ничего знать о жизни, а я»…

Это неправда. Ребенок может знать главную вещь о себе – что он хочет. Да, родители порой вынуждены (да и должны) ограничивать его хотения там, где это пересекается с требованиями безопасности. Но мы сейчас в основном говорим о практически взрослых детях, которые в курсе, что курить вредно, и не стоит в мороз ходить без шапки. Они уже знают массу всего и могут набирать свой собственный опыт, опираясь на свои еще присутствующие «хочу». Однако, именно в момент взросления они получают как раз больше всего критики и неодобрения. Почему? Да потому что становится окончательно понятно – они выросли не такими, какими хотели их видеть родители.

Но они не ставят себе задачу достичь чего-то. Они требуют этого от детей. Потому что сами побоялись жить в полную силу, побоялись своих желаний, ошибок, того, что будут глупо выглядеть и станут предметом насмешек. Итогом становится бегство от жизни и перенос своих желаний на детей. Ведь детей-то можно потом еще и покритиковать за неудачу, а самим остаться «идеальными» и по-прежнему «знающими, как лучше».

Есть еще ряд родителей, которые на самом деле чего-то добились, состоялись, но не менее жестко требуют и критикуют своих детей. Аргумент у них чаще всего такой: «я могу и ты должен – у тебя есть тот, у кого ты можешь научиться». Но вот что я заметил, наблюдая за такими «совершенными родителями» — они чаще всего внутренне очень несчастны. Хотя у них «есть всё», они даже сами порой не понимают, откуда эта эмоциональная пустота. Часто она идет от неспособности осознанно переживать чувства и выражать их, часто – от отсутствия тепла, от внутреннего страха и постоянного недоверия миру, от ощущения борьбы и отсутствия настоящей поддержки.

А социальные достижения могут при этом присутствовать, конечно. Но задумайтесь: станет ли человек счастливый кого-то жестко критиковать и требовать что-то? Станет ли человек навязывать жизненную стратегию, если ему самому комфортно в своем выборе, и этот выбор сделан осознанно? Если он его сделал сам? Тут напрашивается простой вывод: если родитель сделал свой выбор сам, то он будет прекрасно понимать цену своим ошибкам и их необходимость. И так же четко будет понимать, что опыт одного человека не возможно полностью спроецировать на другого. Потому что это разные люди. И нет никакой универсальной жизненной стратегии. А значит, легко даст ребенку право на выбор, ошибку и собственный опыт.

А вот если человек выбирал не сам, а жил по принципу «надо», «положено», «принято», то и ребенку он будет транслировать то же самое. В это есть подспудный мотив. Если родитель сам боялся осуждения со стороны общества, родственников и окружения, то все его акценты будут смещены на то, как будет тот же контингент людей воспринимать его детей. И потребности самого ребенка буквально тают перед этим натиском страха: «за поведение ребенка осудят меня, родителя!» И он окажется «запятнан», например, тем, что его сын – гей, а дочь в 30 лет все еще не замужем, или кто-то из детей не ходит к 9 на работу, а живет творческой и свободной жизнью, и при этом не умирает с голода (как ни странно).

Тут есть еще более тонкие мотивы. Если жизненная стратегия выбрана не из любви и настоящего желания, а из страха, и что-то человеком внутри себя задавлено, не реализовано – то может вступить в дело фактор зависти. Неосознанной чаще всего. Но суть от этого не меняется. Допустим, отец хотел в юности объездить страну автостопом, но став жертвой манипуляции своих родителей, не решился делать то, что хочется, а пошел на завод работать.

С точки зрения общественного мнения – правильный выбор. А вот заноза о несделанном остается. Потому что потом семья, дети, статус – и уже поздно ездить автостопом. А желание так и осталось юношеской мечтой. И вот когда собственный сын собирает рюкзак и говорит о желании уехать – то неосознанная зависть толкает отца ставить ему жесткие препоны. История или повторяется до деталей, или сын находит в себе силы уйти. И тогда отношения надолго разрываются, на что способны далеко не все дети.

Родители, возмущенные поведением своих детей, удивляются тому, что дети «настолько непохожи на них». Но на самом деле здесь они кривят душой. Редко в семье вырастает ребенок с совсем другими ориентирами. Так тоже бывает, но куда реже. Одни и те же проблемы, недостатки, комплексы, трудности шествуют из поколения в поколение. Просто родители часто не хотят признать, что видят в детях свои же недостатки и недоработки. Хочется самому быть лучше и знать как лучше. Хотя декларируется обратное: «чтобы дети превзошли родителей».

«Родитель – особенный человек, он никогда тебя не бросит и не предаст».

Безусловно, особенный. Но не тем, что он не способен на предательство. А тем, что именно его программы, недостатки и комплексы мы несем в себе. И именно он заложил в нас наши слабые и сильные стороны, подавил или развил наши таланты, актуализировал характер, сформировал убеждения и сценарии жизни. Прежде всего, родители – те, чьим отражением мы являемся, тот багаж и материал, из которого мы кроим свою жизнь. И это, собственно, все. А вот способность «не бросить и не предать» — чаще всего выбор самого родителя. Который не всегда бывает однозначным.

Мне часто доводилось слышать от своих клиентов такие истории: «меня обижали в школе, но никто меня не поддержал», «я первый раз влюбился безответно, но надо мной родители только посмеялись», «меня уволили с моей первой работы, но папа сказал, что я сам виноват», «я чувствовала себя дурнушкой и ждала помощи, но мама говорила, что с такой внешностью я никогда нормально не выйду замуж». Продолжать можно бесконечно.

Судить о том, может ли это считаться предательством – не входит в компетенцию психолога. Но можно говорить о том, что родители не оказали детям той поддержки, на которую те надеялись. И своей критикой и пренебрежением только усиливали негативные ощущения детей. Меж тем порой другие (учителя, друзья, какие-то просто сторонние люди) оказывали эту поддержку. Я вовсе не хочу сказать, что домашние человеку – прежде всего враги (хотя Христос в Евангелии не побоялся выразиться именно так, но я не богослов, и не стану рассуждать о том, что Христос вкладывал в эти слова).

Я лишь хочу сказать о том, что от родителей этой поддержки ждут прежде всего. А уж потом от всех остальных. И часто ее не получают именно от родителей. Это факт, который стоит признать, если так было у вас в семье. И смотреть трезво на вещи – если вы сталкиваетесь с пренебрежением, унижениями и нежеланием лишний раз сказать доброе слово – это не называется «особенным отношением». Это ничем по факту не отличается от отношения любых других людей, которые могут смеяться над вами, унижать или отвергать. И не стоит жить в плену такой иллюзии: если вас не поддерживали с детства, скорее всего, и дальше отношение к вам будет таким же. Если только не прилагать сознательных усилий к построению каких-то иных форм общения с родителями. Но тут есть нюанс.

Еслиродители приучили ребенка к тому, что они действительно его поддерживают – то и он, скорее всего, будет делать то же самое естественно. А если не приучили – то и требовать поддержки для себя не очень логично. Если ребенок захочет — он может сам, уже по своей доброй воле вкладывать силы в то, чтобы донести до родителей возможности какого-то другого отношения друг к другу. А не захочет — то имеет полное право отказать в поддержке, если сам не имел ее от родителей. И это опять-таки суровая правда.

Вспоминаю историю клиентки, которая вышла замуж (по ее признанию, надеялась побыстрее «сбежать» от родителей), брак, как часто бывает в таких случаях, не сложился. Девушка с ребенком спросила родителей, можно ли пожить с ними, пока она отсидит остаток декрета и найдет себе работу.

Родители сказали ей «конечно же, ты ведь наша дочь, наша кровь». А дальше жизнь девушки превратилась в ад. Потому что каждый день ей напоминали, какая она неудачница, попрекали тем, что помогают в заботах о ребенке (хотя она об этом не просила и справлялась сама), ставили на вид то, что устают от криков младенца (который с каждым днем становился все более беспокойным). Как только появилась возможность выйти на работу, девушка тут же ушла от родителей на съемное жилье, наняла няню и полтора года проходила у меня терапию. Первые полгода почти на каждой сесссии она плакала, повторяя, что не чувствует любви к родителям, и при этом чувствует огромную вину…

И на работу только с этой виной ушло полгода. А еще год – на то, чтобы перестать зависеть от мнения родителей, что-то им доказывать, пытаться оправдать их ожидания и перестать заставлять себя любить их, а также на то, чтобы помочь девушке перестать чувствовать себя последней неудачницей и хоть как-то увидеть в себе достоинства и сильные стороны. Можно ли назвать все это родительской любовью и актами из добрых побуждений? Путь решают читатели.

Часто родители используют такой аргумент: «если я не скажу ему/ей, то хуже будет, если скажут чужие люди». А что будет страшного, если скажут чужие люди? Быть может, они сделают это более корректно, хотя бы потому, что связаны социальными условностями? Или они вовсе не увидят того, что видят родители?

Ведь сами родители забывают: их мнение о ребенке – их частное мнение, а не объективная истина, за которую они часто пытаются выдать это мнение. А ребенку, в силу эмоциональной зависимости от родителя, эта «правда» кажется огромной, значимой. И иногда думаешь: лучше бы это говорили чужие, ведь их мнение не ранило бы так больно и не принималось бы так безоговорочно.

«Обижаться на родителей – грех!»

Всегда хочется спросить «а что будет»? Хотя, впрочем, речь пойдет не о небесной каре, а вообще о самом факте обожествления родителей. Объективно, родители действительно наши «первичные боги», они имеют власть карать и миловать, дарить тепло и поддержку или нет, помогать, заботиться или злиться и ограничивать во всем.

Божество родителей не бывает добрым или злым однозначно. Для ребенка всегда оно содержит элементы добра, потому что у ребенка есть кров, пища, одежда и хотя бы минимальные возможности развития только потому, что у него есть родители (или люди, заменяющие их – все равно ребенок нуждается в родительском божестве). Но удивительный парадокс: дети вырастают, и все равно для очень многих родители продолжают оставаться богами. Причем это даже порой не осознается. Хотя, по идее, взрослый человек может и должен выбрать себе своих богов (или вовсе обойтись без них). И, казалось бы, выбирают – Христа или Аллаха, Будду или Принцип Дао, науку или какую-то другую систему мировоззрения. Но родители остаются для многих куда более могущественными богами.

