Безопасные люди

Поделиться



Иди сюда, дай я тебя обниму

С возрастом привыкаешь к довольно узкому кругу людей, которых считаешь своей стаей. С кем-то вы связаны нитями общей памяти, пройденными дорогами, выпавшими молочными зубами. С другими — радостью знать друг друга еще по почерку, по парте, кривому росчерку в тетради в клеточку, где поля — под линейку, а мечты — под копирку, и пройдет еще много времени, прежде чем вас разнесет в разные стороны, но вы все равно останетесь теми, кем были «до» — живыми, смешными, нежными, беспричинно счастливыми, безусловно любимыми, безоружными, чистыми.

С третьими — познакомились совсем недавно, уже за тридцать, за сорок, но как-то сразу основательно и прицельно: похожие шрамы, опыт, взгляды на жизнь, цели и чувство локтя.

В этих связях и в этих людях ценишь и бережешь не громкость имени и количество страниц в поисковой выдаче, а крепкое знание, что с ними не нужно врать. Подстраиваться под их представление о тебе, бояться из него вывалиться, не дотянуть — что отклеится ус, заблестит на жаре нос, съестся помада и некрасиво размажется по нижнему веку тушь, прости Господи.





Я всегда очень четко различаю для себя, с кем — о работе, пирогах и книгах, а перед кем — вывернуться наизнанку, к кому — приползти с выдранным клоком шерсти, попросить пожалеть. Очень чувствуется, для кого ты статичный образ, счастливый и сильный (крайне редко имеющий нечто общее с реальной тобой), а кто — готов принимать тебя и в горе, и в радости, и в остатке и в сладости, и в невыносимой легкости — и в невыразимой тяжести бытия.

Это — безопасные люди. Люди, которые знают цену доверию и боли, молчанию и активным действиям, словам и поступкам, уместным в данный конкретный момент. Люди, при мысли о которых не становится муторно от заранее известной реакции, годами разыгрываемой как по нотам: хмыкнуть, скривиться, уйти в нотацию, закатить глаза. Вот таким, из последних, проще не сказать, чем потом объяснять, продираясь через упреки, как через розарий, поминутно останавливаясь, чтобы перевести дух, не слететь с катушек от раздражения, выковырять шипы.

Ты живешь один раз, и однажды тебе перестает быть нужным, чтобы кто-то постоянно указывал тебе, что ты делаешь не так — пусть даже из самых светлых и искренних побуждений. Подобная «доброта» хуже самого токсичного растворителя — не дает никаких опор, но все больше расшатывает и мешает; звуковыми помехами врывается в твой эфир, цепко хватает за ногу чувством вины и силками «надо». «Слушай сюда, слушай меня, я тебе говорю как лучше, и чтоб перед людями не стыдно было» — и внутри мгновенно включается заглушающий «белый шум», и так жалко становится времени, потраченного впустую.

Спасибо, не надо — не надо такой доброты, такой навязчивой пелены советов со всего света, замшелой экспертности с вышедшим сроком годности, отсылок к великим книгам и авторам ни о чем. Мы теряем такт и забываем, что если не спрашивают, не просят — то и оценки твои не нужны, потому что ситуация, в которой другие варятся, имеет с тобой так мизерно мало общего: если ты во что-то сам не вложился — деньгами ли, другими ли какими ресурсами, и особенно — если не рисковал чем-то для тебя важным, не ставил на кон, не проходил вместе с тем, кому советуешь, через груз сумасшедшей ответственности и стресса, то не надо тогда лезть за праздничный стол без спроса, тянуться руками к самому сахарному калачу. Говорить потом: ой, как вкусно, но можно было бы и вкуснее, запомни, Марфа: будешь в следующий раз работать с тестом — зови меня.

Как я уже когда-то писала, «у тебя есть время и право чувствовать то, что ты чувствуешь, какими бы «неудобными» и «некрасивыми» эти чувства ни были. Никто не может говорить тебе «расслабься», пока не напрягся до той же степени. Не влез в твою шкуру. Ты, и только ты знаешь, чего тебе стоит происходящее, каких сил. «Хочешь мне помочь — скажи, что ты через это уже проходил и выжил. Или просто подойди и обними меня, но не обесценивай мою боль своим «ой да ладно»».





Безопасные люди — те из твоего окружения, с которыми разговоры — не спарринг на ринге и не интеллектуальные игры на «слабо», не словесный пинг-понг «ну давай, удиви меня, переплюнь» и не волшебный коктейль из юмора и сарказма. Все это может быть, но в те спокойные и сытые времена, когда тебе в кайф, и сил поёрничать и покуражиться более чем в достатке.Но вот когда не смешно, а темно, и непонятно что за окном, и беззвездно небо — идешь не за блеском елочной мишуры, а за тем, что поддержит и напитает; к тем, кто выслушает и поймет, а главное знает: все пройдет, не всегда — бесследно, но — «Ты точно справишься, я тебе говорю. А пока — иди сюда, дай я тебя обниму. Обниму, мою хорошую, — и подую…"опубликовано  

 

Автор: Ольга Примаченко

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //lady.tut.by/news/relationship/539919.html

Что САМОЕ важное на первом свидании

Поделиться



                                    – Вы столько лет вместе… Неужели никогда не хотелось развестись?
                                    – Убить – хотелось. Развестись – никогда.


У меня часто спрашивают: как понять, что ты наконец-то встретила «того самого», с которым «до счастливой старости». Чтобы любовь как в кино, гренки с черничным вареньем по утрам, спать попа к попе. Как его вычислить, распознать, а главное – чтобы он тоже понял, что вы – его единственная, а не вот это вот «ты такая классная, но я люблю тебя как друга».

Встречаешь иногда человека – и все в нем прекрасно: и широта плеч, и улыбка, и ямочки на щеках, и руки такие, что хочется, чтобы они держали тебя вечно. Да вот только дальше разговоров дело не идет, но «вечер был прекрасный, спасибо». И ты остаешься одна на один с некрасивыми и невеселыми мыслями:что со мной не так, вроде же все при мне. На свидании смеялись-улыбались, до дома проводил, а теперь – пропал. Какого черта?

У меня есть теория: слился, потому что вы показались ему «дорогими в обслуживании». Нет, не в плане денег – в плане эмоций. Возможно, вас было подозрительно много – вас и ваших интересов, знаний, опыта, амбиций и стремлений. Вашего прошлого. Или желания увлечь, понравиться, захватить, заставить думать о себе, врезаться в память.Когда каждая реплика – как пинг-понг: если мы потеряем «нерв» – просрем и вечер.





Иногда получается так, что вы уже за одно свидание узнаете о человеке так много, что он становится прочитанной книгой. Прочитанной в спешке, по диагонали. И вам становится о нем «все понятно» (и ему – о вас). Особенно, если вы попутно вывалили на него или нее свои ожидания касательно любви и отношений (тот, другой – он же непременно, даже не отдавая себе в этом отчета, примерил их на себя и понял, что не потянет или – что не хочет тянуть).

Одно я знаю точно: мы всегда врем на первом свидании, даже когда кажемся себе «настоящее, чем когда-либо», и именно поэтому нам потом так обидно за собственную откровенность – ты перед человеком душу выворачиваешь, а он….

