2 волшебных слова, которые кардинально меняют жизнь

Поделиться



И это не «спасибо» и «пожалуйста», как учили нас в детстве.

Это слова «Достаточно» и «Достойна (-ен)».

1. Достаточно

Начнем с «Достаточно»… Почему мы страдаем в жизни? Нам постоянно чего-то не хватает. Не хватает денег, не хватает любви, не хватает внимания, не хватает уверенности в себе и т.д.





 

 

А что, если вместо того, что бы зацикливаться на недостатке – начать думать о достатке? Ведь Вселенная, Бог или Жизнь, как вам больше нравится, дает нам то, о чем мы думаем больше всего в течение дня.

Попробуйте сказать себе:

– У меня достаточно любви!
– У меня достаточно денег!
– У меня достаточно здоровья!


— У меня достаточно любви!
– У меня достаточно счастья!
– У меня достаточно радости!


Можете играть с этим как угодно:

– У меня достаточно свободного места на дороге! (для водителей),
– У меня достаточно красоты, чтобы быть уверенной в себе!
– У меня достаточно творческой энергии!
– У меня достаточно самообладания и уверенности в своей исключительности!


Будьте детьми и чувствуйте, что на самом деле у вас всего в избытке. Как только вы пригорюнитесь о чем-то – сразу вспоминайте это слово и применяйте его по ситуации. Придумайте с этим словом свое выражение и повторяйте его регулярно или повесьте на видное место.

Недостаток – это не для вас! У вас всего в избытке!

Эту идею подала книга Дональда Уолша «Беседы с Богом», где обсуждаются иллюзорность нашего мира и такая иллюзия, как недостаток.





2. Достойна (-ен)

Возьмем второе слово. Если у нас нет чего-то, значит нам это не нужно, или мы считаем себя недостойными этого (чаще всего). Многие могли бы жить гораздо счастливее, успешнее и радостнее, если бы только начали развивать уверенность в себе и говорить: «Да, я достойна (-ен), я достойна (-ен) всего того, о чем мечтаю».

– Я достойна (-ен) любви!
– Я достойна (-ен) денег!
– Я достойна удовольствия, нежности и ласки!
– Я достойна (-ен) иметь машину!
– Я достойна (-ен) любящего меня человека!
– Я достойна (-ен) всего самого лучшего в жизни!


Повторяйте, пока не поверите в это, и тогда начнутся чудеса!опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //anchiktigra.livejournal.com/1824623.html

Реальность квантовой странности

Поделиться



Вы действительно верите, что Луна существует лишь когда вы смотрите на неё?

 

Этот известный вопрос Альберта Эйнштейна аккумулирует в себе как суть продолжающихся уже сотню лет научных дебатов по поводу проблемы измерений, так и сущность самой природы волновой функции.
 





В фильме Акиры Куросавы «Расёмон» самурая убивают, но из фильма так и не понятно кто и почему? Различные вовлечённые в историю персонажи рассказывают свои версии этих событий, но все их свидетельства противоречат одно другому. И в результате вы остаётесь в сомнениях: Какая же из этих историй правда?

Но сам этот фильм заставляет вас задуматься также о другом, более глубоком вопросе:

«Существует ли вообще истинная история или вся наша вера в определённую, объективную, независящую от наблюдателя реальность является иллюзией?»

Опубликованная в журнале Nature Physics статья предоставляет новые экспериментальные данные, поддерживающие последний сценарий — о существовании «Расёмон-эффекта» не просто в наших описаниях природы, но и в самой природе.

За прошедшие сто лет, многочисленные эксперименты над элементарными частицами перевернули и поставили с ног на голову всю классическую парадигму причинной, детерминистской вселенной.

Возьмём, к примеру, так называемый эксперимент с двумя щелями. Мы стреляем пачкой элементарных частиц — скажем, электронов — в экран, способный регистрировать их удар. Но перед экраном мы помещаем частично проходимое препятствие: стену с двумя тонкими параллельными вертикальными щелями. Мы смотрим на результирующий рисунок электронов, появляющийся на экране. И что же мы видим?

Если бы электроны были подобны маленьким шарикам (во что заставляла верить нас классическая физика), тогда каждый из них проскакивал бы через одну из щелей, а мы при этом увидели бы на экране две отдельные полосы, каждая за своей щелью. Но на самом деле видим мы нечто совершенно другое: интерференционную картину, как если бы две волны сталкивались, создавая рябь на воде.

И что удивительно, то же самое происходит, если мы начинаем выстреливать электроны по очереди — что говорит о том, что каждый электрон неким образом действует подобно волне, интерферируя сам с собой, как если бы он проходил через обе щели одновременно.

То есть, электрон — это волна, не частица? Не спешите с выводами. Поскольку, когда мы помещаем у щелей приборы, которые «метят» электроны в соответствии с той щелью, через которую они проходят (что позволяет нам узнать их местонахождение), интерференционный паттерн исчезает. Вместо этого, мы видим на экране две классические полосы, как будто наши электроны, внезапно осознав, что за ними наблюдают, решили вести себя как приличные маленькие шарики.

Чтобы проверить эту их приверженность к тому, чтобы вести себя подобно частицам, мы можем метить их также при прохождении через щели — но после этого, используя другой прибор, стирать эти метки до того, как электроны ударятся об экран. Если мы делаем это, то электроны вновь возвращаются к своему волноподобному поведению, и интерференционный рисунок чудесным образом снова проявляется.

Нет конца различным практическим шуткам, которые мы можем разыгрывать с бедным электроном! Но с усталой улыбкой, он всегда при этом смеётся над нами в ответ. Электрон представляется нам странным гибридом волны и частицы, про который нельзя сказать ни что он здесь и там, ни что он здесь или там. Подобно хорошо подготовленному актёру, он играет ту роль, которую был призван исполнить. Как будто всем своим существованием он решил доказать нам верность известной максимы епископа Джорджа Беркли:«Быть — значит быть воспринимаемым».

Действительно ли природа настолько странная? Или это просто кажущаяся странность, являющаяся отражением нашего несовершенного знания о природе?

Ответ зависит от того, каким образом вы будете интерпретировать уравнения квантовой механики — математической теории, разработанной для описания взаимодействия элементарных частиц. Успешность этой теории не имеет себе равных. Её предсказания, какими бы «жуткими» они ни казались, всегда проверялись и подтверждались наблюдениями с поразительной точностью. Она стала также основой для замечательных технологических достижений. Так что это действительно мощный инструмент. Но является ли он также отражением картины реальности?

В этом смысле, одним из самых больших вопросов здесь является интерпретация так называемой волновой функции, описывающей состояние квантовой системы. Для отдельной частицы, такой как электрон, волновая функция даёт информацию о вероятностях наблюдения данной частицы в определённых местах, также как вероятностях результатов других измерений, которые вы можете проделать над данной частицей, например, измерения её импульса.

Соответствует ли непосредственно эта волновая функция некой объективной, независящей от наблюдателя физической реальности или может быть она просто представляет собой частичное знание наблюдателя об этой реальности?

Если волновая функция основана на знании, то вы можете дать оправдание странным квантовым феноменам, сказав, что подобные вещи лишь представляются нам таким странным образом, поскольку наше знание реального состояния дел является недостаточным.

Однако новая статья из журнала Nature Physics даёт убедительные доказательства того, что это не так. Выводы статьи основываются на результатах экспериментов, использовавших пучки специально подготовленных фотонов для проверки определённых статистических свойств квантовых измерений. Если объективная реальность вообще существует, то статья как раз наглядно демонстрирует, что волновая функция основывается всё-таки не на знании, а на реальности

То есть, выводы этого исследования подразумевают, что мы не просто слышим разные «истории» об электроне, лишь одна из которых истинная. Скорее, действительно существует одна истинная история, но она содержит в себе множество граней, кажущихся противоречащими друг другу, точно также как и в фильме «Расёмон». Так что, действительно мы не сможем уже вырваться из этой загадочной  — как некоторые скажут, мистической — природы квантового мира.

Но что всё это значит для нас (если действительно что-то значит) в отношении нашей собственной жизни? Мы должны быть здесь аккуратными в выводах, осознавая, что вся эта странность квантового мира не подразумевает напрямую наличия того же рода странности в мире нашего повседневного опыта. Причина в том, что как известно, вся эта туманная квантовая странность индивидуальных элементарных частиц быстро рассеивается в больших ансамблях частиц (феномен, который часто называют «декогеренцией»). Именно поэтому мы фактически и можем описывать объекты вокруг нас на языке классической физики.

Думаю, нам, скорее, стоит рассматривать все эти парадоксы квантовой физики в качестве метафоры, указывающей на неизвестные бесконечные возможности нашего собственного существования.

