Как не стать зомби: психология толпы

Поделиться



Почему умные и вполне вменяемые люди, сбившись в кучу, начинают вести себя как первобытные звери? И можно ли в толпе остаться самим собой? Спрашиваем у специалиста.





Мы живем в уникальное время, одним из признаков которого являются разнообразные демонстрации, митинги, шествия. И это здорово – когда человек может без страха выйти на улицу и заявить о своих правах, вот только некоторые из подобных мероприятий заканчиваются плачевно – драками, битьем витрин или еще хуже. Может, у вас есть опыт участия в таких мероприятиях? Тогда вы наверняка ощущали, что в определенный момент у вас отключалось критическое мышление и снимались все внутренние запреты. В толпе можно позволить себе сделать то, на что вы никогда бы не решились в одиночку. Например, в повседневной жизни вы никогда не произносите слова грубее «дурак», а попав в толпу, ругаетесь последними словами. Самые бредовые призывы вроде: «А давайте подожжем этот дом!» воспринимаются вами как логичные и правильные. Конечно, потом, наедине с собой, вы удивляетесь: как это меня занесло? А все дело в некоем «эффекте толпы».

Об этом явлении нам расскажет Лидия Смола, доктор политических наук, профессор КПИ. Именно этой теме была посвящена диссертация Лидии, она, как очень немногие, разбирается в механизме воздействия масс на сознание отдельно взятого человека.

Еще древнегреческий политик Солон говорил: «Каждый афинянин – хитрая лиса, но когда они вместе собираются на собрание, то представляют собой стадо баранов». Со времен Древней Греции ничего не изменилось! Потому что толпа – это временное сборище людей, у которых нет общей цели, есть только общая эмоция, причем очень сильная. Например, ненависть к власть имущим. Или восторг от победы любимой команды. Проводимые исследования говорят, что чем ниже средний интеллектуальный уровень толпы, тем больше вероятность того, что она начнет действовать деструктивно.

Механизм влияния толпы

— Воронка эмоций. Представим себе такую ситуацию. Вы идете по улице и вдруг замечаете, как некие люди, сбившись в кучку, очень эмоционально обсуждают некую проблему, скажем, повышение цен. Пять минут назад вы были вполне довольны своей жизнью. А вот теперь, примкнув к обсуждению, вдруг почувствовали гнев и злость. В чем дело? Вам передалась эмоция толпы, как говорят специалисты, вы попали в воронку эмоции, которая затянула вас, как в омут. Заражение общим настроем происходит часто даже помимо вашей воли. Вам хочется смеяться, когда смеются все, кричать – если все кричат. Вы испытываете удовольствие от своего единения с толпой!

— Ощущение безнаказанности. Одним из показателей того, что заражение произошло, служит то, что вы употребляете местоимение «мы» вместо «я»: «Мы пошли», «Мы возмущены», «Мы им зададим жару!» Это безликое «мы» как будто снимает все планки и запреты, вселяет чувство вседозволенности: вот я сейчас сломаю скамейку, и мне за это ничего не будет. Ведь ломать буду не «я», а «мы». Любому из нас время от времени хочется нарушить правила, толпа дает шанс это сделать. Искушение слишком велико!

— Появление лидера. Когда градус эмоций уже зашкаливает, непременно появляется, как черт из табакерки, лидер или группа лидеров. Будьте уверены: если лидер обладает харизмой и умеет увлечь за собой народ, толпа отзовется на любой, даже самый дикий его призыв! Ведь эмоции должны выплеснуться в некое действие, зачастую все равно, в какое.
Например, в 20-х годах в одном американском городке толпа растерзала ни в чем не повинного негра, проходившего мимо. Незадолго до этого в городе зверски убили девочку, подозрение пало на жителей негритянского квартала. Когда лидер скомандовал: «Убейте его!», толпа, не задумываясь, так и поступила. Позже оказалось, что убийство совершил белокожий…
В одном из турне группу «Битлз» чуть не растерзали их же фанаты: по сути, толпе все равно, что делать, главное – делать.