Что стоит за этим? Страх. Не осознанный, не осмысленный, первобытный страх. Причем не самого ребенка, а прежде всего родителя. Вспомните историю Сатурна и Юпитера. Сатурн пожирал своих новорожденных детей, потому что боялся, что кто-то из них займет его трон и лишит его власти над миром. И в итоге одному из них, особо проворному и удачливому Юпитеру, удалось таки выжить, и что он сделал? Конечно же, сверг отца и занял трон.

Именно подобного рода тревога и заставляет родителей воспитывать своих детей в страхе – чтобы они не свергли их, не лишили их власти (значимости, привлекательности, не обесценили их достижения своими еще большими достижениями, не смогли бы позволить себе то, что родители хотели испытать, но боялись….) Суть примерно одна. «Ты станешь больше и лучше меня, и этим уничтожишь меня, и в моей жизни уже не будет смысла». Этот очень глубокий мотив часто руководит бессознательными порывами родителей продолжать оставаться для детей богами.

Чем чревато свержение с постамента родителей? Ничем. Никакой страшной кары за это не предусмотрено. Более того, если вы поставите родителей ногами на грешную землю, вы сделаете им доброе дело. Как?

Одно лирическое отступление. Многим может показаться, что в этой статье я выступаю «адвокатом» взрослеющих и повзрослевших детей (и обращаюсь чаще именно к ним, потому что чаще всего именно они — мои клиенты), а родителям — «прокурором». Так вот ответом на вопрос «как» я хочу уравновесить положение, потому что в действительности хорошо понимаю мотивы и тех и других.

Если вы унесете родителей с постамента, вы увидите, что они просто обыкновенные люди. Со своими глупостями, слабостями, недостатками, ошибками, что они не совершенны и не могут ими стать. И тогда вы перестанете требовать от них, чтобы они были как боги – всепрощающи, любвеобильны, всегда преданны, добры и терпимы. Ваши родители – не боги. И если вы готовы взять свое право не быть должным, не оправдывать ожидания, не исполнять требований, не поддаваться манипуляциям, то тогда отдайте родителям право быть такими, какие они есть и какими были.

Да, хорошо было бы, если бы они всегда давали вам поддержку. И не критиковали по каждому поводу. И не сравнивали бы с другими. Хорошо было бы. Но они не были должны. Они были должны вам только в части безопасности и жизнеобеспечения, и сделали это как умели, и любили, как могли. Не требуйте от них в ответ всепрощения и понимания. Не требуйте, чтобы они в одночасье избавились от биосоциальных рефлексов. Не требуйте, чтобы за считанные дни в них открылась широта мышления. Если вы берете себе свою свободу – отдайте им их свободу быть такими – неправильными, требовательными, деспотичными….

Формула свободы проста. Они имеют право хотеть. Вы имеете право отказать. Они имеют право обижаться и реагировать на вас как угодно. А вы имеете право отвечать на их реакцию так, как считаете нужным или не отвечать вовсе. И это не означает тотальной войны. В вопросе сепарации конфликты неизбежны. Но если вы унесете родителей с постамента и начнете понимать их человеческие мотивы, то вам будет проще заниматься собой и своими обидами, а не пытаться доказывать родителям, что те были неправы. Да, вы имеете право обижаться на родителей. Но это – ваша история, и разбираться с ней уже вам лично.

Эпилог

Ситуация в советском и постсоветском обществе была однозначной. Я бы ее охарактеризовал как «наследие общинного строя».Суть такова, что человек, который не продолжил род — неполноценный человек, не состоявшийся. Потому многими дети воспринимались как некая необходимость, но осознанности в этих актах деторождения было порой крайне мало. И родитель, который не задумывается о том, зачем ему ребенок, в итоге лишь бездумно повторяет модель родителей: «сначала нас родители используют и требуют от нас что-то, а потом мы требуем от детей и используем их — так живут все и так надо». А потому родители редко задавали себе вопрос, чего же они на самом деле хотят. И потому очень многого недополучили в жизни. И потом испытывают страх, зависть и ревность к своим детям.

Примите это таким, какое оно есть. Если вы читаете эту статью, у вас уже точно есть выбор, в какой модели жить. И возможно, если вы – взрослый ребенок, то именно вы, разобравшись со своими обидами на родителей, честно признав эти травмы, проработав их, сможете впоследствии научить своих же родителей безусловному принятию и искренней любви. А если нет – то сможете отпустить их и больше ничего не требовать.

Если вы – родитель, уставший от конфликтов с детьми, и чувствующий неуважение с их стороны, то попробуйте понять, что такое поведение ребенка говорит вам о своих же собственных недоработках. Которые вы еще можете компенсировать – начать исполнять свои желания, жить для себя, и научится советоваться с детьми как со взрослыми, уважать их выбор, и тогда они ответят вам искренним теплом и пониманием.

Каждый, будь то родитель или ребенок, может признать простую вещь: другой человек – это другой человек. И вне зависимости от возраста, у каждого есть свой путь, свой выбор и свое право на ошибки. И став взрослыми, мы все можем только добровольно дать что-то друг другу. А то, что дано неискренне и из-под палки – разве это подлинный дар любви?

Фритц Перлз придумал такую формулу, которую часто называют «молитвой гештальтиста»:

«Я — это Я, а Ты — это Ты. Я занят своим делом, а Ты — своим. Я в этом миpе не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям, а ты — не для того, чтобы соответствовать моим. Если мы встpетились и поладили — это пpекpасно. Если нет — этомy нечем помочь.»

Это относится и к родителям, и к детям в равной степени. опубликовано 

 

Автор: Антон Несвитский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: zerkalodushi.org/parents-children/

Ирвин Ялом: Исцеляют доверительные отношения

Поделиться



Ирвин Ялом — профессор психиатрии Стенфордского университета, один из основателей школы экзистенциальной терапии.





Вопрос участника видео-конференции с профессором:«Есть ли у Вас какое-то ноу-хау, то, что работает со всеми клиентами?»

"Да есть! И это отношение терапевт-клиент. Исцеляет не что иное, как отношения. Я писал об этом в книге «Экзистенциалиная психотерапия». Приведу здесь выдержки из неё:

Помню две максимы психотерапии, которые я узнал в самом начале своего обучения.

Первая из них «Цель психотерапии – подвести пациента к той точке, где он может сделать свободный выбор».

Вторая «исцеляют отношения» – это тот самый важный урок, который психотерапевт должен усвоить. В психотерапии нет более самоочевидной истины; каждый терапевт в ходе клинической практики вновь и вновь убеждается в том, что для пациентацелительна сама по себе встреча, причем независимо от теоретической ориентации терапевта.

Если есть хоть что-то, доказанное психотерапевтическим исследованием, так это тот факт, что позитивные отношения между пациентом и терапевтом позитивно связаны с результатом терапии. Эффективный терапевт реагирует на своих пациентов в искренней манере; он устанавливает отношения, которые пациент ощущает как безопасные и принимающие; он проявляет лишенную налета собственничества, теплоту и высокую степень эмпатии; наконец, он способен «быть с» пациентом и «схватывать смысл» пациента.

Я как-то уже сравнивал психотерапию с процессом, который наблюдал на курсах кулинарии: по-видимому, критически важные отличия, как в армянских блюдах из баклажанов, так и в психотерапии, обусловлены «вбрасываниями», добавками «вне протокола». Эти добавки наиболее часто относятся именно к сфере отношений терапевт-пациент. Эффективная психотерапия отличается тем, что терапевт часто контактирует с пациентом человечным и глубоко личностным образом.Нередко этот контакт является решающим моментом в терапии, однако он не укладывается в официальную идеологическую доктрину, не описывается в психиатрической литературе (обычно из стыда или боязни цензуры), ему не учат студентов (и потому, что он не охвачен формальной теорией, и потому, что такое обучение могло бы способствовать «эксцессам»).

Прекрасную иллюстрацию важности подлинной встречи терапевта и пациента мы находим в книге, которая называется «Решающие эпизоды в психотерапии» (1959), где описан ряд эпизодов, рассматриваемых терапевтами как поворотные пункты в терапии. В значительном большинстве этих решающих эпизодов терапевт выходит из своей профессиональной роли и контактирует с пациентом глубоко человечным образом. Вот несколько примеров:

1. В этот момент Том [пациент] посмотрел мне в глаза и очень ясно и медленно сказал: «Если вы меня бросите, у меня не останется надежды». В это мгновение меня захлестнули сложные и сильные эмоции, состоящие из печали, ненависти, жалости и чувства некомпетентности. Эта фраза Тома стала для меня «решающим эпизодом». В это мгновение я был к нему ближе, чем к кому-либо на свете.

2. Терапевт принял пациента в связи с острым состоянием днем в субботу, ихотя терапевт был голоден и устал, он продолжал сессию несколько часов.

3. Терапевт принимал пациентку, у которой во время курса терапии развились симптомы, вызвавшие подозрение на рак. Пока она ожидала результатов лабораторных анализов (которые оказались отрицательными), он обнимал ее, как ребенка; она рыдала и находилась в кратковременном психотическом состоянии, вызванном страхом.

4. Мужчина-терапевт работал с пациенткой, молодой женщиной, у которой развился такой мощный позитивный эротизированный перенос на него, что терапевтическая работа была бы невозможной, если бы он не раскрыл ей некоторые стороны своей личной жизни, что позволило пациентке отделить в своем восприятии терапевта реалистические моменты от искажений.





5. На протяжении нескольких сессий пациент оскорблял терапевта, нападая на него лично и ставя под сомнение его профессиональную компетентность. Наконец терапевт взорвался: «Я начал колотить по столу кулаком и закричал: „Черт возьми, послушайте, почему бы вам просто не прекратить словесный понос, перестав нападать на меня, и не перейти наконец к делу – попытаться понять себя. Какие бы недостатки у меня ни были, а у меня их хватает, они не имеют отношения к вашим проблемам. Я тоже человек, и сегодня был плохой день...“

6. Пациентка была оставлена в заброшенном доме на обрыве, куда можно было добраться только по шаткому деревянному мостику. В этой крайней ситуации она позвонила своему терапевту, который подъехал к дому, прошел по мостику, успокоил ее и отвез домой.

