"Боцман, продажная женщина....."

Поделиться



Черкашин Николай Андреевич.
Байка из корабельной жизни.




На седьмом месяце боевой службы (американцы говорят — «боевого патрулирования») в Средиземном море надоело все, кроме сухого вина в пайковом объеме 50 миллилитров. Все остальное не просто надоело, а остобрыдло до тошноты – и консервированный спиртом хлеб, и сто раз смотренные-засмотренные кинофильмы вроде «Афоня» или «Подвиг разведчика», и унылые доклады акустиков – «горизонт чист», и сам горизонт в окружье перископа – пустой и ровнехонький… А особенно надоел мат, на котором уже не только выражали то или иное неудовольствие, а уже отдавали деловые распоряжения, думали на нем, и даже видели озвученные им сны.

Однажды на служебном совещании в кают-компании старпом, отчаянный матерщинник, вдруг объявил: — Товарищи офицеры, мля… Вы – элита общества, а материтесь, как сапожники, как биндюжники и прочий пролетариат. С сегодняшнего дня категорически запрещаю материться, нах…! Замеченные в сквернословии, мля, будут – а) лишаться вина за столом, б) по итогам соцсоревнования будет снижаться на бал оценка и в)… матерщинники, мля, не будут выпускаться на мостик курить.

Понимаю, что сразу отвыкнуть от этой гребаной привычки трудно, поэтому секретчик распечатает и раздаст всем командирам боевых частей, а также особо несознательным группенфюрерам (командирам групп – Н.Ч.) словарик с матозаменительными словами. Выучить наизусть! К ужину такой словарик был составлен. Теперь в отсеках зазвучали такие речи:

— Где минер? – Вопрошал помощник командира и, отыскав его глазами, продолжал. – Александр Николаевич, продажная женщина, если ваши бойцы выйдут на швартовку...!

— А где же я новые в море возьму?

— А вы старые отскребите, отстирайте, чтобы ни одна самка собаки не могла к вам пристать с сексуальными домогательствами!

Или такое:

— Кока ко мне! – Гневался в центральном посту старпом. – Где этот сталевар, несчастный?! Маврин, самка собаки, почему макароны выдал на баки недоваренными?

— Так это, товарищ кап-нант…

— Что «это», продажная женщина?

Мичман-кок заглянул в спасительную бумажку: -Дак, две конфорки накрылись женским половым органом. То есть сгорели.

— А где у нас старшина команды электриков? Куда эта продажная женщина смотрела? Мы же так без камбуза останемся! Мех, твои пи… голубые чудаки, совсем мышей не ловят. Сегодня опять в седьмом отсеке сопротивление изоляции гуляло как вошка по лобку.

Вольно или невольно подражая старпому, вахтенный офицер выпытывал вахтенного штурмана:

— Штурман, продажная женщина, где наше место?

— Вот в этой точке. Но возможна невязка.

— Возможна будет очень крутая вязка, если твоя невязка, как и в прошлый раз уйдет за десять миль.

— Но я ж не виноват — мы третьи сутки без определения идем! Небо все время в тучах, ни одной измазанной калом звезды взять не можем.

— Определяйся по изобатам, по маякам, по мужскому члену! Ты понимаешь, мы в залив входим! И ни где-нибудь, а на родине мафии!

Подводная лодка вот-вот должна была войти в залив Теулада, что вдавался в южную часть Сардинии. Именно там Главный штаб нарезал нам позицию. Разведка сообщала, что в этом районе будут проходить морские учения НАТО. К тому же помимо всего прочего на Сардинии находилась база атомных подводных лодок США Маддалена, а южнее, на Сицилии – в городке с красивым названием Сигонелла располагалась американская же база морской патрульной авиации.

И мы вошли в этот измазанный, пардон, калом залив, над которым то и дело кружили американские противолодочные самолеты – «Орионы» — в поисках подводной добычи. Их поисковые радары постоянно загоняли нас под воду. Заряжать по ночам аккумуляторную батарею было мукой мученической. Зарядку прерывали по первому же крику радиометриста:

— По пеленгу сорок работает самолетная РЛС! Сила сигнала два балла!

