Техника безопасности: что делать чтобы не «сорвало крышу»

Поделиться



Людям требуется «пропыхтеться»

— Мама, он меня бросил! Совсем бросил! как жить дальше, мама? У меня из рук все валится, я не могу уборку сделать, мне плохо! И в школу не пойду!

— А я ведь говорила! Говорила или нет? Ну, что реветь-то? Не реви. Ну, не реви, сказала! Слезами горю не поможешь, да было бы, о чем жалеть? Будут у тебя и Коли-Толи, и Сережи. Что значит, в школу не пойду? Неучем останешься теперь? Давай-ка вытри слезы, марш завтракать и собирайся в школу. И разговор окончен, все слезы от безделья. Вот сядешь за уроки, все забудется. Голова у тебя не тем занята.





В Галкиной голове стучали молоточки. Вот так: «бу-бу-бу, бу-бу-бу». А сердце разрывалось. Ком в горле становился все плотнее, и обрастал колючками, которые защекотали так, что слезы набежали на глаза. Чуть-чуть не  удержала их, чтоб успеть выскочить за дверь от этого «бу-бу». И вслед неслось «дуреха, мне бы твои проблемы!».

Наташка оказалась дома, слава богу… С Наташкой можно откровенно – она кремень, хотя… если поссориться с ней, то разболтает все другим подругам и знакомым. Но вот сейчас, сейчас… Именно сейчас Галчонок чувствовала себя так, как будто она превратилась в скороварку под давлением. Совсем как на даче у бабушки, такая объемная кастрюля, с плотной крышкой, которая попыхивала, выпуская потихоньку запах кислых щей. А вот крышка на Галкиной персональной кастрюльке сидела плотно, выпуская только злые и скупые слезы. Внутри она пыхтела, пузырьки обиды, гнева, жалости к себе, бежали кверху, и пытались лопнуть, но крышка этой скороварки была придавлена всей силой ее воли, чтоб  не расплакаться и не разбить чего-нибудь. А как хотелось попыхтеть! И пореветь! Прям, очень! На худой конец, пнуть качели или надавать мелюзге по шапкам.

— Наташа… мы расстались… прикинь, какой козел?

-Да ну??? Наташкины глаза округлились так же как и ее открывшийся от новости рот. «Боевая стойка» для приема информации принята мгновенно. Ох, слава богу! Будто бы открылись шлюзы.

И Галка выплеснула всю себя. Сначала медленно, пытаясь сдерживать рыдания, потом все громче, громче, пока не заревела в голос в Наташкины колени. Опустошение. И облегчение. Как будто вылила ведро помоев из души. Как будто бы освободилась от тяжелой ноши.

Разум в измученное плачем тело Галки возвращался постепенно. «Эх, и зачем я ей так все подробно рассказала?». Понимая, что «подставилась», Галинка поместила червячка своей вины под сердце и приняла решение как Скарлетт: «подумаю об этом завтра».

Гораздо чаще, чем инструкции что надо делать, нам всем нужно принятие. Та самая жилетка, куда поплакать, вынести из себя горе, чтоб не сорвало то пресловутую крышку с кастрюльки.





Ведь сдерживая негативные эмоции, мы «запаковываем» их внутри себя. Эти  витруальные пузырьки желающего прорваться наружу чувства сжимаются мышцами тела, проглатывается комок в горле. Если он такой уж виртуальный, зачем его глотать физически? А сколько после нужно сил, чтоб удержать всю эту накипь…. всю жизнь? Чтоб столько выдержать, надо умерить боль, отключить рецепторы, «выпить анальгетик», заморозить чувства. Боль не станет меньше, только организм станет меньше ее чувствовать. Это — плата за «не боль». Вторая сторона медали платы  - отказ чувствовать «радость», потому что «приемники» любых «сигналов» стали не чувствительными.

В отступлении скажу, что это состояние иллюстрируется восьмеркой чаш Таро. Замыканием в скорлупу своих переживаний, отказ делиться ими, переживание состояния боли и отверженности и принятие решения «не чувствовать». «Не чувствуй, а думай!» — девиз обсессивного расстройства. «Не чувствуй, а делай» — девиз компульсивного. Мама Гали советует дочке из самых лучших побуждений и то и другое. «Выбрось из головы и делай уроки». А дочка находится в особом состоянии сознания.В очень особом. Она подвержена внушению как никогда. Она «обнажена» сейчас, все силы тратятся на «не зареветь», критический фактор мышления отключен и информация воспринимается на уровень глубже. Падает, проваливается в подсознание. 

Бывает в жизни так, что или машина мимо пролетит, чуть не задев крылом, или сосулька с крыши упадет совсем рядом, или как «пуля у виска», промелькнет иная опасность для жизни. От осознания счастливого «спасения» окатывает жаром, и тело чуть сомлеет, и ноги чуть подкосятся. Бывает? Вот, расслабление мы чувствуем. А то, как напряглись в момент опасности – не чувствуем. Тело группируется и без нашего «мозгового штурма», рефлекторно. Потом «отпускает», избавляя нас от образования последствий психологической травмы. Оно, оказывается, поумнее неокортекса в вопросах выживания, здоровья. Тело замерло, сгруппировалось, организм выбросил в кровь адреналин, другие гормоны, а потом дал «отбой», и нас «отпустило». Вот только когда мы заметили, что «сгруппировались».

Да, весь разговор о психологических травмах. О механизме их образования и переход на уровень соматических симптомов, на уровень заболеваний.

Само по себе горе – это травма? Конечно, это тяжелое психологическое состояние. У него есть временные рамки. Да, прожить его трудно. Отказ проживать — это отрезание хвоста у собаки по частям тем «жалостливым» хозяином. Стоит вопрос, какие, и как долго  будут давать о себе знать  последствия у этого не прожитого горя,  и как часто оно будет «икаться» в дальнейшей жизни «комом в горле»  и повышенным артериальным давлением (удерживающем крышку). Травму порождают не столько сами эмоции, сколько запрет на их выражение.

