Пчелиная экономия: почему природа предпочитает шестиугольники?

Поделиться



При достаточной наблюдательности в живой природе легко обнаружить строгую геометрию. В особом почете оказываются гексагоны — правильные шестиугольники.

Почему их так любят пчелы и архитекторы и какие у них преимущества с точки зрения физики, рассказал английский ученый и научный журналист Филип Болл.

Приводим отрывок из книги «Закономерности в природе: Почему живой мир выглядит так, как выглядит», опубликованный на сайте Nautilus.





Как пчелам это удается? Соты, в которых они хранят золотистый нектар, — это чудеса инженерного искусства, набор ячеек в форме призмы с правильным шестиугольником в основании. Толщина восковых стенок строго определена, ячейки немного отклоняются от горизонтали, чтобы вязкий мед не вытекал, и соты находятся в равновесии с учетом влияния магнитного поля Земли. А ведь эту конструкцию без чертежей и прогнозов строят множество пчел, которые одновременно работают и как-то координируют свои попытки сделать соты одинаковыми.

Древнегреческий философ Папп Александрийский думал, что пчелы, должно быть, наделены «геометрическим предвидением». И кто, если не Господь, мог одарить их такой мудростью? Как писал английский энтомолог Уильям Керби в середине XIX века, пчелы — «математики от Бога». Чарльз Дарвин не был в этом уверен и проводил эксперименты, чтобы установить, могут ли пчелы строить идеальные соты, используя лишь приобретенные и врожденные способности, как предполагалось в его теории эволюции.

Но все же, почему шестиугольник? Это чисто геометрический вопрос. Если вы хотите сложить вместе несколько одинаковых по форме и размерам ячеек таким образом, чтобы они заполняли всю плоскость, подойдут только три правильные фигуры (с равными сторонами и углами):

  • равносторонние треугольники,
  • квадраты,
  • гексагоны.
 

Если выбирать из этих вариантов, то шестиугольные соты потребуют наименьшей общей длины перегородок, в отличие от треугольников и квадратов той же площади. Поэтому в пчелиной любви к гексагонам есть смысл: на изготовление воска тратится энергия, и они стараются минимизировать расходы — точно так же, как строители пытаются сэкономить на стоимости кирпичей. К такому выводу пришли в XVIII веке, и Дарвин объявил, что соты из правильных шестиугольников «идеальны для экономии труда и воска».

Дарвин думал, что естественный отбор наделил пчел инстинктами для строительства восковых ячеек, у которых есть весомое преимущество: на них нужно тратить меньше времени и энергии, чем на соты других форм. И хотя кажется, что пчелы действительно обладают особыми способностями в том, что касается измерения углов и толщины стен, мнения ученых по поводу того, насколько активно насекомые их используют, расходятся, поскольку скопления шестиугольников встречаются в природе довольно часто.

Если вы подуете на пузырьки на поверхности воды, чтобы согнать их вместе, то они приобретут форму шестиугольников — или, по крайней мере, приблизятся к ней.

Вы никогда не увидите скопище квадратных пузырей: если даже четыре стенки соприкоснутся, они немедленно перестроятся в конструкцию с тремя сторонами, между которыми будут примерно равные углы в 120 градусов — что-то вроде центра эмблемы «Мерседеса».

Очевидно, нет никаких организмов, которые работали бы над этими склеенными пузырями, как пчелы над сотами. Рисунок образуется исключительно благодаря законам физики. Так же очевидно, что у этих законов есть определенные предпочтения: например, склонность к трехстороннему соединению стенок пузырей. Аналогичная вещь происходит и с пеной, которая сложнее по строению.

Если вы дуете через соломинку в мыльную воду и создаете «гору» пузырей в трехмерном пространстве, вы видите, что их стенки при соприкосновении всегда создают четырехсторонний союз и пересекающиеся мембраны находятся под углом около 109 градусов — это угол, который имеет непосредственное отношение к тетраэдру.