Другие решающие эпизоды похожи на эти: суть каждого состоит во встрече двух людей и в отходе от искусственного или идеологически предписанного „обращения“ с пациентом. 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: yalom.ru/irvin-yalom-cho-rabotaet-so-vsemi-klientami/

Это упражнение расскажет о ваших психосоматических проблемах и мышечных зажимах!

Поделиться



Упражнение-тест психосоматических проблем и мышечных зажимов из телесно-ориентированной психотерапии.

Для проведения этого упражнения телесно-ориентированной психотерапии «Точка-точка запятая» нужно запастись:

1. Семью листами бумаги.

2. Семью разноцветными карандашами.

3. Ножницами.

Закончив рисунок на одном листе бумаги, мы переворачиваем его и убираем с глаз долой ДО ВРЕМЕНИ.





Итак, начинайте же сами Ваш эксперимент по исследованию психосоматических проблем и мышечных зажимов!

Первый лист бумаги.

На нём мы изображаем те части Вашего тела или орган, которые обеспечивают по Вашему мнению Вашу как внутреннюю, так и внешнюю безопасность.

Второй лист бумаги.

На нём мы рисуем ту часть нашего тела (органы), которая даёт нам наибольшую жизненную силу - наш РЕСУРС, «наше всё». (Опять же, по нашему мнению)

Третий лист бумаги.

Рисуем те части тела или органы, которые отвечают за сотрудничество с внешним миром, наши «дипломаты» и коммуникаторы.

Четвёртый лист бумаги.

На нём изображаем те части своего тела или же органы, которые помогают нам (если надо) сопротивляться окружающей действительности. Наша «братва» или что там у Вас по этому поводу возникнет в качестве метафоры...

Пятый лист бумаги.

Рисуем на нём те свои части, которые помогают нам общаться с самими собой, отвечают за благополучие нашего внутреннего, интимного мирка.

Шестой лист бумаги.

На них рисуем те свои части тела или же органы, которые всё это контролируют, возглавляют, собирают «до кучи» и вообще служат нашим «генеральным директором».

Седьмой лист бумаги.

На нём мы рисуем или одно или другое — что хотите. Сейчас дам альтернативы.

1. Или мы рисуем ту часть своего тела, которую просто хотим нарисовать ещё раз (уж очень она нам нравится),

2. или то, что не вошло ни в один рисунок, а Вы считает, что оно должно быть, просто так, для комплекта.

После того, как рисунки закончены, вырезаем по контуру всё, что мы нарисовали и пытаемся составить из полученного — Целого Человечка. Сразу предупреждаю: не беда, если у него будет много рук или, допустим, голов.





АНАЛИЗ результатов упражнения телесно-ориентированной психотерапии «Точка-точка запятая» на диагностику психосоматических проблем и мышечных зажимов

В идеале, конечно, человечек должен быть нормальным и жизнеспособным — то есть целым.

Плохо, когда чего-то важного у него не хватает...

Рассмотрим несколько важнейших параметров оценки полученного коллажа.

ЦЕЛЬНОСТЬ или КОМПЛЕКТНОСТЬ (1)

Если у нашего человечка чего-то в недостатке, значит человечек «не работает», вот и всё. И это главный ответ на частый вопрос: «Почему не работает моя жизнь?» А посмотрите на своего человечка...

ЗАЩИЩЁННОСТЬ (2)

«Защищённость» имеет своё жёсткое и простое требование, запомните же его: ВСЕ ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ ДОЛЖНЫ НАХОДИТЬСЯ ВНУТРИ!

В норме внутренние органы должны быть нарисованы «внутри тельца» и как бы защищены им. Органы не должны быть больше корпуса тела, не должны жить где-то там, отдельно. Всё это выдаёт их незащищённость, уязвимость...

СОРАЗМЕРНОСТЬ (3)

Здесь всё просто, собранный человечек должен быть немного… реалистичным. Голова не может быть больше туловища, а одна нога не может быть короче другой аж в два раза.

ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ (4)

Внимание! Иногда на каждом рисунке человеком бывают нарисованы чуть ли не все части его тела. Получается, что все отвечают за всё...

Представьте аналогию. Это как если бы все сотрудники офиса бросались толпой к ксероксу, когда нужно сделать одну бумажку, потом всей гурьбой бросались к одной телефонной трубке, когда вдруг зазвонит телефон, а затем всем табором сели бы составлять одну накладную, как казаки, пишущие письмо турецком султану...

Что это означает в реальной жизни?

Неумение дифференцировать функции приводит к следующему. Как говорят психологи, у такого человека, «стоит заболеть левому мизинцу, как у него отказывает всё тело»...

То есть, малейшее недомогание лишает такого человека какой-либо трудоспособности.

Недаром в подводных лодках существуют перегородки, которые делят лодку на отсеки и в случае аварии в одном отсеке, блокируют его, чтобы не страдали остальные.

В идеале уши отвечают за слух, глаза — за зрение, а сердце — за любовь. Но когда на рисунке «всё отвечает за всё», это точнейшая диагностика «бардака» в психике и, вследствие этого, и в организме.

РЕАЛИСТИЧНОСТЬ (5)

Никто не говорит, что нужно рисовать, как художник, закончивший Академию Живописи...

Но всякие фантазии в этом тесте говорят об удручающих вещах.

То есть, не надо рисовать капустный кочан вместо головы или горшок с цветами… Не надо рисовать ножи вместо рук, а гусеницы танка вместо ног. И пламенный мотор вместо сердца тоже не надо...

Это грубо и прямо говорит о том, что человек с такими «частями тела» функционировать нормально в нормальной жизни не может. Как например, Вы будете думать головой, когда вместо головы у Вас керамический горшок с примулой?

Часто такие фантазии рисуют подростки в период «борьбы со всем миром». Но это и понятно — подростков, как правило, худо-бедно содержат родители. А вот если такие вещи рисует взрослый человек, то становится неясно: как же он, скажем, за квартиру платит в отделении сберкассы, как вообще живёт-может с таким кандибобером вместо головы? Трудно ему, ох, трудно...

Вообще-то, я не люблю такой диктат психологических тестов, я против того, чтобы любой креативный подход в создании тестового рисунка понимался таким вот образом — скучно, обывательски и как-то даже по-фашистски.

Я за то, чтобы люди рисовали кто что хочет. Но! Вы сами увидите, когда такой «креативный» рисунок начнёт вызывать у Вас ужас вместо умиления и кое-какие прозрения относительно рисующего.

ПРИНЦИП КРАТНОСТИ (6)

Коротко он сводится к следующему: шесть голов это хорошо. Но тогда должно быть и по шесть рук-ног, ну хотя бы уж по две пары.

А когда чего-то явно в избытке, а чего-то нет совсем — это уже нарушение принципа кратности.

Ну а теперь приступаем к самостоятельному анализу результатов упражнения телесно-ориентированной психотерапии «Точка-точка запятая» на диагностику психосоматических проблем и мышечных зажимов ...

Посмотрите, какой орган отвечает у вас за коммуникацию с миром? У одних — уши. У других — руки. Не правда ли — это два сильно разных способа жить?

Пробежавшись по основным шести базовым параметрам (перечисленным выше), начинайте теперь вдумчиво анализировать свой рисунок сами — никто лучше Вас не поймёт корень Ваших же собственных проблем.опубликовано 

 

Автор: Елена Назаренко

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: live-and-learn.ru/catalog/article/telesno-orientirovannaya-psikhoterapiya-uprazhnenie-tochka-tochka-zapyataya/

Золотые правила выживания для психотерапевта

Поделиться



Данные правила  «выживания психотерапевта» основаны на личном опыте психотерапевта:

1. Помни о том, что ты ни фига не знаешь о клиенте, а он знает о себе все.

2. Свое представление о том, что нужно клиенту сразу засунь себе куда-нибудь (например, в стол).

3. Сразу расстанься с идеей, что ты тот самый человек, который изменит судьбу клиента.

4. Всегда помни о том, что результат терапии зависит от клиента, и только от него. Ты даже толком испортить ничего не можешь.





 

5. Оставь за дверью свои проблемы, клиент пришёл решать свои. Единственное, о чем ты должен помнить — это о своей боли, это не даст тебе забыть о боли клиента.

6. Психолог всего лишь ремесло, а не миссия. Всегда есть навык лучше, поэтому учись. Иногда учить других — хороший способ учиться самому. Но никогда твой клиент не может быть твоим учеником. Он твой учитель.

7. Читай художественную литературу, смотри фильмы, ходи на концерты, катайся на лыжах. Половина твоего времени должна быть вне работы.

8. Влюбляйся и делай глупости. Помни, что твои ошибки — это лучшее, что ты можешь дать клиенту.

9. Никогда не откладывай проблемы своих близких из-за работы. Лучше отменить сессию с клиентом, который в острой депрессии, чем отложить поездку в школу, если у твоего ребёнка неприятности.

10. Твои клиенты должны знать о твоей глупости, промахах и откровенных неудачах. Никому не нужен совершенный терапевт.

11. У тебя должны быть друзья, не имеющие никакого отношения к психологии. Некоторые из них должны над тобой смеяться из-за твоих умных психологических мыслей.

12. Всегда имей запас денег, чтобы иметь возможность бросить работу и уйти на каникулы.

13. Не думай, что будешь хорошим психотерапевтом и хорошим кем-нибудь другим специалистом (бизнесменом, продавцом, юристом и тд). Эта профессия ревнива и требует тебя целиком. Но у тебя всегда должна быть реальная идея, кем ты будешь, если бросишь психотерапию.

14. Много путешествуй. Ничто так не раздвигает границы мышления как опыт другой жизни.

15. Не планируй разбогатеть в этой профессии. Если ты зарабатываешь значительно больше, чем коллеги твоего уровня, значит ты стал торговцем. На наши знания всегда есть спрос. Но это не психотерапия.

16. Не живи в нужде, это игра.

17. У тебя должны быть коллеги, с которыми ты можешь обсудить свои трудности и получить поддержку.

