Мне ничего не хочется: Когда жизненные силы на нуле

Поделиться



Жизненная сила

Жизненная сила - это некая энергия, которая направляет и двигает нашу жизнь. Что ее питает?В первую очередь, здоровый образ жизни, позитивные мысли, хорошее настроение. А также, регулярное соприкосновение с тем, что нравится, с чем-то ценным. Это проживание такой жизни, которая мне соответствует и опирается на реальность.

Жизнь в состоянии вынужденности, чувстве долга, или  переживание постоянного давления отнимает силы  и отодвигает от себя и своих истинных желаний. Желания — это  жизненные двигатели, которые способствуют течению жизни, а не застою. Они заставляют что-то шевелится внутри нас и  мотивируют  к активным действиям, чудесным образом обнаружив жизненную силу. Итак, для жизни главным становится «захотеть».





Отсутствие энергии, желаний, ощущение того, что «ничего не хочется», очень распространенный запрос в психотерапии. «Мне ничего не хочется». В разном возрасте имеет не одинаковое значение. В конце жизни, если она еще была наполненной, такое выражение может быть даже закономерным. Как говорил Жванецкий: «Меняю приятные воспоминания на свежие впечатления».

А если настоящая жизнь только начинается или она в самой середине, такое утверждение может звучать как приговор: жизнь окончена. А была ли она? Какое участие я в ней принимаю? Что я делаю, чтобы мне  захотелось вернуться к жизни, и продолжать участвовать в ней. Наверное, правильнее было бы поговорить о тех людях, для кого эта фраза звучит как вызов, как призыв задуматься. Если это просто лень и человек не видит в этом текущей проблемы, то можно его оставить побыть  с этим. В конце концов, любое наше состояние несет в себе определенный смысл, приходит к нам  для чего то. Лень может быть простым накоплением энергии, для следующих новых действий.

«Мне ничего не хочется» = время переоценки ценностей, т.е то, чего раньше хотелось уже не надо, а новое еще не возникло. 

Жизнь нам дана, но для чего? Мало кто об это задумывается, но у всех  нас стоит задача ответсвенного формирования жизни. Вопрос о смысле жизни очень глубокий и порой не постижимый. С чего тогда  начать? Например,  можно  выразить  свое отношение к жизни: Мне нравится моя жизнь?- Если нет, то почему? Вопрос «почему» здесь адресован лично мне, он только про меня. Ответы только на первый взгляд кадутся трудными. Почему я что-то делаю или не делаю, почему мне ничего не нравится, почему ничего не хочется? Если говорить о том, чего не хватает в моей жизни, то это будут  какие-то потребности, дефициты, и встанет вопрос об их удовлетворении. Как я могу это сделать, если мне ничего не хочется? Что значит ничего? Что-то ведь всегда остается, физиологические потребности, потребности в еде, в сне. Очень важно находить и удерживать в себе даже самое малое желание, чтобы вернуть себе  способность желать чего-то еще, чего то большего.

«Мне ничего не хочется»= у меня нет энергии.  Во-первых, нужно посмотреть, куда энергия утекает, на что она тратится, и почему не восполняется. Стоит внимательно взглянуть на свою жизнь, где я сейчас нахожусь, в какой ситуации? На что я трачу свои силы? Может быть это не любимая работа, не интересная учеба, какие-то мучительные отношения, а может это последствия тяжелой утраты или какие-то травматичные ситуации и т.д …

Почему  еще уходит жизненная энергия? Как давно это происходит? Ведь у каждого в опыте было время, когда и хотелось и моглось. Дети, например, у них масса желаний, даже если не все исполнимы, они переполнены фантазиями. Я не видела пока ни одного ребенка, у которого не было бы энергии, она у них бурлит через край.  Еще одно наблюдение про потерю энергии. Бывает, что есть ощущения прилива сил и эмоций, но этого все время недостаточно, как будто в жизненном сосуде есть дыра, куда все, чем он наполняется, постоянно вытекает. Если  так, то это уже вопрос  психотерапии, возможно, это какие-то раны или травмы, которые пробили целостность личности.

Жизненная сила, по своему названию, находится в самой жизни.





Когда мы отдаляемся от жизни, это все равно как отодвигаться от источника энергии, чем дальше, тем меньше сигнал. Такое состояние переживается, например, в депрессии,  где это связь практически прерывается, а следовательно, теряются остатки жизненных сил — это уже замерзшая жизнь.

«Мне ничего не хочется». Здесь есть все же есть какая-то свобода и вера в то, что это можно изменить, потому что здесь речь идет только обо мне. Это я могу хотеть, могу не хотеть. Значит, захотеть в моих силах и  моей власти. Вряд ли кто-то может заставить нас хотеть, если это не соблазн ( Лозунг рекламщиков «Вы еще не знаете что хотите, пока Вам это не предложить»). Но это будет не наше личное желание, а навязанное, оно может не принести живительной энергии, или очень на короткое время.

«Мне ничего не хочется» = у меня нет желаний. Как возникает желание? Наверное, когда нас что-то удивляет, затрагивает ( Аристотель говорил, что «познание обычно начинается с удивления»). Должно возникнуть какое-то переживание в отношении чего-то или кого-то. Переживание или чувство — это уже движение, движение жизни внутри. Это как раз и есть та жизненная сила, которая нас подталкивает к тому,  что вызывает интерес. Желания всегда направлены на что-то хорошее для нас ( принцип удовольствия: мы  в основном направлены на получение удовольствия или избегания неудовольствия). Желания связаны с переживанием, что мне это «нравится», это ценно для моей жизни, это наполняет мою жизнь каким-то содержанием и придает ей определенный смысл.

Мне ничего не хочется = я не вижу ценностей, тех ориентиров и мотивов для жизни. У меня пропали чувства в отношении чего-то ценного для меня.

Переживание ценности питает меня, дает мне ощущение полноты, обогащает мои чувства, укрепляет мои отношения с жизнью и одновременно это является основой для моих отношений с жизнью. Ценности притягивают нас, нас тянет к ним прикоснуться: прочесть интересную книгу, заняться фитнесом, встретиться с друзьями. Задайте себе вопрос: что сейчас в этот момент есть такого, что меня притягивает?  Где я переживаю сейчас эту магнетическую силу, которая поможет мне начать движение? Это что-то, что мне нравится, что я люблю, что меня интересует. Если я с чем-то или кем-то давно разлучен, то возникает какая-то тоска ( А.Лэнгле)

То, что мы переживаем как ценность, мы хотим быть с ней рядом и желаем ее повторения. Тогда мы раз за разом следуем ей навстречу,  охотно снова и снова идем в фитнес-клуб, встречаемся с дорогим другом, остаемся в отношениях. Если отношения являются  ценностью, я хочу, чтобы у этих отношений было будущее. Для любой ценности хочется перспективы, видеть ее в своем будущем.

«Чтобы напитаться энергией ценности, нужно  быть внутренне близким к этой ценности, дать этой ценности себя затронуть. Если это прекрасная музыка — мы хотим »как бы" впитать ее. Если хорошая вкусная еда — хотим ее как следует распробовать. Друзей хотим обнять и поцеловать, чтобы пережить близость. Мы хотим наполниться внутренне тем, что мы переживаем как ценность, это очень ценная энергия. Чтобы ценности не пропадали, нужно за ними ухаживать. Праздник — это всегда ухаживание за ценностью. Например, когда мы отмечаем день рождения: какая же в этом ценность — что ты в этот день появился на свет! Когда мы отмечаем успешную сдачу экзамена, или благополучное завершение какого-то дела, мы празднуем успех и то, что жизнь продолжается. Когда  мы ухаживаем за ценностями,  мы ими наслаждаемся. Наслаждение — это упражнение в углублении ценности. Ведь есть так много, чем мы можем наслаждаться: мягкий воздух наступающей весны, вкусная еда, беседа, конечно же, искусство, музыка. Или даже просто присутствие другого человека. Как происходит наслаждение? Для этого нам нужны чувства" (А.Лэнгле)

Беда нашего времени в его невероятной  скорости. Слишком много поверхносности и автоматизма в работе, в отношениях, в быту, и даже в обхождении с самим собой. А чувствам необходимо время, чтобы родиться и вырасти.

Чтобы чувства в нас проникли нужно уметь им отдаваться, не вскользь,  а дать им основательно и глубоко себя затронуть. Есть хороший пример, с едой, как самым простым и доступным удовольствием. Нельзя превращать это в простую привычку.Это можно сделать временем получения истинного наслаждения каждым кусочком вкусного пирога, каждым глотком приятного напитка: кофе или вина. Даже такие мелочи приятно питают нас не только физически, но и эмоционально.

Допустим, есть желания, но нет сил для их исполнения. Это уже вопрос  своих возможностей  и воли. Воля - это  реальная сила. Если мы сами не хотим, то никто не сможет нас заставить, изменить нашу волю. Воля есть в каждом нашем акте действия и бездействия. Это  поручение самому  себе что-то сделать ( или не сделать).

Для поиска жизненных сил нужно желание для этого что-то предпринять,  нужна мотивация. Зачем мне это, зачем мне нужна энергия, для чего?

Я не буду упоминать  о ситуациях вынужденности, давления, где наша воля подвергается нажиму. Это отдельная и большая экзистенциальная тема проживания несвободы.

