Хакка - Комплекс земляных строений в Китае

Поделиться







Ответы на все вопросы от приверженцев теории заговора! Неужели мы всего лишь марионетки…

Поделиться



На протяжении всей истории люди пытаются найти ответы на вопросы жизни. Особенно нас волнует, всё ли на свете случайно или нами руководит неведомая сила. Многие полагают, что власти скрывают настоящую правду, а кто стоит за этим — мы никогда не узнаем. Отсюда и начинается так называемая теория заговора, приверженцы которой уверенны в том, что бедность, войны, терроризм и другие беды являются следствием тайного сговора неких лиц для уничтожения простых людей.




Читать дальше →

12 захватывающих документальных фильмов

Поделиться



12 научно-популярных фильмов и сериалов BBC и Discovery

Узнать, как создавался первый в мире географический атлас, сколько книг хранится в Британской библиотеке, как монархам удалось спасти классическую музыку и кто хотел ее уничтожить, а также о том, как древние Рим и Греция повлияли на формирование культурной жизни человечества,возможно благодаря проектам BBC, Discovery и других зарубежных телеканалов.

В данной подборке —12 научно-популярных фильмов и сериалов, посвященных истории, изобразительному искусству, кино, книгопечатанию, культурной географии и музыке.

Как искусство сотворило мир/How Art Made the World, 5 серий

Фильм BBC посвящен древним цивилизациям, их политической, культурной, социальной жизни, искусству и научно-техническим достижениям. И то, каким мы знаем наш мир, — их заслуга. И с помощью этого пятисерийного телефильма зритель получает возможность увидеть, каким был мир многие тысячи лет тому назад.





Лаборатория спецэффектов/Science of the Movies, 13 серий

Документальный фильм Discovery проведет зрителей за кулисы киностудий. Ведущий познакомит вас с известными режиссерами, успешными сценаристами и мастерами спецэффектов. Вы увидите, как создаются трехмерные изображения, как работают операторы, осветители, бутафоры, в общем, всю ту магию, что происходит за кадром.





Искусство Скандинавии/The Art of Scandinavia, 1 серия

Телеведущий Эндрю Грэм-Диксон расскажет все, что знает о выдающихся культурных деятелях Скандинавии — писателях, актерах, художниках. Через картину Эдварда Мунка «Крик» ведущий попытается проанализировать особенности души скандинавов. Также мы рекомендуем к просмотру другие проекты Грэма-Диксона: «Искусство Испании»/The Art of Spain, «Искусство Германии»/The Art of Germany, «Искусство Китая»/The Art of China, «Искусство Америки»/The Art of America.





Музейные тайны/Mysteries at the Museum, 9 сезонов

Что могут поведать музейные экспонаты? Они способны рассказать огромное количество удивительных историй о своих создателях, исследователях и владельцах. Зрителям предоставляется уникальная возможность отправиться в интересное путешествие в мир арта, музеев и художественных галерей, а также близко познакомиться с мировой историей искусств.



Красота книг/The Beauty of Books, 4 серии

В Британской библиотеке в Лондоне хранится 14 млн книг, а общая протяженность всех полок на которых они располагаются, составляет более 600 км. Ежегодно коллекцию пополняют 300 тыс. новых изданий: от современных романов до древних манускриптов. Все эти тома хранят не только идеи и накопленные знания, но и свидетельствуют о давней любви человека к книге. Фильм рассказывает об этом уникальном собрании.



Яркие огни, блестящие умы/Bright Lights Brilliant Minds. A Tale of Three Cities, 3 серии

Зрители совершат путешествие в три города мира: Вену, Париж, Нью-Йорк, — и в три различные исторические эпохи. Ведущий, доктор Джеймс Фокс расскажет об истории городов, которые на протяжении тысячелетий менялись, благодаря выдающимся личностям, таким как Сальвадор Дали, Эрнест Хемингуэй, Джексон Полок, Густав Климт, определившим их судьбу.



Сокровища Древнего Египта/Treasures of Ancient Egypt, 3 серии

Раскопки в Египте всегда волновали исследователей, в особенности Долина Царей, которая славилась потрясающими архитектурными строениями – пирамидами и сфинксами. Здесь археологи находили невероятные богатства, исторические ценности и, конечно, исследовали иероглифы. Ведущий проекта Алистер Сук расскажет зрителям о расцвете и падении великой египетской цивилизации.





Семь чудес Древнего Рима/Seven Wonders Of Ancient Rome, 1 серия

Древний Рим был центром политической жизни Римской империи, а также законодателем в сферах искусства, моды, архитектуры. Именно архитектурным шедеврам и чудесам инженерной мысли посвящен этот фильм. Вы узнаете о жизни города буквально все: как была устроена система водоснабжения, где был расположен первый в мире торговый центр, кто построил колизей и многое другое.





Сокровища древней Греции/Treasures of Ancient Greece, 3 серии

История Древней Греции до конца еще не изучена и продолжает «подкидывать сюрпризы». Ведущий ВВС Алистер Сук в своем проекте раскроет основы систематизации царящих ныне представлений об искусстве античной Эллады. В основе — анализ мифов и гомеровских эпосов и проведение параллелей с последними открытиями ХХ века.





История Британии/A History of Britain, 15 серий

Зрителей этого научно-популярного фильма ждут неожиданные открытия и странные тайны жизни Британской Империи. Вы узнаете все о жизни людей, занимавших территорию Альбиона, начиная с каменного века и до наших дней. Также ведущий Саймон Шема расскажет много интересного  о политической, культурной и социальной жизни этой страны и о том, как она повлияла на весь современный мир.





Дэвид Старки. Музыка и Монархия/David Starkey’s Music and Monarchy, 4 серии

Документальный проект основывается на исследованиях доктора Дэвида Старки, который поведает о том, что составляло серьезную угрозу для существования музыки и монархии, начиная с XVII века. Также вы узнаете, что послужило толчком к появлению, развитию и популярности камерных концертов, оркестров барокко и прото-опер. Этот проект сможет открыть для вас совершенно иной мир и взгляд на музыку.



Очарование географических карт/The Beauty of Maps, 4 серии

Сериал BBC рассказывает о картах, которые хранились на протяжении многих столетий и попали в музейные архивы. Их нельзя назвать просто «картами», — скорее, это настоящие произведения искусства, тайны создания которых раскрывают ученые. В частности, зрителю покажут раритеты, хранящиеся в архивах Британской библиотеки. Они представляют собой как географическую, так и историческую ценность, плюс к этому их можно назвать выдающимися экспонатами изобразительного искусства, так как они выполнялись непревзойденными мастерами вручную. В четырехсерийном фильме представлены различные музейные реликвии – и средневековая Хервордская карта мира, которой уже семь веков, и трехсотлетние карты Лондона, и самый первый географический атлас мира, являвшийся в свое время образцом достижения географической науки, а также много необычных экспонатов картографического направления.





опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //womo.ua/kulturniy-srez-12-dokumentalnyih-filmov-ot-bbc-i-discovery/

Русское тело: броня генетической памяти

Поделиться



Возможно ли? Принято говорить о «русском характере», о загадочной «русской душе». Но о теле, телесности?

Поднимая разговор о Русском теле, вообще о теле, — следует различать несколько видов тел.

Индивидуальное тело и ряд групповых тел:

  • семья как тело, имеющее свои органы и взаимоотношения между ними (скажите, кто в Вашей семье, например, — голова),
  • коллектив,
  • наконец, государственность как тело.




©Петров-Водкин

Все виды тел пронизывают друг друга, взаимодействуют и влияют друг на друга. Так, наше индивидуальное тело сформировывалось и сейчас значительно зависит от государственной телесности. В равной степени и наоборот.

Может показаться странным для настоящего практического издания начать разговор о специфике русской телесности с государственного тела, а не, например, с индивидуального. Но, как известно, нет ничего практичнее хорошей теории. Хорошая же теория — это всегда обобщения высокого порядка. В нашем случае такого рода обобщения затрагивают, прежде всего, государственность, что, кстати, хорошо иллюстрируют пословицы и поговорки русского народа и о русском народе, являющиеся своеобразными и наиболее устойчивыми обобщениями.

Начнем с «корней», «опор», НОГ. Это важно, поскольку решающие особенности человеческой телесности, прежде всего, связаны с изменением позиции тела — с превращением нас из животных в этих «homo erectus» — «людей прямостоящих».

О Руси, России всегда говорили: «Колосс на глиняных ногах», — очень точно указывая как на одну из наших базовых проблем — отсутствие стабильности, неустойчивость, так и на область государственной психосоматики — НОГИ.

Действительно, вряд ли можно назвать другую страну, которая за свою историю вынесла на своих плечах (о плечевом поясе Русского тела см. ниже) столько войн и революций. И ведь не просто дворцовый переворот с обычной сменой власти, а — «до основания...».

В чем смысл и есть ли он вообще?





Давайте проделаем опыт.

Неожиданно схватите человека за грудки и сильно встряхните. Наблюдайте за ним. Что происходит? Правильно, он ОПУСКАЕТСЯ!

Опускается (не в другом значении этого слова, хотя связь с другим значением в нашей истории прослеживается тоже!) — в смысле УКОРЕНЯЕТСЯ. Он пытается быть ближе к Земле, ищет в ней опору; если хотите — пытается своим же телом решить свою же проблему.

В этом мне видится смысл (но не оправдание) столь разрушительных встрясок. В этом смысл политических, нравственно-человеческих метаморфоз наших политиков и государственных чиновников, когда в предвыборных обращениях — «обретение стабильности», а по приходу к власти — «предоставление дополнительных полномочий силовым структурам во взимании налогов» вместо разработки толкового налогового законодательства.

Здесь мы сталкиваемся с другой проблемой Русского тела. В ногах, являющихся, как нам известно, оплотом стабильности, в коленях содержатся еще и СТРАХИ (ср. «душа от страха ушла в пятки», «присел от страха», «ноги подкосились» и «колени задрожали»). Здесь следует сделать некоторые пояснения.

Та или иная проблема, формирующая Русское тело (пронизывая все его виды: индивидуальное тело граждан, семьи, коллективы, государство в целом) и сама являющаяся его продуктом, — вполне материальное, живое образование, обладающее собственной телесностью (не случайно многие проблемы имеют вполне визуальные характеристики). А любое живое имеет потребность в пище и жизни. Страхи, живые образования, поселившись в ногах Русского тела, нуждаются в пище.





Вот Вам и еще ответ на странные и внешне, вроде бы, необоснованные действия по даче дополнительных полномочий силовикам.

Действительно, таким образом можно собрать ВСЕ (не только налоги), дав пищу нашим страхам. Для нашей страны — это максимально действенный и реально быстрый способ. Но способ чего? Только не решения проблемы Русского тела.

Как видим, неожиданно узко-государственная задача (всего-то налоговое законотворчество!) превращается в задачу ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКУЮ (государственно-терапевтическую).