Вот мама Гали. Заткнула, обесценила, дала инструкции и обвинила. До кучи еще само-исполняющееся пророчество навесила. Это, кстати, важно, поскольку состояние переживания  зашкаливающих чувств делает человека очень внушаемым. Со зла она? Нет, не со зла.

Мама могла быть напугана, растеряна состоянием дочери и выбрать ту психологическую  защиту, которая подвернулась под руку: отрицание —  закрыть глаза и сделать вид, что это все глупости, и ничего серьезного. Мамина попытка вернуть душевное равновесие дочери: «садись за стол, как ни в чем не бывало, и снова будешь моей беспечной девочкой».

Мамины советы в стратегии совладания: «садись за уроки, дурь и выйдет».

Мама помогает, как может и как умеет, она сама вовлечена, ей тупо может быть страшно за дочку. А в результате… дочка побежала по подругам, а мама …мама тоже промолчит, ведь дочка, как придет, не будет слушать маму про то, как мама за нее переживает.

Людям требуется «пропыхтеться». Не останавливайте ваших близких, пусть жалуются, пусть поплачут. Как правило, они сами знают, что надо делать в этой ситуации, или найдут решение потом, уже без «психа».

Говорят, в любви важна отдача. Учимся теперь и принимать.опубликовано 

 

Автор: Ирина Панина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/72046/

Депрессия: состояние, болезнь или блажь

Поделиться



Природа создала нас таким образом, что для лучшего приспособления к миру у нас есть все необходимое. Имеется несколько основных чувств, составляющих базовый комплект для тех событий, которые заложены в жизненный процесс.

Жизнь штука небезопасная и у нас имеется СТРАХ. Чувство, которое помогает нам определиться со степенью опасности и вовремя спастись. Другой наш помощник — ГНЕВ. Чувство, необходимое для защиты. Чтобы поддерживать нас в этом сложном и опасном мире у нас есть РАДОСТЬ. И так как жизнь невозможна без потерь, то пережить их нам помогает ПЕЧАЛЬ





У каждого из этих чувств внутри организма существует сложная система функционирования. Центральная нервная система вырабатывает определенные вещества в заданном порядке и темпе, включая в нашем теле те его участки, которые необходимы для выживания.

Так, например, при страхе, кровь притекает к конечностям, чтобы мы могли убежать, а при радости выбрасываются внутренние опиоиды, дающие нам почувствовать эйфорию.

Каждому чувству прилагаются свои эмоции. Нормально смеяться, когда весело и бояться, когда страшно. Нормально плакать, когда грустно. Это очень упрощенная схема, но все эти механизмы довольно подробно описаны и доступны для самостоятельного изучения. Я же предлагаю вам остановиться на ПЕЧАЛИ.

КАК ПЕЧАЛЬ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ДЕПРЕССИЮ.

На самом деле, жизнь — это последовательность приобретений-потерь-приобретений и т.д. Круг не размыкается, и жизнь не заканчивается. Мы справляемся со страхом нового и впускаем в свою жизнь новый день, людей, события, вещи. Мы наполняемся, привыкаем, любим все это, а потом сталкиваемся с тем, что нет ничего вечного. Мы можем потерять свой телефон, можем поменять работу, переехать в другой город, прожечь дыру в платье.

Мы расстаемся с вещами, местами, событиями. Каждый вечер нам предстоит попрощаться с прожитым утром, днем. Осенью мы прощаемся с летом, а отмечая день рождения, с прожитым годом. И, конечно, нам приходится прощаться с людьми. Закончив школу, мы прощаемся не только с детством, но и почти со всеми одноклассниками. Дети вырастают и покидают нас. Кто-то уходит из нашей жизни, а кто-то из этого мира. 

Так устроен этот мир. Мы все время что-то находим и что-то теряем. К большинству потерь мы привыкли и даже их не замечаем. Но то, что было для нас ценно и близко, терять тяжело.

Чтобы мы могли справиться с этим процессом, природа создала чувство печали. Чувство, помогающее нам пережить потерю. Самое простое понимание печали — это оплакивание потери, или горевание. От слова горе, которое точно называет то, что мы чувствуем. Нам больно, тяжело и очень грустно. Мы создали целые ритуалы для того, чтобы облегчить процесс горевания. Невесту сначала оплакивали и только потом праздновали, окончание школы сначала происходит на Последнем звонке, а потом будет выпускной. Похороны один из самых больших ритуалов по значимости, а траур имеет свои четкие сроки.

У процесса горевания по потере есть свои стадии, каждую из которых нельзя пропустить. Но главное чувство всего процесса, конечно, это печаль. Нам предстоит оплакать наши потери. Слезы не только обладают бактерицидным и обезболивающим эффектом, что доказано биологами. На психологическом уровне слезы являются бальзамом для раненой души. Есть прекрасный символ слез в виде реки, по которой мы можем проплыть самые трудные участки на пути нашей жизни. 

Если всё так прекрасно устроено, то в чем проблема? 

Все дело в том, человек существо несовершенное. И для того, чтобы нормально жить, ему нужно постоянно прилагать усилия и совершенствоваться. Жизнь похожа на эскалатор, идущий вниз. Чтобы подняться, нужно шевелить ногами. Иными словами, нам нужно уметь горевать. Нас должны научить родители. А их должен поддерживать мир людей. Что происходит на практике? Начнем с семьи. 





НЕ ПЛАКАТЬ!

В каждой семье существуют свои собственные правила о том, какие чувства можно выражать, а какие нет. И если в вашей семье был запрет на проявление печали, то вам пришлось вытеснить это чувство. Это вовсе не означает, что вы перестали его испытывать. Это невозможно. Но вы перестаете выражать его внешне. Ни слез, ни грусти, ни печали.

