Экхарт Толле: Как счастье медового месяца становиться разводом

Поделиться



Вопрос: Почему одна форма любит другую форму даже в том случае, если другая форма не любит первую? Почему любовь не бывает взаимной? Почему в любви бывает одностороннее движение? 

Экхарт Толле: Итак, одна форма любит другую форму безответно. Почему это происходит? И с этим приходит боль, большая боль. И эту невероятную боль испытывают многие люди. Ты хорошо знаешь, что одним из базовых состояний эгоистической самости является глубоко укоренившееся чувство нужды, нехватки, недостатка. И она пытается дополнить себя, используя различные стратегии. Сотворенная умом самость пытается удовлетворить эту нужду, которую она чувствует практически постоянно, за исключением коротких мгновений, когда что-то добавлено к нему, и на мгновение нехватка не ощущается.





Но это никогда не длится долго. Затем она ищет следующий предмет. Она смотрит в будущее, чтобы найти там что-либо, и добавить к себе, чтобы заполнить дыру, которая всегда там: «Я не чувствую себя полной, я не чувствую себя дома, я не достигла».

Все виды стратегий идут в ход. И одна из основных сфер, в которой она ищет что-либо, чтобы восполнить эту нехватку, является сфера отношений – другой человек, он или она. И затем, когда это случается, все внимание самости фокусируется на этом человеке, который воспринимается неосознанно, как тот самый единственный, который дополнит меня, сделает меня целым. Он или она это тот самый или та самая единственная. И появляется почти маниакальная привязанность к образу, форме этого человека. И это называется «влюбиться».

И иногда, если тебе повезет, тот другой человек чувствует то же по отношению к тебе, что ты дополнишь его или ее. И конечно, это кажется замечательным. Вам обоим кажется, что вы дополните друг друга. И затем, вероятно, вы захотите вступить в брак, подпишете контракт, просто для того, чтобы быть уверенными, что всю оставшуюся жизнь ты будешь дополнять меня, ты не оставишь меня. Потому что, если ты нарушишь контракт и оставишь меня, то последствия будут очень неприятными. Так что даже и не думай об этом. И затем ты вступаешь в брак. Именно на этом обычно заканчиваются фильмы, и режиссер говорит: «Снято».

Но жизнь продолжается. Ты женишься и затем, возможно, даже во время медового месяца, первое сомнение приходит к тебе в голову. Получиться ли что-нибудь из этого? Справится ли другой с этой невероятной задачей дополнения меня? И затем начинается обычная жизнь: работа, семья. И постепенно кажется, что это больше не работает. Чувство нехватки возвращается. Она или он не ведут себя так, как должны были, чтобы сделать меня счастливым или счастливой. Это можно прочитать в рекламных объявлениях: «Ищу мужчину или женщину, чтобы он или она сделали меня счастливой или счастливым».

Кто может оправдать такие надежды? Никто не может. И затем эта нехватка, которая была прикрыта временной иллюзией, что этот человек дополнит тебя, вновь появляется. А этот человек был телом боли, но ты не знал об этом. Эта была временная иллюзия, что этот человек дополнит тебя. И внезапно чувство неполноты, одиночества, страха возвращается. Но теперь с помощью своего ума ты накладываешь это на другого человека, и говоришь, что он или она являются причиной того, что я чувствую.

Ты снова чувствуешь базовое эгоистическое состояние. И сейчас ты чувствуешь его сильнее потому, что в течение некоторого времени до этого оно было прикрыто любовными отношениями. И периодически любовь превращается в ненависть.Всякий раз, когда другой человек, на твой взгляд, не выполняет свои обязанности, любовь превращается в агрессию, злобу. Ты полностью замыкаешься в себе:

— Что с тобой, что-то не так?

— Ничего, просто не хочу разговаривать...

Это может быть все что угодно. Или ты бросаешься чем-то. Все что угодно. А затем ваши отношения восстанавливаются, и некоторое время опять все идет хорошо. А затем опять ничего не получается. Получается — не получается, получается — не получается. Затем периоды, когда ничего не получается, становятся более длительными, и тебе все это не нравится. Счастье брака превращается в несчастье совместного существования. Счастье медового месяца становиться разводом. А на самом деле это одно и то же.

Таким образом, это была попытка дополнить себя с помощью какой-либо внешней формы. Ну а в конце концов, что получается? Ты чувствуешь неполноту еще сильнее и обвиняешь эту форму в том, что она причинила тебе эту боль. Это эгоистическая боль, и эта боль появляется из отношений любовь-ненависть. 

Человек, который задал этот вопрос, конечно, находится не на этой стадии, потому что это одностороннее движение, как он пишет. Он чувствует большую любовь к этой форме, но эта любовь безответна. Что делать в таком случае?

В таком случае ты ощущаешь нехватку, недостаточность даже еще сильнее. И это очень болезненно. И ум имеет тенденцию придумывать и проживать всевозможные фантазии, всевозможные истории. И самость погружается в это. И образ меня становится очень болезненным. И если это продолжается, может случиться так, что это влечение превращается в ненависть. Может так случиться, я не говорю, что это произойдет в твоем случае. И затем ты понимаешь, что это чувство никогда не было любовью на самом деле.

Таким образом, то, что называют любовью, является на самом деле глубоко укоренившейся потребностью эго, фокусирующейся на одной форме. Поэтому возможность, которая есть у тебя сейчас, — чувствовать, что ты чувствуешь, и пытаться как можно чаще выходить из истории, фантазии, образов, скользящих в уме. Уделяй больше внимания этому неприятному болезненному чувству, и именно здесь тебе следует войти в состояние уступания, смирения. То, что ты чувствуешь, является на самом деле эгоистическим состоянием, эгоистической обусловленностью.

После этого образ того человека будет приходить время от времени, а ты фокусируешься на ощущении, уступая этому. Прими это страдание. И любое страдание, которое ты принимаешь таким образом, будет работать на тебя, преобразовывая эго. Любое страдание, которое принимается полностью, преобразовывает эго и также преобразовывает само страдание. Так что у тебя есть возможность заниматься этим прямо сейчас. Если бы твоя любовь была взаимной, тебе пришлось бы заниматься этим через несколько лет, так как в течение года или двух ты бы находился во власти иллюзий.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: naturalworld.ru/article_ekhart-tolle-otnosheniya-mujchini-i-jenshchini.htm

Лгут себе те, кто говорят будто бы их страдание от излишней открытости

Поделиться



Лгут себе те, кто говорят будто бы их страдание от излишней открытости. Мол, открыты были они, а их предали. Открытый не воспримет предательством действия других.