— Стоп зарядка! Срочное погружение!

И так всю ночь… А тут еще одна радость: на ночном подвсплытии на сеанс связи подводная лодка подняла носом рыбацкую сеть. Слава Богу, не кормой, на винты не намотали. Но и носовые рули глубины могли так запутаться, что мама не горюй! Всплываем в позиционное положение. Боцман Егорыч с топором и ножом уходит на носовую оконечность – рубить и резать капроновые путы. И тут Егорыч, заядлый рыбак, унюхал, что сеть выставлена на кальмаров и в ее ячеях уже застряли несколько головоногих тварей.

— Товарищ командир, пусть вынесут мне лагун, я кальмаров на весь экипаж наберу!

Идея командиру понравилась: всем до чертиков надоели консервированный хлеб, консервированная картошка, консервированная капуста… Было бы просто здорово разнообразить рацион подводников свежими морепродуктами. И старпому эта мысль понравилась, и доктору, вылезшему на мостик «подышать воздухом через белую палочку здоровья». Боцману вручили большой обрез – камбузный оцинкованный таз, и тот принялся выбирать кальмаров из ловчей снасти. Но кто же знал, что хитро… э… попые сардинцы поставили на сети сигнальные датчики?! И очень скоро к нашей субмарине подвалил бесшумно – на водометах – полицейский катер с тремя «маринари карабинери». Те были готовы ко всему, но только не к абордажной высадке на неизвестную подводную лодку (мы по причине полной скрытности не несли никаких опознавательных знаков, даже бортовой номер с рубки сняли). Полицейские остолбенело взирали на фантастическую картину: под звездным (наконец-то!) небом Сардинии чернела большая океанская подводная лодка, а ее носу некая такая же темная личность тырит у бедных сардинских рыбаков кальмаров. Не берусь отрицать, что в головах карабинеров не возникли мысли о всесильной и вездесущей сицилийской мафии, которая обзавелась даже подводной лодкой. Но у нас были другие мысли – побыстрее скрыться с места, так сказать, нелегитимного пополнения продовольственных запасов. По всем законам международного морского права это была пиратская акция. Смягчало нашу вину то, что мы не нарушали террводы Итальянской республики.

— Егорыч, продажная женщина, — кричал с мостика командир, — руби сеть на половой член и срочно вниз!

Но боцман уже вошел в охотничий раж, вынимая из сети одного кальмара за другим.

— Боцман, самка собаки!- Повысил голос командир. – На международный скандал нарываешься!

Но боцману было не до международного этикета. Кальмары были крупные и десятирукие, точнее десятиногие, а у Егорыча было всего две руки, и надо было все время выпростать их от цепких щупалец. Тем не менее, борьба примата с беспозвоночными моллюсками шла успешно – обрез быстро наполнялся живыми «торпедами». Некоторые из них ловко выскакивали, используя силу реактивной струи, и боцман ловил их на палубе. Конечно, это было очень захватывающее занятие, и Егорыч ушел в него весь с головой, поскольку и голова, и плечи, и грудь были перепачканы чернилами, которыми кальмары пытались отбиться от двурукого врага.

Некоторые несознательные личности вроде доктора с большим сочувствием смотрели на битву головорукого боцмана с головоногими тварями.

— А знаете, — попытался он отвлечь командира от исполнения служебного долга, — у кальмаров три сердца.

Но командиру было плевать, сколько сердец у кальмаров.

— Боцман, трать-тарарать! – Гаркнул он весь морской простор. – Срочное погружение!

Услышав понятные без перевода русские слова, итальянцы радостно закричали:

— О, руссо облико морале! – Помахали нам руками и помчались в порт. Наверное, за подмогой. Однако мы успели погрузиться раньше…

Возможно в сардинских тавернах до сих пор кто-то рассказывает историю про то, как русские подводники приходили в Тирренское море специально для того, чтобы воровать сардинских кальмаров, а местные рыбаки поднимают на смех рассказчика за его неуемную фантазию. Главное, что международных последствий не было, хотя итальянские карабинеры безошибочно определили национальную принадлежность субмарины (еще один аргумент за борьбу с матом – демаскирует военные действия). Кальмары же в приготовлении «сталевара» Маврина пришлись по вкусу не всем, отчего кока-инструктора стали звать «кальмоваром». Но все же нечаянная добыча несколько разнообразила наш стол и надолго задала тему для общих застольных бесед, а также для упражнения в остроумии: кто смешнее перескажет поединок боцмана, кальмаров, командира и карабинеров.