Связь страхов (а самый «страшный страх» — страх СМЕРТИ) с реальностью нашей жизни — самая прямая. Это и наш РУССКИЙ БИЗНЕС, и БАНКОВСКОЕ ДЕЛО   —   под грохот взрывных устройств и свист пуль. Это и обвальные денежные реформы, которых «быть не может», и неожиданно замороженные валютные вклады Внешэкономбанка (уже забыли?), и «сгоревшие» рублевые вклады Сбербанка. Это… Это… Остается вопрос: зачем это делается? На уровне государственного тела; на уровне индивидуального — почему мы этому позволяем случаться?

Ответ парадоксален с точки зрения здравого смысла, но совершенно объясним с точки зрения вышесказанного: складывается впечатление, что мы ЖЕЛАЕМ БОЯТЬСЯ, мы ИСПЫТЫВАЕМ В ЭТОМ ПОТРЕБНОСТЬ. Мы позволяем иметь законы, позволяющие нам жить в нестабильности и страхе за эту нестабильность.

Следующая часть Русского тела — ПАХ (вижу, как заулыбался читатель). Действительно, паховая область напрямую связана с ногами (известна шутка-загадка «откуда растут ноги?») и с нашей государственностью. Большинство эпитетов, отпускаемых в сторону нашей государственности (не путать с Родиной!) — из этой области нашего тела.

И здесь многое понятно! Паховая область — это область максимально глубоких и сильных чувств, поскольку сфера сексуальных отношений, оргазма — это область высокой энергии (читайте хронику происшествий сферы бытовых убийств и тяжких телесных повреждений, произошедших на любовной почве!).

Любые электроприборы, особенно повышенной мощности,- обязательно заземляют. В нашем теле, мы помним, — это ноги. Так что претензии ПАХА к НОГАМ совершенно обоснованы.

Другое дело — в какой форме они выражены. Здесь неоценимую услугу играет наш «великий и могучий»,  наш русский язык.  Конечно же, — это наш мат.

Напрашивается гипотеза, что именно в силу избытка чувств в ситуации отсутствия их «заземления» такую функцию «опор» берет на себя язык.

Действительно, по семантике, обилию оттенков, количеству матерных слов — русский язык «впереди планеты всей». Гражданину нашей страны трудно понять западный фильм и реплику главного героя в момент падения холодильника с трехметровой высоты на мизинец его ноги.

Кроме вообще глубоких и сильных чувств, паховая область Русского тела — это и область конкретных чувств русского срама и стыда (ср.мед.-срамные губы). Не задумывались ли Вы над тем, почему у нас такие туалеты? В смысле — уборные, отхожие места. То, от чего впадают в шок иностранцы, посещающие нашу страну. И ведь действительно трудно им объяснить — почему. Это же никак не связано с нашей чистоплотностью/ нечистоплотностью. В чем же причина? Одна из них — уборные, отхожие места, как ни покажется это странным, — своеобразные символы паховой области и, одновременно, — ее материализация.

Следуя логике, описанной выше, проблема срама, стыда оказывает влияние на нашу жизнь так, что формирует ситуации, в которых она получает свою пишу: «стыд и срам, стыд и срам». И подтверждение этому — наша история. Российские помещики, покупая итальянские и греческие скульптуры обнаженных героев повсеместно одевали их в металлические трусы. А СОВЕТСКИЙ СЕКС, «которого нет»! А разговоры, книга и телепередачи «про Это».

Вполне закономерно в сознании и культуре граждан нашей страны формировалось и сложилось определенное (в основном негативное) отношение к «этому». При колоссальном интересе (запретный плод...). Раз «этим» занимаются обнаженными (заземляя энергию чувств через контакт с другим телом), таким табу выступило не только все обнаженное тело, но даже отдельные его части — ноги, руки. Табуированным стало даже само слово — ТЕЛО!

Поднимаясь выше по Русскому телу, мы оказываемся в области ГРУДИ. Это — область наших чувств, переживаний. Объем статьи и, прежде всего, серьезность разговора не позволяют в полном объеме рассмотреть данную область. Ведь здесь скрывается загадочная РУССКАЯ ДУША. Именно она и та атмосфера, в которой она раскрывается, проявляется в полном объеме — так привлекает тех же иностранцев (несмотря на наши туалеты!).

Чувств много и они глубоки! Но при таких ногах (см. выше) чувства удерживаются (небезопасно!). Если прорывает — то с перехлестом (отреагирование). Не в этом ли одна из причин нашей дружбы с Зеленым Змием? Отпускает! Спросите почему? Тело расслабляется, а значит — опускается, укореняется (максимальное расслабление и реальное заземление — это смерть, отсюда — «мертвецки пьян»). Да еще сверхконтроль со стороны сознания ослабевает (т.н.«дурь»).

Разговор о Русском теле был бы неполный, если бы мы не указали еще на несколько его частей, имеющих ключевое значение для понимания логики его устройства. Колоссность, колоссальность Русского тела — это, прежде всего, его ПЛЕЧИ. Плечи — это то, что мы БЕРЕМ НА СЕБЯ, или СОБИРАЕМСЯ ВЗЯТЬ. В последнем случае здравомыслящий человек, как правило, задает вопрос «а выдержу?».

Но это, прежде всего, вопрос к НОГАМ. А ноги-то мы помним какие. При таких-то ногах какое же «громадье» мы можем осилить? Можем! За счет замечательных качеств, снискавших былую славу советскому человеку, — воля, мужество, терпение (ср. «вынесет все!», «нам нет преград!»). Но это — психологические качества.

А что же тело? А в теле — колоссальное перенапряжение и зоны конфликтов — СПИНА, ЖИВОТ и упоминавшиеся уже КОЛЕНИ. Поставьте спортсмена-тяжелоатлета в момент взятия им веса па неустойчивую опору — вот аналог нашей с Вами ситуации.

То, что сейчас говорится о потере наших «корней», об утрате культуры, о недостаточности понимания ценности нашей семьи (ср. Германия, Америка), о сложностях отношений внутри коллективов (ср. Япония) — это прежде всего проблемы СПИНЫ. Спина — это основа, остов всего тела, связующая всех его частей.

Так же, как ЖИВОТ — это жизнь (ср. «положить живот за отечество»). И эта жизнь постоянно подвергается опасности. А при такой нагрузке на плечевой пояс — это постоянное перенапряжение жизни, области живота. Это, наконец, — трудности вынашивания детей и родов у женщин (о Русском теле женщин — отдельный и очень важный разговор).

Наконец, разговор о Русском теле хотелось бы завершить еще одной ключевой его частью. Это — НИЖНЯЯ ЧЕЛЮСТЬ. Нижняя челюсть лица — это одновременно и аналог паховой области на теле (см. выше), и подавляемые человеком негативные чувства, эмоции, переживания, в основном — ярость, агрессия, ненависть. В силу акцентирования этой части Русского тела и ее двойного употребления (ярость, агрессия и — сексуальные отношения) имеет смысл еще раз вернуться к уже упоминавшийся хронике происшествий и убедиться в правоте выявляемых соответствий и связей.

С другой стороны, вся наша история, особенно история многочисленных войн, показывает эффективность обращения к этой части Русского тела («пусть ярость благородная вскипает...»). Не важно, что ценой десятков миллионов жизней, а мы бы сказали и подчеркнули — смертей (опять тема СМЕРТИ!). И это зачастую произносится чуть ли не с гордостью, как своеобразное достижение!

Подведем итог. Данная статья не претендует на законченность. Это — взгляд, видение. В основе этого видения — собственный опыт деятельности психолога-консультанта, практикующего телесно-ориентированного психотерапевта, ведущего семинаров и координатора ряда международных программ в области культуры тела (не путать с физкультурой!). Данное видение позволяет в индивидуальной работе находить объяснения особенностям строения индивидуальных тел, соответственно индивидуальных проблем и болезней; а в обыденной жизни находить объяснения и, как нам даже кажется, смысл зачастую совершенно бессмысленных (и даже бездумных) поступков наших государственных деятелей и политиков.

И, наконец, исконно русский вопрос, без которого данная статья совершенно не смотрелась бы: «Что же делать?»

Жить!

Осознавая, что происходит; в каком теле (индивидуальном ли, семейном ли или государственном) живем; какую цену за каждое действие платим; в чем смысл того, что имеем.опубликовано

из хрестоматии по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике «СВОБОДНОЕ ТЕЛО», редактор-составительВ.Ю.Баскаков.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //teleska.pro/klientam/russkoe-telo/

Сергей Капица: Шедевры за деньги не рождаются

Поделиться



«Если вы перед людьми изображаете умника, говорите с ними на каком-то заграничном языке – этого они вам не прощают»

 

Сын лауреата Нобелевской премии Петра Леонидовича Капицы, советский и российский учёный-физик, просветитель Сергей Петрович Капица для большинства из нас не нуждается в представлении. Он был выдающейся личностью. Он относился к категории людей, меняющих этот мир к лучшему. Мудрых, гениальных людей хочется слушать сутками напролет, прислушиваться к их жизненному опыту, суждениям, мыслям; вдохновляясь идеями внедрять в свою жизнь самое лучшее. Такие люди плохого не посоветуют, плохому не научат.

Сергей Петрович прожил долгую, насыщенную жизнь, умер в Москве 14 августа 2012 года, в возрасте 84-х лет.





Сергей Петрович неоднократно делился своими мыслями о современном поколении, а также нередко объяснял разницу между поколениями.

Предыстория: В 2009 году Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провёл исследования, которые власти предержащие как-то не заметили. А напрасно. Их результаты таковы, что как минимум двум министерствам — культуры и образования — нужно жать на все «тревожные кнопки» и собирать экстренные заседания кабинета министров. Потому как, согласно опросам ВЦИОМ, 35% россиян НЕ ЧИТАЮТ КНИГ ВООБЩЕ!

А ведь Россия, если верить речам президента и премьер-министра, взяла путь на инновационное развитие. Но о каких инновациях, научных прорывах, развитии нанотехнологий и т. п. может идти речь, если больше трети населения страны за год ни разу не взяли в руки книгу? По этому поводу в 2009 году газета АИФ взяла небольшое, но развернутое интервью у профессора С. П. Капицы. Вот выдержки из этого интервью:

«Россию превращают в страну дураков»

«Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет! Именно эти слова я произносил пять лет назад на заседании правительства. Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить.

У нас происходит полный разрыв слов и дел. Все говорят об инновациях, но при этом не делается ничего, чтобы эти лозунги начали осуществляться. И объяснения «Я так много работаю. Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением. Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось. А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас.

Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи работает в охранных организациях! Получается, что все эти молодые парни — тупые, ограниченные люди, способные лишь бить морду?»

Зачем человеку читать?

«Вы спрашиваете, зачем вообще человеку читать. Опять-таки приведу пример: организмы человека и обезьяны очень близки по всем своим характеристикам. Но обезьяны не читают, а человек читает книги. Культура и разум — вот основное отличие человека от обезьяны. А разум основан на обмене информацией и языке. И величайший инструмент обмена информацией — именно книга.

Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо и вместе с ним — чтение. Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения. Возьмите как-нибудь и хотя бы ради любопытства перелистайте переписку великих.