Любое душевной страдание от закрытости. От эгоизма, жалости и потакания себе, индульгирования.

Эгоизм не дает человеку открываться и постоянно твердит хозяину вещи наоборот: «Вот смотри, ты открылся, а они, гады, не идут навстречу, не делают то, что ты хочешь! Закройся от них, пусть они, лишенные тебя, почувствуют, как без тебя им будет плохо.»

Эти детские мысли мешают открыться дарам и благам и заставляют страдать.





Вот схема, почему мы выбираем страдания вместо жизни, полной наслаждения.

Человек рождается с набором базовых потребностей. Помимо физических (есть, пить, дышать, хранить тело в чистоте и безопасности), есть потребности в принадлежности своей группе (семье) и единстве.

Для простоты скажем так: потребности в безопасности и единстве заставляют делать противоположные вещи.

Потребность в безопасности требует от человека держать свои границы на замке, а потребность в единстве, наоборот, заставляет открываться другим.

В идеале, наши личные границы должны быть пластичными и гибкими, но в детстве мы все пережили травму разделения с родителями и испытали шок осознания собственного одиночества.

Из-за того, что личные границы были нарушены, мы закрылись, сжавшись внутри себя в позу эмбриона, как это делали 9 месяцев до рождения. Но ведь в реальной жизни мы не можем сидеть в этой позе, нам надо ходить в школу, на работу, что-то делать. И мы занимаемся привычными вещами, находясь в футляре.

Там тесно, неудобно, но кажется, что безопасно.

Ко всему прочему,чем старше мы становимся, тем больше проявляет себя потребность в единстве с другими. Нам хочется любви, поддержки, но еще больше нам хочется безопасности.

Метания от потребности открыться кому-то к детскому стремлению обезопасить себя вызывают страдания. Все страдания именно от страха, что безопасность будет нарушена.

Как одновременно и открыться кому-то и чувствовать, что тебя не ранят?

Надо повзрослеть. Это значит, что надо осознать свои детские убеждения, которые являются причиной текущего страдания и заставляют вас жить в старых границах комфорта.

Убеждения, принятые до годика, самые страшные и фатальные. Они ломают и коверкают жизнь взрослым людям, которые давно и вспомнить-то не могут, что же они придумали себе в грудничковом возрасте.

Кто бы мог подумать, что детская фраза: «Вот умру я — пожалеете вы», сказанная обиженным ребенком, может привести к бедности, одиночеству или даже быть причиной смертельных заболеваний.

Все страдания придуманы ребенком. Закрытым, до сих пор не оправившемся от шока осознания собственного одиночества. Но считающим себя открытым и дающим.





Не стоит лгать себе. Как проверить, лжете вы себе или нет? Очень просто: по результатам своей жизни. Если вас что-то не устраивает и есть душевный дискомфорт, то вы себе лжете.

 



ВСЕГДА обращайте внимание на ваши предчувствия!

Услышать голос вашей души

 

Душевная боль будет все больше нарастать, чтобы вы, наконец, осознали свою ложь и начали выяснять ее причины.

Как понять, что причины проработаны? Вам захочется единства с миром, с другими, с Творцом. И самое главное, вы захотите быть, как Творец — то есть что-то отдавать людям.опубликовано 

 

©Марк Ифраимов

 



Источник: www.facebook.com/MarkIfraimov.ru/posts/741571145992988:0

Маски трусости: чего мы на самом деле боимся

Поделиться



Каждый из нас хоть один раз в жизни, но всё же проявлял себя как психологический трус. В этом очень сложно признаться и понять, чего мы на самом деле боимся. У трусости множество масок, за которыми мы можем ее совсем не узнать. Давайте познакомимся с ними подробнее и посмотрим своим страхам в лицо.





 

Принципиальность

Такое качество нам не кажется плохим и принципиальный человек рисуется волевым и сильным, не меняющим своих принципов и убеждений. Но давайте подумаем лучше. Принципиальный человек порой просто не умеет подстраиваться под ситуации, менять себя и стараться улучшить жизнь свою и близких.

Он может действовать строго по правилам и предписаниям, внимательно их соблюдая, даже если их выполнение никто не проверяет или оно уже неактуально. Но так как ему страшно их нарушить и попробовать по-другому, он так и будет жить в рамках, пока остальные вокруг будут развиваться и рисковать.

Поэтому часто под маской принципиальности скрывается страх, закомплексованность, нерешительность.Если вы вдруг обнаружили это в себе – попробуйте расширить границы, рискните сделать то, что вы всегда осуждали – пойти гулять в небольшой обеденный перерыв, или уйти с работы раньше.

Щедрость

Вы считаете себя щедрым? Бывали ли с вами ситуации, когда в кафе вы оставляли свою сдачу как «чаевые», в такси также – не дожидаясь сдачи, выходили, или приносили коробку конфет доктору?

Из всего перечисленного логика есть только в последнем действии — доктор всё же занимается вашим здоровьем, и если отношения длительные, то можно и поблагодарить. Но ни таксиста, ни официанта вы не знаете и вряд ли ещё раз встретите.

Кто-то оправдывает такие поступки тем, что ценит и уважает чужой труд. Но ведь в обычном магазине или на рынке вы не оставляете сдачу, хотя люди там тоже трудятся. В таком проявлении щедрости спряталась ваша трусость, вам неудобно требовать сдачу у таксиста, вдруг подумает плохо о вас, или в кафе не оставить «на чай» тоже нехорошо, будут все смотреть как на скрягу. Но не стоит бояться требовать сдачу, ждать, а также торговаться на рынке и пытаться получить выгоду – это всё абсолютно нормально.

Гостеприимство тоже может иметь оборотную сторону. Принимать и любить гостей – это прекрасное качество, но часто бывает, что от чрезмерного усердия и страха осуждения, хозяин или хозяйка дома сервируют стол всеми возможными блюдами, стараясь как можно больше выставить на стол.