Ну так вот – не переживайте: то, что вы говорили, и то, как себя подавали, и то, кем хотели выглядеть в его глазах, – в этом всем было очень-очень много неправды, равно как и в словах и подаче себя «с той стороны».  Даже если вы уверены, что были «100%-ными самими собой». Честное слово – не были, эту вашу «ипостасю» приговорены видеть (и любить) только самые близкие, с которыми вы уже столько всего прошли, что страшно вспомнить.

Самое важное в первой встрече, на мой взгляд, – это не вывалить друг перед другом всю «историю болезни», а узнать статус человека (свободен / не свободен) и понять, насколько вы друг другу приятны физически.

Да-да, я про ту самую «химию тела»: не бесит ли смех, не противен ли запах, не раздражает ли голос и не хочется ли отодвинуться подальше, чтобы не дай бог случайно «не соприкоснуться рукавами». Потому что если хоть что-нибудь из этого будет царапать — диалога не получится, и вы невольно будете искать глазами дверь, а на вопросы отвечать с такой откровенной скукой, будто размазываете по тарелке манную кашу.

Я хорошо помню свое первое свидание с Сашей: я настолько разуверилась в свои 28, что «нормальные еще существуют», что больше всего мне хотелось просто понять, «что с ним не так» и поехать домой читать книжку. А в том, что с ним обязательно что-то будет не так, я была уверена.

По дороге в кафе я попала под дождь, но даже не собиралась прятаться и его пережидать. Такой и пришла: мокрой, облезлой, с потекшей тушью, юбкой, липнущей к ногам, и видом «лихим и придурковатым». Терять было нечего – я же знала, что в следующий раз мы встретимся никогда, поэтому зачем притворяться.

Саша мало говорил, но много улыбался. Честно говоря, я до сих пор, вспоминая тот момент, представляю только его улыбку, висящую в полумраке, словно и не Саша это был вовсе, а Чеширский Кот.  Однако в ту секунду, как я словила себя на мысли, что он мне нравится, я начала трещать без умолку. Чтобы «увлечь, понравиться, захватить, заставить думать о себе, врезаться в память». Epic fail. Наверное, окончательно я бы добила своего будущего мужа-интроверта, если бы залезла на стол и начала разыгрывать «Гамлета» по ролям.

Он держался молодцом до последнего, пока я, наступив на горло своему внутреннему воробышку-социофобушку, изображала из себя «особу, интересную по всем фронтам».

О том, что я умею быть нормальной — он узнал много позже.





Мне казалось, что я знаю его всю жизнь, и что все прошло как нельзя чудесней. Перезвонил ли он мне на следующий день или хотя бы через неделю? Нет.

Думала ли я, сидя тогда в кафе, что вот он, «тот самый»? Определенно. Было ли мне больно, когда поняла, что я его «не зацепила»? Еще как. Научило ли это меня хоть чему-нибудь? Да. Так я поняла, что «нормальные» еще остались, но это вовсе не означает, что я, такая же «нормальная», обязана кому-то нравиться просто «по умолчанию», потому что принцесса. Сколько времени мне понадобилось, чтобы принять эту мысль? Месяцы.

А ведь на первое свидание мы чаще всего идем именно с этой мыслью: это другой может оказаться кривым и нелепым, а такое счастье, как мы, еще поискать надо. И это хорошо, что такие мысли (значит, все в порядке с самооценкой) – просто не надо потом впадать в депрессию от того, что «надежды не оправдались». Эти вот «любови с первого взгляда» – они как черные дембели: их мало кто видел, но все почему-то верят, что они есть.

Я встречала с первого взгляда только физическое притяжение – любовь же случалась глубоко потом, и чаще всего при очень неромантических обстоятельствах… опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: gnezdo.by/blog/million-first-dates/

5 книг о любви. Нежных, странных...

Поделиться



Это не рейтинг из разряда «лучшие». Это просто книги о любви. Какие-то из них нежные, какие-то – странные. 

Но каждая из них в свое время оставила во мне след, подарила дивное послевкусие. Кто знает, возможно, мы совпадем.

В конце концов, читать о любви за месяц до весны – значит, приближать солнце.





Виктор Шкловский

«Zoo, или Письма не о любви»





Эта книга была написана в 1922 году, содержит четыре предисловия и состоит из писем к женщине, которая запретила писать ей о любви. Текст этого совсем небольшого произведения похож на зимний день где-нибудь на Севере – такой же печальный, светлый и холодный. Практически все предложения начинаются с абзацного отступа, что делает повествование очень похожим на дневник.

Автор говорит о любви так безыскусно и просто, будто надиктовывает новости из газет за завтраком, но в то же время так метафорично тонко, что не невозможно выпустить карандаш из рук.

Порой среди ничем не примечательных замечаний о погоде, писателях-современниках или прохудившихся штанах он вдруг вставляет такое потрясающее по красоте и глубине откровение, что заходится сердце.

Я рекомендую эту книгу всем тем, чья любовь похожа на Берлин зимой – а ведь именно там писал своей Эльзе письма Шкловский. И пусть никто и никогда не запрещает вам писать о любви. А если и будет – не слушайте: пишите.

Цитаты

«… в психоз люди уходят сознательно, как в монастырь».

«Ты сильно занята, так сильно занята, что у меня все время теперь свободно».

«Я сейчас растерян, потому что этот асфальт, натертый шинами автомобилей, эти световые рекламы и женщины, хорошо одетые, – всё это изменяет меня. Я здесь не такой, какой был, и кажется, я здесь нехороший».

«Я не роковая женщина, я – Аля, розовая и пухлая».

 

Анхела Бесерра

«Любовь-нелюбовь»





Фьямма – психолог, которая ежедневно выслушивает людей с проблемами и привыкает к ним больше, чем к своим. Пока однажды не узнает, что ей изменяет муж, с которым они прожили вместе 18 лет, и не решается завести из мести ответную интрижку… И по великой иронии судьбы новая пациентка Фьяммы Эстрелья оказывается любовницей ее мужа.

Здесь и начинается «долгая дорога домой»: внутрь себя. Оказывается, под пластами привычного безразличия к мужу и жизни в целом, в ледниках души и рудниках сердца скрываются чувства и желания, о которых говорили ее клиенты и сумасшедшие в кино, но в существование которых она никогда не верила.

Это роман об одиночестве вдвоем и о любви без пары, о не случившихся поцелуях и не проявленной страсти. И о том этапе расставания в браке, которого обычно никто не замечает, потому что он «заполнен праздниками, ужинами, общими друзьями, деланными улыбками, путешествиями в те места, куда ездят все, модной одеждой и ожиданием концертов, на которые заранее куплены билеты».

Особенно я бы рекомендовала ее прочесть тем, кто уже начал сомневаться в своей любви, которая все больше начинает раздражать мелочами и привычками.

Достаточно легкое чтение на один раз, идеальное для дороги.

Цитаты:

«Она умерла от болезни Альцгеймера, но это было в те далекие времена, когда об Альцгеймере и не слыхивали, так что все решили, что она умерла от любви».

