Чем прогрессивнее медицина, тем длиннее список болезней

Поделиться



Похоже, что медицинская мафия является основным производителем болезней, а не здоровья! Для того, чтобы мы постоянно покупали их лекарства и услуги, медики постоянно заражают нас всякой гадостью и принуждают постоянно платить…

Парадоксальная ситуация: чем прогрессивнее медицина, тем длиннее список болезней. Представители фармакологического бизнеса утверждают, что новых синдромов медики уже выдумали для них предостаточно. Диагнозов по современной номенклатуре болезней может быть более 23000, т.е. по диагнозу на каждый день жизни среднестатистического человека. Если все их суммировать, получится, что каждый из нас в среднем должен иметь по 20 разных заболеваний. И, тем не менее, новые синдромы, патологии, болезни специалисты придумывают регулярно. Причём главное в этом процессе – создание нового заболевания или понижение порога заболевания.





Самые «модные» придуманные неболезни – инфекционные: ведь вирусов и бактерий так много (и они так часто встречаются у людей), что практически каждому из них можно приписать какие-нибудь специфические свойства.

Свежим примером придуманной болезни считается, например, «атипичная пневмония». Распространение коронавируса, вызывающего «атипичную пневмонию», угасло, так и не вызвав эпидемию даже малых размеров. Однако ООН и Евросоюз с подачи ВОЗ «проявили обеспокоенность» и щедро профинансировали учёных и врачей, занимавшихся разработками вакцины от этой «болезни». Выделенные деньги медиками были успешно освоены и шум вокруг «проблемы» утих.

Потом, на замену ей, появился «птичий грипп». И медики, заявившие о том, что вакцина «вот-вот будет изобретена», снова получили хорошие финансовые вливания. А здоровье людей при этом никого не беспокоит – беспокоит возможный отток людей от медицины, т.е. в конечном счете, недобор денег медициной и фарминдустрией. Причём, надуманными являются не столько сами заболевания, сколько их последствия для здоровья. И даётся только один рецепт – заплати за лечение и спасёшься!

То есть, налицо экономический интерес фармацевтических фирм и медиков, получающих прибыль от продажи вакцин и лекарств против таких «угроз»! Поэтому и независимые специалисты, и учёные с мировыми именами давно задаются вопросом: а не создаются ли эти проблемы искусственно, с целью получения супердоходов? Ведь, при объявлении ВОЗ угрозы глобального характера, государственные бюджеты всех стран щедро выделяют деньги тем, кто обещает дать шанс на спасение. А «спасители» – это та же ВОЗ и производители «спасительных» препаратов.

Список несуществующих болезней довольно велик.

Например, целлюлит. Судя по названию, это болезнь, в основе которой воспаление. На самом деле нет ни болезни, ни воспаления, а есть ожирение. Не липосакцию надо делать, а сбалансировать питание и физические нагрузки. Нет и такой болезни, как дисбактериоз. Придумана она для увеличения рынка производителям пробиотиков. Остеохондроз – тоже выдуманная патология. Это возрастная норма. Она есть почти у всех, кому за 50.

Остеопения (недостаточно серьёзное снижение костной плотности, чтобы быть классифицировано как остеопороз) ранее не рассматривалась в качестве заболевания, но теперь рассматривается. Состояние «предиабета» или «прегипертонии» также являются примерами, которые являются новыми и более низкими порогами для лечения. А несколько лет назад врачи начали настойчиво повторять, что треть населения в мире страдает от депрессии, синдрома хронической усталости и психических заболеваний. Откуда взялись эти цифры? Это большая загадка, но люди им поверили и стали усиленно лечиться от этих «болезней».

Часто в новые болезни медики превращают симптомы. Такой выдуманной болезнью можно считать и артериальную гипертензию (АГ). Ведь названия этой болезни нет ни в одной серьёзной книге по медицине, потому что такой болезни не существует. Нет АГ и в международном классификаторе болезней (МКБ), потому что это выдуманная болезнь. На самом же деле, АГ была и остаётся всего лишь симптомом гипертонической болезни (ГБ), указывающим на недостаточность кровотока в органах и на перегрузку сердечной мышцы. Однако в 1993 году она в кардиологии из симптома превратилась в болезнь. Игипертония – это тоже не болезнь, а причина гипертонической болезни. Гипертония – это достаточно стабильный и стойкий повышенный тонус мышечных тканей микрососудов. Гипертонус уменьшает просвет сосудов, что приводит к ухудшению кровообращения во всех жизненно важных органах.