Энергия, выделенная организмом ищет выход. Раз уж ей нельзя выразиться законным путем (горевание), она может выйти через те чувства, которые были разрешены. Ну, например, страх. И тогда вы становитесь тревожным и мнительным. То есть боитесь больше и чаще, чем того требует ситуация. Или радость. И тогда вы смеетесь над своими потерями, постепенно превращаясь в грустного клоуна, которому маску разрешено снимать только в своей тесной гримерке, наедине с собой. Или гнев. И тогда вы превращаетесь в постоянно сердитого человека, который злиться по поводу и без. 

Если же в вашей семье были запрещены все чувства (а это встречается довольно часто), то вашему телу приходится брать на себя всю нагрузку по их проживанию. Не надо говорить о том, что поликлиника становится вашим вторым домом. 

Кроме разрешения на выражение чувства мы нуждаемся в том, чтобы родители научили нас делать это правильно. Поддерживали нас в этом процессе, чтобы мы могли искать и принимать поддержку во взрослой жизни.Главный закон в понимании процесса горевания таков: МЫ В СОСТОЯНИИ ПЕРЕЖИТЬ ЛЮБУЮ ПОТЕРЮ. ПРИ НАЛИЧИИ АДЕКВАТНОЙ ПОДДЕРЖКИ. 

То есть люди, которые умерли «от горя», просто не имели необходимой поддержки. Ни внешней, ни внутренней. Их внутренние родители были холодны и жестоки, а помощи извне было недостаточно. Я поставила кавычки не случайно. В прямом смысле, от горя умереть нельзя. Можно умереть от болезней, вызванных чувствами, или бессознательно позволить миру убить себя. 

А что же с человечеством?





СМЕРТИ НЕТ. ХЭППИ ЭНД.

Человечество не всегда боялось смерти. Когда-то оно ее уважало. Люди всегда верили в свое божественное происхождение и понимали, что есть великий замысел по поводу человеческой души. А значит, ее существование не может быть ограничено несколькими десятилетиями. То есть, трансформация происходит постоянно и наша душа путешествует во времени, меняя свои оболочки. Все духовные практики рассматривают смерть как переход и естественный этап в росте духа. Никогда раньше столько внимания телесной оболочке не уделялось как последние пару сотен лет. 

Чем больше мы уходим в сторону материального, тем больше теряем то, без чего жизнь становится все страшнее и страшнее. Мы потеряли уважение к смерти. А это значит, что горевать больше не о чем. Печаль стала ненужным атрибутом.

Человечество хочет радоваться, а не печалиться. «Утрите слезы и возрадуйтесь!» Истории должны заканчиваться хэппиэндом, герой не может умереть, а добро побеждает зло. Смерть всегда зло, поэтому ее надо избежать любым способом. Из сказки исчезла «мертвая» вода. И люди наивно ждут, что они спасутся только живой. 

Мы разучились и перестали печалиться правильно. ЭТО ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ДЕПРЕССИИ. Вот почему ее можно назвать продуктом цивилизации. И вот почему моя бабушка сказала бы «с жиру ты бесишься, иди делом займись» в ответ мои жалобы о депрессии. Но я не могу сказать это свои клиентам. Я знаю, что их страдания болезненны и не придуманы.

Избегание боли потерь, а по сути страх смерти, привели человечество к тому, что печаль ушла в бессознательное. А там она превратилась в депрессию. Это превращение сделало нормальное чувство печали чрезмерным и болезненным. Депрессия по сути хроническая печаль. С точки зрения сохранения баланса энергии будет интересно узнать, куда энергия при депрессии утекает? Ведь классика депрессии выглядит как снижение: настроения, активности, самооценки, жизненной перспективы, способности мыслить. 

Это похоже на то, как полноводная река при нарушении экологии уходит под землю. Это очень символичное действие, которое нам помогут расшифровать сказки.

СКАЗКИ ПРО ДЕПРЕССИЮ

Сказок про депрессию много. Это значит, что человечество всегда понимало значимость процесса горевания и давало людям нужные рекомендации через такую форму как сказания. Это самый прямой способ поместить в бессознательное знания о жизни. Вера помогает людям получать знания легче и быстрее. Современный человек все хочет понять и объяснить с материалистической позиции, а потому утратил огромный кладезь мудрости, заложенный в сказках, легендах, мифах. А дети теперь слушают взрослые истории про придуманных персонажей, которые не имеют ничего общего с архетипическими символами. А в них заложена информация о мироустройстве, механизмах отношений и многом другом, чему нам надо научиться в детстве, чтобы стать сильными взрослыми.

Но незнание не освобождает от ответственности. И по-прежнему мир насилует Спящих красавиц (в сказке ею регулярно пользовался проезжий принц, она даже детей во сне родила), Гадкие утята так и не находят свои лебединые стаи, а в болотах тонут герои. Болото в сказке один из самых распространенных образов, который символизирует этап горевания или депрессии. А на дне болота, как мы помним, хранится золотой ключик. Символически ключ — ответ на вопрос. А золотой ключ — мудрый ответ, «на вес золота». И он достанется только тому, кто преодолеет страх боли от печали. В других сказках герой должен побывать в аду. Там он добудет то, без чего невозможно дойти до успешного конца. И только единицам удается пройти это испытание. Невозможно стать целостным без этого подвига. И он бывает посложнее, чем рубить головы драконам или ловить ветер. Таким образом, герою предстоит повзрослеть, встретившись с депрессией и справившись с ней. Избежать не удастся. 

А теперь главная интрига. Что за вопрос, ответ на который так необходимо найти? Что это, без чего ты обречен на депрессию? 

Это не секретный вопрос. Более того, я уверена, что вы его знаете. 





В ЧЕМ СМЫСЛ ЖИЗНИ?

Мы устроена таким образом, что поиски смысла являются естественной потребностью человеческого сознания. Поэтому мы начинаем страдать от потери смысла в самом раннем осмысленном детстве. Все эти детские вопросы «почему» как раз про это. Но если нам не отвечали, то мы могли перестать их задавать. Наступает момент, когда голод по смыслу становится непереносим. 