Бывают ситуации, когда мы хотим чего-то, но не можем  это сделать. Это относится к определенным психологическим нарушениям.Не делаем, почему? Потому что мешает страх, нет сил, как  в депрессии, или когда человек зависим и ему приходится каждый раз делать то, чего он не хочет. Такие проблемы свидетельствует о неспособности следовать своей воле.

Я хочу встать, заняться каким-то делом, но у меня нет желания, я настолько плохо себя чувствую, я так подавлен. У меня возникают угрызения совести, что я снова не встал. Таким образом, депрессивный человек не может следовать за тем, что он считает правильным. Или тревожный человек не может пойти туда, куда он хочет

Про  возможности.Хотеть я могу только то, что я могу сделать. Т.е. воля, она реалистична, нельзя поручить себе то, на что я не способен, даже если у меня есть желание. Это такие ограничения, которые  помогают снять лишнее напряжение в отношении достижения того, что мне не под силу. Мы не должны хотеть больше того, что мы можем ( это тоже парализует и отнимает энергию) Знание своих возможностей помогает  высвободить жизненную силу для более реалистичных целей.

Но  одного  понимания воли не достаточно для начала активных действий. Волю нужно постоянно укреплять, тренировать. Например, задавать  себе вопросы: Для чего может быть хорошо то, что я сделаю? Какие будут преимущества, если это не сделать? ( очень часто все зависимые люди обычно здесь останавливаются, не бросать пить, курить для них переживается как нечто лучшее, чем отказ от вредных привычек)  Для укрепления силы воля можно обратится к опыту переживания чего-то хорошего, что уже делал раньше и это приносило пользу. Какой более широкий смысл приобретает мое конкретное действие сейчас  ( это усиливает мотивацию  и важность предпринимаемых действий).

Восстановить жизненные силы, энергию, можно и нужно только через соприкосновение с самой жизнью, через переживания, что мне что-то нравится, через чувство, что для меня это хорошо. Мой личный выбор исходит из того, что это важно и правильно для меня. Может показаться, что жизненная энергия рождается из эгоизма, но это не  так. Есть еще одно важное переживание, что «мне будет хорошо, если для другого это тоже хорошо» ( этический кодекс). Когда  мы делаем что-то, что может кого-то обидеть, задеть, навредить, то это не прибавит нам энергии, согласитесь?

Итак, любое переживания хорошего, ценного, заставляет нашу жизнь шевелиться, наполняет нас витальной силой, жизненной энергией. Это приводит к новым действиям, и жизнь продолжается дальше!

Берегите себя, никогда не бросайте свою жизнь, проявляйте внимание и заботу к своим чувствам и настроениям. Это будет лучшей профилактикой апатии, меланхолии, потери энергии и других более серьёзных душевных расстройств. опубликовано 

 

Автор: Ирина Тугарина 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/chto_pitaet_nashu_zhisn/

Почему нам кажется, что чем старше мы становимся, тем быстрее летит время

Поделиться



Время летит, независимо от того, получаете ли вы удовольствие от жизни или нет

Когда мы были детьми, летним каникулам, казалось, не было конца, и ждать новогодних праздников приходилось вечно. Так почему же с годами время как будто набирает ход: недели, а то и месяцы пролетают незаметно, и времена года меняются с такой головокружительной скоростью?

Не является же такое очевидное ускорение времени результатом навалившихся на нас в нашей взрослой жизни обязанностей и забот? Впрочем, на самом деле,исследования показывают, что ощущаемое время действительно движется быстрее для взрослых, наполняя нашу жизнь хлопотами и суетой.





Есть несколько теорий, которые пытаются объяснить, почему наше ощущение времени ускоряется, по мере того как мы становимся старше.

Одна из них указывает на постепенное изменение наших внутренних биологических часов. Замедление обменных процессов в нашем организме, по мере того как мы становимся старше, соответствует замедлению нашего пульса и дыхания. Биологические кардиостимуляторы у детей пульсируют быстрее, а это означает, что их биологические показатели (сердцебиение, дыхание) выше в установленный период времени, поэтому по ощущениям и время длится дольше.

Другая теория предполагает, что течение времени, которое мы ощущаем, связано с количеством новой информации, которую мы воспринимаем. С возникновением большого количества новых раздражителей нашему мозгу требуется больше времени, чтобы обработать информацию — таким образом, этот период времени ощущается дольше. Этим можно было бы объяснить и «медленное восприятие действительности», которое, как часто сообщается, имеет место за секунды до аварии. Столкнуться с непривычными обстоятельствами означает получить лавину новой информации, которую надо обработать.

На самом деле, может такое быть, что, сталкиваясь с новыми ситуациями, наш мозг запечатлевает более подробные воспоминания, так что это наше воспоминание о событии проявляется медленнее, а не само событие. То, что это соответствует действительности, было продемонстрировано в ходе эксперимента с людьми, испытывающими свободное падение.

Но как все это объясняет постоянное сокращение ощущаемого времени по мере того как мы стареем? Теория гласит, что чем старше мы становимся, тем привычнее становится наше окружение. Мы не замечаем деталей окружающей нас обстановки дома и на работе.

Для детей же мир — это часто незнакомое место, где много новых впечатлений, которые можно получить. Это означает, что дети должны задействовать значительно больше интеллектуальной мощи для преобразования своих умственных представлений о внешнем мире. Эта теория предполагает, что таким образом время идет медленнее для детей, чем для взрослых, застрявших в рутине обыденной жизни.





 

Таким образом, чем привычнее для нас становится ежедневная жизнь, тем быстрее, как нам кажется, пробегает время, а, как правило, привычка и формируется с возрастом.

Было высказано предположение, что биохимический механизм, лежащий в основе этой теории, представляет собой ничто иное как высвобождение нейротрансмиттерного гормона при восприятии новых раздражителей, которые помогают нам научиться измерять время. После 20-ти и до старости, уровень этого гормона счастья падает, поэтому нам и кажется, что время идет быстрее.

Но все же, кажется, ни одна из этих теорий совершенно точно так и не может объяснить, откуда берется коэффициент ускорения времени, увеличивающийся чуть ли не с математическим постоянством.

Очевидное сокращение продолжительности определенного периода, по мере того как мы взрослеем, предполагает существование «логарифмической шкалы» по отношению ко времени. Логарифмические шкалы используют вместо традиционных линейных шкал при измерении силы землетрясения или громкости звука. Поскольку величины, которые мы измеряем, могут варьироваться и достигать огромных степеней, нам нужна шкала с более широким диапазоном измерений, для того чтобы действительно понять, что происходит. То же самое можно сказать и о времени.

На логарифмической шкале Рихтера (для измерения силы землетрясений) увеличение магнитуды от 10 до 11 отличается от увеличения наземных колебаний на 10%, что не показала бы линейная шкала. Каждый пункт приращения по шкале Рихтера соответствует десятикратному увеличению колебаний.





 

Но почему наше восприятие времени также должно измеряться с помощью логарифмической шкалы?Дело в том, что мы соотносим любой период времени с частью жизни, которую мы уже прожили. Для двухлетних малышей год составляет половину их прожитой жизни, вот поэтому, когда вы маленькие, и кажется, что дни рождения приходится ждать так долго.

Для десятилетних год – это лишь 10% от их жизни, (что делает ожидание немного более терпимым), а для 20-летних — это всего лишь 5%. Если взять логарифмическую шкалу, то видно, что 20-летнему, чтобы испытать то же самое пропорциональное увеличение времени, которое испытывает 2-летний малыш в ожидании следующего дня рождения, нужно было бы подождать, пока ему не исполнилось бы 30. С учетом всего этого не удивительно, что время, как нам кажется, ускоряется, по мере того как мы становимся старше.

Обычно мы думаем о нашей жизни в масштабах десятилетий — наши 20-е, наши 30-е и так далее – они представляются, как равнозначные периоды. Однако, если взять логарифмическою шкалу, то окажется, что мы ошибочно воспринимаем различные периоды времени как периоды одинаковой продолжительности. В рамках этой теории, следующие возрастные периоды будут восприниматься одинаково: от пяти до десяти, от десяти до 20, от 20 до 40 и от 40 до 80 лет.

Я не хочу заканчивать на депрессивной ноте, но получается, что пятилетний ваш опыт, охватывающий возраст от пяти до десяти лет, по восприятию равноценен периоду жизни, охватывающий возраст от 40 до 80 лет.

Что ж, занимайтесь своими делами. Время летит, независимо от того, получаете ли вы удовольствие от жизни или нет. И с каждым днем оно летит все быстрее и быстрее. опубликовано 

 

перевод Светлана Бодрик

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //mixstuff.ru/archives/112409

Что, если моя ненормальная жизнь — нормальна?

Поделиться



Правильная или счастливая жизнь?

Мне было лет шесть, когда я впервые услышала родительский разговор про тетю Оксану. Она была веселой, красиво и легко одевалась, я ее очень любила. Но родители очень жалели ее. Потому что у нее не было семьи. Позже я узнала, что Оксана в шестнадцать лет сделала аборт и больше не могла иметь детей. Она дважды выходила замуж, но дважды ее брак оканчивался разводом. Третий мужчина, влюбленный в нее до беспамятства, спустя пару лет отношений, погиб в автокатастрофе. В тот момент, когда они собирались пожениться и взять ребенка на усыновление. Прошло очень много лет с тех пор. Тетя Оксана уже давно превратилась в седую одинокую бабушку, медсестру на пенсии, которая всякий раз при встрече со мной рассказывает о том, как она всю жизнь страдала о того, что не могла устроить свою жизнь.