Очень уместно и элегантно эта идея выражена в Ведах:

«Каков атом, такова и вселенная; каков микрокосм, такой же и макрокосм; каково человеческое тело, такое и тело космическое; какова человеческая мысль, такова и мысль космическая».опубликовано

 

Автор: Edward Frenkel

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: larkin-donkey.livejournal.com/211489.html#cutid1

Экхарт Толле: Как счастье медового месяца становиться разводом

Поделиться



Вопрос: Почему одна форма любит другую форму даже в том случае, если другая форма не любит первую? Почему любовь не бывает взаимной? Почему в любви бывает одностороннее движение? 

Экхарт Толле: Итак, одна форма любит другую форму безответно. Почему это происходит? И с этим приходит боль, большая боль. И эту невероятную боль испытывают многие люди. Ты хорошо знаешь, что одним из базовых состояний эгоистической самости является глубоко укоренившееся чувство нужды, нехватки, недостатка. И она пытается дополнить себя, используя различные стратегии. Сотворенная умом самость пытается удовлетворить эту нужду, которую она чувствует практически постоянно, за исключением коротких мгновений, когда что-то добавлено к нему, и на мгновение нехватка не ощущается.





Но это никогда не длится долго. Затем она ищет следующий предмет. Она смотрит в будущее, чтобы найти там что-либо, и добавить к себе, чтобы заполнить дыру, которая всегда там: «Я не чувствую себя полной, я не чувствую себя дома, я не достигла».

Все виды стратегий идут в ход. И одна из основных сфер, в которой она ищет что-либо, чтобы восполнить эту нехватку, является сфера отношений – другой человек, он или она. И затем, когда это случается, все внимание самости фокусируется на этом человеке, который воспринимается неосознанно, как тот самый единственный, который дополнит меня, сделает меня целым. Он или она это тот самый или та самая единственная. И появляется почти маниакальная привязанность к образу, форме этого человека. И это называется «влюбиться».

И иногда, если тебе повезет, тот другой человек чувствует то же по отношению к тебе, что ты дополнишь его или ее. И конечно, это кажется замечательным. Вам обоим кажется, что вы дополните друг друга. И затем, вероятно, вы захотите вступить в брак, подпишете контракт, просто для того, чтобы быть уверенными, что всю оставшуюся жизнь ты будешь дополнять меня, ты не оставишь меня. Потому что, если ты нарушишь контракт и оставишь меня, то последствия будут очень неприятными. Так что даже и не думай об этом. И затем ты вступаешь в брак. Именно на этом обычно заканчиваются фильмы, и режиссер говорит: «Снято».

Но жизнь продолжается. Ты женишься и затем, возможно, даже во время медового месяца, первое сомнение приходит к тебе в голову. Получиться ли что-нибудь из этого? Справится ли другой с этой невероятной задачей дополнения меня? И затем начинается обычная жизнь: работа, семья. И постепенно кажется, что это больше не работает. Чувство нехватки возвращается. Она или он не ведут себя так, как должны были, чтобы сделать меня счастливым или счастливой. Это можно прочитать в рекламных объявлениях: «Ищу мужчину или женщину, чтобы он или она сделали меня счастливой или счастливым».

Кто может оправдать такие надежды? Никто не может. И затем эта нехватка, которая была прикрыта временной иллюзией, что этот человек дополнит тебя, вновь появляется. А этот человек был телом боли, но ты не знал об этом. Эта была временная иллюзия, что этот человек дополнит тебя. И внезапно чувство неполноты, одиночества, страха возвращается. Но теперь с помощью своего ума ты накладываешь это на другого человека, и говоришь, что он или она являются причиной того, что я чувствую.

Ты снова чувствуешь базовое эгоистическое состояние. И сейчас ты чувствуешь его сильнее потому, что в течение некоторого времени до этого оно было прикрыто любовными отношениями. И периодически любовь превращается в ненависть.Всякий раз, когда другой человек, на твой взгляд, не выполняет свои обязанности, любовь превращается в агрессию, злобу. Ты полностью замыкаешься в себе:

— Что с тобой, что-то не так?

— Ничего, просто не хочу разговаривать...

Это может быть все что угодно. Или ты бросаешься чем-то. Все что угодно. А затем ваши отношения восстанавливаются, и некоторое время опять все идет хорошо. А затем опять ничего не получается. Получается — не получается, получается — не получается. Затем периоды, когда ничего не получается, становятся более длительными, и тебе все это не нравится. Счастье брака превращается в несчастье совместного существования. Счастье медового месяца становиться разводом. А на самом деле это одно и то же.

Таким образом, это была попытка дополнить себя с помощью какой-либо внешней формы. Ну а в конце концов, что получается? Ты чувствуешь неполноту еще сильнее и обвиняешь эту форму в том, что она причинила тебе эту боль. Это эгоистическая боль, и эта боль появляется из отношений любовь-ненависть. 

Человек, который задал этот вопрос, конечно, находится не на этой стадии, потому что это одностороннее движение, как он пишет. Он чувствует большую любовь к этой форме, но эта любовь безответна. Что делать в таком случае?

В таком случае ты ощущаешь нехватку, недостаточность даже еще сильнее. И это очень болезненно. И ум имеет тенденцию придумывать и проживать всевозможные фантазии, всевозможные истории. И самость погружается в это. И образ меня становится очень болезненным. И если это продолжается, может случиться так, что это влечение превращается в ненависть. Может так случиться, я не говорю, что это произойдет в твоем случае. И затем ты понимаешь, что это чувство никогда не было любовью на самом деле.

Таким образом, то, что называют любовью, является на самом деле глубоко укоренившейся потребностью эго, фокусирующейся на одной форме. Поэтому возможность, которая есть у тебя сейчас, — чувствовать, что ты чувствуешь, и пытаться как можно чаще выходить из истории, фантазии, образов, скользящих в уме. Уделяй больше внимания этому неприятному болезненному чувству, и именно здесь тебе следует войти в состояние уступания, смирения. То, что ты чувствуешь, является на самом деле эгоистическим состоянием, эгоистической обусловленностью.

После этого образ того человека будет приходить время от времени, а ты фокусируешься на ощущении, уступая этому. Прими это страдание. И любое страдание, которое ты принимаешь таким образом, будет работать на тебя, преобразовывая эго. Любое страдание, которое принимается полностью, преобразовывает эго и также преобразовывает само страдание. Так что у тебя есть возможность заниматься этим прямо сейчас. Если бы твоя любовь была взаимной, тебе пришлось бы заниматься этим через несколько лет, так как в течение года или двух ты бы находился во власти иллюзий.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: naturalworld.ru/article_ekhart-tolle-otnosheniya-mujchini-i-jenshchini.htm

Игумен Евмений: Старость — это стиль жизни

Поделиться



Старость (по-моему) — это когда жизнь человека уже не наполнена событиями. Всё одинаково, однообразно, предсказуемо. События могут быть внешними или внутренними. Но это непременно со-бытие, со-причастность, со-вместность.

Старость — зависание в квартирном пространстве, в мире повседневных предметов. Закрытость. Стремление зафиксировать, зацементировать обретенную (наконец) стабильность.





«Старость — думать, что выбил право наставлять или поучать» (Полозкова), желание втягивать в это стабильное состояние своих близких людей. Бесконечное транслирование находящимся в зоне влияния людям того, как «надо» (питаться, жить, любить, молиться).

Старость — попытка воскресить и удержать вокруг себя и в себе образы прошлого, защитить себя от вторжения нового (а значит, жизни, ведь она всегда новая).

Старость — постоянное утверждение себя посредством познанного, достигнутого, сделанного в прошлом, мол, смотрите, кто я, какой я важный, с кем знаком был, сколько всего совершил.

Поэтому к старым людям столько жалости… не столько уважения, сколько именно жалости: пойдём, — говоришь, — посмотрим, послушаем что-то новое… а в ответ: «я так устал...»

Старость — это удержание крышки в наполненном до краев сосуде.

Если человек в годах, но молод душой, его сосуд всегда пуст: содержимое в нем не задерживается, таким людям характерна проточность, движение, интерес к новому, причём на грани любопытства. К новому именно как к Новому и Большему, без соотнесённости с уже известным.

Я лично знаю 25-ти-28-летних стариков… жизнь стучится к ним, предлагает альтернативы и возможности. Но иллюзия стабильности, обретенного и понятного стиля жизни удерживает их в привычном, — как же сильно это очарование… опубликовано 

 

Автор: Игумен Евмений

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/hegumenevmeniy.peristyy?hc_ref=NEWSFEED&fref=nf

Мозг решает, не спрашивая человека

Поделиться



Люди лишь по той причине считают себя свободными, 

что свои поступки они сознают, а причин, их вызвавших, не знают. 