На восьмой месяц плавания – это уже в Атлантике – на нас обрушилось новое поветрие. Помощник, отвечающий за секретную библиотеку, нашел в ней грифованную брошюру, невесть как попавшую в комплект секретной документации корабля, и более того – внесенную в опись! Брошюра, изданная в 1938 году, имела гриф «Для служебного пользования. Только для начсостава» был проштампована печатями НКВД и называлась «Словарь уголовного жаргона». Конечно же, словарь пошел по рукам, и вскоре во всех отсеках довольно бойко «ботали по фене».

— Штурман, падла! – Радостно кричал с мостика вахтенный офицер минер Симаков. – Записать в журнал: «время захода балдохи 20 часов двадцать минут».

— Что такое «балдоха»? – Недоумевал лейтенант-штурманенок.

— Солнце! – Пояснял доктор. – Спецлитературу надо учить.

Кстати, доктора теперь называли «лепилой», минера – «бомбилой», помощника – почему-то «щипачем», радиотелеграфистов – «стукачами», акустиков – «глухарями», а кают-компанию – «малиной».

— Товарищи фраера, — объявлял старпом за столом, когда командир уходил на мостик, — после ужина соберемся на малине на служебное толковище за исключением тех, кто не стоит на шухере. Кто опоздает – тому пасть порву на свастику. Кстати, кто сегодня вместо команды «все вниз» крикнул «обрывайся!» Симаков? А кто сдуру в вахтенный журнал записал?! В следующий раз такого леща замастырю родная мать — без бирки не узнает!

Записки. день опять не знаю какой.

Поделиться



Патри



Как видишь, я совсем обленилась. не считаю ни дни, ни ночи. мне показалось это абсолютно бессмысленным занятием. и скорее всего — таким оно и является. да как и всё. но не буду филосовствовать. просто поговорю с тобой сегодня. вот такое простое желание — поговорить. в одном направлении. без отдачи.

Я сегодня сидела и вспоминала нас. и не только. просто сегодня какой-то ностальгический день. и ты знаешь, я вспомнила, откуда всё пошло. тебе сейчас бы было наверняка сложно проследить течение моих мыслей, но всё началось с того рисунка. когда я думала о тебе и рисовала, чертила на работе ручкой рисунок, который абсолютно не имел ничего общего с искусством. хотя, когда я смотрю на современные шедевры, даже я кажусь себе вполне ничего) но я помню этот рисунок. который я тебе подарила на А4. с подписью: «Это то, что ты творишь с моим животом») Знаешь, как меня удивило, когда через три года я нашла этот свёрток у тебя в машине? нет, ты даже не представляешь. как и не представляешь того, что я видела каждый раз, когда я забравшись с ногами на кухне вырисовывала цветными карандашами несуществующие миры. но я каждый раз видела, как ты на меня смотрел. наверное, это было самое красивое: как мы подглядывали друг за дружкой) и каждый делал вид, что не видит) мы ловили моменты и были счастливы. это так хорошо. и тогда, ты знаешь, я и начала рисовать. не пейзажи, не людей, не лица. а просто то, что во мне вызывается и отзывается. чувство, поток, эммоция. это хорошо, что ты тогда просто на меня смотрел. хорошо, что не поломал и дал вдохновение. ты давал своеобразно, но я тебя всегда понимала.

Я вспомнила, как у тебя поселилась. как нагло, в твоей рубашке опять-таки забралась с ногами на подоконник и просто спросила: можно я здесь поживу? твоё «конечно» было мне подарком. а мы тогда ещё и близки-то не были. а уже как бы знали, что уживемся. и ужились. странно. мне кажется зачастую люди надумывают себе слишком сложные механизмы вместо того, чтобы просто увидеть человека и понять, что с ним хочется жить. и что главное: сказать ему об этом. мне кажется, мир бы был проще намного от этого. и какая разница, что будет потом. то, что подарилось за эти года — оно бесценно.