Но вместо лечения истинной причины этой новой «болезни», в результате которого организм без таблеток сам будет поддерживать нормальное артериального давления (АД) было предложено ежедневное (искусственное и противоестественное) понижение АД таблетками, порождающее постоянную ишемию (обескровливание) мозга и миокарда. На такую «борьбу» с АГ уже истрачены миллиарды, так как «лечить давление» таблетками предлагается ежедневно и до конца жизни, так как эта болезнь, якобы, неизлечимая и другого способа спасения от неё нет. В результате жертвами такой борьбы (именно борьбы, а не болезни) стали сотни тысяч больных. Ведь чуть лишнее снижение давления «лекарством от давления» сразу делает мозговой кровоток настолько слабым, что неожиданно происходит ишемический инсульт.

На самом же деле, лечение ГБ должно быть направлено на устранение причины ГБ – гипертонии всех микрососудов (то есть на нормализацию кровообращения), а не на искусственное снижение АД, приводящее к ухудшению мозгового кровообращения и даже к инсульту.

Часто можно слышать и утверждения, что холестерин вреден для здоровья и нужно снижать его уровень, но на самом же деле он поддерживает строение клеток и выработку гормонов, необходимых для нормальной повседневной жизни. Но, тем не менее, проявления ИБС: стенокардия (боли в области сердца), аритмия (нарушение сердечного ритма), инфаркт миокарда, по версии медиков, – есть следствие только «засорения» коронарных (снабжающих сердце) артерий атеросклеротическими бляшками, возникающими якобы из-за избытка «плохого» холестерина.

Но эта версия отчасти касается только некоторых пожилых людей, у которых атеросклероз коронарных артерий может становиться существенным препятствием на пути крови к сердечной мышце. А при летальных исходах от инфарктов у сравнительно молодых людей патологоанатомы наблюдают отсутствие видимых причин инфаркта миокарда в виде очень крупных бляшек или тромбов. То есть атеросклероз, на самом деле, далеко не всегда является причиной стенокардии, аритмии и инфаркта миокарда.

На самом же деле основная причина «неатеросклерозной» ИБС, как и «беспричинной» гипертензии – это гипертония мелких артерий и артериол, в которых холестерин никогда не откладывается…

Как видим и тут основная причина болезни придумана.

А спекуляции, например, вокруг проблемы ВИЧ/СПИДа – самый большой обман на рынке медицины. Ведь состояние ослабленного иммунитета, то есть иммунодефицита, уже известно медикам с давних времён. И эта проблема сейчас глобальна не из-за мифического вируса, а в силу того, что современное общество в процессе своей деятельности создало огромное количество факторов, оказывающих на иммунитет подавляющее действие.

Есть социальные причины иммунодефицита – нищета, недоедание, наркомания, различные болезни и многое другое. Есть экологические причины: ультразвуковые и высокочастотные радиоизлучения от новой электронной техники, радиация, избыток мышьяка в воде и почве, наличие других отравляющих веществ, воздействие больших доз антибиотиков и т.п.

Но нет никакого вируса СПИД, с которым «борется» медицина!

На самом деле вирус иммунодефицита человека никогда не был выделен! Об этом знают и его «первооткрыватели» Люк Монтанье (Франция) и Роберт Галло (США). Спустя несколько лет после того, как ВИЧ был «открыт», Роберт Галло был вынужден признать, что открытия, на самом деле, не было. Галло признался, что у него нет доказательств не только того, что ВИЧ вызывает СПИД, но и того, что ВИЧ вообще является вирусом. Это «открытие» было подтасовкой фактов, для Галло не первой. В результате этого в 1992 году Р. Галло был объявлен виновным в антинаучных проступках комиссией честных исследований Национального института здоровья (США). (Хотя, по утверждению английского венеролога Джеймса Сила, вирус СПИДа получен разработчиками бактериологического оружия с помощью генной инженерии).

Но тот факт, что в течение более 20 лет не могут создать вакцину из якобы существующего вируса, говорит только об одном – вируса, из которого её можно сделать, не существует! Это прямое доказательство ложности теории, навязываемой всему миру! И, соответственно, заразиться им – в привычном понимании слова «заразиться» – невозможно. А распространению среди наркоманов он обязан наркотикам, которые сами по себе токсичны для иммунных клеток. И никакой вирус иммунодефицита здесь не при чём.

Ещё строже скрывается тот факт, что и самого ретровируса ВИЧ не существует!