«Взятый в отдельности, каждый из нас, в конечном счете, разумен, взятые же вместе, в толпе, во время политического митинга, даже в кругу друзей, мы все готовы на самые последние сумасбродства». Серж Московичи.

Какая бывает толпа?

Справедливости ради стоит сказать, что не всякая толпа действует разрушительно. Есть 4 типа толпы:

  • агрессивная («Мы наш, мы новый мир построим» и т.д.);
  • убегающая (когда, скажем, большая часть людей начинает в панике откуда-то бежать, вы невольно заражаетесь и бежите вместе со всеми);
  • алчущая (зрелищ, крови, справедливости и т.д.);
  • демонстрирующая (удовольствие, радость, несогласие и т.д.).
Почему мы испытываем желание слиться с толпой?

  • Энергия массы людей дает мощный заряд, мы, как от батарейки, заряжаемся эмоциями и настроением.
  • Ощущение собственной силы. Это так приятно – чувствовать, что «вместе мы – сила», что «нам все по плечу».
  • Привлекательность безнаказанности.
  • Снятие моральных ограничений.
Как не заразиться и не стать зомби?

Чем выше ваш интеллект, чем больше у вас развито критическое мышление, тем легче вам будет противостоять стадному чувству толпы. Очень важный показатель – границы вашего «я». Чем они меньше, тем больше риска поддаться влиянию масс. Одно дело, когда вы ассоциируете себя лишь со своим телом, другое дело, если в это понятие включены ваша семья и родственники, и уж совсем другой порядок – это когда в орбиту вашего «я» входит ваша страна или ваша нация.

Впрочем, даже самая стойкая личность может поддаться влиянию толпы, поэтому Лидия Смола рекомендует:

— Избегайте толпы. Просто не подходите к месту большого скопления людей, если вы не хотите попасть под влияние толпы.

— Стойте сбоку. Если уж решили понаблюдать за тем, что происходит, не стоит находиться в эпицентре событий, иначе воронка эмоций засосет вас непременно.

— Задавайте вопросы. Только не окружающим, а самому себе: «Что говорят эти люди?», «Кто ими руководит?», «Кто здесь собрался?» Эти вопросы помогут вам дистанцироваться от толпы.

— Не старайтесь никого переубедить. Люди, подхваченные эмоциональным цунами, не поймут никаких логических доводов. Вы просто нарветесь на агрессию со стороны масс.

— Ощущение себя. Важно сохранить ощущение своего «я» и понимать, какую цель преследуете именно вы, лично, находясь среди толпы.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: my.goodhouse.com.ua

История, которую стоит прочесть

Поделиться



 

Писать про это не хотела, но люди старшие и умные посоветовали это сделать. Учусь в Москве уже 5-ый год. В прошлую среду я ехала в университет. Как обычно, опаздывая, как обычно, заткнув уши очередной бодрящей музыкой и размышляя о грядущих гос. экзаменах и стоя в переполненном вагоне, ритмично подергивая одной конечностью в такт играющее песне и привычно придерживая карман, в котором лежал телефон, разглядывала людей вокруг. Рядом стояли двое парнишек, тетка в необъятной шубе и пожилой человек в добротном пальто, меховой шапке и с блестящим кашне на шее. Собственно, смотрела я на его кашне, размышляя о том, какая же это безвкусица. А еще он не очень твердо стоял на ногах. Вернее, практически не стоял. 



Вынув наушники, я стала прислушиваться, что говорят про него парнишки, те острили на тему «середина дня, а уже пьяный в каку». Решив, что таки человек в кашне действительно пьян, я заткнула уши, начала вспоминать свою бурную молодость и задумалась. Ведь, выпив столько, что не можешь стоять, ты будешь источать определенный аромат, который не забить жвачками, зубной пастой и одеколоном. От человека в кашне не пахло совсем. Это было странно. Из вагона мы вышли вместе. Он, покачиваясь и чуть ли не падая, пошел в сторону перехода на серую ветку. Я, взвесив, смогу ли не думать весь день о том, что могла бы помочь пьяному избежать падения под поезд, прошла мимо. 