Но зачем так много еды, которая просто не может уместиться в желудке? А теперь подумайте – чего вы боитесь? Осуждения или недовольства гостей? Но кто будет недоволен? Ведь пришли в гости к вам, общаться, и это главное, поэтому недовольны будут любители покушать, и если в следующий раз они к вам не придут – это будет небольшая потеря.

Галантность

Порой воспитание и галантность не позволяют человеку внимательно относиться к своему здоровью. Например, галантный мужчина не откажет женщине донести тяжелые сумки, даже если у него сильно болит спина. Он будет делать вид, что всё хорошо, боясь показаться невежливым или слабым. И этот страх может привести к тяжелым последствиям в виде заболеваний и множества проблем.

Теперь давайте проанализируем такое качество, как доброта. Все мы должны стремиться быть по-настоящему добрыми и отзывчивыми, но что скрывается иногда под маской доброты? Конечно, страх.

Например, женщина считает себя доброй, потому что всегда выполняет просьбы мужа, не отказывая – готовит много еды и блюд, печет его любимые пироги. И от своей же «доброты» очень устает. В это время муж, хорошо питаясь, растет в размерах и тяжелеет. Доброта ли это? Отнюдь. Это страх конфликтов и перемен, ведь чтобы питаться правильно, нужно переделать весь режим питания и сменить привычки, а прежде доказать мужу, что это необходимо.

Заботливость

Наши прекрасные женщины любят взвалить на свои плечи слишком много дел и проблем, а потом это заканчивается мигренями, усталостью и болезнями. А всё почему? Все бытовые вопросы женщина берет на себя, и уборку, и стирку, и готовку, и покупку продуктов, потому что боится, что кто-нибудь подумает, что она плохая хозяйка, попросить о помощи мужа и детей тоже неудобно, у всех свои дела, да и они не справятся, конечно же. Такая всеобъемлющая забота, как видно, тоже страх осуждения.





Скромность и застенчивость

За скромностью и застенчивостью может прятаться множество эмоций. Когда человек не любит вступать в дискуссии, привлекать к себе внимание, высказывать свое мнение, отвечать на лекциях или собраниях, даже зная правильный ответ, его могут назвать скромным. Да он и сам о себе так скажет.

На самом деле такая застенчивость скрывает страх, что люди не поймут, осудят, высмеют. При этом человек неосознанно считает, что он лучше всех, а люди могут всё испортить, потому что они не настолько умны. Чтобы побороть этот страх, нужно осознать, что особенных людей нет, все равны, и ощущение своей исключительности у человека должно уйти, вместе с ним уйдет и застенчивость.    

Солидарность

Множество поступков совершается людьми из солидарности, что не приносит им ничего хорошего. Кто-то поступает в институт из солидарности с друзьями, кто-то замуж выходит, другие идут на демонстрацию, многие одеваются в модные вещи и делают прическу из солидарности. Это приводит к тому, что все становятся одинаковыми, никто не думает своей головой, не высказывает своего мнения и отношения.

Солидарностью руководит страх остаться на обочине, отстать от огромного стада. Но в стаде невозможно стать счастливым, в нем можно только удовлетворять свои  потребности. Стоит набраться смелости и высказать свое мнение, осознать, что вам действительно нравится, а что нет, что вы хотите делать и как жить.

Храбрость

Храбрость может таить в себе страх осуждения, когда человек готов драться и гордо защищать свою честь, на самом деле боясь, что все узнают, что он трус.

Страдание

Страдание известная всеми нами эмоция, которая появляется при различных факторах – это может быть голод, беспокойство, разрушение надежд, предательство. Мы все когда-либо испытывали страдание, но наше отношение к нему – индивидуально, зависит от нашего личного опыта и восприятия ситуаций. Кто-то будет страдать из-за небольшого пустяка и делать из этого трагедию, другой спокойно и с достоинством переживет большое горе.

При страдании лицо человека приобретает соответствующее выражение – поднятые сдвинутые брови, тяжелый взгляд. Если человек часто находится в таком состоянии, на лбу образуются вертикальные заломы и морщины. При страдании очень помогают слезы, поплакав, человек выпускает тяжелые эмоции и становится намного легче. Но так как многих в детстве ругали за плач, то не все умеют плакать, восстановить эту функцию поможет психотерапевт.

Страдание – это не только негативные ощущения, но и сигнал для человека, который говорит о том, что сложившаяся ситуация неблагоприятна, что ему плохо и нужно менять положение вещей в срочном порядке.

Как поддерживать страдающего человека? Прежде всего, нужно понимать причину страдания. Если это потеря близкого человека или тяжелая болезнь – не нужно пытаться человеку что-то советовать или говорить, что всё пройдет, только нужно взять себя в руки. Для того, чтобы справиться с ситуацией человеку нужно время, он и так достаточно закрыт и держится как может. Лучше, чем пытаться что-то советовать, просто поддерживайте и восхищайтесь мужеством и силой человека, который переживает беду.

Отношение к страданию закладывается в нас с детства. Если родители ругают и стыдят ребенка, который плачет и расстраивается, то взрослым он всегда будет стыдиться своих слёз.

Чтобы ребенок научился справляться со страданием и нормально на него реагировать, доверять людям и быть позитивным, родители должны его поддерживать в выражении отрицательных эмоций и стараться помочь найти источник расстройства и ликвидировать его.

Если же родители просто успокаивают ребенка, утешают ласками, но не пытаются найти и решить причин страданий, то человек так и будет всегда просто искать утешения, но не пытаться бороться и решать проблему.

Когда родители сначала поощряют малыша плакать, но затем, как только подрос, начинают ругать, при этом требования родителей разнятся, то будет расти такой ребенок с замедленным развитием и сложностями в общении с людьми.

И помните, чтобы пережить страдание, нужно, чтобы оно имело свой смысл, конечную цель. Как говорил Франкл, найдя в потере положительную сторону, можно намного облегчить страдание.

Гнев

Гнев часто наступает после страданий или долгих депрессий. Также гнев может возникнуть, если не могут быть удовлетворены потребности. Этому могут мешать как физические факторы, законы, так и психологические. Если препятствия легко преодолеть, гнев не возникает. Но если препятствие непреодолимо, а желание остается сильным, то гнев растет. При этом постоянное сдерживание небольшого гнева очень плохо отражается на организме.