Так Кари Муллис, американский биохимик, лауреат Нобелевской премии по химии 1993 года утверждает, что «если есть свидетельство того, что ВИЧ приводит к СПИДу, то должны быть научные документы, которые демонстрируют этот факт. Но таких документов не существует. Гипотеза ВИЧ-СПИД – это адская ошибка». Это же утверждает и Чарльз Томас, профессор биохимии Гарвардского университета – «Догма «ВИЧ вызывает СПИД” представляет собой величайшее и наиболее разрушительное с точки зрения морали мошенничество, когда-либо совершенное в Западном мире…» Однако, тем не менее, в общественное сознание людей внедрена лживая и устрашающая информация о ВИЧ/СПИДе.

Автор книги о СПИДе доктор Джон Лорицен (США) утверждает следующее: «Многие учёные знают правду о СПИДе. Но существует огромная материальная заинтересованность, заключаются миллиардные сделки, процветает бизнес, связанный со СПИДом. Поэтому учёные молчат, извлекая для себя выгоду и способствуя этому бизнесу…»

Так, согласно официальным данным ВОЗ и различных научных институтов, на борьбу со СПИДом ежегодно расходуется около 10 млрд. дол., а сумма продаж препаратов для лечения ВИЧ-позитивных пациентов составляют не менее 150 млрд. долл. И это только приблизительные данные.

То есть СПИД – это просто кормушка для фармацевтов, резюмирует вирусолог из Калифорнийского университета Питер Дюсберг, подчёркивая, что продажи лекарств «против СПИДа» постоянно растут.

А ради сохранения и увеличения постоянных доходов, современной медициной игнорируется и одна из главных заповедей Гиппократа – «Устрани причину – уйдёт болезнь!» Ведь если уйдёт болезнь, уйдёт и пациент-потребитель «медицинских услуг», лекарств и сопутствующих медицинских изделий. Поэтому всё делается для того, чтобы при небольших усилиях (ведь диагностировать или лечить придуманную болезнь проще, чем реально существующую) получать значительную прибыль. Далее решается задача – создать под все лже-болезни лекарства и навязать их людям.

Яркими примерами подобных стратегий являются продвижение на американском рынке многочисленных лекарств для женщин, переживающих период менопаузы, и попытки убедить всех в том, что до 43% женщин в США страдают сексуальными дисфункциями, а большинство мужчин – импотенцией. В результате этого, количество продаваемых лекарств и их потребителей стало резко расти.

А вот другой пример – фармацевтическая компания Burroughs Wellcome, производит лекарство от СПИДа АЗТ, известное как «Ретровир». ВИЧ был «открыт» в 1984 году, а уже в 1986-м компания заявляет, что лекарство от него найдено, и в 1987-м оно поступает в продажу.

Всё очень просто – АЗТ был разработан ещё в 70-х годах для борьбы с раком. Но выяснилось, что высокотоксичный АЗТ убивает людей быстрее рака, и в продажу он не попал. И вот теперь решено было выяснить, кто быстрее убивает – АЗТ или СПИД, а заодно «отбить» средства, вложенные в разработку.

Об этом профессор иммунологии в Университете г. Берна (Швейцария) Альфред Хассиг, занимающий должность директора швейцарского отделения Международного Красного Креста, сказал следующее: «АЗТ в бесчисленных случаях вызывает неизбежное и медленное умирание соматических клеток пациента. Я рассматриваю это, как злоупотребление служебным медицинским положением, вводить пациентов в состояние умирания, пророча им раннюю смерть».

При этом компания-производитель держит в строгой тайне то, что препарат, будучи очень ядовитым, не имеет никакого лечебного действия – он не обладает антиретровирусным действием! И вообще, все средства против СПИДа – это яды, разрушающие иммунную систему.

Эта же компания выпускает диагностические наборы и на свои деньги обучает врачей, как надо применять эти наборы и препараты, и в каком количестве. (Однако эти тесты не имеют никакого отношения к вирусу иммунодефицита, так как тест никогда не выявляет вирус, а удостоверят только наличие антител в образцах крови. А эти антитела вырабатывает иммунная система для защиты от любых болезнетворных микроорганизмов – т. н. антигенов).

Причём производители настаивают на том, что эти их лекарства больные должны принимать ежедневно и пожизненно. Но эти препараты наносят серьёзный вред всем клеткам организма, в том числе и белым кровяным тельцам. Так что они не борются с иммунодефицитом, а скорее, напротив, усугубляют его, способствуя тем самым распространению эпидемии СПИД.