… чертыхнулась про себя, но подошла к нему и спросила, все ли в порядке. Человек ответил — и это было страшно. Потому что он ПЕРЕПУТАЛ СЛОГИ В СЛОВАХ. Поняв по моему лицу, что что-то не так, он испуганно на меня посмотрел. Вспомнив одно время тиражировавшиеся в соц. сетях пост описания признаков инсульта, я с замиранием сердца попросила его улыбнуться. Просьба была странная, мне пришлось его уговаривать: «Ну, пожалуйста, улыбнитесь! Красивая молодая девушка просит Вас об улыбке — неужели вы не улыбнетесь?» Он попробовал улыбнуться. Улыбка растянулась на пол-лица. ЭТО БЫЛ ИНСУЛЬТ! 

Что было дальше? Дальше я положила его на лавочку и позвонила в скорую. Перекрикивая гул поездов, я ругалась с оператором скорой, потому что мне раздраженным голосом продиктовали семизначный номер — «Это врачи московского метрополитена, туда и звоните». Изрыгнув трехэтажную конструкцию, смысл которой сводился к тому, что у меня на коленях умирает человек, звонить из метро шумно, и вообще ЭТО ВАША РАБОТА, добилась того, что мне сказали «не волнуйтесь, бригада выезжает». 

Дальше были 20 минут, которые я не забуду никогда. С лежащим рядом человеком, который бледнел, зеленел — умирал на моих глазах. С проходящими мимо людьми, которых я умоляла дойти хотя бы до тетеньки в будке эскалатора и сказать, что тут происходит, или привести полицейского, и которые либо просто проходили мимо, либо останавливались и говорили «девушка, мне некогда» и уходили. Потом приехала скорая. Мужчину быстро погрузили на носилки и… кошмар продолжился. Я понимаю — час пик, все опаздывают, всем некогда. Но кем нужно быть, чтобы НЕ ПРОПУСКАТЬ ВРАЧЕЙ С НОСИЛКАМИ, НА КОТОРЫХ ЛЕЖИТ БЕЛЫЙ, КАК ПРОСТЫНЯ ЧЕЛОВЕК?! То есть, это риторический вопрос. Нужно быть БЕЗДУШНОЙ толпой. 

Через пару часов мне позвонил мальчик из бригады, который взял мой номер, и сказал, что мужчина умер в машине на подъезде к больнице — слишком долго он ждал помощи и не дождался. Я даже не знаю, как его звали. Но теперь я знаю страшную, чудовищную вещь — я могу умереть на глазах нескольких сот людей, и никто не остановится. Меня не станет — но зато ОНИ НЕ ОПОЗДАЮТ. И рассчитывать можно только на себя, да чуть-чуть на Бога. И еще — я не зареклась писать в соц. сети всяческие призывы и тому подобное. НО ПОЖАЛУЙСТА! Отрывайтесь иногда от своих мыслей и смотрите по сторонам. Пожалуйста, даже если вам кажется, что человек рядом с вами пьян, псих, неадекват, не бойтесь подойти и посмотреть внимательнее, точно ли это алкоголь, наркотики, психическое заболевание. Максимум плохого, что может с вами случиться — вас пошлют дорогой длинной куда подальше. НО ЭТО НЕ ТАК СТРАШНО! А, может быть, вы спасете человеку жизнь? Или, хотя бы, дадите ему шанс за эту жизнь побороться". 

И еще… У вас займёт всего одну минуту прочесть следующее… Нейрохирурги говорят, что если они в течении 3 часов успевают к жертве инсульта, то последствия приступа могут быть устранены. Трюк состоит в том, чтобы распознать и диагностицировать инсульт и приступить к лечению в первые 3 часа — что, конечно, не просто. 