«Эстрелья не знала, что существуют узы более прочные, чем рожденные в браке дети, – невыполненные обещания, давнишние мечты, общие воспоминания и пережитые вместе беды связывают иногда очень крепко и в минуту расставания иногда значат больше, чем отсутствие любви».

«Однажды, сидя под древним дубом, она поняла, что сомнений не нужно бояться. Пусть они будут, пусть помогут ей решить, как жить дальше. Она научилась стирать  одежду в реке и в той же реке смывала с себя все печали…»

 

Джонатан Сафран Фоер

«Полная иллюминация»





Поскольку сюжет завернут довольно лихо, то, «о чем» книга, мне проще рассказать, приведя аннотацию.

Итак, молодой американский еврей-коллекционер по имени Джонатан Сафран Фоер отправляется в Украину на поиски женщины, которая в годы Второй мировой войны спасла его деда от нацистов в украинском городке Трахимброд. Вооруженный картами, сигаретами и старыми фотографиями Августины и своего деда, Джонатан начинает свое путешествие. Спутниками парня в этих поисках становятся Алекс – студент, который несмотря на практически полное отсутствие знания английского языка становится переводчиком Джонатана, и его странноватый «слепой» дед-антисемит с собакой…

И приключение, начавшееся хуже некуда, постепенно обретает глубокий смысл и становится причиной серьезных изменений в жизнях всех вовлеченных в него людей.

В течение повествования вас постоянно отшвыривают в прошлое местечка Трахимброд с его сумасшедшими жителями. Из каждой буквы романа прет сумасшедшая энергетика, она невероятно сочно и колоритно написана – настолько, что иногда замираешь и перечитываешь абзацы по нескольку раз.

Фильм по роману также сняли очень достойный. Только сначала – книга.

Цитаты:

«Я тебя просил сделать только одну вещь, и ты сделал из нее катастрофу!»

«Виновная муха угодила в сачок школьника, личность которого не установлена. Мальчик занес руку, чтобы прихлопнуть ее, понимая, что нужен урок, но пока кулак опускался, муха дернула крылышком, но не взлетела. Мальчика (а это был чувствительный мальчик) внезапно постигло ощущение хрупкости жизни, и он выпустил муху. Муха, тоже что-то постигшая, умерла от признательности. Урок был преподан».

«Прости, что тебе досталась такая жизнь. Спасибо, что мы притворяемся вместе».

 

Если вы, как и я, обожаете в литературе образность и сочность языка, то с огромным удовольствием рекомендую вам свою любимейшую книгу в жанре магического реализма – «Атлас, составленный небом» Горана Петровича. Она волшебная.

 

Ди Би Си Пьер

«Вернон Господи Литтл»

18+





Роман, получивший в 2003 году Букеровскую премию. Книга фантастическая. Переводчик – гений. Потому что таких красивых и совершенных по форме литературных оборотов с матом я не встречала нигде и никогда.

В чем суть: тинейджер из провинциального техасского городка становится случайным свидетелем массового убийства собственных одноклассников. Полиция тут же берет его в оборот – сначала как возможного соучастника, а потом уже и как убийцу, попутно вешая на него все новых собак. И пацан решает сбежать в Мексику…

Стиль повествования поражает воображение: сочные, жирные метафоры, лихо завернутые в отборный мат. Но читая, не испытываешь ужаса, только восхищение – авторским словом и такой обезоруживающей подростковой честностью, что невозможно оторваться. Умная и злая «комедия 21 века в присутствии смерти».

Для меня, как для профессионального редактора, нет плохих слов – есть недостаточно точные. Однако считаю этичным предупредить: не читайте, если вас коробит слово «жопа», поданное как есть, без точек. Читайте, если вы любите литературу бодрящую, как пролитый на колени горячий кофе, и ядреную, как чеснок.

 

Цитаты:

«Я уже давно успел усвоить, что родители всегда одерживают верх потому, что с самого твоего рождения собирают базу данных, в которую заносят каждую сделанную тобой дрянь или глупость, и в любой момент готовы пустить ее в дело. Глазом моргнуть не успеешь, а тебя уже срезали как миленького; только подумаешь, чем бы таким в них запустить, глядь, а тебя уже возят лицом по асфальту. А когда им нечего делать, они е…т тебя просто от нечего делать. Чтобы глянец не тускнел».

«Тоска такая, будто ты анод в забитой песком кислотной батарее. П…ц всему – но с любовью».

«Папа Бог растил нас, пока мы не влезли в длинные штанишки; потом продал права на размещение своего имени на долларе, оставил на столе ключи от машины и на х…й с…… я из города. Не пялься в небо, оттуда помощи не будет. Смотри на людей, которые запутались в мечтах, как в соплях. Ты и есть Господь. Прими на себя ответственность. И пользуйся властью, которая тебе дана».

 

Эрих Мария Ремарк

«Триумфальная арка»





Это, конечно, классика. Любимая классика о любви.

Главный герой романа, хирург Равик, воплощает в себе те качества, которые я так люблю в мужчинах: умение целиком и полностью сосредоточиться на работе, искреннее восхищение женщиной, немногословность и внутреннее одиночество.

Он умеет пить и умеет ждать. Видеть суть вещей и праздновать жизнь даже в самых нечеловеческих условиях. Он из тех мужчин, которых невозможно приручить и сделать домашними, потому что они всегда в пути к своей цели, пусть последняя порой и становится наваждением.

Равик любит простые вещи и ясные чувства, ценит мужскую дружбу и женскую красоту. И именно в его уста Ремарком была вложена фраза, которую я всегда вспоминаю, когда нахожу себя ревущей в подушку каким-нибудь ноябрем:

«Ночь все всегда усложняет. Дешевое отчаянье ночной темноты. Разве могут слова, сказанные в ней, быть правдой? Для настоящих слов нужен яркий свет».

Цитаты:

«Все, что можно уладить с помощью денег, обходится дешево».

«Ты хороша, как все мечты мужчины, как все его мечты и еще одна, о которой он и не подозревал».

«Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил».опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

 

Также интересно: 11 книг для подъёма настроения, если вдруг пришла хандра  

100 самых романтичных книг, которые стоит прочитать

 



Источник: gnezdo.by/review/i-love-love/

Жизнь состоит из мелочей

Поделиться



Жизнь состоит из мелочей, которые наполняют ее такой красотой и нежностью, что перехватывает дыхание. Тому, кто вырос, но не разучился удивляться, то есть тем девочкам и мальчикам, которые до сих пор вешают на елку мандарины и в качестве желания загадывают счастье, а не «порш», это близко и понятно. Потому что это работает.  А еще – всегда дает надежду.



Если однажды остановиться и позволить себе сойти с безумной карусели лунопарка для взрослых, можно сильно удивиться, осознав, как много прекрасного есть в моменте здесь и сейчас. Моменте, который не требует от тебя ничего, кроме желания быть в нем.

Например, в том утре, когда ты просыпаешься задолго до будильника, за окном снег, а в комнате пахнет мятными пряниками. По углам разлита тишина, и можно еще несколько часов не вылезать из нагретой постели, чтобы успеть досмотреть сон, в котором тебе семь, и ты – счастлив.