О смертельных побочных действиях препаратов, назначаемых больным СПИДом, было сообщено и на 14-й Международной конференции по СПИДу в Барселоне в июле 2002 года. Но, тем не менее, под влиянием изготовителей таких «лекарств» были запрещены поиски других методов лечения и изучения индивидуальных возможностей организма в борьбе с иммунодефицитами! И всё это ими делается ради поддержки своих многомиллиардных прибылей.

Ясно и то, что СПИДу и «борьбе» с ним аплодируют и производители презервативов.

Ещё одна заинтересованная категория – производители одноразовых шприцов. Если иммунитет разрушается из-за вируса, значит вся беда в шприцах, как в средствах передачи вируса. Такая мысль неназойливо внушается всем людям (и особенно наркоманам) – колись чистыми шприцами и избежишь СПИДа. Врачи, к тому же, не всегда учитывают, что многие лекарственные препараты способны дать неблагоприятные реакции в отдалённом периоде после лечения, которые они опять будут лечить, как новую болезнь…

Так исследователи университетов Торонто и Гарварда пришли к выводу о существовании феномена, который назвали «каскад назначений», который возникает, когда врачи ошибочно интерпретируют побочный эффект лекарства, как проявление того или иного заболевания. Для терапии этого нового «заболевания» назначается другое лекарственное средство, которое в свою очередь может вызвать отрицательную реакцию организма пациента и т.д. А, используя всё более агрессивные средства и в больших дозах, химиотерапия закладывает в организме сильные «мины замедленного действия» (нарушения генома человека, его экосистемы, глобальной устойчивости к антибиотикам, возникновению ряда фатальных заболеваний и т.д.). И это грозит окончательным подрывом здоровья людей.

В результате появляются новые, ранее неизвестные, возвращаются старые, и вроде бы, уже давно побежденные, болезни. И чем больше человек борется с ними, тем больше их появляется. При этом наблюдается неуклонное снижение и эффективности лекарственной терапии в ее гиппократовской модели, которой удалось увести людей от природных методов профилактики и лечения. Ведь в этой медицине исключается принцип взаимодействия организма с внешней средой: больной отчуждается от самой природы, врача и самого себя, врач от природы и больного.

Такая медицина уже давно исчерпала свои и без того ограниченные возможности из-за отсутствия у неё подлинной научной базы и направленности на здоровье. Ведь диагностировать и лечить болезнь, как отдельно взятое локализованное заболевание, так же нелогично, как искать в луже причину дождя. Поэтому эта медицина уже давно терпит банкротство, убедительным доказательством чего является её неспособность, до сих пор, решить проблему лечения даже простуды и гриппа, не говоря уже о более серьёзных болезнях.

Вторичные иммунодефициты, сплошная аллергизация, неуклонный рост лекарственных болезней порождены именно этой моделью медицины, основанной на лекарственной терапии. Ведь химические лекарственные препараты не приносят выздоровления. Выздоровление – это активная работа организма. И основное отличие настоящей традиционной медицины от гиппократовской состоит в том, что первая на 70% занимается профилактикой болезней, т.е. здоровьем (ведь болезнь намного дешевле и легче предупредить, чем лечить), и на 30% болезнями.

Современная же официальная медицина в основном занимается «изобретёнными» болезнями и их симптомами.

Выдуманные болезни – большая проблема современного здравоохранения, так как негативным следствием такого подхода к восстановлению здоровья или лечению является угнетение генетических естественных механизмов самовосстановления. В результате, решение одних проблем в организме приводит к развитию новых…

 

Источник: www.ecology.md

Растительные добавки на самом деле лишь рис и сорняки

Поделиться



Тест на определение настоящего состава популярных растительных добавок обнаружил, что в них часто отсутствует ключевой ингредиент – травы. По сообщению New York Times, исследователи протестировали состав 44-х лекарств, продающихся 12-ю разными компаниями, и обнаружили, что почти в трети лекарств не было ни следа целебных трав, которые должны были там содержаться.





Вместо этого, добавки были изготовлены из растёртых в порошок сорняков или таких наполнителей, как рис и соя, которые использовались для разбавления других добавок, содержавших некоторые из растений, указанных на этикетке.

Исследователи обнаружили, что некоторые широко употребляемые лекарства, например эхинацея, были разбавлены или заменены растениями, употребление которых вызывает такие побочные эффекты, как тошнота и метеоризм, а также может стать смертельным для людей, страдающих аллергией на орехи.