Эпистолярное наследие Дарвина, которое сейчас издаётся, — 15 тыс. писем. Переписка Льва Толстого тоже занимает не один том. А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?»

Роль ЕГЭ в образовании

«Я давно предлагал изменить критерии приёма в высшие учебные заведения. Не надо никаких экзаменов — пусть абитуриент напишет сочинение на пяти страницах, в котором объяснит, почему он хочет поступить на тот или иной факультет. Умение грамотно изложить свои мысли, суть проблемы демонстрирует интеллектуальный багаж человека, уровень его культуры, степень развития сознания.

А ЕГЭ, который сегодня используют, не может дать объективной картины знаний школьника. Он построен лишь на знании или незнании фактов. Но факты далеко не всё! Впадает ли Волга в Каспийское море? Ответ на этот вопрос заслуживает не галочки в соответствующей клеточке, а отдельной серьёзной беседы. Потому что миллионы лет назад Волга впадала не в Каспийское, а в Азовское море, география Земли была другой. И вопрос из хрестоматийного превращается в интересную проблему. Чтобы решить её, как раз-то и требуется понимание, которого без чтения и образования добиться невозможно.»

Чувства вместо умов

«…Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми. Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт.

Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры. Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет. Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно. Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.

Нам сегодня не к чтению нужно отношение менять, а коренным образом поменять отношение к культуре в целом. Министерство культуры должно стать важнейшим из всех министерств.А первоочередная задача — перестать подчинять культуру коммерции.

Деньги есть не цель существования общества, а всего лишь средство достижения тех или иных целей.

Вы можете иметь армию, солдаты которой будут доблестно сражаться, не требуя вознаграждения, потому что верят в идеалы государства. А можно иметь на службе наёмников, которые с равным удовольствием будут убивать и своих, и чужих за одни и те же деньги. Но это будут разные армии!

И в науке прорывы делаются не за деньги, а для интереса. Такой вот кошачий интерес! И с крупным искусством то же самое. Шедевры за деньги не рождаются. Если же всё подчинять деньгам, то деньгами всё и останется, не превратятся они ни в шедевр, ни в открытие.

Чтобы дети вновь начали читать, в стране должна сложиться соответствующая культурная обстановка. А что сейчас определяет культуру? Когда-то тон задавала Церковь. Люди в выходной день шли в храм и вместо телевизора смотрели на фрески, иконы, витражи — на иллюстрацию жизни в образах. Великие мастера работали по заказу Церкви, большая традиция освещала всё это.

Сегодня люди ходят в Церковь гораздо меньше, а обобщённую картину жизни даёт телевидение. Но никакой великой традиции, никакого искусства здесь нет. Ничего, кроме мордобоя и стрельбы, вы там не найдёте. Телевидение занимается разложением сознания людей. На мой взгляд, это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам. С экрана идёт лишь один призыв: «Обогащайтесь любыми способами — воровством, насилием, обманом!»

Вопрос развития культуры — это вопрос будущего страны. Государство не сможет существовать, если не будет опираться на культуру. И не сможет лишь деньгами или военной силой укрепить свои позиции в мире. Чем мы можем сегодня привлечь бывшие наши республики? Только культурой! В эпоху СССР они прекрасно существовали в рамках нашей культуры.

Сравните уровень развития Афганистана и республик Средней Азии — разница огромная! А сейчас все эти страны выпали из нашего культурного пространства. И, на мой взгляд, важнейшая задача сейчас — вновь их в это пространство вернуть.

Когда распалась Британская империя, важнейшими инструментами воссоздания целостности англоязычного мира стали культура и образование. Британцы открыли двери своих высших учебных заведений для выходцев из колоний. В первую очередь для тех, кто в дальнейшем мог бы стать управленцем этих новых стран.

Я недавно разговаривал с эстонцами — они готовы учиться медицине в России. Но мы берём с них огромные деньги за учёбу. При том что возможность учиться в Америке или Англии они получают даром. И чем мы после этого сможем тех же эстонцев привлечь, чтобы взаимодействие с нами им стало важнее, чем взаимодействие с Западом?

Во Франции существует министерство франкофонии, которое продвигает культурную политику Франции в мире. В Англии Британский совет считается неправительственной организацией, но на самом деле проводит чёткую политику по распространению английской культуры, а через неё — глобального английского влияния в мире. Так что вопросы культуры сегодня переплетаются с вопросами политики и национальной безопасности страны. Пренебрегать этим важнейшим элементом влияния нельзя.

В современном мире всё в большей степени наука и искусство, а не ресурсы и производительные силы определяют могущество и будущее страны.





Мы сами себя разрушили

∗ Выдержка из интервью за 2008 год.

Сколько вообще теперь понадобится лет, чтобы российская наука вновь отвоевала утерянные позиции?

— Моего отца в 1935 году Сталин оставил в Советском Союзе, за два года построив ему институт. У нас за прошедшие 15 лет ни одного научного института не построено, а разорено почти всё, что было.

— В массовом сознании сложился устойчивый стереотип: развал страны — это диверсия Запада. А как вы считаете, что послужило причиной этому: наша безалаберность, глупость или борьба за передел мира, чтобы сильную и мощную страну опустить до какого-то предела и потом её доить: нефть — газ, нефть -газ?

— Такие попытки были, но они не удались. Мы сами себя разрушили.

На совете министров несколько лет тому назад решили выделить 12 миллионов рублей на квартиры для молодых учёных. А в это время разгорелся скандал с прокурором, который отремонтировал свою квартиру за 20 миллионов. Я за это зацепился и сказал, что, если бы вы выделили 12 миллиардов на квартиры для молодых учёных, вы могли бы поправить дело. А все полумеры бессмысленны. И закончил словами:

«Если вы и дальше будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Вам будет проще этой страной править, но будущего у такой страны нет». Вышел скандал, и председатель сказал, что согласен с мыслями профессора Капицы, но не с его формулировками.

— Как вам среди этих стрессов, борьбы, обид удалось сохранить такую энергию, остроту ума?

Нужно уметь находить себе дела. Когда меня прогоняли с телевидения, я занялся демографической наукой. Когда не мог заниматься ускорителем, нашёл себе другое занятие. И так было несколько раз в моей жизни.

И потом, у меня есть пример моего отца. Ведь отец, после того как Берия снял его с руководства Институтом физических проблем и кислородной промышленности, 8 лет прожил хоть и внутри страны, но, по сути, в изгнании — на даче. Меня тогда тоже уволили из ЦАГИ, карьера в авиации не состоялась. Я стал помогать отцу, и вместе начали заниматься экспериментальной работой по изучению течения тонких плёнок жидкости.

Чем это кончилось? В прошлом году я был введён в совет премии «Глобальная энергия». И один из её лауреатов — англичанин — получил её как раз за изучение тех самых плёнок, которыми занимался мой отец, и трогательно заявил об этом при получении премии!

Получается, что самый главный секрет долгожительства — увлечённость своим делом?

— Конечно! И тогда всё будет в порядке.

Пора внедрять добро

— Сергей Петрович, объясните, пожалуйста, такое несоответствие. Сегодня Интернет связал мир в единую сеть, развиваются нано-технологии, ведётся активное изучение стволовых клеток, клонирования… Казалось бы, учёные всё делают для того, чтобы жизнь человека стала лёгкой и безбедной. А в реальности люди по-прежнему болеют много, живут мало и тяжело.

— Думаю, дело в том, что общество не может правильно распорядиться своими знаниями.

— А как можно обвинять общество? Говорят, к примеру, мол, люди сами виноваты в том, что спиваются, потому что неправильно используют водку, — Менделеев её открыл в научных целях. Ну а как её ещё использовать? Только для примочек? Или взять создание ядерного оружия…

— Ядерное оружие — самый страшный пример. Мечта о самой большой бомбе завела человечество в тупик. Великое счастье, что во время всех этих переворотов, которые прокатились по миру, не случилось ядерной катастрофы.

Сейчас ядерные арсеналы уменьшаются, но медленно. И человечеству надо учиться жить с этим злом. Но проблема ядерного оружия не только техническая. Это ещё и проблема человеческого сознания и воспитания.

Смотрите, в Америке оружие носят все — включая школьников и людей с нездоровой психикой. Оружие стало более доступным, а мозги человеческие — менее устойчивыми. Эта неустойчивость — реакция на технический прогресс, когда наше сознание не успевает освоить созданную нами же технику. С моей точки зрения, это один из самых глубоких кризисов современного мира.

Поэтому ничего лучше правильного воспитания не придумаешь! Это требует большой работы, проделывать которую пока никто не рвётся. Но если мы не будем задумываться над этой проблемой серьёзно, человечество придёт к краху, первые симптомы которого уже наблюдаются в общественном сознании. Считать, что общество может дрейфовать куда угодно, — путь к самоубийству. Ведь человек отличается от животного только наличием культуры. Хотя и у животных не всё так примитивно — у них тоже есть запреты.

Звери не поедают самих себя — волки волками не питаются. В отличие от людей, которые легко «пожирают» себе подобных. Поэтому пора уже доброе и важное не только созидать, но и активно внедрять. Ведь та же заповедь «Не убий!» не требует пояснений — она требует исполнения.

На игле чужих технологий

— А почему человечество оказалось слабым звеном прогресса? Компьютеры стали суперсовершенными, а мы остались такими же, как миллион лет назад.

— А вы взгляните на те же компьютеры. В них есть, грубо говоря, «железо» и программное обеспечение. Программное обеспечение стоит в 10-20 раз дороже «железа», потому что продукт интеллектуального труда создать гораздо тяжелее. Так и с человечеством. «Железа» — энергии, оружия — у нас сколько угодно. А программное обеспечение — назовите это культурным потенциалом — отстаёт.

— У компьютеров, по крайней мере, проблема «железа» решена, но медицинская наука ещё не может решить проблемы человеческого тела.

— Тут уже много зависит от вас: пропиваете ли вы свою жизнь, перегружаете ли стрессами. Да и мозг, к сожалению, изнашивается гораздо быстрее тела. В Америке есть старухи, которым почти под 100 лет, они доживают свой век в одиночестве, в отелях, страдая от болезней Альцгеймера или Паркинсона. Жалкое зрелище! Получается, что душа умирает раньше тела. А это неправильно: нужно умирать вместе! (Смеётся.)

— Но всё равно мы даже грипп и насморк не можем победить! Про рак уже не говорю!

— В этом случае прежде всего нужна ранняя диагностика. Если вовремя заметить болезнь, шансы на исцеление многократно возрастают. Но подобные процедуры требуют и много денег, и квалифицированных врачей, и техники. Если бы приборы для ранней диагностики были доступны не только богачам, то смертность от рака снизилась бы.

В своё время — «в той жизни», как я говорю, — я занимался разработкой ускорителей. У них есть две сферы применения. Первая — безопасность корпусов ядерных реакторов. Но с их помощью можно было излечивать людей от рака. Прибор воздействовал на поражённый орган, не задевая ничего вокруг. Перед тем как в стране всё рухнуло, у нас было сделано 6 машин: одна до сих пор работает в Институте имени Герцена, через неё прошли 20 тысяч человек.