Находя смыслы в материальных вещах, в других людях, в любого рода привязанностях, мы обречены на боль потери. Все это временно и непостоянно. Стоит нам только привязаться к чему-то или к кому-то, как все может закончится. И только способность переживать потери и понимание смысла происходящего может помочь нам справиться с болью.

ДЕПРЕССИЯ КАК ЖИЗНЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ

Клод Штайнер описал три основных жизненных сценария: «без любви», " без разума" и «без радости». Вот, что он пишет о сценарии «без радости»:

«Большинство «цивилизованных» людей не ощущают ни боли, ни радости, которую могло бы доставить им тело. Крайняя степень отчуждения от своего тела — пристрастие к наркотикам, но обычные, не страдающие наркоманией люди (особенно мужчины) подвержены ему ничуть не меньше. Они не чувствуют ни любви, ни экстаза, они не умеют плакать, не в состоянии ненавидеть.

Вся их жизнь проходит у них в голове. Голова считается центром человеческого существа, умным компьютером, который управляет глупым телом. Тело рассматривается только в качестве машины, его предназначением считается работа (или исполнение других приказов головы). Чувства, приятные или неприятные, считаются препятствием для его нормального функционирования.»

У людей, по-настоящему страдающих депрессией, такое отношение к телу и к чувствам типичное. И чаще всего их депрессия носит скрытый характер. А вся их жизнь направлена на снятие напряжения от отсутствия радости.

Да, испытывать радость ни что иное, как здоровая потребность. А неудовлетворение потребности будет неизбежно вызывать напряжение и, как результат, боль. Жизнь становиться поиском «лекарства» от снятия боли. Это могут быть и реальные лекарства или химические вещества, а могут быть разные действия, увлечения, отношения.

Куда только человек от депрессии не бежит! И в работу, и в отношения, и на всякие курсы, и в игры, и в путешествия. И со стороны очень трудно отличить, на самом ли деле все это приносит радость, или всего лишь снимает боль. Поэтому за каждым активным проявлением я профессиональным взглядом ищу признаки депрессии. И очень радуюсь, когда не нахожу. Но бывает это, к сожалению, редко. 

Итак, мы живет в обманчивое тумане, скрывающем депрессию от глаз. Признаться не то, чтобы стыдно. Проблема в том, что и сам человек не сразу понимает, что он в депрессии. Ведь признать это, значит окунуться в нее. А люди бояться испытывать боль. Вот и ходят по краю болота всю жизнь по колено в грязи, по замкнутому кругу, находясь в иллюзии, что все не так уж и плохо.

Да, где-то там есть твердая почва, теплый песок, горы и моря, но и здесь неплохо, зачем рисковать?.. Проблема в том, что нельзя развернуться и сразу ступить на твердую чистую почву. Придеться болото пересечь, а это слишком опасно. Важно знать, что степень опасности зависит не от глубины болота, а от поддержки в этом пути.

Мы не умираем от депрессии, нас убивает только наш страх попросить помощи. Помните притчу о Насреддине, в которой он спас богатого бая, тонущего в городском фонтане? Толпа пыталась спасти его и кричала: «дай руку!» А Насреддин сказал: «на руку». Вот так и мы становимся жадными к самим себе и не протягиваем руку, чтобы нам помогли, даже когда вокруг нас толпа людей, готовых помочь.





ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ДЕПРЕССИЯ

В жизни есть этапы, когда без депрессии не обойтись. И самый главный — это кризис середины жизни. Этап, который похож на перевал на горе, на которую вы поднимались и с которой теперь предстоит спуск.

Жизнь переваливает за половину и без правильного пересмотра накопленного багажа вторая ее половина может быть похожа не на приятный спуск, а на падение. Депрессия этого периода неизбежна. Нам предстоит попрощаться с молодостью, физическими силами, упорхнувшими из гнезда детьми, по старевшими или умершими родителями.

Но самое главное, с иллюзиями. Уже не все впереди. Более того, конец уже виден. Да он далеко, но уже виден. И реальность предстает перед нами во всей ее ясности и жесткости.И если не попрощаться с иллюзиями, то спуск грозит падениями и переломами. Любой опытный альпинист скажет, что спуск опаснее подъема. И расслабиться не удасться. Но если человек слишком устал при подъеме, то ему хочется наконец-то отпустить себя и легко скатиться с горки. Тогда мы увидим быстрое старение и смерть. 

Депрессия поможет нам остановиться на этом перевале и найти ответы на вопросы, без которых дальше идти нельзя. Путь должен быть взрослым и осознанным. Тогда есть возможность наслаждаться спуском с контролируемым риском. И это удовольствие очень отличается от детской бесшабашной радости. Если человек долго жил без радости, выполняя ожидания других карабкался в гору, то ему очень трудно заставить себя еще немного потрудиться, чтобы изменить стратегию. Поэтому большинство клиентов психологов и психотерапевтов — это люди среднего возрастам. Правда, приходят они не потрудиться, а за волшебным эликсиром, который и боль снимет и работать не заставит. Те, кто переживут разочарование в том, что такого эликсира нет во внешнем мире и искать его придется внутри себя, те кризис и преодолеют. Большинство будет принимать «анальгин» и продолжать обезболивать депрессию.

ДЕПРЕССИЯ — ВАШ ШАНС

Немного хороших новостей в конце. Есть два состояния, в которых у нас есть возможность узнать про себя: любовь и депрессия. Первое со знаком плюс, второе со знаком минус. У обоих состояний имеются последствия. Неизвестно, в каком больше хороших или плохих. Поэтому не тратьте время на бегство от депрессии, если она вас настигла. Постарайтесь использовать его на узнавание себя и поиски смысла. 