18. Если ты стал полностью счастлив — меняй работу. В мире полно хороших профессий, в которых ты ещё можешь состояться.





19. Ты прозрачен, поэтому не прячься и не бойся. Психологический целлюлит есть у всех твоих коллег.

20. Конкурируй, ибо это один из лучших способов мотивации. Но не завидуй, твои клиенты придут к тебе, не твои все равно уйдут. опубликовано 

 

Автор: Анна Далит

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/69616/

Неуслышанные дети – несчастливые взрослые

Поделиться



У каждой семьи и у каждого рода есть своя драма или даже трагедия. Маленькая или большая, явная или тайная, замалчиваемая. Но она есть. Она может тянуться долго, передаваться из поколения в поколение.

К примеру, когда-то в роду все мужчины погибли на войне, и женщины стали «сильными». Или имущество все нажитое забрали, и чувство «неуместности» в этом мире фоном постоянно преследует и передается из поколения в поколение.

Вот уже и внук купил вторую квартиру, сын построил дом, брат оформил собственность на землю. А ощущение, что «все заберут» или «этого все равно мало» где-то присутствует. Оно, возможно, совсем неосознанное и переживается только как слабораспознаваемый дискомфорт или тревога, от которых сложно заснуть. Или которые все время сопровождают один и тот же сон.





Избавиться от переживаний и чувств

 

Но мы привыкли уходить от переживания чувств. В мысли, решения, действия, разговоры. Когда-то этим спасались наши предки. Не было времени переживать, не было времени использовать свой чувственный опыт во благо. Нужно было выдать «на гора» что-то рациональное, чтобы успокоить и себя, и других.

И выдавали. А переживания — запихивали внутрь, как старую одежду в дальний угол шкафа или отставляли прочь, как ненужный хлам — в кладовую.

И, может быть, уже сейчас у нас есть время, чтобы «распаковать» этот багаж переживаний. Ведь он не может быть искоренен, он с заядлой методичностью дает о себе знать изнутри. Но механизмов нет. И навыка нет. Все, чему нас учили было совсем противоположным: подавить переживания.

«Травматическое» воспитание

 

Во многих случаях психику человека травмирует совсем не то, о чем мы на первый взгляд думаем. Например, мы хотим уберечь ребенка от каких-то взрослых конфликтов или сложных событий — когда кто-то умирает. Мы думаем, что именно это травмирует его больше всего.

Но часто невероятный ущерб мы наносим детям (или нам наносили родители) в обычные дни, когда ничего особенного не происходит и все вроде бы «спокойно». Тогда, когда мы не можем услышать переживания ребенка и отразить их.

Именно в такие обычные «каждодневные дни», когда мы просто глухи (и к себе, в том числе) к тем, кто запрашивает у нас такого внимания, мы наносим сильную травму.

И если мы делаем это, то это значит только одно: с нами, в свое время, делали так же.





Самое главное для человека — его целостный образ собственного Я

 

То, как мы себя внутри ощущаем, что о себе знаем и думаем, что себе позволяем, как к себе относимся, и составляет общее переживание «счастливости» или «несчастливости» бытия. Даже не так важно, много или мало у нас денег, живем мы в семье или самостоятельно, какая у нас профессия, много ли друзей или связей. Это не так важно. Ведь если образ Я не сформирован — или только частично сформирован — мы будем страдать от этого каждый день и каждую минуту. И никакие внешние события не смогут залепить дыры в нем — то есть дыры в нашей собственной душе.

 

Что такое образ Я

 

Это вся «база данных», которая отвечает на вопрос «кем я являюсь?». Это миллионы смыслов, понятий, утверждений, закономерностей. Целая библиотека. Мы ее накапливаем в детстве и доращиваем во взрослом возрасте.

По идее, к совершеннолетию, образ Я должен полностью сформироваться для того, чтобы человек смог психологически жить автономно и не нуждаться в родителе, который будет о нем заботиться.





Но, как Вы понимаете, такое происходит очень редко. Травмированные родители не могут вырастить и качественно отразить ребенка так, чтобы он стал зрелым и психологически автономным.

Они способны дать ему только то, что имеют сами: если их психологический возраст 5 лет — то и ребенку «выше не прыгнуть».

К примеру, как может папа или мама, которые всю жизнь привыкли подавлять или «отодвигать» собственную тревогу или бессилие, отразить ребенка, тревожащегося перед важной контрольной, обработав и вернув ему его чувства? Да никак. Могут ли они сказать: «Да, сын, ты сейчас волнуешься, тревожишься, так как не уверен, сможешь ли успешно ответить на все вопросы и получить тот бал, на который рассчитываешь»? Не могут. Они просто не смогут заметить, что их сын это все переживает, так как и в себе этого не замечают. Что мама или папа скажут ребенку? Конечно: «Перестань ныть, иди еще раз повтори алгебру!». Или «А я тебе говорила, что надо было вовремя все домашние задания делать! А теперь — получай!».

И таких примеров ответов взрослых можно привести массу, и Вы из своего опыта можете их вспомнить, я уверена, многочисленное количество. И, самое интересное, что если Вы вспомните еще свое детское ощущение после таких слов родителей, то, скорее всего, им окажется чувство глубокого одиночества, обиды, вины и стыда.

А ведь почему родители так отвечают? Ведь они же не хотят нарочно загнать собственное чадо в этот комплекс неприятных переживаний. Не хотят, конечно. Просто им в этот момент совсем не до ребенка! Они ведь со своей тревогой хотят справиться. Они ведь сами-то не умеют ее обнаружить, не умеют выдерживать, переживать, не умеют «распаковать».

И самый привычный способ, чтобы самим не тревожиться — заставить ребенка скрывать от них свои переживания, чтобы он им «не фонил» этим и не будоражил их собственные малопереносимые и малоосознаваемые чувства.

И так может быть во многих-многих случаях, когда ребенку приходится сталкиваться с тем, что никто в этом мире, даже самые близкие и авторитетные люди, не может вынести его чувств, и объяснить, что же с ним такое происходит. Так формируется «дыра» в образе Я. Потому что там для меня теперь — «слепое пятно», куда у меня нет доступа. Я его не могу и не смогу теперь ни пережить, ни осознать.

Именно с такими «дырами» в образе Я клиента потом и имеют дело психотерапевты по большей мере в индивидуальной психотерапии, когда встречаются с подробной историей развития пришедших на консультацию мужчины или женщины. Впоследствии наша работа будет состоять в том, чтобы «доделать» в каком-то смысле работу родителей клиента — услышать и отразить выдавленный и отодвинутый из зоны переживания и осознавания опыт.

 

Чем мы можем «залепить» дыры в образе Я

 

Дыры в образе Я психика пытается «заделать» — потому что, так или иначе, стремится восстановить свою целостность. С дырками «на штанах», даже если эти штаны — в голове, жить приходится сложно.





Это то, с чем напрямую работает гештальт-терапия.

1. Со слиянием. «Дыра» в образе Я кровоточит, важно как-то умерить это страдание. В слиянии со страданием, мы ищем кого-то, кто сможет эту боль хоть немного унять. Обычно, это объект будущей зависимости. Мы начинаем, к примеру, объедаться или курить, как только чувствуем свое «слепое пятно». Или «сливаемся» в образе Я с другим человеком, чтобы об него как-то сбалансировать свое эмоциональное состояние.

В детстве это могло проявляться так. Пример: мальчик прибегает к маме и плачет: его толкнули в садике. Мама быстренько ему дает вкусную конфетку или много вкусных конфет. Или что-то покупает в магазине, игрушку. Конечно, она так справляется со своими чувствами по поводу сына и его ситуации. В результате, наш будущий клиент, который пришел на терапию, не может стравляться со сложными переживаниями — он их заедает, запивает, страдает шопоголизмом или состоит в созависимых отношениях. А, может, и все это вместе присутствует в его жизни!

2. С интроектами. Это сложное слово, которое по-другому значит «установки, стереотипы». Например, наша ситуация: мальчик прибегает к маме и плачет: его толкнули в садике. Мама, к примеру, не чувствительна к обиде сына и не может отразить ее ему. Вместо этого она выдает ему интроект: не плачь, ты же мальчик! (то есть, «мальчикам плакать нельзя»). У ребенка в душе такая цепочка: мама не может помочь разобраться с чувствами-формируется «дыра» в образе Я — дыру нужно залепить установкой «не плачь». Если такой воспитательный прием мамы повторяется регулярно, у ребенка формируется навык (который потом станет бессознательным), что если хочется плакать, то слезы и, собственно, чувства, которые они вызывают, нельзя ни переживать, ни показывать.

Потом на терапию приходят клиенты, которые, к примеру, всю жизнь терпят обиды и не позволяют себе чувствовать (а вместе с тем и принять верное решение, чтобы перестать терпеть и попробовать что-то иное).

3. С ретрофлексией. Это слово значит «поворот на себя». Наша ситуация: мальчик прибегает к маме и плачет: его толкнули в садике. Мама, допустим, вообще не обращает внимание на его состояние — как будто бы этих слез и нет (или реагирует так, как в случае с интроектами). При многократном повторении такой реакции, мальчик больше не плачет, а начинает заболевать, к примеру, если его обидели. Или жаловаться на что-то, что у него болит. Тогда мама включается и начинает его замечать, заботиться, лечить.

Такой клиент в терапии — страдающий психосоматическими заболеваниями. Его тело остро реагирует на подавленные эмоции. У него болит голова, возможны даже мигрени, колит в сердце, защемляет спину. Он часто простуживается. Прямо на сессии — краснеет, бледнеет, замирает, задерживает дыхание и т.д.

4. С дефлексией. Перенаправлением энергии контакта с потребностью в другое русло. Наша ситуация: мальчик прибегает к маме и плачет, его толкнули в садике. Мама: «ой, смотри, какой интересный мультик показывают! Твой любимый! А мы с папой вчера тебе купили самолет!». В психике мальчика изменения. Он перестает плакать и идет смотреть мультик, интересуется самолетом и «забывает», что его толкнули. Но организм не забывает.

В терапии такие клиенты не могут удерживаться в одной теме — как только им дискомфортно, они перескакивают на очередное «забалтывание» или какую-то историю, чтобы не переживать боль и не «распаковывать» стоящую за ней потребность (этот навык не сформирован).