А тетя Катя прекрасно рисовала. В тот момент, когда она родила первого ребенка, ей предложили проект заграницей. «И что это за профессия? Будешь по свету мотаться? С ребенком? А муж как?» — слышалось ото всех углов. Впрочем, Катя и сама это понимала. Семья важнее, а разорваться нельзя. Сегодня ей шестьдесят пять лет, ее муж давно умер, а дети и внуки — живут заграницей. «Я принесла свою жизнь в жертву семье, но так было правильно», — тихо говорит она, поливая цветы у себя на подоконнике.

Родители с детства говорили мне: «Нужно обязательно правильно устроить свою жизнь». Я была настроена решительно: надо, значит, устроим. Будучи дочерью грузина и украинки, под «правильно устроить жизнь» предполагалось свить постоянное гнездышко и завести семью. В девятнадцать лет я ничего так более не желала, как поскорее родить мягкие пяточки. Тогда же я начала активно продумывать варианты по приобретению жилья и в деталях представляла себе, какой именно интерьер там будет.Мужчина под все это тоже честно искался. Я не рассматривала не перспективных и быстрых отношений. Замужество — и точка. А потом…

Потом я бесконечно страдала от того, что никак не могу правильно устроить свою жизнь. Потянулись мучительные годы. Я переезжала с места на место («и где мое гнездо наконец-то?»), вместо свиданий брала интервью и писала бесконечные статьи-рассказы-книги, все мои отношения были яркими, но короткими. Без дома, без графика, без привычного гендерного распределения ролей, без классических завоеваний и пресловутой женской мудрости. «Роди уже хотя бы ребенка, без мужа. Я помогу. И в кого ты такая уродилась», — начала причитать мама, вошедшая в активную фазу «бабушка». Мне было стыдно перед ней. Я ведь никак не могла устроить свою жизнь. Моя жизнь — была ненормальной. Совсем как у тети Оксаны и Кати. И меня ждет та же самая одинокая несчастная участь. А потом…

Потом я познакомилась с ней. Ее зовут Карина. Ей 31 год и она — кочевница. Она тоже пишет статьи, и для работы ей нужен только ноутбук и хороший интернет. Доход у нее хороший, поэтому она путешествует по миру и живет по пару лет в разных странах. «Ты нигде не хотела остановиться и завести дом, отношения, детей?» — спросила я нее как-то. «Нет. Потому что я еще так много стран не видела, так много людей не встретила. Я не хочу заниматься вопросами получения гражданства, доказывать что-то другой стране, чтобы интегрироваться в эту культуру. Мне нравится новое. Мне нравится такой образ жизни», — ответила она. «Но это мешает тебе жить нормальной жизнью», — продолжала настаивать я.«А кто сказал, что у меня обязательно должна быть классическая семья? Я разве не могу встретить такого же кочевника и без всяких штампов прожить с ним счастливую жизнь?»

И тут меня осенило.

Я восторгаюсь классическими семейными женщинами. Я всегда хотела быть такой же, как они. Я всегда говорила мужчинам, что обожаю готовить. Но я не обожаю готовить. Я умею, но не люблю. Я пыталась жить в одной квартире больше двух лет. Я даже клеила новые обои и покупала диван. Но меня постоянно тянуло в новое место. Я пыталась быть романтичной девушкой, слабой девушкой, наивной девушкой, к месту глупенькой. Но я не романтик, я не слабая, я не наивная и не глупая. Мне казалось, это значит, что я недоженщина, что во мне слишком много мужского. Но мужчин тянет ко мне, значит, все в порядке. Значит, я просто такая женщина. Мне пишут письма женщины со всего мира, и оказалось, что таких, как я, — много. И это не появилось сейчас, так было всегда, просто сейчас уже можно говорить об этом вслух. Уже есть возможности устроить свою жизнь иначе и тоже быть счастливой.

Что если бы тетя Оксана тоже стала волонтером в Африке и спасла бы жизни сотен детей? Что если бы тетя Катя сделала бы прорыв в искусстве и сейчас жила активной творческой жизнью вместе со своими детьми?Что, если бы мы не пытались устроить свою жизнь правильно, а жили бы так, как нам нравится?





Я наконец-то поняла, что именно мне не нужен муж. Мне нужен партнер. В прямом смысле этого слова. Я не хочу быть «за мужем», я хочу быть «вместе с мужчиной». Мне не нужно совместное одно-единственное гнездо и обязательные ужины-завтраки-отпуски вместе. У меня очень много работы, которую я обожаю, и я не могу обещать, что у меня будет время готовить, заниматься интерьером и вести философские беседы у камина. Но я не требую этого и взамен. Я хочу детей, но я не уверена, что я смогу уделять им все свое время, что смогу ради них отказаться даже на время от своей работы. Я буду любить их всем сердцем, но — по-другому. И так было всегда внутри меня, и я очень страдала от того, что моя жизнь такая неправильная.

Но что если классическая семья убьет во мне радость и страсть к жизни? Что если быт съест мое желание писать книги? Что если в окружении постоянных четырех-на-всю-жизнь-стенах, я начну деградировать? Кого-то это, наоборот, раскрывает и окрыляет, но что если конкретно для меня действуют другие правила?Что, если моя ненормальная жизнь на самом деле абсолютно нормальна? Что если…

… у каждой женщины сегодня есть много вариантов прожить счастливую жизнь? опубликовано 

 

Автор: Тамрико Шоли

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //project-splash.com/posts/chto-esli-moya-nenormalnaya-zhizn-normalna/hhjd6j0cg90

Я НЕ хочу худеть!

Поделиться



 

И вновь весна, и вновь надежды. Подруги обсуждают очередное похудение за чашкой кофе и пирожным, тренер рекомендует переходить на творог и цветную капусту (читай: на белки и клетчатку), даже мамы, состоящие в родительском комитете, после обсуждения подарков учителям на 8 Марта соскакивают на тему: «Зима даром не прошла, пора худеть!». Но… Но не все состоят в этой партии. И все чаще слышится, в ответ на: «Пора!», — отзыв: «Я не хочу худеть!»

Жертвы диетического менталитета





Первое, что приходит в голову, когда человек говорит: «Я не хочу худеть», — это то, что мы все становимся жертвами диетического менталитета. Еда и вес перестали быть во многом аспектами личной жизни, став моральными аспектами. То, как ты ешь и сколько ты весишь, стало проблемой морали. Человека, который переедает или имеет лишний вес, сегодня стало нормально осуждать и считать распущенным и ленивым. Человек говорит: «Я не хочу худеть». Есть несколько вариантов, как перевести это на наш с вами язык:

Вариант первый: маркетинг — это не для меня и не про меня

Возможно, «Я не хочу худеть» — это протест против того, чтобы идти на поводу у системы убеждений, которая порабощает женщину, делает из неё объект использования всевозможных компаний, продающих абонементы в фитнес-клубы, пилюльки для похудения, модные журналы, стандартам которых надо соответствовать. И «я не хочу худеть» в этом случае означает: «Я не буду подчиняться этой свистопляске, я не буду в этом участвовать».

Пока эта позиция «я готова принимать своё тело таким, какое оно есть» не очень распространена для России (хотя, работая в области обучения людей интуитивному питанию, я вижу, что люди к этому приходят). И если в истории про «я хочу худеть» тело воспринимается как объект (причём не только как объект, а даже как средство достижения определённой цели, социальных благ — если я буду худой, я буду красивой, меня будут любить. У меня будет работа, я буду популярной. Ко мне будут с большим уважением относиться. К моему мнению будут прислушиваться»),то здесь фокус смещается: «Я согласна жить в этом теле, и я даже постараюсь найти способ получить от этого удовольствие».





Вариант второй: моё тело — мой дом

В позиции «я не хочу худеть» может быть смещение акцента на позицию, которая мне кажется очень симпатичной, очень гармоничной: «Моё тело — это мой дом. Мой вес и то, как я построена физически, очень во многом определяется генетикой». Люди, которые вкладывают такой смысл в свое «не хочу худеть», понимают, что манипулировать весом можно в очень небольших пределах и те, кто добиваются успеха на ниве хронического похудения, платят за это очень высокую цену, фактически всю свою жизнь посвящая борьбе с весом и отказываясь от многих важных и интересных дел.

Второй вариант метафоры «моё тело — это мой дом» я передам в формулировке одного американского диетолога, который говорит: «Я не отказываюсь от идеи похудения. Я отказываюсь от идеи фокусироваться на похудении, как на цели жизни». Расшифровать это послание можно так: «Снижать вес? Почему нет, если это необходимо! Другое дело — не надо делать из этого смысл жизни! Если я прихожу к выводу, что для моего тела снизить вес невозможно принципиально (а это очень часто именно так), то имеет смысл обживать тот дом, который у меня есть, украшать его, любить его, делать уютным. Потому что снести этот дом и построить новый — это для меня непосильно и неэффективно».