 



Безошибочный признак токсического общения

Духовное тщеславие

 

 

Гнев был важен в процессе эволюции, но сейчас он несет очень много отрицательного, рождая чувства предательства, несправедливости, обманутости. Если гнев сдерживать, то может возникнуть чувство отвращения к объекту гнева. Поэтому помните, что те, кто в гневе кричит на вас и ругается – поступает лучше, чем те, кто замалчивает и сдерживается. Нужно стараться решить причину гнева, найти эту проблему и проанализировать ее, гнев нельзя растить, он уничтожает человека изнутри. опубликовано 

 

Автор: Михаил Литвак

 



Источник: litvak.me/statyi/article_post/maski-trusosti

Философия здоровья Фридриха Ницше

Поделиться



Меня привлекает не столько система здоровья, сколько философско-физиологическое восприятие болезни и дискомфорта как условия роста личности, как точка опоры. Думаю, это может вдохновить многих на изменения, вы можете воспринять вашу болезнь как точку опоры, как бесценный опыт и путь преодоления.   Как писал сам Ницше, «мыслитель не может действовать иначе, как превращать свои физические состояния в интеллектуальнейшие формы — данный акт трансформации и является философией».   


«Культ страдания, великого страдания — разве не знаете вы, что только этот культ вел до сих пор человека ввысь», - когда Фридрих Ницше произносил эти слова, он определенно знал, о чем говорил. Великий мыслитель сам был обречен на физические и духовные муки всю свою жизнь. Ницше, по сути дела, вынужден был заново сделать сам себя. Он не хотел быть ни креатурой Бога, ни функционером государства, ни «жертвой» карьеры профессора. Считается, что причиной тому стала его болезнь. Однако всякий больной мечтает о возвращении здоровья и снова хочет вести тот образ жизни, который и привел его к болезни. Ницше же воспринял болезнь как величайший урок. Опыт болезни он превратил в философский метод.    «Рассматривать с точки зрения больного более здоровые понятия и ценности, и наоборот, с точки зрения полноты и самоуверенности более богатой жизни смотреть на таинственную работу инстинкта декаданса — таково было мое длительное упражнение, мой действительный опыт, и если в чем, так именно в этом я стал мастером. Теперь у меня есть опыт, опыт в том, чтобы перемещать перспективы: главное основание, почему одному только мне, пожалуй, стала вообще доступна «переоценка ценностей».     Именно Фридрих Ницше сделал широкое обобщение относительно связи своего гения с болезнью, давшее его последователям основание считать гениальность болезнью. Ницше выразил эту мысль следующим образом: «Художника рождают исключительные обстоятельства, они глубоко родственны болезненным явлениям и связаны с ними; так что, видимо, невозможно быть художником и не быть больным». Причиной смерти Ницше является не помешательство, а тяжелая наследственная форма височно-лобной деменции. 

«Существование стало для меня мучительным бременем, и я давно покончил бы с ним, если бы терзающий меня недуг и необходимость ограничивать себя решительно во всем не давали мне материала для самых поучительных экспериментов и наблюдений над сферою нашего духа и нравственности… Постоянные изнурительные страдания; многочасовые приступы дурноты, какие бывают при морской болезни; общая расслабленность, чуть ли не паралич, когда я чувствую, что язык у меня отнимается, и в довершение всего жесточайшие припадки, сопровождаемые неудержимой рвотой (в последний раз она продолжалась трое суток, без минуты облегчения. Я думал, что не выдержу этого. Я хотел умереть)… Как рассказать вам об этой всечасной муке, об этой непрекращающейся головной боли, о тяжести, которая давит мне на мозг и на глаза, о том, как все тело мое немеет от головы до кончиков пальцев на ногах!» 

Ницше благодарен болезни за участие в его духовном развитии, сыгравшее решающую роль в его жизни. Занимаясь филологией, выполняя обязанности профессора, отдавая дань уважения  Вагнеру и Шопенгауэру, разделяя все эти идеалистически-романтические взгляды, он, сам того не замечая, хотел уклониться от своей подлинной миссии — оглядываясь назад он так понимает все с ним произошедшее: «Только болезнь привела меня к разуму»… «Болезнь — это всегда ответ, который приходит, когда мы хотим усомниться в своем праве на свою задачу, когда мы так или иначе пытаемся облегчить ее для себя. Именно за наше попустительство себе нам приходится платить самым суровым образом!»   

Концепция здоровья Ницше

Ницше развивает взгляд на здоровье и болезнь, отличный от классической философской традиции, где здоровье — это гармония противоположностей, спокойствие и благополучие. По мысли Ницше, здоровье есть динамический процесс, борьба за здоровье, предполагающая противника в лице болезни. Болезнь — необходимое условие, элемент отталкивания, преодоления и становления здоровья. Тело человека — это место, где развертывается борьба за здоровье, оно трактуется Ницше как основа индивидуальности человека, тем самым преодолевается известный объектный подход к человеку, имеющий место в медицине сегодня. 

О важности темы здоровья в жизни и философии Ницше свидетельствует следующее его признание: «… я сделал из моей воли к здоровью, мою философию». Понимание здоровья у Ницше иное. Ему, тому, которому всей своей жизнью выпало реально сражаться с то подступающей, то отступающей болезнью, здоровье невозможно было представить без борьбы за здоровье. В его интерпретации здоровье всегда активно противостоит разрушительной силе болезни. Можно сказать, что если подход древних делал акцент на результате, «здоровье как цели», то Ницше подчеркивает в проблеме здоровья сам процесс его достижения.  

Здоровье организма мыслится не как отсутствие болезни — случай недосягаемый в реальности, но как мера, до которой болезнь может быть допущена и в конечном счете преодолена. Здоровье — это проверка на прочность, самопреодоление как условие становления и развития. 