Что определяет форму пузырей и закономерности образования «развилок» мыльных стенок? Природа еще более озабочена экономией, чем пчелы. Пузыри и мыльная пленка состоят из воды (и слоя мыльных молекул), и поверхностное натяжение сжимает поверхность жидкости таким образом, чтобы она занимала наименьшую площадь. Поэтому капли дождя при падении принимают форму, близкую к сферической: у сферы наименьшая площадь поверхности по сравнению с другими фигурами того же объема. На восковом листке капли воды сжимаются в маленькие бусинки по той же причине.

Поверхностное натяжение объясняет и тот узор, который образуют пузыри или пена. Пена стремится к такой конструкции, при которой общее поверхностное натяжение будет минимальным, а значит, минимальной должна быть и площадь мыльной мембраны. Но конфигурация стенок пузырей должна быть прочной и с точки зрения механики: натяжение в разных направлениях на «перекрестке» должно быть идеально сбалансировано (по тому же принципу нужен баланс при строительстве стен собора). Трехстороннее соединение в пленке из пузырьков и четырехстороннее — в пене — комбинации, которые достигают этого баланса.

Но тем, кто думает (а такие имеются), что соты — это просто застывшее обилие пузырей из теплого воска, трудно будет объяснить, как такие же множества шестиугольных ячеек получаются у бумажных ос, которые при строительстве используют не воск, а комки жеваных волокон древесины и стеблей, из которых они изготавливают подобие бумаги. Мало того, что поверхностное натяжение тут не играет особой роли, но к тому же ясно, что у разных видов ос разные врожденные инстинкты с точки зрения архитектурных решений: они могут значительно различаться.

Хотя геометрия стыков стенок пузырей диктуется взаимодействием механических сил, в ней бессмысленно искать намек на то, какую форму должна принять пена. Обычная пена содержит многогранные элементы различной формы и размера. Присмотритесь — и вы увидите, что их стенки не идеально прямые: они немного изогнуты. Поскольку чем меньше пузырь, тем выше в нем давление газа, стенка маленького пузыря рядом с большим будет слегка выпирать вперед. Более того, у некоторых элементов пять граней, у других — шесть, а у каких-то только четыре или всего три. При небольшой гибкости стенок все эти формы могут образовать четырехстороннее соединение, близкое по композиции к тетраэдру, что необходимо для механической устойчивости. Так что форма пузырей может изменяться. И хотя пену можно изучать с помощью правил геометрии, по своей сути она довольно хаотична.

Предположим, что вы могли бы сделать «идеальную» пену, в которой все пузыри одного размера. Какой тогда должна быть их идеальная форма, чтобы общая площадь стенок была наименьшей, но требование для углов на стыке выполнялось? Этот вопрос обсуждался много лет, и долгое время считалось, что идеальной формой будет четырнадцатигранник c квадратными и шестиугольными гранями. Но в 1993 году была открыта немного более экономичная, хотя и менее упорядоченная структура, состоящая из повторяющейся группы из восьми разных форм.

Этот более сложный рисунок был использован в качестве вдохновения для пеноподобного дизайна водного стадиона для Олимпиады 2008 года в Пекине.



Здание Национального плавательного комплекса в Пекине

 

Правила, работающие для пузырей в пене, также можно отнести и к другим узорам, которые обнаруживаются в живых организмах. Не только фасеточные глаза мухи состоят из групп шестиугольных ячеек, которые напоминают группы пузырей; еще и светочувствительные клетки в каждой из этих ячеек собираются в гроздья по четыре, что опять же напоминает мыльные пузыри. Даже в случае мух-мутантов, у которых таких клеток больше, можно говорить о том, что их организация более-менее идентична поведению пузырей.