Также интересно: Секреты гештальт-терапевтов — как улучшить свое общение с людьми  

Барбара Майерхофф: Как мы выращиваемт душу

 

Я описала лишь некоторые механизмы, которыми психика пытается как-то восстановить свою целостность, используя механизмы прерывания контакта с потребностью. Описание достаточно упрощено для понимания, эти механизмы могут переплетаться, работать все сразу и в одном месте, или по отдельности — в разных.

Наверное, Вы уже поняли:чтобы остановить передачу травматического опыта из поколения в поколения, необходимо, прежде всего, заняться распознаванием и доработкой собственных «слепых пятен» или недостроенных частей идентичности. И тогда не придется травмировать детей, а им — своих детей.

В этом смысле психотерапия — тот способ, которым можно себя достроить, наконец-то быть услышанным и отраженным психотерапевтом в тех местах, где этого опыта не хватило. И тогда картина образа Я станет более гармоничной и цельной.опубликовано 

Автор: Елена Митина 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/neuslyshannye-deti.html

Во всем виноваты родители

Поделиться



Вот встретила в сети несколько публикаций, общий тон которых звучит так: «Хватит обвинять родителей в том, что вам не купили велосипед и от этого ваши проблемы. Психотерапевты занимаются тем, что оправдывают ваши пороки».

Мне кажется, я могу понять, что побуждает людей, как правило, образованных и компетентных в своих областях деятельности, так писать. Как правило, такие люди обладают достаточными психологическими и экономическими ресурсами, чтобы справляться с повседневной жизнью без помощи специалистов по психологическому здоровью и не обращались к психотерапевтам.

При этом они любознательны и не проходят мимо популярных статей по психологии. А в этих статьях с ознакомительной целью излагаются причины того, почему люди поступают так или иначе.





И среди причин, определяющих это поведение основных перечислено три: биология (темперамент, состояние здоровья, особенности нервной системы, генетика и т.д. и т.п), социальное окружение (культура, образование, политика, этика и мораль, бытовые общественные стереотипы) и, собственно, условия развития — эмоциональные и поведенческие реакции семьи на подрастающего человека и то, как ребенок на это реагирует.

Все эти «три кита» нашего формирования неотделимы друг от друга и тесно переплетены. Но статьи о психологии пишут психологи. И нужно понимать, что они будут в первую очередь рассматривать те причины поведения, которые исследует именно психология.

При чтении таких статей может сложиться обманчивое впечатление, что психология занимается только объяснением причин, почему люди не довольны своей жизнью. Занимается, конечно. Точно так же, как и медицина занимается объяснением «почему у меня болит желудок». А физика объясняет, «почему камень, брошенный вертикально вверх с поверхности земли имеет все шансы упасть нам на голову».

Медицина призвана не только объяснять, почему желудок болит, когда он уже болит, но и заниматься профилактикой и лечением. То есть рассказывает нам, почему не стоит три раза в день питаться чипсами с газировкой и есть немытые овощи, а так же лечит уже имеющиеся заболевания, чтобы продлить жизнь человека и улучшить качество этой самой жизни.

Статьи по медицине, предназначенные для широкого круга читателей, содержат советы по профилактике, объясняют причины заболеваний, но предлагают за лечением обращаться к специалистам. Не заниматься самолечением и постановкой диагноза. Почему? Потому что причины конкретного заболевания у данного конкретного человека могут быть какие угодно на самом деле.



Все очень индивидуально. И, хотя существуют общие схемы лечения заболеваний, эти схемы подбираются с учетом индивидуальной реакции пациента и противопоказаний, которые необходимо учитывать конкретно с ним. То лекарство и та дозировка, что подойдет взрослому мужчине, могут оказаться губительными для ребенка или вызвать необратимые последствия у беременных женщин.

Кажется, у вменяемых людей не возникает вопросов о необходимости обращения к специалисту в области здоровья, когда с организмом что-то явно не так. Совершенно недостаточно «читать интернет», если нарушения здоровья уже имеются. Однако для предотвращения заболевания, которого можно избежать, а так же для того, чтобы определить, к какому специалисту обратиться с уже имеющейся  своей проблемой, популярные статьи очень полезны.

Именно для этого, а не для того, чтобы заявлять " Это неправильное питание виновато в том, что у меня болит желудок и я не могу сосредоточиться на работе, злюсь на жену и в целом от этого живу гораздо хуже, чем мог бы без боли в желудке. Я буду и дальше страдать, потому что неправильное питание испортило мне жизнь. Ничего не поделать, я терплю, и вы терпите меня таким, каким меня сделало неправильное питание". Немножко глупо звучит, правда?

А теперь давайте сделаем простой трюк. В педыдущем примере поменяем слово «питание» на «воспитание». «Это неправильное воспитание виновато в том, что у меня (подставьте любую проблему, хотя больной желудок, увы, тоже часто бывает следствием неправильного воспитания). И я не могу сосредоточиться на работе, злюсь на жену и в целом от этого живу гораздо хуже, чем мог бы без (...) Ничего не поделать, я терплю, и вы терпите меня таким, каким меня сделало неправильное воспитание». Часто слышите такие слова, обращенные именно к вам? Если да, подозреваю, что это может раздражать. Как, возможно,  раздражают люди, которые жалуются на больной желудок, но при этом ничего не собираются изменить в своей жизни, чтобы он не болел.

Так вот, люди, которые хотят, чтобы их желудок снова заработал как надо, в идеале не только обращаются к врачам, проходят обследование, выясняют причины болезни, но и принимают лечение, меняют образ жизни и питания, чтобы улучшить качество этой самой жизни.

Это может быть долго, это может быть дорого, но мало у кого возникает сомнение в том, что жить здоровым лучше, чем жить больным. Хотя на свете существуют люди, которые не желают лечиться, а считают более «выгодным» продолжать болеть. Но таких все-таки подавляющее меньшинство.

Считается абсолютной нормой, если ты обращаешься к врачу-гастроэнтерологу по поводу больного желудка. Врачи бывают разные, но мы знаем, где их найти и как оценить качество лечения — по улучшению самочувствия. Большинство пациентов, вероятно, получает облегчение состояния, иначе медицина не развивалась бы так бурно, а продолжительность жизни не увеличивалась бы так стремительно за последнее столетие в странах с развитой медициной.

и в медицине бывает много проблем, и медики могут быть разного качества. Кроме того, около медицины пасется немало шарлатанов. Но иммунитет к шарлатанам от медицины все-таки у большинства людей есть. Хотя бы на уровне  заявлений «От нашего лечения у вас отпадут копыта и рога и вырастут крылья», люди понимают, что есть данности, которые медицина изменить не в состоянии.

Например, новый желудок, взамен испорченного, не вырастет от волшебной таблетки. Если дела настолько плохи, придется ждать трансплантации и болезненной реабилитации, чтобы продлить жизнь. Хотя, повторюсь, определенный контингент пациентов будет носить деньги тем, кто обещает несбыточное. Или пить перекись водорода, потому что лечиться — это больно и дорого, а перекись водорода  - это дешево и доступно, тем более, в интернете написано, что от всего помогает…

Когда дело касается психологических проблем, логика иногда начинает отказывать даже тем, кто очень хорошо все понимает про медицину.

Во-первых, такая уж особенность у психологических проблем. Когда человек находится в сильном стрессе, превышающем возможности справляться с ним, когда у человека эмоциональный шторм или наоборот замороженность, с мышлением начинаются ощутимые проблемы.

Самые яркие проявляются при аффективно суженном сознании, когда в состоянии сильнейшей тревоги или ярости человек перестает воспринимать даже самые явные сигналы от внешнего мира. Но и в состоянии внешне спокойном, некоторые причинно-следственные связи человеком могут не отслеживаться. И это приводит к ошибкам, количество которых будет только нарастать и приводить к еще большему стрессу.

Во-вторых, не всегда понятно, к какому специалисту обращаться. К психиатру? Психологу? Психотерапевту? Сейчас и об этом, к счастью, пишут статьи. Но проблема выбора очень большая. На что ориентироваться — на образование? Вид психотерапии? Название института в дипломе?

К тому же еще часто внутренние конфликты маскируются под телесные заболевания. Человек долго и упорно лечит желудок или сердце, а оказывается, у него такая реакция на события в его жизни — текущие или прошедшие. До нужного специалиста — психотерапевта — доходят единицы из тех, кто мог бы получить облегчение этим методом. Хотя бывают и обратные случаи, когда пациентов, которым необходимо провести хотя бы элементарный анализ крови для выявления анемии или более сложный анализ на гормоны щитовидной железы, направляют к психиатрам «полечить нервы» из-за «эмоциональных проблем», теряя драгоценное время на лечение основного заболевания. Но таких случаев в целом намного меньше. Просто в силу того, что наша культура не позволяет свободно обращаться к психотерапевтам.



А что у нас за культура такая? Да самая лучшая у нас культура. Культура любви к родителям.

Вот сейчас ступаю на опасную почву. Я сама родитель. У меня трое собственных детей, очень и очень разных. И быть родителем — это самая ответственная и самая трудная работа среди всего, чем я когда-либо занималась. Тем не менее, я считаю, что предписание  (именно строгое предписание) к детям любить родителей — губительно и опасно, особенно в том виде, в котором реализовано у нас. Сейчас попробую объяснить.

Факт рождения ребенка — это не всегда сознательный выбор двух взрослых и ответственных людей. В идеале хотелось бы, чтобы это было так. Но часто это бывает эмоциональное решение, случайность, «в принципе, мы были не против», «мои родители хотели внуков» и еще миллион разных причин.

С точки зрения биологии, это простой факт увеличения популяции. Вот есть сообщество, в котором есть достаточно ресурсов, чтобы у половозрелых людей сохранялась фертильность. Им достаточно еды, тепла,  пространства и безопасности, чтобы они размножались. И они размножаются.

Или, если рациональность берет верх над эмоциональностью, контролируют размножение с той или иной степенью успеха. И иногда на свет появляются дети, рождение которых было совершенно нежелательным. Новорожденный зависим от родителей на 100 процентов. У него нет выбора «любить или не любить маму». Если он не будет вместе с мамой, он погибнет.