Спиноза 

 

Существование свободы воли — одна из важнейших неразрешенных проблем философии со времен античности. Принимаем ли мы решения сознательно, или, возможно, наш выбор осуществляется без участия сознания задолго до того, как мы его осознаем?

Иммануил Кант включил проблему свободы воли в число своих антиномий — вопросов, ответы на которые лежат за гранью возможного познания. Но ученые не боятся сложных задач, в которых не преуспели философы. Изучению свободы воли посвящены сотни экспериментальных работ психологов и нейрофизиологов, и, похоже, ответ найден: причиной наших поступков не является сознательный выбор.





Одним из ведущих специалистов в данной области является профессор психологии Гарвардского университета Даниэл Вегнер, который обобщил имеющиеся экспериментальные данные в монографии «Иллюзия сознательной воли». Как следует из названия труда, Вегнер приходит к выводу, что свобода воли — иллюзия.

Свобода воли не является причиной наших действий, но сопутствует им так же, как сигнал разряженного аккумулятора на экране мобильного телефона сопутствует разрядке аккумулятора, но не является причиной разрядки. Это лишь ощущение, которое позволяет отличить действие, выполненное нами, от процессов, не зависящих от нас.

Когда мы совершаем желаемый поступок, нам свойственно трактовать это как проявление свободы воли. Однако иногда люди совершают поступок, а чувства реализованной свободы воли не испытывают.

Вегнер, Карпентер и ряд других психологов интересовались необычным эффектом, происходящим во время спиритических сеансов. Группа людей кладет руки на круглый стол, который может вращаться. Участники сеанса верят, что стол начнет вращаться по воле призванного ими духа. Нередко стол действительно приходит в движение, а все до единого участника группы готовы покляcться, что они не причастны к этому вращению. Когда на стол кладут Библию, вращение к всеобщему шоку останавливается.

Проверить причастность духов к вращению стола можно по характеру отпечатков пальцев, оставляемых участниками спиритического сеанса на пыльной столешнице. Одно дело, когда пальцы пассивно сопротивляются вращающемуся столу, и совсем другое, когда они активно раскручивают стол. Направление штрихов будет разным.

 

Наблюдения показали, что люди, а не духи раскручивают стол. Но люди не ощущали свободы воли и потому испытывали иллюзию, что стол вращает кто-то другой. Другой тип спиритических сеансов использует картонную доску, на которой изображены слова или буквы. Например, слова «да» и «нет». Группа людей берется за диск и держит его над доской. Они задают вопросы призванному духу, и тот подводит диск к одному из ответов. При этом ответы получаются логичными, например, на вопрос «ты жив?» дух стабильно отвечает «нет». Как и в предыдущем примере, люди убеждены, что не вызывают движения.

Однако если участникам завязать глаза и в тайне от них развернуть доску, ответы «духов» перестают быть логичными, то есть ответы выбирают люди, а не духи, хотя сами того и не осознают. Таких примеров, называемых автоматизмами, существует очень много.





Но верно и обратное: мы нередко ощущаем свободу воли в действиях, которые не совершали. Например, в ряде экспериментов, описанных Вегнером, люди признавали свою вину за нажатие «неправильной» клавиши компьютера, которую они не нажимали. Для этого достаточно предоставить ложного свидетеля ошибки, а характер ошибки должен быть таким, чтобы ее совершение казалось правдоподобным. В ряде случаев человек не только испытывает чувство вины за несовершенный им поступок, но и «припоминает» детали своего нарушения.

Вегнер приводит пример из собственной жизни, когда он сел играть в компьютерную игру и только спустя некоторое время увлеченного нажатия клавиш осознал, что не управляет игрой, а смотрит заставку к ней.

Серьезные нарушения ощущения свободы воли могут встречаться у пациентов с расстройствами мозга. Например, описаны клинические случаи, когда люди ощущают, что они управляют движением солнца по небосклону или машинами на дорогах. Они считают, что их воля является причиной этих движений. С другой стороны, существует люди, больные синдромом «чужой руки», которые уверены, что их рука живет своей жизнью, не подчиняется их воле. Для стороннего наблюдателя все движения руки выглядят как осознанные: рука может совершать сложные действия, например, застегивать рубашку. Но хозяин убежден, что рукой управляет кто-то другой. Некоторые люди верят, что ими управляют «из космоса», вовсе не ощущают своей воли за совершаемыми поступками.

Таким образом, свобода воли — это ощущение, которое не всегда соответствует реальности.

Мы точно знаем, что свобода воли может быть иллюзией и вправе спросить: не может ли любое ощущение свободы воли быть иллюзией? Когда мы начинаем произносить длинный монолог, мы не продумываем его от начала и до конца, но каждое слово становится на свое место и укладывается в изящную связанную картину, словно мы знали весь монолог с самого начала. Нашему сознанию еще не известно, что мы скажем дальше, но почему-то это не мешает нам излагать свои мысли. Не странно ли это?

Впрочем, аргументы не ограничиваются философскими размышлениями. Ряд научных исследований свидетельствует в пользу того, что осознаваемая нами «свободная воля» не является причиной наших действий. Психолог Бенджамин Либет обнаружил в мозге так называемый «потенциал готовности», возбуждение в определенной зоне мозга, которое возникает за сотни миллисекунд до того, как человек примет сознательное решение к действию. В эксперименте людям предлагали нажимать на кнопку в произвольный момент времени, когда они этого захотят.

При этом от участников требовалось отметить момент, в который ими было принято сознательное решение нажать на кнопку. Удивительным было то, что экспериментаторы, измеряя потенциал готовности, могли предугадать момент нажатия кнопки за сотни миллисекунд до того, как испытумый осознавал, что он решил нажать на кнопку. Хронология складывалась такая: сначала ученые видели скачок потенциала готовности на измерительных приборах, затем человек осознавал, что хочет нажать на кнопку, а после этого происходило само нажатие кнопки.

Изначально многие ученые отнеслись к этим опытам со скептицизмом. Было предположено, что такая задержка может быть связана с нарушением внимания испытуемых. Однако последующие опыты, проведенные Хаггардом и другими исследователями, показали, что хотя внимание влияет на описанные задержки, основной эффект воспроизводится: потенциал готовности сигнализирует о воле человека нажать на кнопку до того, как человек испытывает эту волю. 

В 1999 году опыты нейрофизиологов Патрика Хаггарда и Мартина Эймера показали, что если человеку предоставить выбор между двумя кнопками, измеряя аналогичные потенциалы готовности, можно предугадать, какую кнопку выберет человек до того, как он осознает свой выбор.





В 2004 году группа нейрофизиологов опубликовала в авторитетном научном журнале Nature Neuroscience статью о том, что люди с определенными повреждениями участка коры головного мозга, называемого париетальным, не могут сказать, когда они решили начать движение, хотя и могут указать момент начала движения. Исследователи предположили, что этот участок мозга отвечает за создание модели последующего движения.

В 2008 году другая группа ученых попыталась воспроизвести опыты с нажатием кнопок с использованием более современной технологии — функциональной магнитно-резонансной томографии (МРТ). МРТ позволяет исследовать изменение активности различных участков мозга, наблюдая за изменением тока крови (наиболее активные участки мозга требуют больше кислорода). Испытуемых сажали перед экраном, на котором менялись буквы. Испытуемый должен был запоминать, при появлении какой буквы они совершали выбор между двумя кнопками. Ученые пытались определить, возбуждение каких участков мозга содержит наибольшую информацию о том, какой выбор совершит человек: нажмет он на левую или на правую кнопку.

С учетом всех статистических поправок активность мозга в упомянутой выше париетальной коре головного мозга (и еще нескольких участках) позволяла предугадывать выбор человека до того, как он его осознавал. В ряде условий прогноз удавалось осуществлять за 10 секунд до момента принятия осознанного решения испытуемым!

Нейрофизиолог Джон-Дилан Хейнс и коллеги, участвовавшие в этом исследовании,пришли к выводу, что сеть управляющих участков мозга, ответственных за принятие решений, начинает формироваться задолго до того, как мы начинаем об этом подозревать.

Эта работа была также опубликована в журнале Nature Neuroscience. В обзоре «Ген Бога» мы коснулись исследований Роджера Сперри, объектом которых были люди, пережившие операцию по разделению полушарий мозга. За эти исследования в 1981 году он был удостоен Нобелевской премии. Сперри показал, что у людей с перерезанным мозолистым телом (перемычкой, соединяющей левое и правое полушария мозга) возникают две независимые личности — одна в левом, другая в правом полушарии.