Из-за поверхностного натяжения мыльная пленка, охватывающая проволочную петлю, натянута ровно, как упругая сетка батута. Но если проволочный каркас погнут, то пленка также будет выгибаться элегантным контуром, который автоматически подсказывает вам наиболее экономичный с точки зрения использования материала способ покрытия пространства, огороженного каркасом. Таким образом, архитектор может увидеть, как построить крышу для здания со сложной архитектурой и потратить минимум стройматериалов. Как бы то ни было, дело не только в экономичности этих так называемых минимальных поверхностей, но и в их красоте и элегантности; вот почему такие архитекторы, как Фрай Отто, использовали их в качестве вдохновения для своих работ.

Эти поверхности минимизируют не только площадь, но и кривизну. Чем круче изгиб, тем больше кривизна. Она может быть положительной (выпуклости) или отрицательной (углубление, впадина или прогиб). Средняя кривизна изогнутой поверхности будет нулевой, если положительная и отрицательная кривизна друг друга уравновешивают. Поэтому лист может быть весь покрыт искривлениями, а средняя кривизна окажется наименьшей. Такая минимально искривленная поверхность разрезает пространство аккуратным лабиринтом коридоров и каналов — сетью.



Фрай Отто, Олимпийский стадион в Мюнхене © Atelier Frei Otto Warmbronn

 

Это явление называют периодической минимальной поверхностью («периодическая» лишь означает, что эта структура повторяется вновь и вновь; другими словами, это постоянная последовательность). Когда такие последовательности были обнаружены в XIX веке, они казались просто математическим курьезом. Но теперь мы знаем, что природа извлекает из них пользу.

Клетки организмов различных видов, от растений до миног или крыс, обладают мембранами с подобными микроскопическими структурами. Никто не знает, зачем они нужны, но они встречаются настолько часто, что логично предположить, что они выполняют какую-то полезную функцию. Может быть, они отделяют один биохимический процесс от другого, упраздняя их взаимное влияние друг на друга. Или, возможно, они просто эффективны в качестве «рабочей поверхности», поскольку многие биохимические процессы протекают на мембранах, где могут находиться ферменты и другие активные молекулы. Каковы бы ни были функции таких лабиринтов, вам не понадобятся сложные генетические инструкции для их строительства: законы физики сделают все за вас.

У некоторых бабочек, таких как голубянка малинная, на крыльях есть чешуйки, в которых располагается аккуратный лабиринт из жесткого материала — хитина, — сформированный в виде определенной периодической минимальной поверхности под названием гироид. Взаимодействие между неровностями на чешуйчатой поверхности крыльев приводит к тому, что волны определенной длины — то есть определенные цвета — исчезают, в то время как другие усиливают друг друга. Этот механизм влияет на окраску насекомого.

Скелет морского ежа Cidaris rugosa — пористая совокупность ячеек в форме другого вида периодической минимальной поверхности. Это экзоскелет, который расположен снаружи мягких тканей организма, защитная раковина, на которой растут кажущиеся опасными колючки из того же минерала, который входит в состав мела и мрамора. Открытая решетчатая структура указывает на то, что материал прочный, но при этом нетяжелый, — как пенометалл, который используется в авиастроительстве.





Чтобы создать упорядоченную конструкцию из твердого неподатливого минерала, эти организмы, по всей видимости, делают макет из мягкой гнущейся мембраны и затем кристаллизуют твердое вещество внутри одной из взаимопроникающих сетей.

Другие существа могут использовать минеральную пену для более сложных задач. Из нее они выстраивают конструкции-«трельяжи», которые, как зеркала, могут направлять свет за счет особенностей его отражения от рельефа. Сеть полых микроскопических каналов, напоминающих соты, в хитиновых щетинках необыкновенного морского червя (морской мыши) превращает эти волосоподобные структуры в природное оптическое волокно, которое может преломлять свет, благодаря чему цвет существа может измениться от красного до синевато-зеленого в зависимости от направления освещения. Изменение окраски помогает отпугивать хищников.

Этот принцип использования мягких тканей и мембран в качестве макета для формирования упорядоченного минерального экзоскелета широко распространен среди морских обитателей. Некоторые морские губки имеют экзоскелеты, сделанные из минеральных стержней, соединенных по принципу «паутинки» на детских площадках, и они невероятно напоминают формы, которые складываются при столкновении мыльных пузырей в пене, — и тут не может быть никаких разговоров о совпадениях, поскольку архитектуру диктует поверхностное натяжение.