Поэтому здоровый доношенный младенец использует все данные ему природой возможности для того, чтобы эту маму от себя не отпускать. А мама в свою очередь, в большинстве случаев, реагирует высокой степенью отклика на призыв ребенка. Однако если мать и ребенка разделить, изолировать друг от друга при рождении или чуть позже, ребенок свою зависимость от взрослого сохранит (это важно для выживания, мы помним), а вот биологические основы привязанности у матери будут очень сильно нарушены.

За миллионы лет эволюции природа как могла старалась облегчить выживание потомства, формируя биологический ответ матери, соответственно, облегчая матери проблему выбора «любить дитя или не любить». Если этот механизм разрушается (разлукой, болезнью матери, стрессом), человечество выработало еще один механизм — сознание, как умение предсказывать последствия.

Даже без поддержки биологии женщина способна быть нежной и любящей по отношению к беспомощному, но очень «съедающему ресурсы» ребенку. Правда, это дается уже ценой больших усилий, о чем вам расскажет не каждая мать приемного малыша. Потому что требование «любить ребенка» в культуре тоже присутствует. И нельзя признаться, что это не происходит «автоматически» — обвинят, что у тебя нет «материнского инстинкта».

Итак, любовь родителей к ребенку — вовсе не безусловный фактор выживания человеческого детеныша. Поэтому родители вполне могут позволить себе выращивать детей, не испытывая к ним эмоциональной привязанности, которую мы часто называем словом «любовь».

Любовь ребенка к родителям — привязанность не только эмоциональная, но и «ресурсная». Ребенок использует все ресурсы своей семьи для роста и развития. И как цветок привязан к своей почве, так и ребенок привязан к ресурсам своей семьи. При этом ребенок не может являться «почвой» для своих родителей. Не может быть «ресурсом» семьи. Просто по природе вещей.

По аналогии с растением, если у растения достаточно ресурсов, воды, освещения, минералов в земле, оно, например, зацветет. Цветок — это «ребенок» растения. Растение может даже листья сбросить, чтобы дать этому цветку возможность развиться до положенного созревания. Все, чем этот цветок может отблагодарить свои «корни» — это дать семена, из которых вырастет новое растение.

Чем более здоровым было растение, тем более красивым, по идее, будет цветок. И тем больше шансов у него продолжить «род» растения. Если цветок как-то увядает, то ни одному садоводу не придет в голову обвинять в этом сам цветок. Он, скорее всего, подумает, что что-то не так с растением. Но и растение не виновато, как правило, что оно нездорово. Что-то пошло не так либо когда растение только начало расти, либо вообще проблема с посевным материалом. То есть с «предыдущим», «родительским» растением.

В общем,требование и предписание к детям «любить родителей», скорее всего появилось из-за того, что этого требуют родители, испытывающие сами дефицит эмоциональных ресурсов.

Например, их не любили их собственные родители. Или любили (то есть эмоционально были привязаны), но, например, были большие сложности со всем остальным — качественной едой, одеждой. А дети же не обязаны понимать рациональные объяснения, в силу неразвитости пока еще рациональных структур мозга. Они могут принять ошибочно «папа не купил мне велосипед» за «папа  не любит меня», а не «папа учитель музыки, у него зарплаты еле хватает снимать жилье и кормить семью».  

Помним, что при дефиците ресурсов у растения цветки либо не развиваются, либо отпадают без образования семян? А теперь попробуйте вспомнить примеры, когда молодой человек не создает семью, потому что его мама развелась с папой и посвятила всю свою жизнь сыну и теперь очень гордится, что сын такой замечательный и любит маму. Или девушка занимается карьерой и ей не удается создать семью, хотя она нежная и любящая дочь, каждые выходные не по дискотекам ходит, а на даче родителям помогает?

А теперь вернемся к психотерапии. Вот как многие из тех, кто никогда не встречался с грамотными специалистами, представляют себе этот процесс. «Я приду и буду жаловаться на родителей? Ну да, они не ангелы. Били меня в детстве. Всех били. Но не у всех же такие же проблемы, как у меня. И к тому же я осуждаю тех, кто во всем винит своих родителей. Это все равно, что выносить сор из избы.

Все мы люди, и мои родители тоже. И вообще мама  - это святое. Она любила меня, как могла. И отца я не виню, за то, что он бил меня, но он клеил со мной самолетики. У нас было много хорошего, а я доводила его до истерики, хотя могла бы промолчать.

Я читала ваши статьи и понимаю, что у меня созависимость, я вступаю в отношения с опасными мужчинами. Поэтому я приняла решение больше не встречаться с мужчинами, сосредоточиться на детях. Я не хочу, чтобы они повторяли мои ошибки. Правда, совсем не знаю, что мне делать с сыном, он абсолютно безинициативный. Вот, бросил кружок авиамоделирования».

В общем, «родителей надо любить, а если я буду говорить о родителях плохо, то это значит, что я их не люблю, и тогда я плохой и перекладываю вину на них». Это позиция очень хороших и ответственных людей. которым бы психотерапия, вполне вероятно, могла бы помочь улучшить качество жизни. Но вовсе не тем способом, который они представляют.

Нет абсолютно никакого смысла в том, чтобы жаловаться психотерапевту на родителей. Ну, вернее, небольшой есть. Если психотерапевт — это первый человек, кому вы вообще доверили свою тайну о том, что ваши родители не всегда были идеальны. Или даже хороши. То есть, тем, кто привык жаловаться на родителей, скорее всего и не нужна никакая психотерапия.

У них достаточно «питательные» родители, которые, вероятно, хоть и «неправильно воспитывали», пожинают плоды своего воспитания собственноручно, например, до старости содержа отпрысков, которые не хотят работать, или вытаскивая чадо из бесконечных «залетов». Тут, скорее, психотерапия нужна родителям. И то только в случае, если эти родители страдают от поведения детей, а не гордятся и не наслаждаются тем,  что имеют возможности «ни в чем не отказывать детям». Вопрос ценностей и душевного комфорта!

Вообще идея о том, что люди соглашаются на долгий, чаще всего непростой и иногда болезненный процесс психотерапии, оплачивают его из своего кармана исключительно с целью пожаловаться на родителей и переложить на них ответственность, рождается от недопонимания того, что душевная боль не менее мучительна, чем телесная.





Люди не приходят в психотерапию, чтобы «беситься с жиру». И не остаются в ней потому что «это модно». То есть, возможно, какой-то минимальный процент таких клиентов и существует. Но мне такие не встречались. Люди приходят в терапию для того, чтобы что-то изменить. При этом они часто хотят, чтобы «вокруг меня все изменилось, а я не менялся». То есть, дайте мне таблетку, от которой у меня старая поломанная психика отвалится, а новая, с иголочки, отрастет.

И вот тут мы подходим к печальному моменту. Мало кто верит в чудесное отрастание второй головы от таблетки. Но много кто уверен, что можно «стереть» одну свою личность и историю и заново «написать» новую. Вера в чудо особенно сильна в отношении психотерапии. И этой верой успешно пользуются шарлатаны и мошенники.

И если в отношении медицины критерии «помогло — не помогло» чаще всего довольно очевидны, для психотерапии это не так. Временное облегчение симптомов или улучшение психологического состояния у человека, обратившегося за психологической помощью, может наступить уже от факта, что он кому-то озвучил свои проблемы. Это даже может быть не психолог, а любой человек. Попутчик в поезде.

Но все, что случается дальше — это ответственность двоих — и психотерапевта, и клиента. Психотерапевт, если он честный труженник, а не шарлатан, должен признаться, что психотерапия, как метод, имеет и ограничения, и противопоказания. Рассказать о достоинствах и недостатках метода. Сориентировать хотя бы приблизительно, сколько это времени может занять, сколько стоить и чего следует ожидать, а чего, возможно, никогда не случится.

 



Внутреннее одиночество

Вновь в родительское гнездо

 

А задача клиента — это активный выбор терапевта, не менее пристальный, чем выбор стоматолога, активное сотрудничество в обсуждении задач и целей, выполнение своего фронта работ, отслеживание своего состояния и озвучивание его терапевту. И если в этой работе иногда случаются «жалобы на родителей», то это чаще всего не то, о чем клиент хорошо знает и помнит. 

Как правило, больше всего «портят жизнь» те вещи, которым мы не придавали значение в нашем предыдущем опыте. Или вовсе предпочли вычеркруть этот опыт из сознания, в силу его непереносимости. И такие находки — это тоже не повод пожаловаться. Это возможность вспомнить, какое решение я, будучи ребенком, приянял в связи с этим опытом. И возможность принять новое решение, будучи уже взрослым и обладая взрослыми ресурсами.опубликовано 
 

Автор: Светлана Панина

 



Источник: svetlana-panina.livejournal.com/555692.html

Парадоксы личной истории

Поделиться



«Человек, который не скажет «нет» прошлому, никогда не скажет «да» будущему»

М. Холл

 

И как вам мой – точнее, М. Холла – эпиграф? Удивил? Устрашил? Озаботил? Если да, то позвольте мне восхищенно захлопать в ладоши. Потому, что вы, безусловно, мудры и проницательны. Правда – только в перспективе. Потому что еще не поняли до конца (хотя уже приняли для начала) чудовищную обусловленность нашей не слишком обустроенной жизни опытом нашего же страшноватого детства (ранних лет жизни)…

Нет, я не просто о предписаниях, сценариях и психотравмах, мешающих нам жить эффективно и счастливо. Право же, после всех моих многочисленных выступлений в печати и на телевидении (не говоря уже о книгах), было бы банальностью напоминать о том, что обжегшись на молоке, мы потом всю жизнь дуем на воду, а пуганная ворона будет дрожать перед каждым кустом, как минимум, до посещения хорошего психотерапевта.





Ведь практически всем известно, что примерно 70% всего опыта человеческой жизни мы получаем в этом самом детстве. Когда нас учат сначала ходить, а потом сидеть и высовываться. Говорить, но после молчать. Писать, чтобы далее только подписывать.

Но это значит, что вся ваша будущая жизнедеятельность, как минимум, на эти самые семьдесят процентов уже предопределена! Ибо правит вами сформулировавшееся еще в ранние годы капризное, упрямое и угрюмое Эго.