я сегодня думала о заботе. о любви. о нас, о них, о музыке и о счастье. какое оно. я себя чувствую человеком счастливым. а в глазах других — я печаль-печалище. и это так забавно. что каждому нужно именно своё, по-своему или как у всех. и каждый выбирает. а мне страшно от того, что многие люди заботятся о своих домах, квартирах, мебели, а не о живом. вот сегодня и уже 5 дней мне от этого страшно. даже плачу. но ты знаешь, что я гиперчувствительна. пройдет.

Тем более у меня теперь свежая крохотная энергия. ты будешь ржать — но я забрала котенка. хотела маме — а её муж отверг. вот теперь у нас целое семейство) уже хотят и её забрать) мои кошки нравятся, это радует) только я её теперь не отдам. она такая моя, что я никому её не отдам. потому что это живое существо, которое поверило мне, а я — в неё. и она уже даже лизала мои глаза. ну как можно после этого её отдать вообще? буду с бутылочки кормить, но хрен отдам, ты меня знаешь :)

скучаю по тебе. точно так же как и по морю. точно так же как обычно скучают по живому чему-то. протяни руку — вот оно. но много забот. поэтому не…

Мисс Дзен

Поделиться





Друг ночью приехал из Воронежа. Расчехлился, сумки закинул и увлёк на кухню чаи гонять. Сна, говорит, ни в одном глазу, пока не расскажу, как доехал, не успокоюсь.

Итак, дальше от его лица:

«Еле успел на поезд, сумки на бегу закидывал, сам чуть носом не проехался по платформе, но успел. Протискиваюсь по коридору и молюсь, чтобы мою нижнюю полку заняли: ненавижу их, всегда езжу наверху, чтоб меня никто не трогал. Молитвы были услышаны: на моей полке угнездился пацан лет десяти, полный, щекастый, ухоженный такой, прилизанный. Рядом мать, сумку его разбирает. На другой нижней полке сидит девушка лет двадцати, в старом свитере, брючках и ярких голубых сланцах. Читает, на возню перед собой ноль внимания. Я взгляд женщины поймал и сказал такой: „Пожалуйста“. Мне не жалко полки, но для приличия спросить могли бы. Она фыркнула и отвернулась. Бросила сумку рядом с девушкой, начала разбирать и ультимативным тоном сказала: „Деточка, я тут расположусь, рядом с ребёнком, ты не против?“ Видно, ей тоже выпала верхняя.

»Против..." — раздался полный какого-то внеземного дзена и спокойствия голос.

Дама на секунду опешила, но опомнилась и продолжила разбирать вещи.

«Я должна следить за Мишенькой, вдруг с ним что случится, а сверху слезать долго. Давай не будем ругаться и поменяемся».

«Не поменяемся...»

Я думал, она сейчас начнет говорить, что специально бронировала место заранее, что это не её проблемы и бла-бла-бла. Но нет. Девушка просто повернулась и легла спиной на баул дамы, как на подушку, не выпуская из рук книгу.

Дамочка от неожиданности рванула сумку, освободив место, и мисс Дзен разлеглась на нём во весь рост.

«Скотина малолетняя» — отчётливо пробурчала женщина и, водрузив сумку на столик, полезла наверх. Оттуда она в скором времени очень удачно уронила расческу, угодившую девушке прямо в лоб. Мисс Дзен, не отвлекаясь от чтения, скинула расческу на пол.

Первые два часа пути дама кряхтела, ворчала, демонстративно неуклюже спускалась с полки, чтобы вытереть Мишеньке сопельки и отрегулировать его теплообмен, расстёгивая и застёгивая жилетку. Но вскоре, поняв, что мисс Дзен класть хотела на её мучения то, чем Вселенная её обделила, устроилась наверху и задремала.