Распознай инсульт: Существуют 4 шага к распознанию инсульта: 

— попроси человека улыбнуться (он не сможет это сделать нормально); 
— попроси сказать простое предложение (напр. «Сегодня хорошая погода»); 
— попроси поднять обе руки (не сможет или сможет только частично); 
— попроси высунуть язык (если язык искривлён, повёрнут — это тоже признак). 

Если проблемы возникнут даже с одним из этих заданий — звони в неотложку и описывай симптомы по телефону. Один кардиолог сказал, что, разослав это сообщение как минимум 10 адресатам, можно быть уверенным, что чья-нибудь жизнь — может быть и ваша — будет спасена. Мы шлём каждый день столько «мусора» по свету, что может стоит разок пустить по проводам действительно что-то полезное и нужное?    

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sh-kaf.ru/load/38-1-0-317

Карл Густав Юнг: Чем больше толпа, тем ничтожнее индивид

Поделиться



Как личность превращается в безымянную единицу, почему абстрактная идея государства становится реальнее жизни человека и что может изменить столь незавидное положение индивида в современном мире.

Что происходит сейчас в мире? Что происходит в нашей стране? Что происходит в душах людей? Стоит посмотреть один раз новости, чтобы ужаснуться: политике государства, невежеству чиновников, немому согласию народа (впрочем, всё как обычно: «народ безмолвствует»). Мы не любим политику, но обожаем разбираться в психологии масс и бродить по закоулкам коллективного бессознательного. Поэтому, чтобы пролить свет на причины воцарившегося безумия, мы решили опубликовать фрагмент из книги «Нераскрытая самость» Карла Густава Юнга (1957).





В главе «Незавидное положение индивида в современном мире» великий швейцарский психиатр пытается разобраться, почему индивид теряет свои черты и становится жертвой уравниловки, как таким абстрактным понятиям как государство и общество удаётся занять место конкретного индивида и подчинить своей политике смысл и цель его жизни, и почему вождь, порождённый аморфной массой, чаще всего оказывается не тем спасительным человеком, который может ясно и здраво взглянуть на ситуацию, а тем, кто, будучи рабом своих собственных измышлений, «неизбежно становится жертвой своего же непомерно раздутого эго-сознания».

По-моему, хорошая почва для размышлений. Так что читаем Юнга, учимся критически мыслить, ясно видеть, отделяться от толпы и государства и искать свою нераскрытую самость.

 

Незавидное положение индивида в современном мире

 

Что принесет с собой будущее? С незапамятных времен этот вопрос занимал человека, хотя и не всегда в одинаковой степени. История свидетельствует, что человек с тревогой и надеждой обращает свой взгляд в будущее во времена физических, политических, экономических и духовных потрясений, когда рождается множество надежд, утопических идей и апокалиптических видений. Вспоминаются, например, хилиастические ожидания современников императора Августа на заре христианской эры или духовные перемены на Западе, сопровождавшие конец первого тысячелетия от Рождества Христова. В наше время, когда близится к концу второе тысячелетие, мы снова живем в мире, переполненном апокалиптическими образами всеобщего уничтожения. Какое значение имеет деление человечества на два лагеря, символом которого является «Железный Занавес»? Что станет с нашей цивилизацией и с самим человечеством, если начнут взрываться водородные бомбы или если духовная и нравственная тьма государственного абсолютизма поглотит всю Европу?

У нас нет никаких оснований считать возможность такого исхода маловероятной. В любой стране Запада существуют небольшие группы подрывных элементов, которые, используя нашу гуманность и стремление к правосудию, держат наготове спичку у бикфордова шнура, и остановить распространение их идей может только критический разум отдельного, в высшей степени развитого и умственно стабильного слоя населения. Не следует переоценивать «толщину» этого слоя.