Руководит вашим мировозрением совокупность усвоенных в детстве благоглупостей (начиная с фундаментальной «Я не в порядке»). Действуете вы согласно совершенно уже неосознаваемым (и также детским) системам реагирования. А венчает весь этот сумасшедший дом «созидательная» деятельность нашего Тела Боли (Э. Толле), иначе именуемого Внутренним Ребенком: инстанции, которая старательно копит все случившиеся обиды и несправедливости, да еще и требует при том регулярной подкормки очередной порцией боли…





В общем, итог неутешительный. Поскольку не избавленные от последствий своего прошлого люди вряд ли смогут обрести счастливое будущее (а можно ли построить прочный дом на слабом фундаменте?). И иногда начинает даже казаться, что мир этот где-то и в чем-то обречен, потому что нарастающая энтропия минувшего делает появление «прекрасного далеко» крайне маловероятным…

 



Почему мужчины одним женщинам дарят подарки, а другим — НЕТ

«Ты где?» вместо «здравствуй»

 

Однако выход, конечно же, есть. Не для человечества в целом (которое, правда, многое поняв и оценив, уже давно приступило – или преступило? – к насквозь лживому, но удобному и выгодному власть имущим переписыванию минувшего…), но для каждого отдельного человека.

Имя ему – психотерапия личной истории. Каковая позволяет в буквальном смысле этого слова переформатировать собственное прошлое (как бы убрав из него все те «грабли», на которые вы привычно наступаете…) и сформировать новое – ну, разумеется, светлое и желанное – будущее. опубликовано 

 

Автор: Сергей Ковалев

 



Источник: psy-in.ru/articles/paradoksy-lichnoj-istorii

Что же такое невроз?

Поделиться



        Каждый из нас знает правильное обозначение этого термина и, тем более, никто не подозревает как правильно с ним бороться. Невроз – это нервное психическое расстройство, вызванное психотравмирующими обстоятельствами, тесно связанные со значимыми для человека жизненными отношениями. Невроз не является психиатрическим заболеванием, относится к пограничным состояниям, но никогда не приводит к развитию психических болезней.


         Главным признаком невроза является не до конца осознанный внутренний конфликт.Причин возникновения невроза масса. В первую очередь, это индивидуальные особенности нервной системы, особенности строения организма,  типа личности, воспитания, перенесенные заболевания, образование. Причинами невротического кругозора есть также детские страхи, комплексы, пережитые негативные эмоции. Все наши плохие моменты, происходящие в одной сфере, с легкостью переносятся на другую. Впоследствии,  наступает длительная депрессия, которая потихоньку перерастает в невроз.


         И если вы кроме постоянной усталости, раздражительности, агрессивности, вы чувствуете постоянный страх и чувство неудовлетворенности собственной жизнью, вам необходимо обратится к специалисту.  Ведь симптомов расстройства есть много, но главным признаком, характеризующим невроз, является наличие внутриличностного конфликта, не осознаваемого человеком. Как бороться с неврозом? В первую очередь нужно обследовать сердечно-сосудистую и пищеварительную системы. После их диагностики может быть назначен комплекс препаратов, регурилюющих  работу данных систем.  Важно учесть тот факт, что одними медикаментозными средствами в борьбе с неврозом не обойтись.


         Основным методом лечения невроза является психотерапия. Очень важным моментом в лечении есть желание пациента бороться со своим недугом. Во время реабилитации нужно много гулять на свежем воздухе, посещать массаж, держаться правильной диеты. Но лучше всего не допускать невроз в свое сознание. Давайте мыслить позитивно и побольше улыбаться! 

Источник: /users/147

Что такое сезонное аффективное расстройство

Поделиться







© Sara Andreasson

Конец осени и зима — мрачноватое время. Люди, подверженные определенным психическим расстройствам, часто страдают в холодные месяцы больше, чем когда-либо, — да и остальным тоже приходится несладко. Почему смена времен года влияет на организм, как отличить сезонное аффективное расстройство от простой хандры и как с ним бороться? Критерии диагностики Первое, с чего стоит начать: сезонное аффективное расстройство (SAD) — это не просто осенняя меланхолия. Более того, с точки зрения психиатрии это даже не самостоятельный диагноз. Согласно десятому выпуску Международной классификации болезней (МКБ-10), оно считается «особенностью течения» большого депрессивного и биполярного аффективного расстройств. Тем не менее термин «сезонное аффективное расстройство» часто используется для обозначения нормального смещения биоритмов и зимней вялости. Это приводит людей в заблуждение и заставляет думать, что у них возникли серьезные психические проблемы, для решения которых нужны лекарства и помощь врача.

Что происходит со здоровым человеком в осенне-зимний период? Сезонные колебания жизненных функций характерны для теплокровных, в том числе и для человека. В зимний период у животных и людей отмечается снижение интенсивности обмена веществ и двигательной активности, в весенне-летний — активизация физиологических процессов. Человек начинает чуть больше спать и есть, ему лень вставать по утрам и хочется подольше побыть в кровати. Плохое настроение и нытье — еще один спутник пасмурной погоды и длинных ночей. Однако ни один психотерапевт не поставит в таком случае диагноз. Грустить и лениться зимой из–за недостатка солнечного света — нормально. В конечном итоге, многие теплокровные существа и вовсе спят беспробудным сном в холодные месяцы.

SAD отличается от хандры более серьезными симптомами: слишком долгий сон, утренняя тошнота и трудности с пробуждением, переедание, особенно если речь идет о богатой углеводами пище, появление лишнего веса. Кроме того, человеку с сезонным аффективным расстройством не хватает энергии, ему трудно сосредоточиться и довести начатое до конца, он отдаляется от друзей, семьи, ему не хочется общаться и заниматься сексом. Все это приводит к пессимизму, тоске, чувству безнадежности и недостатку удовольствия от жизни, который особенно характерен для пациентов, страдающих SAD зимой. При этом весеннее и летнее сезонное аффективное расстройство, которые встречаются реже, чем их осеннее-зимний «коллега», выглядят иначе. Здесь в списке — бессонница, тревога, раздражительность, снижение аппетита и потеря веса.

Чтобы терапевт или психиатр мог поставить диагноз, «особенность сезонных паттернов» должна отвечать четырем критериям:

— депрессивные эпизоды в определенное время года;

— ремиссии (в случае большого депрессивного расстройства) или мания/гипомания (в случае биполярного расстройства) как характеристика времени года;

— продолжительность в течение двух лет и более без несезонных больших депрессивных эпизодов;

— численное превосходство сезонных депрессивных эпизодов над всеми прочими в течение жизни.

При этом кроме классического сезонного аффективного расстройства существует и его субсиндромный подвид (SSAD) со сглаженной картиной проявления. Его помогают диагностировать все те же критерии, однако сделать это может только психотерапевт или психиатр, а никак не автор научно-популярного сайта или знакомый, который интересуется психологией.



Причины

Точные причины появления сезонного аффективного расстройства все еще неизвестны. «Чтобы объяснить это, существует несколько теорий, — рассказывает профессор Норман Розенталь, автор книги «Зимняя тоска» («Winter Blues»), впервые в мировой практике описавший сезонное аффективное расстройство. — Среди причин называют замедление процесса выработки серотонина, нечувствительность глаз к свету и аномальное смещение циркадных ритмов. У некоторых людей с SAD есть патологии в генах, отвечающих за распределение серотонина или за чувствительность сетчатки, что возможно, возникает из–за нарушений выработки ретинального пигмента — меланопсина. Как минимум две из этих причин могут существовать параллельно. Светотерапия — один из главных методов борьбы с SAD, — способна нейтрализовать их действие».

Тренировки и режим дня

Среди главных лекарств — самые простые вещи: свет, спорт, режим питания и сна, общение. Людям, у которых есть друзья и близкие с SAD и SSAD, важно знать, что, даже если такой человек не стремится к контакту, внимание и любовь необходимы ему. Сезонное аффективное расстройство (как и его более легкий вариант) в основном лечится дома, а не в кабинете специалиста и уж тем более не в стационаре.

Субсиндромное аффективное расстройство нейтрализуют исключительно спортивными занятиями, пребыванием на свету и организацией режима дня. Продолжительность сна не должна превышать восьми часов, причем ложиться и вставать нужно постоянно в одно и то же время. В качестве тренировки подойдет любой милый сердцу вид спорта: от бега и плавания до фитнеса и баскетбола. Если здоровье не позволяет такие занятия, подойдет простая зарядка и прогулки.

«В мире есть множество разных упражнений, и главный фактор успеха для каждого из них — это ваша способность повторять их постоянно, — говорит профессор Розенталь. — Поймите меня правильно: я не советую всем вам бегать или заниматься танцем живота, — я советую найти то, что будет доставлять вам удовольствие и развеселит вас. Это сделает занятия постоянными, и вы извлечете из них максимум пользы».

Лечение светом

Людям с SAD и SSAD нужно как можно больше бывать на улице в светлое время суток. «Яркий свет раннего утра — это мощная, быстрая и эффективная терапия в случае с сезонной депрессией, — уверен Норман Розенталь. — Свет — это своего рода питательное вещество для таких пациентов».

Световая терапия бывает нескольких видов. Например, в комнате можно поставить специальный «светоящик», который выделяет намного больше света, чем обычная лампа накаливания. Он испускает яркий белый «полноспектровый» свет мощностью 10 000 люкс или синий свет мощностью 350 люкс с длиной волны 500 нм. Вторую разновидность врачи выбирают реже, потому что с ней пациенты начинают жаловаться на неудобство и скуку. Последнее неудивительно: в ходе терапии сидеть перед устройством нужно от 30 до 60 минут с открытыми глазами, не глядя на источник света прямо. Время дня, которое врач подбирает для сеанса, зависит от особенностей циркадных ритмов пациента, так что для каждого оно индивидуально.

Другая технология светотерапии называется симуляцией рассвета. В этом случае устройство испускает неяркий, постепенно нарастающий свет, который включается, когда человек еще спит. Сегодня существует множество приборов и даже будильников с функцией симуляции рассвета. Некоторые исследования показывают, что такое лечение может быть на 83% эффективнее использования световой коробки, или светоящика.