К вопросу о свободе воли это имеет прямое приложение: удивительный факт, что две личности такого человека не конфликтуют и даже не осознают существование друг друга. Полушария разделили, но для них как будто ничего не изменилось! Создается впечатление, что любое действие, совершаемое нашим телом, трактуется сознанием (сознаниями?) как результат проявления его свободы воли, даже если оно таковым не было. Представьте себе двух человек, живущих в одной комнате, но не знающих о соседе. Всякий раз, когда открывается форточка, каждый из них убежден, что именно он ее открыл.

Убеждение, что мы можем свободно и сознательно выбирать наши поступки, является фундаментальным для нашей картины мира. Однако эта точка зрения не согласуется с последними экспериментальными данными, которые указывают, что наше субъективное восприятие свободы не более чем иллюзия, что наши поступки определяются процессами в нашем мозге, скрытыми от нашего сознания и происходящими задолго до появления ощущения принятого решения.опубликовано 

 

Автор: Юрий Панчин

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: blog.okhelps.com/mozg-reshaet-ne-sprashivaya-cheloveka/?utm_source=facebook&utm_medium=post

«Он изменится!» и другие опасные женские иллюзии

Поделиться



Как мы, женщины, любим смотреть на мир через призму, меняющую реальное восприятие действительности. С каким только энтузиастом мы придумываем сказку, в которую так хочется верить!

И если бы все ограничивалось простыми мечтами, но мы начинаем принимать желаемое за действительное, а это неизбежно приводит к женским иллюзиям, и как следствие – к слезам, обидам и депрессиям. И это, кстати, в лучшем случае. В худшем – к потерянным возможностям, растрачиванию своего времени, сил и здоровья. Нам ведь кажется, что жизнь впереди, а сейчас – это так, репетиция.

Иллюзии безжалостно застилают нам глаза, а когда нам удается смахнуть с себя всю ненужную шелуху, часто оказывается уже поздно.

Чтобы не допустить власть женских иллюзий над своей жизнью, давайте познакомимся с ними поближе.





3 вредные женские иллюзии

1. Он изменится.

Если вы встречаетесь с мужчиной, и вам не нравится, к примеру, его дурные привычки, отрицательные черты характера, грубое поведение или что-то еще, то думать, что главное выйти за него замуж, а потом он изменится – иллюзия. Конечно, это возможно, при условии, что вы будете меняться к лучшему сами, а он, глядя на вас, тоже потянется к переменам. Но мы сейчас говорим о распространенных женских иллюзиях, а понимание, что нужно сначала измениться самой, есть далеко не у всех женщин. А вот надежды на то, что «со мной он не будет таким» — явление довольно распространенное. Даже если при будущей жене мужчина неуважительно общается с другими женщинами, а особенно с матерью, многие представительницы прекрасного пола предпочитают думать, что с ней он будет вести себя исключительно вежливо. Это иллюзия!

В пример хочу привести свою подругу: она уже второй год пытается построить серьёзные отношения с мужчиной, который очень любит свою свободу, друзей, баню по средам и субботам и рыбалку по воскресеньям. И хоть на словах он очень хочет семью, три дня в неделю он свято проводит со своими друзьями, даже если на эти дни припадают праздники или значимые даты. Подруга же моя упорно не хочет понимать, что так будет продолжаться и дальше, а все надеется, что он изменится. Но если он сейчас «плюет» ей в душу и оставляет одну на каждые выходные, то что изменится, когда она поменяет статус «невеста» на статус «жена»?

 

2. Он на мне женится.

Эта очень распространенная женская иллюзия застилает пеленой глаза девчонок и отбирает у них прекрасные молодые годы, а потом оставляет в душе боль и разочарование. Статистика показывает, что если мужчина не предлагает руку и сердце в течение двух-трех лет, то вероятность того, что он на это все же решится, очень маленькая. Понятно, что девушка за это время сильно привязывается к объекту любви, и предполагаемая боль от расставания, страх остаться одной заставляют ее ждать заветного предложения. Но ведь многие так ждут пять, и десять лет. А у мужчины всегда есть аргументы: то денег маловато, то жилплощадь маленькая, то кризис в стране.

Я знаю одну молодую женщину, которая ждет уже больше 10 лет. Они познакомились, когда ей было 25 лет. Сейчас ей 37. А они все встречаются, иногда она у него остается, иногда он у нее. Он заставляет ее предохраняться, чтобы не дай Бог не зачать ребенка, сейчас ведь еще не время. А время у нее тикает, пройдет еще 5 лет, и родить ребенка будет уже трудно. Но она продолжает ждать заветного предложения руки и сердца, пышной свадьбы и обручальных колец, мечтает о маленьком чуде, которое будет называть их мамой и папой.

Такие женские иллюзии ломают судьбы, забирают время и оставляют лишь пустоту. И в жизни, и в сердце. А ведь таких женщин много! Пусть будет больно снимать розовые очки сейчас, зато у вас будет шанс создать счастливую и прочную семью!





3. Он мне не пара.

Как ни странно звучит, это тоже распространенная женская иллюзия! Когда девушка мечтает об идеальном муже и наделяет его в своем воображении целым перечнем положительных качеств, то при знакомстве с обычным мужчиной, начинается невольное подсознательное сравнение. И реальный мужчина проигрывает виртуальному! Практика показывает, что в 90% случаев ваша судьба находится рядом с вами, просто вы ее не замечаете, так как предаетесь иллюзиям.

Так моя бывшая одноклассница «перебирает» мужчинами, и каждый раз после каждого нового знакомства говорит: «Нет, он слишком спокойный», «Нет, он слишком шумный», «слишком жадный», «слишком разговорчивый»… Она до сих пор одна, хотя рядом с ней находится ее лучший друг, которому она всякий раз рассказывает про свои неудачные свидания, а он с печалью, не угасающей надеждой в глазах и немым обожанием ее слушает…

Посмотрите на свою жизнь со стороны, постарайтесь увидеть ее чужими глазами. Нет ли у вас женских иллюзий?опубликовано 

 

Автор: Юлия Кравченко 

 

Также интересно: Доброта: избавляемся от иллюзий  

Трендовые иллюзии о “женском счастье”

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.twiy.ru/chem-opasny-zhenskie-illyuzii/

Для чего врать себе любимой

Поделиться



Ничего не предвещало. Листали с моей семилетней подружкой книжку про Буратино. Ту старую, из детства, с рисунками Леонида Владимирского. И вот вопрос возник у нее вдруг:

• Ир, а «ненастоящий очаг» – это как? Ведь он тогда и не очаг… Раз ненастоящий.

Неожиданно.





• Ну, да, — говорю, — не очаг. Просто картинка. Холст с рисунком.

• Выходит, тогда не было у них никакого очага. Получается, что они заблуждались, так что ли?

Вон, оно как.

Вот это поворот в сюжете.

Нравятся мне эти наши новые дети: с какой-то другой скоростью усвоения информации, с каким-то своим ракурсом восприятия, с таким «на равных» общением со взрослыми. Они мне столько сюжетов дарят, столько метафор – только успевай улавливать! Вот и сейчас – «не настоящий очаг» — это ж подарок просто!

Буквально через пару дней я вновь услышала про «очаг», когда в серьезном, «между нами девочками», разговоре одна моя взрослая собеседница, пыталась найти оправдание своей хандре, которую она по-модному называла «депрессия»:

• Я все это терпела и мирилась со многим, потому что просто хотела сохранить наш очаг.

Как только я от нее это услышала, картинка с очагом сразу нарисовалась перед глазами.

• Ты книжку про Буратино читала? – логично поддержала разговор я.

Сказать, чтоб ее удивил вопрос, это ничего не сказать.

• А при чем тут Буратино? — Она даже тон голоса сменила со «страдальческого» на «директорский», — Буратино-то тут при чем? 

• Сам-то он ни при чем. Вот Папа Карло…

Представляю, что она в этот момент обо мне подумала. Нет, даже не представляю. Она хоть и тренирована уже была моими внезапными историями, но тут….

Я рискнула продолжить:

• Папа Карло, красавчик, конечно… Нарисовал на холсте очаг. Красивый! Правильный. Прям, вот от настоящего не отличишь. Повесил на стену и называл это «очагом». С его подачи и Буратино считал, что «очаг» — это «как у Папы Карло в каморке». Так и жили: один знал, что картинка – это не очаг, а просто картинка, а второй – в полной уверенности, что «очаг» именно так и выглядит.

• Ну, да, так и есть.

И мне показалось, что это «да-так-и-есть» было к каким-то собственным ее мыслям обращено, а вовсе не моему рассказу.





• Так и жили… Пока один из них не проткнул своим любопытным активным носом холст. Проткнул и сильно удивился. «Очаг-то не настоящий»! Причем, удивился по нескольким пунктам сразу.