А на завтрак поджарить до легкого хруста хлеб, заварить крепкого кофе и наконец-то открыть ту банку малинового варенья, которую так давно передавала мама. Достать с полки любимую книжку и начать читать наугад со случайной страницы. И вдруг понять, что все – хорошо и правильно. И ты давно уже доказал все, что хотел. Особенно тем, кто не верил. И которым, может быть, и не хотелось, но пришлось. Теперь наконец-то можно расслабиться и отпустить. Себя, прошлое, время, это неожиданное состояние полного мира внутри. Когда вдруг становится так тепло, уверенно и спокойно, будто бы тебя кто-то обнял.



Я не знаю лучшего способа вернуться домой, чем просто идти. С благодарностью принимать каждое мгновение и видеть в нем или урок, или подарок, или приглашение к приключению. Примерять свои ступни к следам людей, которые вдохновляют, и все яснее осознавать, что счастье начинается в голове:  когда перестаешь судить, осуждать, ныть, нервничать. Когда больше не боишься любить, быть уязвимым, жить с одним сплошным родничком в области сердца. Ну потому что как иначе почувствовать, что ты живой, что ты не умер в какой-нибудь обычный вторник между деловыми встречами, сложными переговорами и так долго откладываемом визитом к зубному врачу?



Как дорога в тысячу миль начинается с первого шага, так и путь домой рождается под ногами того, кто устал скитаться. Кому однажды просто перестало быть достаточно пресной еды в упаковке из пластика и пенопласта, постоянно меняющихся бейджиков “Hello, my name is…” и обмена визитками там, где хотелось бы до хруста обнять или даже громко и радостно выругаться. В конце концов, благопристойная и вежливая просьба-интерес «а расскажите, пожалуйста, кем вы работаете» всегда будет проигрывать короткому, но такому простому и важному вопросу «как ты?».



Последним, кстати, есть смысл задаваться и самому. И не для того, чтобы собрать воедино реальность после очередного тяжелого похмелья, начинавшегося как легкий флирт, или вот, например, галочки – а потому, что это очень правильный вопрос, ответ на который многих пугает и расстраивает. Ибо – дела, звонки, самолеты, девушки. Все поверхностнее связи, все глубже морщины, золотая Visa в портмоне, на голове – седеющие волосы.

Так много тех, кого надо уважать, так мало – кого есть, за что любить. И за кем идти, и по ком скучать, и ради кого принимать решения…



Поэтому так хочется сказать: эй, сумасшедший карусельщик, давай уже, заканчивай. У меня есть дела и поважнее этого бессмысленного кружения на лошадке: отвезти маме хурмы, научиться печь имбирное печенье, выбросить из дома все, что его захламляет, купить платье. Пересмотреть все рождественские комедии, а потом, увлекшись, – и собственные взгляды на жизнь.

А еще – пообещать себе: что бы ни случилось – не сдаваться, не перечеркивать сделанное, не жалеть. Ни себя, ни времени, ни усилий. Потому что всё – опыт. Все в какой-то момент окажется важным. Все – пригодится.



И неважно, что в путешествии домой часто приходится идти с пустыми карманами – возможно, именно поэтому идти по этой дороге получается с такой легкой душой. опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Как взаимосвязаны ваша обида и болезни ваших детей

Таблица чувств, которая поможет разобраться в себе

 



Источник: gnezdo.by/blog/go-home/

Непопулярный взгляд на мужчин

Поделиться



Я хочу о своем уважении к мужчинам. Безо всяких «мужчина должен», «настоящие мужики перевелись» и «меня должны завоевывать».

И я могу написать, потому что с детства дружила только с мальчиками. Круг женщин, которым я доверяю, невероятно узок, и, если уж говорить начистоту, – при всей их женственности и платьях в них очень много черт, за которые я люблю мужчин, – верности, спокойствия, самостоятельности и умения видеть лес за соснами.





Я уже давно не на брачном рынке (несколько лет – это давно?) и не прекращаю работу над тем, чтобы не выходить туда в ближайшее никогда. Общение с друзьями-мужчинами тоже стало реже: для Саши такие пристрастия жены в плане дружбы вообще стали разрывом шаблона, в его Вселенной «дружба с девочкой» – это «когда тебя отшили, а ты все равно не сдаешься», поэтому по-настоящему спокойно и полностью он допустил лишь тех, кто обзавелся собственными отношениями и семьями.

При этом я не пыталась ему доказать, что «нет, милый, это не так, такая дружба бывает – ты просто ничего не понимаешь!» – мне куда важнее было не драконить человека, которого я люблю, а не пытаться доказать ему свою правоту. 

К слову, чуть позже я перебрала в голове пару эпизодов своей «дружбы» с разговорами до утра за коньяком и до меня вдруг дошло: было бы тогда коньяка чуть больше – стало бы на одного «друга» меньше, а то, во что мне тогда хотелось верить – так это было моим способом примирить себя с действительностью.



В любом случае, я выросла в традиции уважения к мужчинам. Возможно, потому что у меня довольно суровый папа, к которому на кривой кобыле не подъедешь. Поэтому мне было так странно и одновременно так приятно, когда, только-только начав со мной встречаться, Саша настоял на том, чтобы я представила его родителям – чтобы те знали, «где и с кем их дочь», и не волновались.

А потом, когда пришло время, так по-старомодному – но как же красиво и достойно, – попросил у отца моей руки. И когда двое главных мужчин моей жизни пожали руки (кажется, папа даже пустил слезу), я почувствовала, как незримо оборвалась одна связь и началась другая, и теперь, «от настоящего момента и до скончания веков», я под защитой другого мужчины – мужа.

Честное слово – я бы никогда не хотела поменяться местами с мужчинами. Потому что я смотрю на них и понимаю: быть ими сложнее.

Когда я забочусь о мужчине, я просто делаю его жизнь комфортнее. Когда он заботится обо мне – он всегда в какой-то мере закрывает меня своей жизнью: когда ведет машину по скользкой дороге, устраивает наше будущее, охраняет дом. Он всегда закрывает меня собой даже во сне: каким-то десятым чувством следя, чтобы я ненароком не свалилась с дивана, не раскрылась и не замерзла, не заболела.

Я смотрю на то, как мальчики становятся мужчинами, и вдруг ясно понимаю: всю свою жизнь мужчина постоянно что-то кому-то доказывает, защищает от сил извне то, что является для него ценным.

И ставит цели, четко разделяя будущее на отрезки, определяя чек-поинты.





Возможно, я неправильная женщина, но, сколько себя помню, я никогда не заглядывала дальше нового года – пусть будет как будет; прижмет – я что-нибудь придумаю. Передо мной никогда не маячила перспектива своей квартиры, полученной в наследство, но даже этот факт не заставлял меня задуматься о том, «где я буду жить, когда вырасту».

Да, на любой своей работе я всегда хотела зарабатывать больше, но не для достижения какой-то глобальной материальной цели, а чтобы жить сегодняшним днем было приятнее и веселее – класть в корзинку продукты, не глядя на ценник, заказывать любое блюдо в кафе, покупать платья и билеты в Питер, когда вздумается.