Чтобы обеспечить весь СССР, нужно было 1000 машин, и мы были готовы их производить. Но тут, в эпоху чудовищного хаоса, к российским чиновникам пришли немцы и сказали:

«Мы дадим вам миллиардный заём, чтобы вы смогли купить наши машины». В результате мы оказались посаженными на иглу немецкой технологии. Мы писали письма, что у нас есть и клинический опыт, и что наши машины дешевле в эксплуатации, а мне отвечали: мол, чтобы изменить ситуацию, нужно дать такому-то чиновнику 20% «отката». И так — в любых областях.

На одной из своих последних встреч со зрителями Сергей Петрович признался:

— Лет 20 назад мне казалось, что главная проблема на нашей планете – это проблема мира, потому что мы были вооружены до зубов, и неизвестно, куда эта военная сила могла нас привести. Сейчас, мне кажется, нам надо обратиться к самому существу нашего бытия — к росту населения, к росту культуры, к целям нашей жизни. Мир, и не только наша страна, переживает глубокий перелом в своем развитии, вот этого не понимают ни политики, ни большинство людей. Почему происходит этот перелом, с чем он связан, как на него повлиять, как реагировать? Сейчас люди должны разобраться в этом, потому что прежде чем действовать, надо понять. Когда я пойму, то обязательно расскажу вам".

Теперь поймем ли мы сами, без него? опубликовано 

 

Автор: Андрей Русский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: moiarussia.ru/sergei-kapitca-o-rossii/

10 Книг, от которых становишься добрее

Поделиться



1. О. Генри «Дары волхвов»

Удивительный короткий рассказ, полный нежности и любви. Казалось бы, всего несколько страниц — разве можно в них передать столько чистых и светлых чувств, а главное, жизненной мудрости?

А вот можно. Можно коротко сказать о самом ценном в жизни любого человека: о любви, преданности и самопожертвовании. Как радостно становится, когда знаешь, что есть на свете такие гениальные строки.





 

2. Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»

Войдите в светлый мир 12-летнего мальчика и проживите вместе с ним одно лето, наполненное событиями — радостными и печальными, загадочными и тревожными. Лето, когда каждый день совершаются удивительные открытия, главное из которых — ты живой, ты дышишь, ты чувствуешь!

Эта книга — детское виденье лета, лето из детства, с нереальными фантазиями, доброе, красочное, жаркое, полное приключений лето… Лето через призму детского восприятия… И оно прекрасно.

 

3. Горан Петрович «Атлас, составленный небом»

Замечательная волшебная сказка для взрослых, этакий магический реализм по-сербски.

Судите сами: в одном необычном доме живут необычные люди и не только люди. Они то крышу дома разберут, чтобы постоянно видеть небо, то собирают бриллианты в утренней росе, то общаются с духами посредством почтовой переписки, то ищут Вселенское дерево во снах, то создают всемирную сеть поздравлений и пожеланий — для всех одиноких людей. У них есть сундук с элементарной легкостью и сундук с элементарной тяжестью, засушенные ромашки вместо пуговиц, и т.д. Все это способы борьбы с Пустотой, которая наступает на дом героев, как и на мир в целом. К концу романа сам ощущаешь себя жителем этого маленького и хрупкого мира.

Очень светлая книга, которую можно сравнить с глотком свежего воздуха, бликами солнца на воде, с хрусталем.





 

 

4. Элинор Портер «Поллианна»

Добрая, весёлая, наивная, с хэппи-эндом в конце. Книга, которая вполне может стать настольной. Книга без возраста и без настроения: ее можно и нужно читать и в детстве, и когда вырастешь, и когда грустно, и когда все отлично.

История о жизнерадостной солнечной девочке, которая заставила улыбнуться всех, кто ее окружал, и которая изменила жизнь многих людей. Она настолько завоевала весь мир, что у психологов даже появилось выражение «принцип Поллианны», что означает склонность человека охотнее воспринимать приятную информацию, чем неприятную.

 

5. Харпер Ли «Убить Пересмешника»

Добрый и удивительный по своей атмосфере роман. Воистину для всех возрастов — для детей и подростков о том, как надо взрослеть, а для взрослых о том, как вести себя с такими сорванцами и как не забыть, что такое быть ребенком. Ведь всех нас так засасывает взрослая жизнь, что времени для детства не остается. Вот поэтому и необходимо читать такие книги — читать для того, чтобы сохранить этот радостный огонек внутри себя.

Роман о многом – о добре и справедливости, о человечности и расовых предрассудках. В нем нет нравоучительности или раздражающей назидательности. Но он естественным образом подводит к пониманию того, что все люди разные и чтобы понять их, нужно встать на их место и посмотреть на мир их глазами.

 

6. Глория Му «Вернуться по следам»

Книга, прочитав которую начинаешь верить, что добра на земле куда больше, чем зла!

Это ироничная, немного наивная и очень обаятельная история о маленькой девочке, живущей среди лошадей и собак. Ребенок смотрит на мир взрослых с высоты своего роста (и возраста), оценивая его настолько непосредственно, что каждая страница книги заставляет то плакать, то смеяться.

 

7. Антуан Экзюпери «Маленький принц»

Об этой книге очень сложно что-либо говорить или писать. И не только потому, что о ней написано больше, чем текста в самой книге. Просто это удивительная книга, по своей простоте и по своей глубине.

Взрослая сказка для детей, и детская сказка для взрослых. Очень добрая, трогательная и философская.

Книга, которую можно открыть на любой странице, и найти снова что-нибудь новое для себя. Книга, которая в разных возрастах воспринимается по-разному. Книга, напоминающая о том, что каждый из нас когда-то был ребенком. Это тот случай, когда простая сказочка стоит сотни умных книг.





8. Эрленд Лу «Наивно. Супер»

Вполне добрая и светлая книга про депрессию и жизненный кризис. Симпатичный герой 25 лет с милыми чудачествами и заморочками вдруг понял, что что-то не так в его жизни и решил разобраться, побыть немного наедине с собой — не столько в прямом смысле, сколько в переносном… Он говорит о том, что думает, во что верит и что любит.

Часто это очень простые вещи, но ведь они действительно могут доставлять столько радости: вода, велосипед, яблоня, собака…

Книга гениальная в своей наивности, ее стоит иногда перечитывать для поднятия настроения.

 

9. Макс Фрай «Чужак»

Фантастика и мистика, детективный сюжет и сказочные подробности, ироническая пародия и философская притча тщательно перемешаны и щедро сдобрены юмором, который с самого начала стал своеобразной «визитной карточкой» М.Фрая.

«Чужак» — первая, самая добрая, трогательная и сказочная из его книг. Обыкновенный трамвай может оказаться средством для путешествий между мирами; город, привидевшийся во сне, — сногсшибательной реальностью; смертельная опасность — поводом для шутки, а маньяк-убийца — вашим двойником. Возможно все — и не только на страницах книги, но и в вашей собственной жизни; чудеса случаются не с избранными, а с кем попало — так утверждает лукавый волшебник, сэр Макс Фрай.

 

10. Джоанн Харрис «Ежевичное вино»

Легкая и добрая сказка для взрослых. Людям нужны сказки. И взрослым они нужны даже больше, чем детям. Что бы верить, что ошибки максимализма и горячности юности можно исправить. Чтобы не забыть, что магия рядом, надо только научиться ее видеть.

Главная тема книги — поиски себя, причем в этот прекрасный и благородный квест герой отправляется в глухую французскую провинцию: «Я уезжаю в деревню, чтобы стать ближе к земле». Там он находит и себя, и дом, и прошлое, и настоящих друзей, и утерянное вдохновение. Книга — очень теплая и живая, в целом позитивно-волшебная и лишь чуть-чуть ностальгически-грустная.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.brainstorm-blog.ru/2015/06/blog-post_22.html

Цена счастья высока...

Поделиться



Пока ты не настрадался, тебя не насытить

 

Поскольку, я мужчина, и статистически гораздо чаще по долгу работы мне приходится общаться с женщинами, обращаться я буду к женщинам. Но всё это целиком актуально в том числе и для мужчин.

 

Итак…

Чего бы мужчина ни сделал, ни сказал, ни проявил – всего будет мало для женщины, которая не проросла через собственные идеалы, представления и детские мечты.





Пока у тебя есть представления о том, в каком виде к тебе должно прийти счастье, – само счастье тебе не заметить, ты его упустишь. Будешь каждое мгновение проходить мимо, обесценивая, критикуя. Тебе будет всего мало и всегда чуточку «не то».

Пока в тебе живы надежды на достижение самого-самого образа-идеала – самое-самое ты упустишь.

Я не сумею тебе это показать, я не сумею это тебе доказать, но однажды ты можешь это обнаружить. Сама. Когда придёт время, когда все сусеки окажутся исследованы на предмет самого ценного, когда по крупицам ценное будет обнаружено, когда из этого будет замешено твоё собственное тесто, сдобренное тёплыми ладошками твоего внимания, ну и пока сам твой «колобок» до готовности не пропечётся.





Ведь вы читали сказку о Царевне-лягушке. Этот пример скорее для мужчин, история для каждого аналогична сказочной:счастье – это то, что в первое мгновение выглядит именно как лягушка, но в следующие, при должном внимании и смирении, может раскрыться как царевна.

Для женщин другая сказка – о Емеле или Иване-дураке… Как бы женщина ни хорохорилась, читая этот пост, отдаться тому, что в действительности к тебе идёт как счастье, но как счастье для тебя выглядит не до конца, – отдаться такому совсем не просто. Не просто только потому, что сразу в этом счастья не разглядеть – мешают идеи и представления. Идеи о том, как хорошо и как правильно, о том как и что я люблю, и о том что мне нужно и в каком виде.

Счастье-то стучится в ваши двери каждый день, только вы его упускаете, почти все, за исключением единиц самых смелых, уставших от собственного самообмана, уставших от драм и собственных страдальческих спектаклей, уставших от себя-особенных и уникальных в своём собственном несчастнье.

Все ищут счастья, но ориентироваться пытаются по упаковке, по коробке. В этом кроется единственная, но такая неуловимая ловушка: какая будет упаковка у того, чего вы ищете, – неизвестно. А вы всё тянетесь и тянетесь за конкретной упаковкой, за красивой коробкой, за образами, надеждами и идеалами, теряя суть, упуская содержание. В это самое мгновение Счастье стучится в ваши двери, мнётся у вашего порога готовое обнять вас с распростёртыми объятиями – такими, какие вы есть.

Счастье всегда готово, вот только, похоже, вы всё ещё не готовы… Ведь если принять всё то, что есть, принять всё это целиком, устав, прекратить бороться и улучшать себя, – вы лишитесь драмы в своей жизни, лишитесь тоски и печали, лишитесь ВСЕХ без исключения трудностей, лишитесь ВСЕХ без исключения проблем. Лишитесь жалости к себе, собственных страданий, собственной непростой и даже наверняка тяжёлой судьбы, которая делает вас особенными и кажется вам такой ценной.