Первое: это ж надо, столько времени я жил с этой иллюзией.

Второе: интересно, а Папа Карло сам-то в курсе, что всю жизнь называет «очагом» то, что очагом вовсе не является.

Третье, и это уже интереснее становится: в дырочку в холсте просматривалась какая-то дверь. А дверь, это ж всегда вход. Или выход…

• …И четвертое – она подхватила мой темп и интонацию, — что мне теперь со всем этим делать?

• Вот и у него возник этот вопрос! Ну, а какие варианты? — я не спешила делиться своими.

• Какие? Если нос сильно активный и любопытный, то — заглянуть дальше за холст, посмотреть, что там за дверь такая, – включилась она в мою рассказку.

Я продолжила:

• Заглянул. Посмотрел. Дверь древняя, вся в паутине, давно не пользуемая, пугающая какая-то. И кто его знает, что за ней. Риски, как ты понимаешь. И ключа нет.

• Да,  ключ-то не проблема. Там же все эти дуремары, черепахи, карабасы… Есть с кого спросить.

• Значит, с одним вариантом «что делать» уже определились:называть картинку картинкой, а очаг — очагом, искать Ключ, открывать Дверь, шагать в Неизведанное. Короче, искать выход.

• Который может стать входом…

О, это мне уже нравится. Это уже не депрессивный «я-не-вижу-выхода» разговор.

• Ну, да. Главное, при этом разобраться с понятием «очаг» и свериться с теми, с кем его строишь и сохраняешь. А то, может, каждый свое за этим понимает.  Допускаешь?

• Допускаю. И надо перестать свои картинки навязывать, — уже совсем уверенно сказала она.

• Согласна. Навязывать свои картинки – это пустое.

Но ведь тогда важно себе признаться… Самой себе: не живу ли Я в навязанных кем-то картинках, образах, трендах. – Размышляла она сама с собой, и я ей была уже не нужна.

• И признавайся. Кто тебе мешает.

• Никто. Надо только перестать себя обманывать.

• Кому надо? – не удержалась я от любимого вопроса.

• Мне.

• Так переставай. Если надо.

• Ну, что, опять все так просто, да? – она не хотела сдаваться.

 

Да, это и понятно, ведь «в депрессии» жить веселее: жалуйся на судьбу, плачь во все жилетки, главное  — ничего не делай, ничего не меняй, чтоб в любой момент можно было подружек на бутылочку хорошего вина созвать. Это же всегда железный повод: «Девочки, у меня депрессия…». А тут вдруг: дверь, выход, все так просто. Вроде и поплакаться не о чем.

• Погоди, но это же, если признать, что очаг фальшивый и если дальше хочешь все же не обманываться, то снимаешь эту картинку, закрывающую дорогу и идешь вперед, строишь-перестраиваешь, — настойчиво резюмировала она. – А если не хочешь? Если не хочешь все это начинать?

• Что не хочешь начинать?

• Все эти «сверить по понятиям», «навязанные картинки», «не мои ценности», «самообман»… Это ж все вскрывать придется, от чего-то отказываться, в чем-то самой себе признаваться…

• Ну, не хочешь – не начинай.

• А как же тогда… Как же быть, ведь теперь-то знаешь, что очаг фальшивый, но эта дверь, за которой непонятно что… Пугает.

• Так пугаться или нет – это ж тоже тебе решать.

• Иногда проще оставить все, как есть, — вздохнула она.

• Тоже вариант…

 

Также интересно: Я женщина, которой больше не нужно ничего доказывать  

ВCЕ можно испортить

 

К чему вся эта история?

Ведь «фальшивым очагом» может оказаться что угодно. Семья, отношения, здоровье, желание «быть в тренде», карьера, работа… Бывает так – проткнешь своим активным и любопытным носом привычное изображение и вдруг поймешь, что жил в иллюзии, а реальность – вот она, за холстом: неизведанная и непредсказуемая. И встает вопрос: снять обманчивый холст, чтобы перестать вводить в заблуждение себя и других, или же, расправив на нем складочки, стряхнуть пыль и водрузить на место. И продолжать всем демонстрировать...

Выбор всегда за тобой.

 

P.S. Всякий раз, когда выбираешь второе — дырочку на холсте аккуратно заштопать не забудь…опубликовано 

 

Автор: Ирина Рыжкова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: irinaryzhkova.livejournal.com/4000.html

Как сделать невозможные обои: история запрещённых симметрий

Поделиться



На первый взгляд придумывать обои не сложнее, чем выполнять задания из детского сада. Дизайнеры могут выбрать любое сочетание цветов и форм для первоначального кусочка, и просто размножить его в двух направлениях. В зависимости от узора начального кусочка и выбора направлений могут появляться и дополнительные симметрии – к примеру, симметрия шестого порядка на первой картинке, или зеркальная на второй. Оба узора созданы математиком Фрэнком Фарисом из калифорнийского университета Санта-Клары.



Слева – узор обоев с симметрией вращения шестого порядка вокруг каждой из коричнево-зелёных розеток. Справа – узор обоев с зеркальной симметрией относительно горизонтальных линий, проходящих через каждый эллиптический элемент орнамента витража.

 



Плитки Пенроуза демонстрируют множество примеров локальной симметрии пятого порядка, но у них не встречается повторений узора. При заполнении больших областей на плоскости отношение количества широких плиток к количеству узких приближается к золотому сечению.

Но, хотя можно сделать обои с вращательными симметриями второго, третьего, четвёртого или шестого порядков, невозможно создать обои с симметрией пятого порядка (порядок показывает, сколько раз во время поворота на 360° произойдёт самосовмещение узора – прим. перев.). Это ограничение известно математикам почти 200 лет как «кристаллографическое ограничение». Геометрия пятиугольника запрещает узоры с симметрией пятого порядка. То же верно для порядков семь и более.

Тем не менее, самые интересные узоры, такие, как плитки Пенроуза, проявляют локальную симметрию пятого порядка во многих местах и на разных масштабах, только без повторяющихся узоров. Используя отличающийся от подхода Пенроуза метод, Фаррис обуздал необычную геометрию симметрии пятого порядка и создал новый набор захватывающих изображений – псевдо-обои, не подчиняющиеся, на первый взгляд, кристаллографическому ограничению.



Рис. 4

 

4-й рисунок выглядит как контрпример для кристаллографического ограничения, обладая вращательной симметрией пятого порядка вокруг точки А, при том, что узор можно сдвинуть на плоскости в направлениях AB или AC. На самом деле Фарис пишет в своей статье для журнала Notices of the American Mathematical Society, что это картинка – всего лишь хитроумная подделка.

«Вы знаете, что наблюдаемая вами симметрия невозможна», говорит Стивен Кеннеди из Карлтонского колледжа в Миннесоте. 

Вращательная симметрия пятого порядка вокруг точки А вроде бы выполняется. Но если присмотреться, то можно заметить, что колёсики вокруг точек В и С немного отличаются от А. Если бы мы могли отдалиться от узора, чтобы увидеть большее количество повторений, то видимые повторения узора были бы всё меньше и меньше похожими на узор в районе точки А, даже если бы всё более убедительные копии А появлялись бы в других местах, как на рис. 5. Фарис показал, что такие иллюзии можно создавать и на более крупных масштабах, удаляясь от узора и повторяя его определенное количество раз – а конкретно, количество раз, соответствующее числам из ряда Фибоначчи (1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21,… где каждое следующее число является суммой двух предыдущих), который тоже играет свою роль в геометрии плиток Пенроуза.



Рис. 5

«Разумом мы понимаем, что это какой-то обман», — говорит Фарис. Тем не менее, как он пишет в статье, эти изображения «приглашают наш взгляд к их изучению и наслаждению почти идеальными повторами».

Фарис додумался до этих подделок, изменив технологию, при помощи которой он создавал настоящие обои с вращательной симметрией 3-го порядка, такие, как на рис. 6.

Для создания симметрии 3-го порядка Фарис начал работу в трёхмерном пространстве, у которого есть одно особенно естественное вращение, перебирающее три пространственные координаты, и вращающее точки в пространстве на 120 градусов вокруг диагонали. Затем Фарис создал трёхмерные узоры обоев, накладывая особым образом выбранные синусоиды и сочетая их с заранее выбранной палитрой цветов. Точки окрашивались в зависимости от их положения на наложенных синусоидах. Затем Фарис вывел плоские обои, ограничив этот окрас двумерной плоскостью, перпендикулярно пересекающей ось вращения изначального пространства.

Этот плавный, использующий синусоиду, подход к созданию узоров обоев отличается от традиционного метода копирования и вставки, говорит Кеннеди. «Это весьма новый способ создавать симметричные узоры».