Еще пару часов мы провели в относительном спокойствии и даже умиротворении. Я познакомился с Мишкой, развел его на пару партий в морской бой, в дурака — нормальный, в принципе, пацан оказался, только залюбленный. Мисс Дзен читала, отрешившись от внешнего мира.

Вечерело. Дама проснулась и начала сокрушаться по поводу того, что её сыночек, небось, помирает от голода. Миша, недавно вточивший со мной пару сосисок в тесте, недоуменно пожал плечами. Мол, раз мама сказала, значит, и правда голодный.

Как раз тогда судьба увлекла мисс Дзен в уборную. Вернувшись, она обнаружила, что ей оставили небольшой закуток возле окна, а остальное сиденье было заставлено контейнерами, термосом и Мишей. Дама, перехватив ее абсолютно флегматичный взгляд, все же подумала, что, наконец, проняла нахалку, поэтому торжествующе заявила: «Столик внизу, и мы имеем полное право сидеть тут, мы же не всю полку заняли!».

Ничуть не смутившись, Мисс Дзен прошла на своё место, уютно устроилась там и устремила свой взгляд в размытую движением бесконечность.

… Под конец ужина Миша, накормленный так, что аж из ушей лезло, решил, что негоже другим голодать, и поделился с Мисс Дзен варёным яйцом. Та, как ни странно, взяла… И тут мать, решив, что «нечего разбазаривать продукты на всякую шелупонь», одёрнула Мишу, приземлив того обратно, и шлёпнула Мисс Дзен по руке.

Вот тут я уж было подумал, что стена невозмутимости рухнет, но снова ошибся: Мисс Дзен вернула яйцо на стол и со словами «Всё ваше» вытерла руки о дамочкину юбку.

Что там началось… Дама как ждала, пока что-то проткнёт пузырь негодования. Размахивая руками, она завела сольную арию «Вокзальная хамка, уродка, недоношенная!» В своей тираде она как душу изливала, избрав Мисс Дзен первопричиной бед человечества в целом и своих в частности. «Из-за таких, как ты, сучка, никогда и ничего не идёт так, как надо» Ярость застилала ей глаза, закипал мозг, и, когда контроль над собой был окончательно потерян, дама пихнула Мисс Дзен, да так, что та приложилась головой о стенку, слава Ктулху, хоть легонько.

Пихнула и затихла, с нетерпением ожидая реакции.

«Фас!» — подумал я. Такое стерпеть было уже нельзя.

Если бы Мисс Дзен начала скандалить или распускать руки, образ Самой Невозмутимости навсегда растворился бы в моём сознании. Но она не разочаровала.

Медленно, но вместе с тем неотвратимо она наклонилась к женщине, будто бы собираясь что-то сказать ей на ушко…

И СМАЧНО, МОКРО, ОТ ДУШИ ЛИЗНУЛА ЕЁ, ОТ ПОДБОРОДКА ДО ЛБА, ЧЕРЕЗ ГЛАЗ, РАЗМАЗАВ КОСМЕТИКУ, ОСТАВИВ БЛЕСТЯЩИЙ СЛЮНЯВЫЙ СЛЕД.

ЛИЗНУЛА, КАРЛ!

… Эффект был сокрушителен и мгновенен, как от транквилизатора: дама затихла и принялась кончиками пальцев щупать щеку… Затем сгребла Мишу, закинула его на свою полку и умчалась умываться.

Мисс Дзен вытерла рот салфеткой и изысканно промокнула уголок. Данное действо уже было рассчитано на меня, и, видит бог, я не удержался и похлопал.

За всю оставшуюся поездку дама не проронила ни слова в её сторону. Так же молча они с Мишей покинули вагон на своей станции.