 

 

Закон жизни в семье алкоголика: если ты не позаботишься о себе сам, то никто о тебе не позаботится

Один из основных уроков, которые вы должны пройти

 

И помните, бегство от депрессии, это верный способ ходить по кругу. Лучше подумайте о том, как сделать это время не таким ужасным. Вам помогут простые вещи: забота о теле, музыка, природа, общение с животными. Это вспомогательные средства, и только. И еще, найдите себе хорошего психолога. Он будет сидеть на берегу болота и ждать пока вы ищите золотой ключик. Поверьте, что это самое главное, что кто-то готов понимать, что происходит и оставаться с вами несмотря ни на что.опубликовано 

 

Автор: Алла Далит

 



Источник: www.b17.ru/article/depressia_sostoyanie_bolezn_ili_blahz/

Без вины виноватые

Поделиться



Наблюдаю в настоящий момент, насколько модно  стало предлагать услуги по «избавлению от чувства вины». Ну а что такого? Мы же нормально воспринимаем рекламу таблеток, обещающих исцелить «головные, суставные, регулярные женские боли»?

Естественное человеческое желание поменьше страдать вполне распространяется и на неприятные чувства. Мучает страх? Избавим от страха. Надоела вина? Какие проблемы? Сейчас отрежем!





Меж тем профессиональные психотерапевты вовсе не горят желанием избавлять своих клиентов от чувств. Наоборот, предлагают эти чувства изучать с разных сторон и даже ( о ужас!) переживать их. Нормальный психотерапевт не может гарантировать своим клиентам полное избавление от страданий.

Жизнь человка на планете Земля все-таки не 100% времени напоминает увеселительную прогулку. И каждый столкнется с трудностями, неисполненными желаниями, потерями, горем, болью. И сам обязательно будет являться причиной чьих-то трудностей или боли. Это неизбежо. И вина в этом случае — довольно правильное чувство. Оно рождено эмпатией и любовью к тому, кому мы причинили боль.

И смысл этого чувства в том, чтобы принять свою ответственность за действия, причинающие тяжелые переживания другому человеку. И, если есть возможность и ресурсы, помочь другому эту боль пережить с наименьшими потерями. Человек, который умеет переживать чувтство вины, способен удерживаться в отношениях гораздо лучше, чем люди, избегающие встречи с этим чувством.

Мы говорим о естественной вине, переживание которой приносит не самые приятные ощущения, но итогом переживания может стать личностный и духовный рост, укрепление или перестройка отношений. Чтобы человек был способен испытывать вину таким образом, он должен вырасти в семье, где переживание вины было легальным для всех ее членов.

То есть, если ребенок ронял вазу, то ему можно было ощущать вину за свою неловкость. С определенного возраста ребенок вполне способен понять, что мама и папа расстроились. И проникнуться сочувствием к ним и желанием все исправить даже без того, чтобы родители наказывали или стыдили. Но и родители имели право осознавать свою ответственнгость за то, что не предусмотрели такой поворот событий и не позаботились о хрупкой собственности и здоровье ребенка.

И испытывать вину за то, что они сгоряча накричали на малыша им тоже позволено. Нет у родителей страха потерять авторитет, проявляя свою человечность. Чувство вины требует каких-то действий по восстановлению равновесия в системе.

Виноватый не преследуется, из него не «выдавливают» извинения. От него не скрывают последствий его поступка и чувств, которые этот поступок вызвал. Возмещение ущерба, если он возможен, приветствуется и поддерживается. Если ситуация исчерпала себя, к ней не возвращаются в педагогических целях. И если в семье принято извиняться друг перед другом, не взирая на возраст и статус в семье, вряд ли в будущем выросший в такой семье человек будет обращать внимание на объвления «избавлю от чувства вины».

Вообще, у меня есть предположение, что избавиться от чувства вины хотят те, у кого оно и так развито слабо. Но остатки совести мешают окончательному решению зашагать по трупам ради достижения собственных целей. А вот люди, действительно страдающие от чувства вины, придут к психотерапевту с совершенно иным запросом.

Например, таким: «Я недостаточно старался и мной до сих пор недовольны — на работе, в семье». Или: «Я плохая хозяйка, жена и мать. Как мне стать лучше?»  К терапевту приходят люди, которые, грубо говоря, заняли пять копеек, уже вернули сто рублей, но просят терапевта помочь им найти у себя по карманам пару лишних миллионов, чтобы раздать остальные воображаемые долги по процентам.





То есть, помимо действительной, часто пустячной вины (а все мы, повторюсь, не ангелы), человек испытывает необходимость извиняться чуть ли не за факт своего существования.

Психотерапия не избавляет от страданий. Но она точно способна помочь разобраться с тем избыточным грузом, который человек несет с собой по разным причинам и который причиняет дополнительные страдания.

Серьезные житейские штормы бывают в жизни каждого человека, и если корабль не перегружен, у него намного больше шансов удержаться на плаву в любую бурю. Чувство вины — это важная составляющая нашего поведения, и избавиться от этого чувства окончательно можно лишь серьезно повредив мозг. Что, кстати, и происходит в результате хронического отравления психоактивными веществами, например, или в случае серьезных травм и болезней.

Однако иногда избыток вины, ощущение вины «за все на свете» — это тоже следствие неправильной работы мозга, частый спутник клинической депрессии или неврологических заболеваний. В этом случае, бывает, не получается обойтись без врача.

Для тех же, кто заподозрил после прочтения этого текста, что он совсем чуточку более виноват, чем виноват на самом деле, я предлагаю простое, но немного рискованное упражнение.

 



Как ​сохранить отношения: 5 контрактов пар по Карпману

Я не буду проще! Позволить себе быть сложной

 

Попробуйте выбрать одно-два «прегрешения», за которые вы чувствуете себя виноватыми. Запишите их на бумаге, в компьютере или прямо тут, в комментариях. И начните фразу так «Я хотел бы попросить прощения у… за то, что я поступил по отношению к нему (к ней) следующим образом: ...». Понаблюдайте, насколько сократится ваш «список долгов». Потому что настоящая вина всегда адресна и предметна, в отличие от балласта, который тянет на дно.опубликовано 

 

Автор: Светлана Панина

 

Источник: svetlana-panina.livejournal.com/552939.html

Когда боль станет тише...