В каждой стране она разная, в зависимости от национального темперамента населения. Кроме того, «толщина» этого слоя зависит от уровня образования в данной конкретной стране и от чрезвычайно сильных факторов экономического и политического характера. Если в качестве критерия использовать плебисцит, то по самым оптимистическим оценкам «толщина» этого слоя составит сорок процентов от общего числа избирателей. Но и более пессимистическая оценка будет вполне оправданной, поскольку дар здравого смысла и критического мышления не принадлежит к наиболее характерным отличительным особенностям человека, и даже там, где он действительно имеет место, он не является постоянным и непоколебимым, и, как правило, слабеет по мере разрастания политических групп. Масса подавляет проницательность и вдумчивость, на которые еще способна отдельно взятая личность, и неизбежно приводит к доктринерской и авторитарной тирании, стоит только конституционному государству дать слабину.

Использование рациональных аргументов может иметь шансы на успех только в том случае, если эмоциональность данной конкретной ситуации не превышает определенного критического уровня. Если накал страстей поднимается выше критического уровня, то исчезает всякая возможность того, что слово разума возымеет действие, и на смену ему приходят лозунги и иллюзорные желания-фантазии. То есть наступает своеобразное коллективное безумие, которое быстро превращается в психическую эпидемию. В таких условиях на самый верх поднимаются те элементы, которые в эпоху правления разума считаются асоциальными и существование которых общество лишь терпит.

Такие индивиды ни в коей мере не являются редкими необычными экземплярами, которых можно встретить лишь в тюрьме или психиатрической больнице. По моим оценкам, на каждого явного сумасшедшего приходится, как минимум, десять скрытых, безумие которых редко проявляется в открытой форме, а взгляды и поведение, при всей внешней нормальности, незаметно для их сознания подвергаются воздействию патологических и извращенных факторов. По вполне понятным причинам, не существует такой медицинской статистики скрытых психозов. Но даже если их число будет чуть менее, чем в десять раз, превышать число явных психопатов и преступников, их небольшое относительно общей массы населения количество с лихвой компенсируется крайней опасностью этих людей. 

Их умственное состояние сродни состоянию группы, пребывающей в коллективном возбуждении, и подчиняется пристрастным оценкам и желаниям-фантазиям. Когда такие люди находятся в своей среде, они приспосабливаются друг к другу и, соответственно, чувствуют себя, как дома. На своем личном опыте они познали «язык» ситуаций такого рода и знают, как ими управлять. Их идеи-химеры, подпитываемые фанатичным возмущением, взывают к коллективной иррациональности и находят в ней плодородную почву; они выражают все те мотивы и все то недовольство, которые у более нормальных людей скрыты под покровом благоразумия и проницательности. А потому, несмотря на их малое в процентном отношении количество, они представляют собой как источники заразы большую опасность, именно потому, что так называемый нормальный человек обладает только ограниченным уровнем самопознания.

Большинство людей путает «самопознание» со знанием своей осознаваемой эго-личности. Любой человек, у которого имеется хоть какое-то эго-сознание, не сомневается в том, что он знает самого себя. Но эго знает только свое содержимое, и не знает бессознательного и его содержимого. Люди определяют свое самопознание мерой знания о себе среднего человека из их социального окружения, но не реальными психическими фактами, которые, по большей части, скрыты от них.

В этом смысле психе подобна телу, о физиологии и анатомии которого средний человек тоже мало что знает. Хотя рядовой человек и живет в теле и с телом, но большая его часть ему совершенно неизвестна, и для ознакомления сознания с тем, что известно о теле, требуется специальное научное знание. Я уже не говорю о том, что «не известно» о теле, но что, тем не менее, существует.

Значит то, что принято называть «самопознанием», на деле является очень ограниченным знанием, большая часть которого зависит от социальных факторов, от того, что происходит в человеческой психе. Поэтому-то у человека всегда возникает предубеждение, что определенные вещи происходят не «с нами», не «в нашей семье» или не с нашими друзьями и знакомыми. С другой стороны, у человека возникает не менее иллюзорное убеждение насчет наличия у него определенных качеств, и эта убежденность лишь скрывает истинное положение вещей.