А Мисс Дзен снова углубилась в книгу. Весь её вид говорил о том, что она покинула эту реальность и вернется еще не скоро. Тормошить я её не стал"

EmKOIIIEK

Страшна історія про кота (як кіт дещо вкрав)

Поделиться



Анастасия Гиренкова



Вечеряли ми з Раїсою, солодка "Ізабелла" трохи заграла, і почала Раїса згадувать бувальщини.
— А я казала тобі, як мене кіт дещо відкусив?
— Нє,-кажу,-шо то було?
— Лишила мене мама маленьку (десь вісім місяців було) з братами. Одному три рочки, іншому сьомий йшов. Та й каже, як мокренька буде, то ви пелюшки витягніть, а сухеньки покладіть, тілько обережно! То й пішла до ферми. Вертається до дому, а малі по кутках забилися та плачуть: «Не лайся, мамо, то не ми, то кіт вкусив!» Шо сталося? Мама до комори, там кіт замкнений, з очима великими, переляканий, шкурнув так, тільки його й бачили! Мама до мене, я без пелюшок, ногами граюся, шось базікаю… — То шо таке сталося, чого ви плачете?,-питається мама в синів. А вони ще дужче просять: «Не бий нас, мамо, то не ми. Ми до Райки пелюшки міняти, а в неї нічого попід пелюшками немає… Ми не відривали, то кіт відкусив! То ми його вже лупцювали!»

С рюкзачком впечатлений по своей собственной Ебландии

Поделиться



Анна Танцюра



Самоанастезія зараз потрібна мені більше, ніж усі діалоги разом узяті. Мабуть уперше я хочу зануритися в себе, дістатися самого дна – і подивитися ясними, чесними очима на теперішнє, таке невизначене, розпанахане і зболіле, як моя грудна клітка.
В дурних і розумних перепетіях минулих років мені ще донедавна здавалося, що всі кредити, запаси в недоторкані запаси болю давно вичерпані.
Проте… Страждання невичерпні поки в людині жевріє життя. Дедалі частіше думаю, що життя і страждання – приховані синоніми, врослі одне в одне, як сіамські близнюки.
Я надто багато думаю. Мої думки – це все-одно, що робити розтин власноруч. І ще ця пекельна, дивна звичка постійно тікати. Будь-що — і потяг. Я хочу зрозуміти куди я постійно тікаю – до себе, від себе чи до когось ще. Стан – абсолютна посередність між тим, що вже втрачено і між тим, чого ще немає.
В мене завжди були дивні чоловіки. Останнім часом я стала вдаватись до аналізу тих відносин, у які мене заносило життя і з яких я, так чи інакше, але все-таки повернулася живою. Якщо розглядати з досить-такої цікавої площини сутність поняття «чоловік», то на мою думку чоловік – це короткочасна жіноча примха, яка з примхливої волі жінки стає її довгограючою проблемою. Так от і в мене всі проблеми, що я їх маю і вони мають мене відбуваються через два фактори – перший – це моя, часом, дурнувата голова і другий – це чоловіки, що були в мене і в мені.
В мене другу добу вимкнений телефон, я переїжджаю в нове житло, проте я не можу звільнитися від думки, що моє колишнє наздоганятиме мене шаленими темпами і постійно, посекундно дихатиме мені в потилицю.
Хай собі буде, як буде. Хай собі іде, як іде.
На сьогодні все…

Выбрось телевизор из окна

Поделиться





Сбросить телевизор из окна отеля — старая рок-н-ролльная традиция, и мало кто был так знаменит подобными выходками, как Led Zeppelin. Бывший администратор отеля The Edgewater в Сиэтле Джеймс Блум вспоминал свою встречу с менеджером группы в 1977 году. Роберт Плант и Джимми Пейдж в ту ночь поставили рекорд: пять сброшенных телевизоров. Наутро менеджер Ричард Коул, еще не знавший о случившемся, пришел оплачивать счет за проживание. Блум, нервно сглотнув, сообщил ему, что вынужден взять с него дополнительные две с половиной тысячи долларов — по пять сотен за каждый телевизор.

Коул даже не удивился: он просто отсчитал деньги и собрался уходить. Блум, который был поклонником группы и очарован бунтарским рок-н-ролльным образом жизни, решил напоследок его спросить: «Простите меня, мистер Коул. Я слышал о подобных вещах, но всегда думал, что это все ерунда. Вы не могли бы мне рассказать, каково это — выкинуть телевизор из окна?» Коул развернулся и ответил: «Парень, в жизни есть вещи, которые надо испытать самому». На этой фразе он отсчитал пять стодолларовых банкнот и протянул их Блуму: «Держи, приятель. Сделай это за счет Led Zeppelin».