Медицина, предлагаемая Ницше, не совпадает с расхожей психотерапией. Его принцип состоит в том, что надо жить, а не лечиться: здоровая жизнь состоит в абсолютном одиночестве, отказе от привычных условий жизни, от заботы о себе и лечения. Ницше пишет: «… удачный человек приятен нашим внешним чувствам, он вырезан из дерева твердого, нежного и вместе с тем благоухающего. Ему нравится только то, что ему полезно; его удовольствие, его желание прекращается, когда переступается мера полезного. Он угадывает целебные средства против повреждений, он обращает в свою пользу вредные случайности; что его не губит, делает его сильнее. Надо жить со своими болезнями. Проблема в том, чтобы жить, а не лечиться»

«Энергия к абсолютному одиночеству, отказ от привычных условий жизни, усилие над собою, чтобы больше не заботиться о себе, не служить себе и не позволять себе лечиться, — все это обнаруживает безусловный инстинкт-уверенность в понимании, что было тогда прежде всего необходимо. Я сам взял себя в руки, я сам сделал себя наново здоровым: условие для этого — всякий физиолог согласиться с этим — быть в основе здоровым. Существо типически болезненное не может стать здоровым, и еще меньше может сделать себя здоровым; для типически здорового, напротив, болезнь может даже быть энергичным стимулом к жизни, к продлению жизни. Так фактически представляется мне теперь этот долгий период болезни: я как бы вновь открыл жизнь, включил себя в нее, я находил вкус во всех незначительных вещах, тогда как другие не легко могут находить в них вкус, я сделал из моей воли к здоровью, к жизни, мою философию».  


Болезнь как ключ к здоровью

 

Способ справляться с болезнью путем использования ее в любой форме в качестве незаменимого средства познания, равно как и способ преодоления возникающего при болезни нигилистического мышления, предполагают, согласно Ницше, подлинное здоровье, а именно: здоровье, которое вынуждает предаваться «на время телом и душою болезни», здоровье, которое «даже не может обойтись без болезни как средства и уловляющего крючка для познания». 

«Тот, чья душа жаждет пережить во всем объеме прежние ценности и устремления нуждается для этого в великом здоровье — в таком, которое не только имеют, но и постоянно приобретают и должны приобретать, ибо им вечно поступаются, должны поступаться». Это здоровье как бы включает в себя болезнь, оно не способно став болезнью не сделать эту болезнь средством для достижения самого себя. Критерием этого здоровья духа является, «мера болезни, которую он может принять в себя и преодолеть — сделав здоровым».

Так как к подлинному здоровью этот путь ведет только через болезнь, Ницше, как он полагает, обнаруживает, что «именно болезненные писатели (а к ним относятся, к сожалению, почти все великие) выдерживают в своих сочинениях гораздо более уверенный и ровный здоровый тон, потому что лучше физически сильных людей понимают философию душевного здоровья и выздоровления». Из этих принципов толкования видно, как Ницше понимает свою собственную болезнь: как симптом своего великого всепобеждающего здоровья. 

Проявляется это для него в первую очередь в его постоянной воле к здоровью. «Если следует что-нибудь вообще возразить против состояния болезни, против состояния слабости, так это то, что в нем слабеет действительный инстинкт исцеления, а это и есть инстинкт обороны и нападения в человеке». Ницше же, беря болезнь в свои руки, осознает свою «упорную волю к здоровью»: «Вперед! — говорил я себе,— завтра ты будешь здоров; сегодня достаточно притвориться здоровым. Сама воля к здоровью, актерское подражание здоровью были моим целительным средством». 

Закономерно, что в понимание здоровья Ницше вносит момент борьбы, стремления и преодоления. B соответствии с тезисом, что «воля к власти может проявиться только тогда, когда встречает противодействие; она, следовательно, ищет того, что может оказать ей сопротивление…», здоровье оказывается непредставимым без борьбы за здоровье. Для Ницше здоровье и болезнь не существуют отдельно друг от друга. «Сообразно с формами сопротивления, оказываемого известной силе в ее стремлении к могуществу, должна возрастать и возможность постигающих ее на этом пути неудач и роковых случайностей, а поскольку всякая сила может проявиться только на том, что оказывает сопротивление, в каждое наше действие необходимо входит ингредиент неудовольтствия. 

Но неудовольствие это действует как новое возбуждение к жизни и укрепляет волю к власти!» Таким образом, во-первых, болезнь оказывается условием здоровья, поскольку здоровью, чтобы быть, необходимо отталкиваться от болезни, сопротивляться; а во-вторых, и здоровье и болезнь предстают как активные динамические процессы. Как препятствие и сопротивление «…болезнь может даже быть энергичным стимулом к жизни, к продлению жизни…».   В связи с этим по-новому высвечивается роль болезни в жизни человека. Она необходимое звено в жизни человека.   В другой связи и по другому поводу Ницше писал: «…заблуждение является, быть может, вообще необходимым условием наблюдения».   



Необходимость болезни для проявления здоровья

Применяя эти слова к болезни и здоровью, можно считать болезнь необходимым условием здоровья человека. Болезнь – не то, чего следует избегать, но то, что с необходимостью следует пережить, а может быть, как в случае с Ницше, превратить болезнь в позитивное основание жизни и творчества. Очищение души от всего дурного было глубоко ему чуждо: очищаясь от страданий, горя, смерти, — останавливают жизнь. Тело есть движитель жизни, заключающий в себе «волю к могуществу», избыток сил. Ницше пишет: «Наконец, открытым остается еще и большой вопрос: в состоянии ли мы обойтись без заболевания даже в том, что касается развития нашей добродетели, и не нуждается ли больная душа, ничуть не менее здоровой, в нашей жажде познания и самопознания: короче, не есть ли исключительная воля к здоровью предрассудок, трусость и, пожалуй, некое подобие утонченнейшего варварства и отсталости».  

Свою задачу Ницше видел в том, чтобы представить болезнь как активную, интерпретирующую силу, выступающую необходимым основанием жизни и здоровья. Здоровье у Ницше выступает как цель, идеал, к которому необходимо стремиться, за который необходимо бороться. В действительности мы имеем дело с борьбой за здоровье. А борьба необходимо предполагает противоположную сторону – болезнь, патологию. Таким образом, диалектика здоровья и болезни проявляется в том, что патология становится потенциально укрепляющей здоровье человека. «Если следует что-либо возразить против состояния болезни, против состояния слабости, так это то, что в нем слабеет действительный инстинкт исцеления, а это и есть инстинкт обороны и нападения в человеке». 

Соответственно тому, что Ницше писал о теле как индивидуальных телах, говоря о его здоровье, Ницше замечает: «Здоровья в себе не существует, и все попытки определить такого рода предмет кончаются плачевной неудачей. Чтобы установить, что собственно означает здоровье для твоего тела, надо свести вопрос к твоей цели, твоему кругозору, твоим силам, твоим склонностям, твоим заблуждениям и в особенности к идеалам и химерам твоей души. Посему существуют неисчислимые здоровья тела, и чем более снова позволяют единичному и уникальному поднимать голову, чем больше отучиваются от догмы о «равенстве людей», тем скорее должно исчезнуть у наших медиков понятие нормального здоровья, вместе с нормальной диетой и нормальным протеканием заболевания».  