А глядя на мужчин рядом – после 30, свободных, но нацеленных на семью, я понимаю, что в их голове постоянно идет процесс поиска оптимальной стратегии: как решить вопрос с жильем, сколько откладывать, чтобы поменять машину (и через сколько времени ее необходимо продать, чтобы не потерять в цене), какие есть варианты повышения должности и оклада, какой депозит выбрать, чтобы начать обеспечивать себе старость, что и по какой программе застраховать, чтобы минимизировать риски внезапного коллапса…

И все это – с еще большей интенсивностью, если у мужчины есть семья и дети (и еще сильнее – если жена в декрете, и он сейчас единственный добытчик в семье). Ты не можешь «устать и пойти подумать о жизни» (хотя можешь очень сильно зае…ться) – у тебя за спиной два или три рта. Не можешь позволить себе рисковать бизнесом или работой, сорить деньгами и ввязываться в опасные авантюры, зная, что если с тобой или твоим доходом что-нибудь случится, пострадаешь не только ты.

Я преклоняюсь перед мужчинами, которые это осознают. Я бесконечно уважаю жен, которые понимают, как нелегко в этот период мужу, и учатся не выносить ему мозг своим недосыпом и усталостью. Невероятно тяжело обоим, но здесь и сейчас, при данных обстоятельствах, не время выяснять, кто несчастнее и чья жертва больше.

Мне нравится фраза «это не твоя война», и я верю, что наши внутренние войны – не то, куда нужно втягивать другого, особенно если у того своя собственная битва каждый день.





Как-то так повелось, что где мужчина, там обязательно «должен». И в этом «должен» мало веселья. Там нет места «хочу кружиться, кружиться и платьице». Зато много скучных вопросов, которые нужно решать, чтобы не только оставаться на плаву, но и двигаться дальше.

(Я сейчас говорю про ту модель семьи, где мужчина глава семьи, и эта позиция не оспаривается: всем комфортно. Нет никаких торгов на предмет того, кто больше зарабатывает, никто никого не притесняет, не ставит перед фактом, не пытается манипулировать, чтобы выразить обиду или протест: проблемы проговариваются, вопросы – обсуждаются, неприятное – не замалчивается.)

А еще я четко понимаю, что у мужчин есть особая энергетика – двигать, добиваться, настаивать, пропихивать, продавливать, думать на опережение, искать выгоду. Моей женской (или просто той, которая есть у меня, чтобы без обобщений) на это не хватает, она вообще из другого теста.

Зато я умею хорошо выстраивать маленькие действия, планировать текучку, успокаивать, распределять, структурировать, замечать и чувствовать. Я постоянно сосредоточена на дне сегодняшнем: что будет на ужин, какие продукты и где для этого удобнее купить, из чего собрать ссобойку на завтра; я всегда помню, когда нужно пополнить запасы туалетной бумаги, специй, подсолнечного масла, сахара, зубной пасты; могу четко сказать, когда закончится мука и соль, есть ли в доме уксус, сода и сколько осталось таблеток от головы.





При этом у меня полный рабочий день в офисе, насыщенный задачами и коммуникацией (последние эдак 10 лет без перерыва), и два своих проекта. Но я все равно ни за что бы не хотела поменяться местами с мужем: вести за собой, отвечать за финансовую стратегию и безопасность, руководить командой, никогда не позволять себе раскиснуть и впасть в панику, особенно дома, поскольку это мгновенно будет подхвачено, распространено и увеличено остальными.

 



Мы все встречаемся НЕ СЛУЧАЙНО…

Искать СВОИХ

 

В общем, к чему весь этот долгий разговор: прекрасно быть гордой, сильной и независимой женщиной, которой никто не нужен для счастья. Но еще прекраснее слезать иногда со своей метлы и примерять на себя то, через что проходит мужчина рядом, и спрашивать себя: а я бы потянула, сумела, справилась? Было бы мне хорошо?  Я это была бы или не я? А я бы делала это ради меня, вот той, какая я сейчас?

Правда делала?..

И может быть тогда вместо очередного скорого на руку решения и приговора в безнадежности, мы сумеем чуть лучше почувствовать друг друга, стать еще на один шаг ближе, бережнее, сильнее и крепче вместе.опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Источник: gnezdo.by/blog/with-all-respect/

Измена. Точка невозврата

Поделиться



Обычно все, о чем я пишу, основывается на личном опыте. В данном случае тема мне не близка – я никогда не сталкивалась с изменой лицом к лицу. Но я столько раз получала запрос высказать о ней свое мнение, что пора наконец-то это сделать.

Для меня измена – это прежде всего потеря доверия. К партнеру, себе, настоящему и будущему. Привычное и надежное рассыпается в прах. Земля уходит из-под ног. И ты получаешь такой удар под дых, что сбивается в густое масло дыхание.





Я могу представить, какую боль испытывает человек, узнавший о том, что его предали. Как начинает шуметь в ушах, ползет по позвоночнику липкий холодный страх, разливается по телу адреналин, немеют пальцы. Как мгновенно стирается все, что было «до», и в голове пульсирует только одна мысль: «Почему? Почему мне? За что? И что теперь делать?»

Как вообще после этого можно пойти на кухню, поставить чайник, продолжить жить, работать, решать дела и стирать носки, покупать макароны и гречку, брить ноги? Как, если все, что до этого держало тебя на плаву и казалось незыблемым и стабильным, вдруг превратилось в дым, который выедает глаза, выжигает пустыню внутри, убивает любые чувства?





Как теперь прикоснуться к другому, если тот был с кем-то со стороны, как пустить его обратно в себя, позволить принести в вашу постель чужую кожу?

Я уверена: сексуальное желание убивает не плохое белье, растяжки или целлюлит, а обрыв душевных сетей и потеря связи. Преданное доверие вызывает брезгливость на уровне тошноты: пожалуйста, только не трогай меня, мне противно.

И больно.

Измена в моем представлении – это всегда точка невозврата. Начало отсчета нового пути, решение о направлении которого ты принимаешь самостоятельно. И это решение нельзя перепоручить ни друзьям, ни психологу, ни церкви. Потому что не им разбираться с последствиями, а тебе. Они покачают головой, пожалеют и уйдут по своим делам. А тебе выкарабкиваться и жить.

Наверное, повезло, но мне ни разу не довелось примерить роль любовницы – даже будучи свободной, я не рассматривала женатых мужчин как возможный объект для интереса. Причем не важно, в каком состоянии находился их брак – сыпался, как сгнившая ткань, или допускал адюльтеры. Для меня кольцо на безымянном не просто кусок металла, а табу, опасное защитное поле. Сунься – и откроются врата ада: и там все полетит под откос, и у тебя.





 

При этом я не осуждаю тех, кто сделал другой выбор. Я вообще против того, чтобы притягивать сюда мораль – на ней слишком легко спекулировать. В любовном треугольнике страдают все: и кого обманывают, и кто обманывает, и с кем обманывают. Поэтому давайте отбросим в сторону вот это вот желание разобраться во всем по-быстрому, не вникая: одному возложить на голову венец мученика, второго приставить к стенке и расстрелять.