В этом широкой зоне бессознательного, которая надежно защищена от критики и контроля сознания, мы совершенно беззащитны, открыты всем видам психического воздействия и психических инфекций. Как и при опасности любого другого типа, мы можем предотвратить риск психической инфекции только в том случае, если будем знать, что именно будет атаковать нас, а также, где, когда и каким образом произойдет нападение. Поскольку самопознание это вопрос знания конкретных фактов, то теория здесь вряд ли может помочь.

Ибо, чем больше теория претендует на свою универсальную истинность, тем меньше она способна послужить основанием для правильной оценки отдельных конкретных фактов.

Любая основанная на житейском опыте теория неизбежно является статистической; она выводит идеальную среднюю величину и отвергает все исключения по обоим краям шкалы, заменяя их абстрактным смыслом. Эта теория вполне истинна, только в жизни дела идут не всегда в соответствии с ней. Несмотря на это, абстрактный смысл теории фигурирует в качестве незыблемого фундаментального факта. Любые исключения крайности, хоть и являются не менее реальными, в теорию вообще не включаются, потому что опровергают друг друга. Например, если я вычислю вес каждого камушка на покрытом галькой пляже и получу средний вес в пять унций, то эта цифра мало что сможет мне сказать о реальной природе гальки. Любого, кто на основании моих изысканий решит, что сможет с первой попытки подобрать камешек весом в пять унций, ждет серьезное разочарование. И в самом деле, может статься так, что и после долгих часов поисков он так и не найдет камушка весом точно в пять унций.

Статистический метод показывает нам факты в свете идеальной средней величины, но не дает нам представления об их эмпирической реальности. Несмотря на то, что средняя величина, вне всякого сомнения, отражает определенный аспект реальности, она может самым коварным образом фальсифицировать истину. Это прежде всего относится к теориям, основанным на статистике. Между тем, отличительной чертой факта является его индивидуальность. Грубо говоря, реальная картина состоит только из исключений из правила и, соответственно, в абсолютной реальности полностью господствует неправильность.

Об этом следует вспоминать каждый раз, когда речь заходит о том, что теория может быть проводником на пути самопознания. Не существует и не может существовать никакого самопознания, основанного на теоретических предположениях, поскольку объектом этого познания является индивид относительное исключение и феномен «неправильности». А потому, характерные черты индивида являются не универсальными и правильными, а, скорее, уникальными. Его следует воспринимать не как стандартную единицу, а как нечто уникальное и единственное в своем роде, что, в принципе, нельзя познать до конца и нельзя сравнить с чем-нибудь еще. В то же самое время, человек, как представитель рода человеческого, может и должен быть описан, как статистическая единица; в противном случае о нем нельзя будет сказать ничего общего. Для решения этой задачи его следует рассматривать как единицу сравнения. Результатом этого являются универсально правильные антропология и психология с абстрактной фигурой человека

Под воздействием научных предположений не только психе, но и индивидуальный человек и даже индивидуальные события становятся жертвами «уравниловки» и «стирания различий», которые искажают картину реальности, превращая ее в концептуальную среднюю величину. Мы не должны недооценивать психологическое воздействие статистической картины мира: она отвергает индивида, заменяя его безликими единицами, которые собирает в массовые формации. Вместо конкретного индивида мы имеем названия организаций и, как кульминацию, абстрактную идею Государства, как принципа политической реальности. При этом нравственная ответственность индивида неизбежно заменяется государственными интересами raison d’etat (Государственная необходимость, благо государства (фр.) — прим. ред.). Вместо нравственной и умственной дифференциации индивидов мы имеем благосостояние общества и повышение жизненного уровня.