Вариант третий: страшно и стыдно

Этот сценарий менее позитивен, чем первые два, но я его привожу, опираясь на случаи из практики. Человек не принял себя, не перестал стыдиться своей полноты (даже если это воображаемая полнота), не перестал переживать социальное унижение от того, что его тело не такое, как ему нравится…  И при этом ему страшно даже начинать худеть! Он уже много раз пробовал похудеть и не получалось, и он догадывается, что это путь тупиковый. У него комплекс отличника, как у детей: «Если нет гарантии, что я решу эту задачу, я даже начинать не буду, потому что слишком боюсь провала». И если эти люди говорят: «Я не хочу худеть», — то их можно понимать как: «Я не хочу страдать, я не хочу чувствовать себя униженным. Я не хочу проигрывать. Я заранее знаю, что у меня ничего не получится. Фактически я отчаялся».

Вариант четвертый: оставьте меня в покое

Пока женщина находится в пределах тех размеров, которые являются приемлемыми для данной культуры (если мы посмотрим на Москву и Питер, то это 36-й европейский размер, максимум — 38-й, а если мы поедем на юг России или в Грузию — там уже можно быть немножко больше и считаться достаточно стройной (помните грузинский анекдот про то, что Манана застряла в хула-хупе? «Манана, иди домой — не порть фигуру!».)

И дальше — история про то, что, как только женщина переходит эту почти зримую границу, окружающие начинают ей давить на мозги. Одна пациентка рассказывала, как в подростковом возрасте папа сказал фразу, которая сильно повлияла на её отношение к похудению.Кто-то из родственников приехал в гости и сказал: «Девочка ваша как растёт!», — на что папа ответил: «Да, только все в длину растут, а она в ширину!». И она в первый раз испытала невероятный стыд за собственное тело. За то, что её тело какое-то не такое.

Когда человек выпадает из стандарта, у него появляется ощущение, что он не имеет права нести ответственность за свою жизнь. Как будто факт, что его тело другое, доказывает: он безвольный, безответственный, недисциплинированный и его надо поучать. 

И тогда «я не хочу худеть» — это защитная реакция: «Оставьте меня в покое», «Оградите меня от вашего навязчивого нарушения моих психологических границ». Потому что человек, тело которого отличается от стандартов, — это человек, которому принято давать советы, навязывать некоторую помощь и рекомендовать, что ему есть, а что не есть. Это человек, которого постоянно грузят историями, кто как похудел и что именно помогло похудеть.  

 




Почему нам советуют худеть?

Сюзи Орбах, английский психоаналитик и психотерапевт, которая лечила принцессу Диану от булимии, в книге «Жир – это феминистская тема» писала, что женское тело в культуре представлено, как изначально дефектное. И только после того, как мы своё тело определённым образом обработаем дезодорантом, духами, удалим волосы в определённых местах, а в других местах нарастим, что-то сделаем с ногтями, что-то с кожей на локтях и на пятках, то… То только после этого женщина может вступить в контакт, может показывать тело другим людям. Представляете, какой уровень неуверенности это генерирует? При этом в России мы гораздо больше ориентированы на то, чтобы отмечать, как человек выглядит и как он одет, чем, например, это принято в Европе.

Все эти разговоры о похудении — это страх и маркетинг. Страх, что нас не будут любить. И что раз у нас не получается контролировать своё тело, то не получится контролировать ничего — ни отношения, ни карьеру. Управление будет потеряно. И маркетинг: генерируя в нас неуверенность, нам можно продать всё что угодно — и мы это купим. Но когда вы понимаете, откуда идет это давление, вам легче его преодолеть.

Как преодолеть давление со стороны и обезопасить себя

Есть золотое правило: то поведение, которое не подкрепляется, — угасает. И если вы не реагируете на проявления беспокойства и желания заставить вас похудеть, не подхватываете эти разговоры и не протестуете против них, то это поведение угасает. Если вы на несколько минут станете глухими, когда вам рекомендуют похудеть или уточняют, когда вы начнете худеть (и при этом будете активно поддерживать разговор на другие темы), то давление на вас будет активно снижаться. Метод заезженной пластинки — еще один эффективный инструмент. Вы выбираете одну-единственную фразу, описывающую вашу позицию, и выучиваете её, не меняя в ней ни слова, ни запятой. И на все запросы к вам по этому поводу стандартно повторяете одно и то же. Например: «А когда ты собираешься худеть?». Вы:«Я не планирую обсуждать свой вес с чужими людьми». «Но ведь это здоровье, это вопрос важный. Ты сдавала анализы? У тебя, наверное, давление. У тебя, наверное, сахар». Вы: «Я не планирую обсуждать свой вес с другими людьми». Осознанно отказывайте участвовать в fat talk (англ.: разговоры о жире, «жирные разговоры»): не поддерживайте и не участвуйте ни в каких беседах на работе, в интернете, в кругу друзей и подруг, касающихся вопросов похудения, включая темы: «Эта одежда меня полнит» или «Я не могу купить одежду нужного размера». И первый, и второй метод — жёсткие психологические приёмы, но именно ими эффективнее всего останавливать заботливый троллинг: когда под маской беспокойства о здоровье у оппонента появляется возможность унижать, обесценивать и рекомендовать, как жить. опубликовано 

 

Автор: Светлана Бронникова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.littleone.ru/articles/more/zdorovieipsihologi/1937

Мужчины, которым нравятся недоступные женщины

Поделиться



Любовь и достоинство

Российские женщины 21 века стараются научиться получать вагинальный оргазм, натренировать определённые мышцы с той целью, чтобы, наконец, увидеть счастливым своего мужчину или показывают ему своё умение заниматься бизнесом, чтобы успокоить желанного партнёра: «мне не интересен банковский счёт того, с кем я ложусь в постель».

Европейские женщины убеждают мужское население в том, что им неприятно пить кофе, за который заплатит ухажёр. Нигерийские женщины, в попытке выжить, приезжают в Европу и занимаются проституцией.

Но любая женщина, верит она в это или нет, хочет подарить всю свою любовь тому единственному мужчине, который олицетворял бы для неё отца, мужа и ребёнка, в комплекте. Неосознанно, ещё со времён существования племён, женская генетика требует самореализации в любви к своему мужчине и своему ребёнку, а мужская – в охоте на зверя и принесении добычи в семью.





Проблема женского пола в том, что он ищет шанса почувствовать себя слабым в объятиях сильного мужчины, проблемой мужского батальона армии любви является страх перед женским давлением или навязчивостью.

Как от божественной любви перейти к адской мести

Мужчина, с детства подавленный чрезмерной любовью матери, которая выражается как в слишком большой заботе, страхе за сына или преувеличенном количестве ласк, так и в постоянном контроле за любимым ребёнком, вплоть до ревности к его подружкам, — вырастает неуверенным в себе завоевателем женского пола или же ленивым моральным импотентом. Два из упомянутых выше комплексов мужской неполноценности разрешимы, а интеллигентные мужчины показывают свою наивысшую мудрость в способности превратиться из неуверенного в себе мальчика в мужчину, который умеет любить… не говоря уже о массе внимания, которое такие превратившиеся мужчины вызывают у противоположного пола, возвращая тому человеческое уважение, благодарность и симпатию.

Впрочем, те, кто не сумел развить свой духовный потенциал до упомянутого уровня адекватного отношения к самому себе, как к самодостаточному мужчине, который любит и уважает себя - составляют большинство мужчин, проживающих на планете Земля по сей день.

И возбуждает таких кавалеров отнюдь не желание пусть даже яркой и умной женщины подарить любовь своему партнёру, нежели недоступность женщины, как таковой. Такие мужчины привлекают внимание противоположного пола, однако, сами не способны почувствовать радость быть любимым. Такие мужчины не доверяют женщинам, тем более, не воспринимают доверие сексуального партнёра как ценность.

Если проанализировать взаимоотношения мальчика с матерью в его детские годы, становится очевидной привычка ребёнка, воспитанного подавляющей матерью и слабым отцом, жить в ожидании истинной женской нежности от матери, её ласкового внимания, её веры в силы будущего мужчины и уважения ею личных границ сына. Отсутствие такого отношения рождает в мальчике привычку желать недоступную мать, прототип будущей сексуальной партнёрши.

Результатом такой детской привычки становится мужская потребность в недоступной женщине. В случае же удачного стечения обстоятельств в жизни двоих и создания желанных обоими взаимоотношений, проблемой мужчины становится его проекция привычных ожиданий материнской любви на свою избранницу, его постоянная неудовлетворённость отсутствием нужного любящего внимания от женщины, его осуждение любимой и его неизбежная измена своим, некогда полыхавшим страстью, чувствам к ней. Проблемой брошенной женщины становится, разумеется, полное смятение чувств и унижающие её ощущения гнева по отношению к некогда заботившемуся о ней любимом мужчине.





Вероятно, такие ситуации – или рассказы о них – подвигают женский пол на любовь к порнографии, просмотр которой можно будет разделить с мужчиной, и к тренировке получения множественных оргазмов для того, чтобы доставить удовольствие любимому. При этом женский пол забывает о своей женской сути: оргазм-то происходит, в первую очередь, на душевном уровне, а мужской пол продолжает неосознанно обвинять «мать» в недостатке любви с её стороны, осуждать желание жены видеть уважительного размера банковский счёт мужа. С возрастом вера таких мужчин в женское чувство любви пропадает вообще или превращается в желание унизить женщину, как таковую. Месть вообще является очень соблазнительным чувством обоих полов. Не только чувством, но и мотивом.

Женщина, подавляющая сына своей любовью в форме заласкивания или в форме чрезмерного контроля, как правило, является недолюбленной в детстве дочерью слабого отца… женатого на подавляющей женщине.