Рис. 6

Та же самая процедура, проделанная в пятимерном пространстве, вроде было должна приводить к созданию узора с симметрией пятого порядка – если бы только мы не знали, что это невозможно. Интересно, задумался Фарис, в какой же момент эта система даёт сбой?

Теоретически, пятимерное пространство возможно, хотя его и трудновато себе представить. У него существует естественный аналог симметрии вращения пятого порядка, как и у трёхмерного пространства – симметрия третьего. В пятимерном пространстве можно выбрать одну из двух плоскостей, каждая из которых перпендикулярна оси вращения и другой плоскости. Каждую из них можно вращать вокруг точки на 72 или 144 градуса. Может показаться сложным представить себе две плоскости и прямую, перпендикулярные друг другу, но в пяти измерениях им всем хватает места.

Фарис понял, в чём проблема – если перпендикулярная плоскость аккуратно прорезает трёхмерное пространство, и содержит бесконечные обои с бесконечным числом точек, обладающих целочисленными координатами, то две перпендикулярные плоскости в пятимерном пространстве иррациональны, и вообще не содержат точек с целочисленными координатами (кроме точки отсчёта). Поскольку узор обоев, созданный из синусоид, повторяется через сдвиги на целые числа, такие плоскости не наследуют узоров у пространств высшего порядка.

«Вот так и появляется муха в супе», — пишет Фарис в статье.

Тем не менее, на этих двух плоскостях появляется иллюзия структуры обоев, благодаря участию т.н. золотого сечения, иррационального числа, описывающего направления двух плоскостей, и чисел Фибоначчи.

 

Также интересно: Числа Фибоначчи  

СПИРАЛЬ ФИБОНАЧЧИ — зашифрованный закон природы

 

Благодаря их взаимоотношениям, Фарису удалось показать, что хотя на двух плоскостях и нет точек с целочисленными координатами, каждая из них очень близко подходит к бесконечному рассеянию точек с целочисленными координатами, координаты которых представляют собой числа Фибоначчи. Каждый раз, когда плоскость приближается к одной из таких точек Фибоначчи, узор выглядит почти так же, как в точке отсчёта, что и создаёт иллюзию точной копии.





Также Фарис придумал, как совместить цвета и узоры фотографий природы с волновыми функциями, чтобы включить их в дизайн узоров, в результате чего можно получить огромное количество «ненастоящих» обоев. На приведённом рисунке можно разглядеть ветви деревьев, перекочевавшие с фотографии.опубликовано 

 

Перевод: Erica Klarreich

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание  - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: geektimes.ru/post/284594/

Ник Бостром: Мы почти наверняка живем в компьютерной симуляции.

Поделиться



Почти каждый зритель «Матрицы» хотя бы в течение секунды или пары секунд допускает неприятную возможность того, что он может на самом деле жить в Матрице. Философ из Йельского университета Ник Бостром тоже рассматривает эту возможность и приходит к выводу, что она гораздо более вероятна, чем вы могли бы себе вообразить.

Доказательство методом моделирования

«Матрица» знакомит нас со странным и приводящим в ужас сценарием. Человечество лежит в коматозном состоянии в каких-то коконах, а каждая деталь реальности определяется и контролируется враждебными ему компьютерами.

Для большинства зрителей этот сценарий интересен как прием научной фантастики, невероятно далекой от всего, что существует сегодня или, скорее всего, появится в будущем. Однако после тщательного обдумывания подобный сценарий перестает казаться немыслимым. Он очень даже вероятен.



В одной из своих статей Рей Курцвейль обсуждает наблюдаемую тенденцию к развитию вычислительных мощностей с постоянно возрастающей скоростью. По прогнозам Курцвейля, практически неограниченное количество вычислительных мощностей станет доступным в течение следующих пятидесяти лет. Давайте предположим, что Курцвейль прав и рано или поздно человечество создаст практически безграничные вычислительные мощности. Для целей этой дискуссии не важно, когда это произойдет. На эти разработки может уйти сто, тысяча или миллион лет.

Как отмечается в статье Курцвейля, безграничные вычислительные возможности расширят способности человечества до невероятной степени. Эта цивилизация станет «постчеловеческой» и будет способна на необычайные технологические свершения.

Постчеловеческая цивилизация может принять различные формы. Она может оказаться во многом похожей на нашу современную цивилизацию или радикально от нее отличаться. Разумеется, почти невозможно предсказать, как будет развиваться подобная цивилизация. Но одно мы знаем точно: постчеловеческая цивилизация будет располагать доступом к практически бесконечным вычислительным мощностям.

Постчеловеческой цивилизации может оказаться по силам превращать планеты и другие астрономические объекты в сверхмощные компьютеры. В данный момент сложно с уверенностью определить «потолок» тех вычислительных мощностей, которые могут оказаться доступными постчеловеческим цивилизациям. 

1. В этой статье представлено доказательство методом моделирования, согласно которому по крайней мере одно из следующих утверждений верно: весьма вероятно, что как биологический вид человечество начнет исчезать с лица земли, не достигнув «постчеловеческой» стадии.

2. Очень маловероятно, что любая постчеловеческая цивилизация запустит большое количество симуляций (моделей), имитирующих ее эволюционную историю (или, следовательно, вариантов этой истории).

3. Мы почти наверняка живем в компьютерной симуляции.

Давайте рассмотрим эти три утверждения поочередно.





Первое утверждение сформулировано прямо: если мы уничтожим самих себя в результате ядерной войны, биологической катастрофы или нанотехнологического катаклизма, то остальные пункты этого доказательства к делу не относятся. Однако давайте предположим, что это утверждение неверно, и, следовательно, мы сумеем избежать самоуничтожения и вступим в постчеловеческую эпоху.

Сущность человеческой цивилизации в условиях постчеловеческой эпохи невозможно представить во всей полноте. Точно так же нельзя вообразить разнообразные способы использования прктически неограниченных вычислительных мощностей. Но давайте рассмотрим один из них — создание сложных симуляций человеческой цивилизации.

Представим себе историков будущего, моделирующих различные сценарии исторического развития. Это будут не сегодняшние упрощенные модели. С учетом огромных вычислительных возможностей, которыми будут располагать эти историки, в их распоряжении могут оказаться очень подробные симуляции, в которых будет различимо каждое здание, каждая географическая деталь, каждая личность. И каждый из этих индивидуумов будет наделен тем же уровнем вычислительных мощностей, сложности и интеллекта, как живой человек. Как и агент Смит, они будут созданы на основе программного обеспечения, но при этом будут обладать психическими характеристиками человека. Конечно, они могут так никогда и не осознать, что являются программой. Чтобы создать точную модель, нужно будет сделать восприятие смоделированных личностей неотличимым от восприятия людей, живущих в реальном мире.

Подобно жителям Матрицы, эти люди будут существовать в искусственном мире, считая его реальным. В отличие от сценария с Матрицей эти люди будут полностью состоять из компьютерных программ. 

Однако будут ли эти искусственные личности настоящими «людьми»? Будут ли они разумными независимо от уровня их вычислительных мощностей? Будут ли они наделены сознанием?

Реальность — это то, с чем никто на самом деле не знаком. Однако философы, изучающие сознание, обычно делают допущение о его «независимости от субстрата». По существу это означает, что сознание может зависеть от многих вещей — от знания, интеллекта (вычислительных мощностей), психической организации, отдельных деталей логической структуры и т. д. — но одним из условий, которые для сознания не обязательны, является биологическая ткань. Воплощение сознания в основанных на углероде биологических нейронных сетях — это не необходимое его свойство. В принципе того же самого эффекта можно добиться от основанных на кремнии процессоров, встроенных в компьютер.

Многим людям, знакомым с современной компьютерной техникой, идея о программном обеспечении, наделенном сознанием, кажется невероятной. Однако это интуитивное недоверие является продуктом относительно жалких возможностей сегодняшних компьютеров. Благодаря продолжающемуся усовершенствованию самих компьютеров и программного обеспечения компьютеры будут становиться все в большей степени разумными и сознательными. На самом деле с учетом склонности человека одушевлять все, что хотя бы отдаленно похоже на человека, люди могут начать наделять компьютеры сознанием задолго до того, как это станет реальностью.



Аргументы в пользу «независимости от субстрата» изложены в соответствующей философской литературе, и я не буду пытаться их воспроизводить в данной статье. Однако я укажу на то, что это допущение разумно. Клетка мозга — это физический объект, обладающий определенными характеристиками. Если мы придем к полному пониманию этих характеристик и научимся воспроизводить их электронным путем, тогда, без сомнения, наша электронная мозговая клетка сможет выполнять те же функции, что и клетка органического происхождения. А если это можно проделать с одной клеткой мозга, то почему бы нельзя повторить ту же самую операцию с целым мозгом? А если так, то почему бы получившейся системе не обладать таким же сознанием, как у живого мозга?