Единство и борьба: болезнь и здоровье

Понятия болезни и здоровья предстают перед Ницше в странной двусмысленности: болезнь, поддерживаемая собственно здоровьем (здоровьем внутреннего мира, или экзистенции) и стоящая у него на службе, сама является признаком этого здоровья. Здоровье в медицинском смысле, свойственное бессубстанциальному существу, становится признаком собственно болезни. Подобная взаимозаменяемость слов «здоровый» и «больной» влечет за собой кажущееся противоречие в суждениях Ницше, который одинаково решительно высказываются как против удовлетворенности собственным здоровьем в пользу ценности болезни, так и против всего болезненного в пользу ценности здоровья. 

Вновь и вновь он с презрением выступает против тупости тех, кто, ощущая в себе здоровье, отворачивается от всего им чуждого: «бедные, они и не подозревают, какая мертвецкая бледность почиет на этом их „здоровье", как призрачно оно выглядит»; он дает характеристику методам филистеров от образования, которые «изобретают для своих привычек, взглядов, симпатий и антипатий действительную во всех случаях формулу „здоровье" и устраняют всякого неудобного нарушителя спокойствия, подозревая его в болезненности и эксцентричности». 

В связи с этим Ницше констатирует: «это роковой факт, что „дух" с особенной охотой нисходит обыкновенно на „больных и бесплодных"». Эти формулировки не должны вводить в заблуждение относительно того, что вся философия Ницше, как он ее мыслит, направлена именно против болезни, за здоровье, и что он сам стремится к преодолению всего болезненного. Возможным это противоречие становится опять-таки благодаря тому, что в слово «здоровье» вкладывается различный смысл. 

Смысл этот, как признает Ницше, многозначен не случайно. «Здоровья в себе не существует… Чтобы установить, что собственно означает здоровье для твоего тела, надо свести вопрос к твоей цели должно исчезнуть понятие нормального здоровья. Конечно, здоровье одного могло бы выглядеть здесь так, как противоположность здоровья у другого».

«Не стоит даже и думать, что, скажем, здоровье есть некая твердая цель...».

«Здоровье и болезнь не представляют собой чего-то существенно друг от друга отличающегося. Не нужно делать из них различных принципов или сущностей… Фактически между этими двумя родами бытия существует только разница в степени». 

Таким образом, у Ницше в его экзистенциальном толковании определяющей является идея здоровья, имеющая не биологические или медицинские основания, а ориентированная на ценность человека согласно его экзистенциальному рангу в целом. Только в этом смысле обретают содержание эти удивительные рассуждения, в которых Ницше как бы овладевает своей болезнью: он отдается ей, он останавливает ее, он ее преодолевает. Это можно проследить в деталях. 

Болезнь, как бы она ни проявлялась, для Ницше всегда остается неопределенной по своему смыслу. Все зависит от того, что с ней сделает экзистенция: «Болезнь есть неуклюжая попытка выздороветь: мы должны посредством духа прийти на помощь природе». Поэтому Ницше вновь и вновь истолковывает свою непрекращающуюся болезнь, причем так, как если бы он ее преодолевал: он как бы ставит ее себе на службу, познает ее опасности и берет верх, если не над нею, то над этими опасностями. 

Болезнь, поставленная Ницше себе на службу, как он полагает, не только сделала возможным своеобразие его нового мышления: «Болезнь дала мне также право на совершенный переворот во всех моих привычках. Она одарила меня принуждением к бездействию, к праздности, к выжиданию и терпению… Но ведь это и значит думать!»…, но и сама стала средством опыта и наблюдения. Он сообщает своему врачу, что «именно в этом состоянии страдания произвел поучительные опыты и поставил эксперименты в духовно-нравственной области: эта радость жажды познания возносит меня на ту высоту, где я побеждаю всякую муку и безнадежность», и уже в «Ecce homo» он вспоминает: 

«Среди пытки трехдневных непрерывных головных болей, сопровождавшихся мучительной рвотой со слизью, я обладал ясностью диалектика par excellence, очень хладнокровно размышлял о вещах, для которых в более здоровых условиях не нашел бы в себе достаточно утонченности и спокойствия, не нашел бы дерзости скалолаза».

В конце концов он стал воспринимать болезнь как толчок, направивший его, освободившегося от всех внешних устоявшихся моментов, от всех ложных идеалистических самоочевидностей, не нуждающегося в религии и искусстве, на путь, где он стал действительно зависеть только от самого себя: «Что касается мук и отречений, то моя жизнь последних лет может сравниться с жизнью любого аскета, который когда-либо жил… Только полное одиночество впервые позволило мне открыть мои собственные дополнительные ресурсы».





Заключение

Здоровье — это способ справляться с болезнью путем использования ее в любой форме в качестве. Выздоровление, здоровье означает больше, чем достижение нормального жизненного состояния, не просто превращение, а нечто бесконечно большее: это – восхождение, возвышение и утончение, из болезни выходит человек “с повышенной чувствительностью кожи, с утонченным осязанием, с обостренным для радостей вкусом, с более нежным языком для хороших вещей, с более веселыми чувствами и с новой, более опасной неискушенностью в наслаждении”, по-детски простодушным и в то же время в тысячу раз более утонченным, чем когда бы то ни было. 

И это второе здоровье, стоящее позади болезни, не слепо воспринятое, а страстно выстраданное, насильно вырванное, сотнями вздохов и криков купленное, это “завоеванное, вымученное” здоровье в тысячу раз жизненнее, чем тупое самодовольство всегда здорового человека. И тот, кто однажды изведал трепетную сладость, колючий хмель такого выздоровления, сгорает жаждой пережить его вновь; он вновь и вновь бросается в огненный поток горящей серы, пылающих мук, чтобы вновь достичь “чарующего чувства здоровья”, золотистого опьянения, которое для Ницше в тысячу раз слаще, чем обычные возбуждающие средства – никотин и алкоголь. 