Почему женщина, мечтающая о защите, о сильном мужчине, проводит жизнь в чувстве одиночества рядом с некогда любимым? Возможно, объяснение такого замкнутого круга кроется в слабости мужа, которого когда-то недолюбила мать.

В попытке ощутить свою мужскую силу, «мальчики» всех возрастов выбирают поведение диктатора и отвыкают от чувства любви вообще. Их дочери растут недолюбленными, а их сыновья вырастают настолько же неуверенными в своей духовной силе, как их печальный отец.

Любовь и деньги

Когда мужчина верит в то, что женщина любит в нём его деньги, а не его самого, то мужчина становится жадным. Стоит упомянуть лишь о результатах исследований американских психологов, задававших вопрос щедрым кавалерам: желание мужчины предложить женщине ужин в дорогом ресторане, заплатить за шубку любимой или просто дать ей денег, говорит о сексуальном желании мужчины.

Деньги являются для мужчины неосознанным способом выразить женщине благодарность за возможность наслаждения чувством сексуального удовлетворения.

Жадные представители «сильного» пола почти всегда страдают от недостатка любви в их жизни, по причине чего сами они эту любовь не хотят давать вообще никому, и тем более – обидевшей их женщине.

В свою очередь, умнейшая женская половина населения – из страха быть осквернённой в своём преданном чувстве любви к первому мужчине в своей жизни (к папочке) – решает искоренить в себе чувство уважения к мужчинам вообще и действительно перестаёт заботиться о партнёре. Или же начинает тренировать свой сфинктерный аппарат...

И вот мужчины, встречая женское желание практиковать порнографическое унижение чувства любви к партнёру, радостно реализуют свою животную потребность, подтверждая при этом своё мнение о том, что женщина не способна любить и что она лишь использует мужчину и его деньги. При этом, инстинктивная мужская – также, как и женская – жажда взаимной любви терпит 100% фиаско… Десять оргазмов за ночь, все органические отверстия использованы для входа (и выхода), перепробованы все позиции «камасутры», которую легко найти в интернете на любом языке, а любовных чувств так и не возникает. (Надо же!..)

Замкнутый круг неискренности

Человек любого пола, осуждающий противоположный своему, не способен насладиться чувством «быть любимым». Этот человек испытывает страх перед искренними взаимоотношениями. А если точнее, то это будет страх перед болью, причинённой тем, кого ты любишь. (Ведь мама была любима, ей было доверено сердце… а она уходила, даже не поцеловав на прощание! И приходила в плохом настроении...) Столько недостатков!.. Просто не вынести.

И вот встречает мужчина именно ту единственную и неповторимую, об искренности которой он мечтал с тех пор, как начал заниматься мастурбацией,но вдруг ощущает её непривычную «доступность», т.е. её искреннее желание подарить любовь. Мужчине становится скучно и он заканчивает взаимоотношения, даже не начав их. Скука, как чувство, является неосознанным человеческим страхом принятия решения.

А женщина влюбляется раз, два, три... Вскоре она находит себе друга, от которого ждёт доверия, ответственности за сказанное, щедрости (в любви также, как и в деньгах) и просто силы духа, однако, по факту отсутствия таковых мужских качеств, родив девочку, показывает ей пример того, как нужно презирать мужской пол, или, родив мальчика, начинает подавлять его своей любовью… которую когда-то так хотела выразить взрослому мужчине в постели. «Любимый муж», в свою очередь, безрезультатно ожидая внимания своей избранницы, рано или поздно приходит к выводу о том, что женская любовь обманчива и что иллюзии молодости привели к разводу и желанию забыть некогда любимую мать родных детей.

Жить в настоящем, не прожив прошлое…

Человек не будет способен радоваться и жить в настоящем, пока он убегает от своего прошлого. Мы всегда находимся там, откуда упорно стремимся сбежать. Те, кто не отдавая себе в том отчёта, живут своим прошлым – а именно, непрощённой болью, испытанной в результате того или иного отношения любимого человека – боятся смерти. Тот, кто живёт болью своего прошлого, не способен насладится любовью в настоящем. Этот человек просто будет бояться правды любви в случае её возникновения в его жизни. Он будет бояться боли, к которой так привык с детства, и обязательно найдёт причины, преграждающие ему путь к найденной любви и к ответственности за поддержание взаимности этого чувства.

И вот, ходят по свету мужчины… ждут любви… и наслаждаются порнографией, унижающей человеческое достоинство, как таковое… а когда встречают того, кого искали, начинают осуждать её и никак не могут справиться с ощущением многих недостатков той, которая хочет просто подарить любовь.

Проблемой человека, который осуждает близких или просто тех, кто ему нравится, является привычное осуждение самого себя.

Единственной возможностью радоваться ежедневным деталям и тем более важным событиям своего настоящего является факт прощения человеком себя самого, в частности, своей зависимости от ожидания любви со стороны противоположного пола в период взросления (ну, например, от мамы, от папы...).

Обычно тот, кто ждёт, — умирает в ожидании; а тот, кто принимает жизнь такой, какая она есть, делает разумные выводы и забывает о неприятных минутах своей судьбы. Простить мать (отца) означает понять мотивы его поступков и явное отсутствие желания родителя причинить боль чаду.Простить себя означает перестать критиковать себя за сделанный в детстве вывод о себе, как о недостойном любви человеке.Перестать критиковать себя за что-либо вообще означает выбор любви к себе.

Тот, кто любит себя, наслаждается удовольствием быть любимым другими. Такому человеку не обязательно тренировать свой сфинктер для того, чтобы партнёр испытал удивительные чувства наслаждения с ним в постели. опубликовано 

 

Автор: Алиса Валери

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.popsy.ru/articles/full/stati/muzhchini_kotorim_nravyatsya_nedostupnie_zhenshini/

Готовность получить и иметь

Поделиться



То, что мы имеем в жизни, определяется не нашими желаниями.
Что бы там на эту тему коучи и адепты «позитивного мышления» не думали.

Точнее говоря — не только и не столько ими.

Я убежден, что за наличие или отсутствие чего-то важного в нашей жизни отвечает глубинная ГОТОВНОСТЬ это иметь. Открытость этому.

Готовность принять.





Подсознательная, разумеется.

И тут — либо она есть и тогда мы имеем нечто в своей жизни.

Либо её нет и тогда в нашей жизни этого нет, несмотря на все желания или простройку позитивных мыслей.

Возникает закономерный вопрос:
— А как понять??

Да просто все.

Достаточно откровенно и непредвзято посмотреть на свою Жизнь в разных аспектах.
Деньги, близкие отношения, профессиональная реализация, друзья и т.д.

Если это есть, значит открыты и готовы к этому.
Если нет… ну, сами понимаете...

И пока эта внутренняя открытость и готовность не появится , желай- не желай, что толку...

Как я уже неоднократно говорил, бессознательное функционирует по принципу безопасности.
И удовольствия.





И оно никогда не позволит открыться тому, что ощущается опасным.
Или неприятным.

Но, если неприятное еще можно попытаться преодолеть колоссальным усилием воли и, может быть, даже «позитивным мышлением» (месяцев за 5-6!), а вот опасное вряд ли.

Получается такая бессмысленная борьба с самим собой.

Человек (Ч): Я это хочу!!!
Бессознательное (Б): Ты чего, идиот?! Это же опасно!!

Ч: — А я все равно хочу, мне это важно и нужно!!!
Б: — А мне пофиг!!! Я тебе никогда не дам этого иметь. Потому что это опасно. И если ты сам этого не понимаешь, я позабочусь о тебе, даже против твоей воли.

А это, как я неоднократно говорил, всегда последствия травмы.
Личной или семейно-родовой — это уже другой вопрос.

Но изначально оно точно таким не было.
Ни опасным. Ни неприятным.

Хоть деньги, хоть близкие отношения…
Хоть что угодно другое...

И решение тут — не пересиливание бессознательного, потому что это невозможно.
Оно всегда сильнее.

Решение — в исцелении травмы, после которой оно и начало таким ощущаться.
Опасным, неприятным...

Так, чтобы оно начало ощущаться каким-то другим.
И чтобы можно было, наконец, открыться этому. опубликовано 

Автор: Сергей Мучкин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/336295

Контракт с самим собой

Поделиться



С сегодняшнего дня я делаю выбор прожить жизнь с радостью и удовольствием...

 

Я, нижеподписавшийся, находясь в трезвом уме и ясной памяти, с сегодняшнего дня беру ответственность за всё, что происходит в моей жизни на себя.





Я человек, который любит жить. Поэтому я стремлюсь не просто выжить, а жить достойно, сполна пользуясь всеми благами жизни.

Но я осознаю, что ничего не получу просто так, просто потому, что того хочу, поэтому я стремлюсь быть успешным в каждой сфере своей жизни.

Как разумный человек, я понимаю, что существует Закон Причины и Следствия, согласно которому у всякого явления существует породившая его причина. И то, что причина не видна или неочевидна, не значит, что её нет.

То, чего я добился и что я имею сейчас в своей жизни, также имеет причину. И причина эта — мой выбор.

Каждый день, каждый час, каждую минуту я делаю выбор. Маленький или большой. Значительный или не очень. Приятный или неприятный. Сознательно или подсознательно. Действовать или нет.И даже решение не делать выбор — это тоже выбор.