Цена счастья велика. Она – ваше несчастье.

Счастье стоит ровно столько: вам придётся отдать за него всё ваше несчастье, всю вашу собственную историю, историю своего становления, развития, взросления, роста и преодоления. И в итоге вы теряете саму эту возможность хоть где-то, хоть в чём-то разглядеть хоть кроху несчастья.

Счастье стучится в ваши двери, но совсем не в том виде, которого бы вы ждали, как вы себе это представляли и как планировали. И только поэтому, по одной-единственной этой причине НАСТОЯЩЕЕ счастье вы из раза в раз упускаете.

Оно слишком простое, слишком доступное, слишком близкое, прозрачное. В нём нет ни драм, ни театрального представления, нет истории и нет ничего особенного. Это счастье вы не сможете никому передать, оно не подчеркнёт ваш образ и не сделает вас лучше, но вы его можете почувствовать, а почувствовав, разглядев и смирившись, – сумеете с этим остаться. Конечно, только при условии, что именно это для вас ценно прямо сейчас. опубликовано 

 

Автор: Анатолий Токарский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.ato-qi.com/suffer-and-happiness-5682/

Психологическая сила нарратива: 3 уровня нашего автобиографического «Я»

Поделиться



Научный журналист Дженнифер Оуллет рассказывает, как мы создаём своё автобиографическое «Я», какую роль в нашей жизни играет нарративная идентичность и что нам даёт жизненный сценарий «искупления».

«В конечном итоге, все мы — истории».
Доктор Кто, «Большой взрыв»






В 2003 году Джеймс Фрей опубликовал книгу автобиографических мемуаров «Миллион маленьких кусочков», в которой он в деталях описал свой путь по преодолению зависимости.

Где-то три года спустя, во время появления на шоу Опры Уинфри, он признал, что некоторые якобы фактические детали были сфабрикованы или приукрашены.

Все последующие издания книги включали предисловие автора, в котором он признает, что приукрашивал многое, но отмечает, что его главная ошибка была:

«писать о человеке, которого  я создал в своём уме, чтобы помочь мне справиться, а не о том, кто прошел через этот опыт».

Это был интересный выбор слов, учитывая роль, которую история играет в персональной идентичности.

В глубине души мы все хорошие рассказчики, опирающиеся на прошлые воспоминания и объединяющие их в единое повествование, чтобы выстроить своё автобиографическое «Я».

Дэн Макадамс, психолог Северо-Западного университета, который специализируется на автобиографическом «Я» и нарративной психологии, отмечает:

«Метафора истории подходит к жизни. Она имеет начало, середину и конец. Она включает в себя характеристики времён и сцен. Это о том, какой является жизнь на самом деле и какой ее видят люди».

В своей модели автобиографического «Я» Макадамс выделил три отдельных уровня.

1. В возрасте двух лет большинство из нас может распознать себя в зеркале и понять, как мы вписываемся  в отношения с другими. На данный момент мы актеры в наших личных нарративах, определяющие себя через конкретные черты и роли, которые мы играем. Мы можем быть застенчивыми и добрыми учениками, в то время как другие являются смешными и общительными.

2. Примерно в возрасте 8-ми лет мы добавляем ещё один слой: «Я» как представитель себя. Теперь, в дополнение к существованию в качестве актёра в собственной жизни, мы также воспринимаем нашу собственную деятельность: мы можем посмотреть на наше прошлое, проекты на будущее и поставить перед собой цели —  хотим ли мы стать космонавтом, писателем или просто найти лучшего друга.

3. И, наконец, когда мы приближаемся к началу взрослой жизни, мы начинаем воспринимать себя как автора, развивающего нарративную идентичность, которую мы будем продолжать оттачивать на протяжении своей жизни, чтобы описать, какими актерами мы являемся и почему в качестве представителей своего «Я» мы делаем то, то делаем.

Его выводы основаны на сотнях историй о личной жизни, услышанных им во время интервью со взрослыми из разных слоёв общества, проводимых им на протяжении многих лет. Каждое интервью длилось два часа, их записывали и расшифровывали, после чего Макадамс работал с письменной транскрипцией.

Субъектов просили представить свою жизнь в виде книги с главами — так же, как пишется роман. 

Затем Макадамс просил их сосредоточиться на ключевых сценах: высших точках, нижних точках, точках поворота, негативных ранних воспоминаниях, положительных воспоминаниях и так далее – на всех универсальных элементах хорошего повествования.

Широкие мазки были у всех одинаковы: все мы испытываем много таких ключевых моментов в течение нашей жизни и сплетаем их в нашу историю и её развитие.

После этого Макадамс просил интервьюируемых определить тех людей, которые играли роли героев и злодеев. Субъектов также просили думать о будущих главах — целях и чаяниях, а также о том, как их ценности и убеждения отражаются во всей картине личной истории.

Наконец, Макадамс просил испытуемых определить основные темы, проходящие через их истории. Одной общей темой оказалось искупление, особенно среди людей, которых он называет «высоко генеративными», — тех, которые выступали добровольцами в бесплатных кормлениях или политических кампаниях, начинали свою собственную благотворительную некоммерческую деятельность или иным образом стремились оказать положительное влияние на мир. Их истории неизменно включали в себя лишения и страдания, но с оптимистическим мотивом: они одержали победу над своими несчастьями, извлекли ценные жизненные уроки из боли и стали после всего этого сильнее.

Это не означает, что «негенеративные» люди обязательно оказываются худшими сказочниками; просто в их истории не выражена ярко тема исцеления/искупления. Для того, чтобы стать «генеративным человеком», нужно многое пережить и выполнить много тяжелой работы; не легче ли просто остаться дома и посмотреть American Idol? И Макадамс считает, что наличие мощного искупительного повествования служит мотивирующим инструментом.

Например, этот инструмент был у бывшего президента США Джорджа Буша. Так, в 2011 году Макадамс опубликовала первый всеобъемлющий психологический портрет бывшего президента Джорджа Буша и его искупительной мечты. Как показывает психолог, Буш демонстрирует классический искупительный рассказ: достижение трезвости и буквальное перерождение в добропорядочного христианина. По мнению Макадамса, это дало Бушу мощную мотивацию попытаться навязать свое собственное повествование остальной части страны.

Фрей тоже позаимствовал искупительную тему в «Миллионе маленьких кусочков».

В конце концов, конечно же, все истории — об изменении. Никто не рассказывает историю о том, как он всегда был одним и тем же. В этом и заключается психологическая мощь повествования.

Мы можем изменять наши истории, тем самым изменяя себя, хотя ядро нашей личности остается неизменным.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: monocler.ru/zhiznennyie-stsenarii/

Мариэтта Чудакова: Люди не отдают себе отчет, какой год нас ожидает

Поделиться



Уже 20 лет известный литературовед и общественный деятель Мариэтта Чудакова занимается особенным делом, точнее, совершает подвиг – развозит нужные книги по школьным библиотекам, встречается с учителями, библиотекарями и школьниками в самых глухих деревнях, проводит лекции.

В Екатеринбурге Мариэтта Омаровна недавно провела встречу с интеллигенцией и рассказала о том, нужно ли читать детям о репрессиях и почему мальчик в 12 лет должен знать, что от него зависит судьба Родины.

Мариэтте Чудаковой — 80 лет.





Как военные помогали просвещению

 

– Это был 1996 год, я была членом Президентского совета и членом комиссии по вопросам помилования при Президенте России. Шел выборный год. Я была за то, чтобы избрали на второй срок Ельцина, а не коммуниста Зюганова. Обратилась к помощнику Ельцина – Георгию Александровичу Сатарову, говорю ему: «Георгий Александрович, у меня такая идея: раз идет такая активная президентская кампания, то хорошо бы, чтобы члены Президентского совета поехали в те глухие места России, куда Президент заведомо не попадет, и чем-то помогли людям». Он: «Замечательная идея! А Вы сами знаете, что бы Вы хотели сделать?» Я говорю: «Стопроцентно знаю. Знаю, что с 1990 года в сельские школы  не направляются никакие книги, комплектование прекратилось. А за эти пять-шесть лет издано то, о чем мы, интеллигенты, мечтали всю жизнь: Мандельштам, Ахматова, Пастернак, все на свете. Я хочу отвезти эти книги в сельские школьные библиотеки».

Он начал этим заниматься очень правильно: позвонил в Министерство обороны, чтобы они мне помогали – доставляли меня на военном борту. Я выбрала территории  – Самарскую, Тюменскую области и Республику Алтай. И я слетала в Самарскую область, раздала книги, слетала в Тюмень – там я отвозила книги и в военные части, заброшенные глубоко в березняке, куда ни одна нога человеческая не ступает. Потом меня военком звал: «Приезжайте, мы же никого не пускаем – тут подберезовики стелются ковром, приезжайте, наберете себе грибов!»

Потом я прилетела поздно вечером в Новосибирск, чтобы затем ехать в Республику Алтай. Почему в Новосибирск, а не в Барнаул? Потому что Барнаул не принимал военные самолеты. Это был мой третий пункт, и у меня на борту была последняя треть груза – 300 кг… Отсюда ясно, что я могла работать только с военным бортом – с Министерством обороны. Меня встретили правительственные ГАЗики, и я всю ночь –  9 часов – ехала в Горный Алтай…

Меня предупредил Сатаров: «Имейте в виду, Мариэтта Омаровна, что ваша должность – член Президентского совета – выше должности губернаторов». Я говорю: «Мне это все равно, я себя всегда веду одинаково, щеки надувать не умею». Но там передо мной председатель местного правительства стелился еще и потому, что я обратила внимание – на городской площади были только красные флаги;  там все в правительстве были за Зюганова, но должны были маскироваться, что за Ельцина. Все были сталинисты (чем дальше в глубинку, тем этого было больше).

И вот  мы сидим с тогдашним председателем правительства, обсуждаем протокол моего пребывания в Республике. Вдруг приоткрывается дверь, появляется отчаянное лицо молодого человека: «Вы член Президентского совета?» – «Да». – «Вас ждут семьдесят афганцев!» А этот, Петров, на него закричал: «Андрей, иди, мы не тем тут заняты, мы составляем протокол!» Я посмотрела на отчаянные глаза молодого человека (а это был председатель Независимого союза ветеранов Афганистана), все поняла в одну секунду и сказала: «Андрей, сидите в коридоре и ждите: мы составим график, и я сегодня непременно встречусь с вашими афганцами». Председатель правительства очень не хотел, чтобы я встречалась с «афганцами», но не мог против меня идти. Тот, повеселев, захлопнул дверь, подождал и потом повез меня. Так я встретила Андрея Мосина, с которым мы ездим с тех пор по стране уже двадцать лет. Позже я узнала, что  он был лучшим разведчиком 40-й армии в Афганистане.