 

Что точно понадобится, так это смелость взять на себя ответственность – если изменил ты, и мужество встретить боль – если изменили тебе. А дальше предстоит сделать выбор, который никто не имеет права ни осудить, ни оспорить: простить, не простить, уйти, остаться, жить со случившимся дальше или начать с чистого листа.

Я за безжалостную честность с самим собой и предельное внимание к собственным чувствам в обход любых рамок и предписаний «сверху». Уходи, если не любишь. Решись пережить расставание, если знаешь, что никогда не сможешь простить. Даже если есть дети.





Я вообще не верю в сохранение браков «ради детей». Папа и мама остаются родителями даже тогда, когда перестают быть супругами. И если оба разумны и адекватны, то смогут договориться и о денежной помощи, и о встречах, и о достойном поведении в отношении друг друга.

На мой взгляд, гораздо хуже тихо ненавидеть, но терпеть, больше никогда вместе не спать, но строить совместный быт, брезгливо отшатываться при случайном прикосновении, но старательно делать вид, что «все в порядке».

Ведь ребенок на раз-два считывает существующее напряжение, и самое страшное – не учится любви. А последняя в браке проявляется не только через слова, но и свет молчания, громкость утренних шагов, силу закрытия двери в прихожей, заботливые мелочи, добрые пустяки. Даже через то, как ставится тарелка на стол или поднимаются разбросанные носки с пола.

Я говорю это как ребенок разведенных родителей. Они не вместе уже 20 лет, у них свои семьи и судьбы, но я искренне благодарна им за то, что они нашли в себе силы не мучать друг друга, и мне не пришлось расти в скандалах и грызне, под вечным перекрестным огнем. Я благодарна, что я росла, не впитывая это, не принимая за норму.





Не будем кривить душой: к сожалению, чаще всего измена и развод идут рука об руку. Последнего ждет любовница, им угрожает обиженный супруг, его боятся дети (мне, например, казалось, что меня отдадут в детдом).

Но для этого и дан язык – чтобы проговорить страхи. Чтобы сказать ребенку: «Что бы ни случилось, ты всегда будешь любим, а мы с папой (мамой) – рядом, пусть и не вместе». Чтобы сказать партнеру: «Прости, я знаю, как больно это слышать, но я больше не люблю тебя, и в моей жизни появился другой человек». И чтобы тому, кому это говорят, признать поражение: «Несмотря на то, что я сейчас в это не верю, жизнь не закончилась: у меня есть я, и мы справимся…».

 

 

Интуиция — это всегда ПЕРВАЯ МЫСЛЬ!

Бытовой паразитизм

 

Я не знаю, поможет ли хоть немного то, что я здесь написала, – хоть кому-нибудь. Но если вам есть что сказать – пожалуйста, говорите. О том, как пережили. О том, в какой роли побывали и какое решение приняли. Потому что нет никаких учебниковых истин – есть обычная маленькая жизнь, отраженная в миллионах историй.опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Источник: gnezdo.by/blog/izmena/

Кем ты хочешь стать, если не вырастешь

Поделиться



Только веселые, непонимающие и бессердечные умеют летать.

 

Я всегда, всегда, всегда хотела вырасти. Взрослость мне представлялась временем независимости от чужих идей, жестких систем, в которые тебя загоняют, как в корсет, и необходимости делить с кем-то жилплощадь.

Иногда мне кажется, что в свой первый брак я в буквальном смысле сбежала, и прежде всего – из дома, потому что жажда отделения была огромной, а мозгов, достаточных для того, чтобы придумать, как это устроить без решений такого масштаба, не нашлось. Поэтому поимела что поимела.

В принципе, дом, где я выросла, всегда казался мне тем местом, куда я могу вернуться, если прижмет, и где мне, по идее, всегда должны быть рады. 

Хорошо помню тот сеанс у психолога, когда она сказала мне, что это не так. Что дом родителей – это дом родителей, а твой – это тот, который ты построишь сама, так что будь благодарна, когда тебя пускают на порог как гостью, и не важно, сколько метров из него принадлежат тебе на бумаге. Оставь свое фырканье при себе и не лезь в чужой монастырь со своим уставом.





Эта истина тогда согнула меня пополам. Мне понадобилось несколько лет, чтобы по-настоящему ее понять. И начать взрослеть.

Потому что взрослость – это всегда про осознание цены и ценности: вещей, отношений, задач, последствий. Когда больше никто не придет и не спасет, и если ты решаешь пустить свою жизнь под откос – то вперед и с песнями. Только потом без нытья, жалоб и обид – их некому предъявлять. Перефразируя название одной известной книжки, «после восемнадцати – уже поздно».

Понимаешь, что взрослеешь, когда начинаешь беречь колени, правильно поднимать тяжести, досушивать до конца зимой феном волосы, радоваться, когда пальто прикрывает попу. Открываешь безыскусную прелесть обычных на самом деле вещей, чьим уродством так любят пугать в юности: колготок с начесом, теплых подштанников, хлопковых труселей.

Это потом, когда спину прострелит, понимаешь, как мама была права. И уже сама высушиваешь каждый вечер ботиночки накануне, закрываешь на три оборота шею шарфом, без нытья надеваешь под свитер и гольфик, и маечку, если понадобится, а на голову не только безропотно шапку натягиваешь, но и весь капюшон.

В доме вдруг появляются ряженка и кефир, мази от растяжений в аптечке уверенно теснят алкозельцер, в морозилке – уже не только лед для виски, но и кости для супа. А когда в ящике для картошки однажды начинает храниться картошка, а не соседские санки, то вообще понимаешь,  что обратной дороги нет.

А еще открываешь особую прелесть того, когда кормят тебя, а не ты. Возможность не становиться вечером за плиту воспринимается с искренней радостью, почти как подарок, и я без иронии – вы же помните: каждой работающей женщине нужна жена.





В какой-то момент равняешься в возрасте с родителями и вдруг понимаешь, что в твои 31 у мамы был уже семилетний сын, твой брат. Насколько же младше она была, слабее и хрупче, чем я сейчас: металась между садиком, работой и домом, стояла в бесконечных очередях, носила колючие шерстяные платья, накручивала волосы на бигуди. У нее не было ничего, что есть у меня сейчас, а у меня и сейчас нет того, что у нее уже было.

Ты взрослеешь, когда вместо отталкивающей усталости на лицах людей в метро начинаешь видеть за закрытыми глазами истории: вот здесь больной ребенок, здесь – распадающаяся семья, здесь – дети, которые не звонят, здесь – умер сын.

И все эти глубокие морщины, опущенные уголки губ, плохо прокрашенные корни и стоптанные задники подошв немодных туфель – не от лени, недалекости, «серости» или пустоты внутри, а от жизни. Той самой, которая срать хотела на заверения вроде «возможно все», потому что «ничего» на минуточку возможно в не меньшей степени.





Хорошо, если рядом есть человек, на которого можно положиться и опереться, но еще лучше – иметь опыт стояния на своих двоих, ремесло, которое может тебя прокормить, и несколько сотен баксов в носке под кроватью на всякий случай.