Финские специалисты используют еще один вариант лечения, когда яркий свет поступает прямо в фотосензитивные области мозга через ушной канал. Их исследования показывают, что 92% пациентов с сезонным аффективным расстройством ощущают значительное облегчение после такой терапии. Кроме того, некоторые врачи советуют использовать гелиостаты: приборы с компьютерным управлением, которые отражают солнечный свет и перенаправляют его в окна дома или кабинета.



Мелатонин и ионизированный воздух

Медикаментозное лечение при сезонном аффективном расстройстве применяется не очень активно. В основном речь в этом случае идет о приеме мелатонина — гормона сна, который используется, чтобы отрегулировать суточные ритмы. Принимать его нужно в строго определенное время и маленькими дозами. Сегодня мелатонин также используют для лечения бессонницы и других расстройств сна. Как у всякого лекарства, у него встречаются побочные эффекты: например, яркие сновидения и даже кошмары, которые в обычном состоянии не увидишь.

Пациентам с SAD помогает и отрицательная ионизация воздуха: по данным исследований, она оказалась эффективной в 47,9% случаев. Ионизатор воздуха (не путать с озонатором) — это прибор, образующий отрицательные ионы газов: кислорода и азота. Ионизированный воздух ничем не пахнет, но создает в доме заметное ощущение свежести и чистоты. Отрицательные ионы притягивают к себе вредные частицы, очищая воздух от примесей, пыли и аллергенов. В помещении с ионизатором у людей возрастает работоспособность и улучшается общее состояние. Правда, у использования таких приборов есть свою нюансы. Во время их работы «захваченные в плен» вредные частицы оседают повсюду, так что после ионизации нужно проводить влажную уборку. Находиться в комнате со включенным ионизатором нельзя: в этом случае частицы могут попасть в дыхательные пути. Риск заразиться вирусной инфекцией, если кто-то в доме болеет, при ионизации возрастает во много раз.

Психотерапия

Психотерапия также помогает в лечении сезонного аффективного расстройства. «Болеть депрессией значит быть одиноким, и многим людям становится лучше, когда они находят наставника, который ведет их сквозь этот процесс, — рассказывает профессор Розенталь. — Хороший терапевт поможет вам применить советы по лечению сезонного аффективного расстройства. Кроме того, существует терапия когнитивного поведения, которая бывает особенно эффективна при SAD. Она помогает не только пережить зиму, но и снизить шансы вернуться к депрессии в следующем году».

Источник: theoryandpractice.ru

Танцы, как терапия или Почему танцы лечат лучше, чем бутылка, антидепрессант или психотерапевт

Поделиться



Вспомните когда вы последний раз танцевали. Где это было? В диско-клубе? На уроке танго или других танцев? На улице или дома? Вспомните, что вы при этом чувствовали? Скованность или свободу? Работу или кайф?

К сожалению, за тысячелетия наша цивилизация отодвинула природное желание человека танцевать (ведь танцы были сакральным и важным действом любого племени), и возвело его в статус желания экстраординарного, мол, дано оно только определенным людям, которые и становятся танцорами. Танцы из обычного каждодневного ритуала, как-то еда, разговор или умывание, превратились в профессию, которой нужно учиться, и то овладеть ей дано не всем.

Ну и действительно прекрасно, что те, у кого, как говорится, талант – могут нас развлекать своими красивыми танцами, но плохо, что мы больше не танцуем на кухне, хотя это могло бы помочь не ссориться с мужем, забыть про головную боль и проблемы “по-женски”.

 




Как танец меняет жизнь

Мою жизнь танцы изменили еще с детства, я плохой пример – вхожу именно в ту кучку людей, которая сама зажелала и пошла и научилась. Но зато именно профессиональные занятия танцами с детства и тренерство далее дало мне возможность наблюдать как же танцы людей меняют.

Есть уровень самый примитивный – уверенность в себе. Вот я не умел ничего и научился, и если еще это оценили другие, приз там дали, или девочки/мальчики стали любить, то я определенно на ступеньку выше над собой поднялся и уверенности прибавилось. Я стал крут/крута. Это простой механизм, который при помощи танцев очень легко работает, в любом возрасте, при любом степени владения изучаемым танцем.

В детстве – понятно, та девочка, что постоянно на сцене в школе выступает, будет популярна. Во взрослом возрасте, мужчина, который может вас внезапно закружит в танго (даже если это не уровень профи, а так пару па) – явно привлечет ваше внимание. То есть танцы будь-то профессия или хобби – это однозначно вам плюс.

 

Это то, что я наблюдала годами преподавания, как люди, которые боялись сказать слово и ступить шаг, расправляли плечи и с владением своим телом к ним приходила какая-то сила, мол теперь я могу и слово сказать, я уже чего-то стою.





УРОВЕНЬ ТЕЛО-ДУША

Но в какой-то момент я поняла, что танцы – не только об этом. Танцы – гораздо глубже, танцы, как терапия. Я, если музыка играет – постоянно двигаюсь, передаю музыку, она управляет моим телом, это нормальный и природный процесс. Если поставить музыку в танцклассе, большинство людей будет стоять и ждать распоряжения, что же им делать, какие движения танцевать, что мы разучиваем? Это опять же потому что их так воспитывали, хотя если посмотреть на деток маленьких – они как раз когда слышат музыку начинают двигаться, это природно, это абсолютно здоровый процесс, который заложен в нас не зря, значит определенно нашему телу нужен и важен.

Но происходит это только до тех пор пока родители не начинают ребенку говорить чтоб он “не дергался”, “сидел смирно”, пока они всячески не покажут ему, что танцы только для тех, кто танцор, хочешь танцевать – иди учись. Так все и перестают двигаться в такт музыке. И позволяют себе это только на дискотеках, когда под воздействием алкоголя наши барьеры и установки исчезают и тело начинает делать то, что хочет!



На своих занятиях где я обучала бальным танцам, я часто отворачивала учеников от зеркала и предлагала танцевать для себя, кайфовать, не думать о качестве, но просто наслаждаться тем, что тело двигается под музыку. Это сразу не всем доступно, но постепенно все же как-то входило внутрь – понимание, что танцы не ради похвалы, а ради самих танцев, ради того, чтоб от них было хорошо.

Со временем, я пошла дальше, и стала организовывать занятия, где люди просто учились отпускать себя и передавать музыку, идти у нее на поводу. То есть мы не учили конкретные движения, которые уже придуманы другими людьми, а пытались найти, что моя рука/нога/бедро и т.д. может и хочет сейчас исполнить. Эта штука еще более сложная для общественного понимания, в нее либо влюбляются сразу, потому что это действительно кайф, или боятся снять этот барьер (выпить на своих занятиях я увы не предлагаю). Но все же тех, кто кайфует всегда больше, чем тех, кто уходит в недоумении.

И вот уже более 10 лет я пытаюсь людям вокруг как-то донести про танцы, про их суть. И не говорю самого главного – того, что я сама поняла буквально недавно!

Однажды у меня болела голова, сильно болела, но я себе пообещала позаниматься, стандартный фитнес, планки там, пресс, растяжка. И вот я делаю разминочные упражнения, голова все еще болит, делаю и не понимаю зачем я их делаю, и вдруг ноги начинают в такт музыке что-то свое разминать, и руки и я ухожу в танец. Дома, а что такого. И никто меня не видит, а мне хорошо. И вдруг проходит голова, одной песни 4-минутной хватило, чтобы головная боль, которая целый день мучила – просто испарилась.

И в этот момент я поняла – я должна это сказать, даже если это лишит клиентов всех танцевальных тренеров и терапевтов и меня в том числе – танцуйте дома!

Не важно где на самом деле, танцуйте где хочется. НО я имею в виду, что не нужно платить деньги и ехать в танц-класс, чтобы танцевать, чтобы получить этот кайф. Чтобы научиться навыку – да, но чтобы сделать себе хорошо – нет, это можно сделать дома, достаточно включить музыку и разрешить себе.

Дома – хорошо, защищенно, дома никто не осудит и не оценит. Если вам плохо, грустно, злобно, одиноко – танцуйте!

Можно позвать подруг и напиться, можно пойти к психотерапевту, можно написать свои мысли и чувства на бумаге, а можно просто ПОТАНЦЕВАТЬ. И поверьте мне, это действует терапевтически гораздо лучше, чем все вышеперечисленные методы.

Не думайте что танцевать и как, просто включите музыку, которая отзывается сейчас и закройте глаза. Разрешите этой музыке проникнуть в ваше тело и направить его туда, куда она хочет. Это такое удовольствие, сравнимое с сексом, с медитацией, с любой терапией, которая помогает отпустить.

Мы привыкли, везде искать помощи и платить за нее – научите, полечите, дайте таблетку, мы платим за массаж к примеру, хотя большинство частей нашего тела мы можем отмассажировать сами, за то, чтобы психотерапевт послушал наши проблемы, хотя можем их написать или рассказать себе (понять и отпустить). Танцы, как терапия в мире тоже давно известны – это называется танцевальной терапией, двигательной терапией, аутентичным движением, 5 ритмов. Мы платим, чтобы танцевать, чтобы нам поставили музыку и сказали расслабьтесь, представьте, что на вас никто не смотрит и танцуйте! Когда можем это делать САМИ! Дома – и на нас по-настоящему никто не будет смотреть!

 

А ВЕДЬ ЕСЛИ НАЧАТЬ ТАНЦЕВАТЬ ДОМА – ТО ВЫ:

– Избавитесь от негативных эмоций, которые не дают покоя

– Исследуете свое тело: на что оно способно, какие мышцы в тонусе, какие нет и разомнутся в процессе, разработаете суставы.

—  Почувствуете свободу, что в свою очередь ведет к раскрепощению и сексуальности.

—  Проведете время с кайфом и пользой лично для СЕБЯ!

Я даже уверена, что если бы на работе были специальные комнаты, куда можно пойти 5 минут потанцевать, то продуктивность труда была бы намного выше! Но это я еще обязательно изучу!

 

Забудьте словосочетание “я не умею танцевать”. Для себя танцевать может каждый, а для других – вам и не надо!

 

Автор: Inessa Cukrova

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: openthedoor.com.ua/v-sebja/tancy-terapija/