У этого Союза была тогда своя комнатка. Когда мы приехали – туда уже войти было нельзя, можно было задохнуться, так накурено, и уже они выпили, конечно (ждали меня часа полтора). Руки на столе со сжатыми кулаками…

Первые их слова были: «Мариэтта Омаровна, вы член Президентского совета? Здесь одни коммуняки в правительстве! Раздайте нам автоматы, мы их покрошим – и дело с концом».

 

…Когда я вернулась домой и рассказала мужу, он пришел в ужас: «Не могу представить, что ты могла им ответить?» Говорю: «Да прекрасно ответила: «Ребята, у вас есть Верховный Главнокомандующий?» – «Конечно – Борис Николаевич Ельцин!» – «Так вот – когда Верховный Главнокомандующий скажет вам взять автоматы, тогда вы их возьмете! А пока – только мирным путем!» И стукнула кулаком по столу для убедительности. И они успокоились, эти слова на них вполне подействовали.

Потом они мне говорят: «Вы не ездите с правительством – они Вам покажут потемкинские деревни, поедемте с нами». И я трое суток ездила по Республике Алтай на их машинах с приготовленными комплектами книг для школ. Я почти не спала: мы объехали сорок школ. Если бы я спала, то мы объехали бы в два раза меньше. Там ездят только на машине, там нет железной дороги. Самый дальний район, Кош-Агач, в 300-х, кажется, километрах от столицы. Город один – столица. И – только села…

Но я увидела потрясающие вещи (я уверена, что у нас в каждом городе, если не в каждой школе, есть очень хороший словесник, хоть один): учителя брали книги и прижимали их к груди, слезы по щекам у словесниц самые настоящие:

«Боже мой, я не верю, что у меня в руках Мандельштам! Не верю, что держу Ахматову! Что могу преподавать Пастернака по книгам, а не по университетским тетрадкам!» Это было что-то невероятное.

 

Я потом сидела с ними в учительской, разговаривала. Это был 96-й год, им не платили зарплату месяцами, не было учебников, тетрадей – писали чуть ли не на газетах. И они рассказывали, как в школе завели какой-то новый курс, о чем мечтала всю жизнь какая-нибудь учительница – вышивание особого типа или кружева, как вводили по своей инициативе разные занятия – и мыслительные, и ручные. Им задерживали зарплату.  И я везде задавала им один и тот же вопрос, во всех сорока школах: «Вот представьте себе, что с завтрашнего дня возвращается все на круги своя: у вас будут вовремя зарплаты, учебниками  и тетрадками вы будете обеспечены, но никаких лишних факультативов, одна программа на всю страну и так же, как раньше, вы пишете отчет ежемесячно завучу, завуч в РОНО, РОНО в ГОРОНО… Что бы вы выбрали?» Я им была никакая не начальница, объясняла, что я на общественных началах, из Президентского совета, их жизнь от меня не зависит. И все, решительно все, немного подумав, отвечали, что нет, все-таки нет… Они не хотели уже вернуться. Вот вам и ответ про советскую власть и отношение к ней. Я это видела в самое тяжелое время (в Москве уже все было налажено, а у них было так).

После того, как я увидела, какое воздействие оказывают  эти мои «привозы» на учителей, школьных библиотекарей, я поняла, что это  надо продолжать. И стала думать, как дальше это делать.





Книги для подростков – за свои деньги

 

Лет восемь-девять назад образовался один проект: профессора-историки, преподаватели ВШЭ и истфака МГУ, додумались, что сейчас самое сложное время для преподавания истории в школе  – это девяностые годы. И они решили помочь учителям и издали четыре  тоненькие книги в одном оформлении – проект «Уроки девяностых», «Книга для учителя». А я их переориентировала с учителей на библиотекарей. Я была уверена, что из ста учителей эти комплекты будет использовать двадцать, остальные восемьдесят будет лежать в домах мертвым грузом: надо не раздавать комплекты без разбору всем учителям, а отдавать их в библиотеки. И  туда придет только тот учитель,  который хочет эту книгу  использовать.

Я стала возить книги на машине по районным библиотекам, но я, конечно, не хотела возить им только эти книги – их нужды были шире. Про меня узнала внучка Чуковского (теперь, к сожалению, покойная), Елена Цезаревна, основная его наследница, сказала, что к ней от каждого издания привозят экземпляры, и  она с удовольствием будет при моей помощи дарить их российским библиотекам. Каждый раз перед очередной поездкой я получала чемодан таких прекрасно изданных «Тараканищ» и «Мойдодыров», что сама бы читала. Сейчас семья Чуковских продолжает это.

В России многое можно сделать, страна большая, много добрых и активных людей, только мы меж собой все плохо связаны.

 

Литературное агентство, которое работало с книгами Чуковского, тоже решило передавать нам книги, в том числе переводную литературу – Хемингуэя, Драйзера, Фицджеральда – шестое-седьмое издание, и наследники переводчиков, конечно, их уже не берут.  Периодически мне звонит Татьяна Соколова, глава агентства, и говорит: собрала для вас книги, три коробки. Их привозят в мою маленькую квартиру, я по коридору все это разбрасываю, раскладываю на несколько чемоданов, потому что поездки у меня обычно в два места: стараюсь эффективно, времени же нет, надо и своей наукой заниматься.

Прознал замечательный человек, старик уже, сын всем нам известного Александра Волкова (“Волшебник Изумрудного города”), и говорит: “Я знаю это имя – Мариэтта Чудакова, я ей доверяю, я ей буду передавать книги, только никому не говорите, чтобы ко мне все не лезли”. И он передает мне замечательные книги Волкова: и “Желтый туман” (я и сама не знала – очень любила “Волшебника Изумрудного города”, а это уже после моего детства  было), “Тайна заброшенного замка”.

Но этого мало, я еще покупаю: свежевышедшие, и свои книги  –  не  научные, те, я считаю, кому надо – тот купит сам,  а я написала ряд книг для подростков:  для того их и написала, чтобы они до подростков дошли, и я не вижу другого пути, как самой покупать и развозить, потому что не у всех библиотек  есть деньги, а главное – им сегодня не дают самим выбирать нужную литературу.

Несколько лет назад я написала биографический роман для подростков. Написала на контртитуле: “Для смышленых людей от 10 до 16 лет”, книга называется “Егор” – о Егоре Гайдаре, сегодня – уже третье переиздание. Мой принцип: не брать у издательства ни рубля за нее – я ее написала из сугубо моральных соображений, для восстановления справедливости, потому что помоями обливать такого прекрасного человека, который, можно сказать, жизнь отдал своей стране в трудные годы, – это глубоко несправедливо и плохой пример детям. И я развезла по России – по городским и школьным библиотекам – около двух тысяч книг, на свои деньги.

Очень любят библиотекари мою книгу “Не для взрослых”. Хотя я ее писала для подростков, но они говорят: “Ну и что, мы им передаем со своими объяснениями, для нас это рекомендательная библиография”. Я пишу очерки, они выходили маленькими книжечками: “Полка первая”, “Полка вторая”, а потом издательство собрало полную книгу, трехтомник, и уже тоже три тиража, и там о лучших шедеврах мировой литературы для детей.





Двенадцать лет – очень серьезный возраст

 

Я считаю, что нет книг мировой классики, которые читать рано, я категорическая противница этих “6+”, “12+” – это неразумно, потому что умный ребенок должен опережать свой возраст, в этом вся суть – он должен протянуть руку к книжке, которую ему еще рано: что плохого, если восьмилетний ребенок полистает “Анну Каренину”? Посмотрит, увидит, что это что-то взрослое, пожмет плечами, но он ее запомнит и потом к ней обратится. Так что нет книг, пишу я, которые читать рано,  –  исключаем те, которые не надо читать никогда.

Второй закон, который я вывела: есть книги, которые читать поздно. Любой со мной согласится, здесь никакого великого ума не надо, чтобы понять, что если мы с вами в двенадцать лет не прочли “Тома Сойера”, то, как говорят в народе, “мы мыла не объелись” – сесть читать в первый раз в сорок лет!  Вот перечитывать можно, вспоминая детские впечатления, с большим удовольствием, летом в гамаке. Но вряд ли кто-то будет даже того же “Гулливера”, “Робинзона” первый раз читать в сорок лет.

Я написала детективную повесть для подростков «Дела и ужасы Жени Осинкиной». Вся детективная часть основана на реальном материале, мне слишком даже хорошо знакомом, поскольку я прочитала, семь лет работая в Комиссии по вопросам помилования – была такая при Президенте Ельцине, за  эти годы  – мне самой страшно произносить такую  цифру – десятки тысяч приговоров…

Например,  у меня в повести действует мальчик, Витёк, который отсидел вместо семи три с половиной – вышел по президентскому указу о помиловании, он старше остальных героев. В основе – абсолютно реальная история, которая мне встретилась в одном приговоре: взрослые ребята, двадцати двух – двадцати трёх лет, решили у туристов угнать мотоцикл и покататься на нем, а потом вернуть. Четырнадцатилетнего мальчика поставили на шухер. И этот мальчик услышал внизу крики, и когда он вниз спустился, там уже было два трупа, потому что туристы не захотели отдавать мотоцикл. А деревенские не собирались никого убивать, но в нарушении закона и нормального порядка жизни всегда есть большая опасность, что я и пытаюсь в этой книге выразить. В результате они на него свалили, что это чуть ли не он, и этот мальчишка загремел в лагерь на семь лет, потому что ему накануне исполнилось четырнадцать. Хотя у нас уголовная ответственность начинается с шестнадцати лет,  но за тяжкие преступления, убийства  – извините, с четырнадцати.

И у меня был спор на комиссии на эту тему. Мужчины говорили: он должен был сразу покинуть место преступления, отправиться в милицию и сообщить об увиденном. Я говорю: что вы такое говорите, он бы туда не дошел, он был главный свидетель: эти же ребята, которые были с ним в хороших отношениях, но когда речь идет об убийствах – они бы его по дороге пришили. Он не мог ничего сделать. И вот я в книге эту историю рассказала.





Моей главной героине, Жене, двенадцать лет. Некоторые считали, что это мало для таких осмысленных действий. Я прекрасно себя помню в этом возрасте – это очень осмысленный возраст, очень серьезный. Я приняла в двенадцать лет несколько важных решений, которым следую до сих пор.  Одно из них мне этим летом спасло жизнь.

Я решила тогда независимо ни от каких обстоятельств каждое утро делать зарядку. Я вообще любила спорт, была разрядницей по художественной гимнастике уже в аспирантские годы, вообще серьезно к спорту с детства относилась, а потом, может, уже муж повлиял (он был в первой десятке в нашем университете по плаванию), на лыжах любила бегать, и сейчас бегаю. И неукоснительно – за исключением трагических событий, которых было достаточно в жизни, –  делаю зарядку в течение бесчисленного количества лет: пять-шесть минут, пять-шесть упражнений, больше у меня нет времени, но я не могу сесть пить кофе, не сделав этого. Так вот, летом меня в моем дворе сбила машина, идущая задним ходом. Удар был очень сильный, но переломов не было – только ушибы. И врач, убедившись в этом,  сказал, что роль амортизатора сыграл мышечный корсет…

Я в двенадцать лет везла свою сестренку (она на пять лет меня младше) из Гагр в Москву, мама посадила нас в поезд (а тогда он шел трое суток): она еще там оставалась, а нас старшие должны были встретить, но не встретили, ошибка произошла, и я добиралась сама с Курского вокзала до Сокольников с чемоданами и маленькой сестренкой. Мама не сомневалась, что все трое суток все будет в порядке и я ее  довезу.