Защитники потребителей и даже организации, представляющие индустрию по производству различных биологически активных добавок (БАД), оборот которой составляет пять миллиардов долларов в год, считают, что пора ужесточить требования.

«Если заболел ребёнок и три таблетки пенициллина из десяти оказались подделкой, любой бы взбунтовался. Но люди спокойно покупают добавки, в которых три из десяти таблеток – подделка. Я этого не понимаю. Почему этой индустрии подобное сходит с рук?» пожаловался исследователь, чей эксперимент в прошлом году выявил такое же количество поддельных ингредиентов в лекарствах.опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: mixednews.ru/archives/43830

Пальмы вместо коров или как подделывают молоко

Поделиться







До 4 млн т производимой в России молочной продукции может изготавливаться с использованием растительных жиров, в том числе пальмового масла. В некоторых товарных группах доля фальсификата превышает 50%. Заменители позволяют снизить затраты, но их широкое применение демотивирует производителей качественного молока-сырья.

Использование растительных жиров в производстве молочных продуктов растет вместе с импортом. Только в 2014 году в Россию, по данным ФТС, ввезли 706 тыс. т пальмового масла на $642 млн. Это на 5,5% меньше, чем в рекордном 2013-м, но при этом на 6,2% больше уровня 2012 года. Крупнейший поставщик — Индонезия, на ее долю в прошлом году пришлось 82,9% общего объема, или 585,5 тыс. т.

Выпуск молочной и молокосодержащей продукции с каждым годом расширяется, в отличие от производства сырья. Поэтому закономерно возникает вопрос: что именно содержит готовый продукт — натуральное молоко или его заменители.

Как подделывают

В соответствии с Техрегламентом, молочными продуктами в России называют те, которые содержат исключительно молочный жир. Молокосодержащая продукция на 50% может состоять из растительных компонентов. Например, в спредах, сырных и творожных продуктах есть и натуральное молоко, и заменители молочного жира (ЗМЖ). Также существует сыроподобная продукция — в ней молочный жир полностью заменен растительным, но она уже не попадает под Техрегламент. «Такие продукты имитируют сыр, повторяя технологию производства, но изменяя ингредиентный состав, — поясняет руководитель Испытательной лаборатории «Молоко» Елена Юрова. — Называть их молочными или молокосодержащими нельзя, но недобросовестные продавцы переупаковывают такой товар и маркируют его как сыр».

Производители тоже допускают отдельные нарушения в маркировке, но это в основном касается цельномолочной продукции (творог, сметана и т. д.), технология производства которой более проста.

В молочной промышленности запрещено использовать тропические масла — можно включать в состав ЗМЖ, которые получают после их обработки. Но это обходится дороже, поэтому производители, стремясь сэкономить, добавляют в продукт непосредственно масла, причем нередко еще и дешевые технические, предназначенные для производства промышленных товаров, которые никто не проверял на пригодность для пищепрома. «Использование тропических масел вместо ЗМЖ тоже считается фальсификацией, даже если на этикетке указано их содержание», — знает независимый эксперт молочного рынка Татьяна Рыбалова.

Разбавлять молоко растительными жирами могут и сами фермеры, продолжает Юрова. «А-ля фермерская продукция, которая продается на развес без этикеток, а также каких-либо сопроводительных документов, очаровывает покупателей своей «натуральностью», но контролировать такой товар довольно сложно, — комментирует она. — А при любых проблемах и отравлениях нельзя обратиться даже в Роспотребнадзор».

По­этому в данном случае торговые сети более без­опасны для потребителей: риск снижается за счет конт­роля поступающей на реализацию продукции. Если что, ответственность за нарушения ляжет на поставщика и производителя, о котором есть полная информация, отмечает Юрова.

Еще один вид фальсификации — добавление говяжьего жира вместо молочного. «Некоторые предприимчивые переработчики считают, что они аналогичны по своему составу, поэтому замена не является нарушением», — рассказывает Юрова. Выявлять такой товар трудно, потому что существующие методы анализа жировой фазы молочной продукции предполагают обнаружение именно растительных жиров по наличию фитостеринов. «А если при производстве используется говяжий жир, то мы находим тот же холестерин, что и в молочном жире», — объясняет она.

При этом вопрос введения новых норм и правил контроля молочной продукции, позволяющих определять фальсификацию любыми жирами независимо от их происхождения, пока только обсуждается.