Подобные процессы, известные как биоминерализация, дают впечатляющий результат в таких морских организмах, как лучевики и диатомеи. У некоторых из них встречаются аккуратно выстроенные экзоскелеты, состоящие из минеральных ячеек в виде гексагонов и пентагонов: их можно назвать морскими сотами.

 

Также интересно: Геометрия про жизнь — ПРОСТО о СЛОЖНОМ!  

Фрактальная геометрия — генетический код Вселенной​

 

Когда немецкий естествоиспытатель (и талантливый художник) Эрнст Геккель впервые увидел эти формы в микроскоп в конце XIX века, он сделал их главным украшением своего собрания рисунков под названием «Красота форм в природе», которое сильно повлияло на художников начала XX века и до сих пор вызывает восхищение. Для Геккеля эти конструкции были доказательством фундаментальной креативности природы — предпочтение порядка и узоров, встроенное в сами законы естества.

Даже если сегодня мы не разделяем эту теорию, что-то есть в этой убежденности Геккеля в том, что упорядоченность — это неудержимый импульс живого мира, и мы по праву можем считать его прекрасным.опубликовано 

 

Автор: Ksenia Donskaya

 



Источник: theoryandpractice.ru/posts/15216-pchelinaya-ekonomiya-pochemu-priroda-predpochitaet-shestiugolniki

Дом в Сиднее

Поделиться



       




         Если есть ограничения по площадям, приходится проявлять смекалку по части геометрии, что и проделала студия Luigi Rosselli Architects при проектировании жилого дома в Сиднее.





        Здание представляет собой живописную комбинацию из трех железобетонных уровней-консолей, при этом самый верхний смещен относительно среднего на 6 градусов. Таким образом удалось «отвернуться» от соседнего участка и «захватить» в рамку остекления сразу несколько перспективных панорам окрестностей.





        Перекрытие первого этажа (второй уровень дома) обращено на северо-запад; помещения сориентированы на залив и мыс, уходящий в океан. Перекрытие второго этажа образует несколько консольных выносов, благодаря которым появились кровельные террасы. Кроме бетона архитекторы использовали дерево, в том числе и вторичной переработки, а также стекло, алюминий (защитные жалюзи) и песчаник.





        Дом снабжен резервуарами дождевой воды, обогрев воды в бассейне осуществляется солнечными батареями.





        Интерьер сформирован вокруг лестницы, являющейся «стержнем» жилого объема. Главное украшение дома — богатая коллекция живописи. Антикварная мебель сочетается в комнатах с современным дизайном и нарочито кустарными «кастомными» изделиями из дерева, в отделке кухни и ванной использован популярный паттерн мозаики Bisazza.





        Над садом поработали ландшафтные архитекторы компании Terragram. Были  посажены оливковые, цитрусовые породы деревьев, имеется огород с пряными травами и даже курятник.













Источник: /users/104

Функциональная перестройка Францисканского монастыря

Поделиться



        У здания в центре французского города Лувье была непростая судьба. Пережив на протяжении четырех веков несколько функциональных трансформаций, в наше время оно стало детской музыкальной школой. Реконструкцию провело парижское бюро OPUS 5.

        Францисканский монастырь был построен в период между 1646 и 1659-м годами. В 1789 году два жилых крыла превратили в тюрьму, а церковь – в здание трибунала. В 1827-м церковь разрушилась от времени, а в  1934-м закрылось узилище, поскольку южное крыло монастыря превратилось в руины. В 1990 году здание отдали под музыкальную школу. 









        С одной стороны, перед авторами проекта стояла задача не допустить дальнейшего разрушения исторической постройки, а с другой – подарить городу привлекательное, современное, функциональное учебное заведение. Программа предусматривала обустройство 24 кабинетов, библиотеки и двух оркестровых залов. 