 

Также интересно: Философия, меняющая мир​  

Николай Амосов о здоровье, нагрузках и ограничениях​

Фридриху Ницше удалось не просто стоически следовать собственному призыву amor fati, но превратить страдание в источник высочайшей духовной активности. Заратустра — человеческая реакция на судьбу, на боль, на бесконечное страдание. Ницше глубоко проникся мистической идеей, что страдание — наинадежнейший путь к постижению высших истин бытия. Лишь дойдя до крайней точки изнеможения, мистик способен обрести в себе источник освобождения и утешения.

Одно из открытий Ницше: боль, страдание не оставляют подвижнику права на поражение. Даже слабость человеческую следует преобразовать в силу — силу духа.опубликовано 

Автор: Андрей Беловешкин   ​P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.beloveshkin.com/2016/11/filosofiya-zdorovya-fridrikha-nicshe.html

Дэни Шапиро: 7 типов людей, с которыми вам рано или поздно придется расстаться

Поделиться



У некоторых отношений есть встроенный срок годности – или, по крайней мере, должен быть.

Американская писательница Дэни Шапиро называет семь типов людей, которых вам рано или поздно придется потерять.





1. Друг, который вас подведет

 

У каждого из нас есть такой друг. Иногда – сразу несколько. Я имею в виду человека, вместе с которым вы можете смеяться, плакать, работать плечом к плечу – но при этом в глубине души чувствуете, что он не желает вам добра. Этот друг может быть замечательным человеком во множестве других сфер и даже не хотеть обидеть вас – тем не менее, все же делает это.

 

2. Друг, которого вы подводите

 

Сара и я встретились в колледже, и между нами немедленно установились крепкие, сестринские отношения. Я думала, что мы всегда будем дружить. Но после колледжа наши пути разошлись: я переехала в Нью-Йорк и занялась карьерой, а Сара вернулась домой, вышла замуж и завела детей задолго до меня. Казалось, у нас остается все меньше и меньше общего – и однажды я перестала отвечать на ее звонки. Тогда я еще не знала, что старые друзья напоминают нам о том, какими мы были раньше. Наши отношения развалились из-за меня. Если ты читаешь это, Сара, прости.





3. Тот, кто вам слишком близок

 

Вы знаете, о ком я говорю, и это нормально. Вам не придется произносить имя вслух. Возможно, он или она женаты – или это вы женаты. Но, когда вы представляете свою параллельную жизнь, то мечтаете прожить ее именно с этим человеком. Когда ваши глаза встречаются, вы оба это чувствуете – и иногда начинаете задумываться о том, как это – быть с ним. Именно поэтому нужно держать дистанцию. Такая дружба опасна. Вам нужно потерять этого человека. 

4. Близкий, умерший неожиданно

 

Как сказал однажды Будда, жизнь – это страдание. Любить – означает терять. В естественном порядке вещей вы рано или поздно теряете родителей. Как правило, это происходит, когда вы уже вырастаете. Но иногда случается иначе. Мой отец погиб внезапно: в автокатастрофе. Я не успела с ним попрощаться. Он так и не увидел меня взрослой. Эти потери ужасны, но с ними нужно уметь смириться.

 

5. Близкий, умиравший долго

 

В таких случаях нам становится тяжело еще до того, как человек действительно умирает. Ожидание смерти – словно медленное, постепенное выгорание. Мы привыкаем горевать. Мы держим руки умирающего близкого, смотрим, как им ставят капельницы, ощущая свое бессилие.

 

6. Терапевт/ментор/гуру, которого вы переросли

 

У некоторых отношений есть встроенный срок годности – или, по крайней мере, должен быть. В конце концов, изначальная идея поиска терапевта, ментора или гуру – это рост и сопутствующая ему эволюция, означающая, что вашим отношениям рано или поздно придет конец.





Также интересно: Если бы мне было 22: голод, который уничтожает страх неудачи  

Молчание между нами​

 

7. Человек, которым вы хотели стать

 

Ребенком я была уверена, что буду актрисой. Думала, что буду жить в Нью-Йорке, в высотке, с мужем и пятью-шестью детьми. О деньгах мне думать не придется. Возможно, у меня будет частный самолет.

Я выросла и переехала в деревню. Нам с мужем приходится много работать. Но моя жизнь – это жизнь, построенная мной. Честная жизнь. Но, чтобы ее заполучить, мне нужно было отказаться от переполнявших меня фантазий. Возможно, моя жизнь не такая, какой я себе ее представляла, но она прекрасна – и она моя.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: nv.ua/recommends/sem-tipov-ljudej-s-kotorymi-vam-pridetsja-rasstatsja-124797.html

Вечный страдалец: «хорошо», когда «плохо»

Поделиться



Постоянно приходится сталкиваться с людьми, которые постоянно страдают, переживают, занимаются самобичеванием, реагируют на все происходящие события очень болезненно. При этом подавляющее большинство из них попадают под формулу: субъективно – страдание; объективно – причин для страдания нет.

Почему человек постоянно страдает? Ответ довольно простой –он хочет страдать. Я естественно про страдания на «ровном месте». Кто ищет, тот всегда найдет, тем более у таких людей навык страдания с детства развит до автоматизма. Важно ответить на вопрос, почему такой человек хочет страдать?

Здесь стоит вернуться к такой теме, как зона комфорта. Термин довольно распространенный, хотя многих сбивает с толку слово комфорт. Ведь в обыденном понимании слово комфорт означает удобство, что-то приятное.

Хотя на самом деле «зона комфорта» означает несколько другое –это ситуация, привычная для тебя, в которой ты знаешь, что делать. Что совершенно не означает, что в зоне комфорта должно быть хорошо и реально комфортно. Должно быть привычно, а для многих привычно вовсе не означает приятно, скорее наоборот.



В фильмах о войне, часто, в том или ином виде показывают такой эпизод. Люди настолько привыкают к боевым действиям, когда вокруг взрывы, стрельбы и прочее, что тревогу вызывает не столько сам бой, сколько затишье. Тишина непривычна и сулит неизведанные последствия. Для них бой привычнее и комфортней затишья.

Если человек воспитывался с тяжелых условиях, сталкивался с прессингом со стороны родителей и окружающих, чувствовал свою ненужность, нелюбимость, чувствовал несправедливость, переживал внутри все негативные моменты, то для него страдания переживания становятся нормой. 

То есть, ему привычно, когда он переживает. Ему «хорошо», когда ему «плохо», и это не потому что ему на самом деле хорошо, а потому что ему так привычно. Он к этому привык, он знает, что с этим делать, как себя в этом вести. Это его зона комфорта.