Дефицит молока-сырья или неприспособленность перерабатывающих производств (чаще всего мелких) для приемки и обработки сырья тоже становятся причинами распространения фальсификата, продолжает Юрова.

Заводы, специализирующиеся на выпуске продукции из сухих молочных смесей с добавлением растительных жиров, по-разному комбинируя составляющие, поставляют на прилавок «сметану», «творог» и другие товары, не являющиеся молочными. Но таких игроков рынок постепенно вытесняет сам.

Пальмы вместо коров

В последнее время проблема фальсификации молочной продукции обострилась. Процент подделок варьируется в зависимости от региона. По данным Роспотребнадзора, фальсификаты составляют от 5% до 10% от общего производства молочных продуктов. Однако в некоторых областях проверки показывают, что доля таких товаров может доходить до 20%, а по отдельным позициям, например сливочному маслу, — еще выше.

Масло и сыр — молокоемкие дорогие продукты, в случае удорожания они первыми начинают терять покупательский спрос, поясняет председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко. «Поэтому недобросовестные производители пытаются снизить себестоимость и конечную цену, смешивая натуральное молочное сырье с растительным, — рассказывает он. — Чаще подделку можно встретить среди продуктов высокой жирности, начиная от мороженого и сгущенного молока, заканчивая творогом».

Даниленко связывает увеличение доли фальсифицированной молочной продукции с ростом импорта пальмового масла после введения продовольственного эмбарго.

За последние пять месяцев 2014 года было ввезено почти на 40 тыс. т больше (всего 366 тыс. т), чем за август-декабрь 2013-го. Скорее всего, рост поставок связан с дефицитом молочного сырья и заменой переработчиками животных жиров на жиры растительного происхождения, предполагает он.

Хотя ЗМЖ можно производить не только из пальмового, но и из подсолнечного, рапсового, соевого и других видов масел, спрос растет именно на него. Пальмовое масло дешевле, чем остальные, к тому же по консистенции оно твердое и чем-то напоминает спред, что позволяет широко применять его не только в молочной, но и в масложировой, и кондитерской промышленностях как альтернативу маргарину, рассказывает гендиректор молочного комбината «Пензенский» (входит в «Дамате») Роман Калентьев.

В первую очередь достоинства растительных жиров ощущают переработчики, которые с их помощью снижают себестоимость молочных продуктов, солидарен аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Тимур Нигматуллин.

Кроме того, использование заменителей позволяет продлить срок хранения, знает он. «Например, кондитеры практически перестали использовать сливочное масло, так как с ним все сладости портятся гораздо быстрее», — говорит Нигматуллин.

Но не все так однозначно. Юрова считает, что многие производители заблуждаются относительно дешевизны растительных жиров и некоторых их качеств. В последнее время из-за девальвации рубля разница в цене между растительными и молочным жирами уменьшилась.

К тому же нужно оценивать не просто стоимость жира. «Введение растительного заменителя в продукт требует дополнительных затрат, поскольку производителям нужно приблизить запах и вид продукта к натуральному молочному, — обращает внимание эксперт. — Например, может потребоваться добавление сухого молока или смесей, влагоудерживающих агентов, красителей, ароматизаторов, стабилизаторов, консервантов».

На выходе получается совсем не дешевый продукт. Поэтому с уверенностью можно сказать, что нередко производить натуральную молочную продукцию выгоднее, делает вывод Юрова.

Если плюсы использования растительных жиров в нынешней экономической ситуации можно оспаривать, то минусы заключаются в их негативном влиянии на организм человека. В «Союзмолоко» придерживаются мнения, что при излишнем употреблении растительных жиров или использовании пальмового масла, не прошедшего необходимую очистку перед употреб­лением, а также предназначенного для технических нужд, могут возникать проблемы со здоровьем.

Хотя существуют группы людей, считающих, что растительные жиры полезнее молочного, знает Андрей Даниленко. «Эта точка зрения имеет право на существование, однако в любом случае необходимо соблюдать требования законодательства по составу творога или сыра и не вводить потребителей в заблуждение, выдавая растительный жир за молочный», — настаивает он.

Рыбалова напоминает, что вопрос о пользе или вреде тропических растительных масел до сих пор остается открытым: разные лоббисты высказывают противоположные мнения. «Однако все сходятся в том, что их наличие в детских смесях вредно, да и многим взрослым врачи советуют ограничивать потребление подобной продукции при некоторых заболеваниях желудочно-кишечного тракта, — указывает эксперт. — Но в случае массового фальсификата контролировать процесс потребления сложно».