Эти предположения очень любопытны. Располагая достаточными вычислительными мощностями, постлюди могут создать модели исторических личностей, у которых будет полноценное сознание и которые будут считать себя биологическими людьми, живущими в более раннем времени. Этот вывод подводит нас к утверждению под номером два.

Первое утверждение предполагает, что мы проживем достаточно долго, чтобы создать постчеловеческую цивилизацию. Эта постчеловеческая цивилизация получит возможность разрабатывать симуляции реальности, подобные Матрице. Во втором утверждении отражена возможность того, что постлюди решат не разрабатывать эти модели.

Мы можем вообразить, что в постчеловеческую эпоху интерес к разработке исторических симуляций исчезнет. Это означает существенные изменения в мотивации людей постчеловеческой эпохи, ибо в наше время, разумеется, найдется немало людей, которым бы захотелось запустить модели предшествующих эпох, если бы они могли позволить себе это сделать. Однако, вероятно, многие из наших человеческих желаний покажутся глупыми любому постчеловеку. Может быть, симуляции прошлого будут представлять незначительную научную ценность для постчеловеческой цивилизации (что не так уж невероятно с учетом ее несоизмеримого интеллектуального превосходства), и, может быть, постлюди будут считать развлечения очень неэффективным способом получения удовольствия, которое можно получить куда проще — при помощи непосредственной стимуляции центров наслаждения головного мозга. Этот вывод предполагает, что постчеловеческие общества будут весьма отличаться от человеческих: в них будут отсутствовать относительно обеспеченные и независимые субъекты, владеющие всей полнотой человеческих желаний и свободные действовать под их влиянием.

При другом раскладе возможно, что у некоторых постлюдей может появиться желание запустить симуляции прошлого, однако постчеловеческие законы помешают им сделать это. Что приведет к принятию подобных законов? Можно предположить, что все более развитые цивилизации идут по пути, который приводит их к признанию этического запрета на запуск моделей, имитирующих историческое прошлое, из-за страданий, которые выпадут на долю героев подобной модели. Однако с нашей сегодняшней точки зрения не очевидно, что создание человеческой расы есть безнравственное действие. Наоборот, мы склонны считать существование нашей расы процессом огромной этической ценности. Более того, одного существования этических воззрений об аморальности запуска симуляций прошлого недостаточно. К нему должно добавиться наличие такой социальной структуры в общецивилизационном масштабе, которая позволяет эффективно запрещать деятельность, которая считается безнравственной. 

Итак, поскольку существует возможность того, что второе утверждение верно, в этом случае мотивации постлюдей либо будут разительно отличаться от мотиваций людей, либо постлюди будут должны наложить тотальный запрет на симуляции прошлого и эффективно контролировать действие этого запрета. Более того, этот вывод должен быть справедливым почти для всех постчеловеческих цивилизаций во Вселенной.

Следовательно, нам необходимо рассмотреть следующую вероятность: не исключено, что у цивилизаций человеческого уровня есть шанс стать постчеловеческими; далее: по крайней мере в некоторых постчеловеческих цивилизациях найдутся отдельные личности, которые запустят симуляции прошлого. Это подводит нас к нашему третьему утверждению: мы почти наверняка живем в компьютерной симуляции. К этому выводу мы приходим вполне естественно.

Если постлюди запускают симуляции прошлого, скорее всего, эти симуляции действуют в очень широких масштабах. Не составляет труда представить миллионы индивидуумов, запускающих тысячи вариантов симуляций на сотни различных тем, и в каждой такой симуляции будут задействованы миллиарды смоделированных личностей. Этих искусственных людей наберется многие триллионы. Все они будут считать, что они настоящие и живут в более раннем времени.

В 2003 году на планете примерно шесть миллиардов биологических людей. Очень даже возможно, что в постчеловеческую эпоху триллионы созданных на основе компьютерных программ людей будут жить в смоделированном для них 2003 году, убежденные в том, что они биологического происхождения — точно такие же, как вы и я. Математика здесь проста, как дважды два: подавляющее большинство этих людей ошибаются; они считают, что они из плоти и крови, но на самом деле они таковыми не являются. Нет причин исключать нашу цивилизацию из этих подсчетов. Почти все шансы сводятся к тому, что наши физические тела являются компьютерной иллюзией.




Стоит подчеркнуть, что доказательство методом моделирования не преследует цель показать, что мы живем в компьютерной симуляции. Оно отражает лишь то, что по крайней мере одно из трех перечисленных выше утверждений верно. Если кто-то не согласен с выводом о том, что мы находимся внутри симуляции, то вместо этого ему придется согласиться либо с тем, что практически все постчеловеческие цивилизации откажутся от запуска симуляций прошлого, либо с тем, что, вероятно, мы начнем вымирать, не достигнув постчеловеческой эпохи.

Наше исчезновение может произойти в результате стабилизации наличествующего сейчас прогресса в области вычислительной техники или стать следствием общего коллапса цивилизации. Либо вы должны признать, что научно-технический прогресс, по-видимому, будет набирать обороты, а не стабилизироваться, и в этом случае вы могли бы предсказать, что ускорение прогресса и станет причиной нашего исчезновения. Подвести нас к этому печальному концу может, к примеру, молекулярная нанотехнология. Достигнув развитой стадии, она позволит создавать самовоспроизводящиеся наноботы, способные питаться пылью и органикой, эдакие механические бактерии. Такие наноботы, если они созданы с недобрыми намерениями, могут вызвать исчезновение всей жизни на нашей планете. В другом месте я попытался перечислить основные экзистенциальные опасности, угрожающие человечеству.

Если наша цивилизация действительно является симуляцией, отсюда не вытекает какая-либо необходимость ограничивать наш прогресс. Не исключено, что смоделированные цивилизации могут стать постчеловеческими. Тогда они могут запустить свои собственные симуляции прошлого, используя мощные компьютеры, которые они создадут в своей искусственной Вселенной. Подобные компьютеры будут «виртуальными машинами», этот термин знаком современной вычислительной технике. (К примеру, основанные на Java web-приложения используют виртуальную машину — смоделированный компьютер — внутри вашего «рабочего стола».)

Виртуальные машины можно объединять в один пакет: можно смоделировать машину, моделирующую другую машину, и т. д., при этом шагов итерации может быть произвольно много. Если мы действительно добьемся создания наших собственных моделей прошлого, это будет веским доказательством против второго и третьего утверждений, так что нам волей-неволей придется заключить, что мы живем в смоделированном мире. Более того, мы должны будем подозревать, что постлюди, управляющие моделью нашего мира, сами являются искусственно созданными существами, а их создатели, в свою очередь, могут тоже оказаться смоделированными.

Таким образом, реальность может оказаться многоуровневой (эта тема затрагивалась во многих научно-фантастических работах, особенно в фильме «Тринадцатый этаж»). Даже если иерархической структуре на каком-то этапе необходимо замкнуться на саму себя — хотя метафизический статус этого утверждения не вполне ясен, — в ней может размещаться огромное количество уровней реальности, и с течением времени это количество может возрастать. (Один из доводов против мультиуровневой гипотезы состоит в том, что затраты на вычислительные ресурсы для базовых моделей будут очень велики. Моделирование даже одной постчеловеческой цивилизации может быть непомерно дорогостоящим мероприятием. Если так, то нам следует ожидать уничтожения нашей модели при приближении к постчеловеческой эпохе.)

Несмотря на то что все элементы подобной системы могут быть естественными, даже материальными, здесь можно провести некоторые вольные параллели с религиозными представлениями о мире. В каком-то смысле постлюди, запускающие симуляцию, похожи на богов по отношению к людям, населяющим эту симуляцию:

  • постлюди создали окружающий нас мир;
  • их уровень интеллекта намного превосходит наш;
  • они «всемогущи» в том плане, что могут вмешиваться в жизнь нашего мира, даже способами, нарушающими его физические законы;
  • к тому же они «всеведущи» в том смысле, что они могут наблюдать за всем, что у нас происходит.
 

Однако все полубоги, за исключением тех, кто находится на базисном уровне реальности, подчиняются распоряжениям более могущественных богов, живущих на более глубоких уровнях.

Дальнейшие размышления на эту тему могут достичь своей кульминации в натуралистической теогонии, которая занималась бы изучением структуры этой иерархии и ограничений, наложенных на ее жителей, исходя из возможности того, что какие-то действия на их уровне могут повлечь за собой определенную реакцию со стороны обитателей более глубоких уровней. Например, если никто не может быть уверенным в том, что находится в основе иерархии, то любой должен учитывать возможность того, что за любые действия он может быть вознагражден либо наказан создателями модели.