Цель и смысл индивидуальной жизни (которая является единственной реальной жизнью) заключается уже не в индивидуальном развитии, а в политике Государства, которая навязывается индивиду извне и состоит в претворении в жизнь абстрактной идеи, которая имеет тенденцию притягивать к себе всю жизнь. Индивида все больше лишают права на принятие нравственного решения о том, как ему следует прожить его же собственную жизнь. Его кормят, одевают, обучают и дисциплинируют, как единицу общества, его селят в соответствующую единицу жилья и доставляют ему удовольствие и удовлетворение в той форме, в какой их воспринимает толпа. Правители, в свою очередь, являются такими же единицами общества, как и подданные, и отличаются от последних только тем, что представляют собой рупор государственной доктрины. Им совсем не обязательно обладать здравым смыслом, они могут просто быть хорошими специалистами, совершенно бесполезными вне области их специализации. Государственная политика определяет, что следует преподавать и что следует учить.

Сама всемогущая доктрина Государства отчасти становится жертвой манипулирующих в интересах государства людей, занимающих в правительстве самые высокие посты и сосредоточивших в своих руках всю власть. Любой человек, попавший, то ли путем честных выборов, то ли по прихоти судьбы, на один из таких постов, больше уже никому не подчиняется; он сам является «политикой государства» и может следовать в определенном им самим направлении. Вслед за Людовиком XIV он может сказать: «Государство это я». Стало быть, он является единственным или, по крайней мере, одним из тех очень немногих индивидов, которые могли бы использовать свою индивидуальность, если бы только знали, как отделить себя от доктрины Государства. Однако, они, как правило, являются рабами своих собственных измышлений. Подобная однобокость всегда психологически компенсируется бессознательными подрывными тенденциями. Рабство и бунт неотделимы друг от друга. В результате борьба за власть и крайняя подозрительность пронизывают весь организм от верхушки до самого низа. Более того, стремясь компенсировать свою хаотическую бесформенность, масса всегда порождает «вождя», который, как учит нас история, неизбежно становится жертвой своего же непомерно раздутого эго-сознания.

Такое развитие событий становится логически неизбежным в тот момент, когда индивид соединяется с массой и перестает быть индивидом. Помимо агломерации огромных масс, в которых индивид растворяется в любом случае, одной из главных причин психологического массового сознания является научный рационализм, который лишает личность основ ее индивидуальности и ее достоинства. Как социальная единица, личность утрачивает свою индивидуальность и становится простой абстрактной статистической величиной. Она может играть только роль легко заменяемой и совершенно незначительной «детали». Если на нее смотреть со стороны и рационально, то именно этим она и является, и с этой точки зрения совершенно абсурдными будут рассуждения о ценности или значении индивида. И в самом деле, вряд ли можно себе представить, как у человека может быть индивидуальная достойная жизнь, если истинность прямо противоположного утверждения ясна, как божий день.

Если смотреть на индивида с этой точки зрения, то его значение действительно уменьшается, и любой, кто захочет оспорить это положение, быстро обнаружит нехватку аргументов. Тот факт, что индивид ощущает себя самого или членов своей семьи, или близких друзей значительными личностями, только подчеркивает несколько комичную субъективность его ощущений. Ибо, что значат несколько людей по сравнению с десятью тысячами или сотней тысяч, не говоря уже о миллионе? Мне вспоминается глубокомысленное высказывание одного моего приятеля, с которым мы застряли в огромной толпе. Он тогда неожиданно воскликнул: «Вот тебе самое надежное основание для неверия в бессмертие: вся эта куча народу хочет быть бессмертной!»