«Волки, похожие на нас» – фотопроект о братьях, которых держали взаперти 14 лет

Поделиться





За 14 лет шестеро братьев Ангуло вместе с матерью и сестрой почти ни разу не вышли из квартиры в Нижнем Ист-Сайде. Авторитарный отец держал их взаперти, чтобы уберечь от опасностей Нью-Йорка. О внешнем мире ребята знали в основном из фильмов, которые смотрели в большом количестве, а затем ставили сценки. Они сами мастерили декорации, реквизит и костюмы.

Невероятная история о том, как они обрели свободу, повествуется в документальном фильме режиссёра Кристал Мозель «Волчья стая» (The Wolfpack). Ленте присудили главный приз на кинофестивале «Сандэнс» (Sundance Film Festival) в прошлом году. А в фотографиях эту историю рассказал Дэн Мартенсен (Dan Martensen). В декабре он опубликовал книгу «Волки, похожие на нас» (Wolves Like Us).
Читать дальше →

Из инстаграма под венец

Поделиться





Считанные минуты прошли с момента первой личной встречи девушки из Калифорнии и парня из Нью-Йорка до того, как они стали мужем и женой.

Эта необычная встреча произошла неделю назад в международном аэропорту Онтарио. Сами молодые назвали это событие «инста-помолвкой» и «инста-свадьбой» — в честь того, что их виртуальное знакомство произошло в инстаграме в марте прошлого года.

Спустя три дня после свадьбы журналисты снова разыскали Эрику Харрис и Арта Ванна. Молодые признались, что по-прежнему безумно влюблены друг в друга «Я даже не осознавала, насколько сильно я люблю этого человека», — сказала Эрика, у которой за плечами уже есть один брак, в котором родилось трое детей.
Читать дальше →

Прикладная терапия

Поделиться





На каком-то празднике (кажется, это был юбилей соседа) я встретил любопытную пару: муж и жена, оба немолодые, лет 55-60 на вид, но почти постоянно держащиеся за руки. И все бы ничего, но жена постоянно говорила что ее мужу налить и положить, а этот самый муж лишь молчал и смущенно улыбался. Дальше — больше. С самим Витей, казалось, никто не общался. Все только через Люду, его жену. Все спрашивали у нее, отвечала тоже она. Складывалось впечатление, что Люда знала о своем муже абсолютно все, вплоть до сорта масла в машине и количества мормышек.

Казалось бы, обычный подкаблучник, который при жене пикнуть боится, но нет. Оказалось что Витя — глухонемой, и при этом заядлый радиолюбитель, морзяночник со стажем, жену свою тоже на это дело подсадил, и они на людях «перестукивались» держась за руки.

iskander1348

Чемпионы-киллеры

Поделиться





Однажды я участвовал в турнире в Германии, когда ко мне подошел мужчина. Решив, что ему нужен всего лишь автограф, я потянулся за ручкой, но тут мужчина сделал поразительное заявление… «Я решил шахматы!» Я стал благоразумно отступать, на случай, если мужчина был столь же опасен, сколь и безумен, но он продолжил: «Спорим на 50 марок, что если вы пойдете со мной в мой гостиничный номер, я смогу это доказать». Что же, 50 марок есть 50 марок, так что я решил быть снисходительным, и проводил мужчину к его номеру.

Оказавшись в номере, он уселся за шахматную доску. «Я все понял, белые ставят мат на 12 ходу независимо ни от чего». Я играл черными возможно чересчур осторожно, но обнаружил, к своему ужасу, что белые фигуры координируются как–то странно, и что я получу мат на 12 ход.

Я попробовал снова, разыграв на этот раз совершенно иной дебют, из которого в принципе невозможно было попасть в такое положение, но после серии очень странно выглядящих ходов, я снова обнаружил своего короля окруженным, и мат должен был прийтись на 12 ход. Я попросил мужчину подождать, а сам сбегал вниз и позвал Эммануэля Ласкера, который был чемпионом мира до меня.

Читать дальше →