        Архитекторы приняли решение соорудить трехуровневую надстройку поверх стен южного крыла монастыря, развернув ее остекленным фронтом на север,  в сторону реки и городских кварталов.  Прямоугольный объемный элемент построен из готовых железобетонных панелей шириной 180 см и толщиной 8 см, но разной длины.





        Панели ламинированного стекла, перемежающиеся на плоскостях фасада лентами хромированного металла, зафиксированы на ригелях из отполированной до зеркального блеска нержавеющей стали толщиной 10 мм. Ригели, в свою очередь, поддерживают главную несущую балку размером 450х900 мм, внутри которой проходит воздуховод для вентиляции главного оркестрового зала. Потолок в зале также отделан зеркальными изогнутыми металлическими панелями. 

        Вход в надстроенный объем осуществляется из бывшего монастырского двора, окруженного клуатрами. 

















Источник: /users/104

Дом из натуральных материалов

Поделиться



        На контрасте двух натуральных материалов и столкновении неправильных форм испанское бюро A-Cero построило эффектный трехэтажный дом на севере Мадрида.









        Прямоугольный участок земли площадью 2800 кв. м  находится на склоне небольшого холма. Здесь повсюду растут дубы и сосны, которые нужно было сохранить. Поэтому архитекторам стоило немалых трудов вписать объект в окружающую среду. Здание частично заглублено в холм, и подземное пространство тоже используется. Подвальный этаж предназначен для гаража и технических помещений.         Выложенная камнем тропа соединяет дверь гаража с подъездной дорогой.





        Фасады особняка контрастируют друг с другом. Главный фасад более закрытый, он характеризуется нагромождением маскирующих вход объемов с вертикальными и наклонными гранями, чередованием деревянных и облицованных камнем плоскостей, резкими изломами. Задний фасад, сформированный складкой железобетонного каркаса, почти полностью остеклен и ориентирован на зеленую лужайку с бассейном. Для внешней отделки архитектор выбрал также контрастные материалы – древесину бамбука и полированную мраморную плитку кремового цвета. Они же используются и в интерьере наряду с древесиной гаванского дуба и  шпонированными панелями. 

        На первом этаже запроектированы хозяйская спальня с гардеробной и ванной комнатой, гостиная и кухня-столовая. На втором находятся еще три спальни с ванными комнатами и гардеробными. Внутреннее пространство оформлено в сдержанной цветовой гамме, в которой преобладают оттенки белого, серого и коричневого. 





















Источник: /users/104

Все для любимых сотрудников

Поделиться



        Архитекторы из Studio O+A провели реконструкцию офиса мирового поставщика онлайновых сервисов Aol. в Пало-Альто (США). Теперь у сотрудников есть пространство для игры в бильярд и настольный теннис, уютные места для релаксации и креативной работы в непринужденной обстановке.









        Прежний дизайн этого пространства площадью 7500 кв. м полностью соответствовал понятиям о корпоративной культуре 80-х годов прошлого века. Интерьер был «нарезан» на прямоугольные помещения со стандартной отделкой и низкими подвесными потолками. Авторы проекта решили сделать офис открытой планировки, стилистика оформления которого близка дизайну нового логотипа Aol: белые простого начертания буквы на многоцветном фоне. 

        В процессе реконструкции строители демонтировали все межкомнатные перегородки и очистили: пол до бетона, потолок – до инженерных коммуникаций и стены до кирпича. Внутреннее пространство офиса приобрело промышленный облик. Затем стены были окрашены в белый цвет, а потолок – в черный. Появилось несколько переговорных кабинок, решенных в виде отдельно стоящих цилиндрических объемов со стенами из плит OSB и стеклопластика. В зоне релаксации плиты OSB, обработанные на пескоструйной машине, применяются для обшивки потолка и стен. 













        Пространство офиса в целом монохромное, однако дизайнеры расставили в нем цветовые акценты при помощи крестообразных подвесных светильников, графического оформления стен, ярких ковриков и разноцветных предметов мебели. 