Чем больше толпа, тем ничтожнее индивид. И если индивида переполнит ощущение собственной незначительности и бессилия, и он почувствует, что его жизнь утратила смысл, который, в конце концов, не тождественен благосостоянию общества и высокому уровню жизни значит он уже близок к тому, чтобы стать рабом Государства и, сам того не желая и не подозревая, его горячим приверженцем. Человеку, взгляд которого обращен только во внешний мир, и который съеживается при виде «больших батальонов», нечего противопоставить той информации, которую ему сообщают его органы чувств и его разум. Именно это сейчас и происходит: мы все заворожено преклоняемся перед статистическими истинами и большими числами; нам ежедневно сообщают о ничтожности и тщетности индивидуальной личности, если она не представлена и не персонифицирована какой-либо массовой организацией. И наоборот, те персонажи, которые с важным видом расхаживают по мировой сцене и голоса которых доносятся до всех и каждого, некритически мыслящей публике представляются вознесенными наверх на волне какого-нибудь массового движения или общественного мнения. Поэтому толпа либо аплодирует им, либо проклинает. Поскольку здесь доминирующую роль играет массовое мышление, то нет уверенности в том, выражают ли эти люди свое мнение, за которое они несут персональную ответственность, или же они являются всего лишь рупором, выражающим мнение коллектива.

В таких условиях вряд ли можно удивляться тому, что индивиду все труднее сформировать мнение о самом себе, и что ответственность стала максимально коллективной, то есть индивид снял ее с себя и делегировал коллективу. Таким образом, индивид все больше и больше становится функцией общества, которое, в свою очередь, узурпирует функции носителя реальной жизни, хотя, на самом деле, общество есть ни что иное, как абстрактная идея, вроде идеи Государства. Обе эти идеи овеществлены то есть стали автономными. Государство, в особенности, стало полуодушевленным существом, от которого все всего ждут. На самом же деле, оно это всего лишь камуфляж для тех индивидов, которые знают, как им манипулировать. Так что конституционное Государство сползает в примитивную форму общества, форму коммунизма первобытного племени, где каждый является субъектом автократического правления вождя или олигархии.  1957 г.   опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и во ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках 

   

Источник: monocler.ru/karl-gustav-yung-chem-bolshe-tolpa-tem-nichtozhnee-individ/

Поэтому лучше не отмечать Новый год в Китае (22 фото)

Поделиться



На Новый Год все мы любим ездить то ли к друзьям, то ли к родственникам, и частенько встречаемся с проблемой нехватки билетов.
А вот в Китае, как я понял, с билетам проблем нет, проблема только в возможности занять место в поезде…




Читать дальше →

Флешмобы

Поделиться



Флешмоб — это представление, расчитанное на случайных зрителей (фомичей), у которых возникает букет чувств: полное непонимание, интерес и даже чувство собственного помешательства.
Идеология флешмоба придерживается девиза «Флешмоб вне религии, вне политики, вне экономики». Этим флешмоб обезопасил себя от внешних факторов и использования в собственных целях.
Имеет уникальную идеологию и не имеет аналогов в мировой истории.

Не повезло девушке — бывшый оказался флешмоббером. ХD



Читать дальше →

Китай представил собственную национальную операционную систему

Поделиться



Китайская национальная операционная система China Operating System (СOS) призвана потеснить лидеров рынка Android и iOS



Читать дальше →

Туристические разочарования Европы

Поделиться



В каждом путеводителе по Европе есть список, обязательных для посещения, туристических объектов.
Но приходится часами стоять в очередях и проталкиваться через толпу. А в итоге, одно разочарование.




Читать дальше →

Уилл Феррелл собрал рекордное число супергероев

Поделиться



Актер Уилл Феррелл поставил новый мировой рекорд, собрав в одном месте более полутора тысяч человек, одетых в костюмы супергероев. Акция состоялась рядом с комплексом Staples Center в Лос-Анджелесе. Феррелл пригласил участников мероприятия заранее, попросив их одеться «в костюмы узнаваемых супергероев из книг, комиксов, телевизионных программ и фильмов». Представители Книги рекордов Гиннесса провели подсчеты и установили, что актеру удалось собрать 1580 человек. Этого хватило для того, чтобы зарегистрировать мировой рекорд.









































via Источник

Живые фотографии от Николаса Риттера

Поделиться



Хочу представить вам оригинальный проект английского фотографа и дизайнера Николаса Риттера, под названием «one».
Суть проекта заключается в выделении одного человека из толпы.
Все снимки сделаны в Лондоне.




Читать дальше →