Возможно, последние будут при этом руководствоваться какими-то нравственными критериями. Жизнь после смерти станет реальной возможностью, как и реинкарнация. Из-за этой фундаментальной неуверенности, возможно, даже у основной цивилизации будут причины вести себя безупречно с точки зрения морали. Тот факт, что даже у этой цивилизации будет причина вести себя с соблюдением норм морали, разумеется, заставит еще в большей степени всех остальных стремиться вести себя точно так же, и так далее. Получится самый настоящий добродетельный круг. Возможно, каждый будет руководствоваться своего рода универсальным моральным императивом, повиноваться которому будет в интересах каждого, поскольку этот императив появился «ниоткуда».

В дополнение к моделям прошлого можно также рассмотреть возможность создания более избирательных симуляций, затрагивающих лишь небольшую группу людей или отдельного человека. В этом случае оставшаяся часть человечества превратится в зомбированных людей или в людей-теней — людей, смоделированных на уровне, достаточном для того, чтобы полностью смоделированные люди не замечали ничего подозрительного. Не ясно, насколько моделирование людей-теней будет дешевле, чем моделирование полноценных людей. Далеко не очевидно, что какое-то существо может вести себя неотличимо от настоящего человека и в то же время быть лишенным сознательного опыта.

Даже если такие отдельные модели и существуют, не следует предполагать, что вы находитесь в одной из них, пока вы не придете к выводу, что они куда более многочисленны, чем полные модели. Чтобы самые условные личности попали в я-симуляцию (модель, имитирующая жизнь одного единственного разума), я-симуляций потребовалось бы в сто миллиардов раз больше, чем симуляций прошлого. 

Также существует возможность того, что создатели симуляций уберут определенные моменты из психических жизней смоделированных существ и снабдят их ложной памятью об определенных переживаниях, которые они обычно испытывали во время изъятых из памяти моментов. В этом случае можно рассмотреть следующее (притянутое за уши) решение проблемы зла: на самом деле страдания в мире не существует, а все воспоминания о нем — это иллюзия. Разумеется, эту гипотезу можно серьезно воспринимать лишь тогда, когда вы не страдаете. 

Если предположить, что мы живем в симуляции, то что же из этого следует для нас, людей?

Несмотря на высказанные выше замечания, последствия вовсе не настолько радикальны. Стандартное эмпирическое исследование Вселенной, которую мы видим, лучше всего подскажет нам, как будут действовать наши постчеловеческие создатели, устраивая наш мир. Пересмотр большей части наших убеждений приведет к довольно незначительным и едва заметным результатам — прямо пропорциональным нехватке уверенности в нашей способности понять логику постлюдей. Поэтому правильно понятая истина, содержащаяся в третьем утверждении, не должна «сводить с ума» или мешать нам продолжать заниматься своими делами, а также планировать и предсказывать завтрашний день. 

Если мы узнаем больше о мотивациях постлюдей и об ограничениях на количество ресурсов, — а это может случиться в результате нашего собственного движения к постчеловеческой цивилизации, — в этом случае гипотеза о том, что мы смоделированы, будет иметь гораздо более богатый набор эмпирических следствий.

 

Также интересно: 6 грандиозных иллюзий, которые держат нас в рабстве Матрицы​  

Матрица: неизвестный финал​

 

Конечно, если печальная реальность все-таки заключается в том, что мы являемся симуляциями, созданными какой-то постчеловеческой цивилизацией, то можно считать, что нам выпала лучшая доля, чем обитателям Матрицы. Вместо того чтобы попасть в лапы враждебного ИИ и быть использованными в качестве источника энергии для его существования, нас создали на основе компьютерных программ как часть научно-исследовательского проекта.

Или, может, нас создала какая-нибудь девочка-подросток из постчеловеческой цивилизации, выполняя домашнее задание.

Тем не менее нам все-таки лучше, чем жителям Матрицы. Разве нет? опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: alt-future.narod.ru/Future/bostrom3.htm

Почему лучше спать раздельно со своей второй половиной

Поделиться



Спать вместе семейные пары стали не так давно. Ещё в Викторианскую эпоху спать супругам в одной постели было не принято, как и в России вплоть до революции. Спали раздельно обычно жены с мужьями и в крестьянских домах. В Азии дома часто делились и до сих пор делятся на мужскую и женскую половину, в Древнем Риме совместное ложе было только местом любовных утех, а спать супругам было принято в разных местах.

 

«ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ СОН»

 

Традиция совместного сна пришла в мир вместе с индустриализацией и с переездом населения в города. Стесненные бытовые условия не всегда позволяют «разгуляться» и поставить в квартире две кровати.





Сыграл роль и социальный фактор — устоявшаяся за ХХ век традиция совместного сна привела к появлению стереотипа о том, что, если супруги спят раздельно, то что-то у них в браке неладно.

Но так ли это?

 

ТОЛЬКО РАДИ СЕКСА

 

Всерьез заговорили о том, что совместный сон супругов — это не лучшее из благ современной цивилизации в 2009-ом. В этом году на Британском фестивале науки, который по популярности можно сравнить с научным «Оскаром», исследователем сна из Университета Суррея Нилом Стэнли был сделан доклад, основной тезис которого заключался в том, что «спать с кем-то» хорошо только в значении «заниматься сексом», все остальное — патология.

Сам ученый признался, что уже много лет спит со своей супругой в разных постелях и всем желает того же.

«Сон — эгоистичное занятие. Его не надо ни с кем делить. Не лучше ли красться на цыпочках по коридору к желанной возлюбленной, чем храпеть и пинать ее всю ночь?» — спрашивал Стэнли у приехавших на конференцию ученых.

Ученые задумались.

 

ОЧАГ НАПРЯЖЕНИЯ

 

По мнению профессора социологии Пола Розенблатта, автора книги «Двое в постели. Социальная система пар, которые спят в одной кровати», спальня часто становится «очагом напряжения», где между мужем и женой регулярно вспыхивают споры и ссоры, а совместный сон может быть не таким безобидным явлением, как о нем принято думать.

Так, например, супруги спорят и ругаются из-за того, можно ли пускать к себе в постель домашних животных, или из-за того, что кто-то в постели курит, храпит, смотрит телевизор, брыкается, тянет одеяло на себя, шуршит газетой или не отключает мобильного телефона. Спорят и о том, на сколько ставить будильник.





По словам профессора, во многих случаях проблему можно было решить просто, разъехавшись по разным спальным местам. «Но у людей сидит в головах стереотип, — говорит Розенблатт. Ведь считается, что спать супругам вместе так естественно!».

У противников совместного сна супругов действительно много аргументов. Во-первых, уже упомянутый храп часто является причиной того, что супруги не высыпаются, ходят нервные и в итоге разводятся. Храп даже снижает либидо.

Исследователи подсчитали, что беспокойное поведение одного из партнеров крадет у второго в среднем 49 минут сна каждую ночь. В результате лишенный полноценного отдыха человек становится нервным, плохо работает, чаще ссорится, снижает сексуальную активность, что приводит к разрушительным последствиям для брака.

 

РАДИ СНА

 

Раздельный сон дает супругам возможность лучше высыпаться, он способен обновить и разнообразить сексуальные отношения. По опросам психологов, многие пары отмечают, что, с тех пор, как они стали спать раздельно, секс стал интересовать их больше.

Плохой сон — причина не только плохого настроения и снижения жизненной активности, но и гормонального дисбаланса, ночных вылазок к холодильнику и набора веса. Раздельный сон может изменить эту тенденцию.

Наконец, многим людям просто необходимо личное пространство, а когда их ночью постоянно притесняют, стаскивают с них одеяло и спихивают на край, это не самым лучшим образом сказывается на общем состоянии.

КАКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ СОН ОКАЗЫВАЕТ НА НАШ УМ?

 

Вне зависимости от того, как вы переживаете сон, видите ли вы яркие сны, запоминаете их или абсолютно не помните (есть люди, которые утверждают, что они не видят сны вообще), всё это не имеет значения.

Наш ум пытается интерпретировать то, что мы увидели во сне, хотя, на самом деле, огромное количество информации утрачивается. И огромное количество информации наш ум не может интерпретировать.

Если я сплю, а рядом человек бодрствует, это значит, что я получаю от него его программу. Нельзя спать среди людей, и все мы страдаем, когда приходится спать в самолете или в поезде.опубликовано 

 

Также интересно: Иван Пигарёв: «Сон не потеря времени, а лекарство» 

 Как спать и высыпаться — полезные рекомендации

 

 

Автор: Николай Булгаков

 



Источник: www.ranibu.ru/zdorovyiy-son-razdelnyiy-son.html