 

Семейный альбом открывался фотографией деда – царского офицера

 

Мой дед, уроженец Дагестана, был  царский офицер. В 1917 году он сказал своему старшему сыну, моему отцу: “Царь отрекся, моя присяга снята – твоя судьба теперь в твоих руках, ты можешь действовать, как считаешь нужным”.

И так получилось, что папа попал в гражданскую войну в партизанский отряд. Он не собирался быть красным, так получилось: там были национальные бунты, они хотели независимости, и попался какой-то коммунист умный или ловкий, и он моему отцу объяснил, что на самом деле он не против русских, а против белогвардейцев. В свои восемнадцать лет отец увлекся идеей социальной справедливости, стал в Дагестане  командиром партизанского отряда, в двадцать лет вступил в партию, потом поступил в Тимирязевскую академию, стал инженером, работал в  рыбной промышленности – конструировал кошельковые неводы, женился на моей маме, студентке. Потом он отправился работать  в свою республику, но это уже особая история – он вынужден был увезти мою маму с тремя детьми обратно в Москву, потому что мама не могла избавиться от тропической малярии, и врач сказал: «Видишь, на нас не действует, у дагестанцев  иммунитет, а  русские болеют:  уезжай, не то потеряешь жену».

И он уехал в Москву, а через два года у него на родине начался террор. Началось с его дяди, одного из тогдашних дагестанских наркомов и члена ЦК. Уничтожили всех мужчин  с его фамилией – Хан-Магомедов, всех до одного.

Арестовали моего деда в 1937-м году, и папа считал это трагической ошибкой. Но, как коммунист, верил своей партии – считал, что если в приговоре сказано “десять лет без права переписки” – значит,  где-то его отец сидит в лагере. Он не знал, что это означало расстрел. В 1956-м году ему выдали писульку реабилитационную со словами, что отец умер в 1942-м году в лагере от воспаления легких. Мой отец, хотя дураком отнюдь не был, опять поверил: понятно – южанин, заболел воспалением легких и умер.

Через годы после смерти отца, когда я была уже членом Президентского совета, я из Махачкалы выписала следственное дело  деда и узнала, что его расстреляли через два месяца после ареста. Но  – редчайший случай – там протоколы допросов, каждая страница подписана: он ни с чем не согласился, ничего на себя не взял, отрицал все, что на него врали, и везде подписывался твердой рукой. Я очень много видела дел в архиве ФСБ, и всегда было видно, как страница за страницей почерк полностью меняется от пыток. Мой дед продержался до конца.

Мы давно уже знаем, что брали только на месте, а если человек жил в другом городе или в другой области – там его уже не искали, просто у них не было кадров для этого. Но мы знаем это ретроспективно, а тогда этого вовсе не знали!

И мой отец  после войны, когда началась новая волна арестов и расстрелов, несомненно,  ждал посадки каждый день – как сын врага народа. И я поражаюсь и восхищаюсь, что дома не было атмосферы страха. Мы знали, что наш отец никого не боится…

 

Было даже вещественное доказательство этого – наш семейный альбом времен моего детства открывался неизменно (и даже старшие помнили это до войны) – фотографией деда-офицера в погонах среди своей семьи. И отец ни разу не вынул его! А люди не то что уничтожали фотографии – пепел от них уничтожали.





Из трехсот вернулся один…

 

Отец добровольцем ушел на фронт, оставив четверых детей и жену, беременную пятым, прошел всю войну рядовым. И потом ушел мой брат, 1925-го года рождения, по призыву, – два месяца его под Москвой учили на младшего лейтенанта.

Отец вернулся сразу после победы над Германией, в конце июня, никогда не забуду этот момент. Мы ждем его в этот день или завтра. Я стою во дворе с сестренкой, которую он не видел (ей три с половиной года), и кричу маме: “Мама, мама, сейчас вошел в подъезд дяденька, очень похож на нашего папу”. У мамы не было, конечно, сомнений, что я отца-дагестанца узнала, она кричит с четвертого этажа: “Так бегите за ним!” И мы бежим, я тащу сестренку, чтоб она не упала, вбегаю в наш сырой темный подъезд  и останавливаюсь остолбенело (умирать буду, не забуду) –  я слышу невероятный женский крик, и до меня доходит, что это кричит моя мама, –  как кричат в русских деревнях по покойнику, истошно. Она встретила после четырех лет войны отца там, на площадке нашего четвертого этажа, куда он без лифта взлетел за две минуты.

А дальше было еще интереснее, как будто литература. У нас две комнаты было в коммунальной квартире, они ушли в свою комнату, заперлись, а потом она вышла к сыну (второй мой старший брат, известный искусствовед Селим Омарович Хан-Магомедов, лучший в мире специалист по конструктивизму) и говорит: “Слушай, не знаю, что делать”.

У нас на полу лежал присланный когда-то из Дагестана, полностью протертый палас, и отец, не снимая сапог, лег на этот палас со словами: “Ох, как я устал”. И заснул.

 

Она говорит сыну: “Что делать? Он несколько часов так спит, может, все-таки разбудить?” – “Мама, пусть спит”. Он спал сутки. На полу, не раздетый, в сапогах. Это у Ваншенкина есть потрясающее стихотворение: “Спали все, и не мог дозвониться до Жукова Сталин”.

А  старший брат вернулся в конце сентября – начале октября после победы над Японией, как все офицеры. Он нашел своего товарища, до сих пор помню его фамилию, Зайцев, и они вместе пошли в  военкомат: “Скажите, кто из наших товарищей 1925-го года рождения, которых призвали одновременно с нами из Сокольнического военкомата, вернулся?” И они узнали, что из трёхсот мальчиков к мамам вернулись трое. Это статистика: из ста – один. Поэтому, кто Сталина до сих пор называет великим полководцем… Тут надо вспомнить Виктора Петровича Астафьева (Царство Небесное, вечный покой), я с ним, можно сказать, дружила, а он рядовым, как мой отец, всю войну провоевал. В одном из последних интервью его спрашивают: “Виктор Петрович, а кто лучше воевал – немцы или мы? – “Конечно, немцы”. – “А как же мы тогда выиграли?” – “Как? – никогда не забуду выражение его лица. –  Мы немцев трупами забросали”.





 

Оправдание тиранов – это наш позор

Мне кажется, что люди не отдают себе отчет, какой год нас ожидает – столетие Октября. Я считаю, что все образованные люди должны почувствовать свою ответственность перед младшими поколениями, извините за нравоучительный тон. Каждый человек с высшим образованием должен продумать, как он поработает следующий год.

Если мы в год столетия не поставим точки над i в истории ХХ века, то всем взрослым мыслящим людям –  настоящий позор. За почти тридцать лет после конца советской власти не сделаны важнейшие вещи. Никто не объяснил глубочайшую ошибку марксизма –  мы его чуть не век считали истиной в последней инстанции, – оказалось, что классовая борьба отнюдь не составляет сути жизни человечества, что смысл истории не в том, чтобы рабочие отняли собственность у владельцев фабрик. Никто не объяснил, что не может быть назван великим мыслителем человек, который сделал, как Ленин, решающую мыслительную ошибку: был до конца уверен, что вслед за Россией революция полыхнет по всему миру.

И пора сказать, что в гуманитарном нашем деле тоже есть аксиомы, пора их ввести. Например, что Октябрь был катастрофическим для России, потому что он увел ее с исторического пути в историческое стойло на семьдесят с лишним лет, – или в исторический тупик – кому какое слово  больше нравится. А тем, кто говорит: “А зато как было тяжело в 90-е годы”, – задаем вопрос: мы мчимся по автобану на машине, вдруг нас останавливают: “Вы куда, собственно? – “Туда-то”. – “Дальше тупик, вы туда не попадете”. – “А как нам туда попасть?” – “А вот здесь проселок, правда, очень плохая дорога, но по ней вы к цели попадете”. Тогда спрашивается: продолжать по автобану или свернуть на проселочную дорогу?

Я провела такую проверку на тему «Что происходит с нашими подростками?» с помощью библиотекарей Брянской области, Пермского края,  Кемеровской и Свердловской областей. Исследование заключалось в следующем: я задала детям несколько вопросов – они должны были письменно ответить учителям-словесникам. Почему не историкам?  Потому что ни один историк из профессиональной чести не выпустит из своих рук бред, который его дети напишут. А словесники отвечают за Пушкина и Толстого, это другое дело.

Все прекрасно прошло – прекрасно по форме, ужасно по содержанию. Первый вопрос: «Что произошло в октябре 1917 года?» Второй вопрос: «Что вы знаете о Ленине и что вы о нем думаете?  Что вы знаете о Сталине и что о нем думаете, что вы знаете о Ельцине и что о нем думаете?»

Ответов четырнадцатилетних людей было штук сто, исключений – одно-два. Если резюмировать, то так: Ленин – “хороший, добрый, заботился о людях, создал СССР”; Сталин –  “да, у него были недостатки, некоторые его не любили, другие уважали, несогласных он отсылал в Сибирь, были репрессии,  но укрепил СССР,  мы при нем выиграли войну, он был генералиссимус, полководец”. Ельцин – через все ответы до одного – “пил, развалил СССР”.

Это все звенья одно цепи. Этот двоечник, губернатор Орловской области, уверенный, что Петербург был в ХVI  веке,  говорит, что Иван Грозный – великий исторический деятель. Его спросили про Сталина: «Сталин –  тоже великий исторический деятель». Теперь ждите в Орле памятник Сталину – это я вам ручаюсь.

Я специально ездила в Орел и даже, пытаясь остановить это безумство, составила  брошюру – сама я не медиевист, поэтому брошюра – “Российские историки об Иване Грозном”. Я в этой брошюре цитатами из лучших наших историков показала, что это Сталин все сделал, ему нужно было найти оправдание для террора, и он возвеличил Ивана Грозного. За свой счет напечатала четыреста экземпляров, привезла им, раздавали там, но, видимо, не хватает сегодня чего-то в нашем народе… настоящего заряда, который не позволяет оправдывать злодеев и тиранов.

Я считаю, что все мы должны испытывать глубочайший стыд, что через четверть века после советской власти у нас бюсты Сталина в европейской части страны растут как грибы.

 

Историю движет не пассивное большинство, а активное меньшинство. Да встали бы, за руки держась, и не дали бы его ставить, как  в 70-е годы – в гораздо худшее время!  – студенты–историки, взявшись за руки, не дали снести в Москве палаты XVII века.  Я этого не понимаю, честно скажу. Мы же в своей стране!