И вся эта череда выборов в сумме приближает меня к успеху или отдаляет от него.

Я осознаю, что каким бы образом я ни делал выбор, сознательно или подсознательно, под давлением обстоятельств или нет, я делаю его, потому что я так хочу и считаю наиболее выгодным для себя, а значит, только я ответственен за происходящее со мною в жизни.





Выбор, сделанный мною вчера, дает результат сегодня. Выбор, сделанный мною сегодня, даст результат завтра.

Именно поэтому с сегодняшнего дня я начинаю делать осознанный выбор. Я обязуюсь принимать решения, которые приближают меня к успеху, а не отдаляют от него.

С сегодняшнего дня я делаю выбор сам, а не позволяю сделать его за себя кому-то другому. Ведь я осознаю, что если я следую выбору, сделанному за меня, то это только мой выбор.

С сегодняшнего дня я выбираю брать ответственность за свою жизнь на себя. Я обязуюсь не перекладывать ответственность на других людей, государство, законы, обстоятельства, судьбу, потому что это непродуктивно и не ведет меня к успеху.

С сегодняшнего дня я делаю выбор прожить жизнь с радостью и удовольствием. Потому что осознаю, что быть безрадостным, несчастным и неуспешным, это тоже мой выбор, а мне этого не хочется.

С сегодняшнего дня, я выбираю рассказывать людям о Принципе Ответственности. Потому что осознаю, что чем больше людей становятся ответственными за свою жизнь, тем в более гармоничном окружении я живу, а это еще больше помогает мне добиться успеха. опубликовано 

 

Автор: Айнур Сафин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sobiratelzvezd.ru/kontrakt-c-samim-soboj/

Джон Фаулз: Свобода воли в мире без свободы — все равно что рыба в мире без воды

Поделиться



Почему добра так мало?

 

Сразу после публикации своего знаменитого романа «Коллекционер» Джон Фаулз (1926 — 2005) опубликовал в 1964 г. сборник эссе «Аристос», в котором он хотел объяснить значение романа и раскрыть свои этические установки. Одной из главных проблем своего времени Фаулз видел неравенство в обществе, объективно существующее противостояние Немногих и Многих, интеллектуального меньшинства и всех остальных. Решение Фаулз видел в том, чтобы Немногие осознали свою ответственность и стали творить добро во имя установления справедливости. 

В этом фрагменте из сборника «Аристос» писатель рассказывает о том,почему, несмотря на то, что все признают, что делать добро нужно, в реальности добрых дел совершается гораздо меньше, чем могло бы, и о том, что нужно понять, чтобы добрых дел стало больше. 





46. И все же, даже учитывая все эти причины — учитывая, что не-совершение добра часто происходит, по-видимому, от нашего неумения понять, какой из возможных путей действительно лучший, или от искренней неспособности распознать какую бы то ни было необходимость действовать (старинная ересь квиетизма), — все мы прекрасно сознаем, что делаем меньше добра, чем могли бы. Как бы мы ни были глупы, бывают простейшие ситуации, когда для всякого очевидно, по какому пути нужно идти, чтобы сделать добро, и тем не менее мы от этого пути уклоняемся; как мы ни эгоистичны, бывают случаи, когда путь добра не требует от нас никакого самопожертвования, и все же мы от него уклоняемся.

47. На протяжении последних двух с половиной тысячелетий едва ли не каждый великий мыслитель, святой, художник отстаивал, олицетворял и восславлял — если не прямо, то косвенно — благородство и неоспоримую ценность доброго деяния как первооснову справедливого общества. И общественная, и биологическая ценность доброго деяния, по их свидетельству, не подлежит сомнению. Поневоле спрашиваешь себя, уж не заблуждаются ли великие, и не ближе ли простые смертные, коих большинство, к пониманию некой пусть порочной, но куда более глубокой истины: вообще говоря, лучше ничего не делать, чем, опять-таки вообще говоря, делать добро.

48. По моему убеждению, в этой странной, иррациональной апатии повинен рожденный религией миф о том, что, творя добро, мы получаем удовольствие — если есть загробная жизнь, то есть и вечное блаженство — и что вследствие этого творящий добро счастливее творящего зло. Окружающий мир богат на свидетельства, что все это и впрямь не более чем мифы: праведники сплошь и рядом куда несчастнее злодеев, а добрые дела сплошь и рядом приносят одни страдания. 

Точно так же, как человек вечно ищет, что всем движет, он вечно ждет вознаграждения. Ему все кажется, что должна же быть еще какая-то компенсация за добрые дела — нечто посущественней, чем просто чистая совесть и чувство собственной правоты.

Отсюда неопровержимый вывод: добрые дела должны приносить (а следовательно, заведомо обещать) удовольствие. А если нет, тогда игра просто не стоит свеч.

49. Выделяются два очевидных «типа» удовольствия. Первый можно назвать преднамеренным, или запланированным, в том смысле, что событие, которое доставляет удовольствие, — свидание с возлюбленной, посещение концерта — заранее спланировано и осуществляется в соответствии с вашими намерениями. Вторая и гораздо более важная разновидность — удовольствие случайное, или непреднамеренное, в том смысле, что наступает оно неожиданно: это не только нечаянная встреча со старым другом, внезапно открывшаяся вам прелесть какого-то в обычное время весьма заурядного пейзажа, но и все те элементы вашего намерения получить удовольствие, которые нельзя было предугадать. <...>

50. Что сразу бросается в глаза, когда речь заходит об этих двух типах удовольствия, это то, что оба они в громадной степени зависят от случая. Скажем, девушка собирается выйти замуж, все давным-давно спланировано. И тем не менее, когда наступает день свадьбы и совершается обряд бракосочетания, ее не покидает ощущение, что ей улыбнулась удача. Ведь не случилось ничего — а сколько могло возникнуть препятствий! — что помешало бы ему свершиться. И теперь она, быть может, оглядываясь назад, вспоминает ту первую, случайную встречу с человеком, который только что стал ее мужем: лежащий в основе всего элемент случайности со всей очевидностью выступает на первый план. Короче говоря, мы поставлены в условия, когда удовольствие обоих типов воспринимается нами как преимущественно результат случая. Мы не столько сами приходим к удовольствию, сколько удовольствие приходит к нам.

51. Но стоит нам начать относиться к удовольствию как к некоему выигранному пари, а затем пойти чуть дальше, уповая на то, что подобным образом мы можем получить удовольствие и от нравственного выбора и связанных с этим поступков, — тут недалеко и до беды. Атмосфера непредсказуемости, насквозь пронизывающая один мир, как зараза, неизбежно проникает в другой. 





Случай управляет законами удовольствия — так пусть же он, говорим мы, управляет законами доброго дела. Хуже того, отсюда мы приходим к выводу, что только те добрые дела, которые сулят удовольствия, и стоит совершать. Источником удовольствия может быть общественное признание, чья-то персональная признательность, личная корысть (расчет, что за добро тебе отплатят добром); надежды на блаженство в загробной жизни; избавление от чувства вины, если таковое внедрено в сознание культурной средой обитания.

Но в любом из этих случаев, как ни объясняй его историческую необходимость и ни оправдывай с точки зрения прагматики, такого рода побудительный мотив создает совершенно нездоровый климат вокруг нашего намерения поступать как должно.

52. Творить добро в расчете на какое-либо общественное вознаграждение не значит делать добро: это значит делать что-то в расчете на общественное вознаграждение. То, что при этом заодно совершается добро, может, на первый взгляд, служить оправданием для подобного побуждения к действию; но в таком оправдании кроется опасность, и я намерен это продемонстрировать.

53. Есть и третий, не столь очевидный, «тип» удовольствия, с которым мы обычно не связываем идею удовольствия, хотя ощущаем его. Назовем его функциональным, поскольку это удовольствие мы получаем от самой жизнедеятельности во всех ее проявлениях — от того, что мы едим, испражняемся, дышим, в общем, существуем. В определенном смысле это единственная категория удовольствий, в которых мы не можем себе отказать. Если мы не до конца отчетливо различаем этот тип удовольствий, то происходит это потому, что на них накладываются удовольствия двух других, гораздо более осознанных и более сложных типов. Когда я ем то, что мне хочется, я испытываю запланированное удовольствие; когда я наслаждаюсь тем, что я ем, сверх ожиданий, я испытываю удовольствие непредвиденное, но под всем этим кроется функциональное удовольствие от еды, поскольку есть — значит поддерживать существование. Воспользовавшись терминологией Юнга, этот третий тип следует считать архетипическим, и именно из него, по моему убеждению, нам следует выводить мотивы для совершения добрых дел.Выражаясь медицинским языком, добро нам следует из себя эвакуировать — не эякулировать.

54. Мы никогда не пресыщаемся отправлением естественных физиологических функций организма. И не ждем извне вознаграждения за то, что мы их отправляем, — нам ясно, что вознаграждение в самом их отправлении.He-отправление приводит к болезни или смерти, точно так же, как не-отправление добрых дел в конечном счете чревато смертью общества. Благотворительность, добрые поступки по отношению к ближним, действия, направленные против несправедливости и неравенства, должны совершаться ради гигиены, а не ради удовольствия.