 



Отношения — это как дыхание, невозможно задумываться каждый раз о вдохе и выдохе

У каждого из нас есть своя «контрольная точка» счастья

 

Жизнь прекрасна и удивительна, Вселенная мудра и добра ко мне, но носочек никогда не повредит, никогда. Хотя бы потому, что в какой-нибудь холодный отчаянный день ты можешь пойти и купить себе чашку горячего шоколада.

Ты можешь.опубликовано 

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Источник: gnezdo.by/blog/time-to-grow-up-dear-piter/

Моя эрогенная зона – мозг

Поделиться



Когда я впервые встречаюсь с мужчиной, то обращаю внимание на две вещи: костюм и его мозги. Потому что и то, и другое для меня фетиш. И если костюм это глубоко личное и отсутствие его прощается, то малейший признак легкой степени болезни «че?» – смертельно.

Однажды в далеком походе с элементами игры на выживание я познакомилась с мальчиком по имени Слава. У него было поджарое тело с выступающими на шее и предплечьях венами, майка-алкоголичка, въевшаяся грязь под ногтями и руки человека, который может починить все – от машины-развалюхи до адронного коллайдера.

В общем, мы сидели у костра, пили восьмую чашку кофе, который хрустел на зубах на пару с речным песком, и отчаянно друг другу нравились. Он был в восторге от девочки, которая умеет слушать, а я не могла отвести глаз от рельефа мускулов под одеждой. Древний инстинкт «мой самец должен быть всем самцам самец» будоражил кровь, а Млечный Путь подмигивал жирными звездами, намекая на продолжение отношений.





На следующий день мы разъехались по домам, обещая писать друг другу слезливые любовные письма и обязательно встретиться.

Первая СМС (а ведь это почти как первый поцелуй) убила меня наповал: «Я не знаю пачиму но я па тибе скучаю». Славочка, солнышко, это даже не провал – это крах.

Дальнейшее общение по телефону подтвердили мои страшные догадки о том, что майка-алкоголичка была не данью моде, а предупредительным сигналом для таких, как я. Дивный юноша с характерным фрикативным «г» с воодушевлением рассказывал мне по телефону про то, что все женщины его маленького городка бессовестно и беспощадно тупы, бухают с ясельного возраста и выносят мозг своим мужьям, как утром мусор. Собственно, эти самые мужья не многим отличаются от последнего, тихо, но азартно спиваясь и принося домой копейки.

На фоне столь трагической сводки новостей провинциальной жизни я со своей «хатой с краю и офисом в центре» чувствовала себя немного неловко – наверное, мне действительно повезло. «А ты че – в интернете работаешь, да? А как это?» На мгновение я даже задумалась: а и правда? Как объяснить простому рабочему парню, что я делаю? «Клацаю французским маникюром по буквам, Слава». – «И тебе за это денег платят?» – «Ага». – «Совсем у вас там, в столице, с жиру бесятся».





Я не спорила. Я просто тихо свела общение на нет. Потому что выслушивать по десятому разу историю о том, как он устал копаться в гараже и очередной монолог о нехватке денег, было невыносимо. Его неизвестно откуда взявшаяся уверенность в том, что он приедет в Минск и будет жить со мной долго и счастливо, сначала удивляла, потом стала раздражать.

Да, я легко могу простить мужчине отсутствие костюма, но целей и амбиций – никогда. Пусть маленьких, пусть даже не очень сложных, но достойных. В общем, соскучишься – звони. Буду рада видеть твой пропущенный.

«Самая умная, да?»

Однако хуже жизни тямти-лямти может быть только тихая мужская враждебность к умным женщинам. Бабий бунт, эмансипация, феминизм, «жечь ведьм на костре!», как пишет один наш поклонник на форуме. «Что, думаешь, институт кончила, книжки читаешь, так все можно, да?»

Думаю да.

А че?





Про секс за столом

Когда я встречаюсь с мужчинами, мы говорим о работе. Потому как ну что может быть интереснее, чем узнать, чем он живет и дышит, какие планки перед собой ставит, через что прошел, чтобы стать тем, кто он есть. И ответы на эти вопросы мне нужны гораздо больше, чем рассказы о том, как круто он оттянулся с друзьями в бане.

Меня не надо развлекать – мне не скучно. И если я сейчас здесь, с тобой, значит, мне уже интересно. Расслабься и расскажи мне, кто ты. Каким был в детстве, каким надеешься стать в будущем. Куда ты идешь, мужчина? Кого ведешь за собой?

Я понимаю, что сложно. Я понимаю, что непривычно. Ведь девочки обычно не задают таких вопросов на свиданиях. Безопаснее говорить о погоде, сладко молчать, обсуждать оттенки вкуса карамельного латте. Накручивать локон на пальчик, подрагивать плечиком, наклоняться за упавшей салфеткой, чтобы сразу стало ясно, какого размера твои глаза.

Да, это работает, причем безотказно. Мозг выключается сразу. Но зачем? Что потом делать с этим телом в дорогой рубашке напротив и капелькой слюны в уголке губ?..

Говорят, женщины любят ушами. Так вот я со всей ответственностью заявляю: женщины любят мозгом. Это влюбиться они могут в вены на руках, улыбку и ямочки на щеках, а любят исключительно головой. Причем трезвой.

 



Ненакрашенные женщины. Их всё больше…

Экхарт Толле: Закон Изобилия — исходящий поток определяет входящий

 

А теперь обещанный рассказ про секс за столом. Если у вас когда-нибудь был разговор, где каждое слово отточено, реакции быстры, а глаза у обоих горят ярче елки на площади, то, думаю, вам знакомо и понятно чувство интеллектуального оргазма, который испытываешь от ума собеседника.

Я любуюсь умными мужчинами – это мой любимый вид людей.

Потому что пришло время новой сексуальности – той, которая в голове.опубликовано  

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Источник: gnezdo.by/bukvy/smart-is-sexy/

Давай никуда не спешить...

Поделиться



Небо другого цвета, холодный воздух, мелкие сухие листья под ногами. Но мы ещё не произносим это слово вслух.

Маша

 

Август, любовь моя, ты всегда начинаешься на несколько вдохов раньше, чем я могу вынести. Вот с этими своими маленькими сладкими яблоками, цветущей полынью и крапивой, необходимостью теплого одеяла на ночь и на две ложки сахара больше, чем ни одной.

Люди достают свитера и все чаще молчат, пересыпая солью воспоминания, чтоб не гнили.





Между крупными петлями длинного вязаного кардигана ютятся остатки летних снов со спутанными концами: потянешь за один – увидишь восемь, в комнате резко запахнет корицей и коньяком. Как скол на китайской фарфоровой чашке напоминает мне о том, что совершенство невозможно без изъяна, так и первый холодный воздух, остро пахнущий мокрой корой и дымом, возвращает мне землю под ногами.





В августе хочется уходить: от людей без идей, от идей без души, мертвых встреч, в ничью закончившихся историй. «Предельная щедрость – дарить нутряное накопленное тепло, настоящая зрелость – уметь доверять, помнить, бояться; в наших краях осенью принято возвращаться, время отсутствия истекло», – каждый год в это время я вспоминаю Ксюшины строчки и смотрю на часы. Говорю себе: вот, еще на один август старше – не страшно?  – а как же! Да только кто за меня пройдет по мосту, разведет огонь?