Поделиться



Какими бы мы ни были «проработанными», взрослыми, умными и много понимающими, рано или поздно, как черт из табакерки, выскакивает ситуация, которая может нас эмоционально ранить.

И не просто может, а ранит — или мы об нее «ранимся», но не это сейчас важно… И это может быть какая-то, на взгляд сторонних людей, совершеннейшая глупость, не стоящая совсем ничего — а вот тебе больно. И не всегда бывает возможность что-то сделать с ситуацией, ставшей источником боли.





И в такие моменты важно не загрызть себя за то, что, тебе больно из-за такой «пустяковины», и что эти переживания — такие «детские», такие «неправильные» — увидели другие.

А признать, что тебе больно — и обратиться за утешением, если не получается утешиться самому. А утешение состоит не во «все будет хорошо» а в «увы, так бывает, чувак, и я тебе очень сочувствую».

Так ребенок, упав с велосипеда, плачет, и нуждается не в разборе «ты куда смотрел!» и «нужно быть осторожнее!» — а в том, чтобы обняли и сказали: «да, это больно и неприятно — падать с велосипеда...».







Философия, меняющая мир

Отношения как пакт о не нападении

 

Разбор полетов лучше оставить на момент, когда боль станет тише. Очень трудно бывает посочувствовать себе — и тому маленькому ребенку в нас, которому сейчас плохо… Сморщить нос и отвернуться от себя — такого растерянного и «жалкого» — проще простого.

Вроде банальные слова — но приходится напоминать себе и другим. Вечная идиотская иллюзия, что если жестоко и безжалостно обходишься с собой, то станешь лучше.опубликовано .

 

Автор: Илья Латыпов

 



Источник: tumbalele.livejournal.com/112828.html

Спрятаться в травме

Поделиться



Потеря близкого человека, болезнь, увольнение с работы и прочие беды всегда оставляют в нас след. Стоит прийти на любой психологический тренинг, как вы тут же убедитесь: даже у самого благополучного на вид человека найдутся истории о полученных им эмоциональных, душевных и физических травмах. В своем горе мы не оригинальны…и, честно говоря, мало кому интересны, по крайней мере, надолго.

Но многие продолжают год за годом носить с собой свою «мозоль» и все сильнее привязываются к ней. Почему нет работы? В детстве повредил руку. Почему не ездите в путешествия? Однажды чуть не упал наш самолет! Почему нет семьи? Потому что семь лет назад развалилась прежняя, горячо любимая…





Психологи выделяют несколько стадий проживания горя (заметьте, речь идет именно о серьезном трагическом событии, например, потере близкого человека). Первая – это шок и оцепенение, когда человек не в силах признать случившееся, своеобразное «душевное онемение»; продолжительность этой стадии от нескольких секунд до нескольких недель в самых сложных случаях, в среднем же – 7 дней. Вторая стадия – фаза острого горя, характеризующаяся сильными переживаниями, уходом от внешнего мира, потерей сил и порой физическими недомоганиями. Продолжительность – от 3 дней до 6-7 недель. 

Третья – стадия навязчивости, самая трудная, т.к. в этот период приходят тяжелые мысли, все вокруг напоминает о трагедии, а жизнь не стоит на месте и требует реорганизации, что доставляет очередную порцию боли… Длится это также до 6-7 недель. После чего происходит прорабатывание проблемы – последняя фаза, которая длится до года. Здесь произносится последнее «прости и прощай», боль отступает, а жизнь входит в новую колею. Первая годовщина со дня трагедии считается последним днем данной стадии. В норме это – завершение травмирующей ситуации. Максимальный срок проживания глубокого горя, таким образом, составляет примерно год и три месяца.

Если же человек застревает в последней фазе, его горе становится хроническим. Разумеется, с годами оно теряет остроту, психологи называют это состояние «невротическим переживанием» – к реально произошедшему оно уже почти не относится. Из описания стадий горя становится понятно, что чаще всего к моменту, когда мы щедро  пересказываем травмирующую историю всем окружающим, она уже нами прожита и прочувствована сполна. Это уже не больше, чем слепок с реальных событий, причем слепок сильно нами подкорректированный.

Спрятаться в травме бывает удобно. Каждый раз возвращаясь к болезненной истории, мы пытаемся ее «оживить», придать переживаниям остроты, чтобы отстоять свое право на бездействие, право на страдание, по сути же – оправдать их. Но с каждым рассказом наших чувств в этой истории все меньше (в отличие от травмирующих историй, которые мы носим в себе молча, – они могут сильно влиять на жизнь, но при этом как раз оставаться непрожитыми, погребенными внутри). Мы просто отказываемся жить, цепляясь за страшные истории из прошлого. Мы боимся жизни. У каждого человека найдется множество отговорок, множество слезных и кровавых историй, объясняющих его мертвенность. Да, именно это слово – МЕРТВЕННОСТЬ.

Сначала мы сами создаем себе тюрьму из своего травмирующего опыта, а потом начинаем в этой тюрьме прятаться, чтобы избежать опыта жизни. Прячась в своей травме, максимум, что мы получаем, – это безопасность (если только вас не страшит перспектива прожить остаток жизни мертвым), жалость к себе и на какое-то время сочувствие других людей. Можно оставаться в своей правоте («Вы даже не представляете, что мне пришлось пережить!»), но цена этой правоты – яркая, счастливая, насыщенная жизнь.