55. Из чего же тогда складывается достигаемое таким образом функциональное «здоровье»? Наиважнейший его элемент следующий: доброе дело (причем из понятия «доброе дело» я исключаю здесь любые действия, истинным мотивом которых служит общественное признание) — самое убедительное из всех возможных доказательство того, что мы действительно обладаем относительной свободой воли. Даже когда доброе дело не идет вразрез с личными интересами, оно требует отсутствия личной заинтересованности или, если посмотреть на это иначе, необязательного (с точки зрения биологических потребностей) расхода энергии. Это акт, направленный против инерции, против того, что в противном случае целиком подчинялось бы инерции и естественному процессу. В некотором смысле это акт божественный — в стародавнем понимании «божественного» как вмешательства свободной воли в сферу материального, заточенного в своей материальности.

56. Все наши концепции Бога — это концепции наших собственных потенциальных возможностей. Милосердие и сострадание, как универсальные атрибуты наиболее совершенных (под какими бы внешними личинами они ни скрывались) представлений о Боге, — не что иное, как те самые качества, которые мы мечтаем утвердить в себе. Они не имеют никакого отношения к какой бы то ни было внешней «абсолютной» реальности: они суть отражение наших надежд.

57. В обычной жизни нам нелегко бывает отделить своекорыстные мотивы от того «гигиенического» мотива, который я выделяю в отдельную категорию. Однако гигиенический мотив всегда можно использовать для оценки прочих мотивов. Он являет собой как бы их мерило, особенно применительно к той, увы, обширной разновидности, когда благое, в глазах совершающего, деяние оборачивается в результате несомненным злом. 

Среди инквизиторов, среди протестантов — охотников за ведьмами и даже среди нацистов, истреблявших целые народы, были несомненно те, кто вполне искренне и бескорыстно верил, что творит благо. Но даже если бы они вдруг оказались правы, все равно выяснится, что двигала ими жажда получить сомнительное вознаграждение за все их «добрые» дела. Они уповали на то, что грядет лучший мир — для них самих и их единоверцев, но никак не для еретиков, ведьм и евреев, которых они истребляли. Они поступали так не ради большей свободы, а ради большего удовольствия.

58. Свобода воли в мире без свободы — все равно что рыба в мире без воды. Она не может существовать, потому что не находит себе применения. Политическая тирания извечно впадает в заблуждение, будто бы тиран свободен, тогда как его подданные пребывают в рабстве; но он и сам жертва собственной тирании. Он не свободен поступать как ему хочется, потому что то, чего ему хочется, предопределено, и, как правило, в очень узких пределах, необходимостью сохранять тиранию. И эта политическая истина истинна также и на личностном уровне. Если намерение совершить доброе дело не ведет к тому, чтобы установить больше свободы (и следовательно, больше справедливости и равенства) для всех, оно будет отчасти вредоносным не только для объекта действия, но и для того, кто это действие совершает, поскольку составляющие зла, скрытые в намерении, неизбежно ведут к ограничению его собственной свободы. Если перевести это на язык функционального удовольствия, то ближе всего окажется сравнение с пищей, которая своевременно не выведена из человеческого организма: ее питательная ценность под влиянием образовавшихся вредных элементов сводится на нет.

59. За последние два столетия личная и общественная гигиена и чистоплотность поднялись на более высокую ступень; произошло это главным образом потому, что людям настойчиво внушали: если болезнь настигает их, когда они грязны и апатичны, то это совсем не оттого, что так распорядился Бог, а оттого, что так распоряжается природа, и это вполне можно предотвратить; не оттого, что так устроен наш несчастный мир, а оттого, что так действуют поддающиеся контролю механизмы жизни.

60. Мы прошли первую, физическую, или телесную, фазу гигиенической революции; настало время идти на баррикады и сражаться за следующую, психическую фазу. Не делать добро, когда ты мог бы делать его с очевидной пользой для всех, не значит поступать безнравственно: это попросту значит расхаживать как ни в чем не бывало, когда руки у тебя по локоть вымазаны экскрементами. опубликовано 

@ Джон Фаулз «Аристос», перевод Наталии Роговской. 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: izbrannoe.com/news/mysli/dzhon-faulz-o-dobrom-dele-kak-akte-gigieny/

Михаил Литвак: Скажи, чем ты наслаждаешься, и я скажу, кто ты

Поделиться



Наслаждение и удовольствие: в чем разница?

 

Под удовольствием я понимаю приятное чувство, связанное с удовлетворением биологических потребностей. Таким образом, удовольствие — это то чувство, которое объединяет нас с высшими животными. Чувством удовольствия сопровождается и акт еды, и питья, и половой акт, и акт дыхания. Да и акт дефекации и мочеиспускания приносит нам большое удовлетворение. Если мы хотим его несколько усилить, нам просто нужно воздержаться от немедленного удовлетворения этой потребности. Тогда мы сможем испытать нечто вроде радости, в некотором роде напоминающей наслаждение.





Еще древние говорили, что лучшей приправой к пище является голод.

С моей точки зрения, нельзя наслаждаться, если биологическая потребность не удовлетворена. Если я очень голоден, то ем быстро. Если я давно не был с женщиной, то все действия мои поспешны, и наслаждения почувствовать я не смогу.

Наслаждение возникает после того, как биологическая потребность удовлетворена. Например, я сыт, но вдруг мне предлагают мое любимое блюдо. Я его смакую, в общем, наслаждаюсь едой.

Чувство наслаждения в некотором роде искусственно и свойственно только человеку, т.е. наслаждаться едой надо учиться. Тоже самое можно отнести и к сексу. Наслаждать им может только обученный человек, необученный получает только удовольствие. Все наслаждения, о которых мы только что говорили, телесны и ограничены они нашими физическими возможностями. Но есть и духовные наслаждения. Духовных удовольствий, с моей точки зрения, нет. Я не могу получить удовольствие от прослушивания классической музыки. Здесь только два варианта: или я наслаждаюсь, или погибаю от скуки. Таким образом, и духовному наслаждению надо учиться. Спектр духовных наслаждений гораздо шире наслаждений телесных.

Духовное наслаждение я испытываю в процессе интеллектуальной деятельности (обдумывание и чтение лекции, работа с больными и клиентами, написание книги). Не меньшее наслаждение, а, может быть, и большее, я получаю, когда начинаю понимать глубину мыслей известных писателей, поэтов, философов. Знакомо мне наслаждение от музыки (но не от собственной игры, так как играю я плохо). Доставляет мне наслаждение театр, меньше живопись.

Вы, верно, заметили, что я сейчас сам дал себе характеристику. Действительно, по уровню наслаждений можно судить о развитии человека, его способностях. Ведь если я не могу чем-нибудь наслаждаться, то я просто этим не владею, я не развит. Умение наслаждаться расширяет наши возможности. Если я получаю наслаждение от купания в бурном море, то никакая погода не испортит мне отпуска. Если я не могу ходить по горам, то не смогу насладиться видом с вершины горы.

Степень наслаждения зависит от степени умения. И если я что-то умею делать, но делаю это плохо, то вместо наслаждения приобрету только муки. Перефразируя известное изречение можно выразиться так: «Скажи, чем ты наслаждаешься, и я скажу, кто ты".

 

Где искать наслаждения?

 

Легче и лучше всего в профессиональной деятельности. Но для этого надо стать профессионалом высокого класса. Если преподаватель говорит, что испытывает большое волнение перед каждой лекцией, что она забирает у него много сил, я начинаю сомневаться в уровне его квалификации. Врач не должен умирать с каждым больным. Он только должен с чистой совестью сделать для больного все, что можно, и тогда его работа превратится в наслаждение.

Для меня сейчас критерием эффективной работы является наслаждение. Если после работы я устал и не получил наслаждения, то это значит, что и мне следует искать пути повышения ее эффективности.





Есть несколько существенных отличий физических наслаждений от духовных. Физические наслаждения нас скорее разъединяют, а духовные объединяют. Если я получаю наслаждение от красной икры, а количество ее на столе ограничено, еще один любитель красной икры в этот момент другом мне не становится. Вряд ли кто захочет поделиться своим сексуальным партнером, от которого получаешь наслаждение.

Важнейший признак духовных наслаждений — с ними не жалко делиться, наоборот, оттого, что делишься ими, получаешь дополнительный источник наслаждений. Это положение хорошо иллюстрируется восточной притчей.

«У меня одно яблоко и у тебя одно яблоко. Если мы с тобой ими обменяемся, то у тебя останется одно яблоко и у меня одно. Но если у меня одна идея и у тебя одна идея, то после обмена идеями у каждого из нас будет две идеи».

И, наконец, наслаждения укрепляют здоровье и продлевают жизнь человека. Ведь при наслаждении в крови человека повышен уровень эндорфинов и алкоголя, что улучшает процессы адаптации. Человек, который часто наслаждается, перестает употреблять спиртные напитки, и у него нет склонности к употреблению наркотиков. Но как к дозе морфия или алкоголя человек привыкает, так и мы привыкаем к объекту наслаждений.

Тот же самый объект после многократного повторения чувство наслаждения перестает вызываться одними и теми же предметами. Обратите внимание, как быстро выходят из моды песни, как быстро вы перестаете наслаждаться недавно полученной и только что отремонтированной квартирой. Приходится придумывать что-то новое. Фактически погоня за наслаждениями является источником развития человека.

Но есть еще один источник наслаждения, который не требует дополнительных материальных вложений и смены объекта наслаждений, особенно духовных.