Источник: /users/104

«Музей искусств» в форме льдины

Поделиться



      








        По проекту бюро C.F. Møller Architects в  городке Фёрде построен новый «Музей искусств», в основе концепции которого лежит образ, не перестающий вдохновлять  норвежских архитекторов.

        Рядом с Фёрде находится самый большой в Европе ледник Йостедалсбреен. По всей видимости, именно этот факт и вдохновил архитекторов. На плане четырехэтажное здание площадью 3000 кв. м имеет вид неправильного пятиугольника. Часть объемного элемента выступает консолью над главным входом. В верхней части  прорезаны зенитные окна. Подземный этаж отведен под автостоянку, соединенную с первым этажом лифтом. На первом этаже запланированы вестибюль, кафе, зона ресепшен, гардероб и магазин сувениров. Здесь же находится основание «скульптурной» лестницы серо-голубого цвета, соединяющей все уровни постройки. На верхних этажах запроектированы экспозиционные залы, офис администрации, мастерские, библиотека и складские помещения. Часть крыши представляет собой вымощенную деревом террасу, которую можно использовать в качестве открытой сцены или смотровой площадки.





        Фасады музея отделаны молочно-белым стеклом с  узором «под иней». «Гляциологическое» сходство асимметричному объему придают хаотически перекрещивающиеся на фасадах желоба, символизирующие разломы в структуре настоящего льда. В ночное время некоторые из них эффектно подсвечиваются диодами.













Источник: /users/104

«Дом в Доме» в Харьковской области

Поделиться



        








        Новый проект дизайн-бюро Ryntovt Design — частный дом площадью 120 кв.м. в Харьковской области, выросший среди многолетних деревьев и трав. Интерьер резиденции словно живёт своей собственной жизнью, независимой от основной конструкции: чтобы уменьшить последствия возможной усадки, архитекторы бюро создают ещё один — внутренний — каркас дома. Отсюда и название проекта — «Дом в Доме».

        На первом этаже расположена гостиная зона, объединенная с кухней и столовой. Символ домашнего тепла и уюта выступает глиняная печка-камин. Также здесь разместились комната для гостей и санузел. На втором этаже спроектированы спальни (хозяйская и детская) и ванная комната. Во всех ванных комнатах, кстати, использован принцип «умывания в окно», когда по утрам первое «здравствуй» вы говорите миру.









        Очень важным функциональным и смысловым центром всего интерьера является лестница, связывающая уровни резиденции. Она способна вместить в себя множество предметов, упорядочить и выстроить их в чёткой последовательности — от интересных мелочей до книг, посуды и техники. А внутри ступеней располагаются ящички специально разработанной системы хранения для вещей, которые не хочется держать на виду.

        Вся мебель спроектирована и изготовлена бюро Юрия Рынтовта по авторским эскизам из дерева. В строительстве и отделке тоже использовались только природные материалы: дерево, глина, шпаклёвка с естественными примесями (сено, трава), металл, натуральный текстиль. Все линии в интерьере логичны и осознаны, а предметы практичны и просты. Декора в привычном понимании просто нет, есть трава между стёклами дверей, есть табуреты-пни, есть живая фактура потолка, стен и печи, дышащих в унисон с окружающей природой. Принципы экодизайна пронизывают данный проект, как и все творчество Ryntovt Design.













Источник: /users/104

Гигантский тигр из девевянных досок

Поделиться



        Недельный лагерь искусства по созданию арт-объектов для восьми различных венгерских общин под названием «Здравствуй, дерево» (Hello Wood) собрал 200 молодых дизайнеров и архитекторов под руководством более опытных представителей этих замечательных профессий.





        Участники лагеря работали вместе, чтобы создать художественные проекты, основанные на социально-экономических проблемах регионов. Одним из главных спонсоров выступила крупнейшая компания по торговле древесиной, которая задалась целью способствовать развитию и популяризации экологичной и социально ответственной архитектуры. Видимо, именно она и снабдила участников достаточным количеством материала для того, чтобы создать этот уникальный арт-объект – гигантского тигра.