Вред далеко не всех растительных жиров доказан, отмечает Нигматуллин. При большом потреблении существуют риски нарушения усвоения минеральных веществ и возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Но при аллергии на молоко даже детям в специальное питание добавляют растительные жиры, хотя их и приходится компенсировать, так как начинает хуже усваиваться кальций, рассказывает он.

В европейских странах период увлечения спредами и маргаринами с заменителями молочных жиров прошел, знает Рыбалова. Например, в Норвегии, где развито движение за здоровый образ жизни и правильное питание, теперь считают единственно правильным выбором сливочное масло с жирностью 82,5%.

Спрос на молоко не вырос

Реальный объем фальсификата сложно оценить, поэтому трудно говорить о масштабах использования растительных масел и ЗМЖ. По мнению Рыбаловой, выпуск такой продукции может достигать 4 млн т в пересчете на молоко.

Нигматуллин считает, что доля рынка молочной продукции, произведенной с использованием растительных жиров, не так велика — около 600 тыс. т. Натуральной молочной продукции примерно вдове больше, чем той, что так или иначе содержит растительные жиры, сравнивает Юрова. Но это официальные данные без учета фальсификата, акцентирует она.

В принципе само по себе использовании растительных жиров не так страшно, но только если производитель сообщает об этом на этикетке. «Увы, обычно этого не происходит», — отмечает Андрей Даниленко. Однако крупные игроки в этом плане, как правило, внушают большее доверие.

Danone производит в России продукцию исключительно из натурального молока, утверждают представители компании. «В нашем портфеле есть только один продукт с использованием растительных жиров — это глазированный сырок, который выпускается по контракту сторонней организацией.

Доля этого продукта в общем объеме продаж Danone незначительна — менее 0,4%. Вся информация о его составе, равно как и остальных продуктов компании, вынесена на упаковку и доступна потребителям», — ответила пресс-служба Danone на запрос «Агроинвестора». Также представители компании подчеркивают, что ни один молочный завод группы в России не закупает никаких растительных жиров.

Молочный комбинат «Пензенский» тоже не использует ЗМЖ. При этом Калентьев понимает проблемы отрасли и говорит, что переработчики заменяют молочный жир пальмовым маслом, в том числе из-за нехватки сырого молока. «По нашим оценкам, дефицит товарного молока в прошлом году составлял как минимум 15 млн т, а сейчас он, скорее всего, увеличится», — предполагает он.

Учитывая, что средневзвешенная цена сырого молока в 2014 году выросла на 24% к уровню 2013-го, вслед за ней увеличилась и себестоимость молочной продукции. При этом переработчики не могут существенно повышать отпускные цены.

В этой ситуации некоторые предприятия начинают «комбинировать»: например, закупают сухое обезжиренное молоко (СОМ) и восстанавливают его, только добавляют не молочный жир, а растительный, в частности пальмовое масло. Потом из такого «молока» они делают любой молочный продукт, знает Калентьев.

Несмотря на дефицит молока-сырья, о котором говорят переработчики, его производители не отмечают увеличения спроса на свою продукцию. Агрохолдинг «Подгорнов и К» (Вологодская область) сотрудничает с Danone, «Останкинским молочным комбинатом», заводом «Галактика».

Директор компании Полиэкт Подгорнов отмечает, что у его хозяйств, как и у предприятий многих коллег, стоит вопрос сохранения бизнеса. Переработчики уверены, что использование растительных жиров позволяет получить более высокую рентабельность, поэтому закупки молока-сырья не растут, несмотря на его нехватку, считает руководитель.

«Мы ожидали повышения спроса, но его не произошло ни в конце 2014 года, ни в начале 2015-го, — делится Подгорнов. — Возможно, это связано и с ростом потребительских цен: многие люди уже не могут позволить себе покупать молочную продукцию». Сейчас предприятие ежедневно сдает на переработку 35−37 т молока, при росте спроса объем мог быть на 5−8 т больше.

При этом если в четвертом квартале 2014 года за литр молока компания получала 7−8 руб. чистой прибыли, то в начале февраля этот показатель снизился до 4 руб./л, добавляет Подгорнов. «Все потому, что закупочные цены с осени совсем не изменились, а себестоимость увеличилась на 3−4 руб./л за счет роста цен на корма, запчасти к импортной технике и энергоносители», — поясняет руководитель.