Всю ночь идет дождь, и оттого спится особенно глубоко. Я много гуляю по городу, город делает себя тише, кисло пахнет свиным навозом, сладко – растоптанной алычой. По старинке ставлю чернильные крестики на руке, копаюсь в земле, пересаживая подаренную лаванду, и в комнате еще долго стоит ее терпкий, тягучий, густой, хоть ложкой мешай, аромат.





У меня отросла стрижка и смылась краска, и оттого однажды я надолго застреваю у зеркала, с любопытством рассматривая проступившие седые волосы. Вот так живешь, живешь – и ни черта о себе не знаешь, а тело все запомнило, все сохранило.





Зачитываю коллегам понравившуюся шутку: «16 лет: «Жизнь – это боль, и лишь смерть способна принести покой». 36 лет: «Оп, сковородочка по акции! Возьму две». Голос из соседней комнаты: «А что за сковородочка там не указано?..» И в голове всплывают слова, уже не помню, откуда: «Видишь ли, какая штука… дело не в том, что мы теперь взрослые, просто взрослые теперь – это мы».





Не надо спрашивать, если не хочется, не надо вступать в дискуссию, не надо никому ничего доказывать, не надо делать вид, что интересно, не надо инициатив. Давай лучше сходим на рынок или книжную ярмарку, позалипаем на звезды, займемся любовью. Давай дышать медленно. Давай никуда не спешить. Август почти закончился.

Мы уже не успели.

Не успеть еще и сентябрь – никуда не годится. опубликовано  

 

Автор: Ольга Примаченко

 



СЕКРЕТ: Как получить желаемое

13 правил сохранения энергии

 



Источник: gnezdo.by/blog/august-my-love/

Есть слова, которые оглушают...

Поделиться



Иногда мы делаем глупости. Не специально, не красиво, не думая: не умеем вовремя закрыть рот, преждевременно хлопаем дверью. В общем, порем горячку, в процессе которой делаем ерунду. Чаще всего восстановить разрушенное удается. Но крайне редко при этом восстановленное действительно совпадает с тем, что было.

Обычно взаимная пытка тишиной в ссоре длится пару дней, максимум – неделю. Обе стороны успевают остыть, напиться, проспаться, подумать и пожалеть о сказанном. Но от некоторых слов и поступков любимого человека боль может не утихать годами. Это как вбить по шляпку в доску гвоздь и достать – след все равно останется.

Я сейчас не говорю об измене. Сохранить отношения после последней многим удается лишь в единичных случаях, а большинство даже и не пытаются – слишком большой шок, оправиться от которого и жить дальше как ни в чем ни бывало могут только самые сильные или те, кто для себя решил, что простить будет меньшим злом, чем расстаться.

 





Но есть слова, которые оглушают, как пощечина, и поступки, которые своей нелогичностью, неадекватностью и неожиданностью просто сбивают с ног. И чтобы их вспомнить, не нужно много времени. Потому что они и так всегда в подкорке. Причем даже если на словах прощение было получено, далеко не факт, что вам потом этого еще не припомнят. И не один раз.

Как понять, чего в ссоре говорить ни в коем случае не стоит? Очень просто: это, как правило, то, что больше всего хочется сказать. И чем сильнее хочется, тем крепче нужно держать язык за зубами. Потому что удивительной способности «любящих людей» минимумом движений наносить максимум разрушений могли бы позавидовать даже бойцы отряда «морские котики».

Рассказывать о том, что ранит, неприятно. Потому что всегда как по живому. Поэтому спасибо всем, кто поделился личным и на основе чьих историй я смогла вывести следующий список фраз и действий, которым можно смело присвоить красный уровень опасности для существования пары.

«Ты без меня никто»

Потому что «я тебя в люди вывел», «я тебя из грязи подняла». Обычно все вертится вокруг денег, связи, публичности, материальных выгод, приобретения более высокого  социального статуса или переезда в столицу. Также ею грешат те, кто в какой-то момент оказал другому крупную помощь (деньгами или услугой) и кому корона благодетеля не дает теперь спокойно спать по ночам.

Почему это больно: потому что мгновенно обесценивает жизнь человека, всю его историю. А это не то, что легко простить.

Обман

Поскольку мы сознательно не касаемся темы измены, то обычно это обман финансовый: когда тайком берутся деньги из семейного бюджета и спускаются на долги или игры, вкладываются в рискованные проекты или покупку вещей, не нужных никому, кроме условного «воришки». Еще хуже, если человек, уличенный в этом, отпирается и становится в позицию «я не брал, я ничего не знаю».

Почему это больно: деньги – это гарантия стабильности. Того, что в сложные минуты семья останется на плаву. Опустошение созданной совместными усилиями заначки, во-первых, обижает, а во-вторых, лишает другого партнера уверенности в завтрашнем дне.

«И вся семья у тебя такая!»

Тема родственников – запретная. Слова «и мамочка у тебя такая же психованная» могут за считанные секунды отбить у вашего партнера любое желание продолжать иметь с вами дело (а иногда – и общую фамилию). Кровь есть кровь, насколько бы ни был отягощен семейный анамнез алкоголизмом, психическими расстройствами, мотовством или распутством. Защищать своих перед чужими у нас в природе – и биться за них до последнего в том числе. В каких бы сложных отношениях мы с ними ни находились.

Почему это больно: потому что обида наносится не только тебе, но и тому, кто за тобой. И тому, кто за тем, кто за тобой. А это уже перебор.





«На самом деле я тебя никогда не любила»

Неважно, сколько уверений в обратном будет потом сказано; неважно, чем объяснено (алкоголем, общей несдержанностью, глупостью или желанием ударить побольней). Эти слова входят в душу как скальпель и остаются там как плевок. Причем на долгие годы.

Почему это больно: потому что это прямое покушение на самое святое – ощущение собственной значимости и нужности. А поскольку любви по заказу и щелчку пальцев не бывает, равно как нельзя залезть в душу другому и узнать его истинные чувства, в свою «нелюбимость» веришь на раз-два. И жить потом с этим убеждением, пусть и ошибочным, крайне тяжело.

«А почему ты так уверен, что это твои дети?»

И неважно, произносится эта фраза от имени жены или вылетает из уст обиженной любовницы. Мне кажется, чтобы использовать подобное «оружие» женщине нужно быть отчаянной стервой и полной дурой одновременно. Потому что посеять в голове мужчины сомнения в отцовстве подобно бомбе замедленного действия: неизвестно, когда рванет, и очень велика вероятность, что зацепит всех, в том числе и совершенно невиноватых.

Почему это больно: если ты растишь чужих детей, значит, тебе изменили и тебя обманули. Я не знаю человека, который бы смог вынести подобную новость и не захотеть отомстить. Потому что сказать так – значит вообще перечеркнуть все, чем человек жил и во что верил.опубликовано  

 

Автор: Ольга Примаченко

 



Источник: gnezdo.by/bukvy/please-forgive-me/