        Это колоссальное сооружение сделано в столярной мастерской дизайнером Габором Миклосом Жокой (Gabor Miklós Szoke) и его командой в составе Адама Фаркаса (Ádám Farkas), Эстер Мориц (Eszter Móricz), Тамаса Надасди (Tamás Nádasdy), Кристины Саркани (Krisztina Sárkány) и Золтона Торока (Zoltán Török) всего за неделю из высушенных деревянных досок.





        Создавался этот проект для общины Szakácsi. Художник выработал концепцию своего будущего творения после визита в эту общину и встречи с ее местными жителями. Его целью было создать скульптуру, которая «защищала» бы общину и стояла за силу единства, самозащиту и принятие вызова. Позже Тигр также «поучаствовал» в Фестивале «Сигет» (Sziget Festival).

        Это поистине невероятное творение действительно привлекает взгляды и способно обратить всеобщее внимание на любую проблему. А для защитников природы можно указать на то, что эта свирепая кошачья инсталляция полностью сделана из спасенных пиломатериалов. Уж лучше в искусство, чем в топку!





Источник: /users/104

Современный особняк Hard Werken в Бельгии

Поделиться



       








        Проектное бюро I.S.M.Architecten представило этот современный особняк Hard Werken в небольшом городке Кессел-Ло в Бельгии. Резиденция была построена в 2010 году и представляет собой результат конструктивного диалога между заказчиком и архитекторами, которые сумели не только воплотить в жизнь его мечту, но и усовершенствовать ее. Дом расположен на крутом склоне, вынуждено повторяет наклон местности и ограничен по высоте, более того, часть резиденции спрятана в углублении. Чтобы избежать нехватки света в помещениях этой части, ее передний фасад максимально открыт и выполнен из стекла. Тут расположена дневная зона, выходящая к саду, в то время как спальни спроектированы в более укромной половине дома со стороны улицы. Общая площадь особняка составляет 310 кв. метров.













        Резиденция неплохо вписывается в свое естественное окружении и не перегружает его. Черный цвет отделки был выбран в качестве менее навязчивого. Внутрення отделка очень контрастна и представлена белоснежными стенами и потолками на фоне темных полов. Вся мебель подобрана исключительно в этой же строгой двухцветной гамме. Планировка резиденции довольно компактная и очень функциональная, незадействованные пустые пространства полностью отсутствуют в проекте.









Источник: /users/104

Музей-пирамида в Ханое

Поделиться



         Строение, которое выглядит как огромные песочные часы, — это Ханойский музей, отражающийся в воде. Уникальный проект постройки придумали и разработали в немецком бюро GMP Architects. Здание музея имеет форму перевернутой пирамиды, что само по себе интересно. Оно отражается в пруду — и как бы удваивается за счет естественного «зеркала».        


        Снаружи здание музея в Ханое имеет вполне серьезный вид: прямые углы, одинаковые уступы, четкие линии. Ну, разве что стоит эта пирамида вверх ногами — но это совсем не умаляет ее солидность: наоборот, конструкция нависает над площадью и определенно показывает, кто в этом пространстве хозяин.         


        Площадь здания музея — 30 тысяч квадратных метров. Войти внутрь можно с любой стороны: в помещении 4 выхода. Этажи с первого по третий предназначены исключительно для художественных выставок. Четвертый (самый большой) — включает конференц-залы, офисы и библиотеку.        


        Что ж, дедушка Фрейд на том свете не нарадуется на своих идейных последователей в архитектуре. Внешняя упорядоченность и четкое следование правилам имеет еще ту подоплеку: внутри здания музея — сплошной поток сознания и царство асимметрии.        


        Нельзя не порадоваться, что фантазия современных архитекторов практически неисчерпаема, а их интересные проекты неизменно находят ценителей.

Источник: /users/155