Проживая свое горе и возвращаясь после него к активной жизни, мы идем на риск. Да, можно снова потерять любимого человека, не выносить ребенка, быть уволенным с работы, попасть в опасную ситуацию… Жизнь не дает гарантий – только возможности. Возможность создавать теплые, искренние отношения с людьми, заниматься интересной работой, привносить что-то свое, индивидуальное в этот мир, познавать новое, путешествовать…

А для вас это стоит того, чтобы снова рисковать? 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/9001

Наступить себе на горло. О заблокированных чувствах

Поделиться



Мы относимся к себе так, как в детстве относились к нам наши родители. Если они нас стыдили за природную спонтанность — мы будем стыдить и останавливать себя в активности. Если они обвиняли, обижаясь на нас — мы будем каждый раз винить себя, когда что-то идет не так. Мы будем бояться чувствовать токсический стыд и токсическую вину, поэтому будем подавлять собственную агрессию, становиться удобными окружающим. Мы будем лишать себя спонтанности и наступать себе на горло. Каждый день совершая насилие над собой.





А переживание счастья, на самом деле, заключается в противоположном. Чем больше мы позволяем себе живых, искренних и спонтанных проявлений, тем более наполненной, разнообразной и насыщенной становится наша жизнь. Причем, это не только проявления радости и восторга. Важно давать право на жизнь и так называемым в народе «негативным переживаниям» — злости, ярости, обиде... 

Именно в проживании этих «плохих» эмоций мы часто бываем остановлены. В итоге — имеем меньше доступа к приятным переживаниям. Ведь сдержанные чувства накапливаются и в результате заполняют собою все другие. Трудно обнаружить в себе, допустим, нежность к другому человеку, если долго накапливать к нему раздражение. 

Переживание злости или обиды часто заблокированы стыдом. Стыдно быть злым и обиженным — нужно быть добрым и сильным! Всегда!Стыд, как известно, переживание – останавливающее жизненные процессы. На телесном уровне затрудняющее дыхание, парализующее активность. Это ощущение мышечной «заморозки». От стыда хочется «провалиться сквозь землю» или перестать быть.

Переживая токсический, всеохватывающий стыд, невозможно почувствовать ничего другого. Нет доступа к здоровой агрессии. Состояние переживается как изоляция, как буд -то вы — «за стеклом».

Если стыда слишком много и он возникает слишком часто, агрессия останавливается в выражении и накапливается. И как вода, переполняя ведро, начинает самовольно переливаться или искать трещины для выхода. Это может проявляться, к примеру, в неконтролируемых вспышках раздражения и гнева по разным мелким поводам или просто в постоянном диффузном состоянии раздражения – когда весь мир раздражает! Во многих случаях – агрессия, никак не находящая себе выхода, подавляется, превращаясь в стойкое депрессивное состояние.

Это означает, что энергия не направляется на удовлетворение истинных потребностей человека. Ее поток перекрыт «дамбой» стыда или страха оказаться виновным.

И тогда человек просто не может чувствовать себя счастливым и наполненным. Его потребности остаются неудовлетворенными, он голоден во всех смыслах.

Например, стыд не дает принять тепло или получить признание в отношениях. А страх почувствовать вину не дает сделать что-то лично для себя, заставляя все время работать на других.

  И в эти моменты мы, по сути, не живем в полную силу, как могли бы жить. Физиологически, конечно, живем, а морально, психологически –  выживаем, выдерживаем. 

В гештальт-терапии мы поддерживаем переживание всех эмоций и чувств, которые возникают, независимо от того, «хорошие» они или «плохие». В процессе терапии возможно получить другой опыт — опыт принятия себя таким, каким получается быть. И это дорогого стоит.

 

 

3 иллюзии, которые мешают вашему психическому здоровью

Экхарт Толле: Взять свою жизнь в свои руки

 

Если мы можем априори разрешить себе разные чувства, у нас появляется сознательный выбор — какое из них проявить и какую форму для этого выбрать. Мы можем выбирать — стыдиться или не стыдиться, принимать какие-то обязательства на себя или не принимать. Иметь выбор в своих эмоциональных реакциях — это и есть то желанное ощущение свободы.опубликовано 

 

Автор: Елена Митина 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/nastupit-sebe-na-gorlo-o-zablokirovannyh-chuvstvah.html

Иллюзия уверенности в себе

Поделиться



С некоторых пор я обнаружил, что для меня одно очень популярное выражение потеряло смысл. Это «уверенность в себе» (и родственное ей «вера в себя»). Потому что оно очень абстрактно, непонятно что означает.  «Мне нужно стать уверенным в себе» или «мне не хватает уверенности в себе» — что это значит? 

Вот говорят об уверенном поведении. Но в чем уверен человек, который так себя ведет? Когда начинаешь конкретизировать эту абстракцию, то обнаруживаешь все, что угодно — но только не эту «веру в себя». Можно быть уверенным в своей привлекательности для противоположного пола. Уверенным в наличии у себя необходимых навыков, необходимых для успеха. Уверенность в успехе, в конце концов. 





Кроме того, само это слово, «уверенность», для меня звучит очень даже ненадежно. Сравните: «я уверен, что у меня есть все необходимые качества/ресурсы для достижения успеха» и «я знаю, что у меня есть все необходимые качества/ресурсы». «Я уверена в своей привлекательности для мужчин» и «я знаю, что могу быть привлекательной для мужчин».

Для меня «я знаю» звучит увереннее, чем «я уверен», как это ни парадоксально. Потому что вера во что-то по сути своей основана не на фактической реальности, а на убежденности в том, что что-то должно быть так, а не иначе («вера» и «верный» — однокоренные слова).  А с какой стати должно быть именно так? Уверенность в себе при таком раскладе – это уверенность в том, что я всегда прав? С какой стати? 

Поэтому «уверенность» так легко пошатнуть, и несколько неудачных попыток сделать что-то могут ее вообще стереть в порошок. Фактическая реальность оказывается не соответствующей «правильной» реальности, и обнаружение этого нередко бьет очень сильно.