Вот многие знают, что есть поселок Шелангер в республике Марий Эл? Там поставили памятник Сталину, пятиметровый. В сапогах, с простертой рукой… Что же дальше будет с нашими детьми? Если взрослые поставили – значит, хороший был человек. Вот эта связка у нас остается в силе: жестокость, террор могут быть чем-то оправданы и даже принести победу в войне.

Ну что я мотаюсь по вашим городам – я тоже хочу заниматься своим научным делом, я занимаюсь историей литературы ХХ века, у меня на каждый год с 1917 по 1990 – отдельный файл в компьютере. Я хотела бы сесть наконец  и дописать концептуальную историю литературы ХХ века советского времени. А я все время на это отвлекаюсь. Я призываю вас к помощи, чтобы какую-то небольшую часть вы на себя взяли. Потому что со старшими, которые очумели, и считают, что все правильно, ничего уже не сделаешь. Но социологи недооценивают такую вещь:  электорат – вещь подвижная: одни умирают, другим исполняется восемнадцать лет. Вот мы с вами должны подумать над обновлением электората, чтобы те, кто войдут, были умнее своих родителей.





Дети должны знать, что в нашей истории тоже были людоеды

 

Многие считают, что с детьми нельзя говорить о репрессиях – не будут родину любить.  А я абсолютно уверена: если в детстве не привить ребенку чувство сострадания, лет до двенадцати-тринадцати, – то все потеряно. Или он сострадает в детстве – животным, невинно погубленным согражданам,  – или уже никогда, я за это ручаюсь.

Те люди, которые говорят о том, что история должна воспитывать патриотизм, понимают патриотизм как пассивное чувство:  сижу и любуюсь, как на экране, своей историей, как Россия шла победным шагом от Рюрика до  Путина, а отклонение было одно – в девяностые годы. Тогда зачем-то отклонились, а так все хорошо было. А я заявляю, что патриотическое чувство не может быть пассивным, оно хорошо только тогда, когда оно активное. Акценты должны быть переставлены: не  «смотрите, какая у нас хорошая история», а какие среди прекрасных были ужасные страницы – и от тебя зависит (это мы к школьникам обращаемся), чтобы они не повторились!  Только действенный патриотизм, и ничего больше.

Почему ж не рассказывать о репрессиях? Мы же читаем детям сказки о людоедах! И они видят, что людоед – плохой. Пусть они знают, что у нас были людоеды,  и они были плохие.

 

Это можно с самого раннего детства пояснять.

Нужно ли подросткам читать лагерные воспоминания? Непременно. Скажу об одном потрясающем писателе, которого никто не знает, три книги которого мы с главой историко-литературного общества “Возвращение” Семеном Виленским издали – Георгии Демидове. Он равен по таланту Шаламову, он такой же колымчанин, как и тот. Шаламов, который мало о ком сказал доброе слово (жесткий был человек), написал в записной книжке: “Никогда не встречал человека умнее и честнее, чем некто Демидов”. Потрясающий писатель.

У Семена Виленского был замысел издавать в серии  “Memoria” лучшие образцы прозы и мемуаров о ГУЛАГе. К восьми книгам этой серии я написала – по его настоятельной просьбе – предисловия. Например, один из авторов серии – Ольга Адамова-Слиозберг. Ее книга издается третий раз, и она должна быть в каждой школе. Когда ее читаешь, то настолько понятно становится – любому, мне кажется! – сталинское время…

Она рассказывает про женщину, которая сидит с ней в камере. У нее дома остался двенадцатилетний сын. Он ей пишет письма. Ему плохо с одной теткой, с другой, он мечтает, когда вернется мама. Она пишет, что вот уже срок кончается, еще чуть-чуть потерпи. Наступает 22 июня 1941 года, ее должны освободить в эти дни. И негласный приказ:  никого не выпускать, у кого кончился срок, до особого распоряжения. Она пишет об этом сыну. Проходит месяц-полтора, он ей пишет: что ж ты мне ничего не пишешь. Она идет к начальнику, тот говорит: ваше письмо задержано.

Через несколько месяцев приходит письмо от незнакомого человека: вы, видимо, освободились и занялись своей жизнью, а вашего сына я нашел с высокой температурой на каком-то полустанке в Сибири – мальчик поехал маму разыскивать. Он у меня сейчас живет, но что дальше-то?

Проходит еще несколько лет, и она встречает своего сына  в лагере уголовников.

Когда я работала в комиссии по помилованию (я была там в последние годы единственной женщиной) и высказывалась  за скидывание срока, то мужчины иногда возражали: вы что, у него такой букет! А я говорила (дела были под рукой, лежали на подоконнике): покажите мне первый его приговор. И я всегда видела то, что предполагала: 1945-1947-й годы. Четырнадцати-шестнадцатилетний парень, ясно, что родители там, а он за воровство садится, и дальше пошло,  и у него уже пять-шесть посадок.

 

Скажите мальчику, что от него зависит всё!

 

Патриотизм воспитывать надо на чистой правде, призывая детей к активности, а я уверена, что мы сами душим в детях активность, их природное свойство. Если вы где-нибудь встретите двенадцатилетнего мальчика в пустынном месте, и скажите ему: «Только ты мне можешь помочь, я надеюсь только на тебя!» – то он вам поможет не хуже, а может, и лучше  взрослого. Ему надо только быть уверенным, что взрослая женщина его не морочит, и ей правда понадобилась его помощь. Он из кожи вылезет и поможет вам. Мы должны взывать к активному чувству патриотизма: «От тебя зависит судьба страны!»

А они что сейчас слышат в своих семьях? Мы проехали в 2007 году с Андреем Мосиным, «афганцем» – он за рулем, –  на машине всю страну от Владивостока до Москвы, побывали в семнадцати городах и поселках. Везде я  дарила книги и вела беседу под названием “Современная литературная ситуация” – что читать в этом море книг. И у библиотекарей, и у читателей был большой интерес, но под конец всегда начинался сугубо общественный разговор: мне, москвичке, задавали вопросы.

Семнадцать городов и поселков, минимум две аудитории в каждом по пятьдесят примерно человек. И не было аудитории – поймите! –  в которой не встал бы мужчина (а я, извините, антифеминистка, я считаю, что Всевышний знал, что сделал, когда разделил человечество на мужчин и женщин, к тому же жила в детстве в тепличных условиях, окруженная настоящими мужчинами – отцом и двумя старшими братьями, они никого не боялись, поэтому, когда я смотрю на нынешних слабаков, я не могу никак в голову вместить, что это мужчины, я считаю смелость, как и ум – вторичными половыми признаками мужчины) и – по Некрасову –  разводя безнадежно руками (как будто один режиссер это ставил), не сказал бы мне: “Так ведь от нас ничего не зависит!”

И когда мы с Андреем доехали до Москвы, я ему говорю: “Ну, знаете теперь, какая самая распространенная фраза в России?” – “Да, – говорит, – я уже все понял”. Я вам клянусь – исключений не было.





В каждой семье  сидят взрослые папа с мамой и друг другу говорят: “Ну, ты же знаешь, от нас же ничего не зависит”.

Мое мнение (у кого есть мальчики, дети или внуки, племянники, те со мной, я думаю, согласятся): если в двенадцать лет мальчику внушать, что от него ничего не зависит, он не будет в будущем нужен ни жене, ни состарившейся матери, ни, извините за высокопарность, Родине. Мальчик в двенадцать лет должен быть уверен, что от него зависит всё. Пусть потом разочаруется. Мальчику надо внушать, что он всё может, от него всё зависит, и Родина его ждёт.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.pravmir.ru/marietta-chudakova-ya-dostavlyala-knigi-voennyim-bortom/

7 ВАЖНЫХ причин сохранить историю своей семьи

Поделиться



38% опрошенных ВЦИОМ на вопрос «В чем видите причины слабого знания истории своей семьи?» ответили, что некому было рассказать об этом, 48% опрошенных сказали, что этот вопрос для семьи безразличен.

Однако, каждый из нас главным в жизни считает семью! Семья – это величайший божественный дар. Знать каким богатейшим даром обладает человек, значит исследовать историю своей семьи, найти ее корни, возродить память о предках. Сохранить этот дар и продолжить историю семьи — долг каждого человека. Анна Плетень специально для  рассказывает почему стоит сохранить историю своей семьи!





Причина 1.

Изучение истории семьи – это 100% способ укрепления семьи, сокращения разрыва между старшим и младшим поколениями в семье, в процессе вы становитесь ближе.

Вы встречаетесь, созваниваетесь с родственниками, которых не слышали уже много лет, делитесь воспоминаниями, рассказываете младшим о своем детстве и юности, спрашиваете старших об интересных событиях в их жизни.

Причина 2.

Во Франции (кстати, именно французы – передавая нация в вопросах генеалогии) сохранении истории семьи называется «devoirdemémoire» — долг памяти. Проводя своё исследование, изучая историю семьи вы выполняете долг памяти перед своими предками, выражаете уважение роду и что важно выстраиваете прочную систему отношений с праотцами, при этом сохраняете информацию о них для своих детей.

Причина 3.

С точки зрения энергетических родовых связей – семь поколений – семь энергетических чакр, где каждое поколение отвечает за определённые аспекты нашей жизни. Поэтому специалисты утверждают, что знание 7 поколений своего дерева, обеспечивает нормальное движение родовой энергии, и приводит к слаженной жизни в настоящем.

Причина 4.

Создайте подарок для будущих поколений о дорогих вашему сердцу и сердцу ваших родных людях, о местах, о моментах жизни, о ценном и самом главном. Только представьте ваши собственные ощущения, если бы в ваших руках сейчас оказалась книга об истории семьи, написанная вашим праотцом, продолженная дедом, дополненная отцом! История должна продолжаться...

Причина 5.

Окажите внимание своим близким старшего возраста, часто одиноким и нуждающихся в общении. Для них общение с вами будет настоящим счастьем и лекарством от хворей! И важно понимать, что та информация об истории семьи, которая сегодня доступна из первых уст, завтра уже может быть найдена только в архивах. Старшее поколение семьи – это ваше богатство, а информация, которой они владеют, вряд ли найдется в архиве. Так или иначе, обратиться в архив Вы успеете всегда. Нужно не опоздать, пока есть еще у кого спросить о своих корнях.





Причина 6.

Вместе с изучением истории своей семьи вы изучаете историю страны, географию страны, законы страны, политическую ситуацию, потому что погружаетесь в события жизни ваших близких, ищите на карте населенных пункт, где родился ваш предок, узнаете детали образования, трудоустройства, вероисповедания, власти-отношений.  Таким образом, расширяется ваш кругозор, и вы саморазвиваетесь.

Причина 7.

Сам процесс изучения истории семьи не только познавательный, но очень захватывающий, словно читаешь приключенческий роман или смотришь детектив, только со своим непосредственным участием! По крупинкам восстанавливается информация, нанизывается и в итоге получается удивительна картина!

Так что самое время начать писать Книгу Жизни своей семьи! Успехов!

Автор: Анна Плетень, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Анна Плетень