Источник этот — собственное духовное развитие. Тогда человек начинает больше видеть в том же предмете и в том же человеке. Тогда можно многократно возвращаться к одной и той же гениальной книге. При последующем чтении ты найдешь в ней что -то новое. Тебя больше начнут интересовать те же самые люди, ибо ты увидишь в них что-то такое, чего раньше не замечал. И тогда источники наслаждений станут необозримыми и будут всегда возле нас.

Так давайте будем учиться наслаждаться! опубликовано 

 

Автор: Михаил Литвак

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © 

Источник: litvak.me/statyi/article_post/naslazhdenie-i-udovolstvie

Мораль без белого пальто

Поделиться



Этика — это самая важная тема в психологии личности, вообще-то. Без этического стержня зрелую личность не построишь.  Сначала вы формируете свой этический стержень, а потом он держит изнутри и защищает вас, дает вам самую главную и самую сильную опору в жизни. 

Но тема эта такая сложная для многих, что кажется занудной. 

Я сейчас попробую рассказать, что такое этический стержень, зачем он нужен, и чем он отличается от морали в белом пальто. 

Пока внутренней этики у человека нет, он находится под давлением общественной морали. 





Он не понимает до конца, почему это нельзя, почему то нельзя, чем это плохо, но вынужден подчиняться. Сначала он вынужден подчиняться от страха: чтобы не наказали, потом он вынужден подчиняться ради выгоды: чтобы считали хорошим человеком, потом у него появляется что-то вроде собственной совести: ему стыдно и страшно поступать аморально. 

Стыдно и страшно — это еще не этический стержень, это не нравственность, а мораль, которая проникла внутрь человека и стоит над ним как строгий цензор. 

Раньше он тайком мог нарушать всякие разные правила, а теперь совесть смотрит на него строгим глазом и не дает ему поступать плохо. Раньше ему казалось, что его внутренняя жизнь принадлежит ему, никто не видит его мысли и желания, а теперь у него появился внутренний наблюдатель, словно надсмотрщик в лагере. Это — так называемая интериоризованная (помещенная внутрь) родительская фигура. 

Но это пока не этический стержень. Это все то же давление извне, просто невротическое, нарушившее границы. Невротизм — это несовершенная саморефлексия, человек смотрит на себя, но смотрит чужими глазами, осуждающими, критическими. От невротизма очень хочется вернуться обратно, в состояние детской безответственности, когда можно было тайком нарушать любые правила и все это было хорошо, когда никто не видит и никто не накажет.А теперь воспитатель проник внутрь границ, нарушил целостность человека. 

Вот на этом этапе этического развития большинство людей и застревают. Они мечутся между «мне можно все» и «я всем должен» и не могут определить, как лучше жить. Первое опасно и стыдно, второе слишком уныло и тягостно. На самом деле, лучше всего — не застревать, а двигаться дальше. 

Дальше начинается этап, когда личность осознает свое право отстранить надсмотрщика и самой решать, что для нее хорошо. Личность осознает свои права на себя, драгоценность личной свободы и личного выбора. Лучше терпеть лишения, чем быть рабом и подчиняться чужим правилам. И далее все будет зависеть от того, осознает ли личность полезность морали. Мораль, полезность которой личность осознала, которую осознанно сделала своей, не от страха, не под давлением,а ради своей пользы, постепенно превращается в нравственность. 

Чтобы стать нравственным, необходимо осознать важность этических правил для себя. Многие думают, что вести себя нравственно необходимо для того, чтобы другим людям было хорошо и удобно, чтобы их интересы не задевать.Что-то вроде жертвенности представляют себе вместо нравственности. Некоторые двигаются дальше, в сторону разумного эгоизма. Дескать, делаешь хорошо людям, они делают хорошо тебе, получается опосредованная польза, польза через вклад в кооперацию. На этапе разумного эгоизма можно сказать, что человек становится почти нравственным. Почти, но не очень. 

До настоящей нравственности остаются целых два этапа. 

На следующем этапе развития человек осознает, что от его морали больше пользы ему, а не другим. Раньше он мог думать, что это — ограничения, полезные обществу или некоторым его слоям. Он мог даже книжки с сочувствием читать, где написано, что религия появилась, чтобы господам было удобней челядь подчинять, он мог считать, что любая мораль противоречит индивидуальности, сковывает ее творческие проявления. Пока человек думает так, он будет сопротивляться морали, либо подчиняться ей от страха как трус. Когда человек увидит, что совесть не давить на него призвана, а тянуть вверх, он посмотрит на нее иначе. 

Это подобно тому, как некоторые воспринимают родителей. Пока есть представления о том, что родителям нужна власть ради власти, что они добиваются послушания ради самоутверждения, что они реализуют свои амбиции и им плевать на благополучие ребенка, власть родителей будет восприниматься враждебно. Покорно иногда, но враждебно. Как только человек осознает (как правило сам став родителем), что родители добиваются послушания, чтобы давать больше опеки, чтобы защищать ребенка, растить его здоровым, конфликт с родителями исчезает. Даже если родители не правы в чем-то,их мотив — интересы ребенка. 

Примерно то же самое важно понять и про мораль. Вы сами должны стать себе родителем, то есть сформулировать те принципы и правила, которые сделаете своими, но вы не должны думать, что мораль существует для того, чтобы использовать вас и подавить. Она существует, чтобы защитить вас и сделать сильней, хотя по-настоящему сильным вы станете, когда интегрируете мораль в свою личность, превратив ее в нравственность.





На этом этапе появляется сформированный образ Я и необходимость выглядеть этично, правильно в собственных глазах. Это потребность быть красивым и сильным, благородным. Не притворяться, а быть. Теперь человек скорее согласится выглядеть слабаком, подлецом и трусом в глазах окружающих, чем в собственных. Если его оболгали, это печально, но главное то, что он знает о себе сам.

Он сам становится для себя самой важной фигурой. Только сейчас! Когда-то ему было все равно, он вообще не смотрел на себя и не считал это важным, потом он стал смотреть на себя, но смотрел чужими глазами и все время хотел от этого взгляда спрятаться, а теперь он стал смотреть на себя САМ, развил саморефлексию до уровня сознания, стал видеть себя и дорожить собой.

У него возникла необходимость вести себя достойно, у него появилась потребность испытывать удовольствие от взгляда на себя. Только сейчас можно сказать, что человек стал любить себя по-настоящему и по-настоящему себя уважать. 

Но до зрелой нравственности не хватает еще кое-чего. 

Осталось полностью осознать и прочувствовать связь удовольствия и пользы. До тех пор, пока польза остается чем-то абстрактным, ее все время подвергают сомнениям. А полезно ли это? А кому? А для чего? А кто сказал? А где доказательства? А может полезней другое? В слове «польза» все время подозреваются какие-то манипуляции сознанием. На самом деле то, что для человека является полезным сегодня, это — его завтрашнее удовольствие. Удовольствие как оно есть — это сегодняшнее удовольствие, то, что мы переживаем прямо сейчас.

Польза — это завтрашнее удовольствие, наше ответственное отношение к тому, чтобы завтра у нас тоже было благополучие. Пока это непонятно, сложно быть этичным и сложно быть волевым. Зачем напрягаться, отнимая у себя частицу удовольствия сегодня? Ради завтрашнего удовольствия. Не ради того, чтобы просто пожертвовать чем-то, а чтобы завтра тоже почувствовать себя счастливым, чтобы не спустить всю энергию сегодня на безделье, чтобы вложить что-то в дела, которые завтра принесут прибыль. То есть забота о пользе — это всего лишь ответственность за свое удовольствие. 

Удовольствие бывает разным, не только физическим, но и эмоциональным, интеллектуальным, эстетическим. Однако это всегда переживание полноты и вдохновения, высокое энергетическое состояние. О том, чтобы состояние полноты не прекращалось, заботится польза.

Нравственность гарантирует пользу. Будучи нравственным, вы обеспечиваете себе изнутри одобрение, поддержку, уверенность в правоте, убежденность в заявленном праве. Чтобы получить энергию от своего мозга на борьбу, вы должны быть правы в собственных глазах, а это не достигается никакими иллюзиями, разве что ненадолго. Стабильная уверенность в себе достигается только формированием этического стержня и опорой на него. Вы ведете себя этично в своей системе ценностей и поэтому не сомневаетесь в том, что вы правы. Если вы будете знать про себя, что там вы трус, тут обманщик, здесь предатель, то вашей уверенности в себе будет неоткуда взяться. 

То есть когда люди спрашивают, ну как же полюбить себя? Сначала полюбить себя авансом как живое, чувствующее, нуждающееся в своей любви существо, потом растить в себе этический стержень и начать себя уважать и любить по-настоящему. Не имея этического стержня, по-настоящему любить себя невозможно, все время хочется либо бежать от себя, либо представлять себя кем-то другим, не собой, кем-то более достойным во всех отношениях. Сам себе человек без этического стержня кажется барахлом каким-то, даже если скрывает это от себя. 

Ну а белым пальто мораль прикрывается, когда нет понимания ее связи с пользой и удовольствием. Отсюда появляются вот эти вот гневные «фу». Не фу, а просто вредно и делает жизнь человека безрадостной. Свою собственную жизнь, а не жизнь другого. Жизнь другого зависит от его собственной этики, поэтому возмущаться чужой неэтичностью глупо, надо обратить взгляд на свою. И тоже без осуждения. 

 

Автор: Марина Комиссарова 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: evo-lutio.livejournal.com/427101.html