Взять на контроль

Пока в стране не хватает молока-сырья, а фальсификация набирает обороты, говорить о перспективах развития производства молочных продуктов довольно сложно. Одним из печальных результатов, по мнению Рыбаловой, уже стало практически полное уничтожения отечественной отрасли сыроделия. «Заводы плавленых сыров надо переименовывать в заводы сырных продуктов, подобная ситуация и с «натуральными» сырами, — знает она. — Производителей настоящего сыра можно пересчитать по пальцам, их продукция по определению не может быть дешевой, а при дальнейшем развитии кризисной ситуации в стране и падении платежеспособного спроса они будут нести убытки». Сейчас их доходность в разы ниже, чем у предприятий, выпускающих фальсификат.

Согласно Росстату, удельный вес сырных продуктов в общем объеме производства сыра по итогам 2014 года составил 23,5%. Рыбалова полагает, что в соответствии с действующим Техническим регламентом в категорию «сырных продуктов» может попасть до 70% продукции отечественного сыроделия. «Безусловно, в России есть честные производители, не использующие растительные масла, но поручиться можно только за некоторых из них, — признает она. — На полках магазинов можно встретить, к примеру, Маасдам без единой дырки, на этикетке которого дан московский адрес производителя, тогда как в столице никогда не было сыродельных предприятий, кроме завода плавленых сыров».

При этом Рыбалова не считает, что с прекращением использования растительных масел для молочной отрасли наступят золотые времена. «Решение проблем молочного скотоводства нельзя свести к борьбе с растительными жирами и распространением фальсификата, — уверена она. — Это лишь один аспект целого комплекса проблем».

Как только вырастет производство молока, борьба с фальсификатом автоматически станет более эффективной, пока же она в основном происходит на словах, отмечает эксперт.

Одними запретами проблему не решить, солидарен Калентьев. Например, в царской России использование пальмового масла было запрещено, тем не менее сливочное масло подделывали в промышленных масштабах. «Нужно создавать эффективную систему отслеживания продукции «от сырья до полки», — считает он. — Это программа-максимум, а как минимум необходимы тотальные проверки продукции с использованием методов инструментального конт­роля».

Но прежде всего необходимо поднять штрафы, чтобы уличенные в подделках производители платили не 100−200 тыс. руб., как сейчас, а, к примеру, 1−2% от оборота, предлагает он. «И давно пора вывешивать список предприятий-нарушителей на сайте Минсельхоза, чтобы страна знала своих «героев» в лицо», — добавляет Калентьев. Андрей Даниленко тоже считает, что регулированию рынка поможет увеличение штрафных санкций за фальсификацию продукции. Нигматуллин уверен, что молочному сектору нужен усиленный контроль надзорных органов, чтобы рынок был прозрачным.

Предприятия, делающие ставку на фальсификат, будут существовать до тех пор, пока рынок не будет наполнен качественной натуральной продукцией по доступной цене, думает Юрова.

Чтобы этого добиться, нужны вложения в модернизацию производств, как, например, это было в Белорусии. Также необходимо совершенствовать производственные процессы, повышая эффективность и уходя от полуручного выпуска продукции. Если делать творог в ваннах, при этом плохо контролируя его качество, то невозможно остаться в рынке конкурентоспособной продукции, резюмирует эксперт.опубликовано 

Автор: Алена Белая

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.agroinvestor.ru/markets/article/18446-moloko-pod-palmoy/full/#cut

Как в сталинскую эпоху

Поделиться



Авторше удалось посетить выставку «Исчезающий комиссар» в московском Музее истории ГУЛАГа. Тема была посвящена фальсификации фотографий в сталинскую эпоху. Люди исчезали с фотографий один за другим, по мере их исчезновения из жизни или с политической арены. А вы говорите фотошоп. Первое это то, что фальсификация фотографий в советской пропаганде имела не только долгую историю, но и отличную технологическую школу. Однако, иногда речь шла просто об умелой ретуши – лица вождей должны были выглядеть образцово. Вот одна и та же фотография Сталина – до и после обработки.




Читать дальше →

Фальсификация фотографий

Поделиться



В московском Музее истории ГУЛАГа, находится выставка, посвященная фальсификации фотографий в сталинскую эпоху.
Называется – «Исчезающий комиссар». Хотя исчезали – и в кадре, и в жизни, — разумеется, не только комиссары.

Фальсификация фотографий в советской пропаганде имела не только долгую историю, но и отличную технологическую школу. Иногда речь шла просто об умелой ретуши – лица вождей должны были выглядеть образцово. Вот одна и та же фотография Сталина – до и после обработки.




Читать дальше →