Скажу даже больше: переживание неуверенности при начале любого нового дела (нового знакомства) – совершенно естественно и адекватно, потому что новое – оно по определению неизвестное, и у нас еще нет готовых шаблонов для действия.

Неуверенность лежит в основе любого развития, потому что процесс и результат непредсказуемы; уверенность же как раз базируется на идее, что ничего неожиданного не произойдет, я все «уже проходил не раз» и «я все предусмотрел» (т.е. все мои действия – правильные и приведут к успеху). 

В общем, человек я довольно неуверенный и тревожный. У меня много сомнений, колебаний, страха тогда, когда предстоит что-то совсем новое. Абстрактной «уверенности в себе» я лично предпочитаю «готовность к риску», которая подразумевает способность быть рядом со своей неуверенностью, выдерживать ее – и действовать так, как хочешь.  А как выдержать-то ее, неуверенность, не отказаться от того, что хочешь? 

Если бы был кто-то, кто нам мог бы дать 100%-ю гарантию успеха, то места колебаниям бы не было. Ведь люди боятся не новизны или риска как таковых, а поражения, вероятность которого возрастает вместе с новизной. Именно страх поражения уничтожает готовность к риску, а наличие «правильных и проверенных способов» придают уверенности в том, что удастся избежать непереносимых негативных переживаний и получить долю приятных.

Дайте гарантии – и я вам обещаю, что увереннее меня не будет человека (только убедите меня, что эти гарантии действительно на 100%, а не на 99)… Но если неудача очень тяжела, если нередко сопровождающие ее стыд, унижение, вина, грусть, отчаяние достигают порога невыносимости, отравляя тело и душу – тогда никакие мантры «я смогу!» не спасут, равно как и любые попытки успокоить себя после поражения, вроде «не очень-то и хотелось» или «зато я умею вот это!». 

Почему неудачи и поражения становятся столь ужасны, что люди готовы отказаться от них в пользу более «уверенных» путей или ждут гарантий, чтобы стать «уверенными в себе» (а наличие этих гарантий, как мне кажется, единственный способ обрести это)? 

Я думаю это потому, что у нас часто отсутствует способность к самоподдержке. То есть, в трудный для себя момент не отворачиваться от своей боли, а признавать ее – и быть рядом.

Часто же люди совершают одно из двух действий, каждое из которых и делает переживание токсичным, то есть непереносимым:

А) Пытаются обесценить или проигнорировать переживание. «Нет, я совсем не обижен», «нет, я не боюсь», «хватит горевать, бери себя в руки», «у меня и так есть все, что мне нужно, это я с жиру бешусь»…  . Игнорирование реальности, игнорирование знания о своем реальном и актуальном состоянии оборачивается тем, что избегание этого знания (я обижен, я боюсь, я горюю, я разочарован, я обескуражен…) становится привычным поведением.

Б) К имеющемуся переживанию (горю, страху, стыду…) добавляют ненависть к себе такому. Ты потерпел неудачу? Это потому что у тебя руки из жопы растут. Ты испугался? Трус. 

Помните, может быть, из детского опыта, что вас больше всего утешало тогда, когда вам было плохо? И что наоборот, усиливало боль, «раскрашивая» ее дополнительными оттенками стыда, унижения, вины?

Помню, как при мне один мальчик свалился с велосипеда и ударился коленкой. Подскочивший папа сначала рявкнул «ты куда вообще смотрел?!» (действие «Б»), а потом дополнил это: «все, хватит реветь!». И я помню, как меня самого в детстве и моих дочек сейчас утешает совсем иное: признание их боли и разрешению этой боли быть. «Ты упала с велосипеда, больно и обидно, да? Я понимаю, это очень неприятно…». 

Нам в детстве очень нужен опыт переживания поражения или неудачи, когда от нас не отворачиваются близкие люди, а просто находятся рядом – и не прерывают проживание и осознание того, что произошло. Не отворачиваются и не затыкают. Тогда и мы учимся не отворачиваться от себя и не усиливаем реальные чувства от того, что что-то в этом мире идет не так, как нам хотелось бы, еще и ощущением собственной «неправильности».

Самые трогательные моменты в спорте для меня – это не торжество победителей, а когда побежденные подходят к своим болельщикам – и от  них не отворачиваются с криками «неудачники!», а им хлопают, подбадривают и говорят: «Да, очень жаль, но вы наши все равно, и спасибо, что боролись!»… Причем они не кричат «вы лучшие!!!» — это неправда, лучшим оказался сегодня кто-то другой. Они говорят: «Мы все равно с вами»… 

Как часто многим людям не хватает этой внутренней команды болельщиков, которые в моменты нашего самого тяжелого падения и унижения остаются рядом – и переживают неудачу вместе…

Внутреннее одиночество, когда сам с собой не можешь разделить горечь, а можешь только добивать сам себя  – вот источник зашкаливающей неуверенности.  Вера в себя, если уж на то пошло, это знание/ощущение того, что ты сможешь принять, прожить любой результат своих действий – и не уничтожить себя в случае неудачи. Даже в случае серии неудач. 

Когда я пишу эти строки, я совершенно не уверен, что эта статья понравится, соберет много откликов, лайков и так далее. У меня нет технологии «уверенного написания хитов». И я не знаю, каким будет отклик.

 

Это вам будет интересно:

Как пережить чужой успех

Никто Никому Ничего

 

Но если я готов встретиться с любым переживанием – то я смогу выложить ее в свой блог или куда бы то ни было. Если будет отклик – мне это точно приятно и немного радостно. Немного – потому что все-таки это уже не первая статья…

Если не будет никакого отклика – мне точно будет грустно, будет жаль, что то, что для меня является важным и интересным, у других не отозвалось.  Но, похоже, внутри себя мне уже удалось в этом случае создать команду собственных болельщиков, свой поддерживающий «внутренний объект», и мне не страшно. И сегодня я рискну…опубликовано 

 

Автор: Илья Латыпов

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: tumbalele.livejournal.com/110758.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social