Любой человек стремиться к тому, что для него привычно и понятно, к своей «зоне комфорта». Если зона комфорта страдание, то он обязательно найдет способ как пострадать. Причем по опыту нашей работы, могу сказать, что человек именно ищет способы, как ему оказаться в своей зоне комфорта.

При этом он всячески избегает ситуаций, при которых ему может быть по-настоящему хорошо, комфортно и приятно. Почему? Потому что «настоящее хорошо», находится вне зоны комфорта.

Когда человеку действительно хорошо, то он не знает что с этим делать, он просто к этому не привык. Это приводит к тому, что возникает тревога, которая постепенно усиливается. Реально комфортное состояние настолько непривычно, настолько непонятно, что с ним делать, поэтому человек начинает ощущать тревогу и переживать, что это все неспроста, и может закончиться какой-то непредсказуемой бедой.

А как можно избежать чего-то неизвестно плохого? Очень простая формула, чтобы не случилось чего-то неизвестного плохого, нужно, чтобы случилось что-то привычно плохое, то есть то, к чему ты привык с детства, знаешь как себя в этом случае вести, что чувствовать и вообще это хорошо отработанный и смазанный механизм.

Далее включаются индивидуальные настойки, которые помогают войти в привычную зону комфорта:

1. Можно вспомнить детские обиды. Почему человек не хочет отпустить прошлое. Потому что всегда есть возможность вспомнить прошлое, и «вкатиться» в привычные страдания. Он будет спрашивать, как мне прошлое отпустить, но на самом деле он не хочет его отпускать, ведь для него это важный фактор, позволяющий находиться в зоне комфорта.

2. Можно организовать свою жизнь, чтобы испытывать страдание. Например, ребенка постоянно принуждали делать, то, что он совсем не хочет. Нудную, неинтересную и монотонную работу. Он переживал, чувствовал себя несчастным, и это стало настолько неотъемлемым состоянием, что став взрослым он выбрал неинтересную, рутинную, малооплачиваемую работу.

Работа не приносит ни морального, ни материального удовлетворения, но позволяет поддерживать привычное эмоциональное состояние. Причем он может периодически пытаться искать выхода из этой ситуации, но ничего не находит и возвращается в свою зону комфорта. Хотя объективно возможностей для изменения ситуации множество.

3. Можно найти партнёра, который возьмёт на себя функции «генератора страданий», что позволит длительное время находиться в зоне комфорта. При этом партнёры, которые не готовые примерить на себя роль садиста, как-то не очень интересны. Непонятно, что с ними делать.

4. В конце концов, можно просто заняться самобичеванием. Зацепиться за какую-то малозначительную ерунду, потом уйти в воспоминания – вуаля – зона комфорта. Переживания, страдания.







Стать серым камнем, или Что делать, чтобы психопат оставил вас в покое

В чем моя сила, и в чем моя слабость

Люди находят массу способов, чтобы пострадать. Нужно понимать этот механизм. И научиться его контролировать, для чего прекрасно подходит такой инструмент, как дневник с ретроспективным анализом. А «страдальцам» нужно понимать, что все к чему они стремятся в своем сознании, близкие отношения, интересная работа, приятное общение, внутренне спокойствие, это все находится вне зоны комфорта. И подсознание тянет в привычное страдание, поэтому важно, понимая это перестать получать удовольствие от страдания, а научиться принимать и получать удовольствие от интереса, радости, близости.

Объективно – причин для страданий у большинства людей нет.

Субъективно не нужно их искать. опубликовано  

 



Источник: vk.com/kluchuspexu?w=wall-52793525_15644%2Fall

Чему могут научить страдания? Две истории из жизни

Поделиться



Все мы любим поговорить о высоком — порассуждать о Боге, карме, душе и ее задачах, о высшей справедливости, Божественном промысле… ровно до того момента, когда с нами не случится (простите за прямоту) какая-нибудь жопа. Как только что-то идет не по нашему плану, мы внутренне протестуем, мы не согласны, это несправедливо, мы не заслужили этого, так не должно быть…

Знакомо?

В такой момент мы тут же забываем обо всех высоких материях, а в голове сплошные вопросы — «Почему?! За что?! Кто в этом виноват?! Как это изменить?!» И где же наше смирение, где понимание, принятие и мудрость? Расскажу Вам две истории из своей жизни, которые меня научили мудрости. Эти истории очень личные, сокровенные, если не сказать интимные, поэтому мне было непросто решиться написать об этом. Однако я вижу, что в них заключена вся суть и соль духовной практики, в какой бы форме Вы ею ни занимались. А это как раз то, чем я хочу поделиться с Вами, поэтому я решил выйти из зоны комфорта, довериться вдохновению и открыть Вам душу.

История 1

Дело было года четыре назад. В американской юридической фирме, где я тогда работал, существовало негласное правило — после пары лет работы молодые специалисты должны поехать получить второе высшее юридическое образование в один из топовых вузов США типа NYC, Colombia, Harvard или Standford. Мероприятие не из дешевых, к тому же поступление в подобные заведения требует времени и тщательной подготовки. Подавать заявление необходимо заранее — почти за год до начала учебного года, при этом необходимо уложиться в «окно» подачи длительностью всего пару месяцев. Не успел податься в положенный срок — извини и пока до следующего года.

Интересно, что когда я только начинал свою карьеру юриста и кто-то меня спросил, поеду ли я учиться в штаты, как все, я ответил «да, конечно, как же иначе», а в голове промелькнула странная мысль «уж лучше бы ты вместо штатов этот год и скопленные деньги потратил на изучение йоги в Индии». Вот подошло время поступать и мне. Хотел ли я этого? Не знаю, я запутался, не слышал себя и не мог понять, чего я хотел тогда. Вдохновившись книгами Парамахансы Йогананды, каждый день я молил Бога: «Господи, ты наделил меня талантами и способностями, каждый день ты заботишься обо мне, даешь мне кров и пищу в изобилии. Направь же меня в правильную сторону, научи, как я могу служить тебе, укажи угодное тебе дело, куда я могу направить свою энергию, где я могу реализовать себя и быть полезным.» Когда мы просим Бога о чем-то подобном, мы же даже представить не можем, в какой форме мы получим ответ. Или Вы думаете, что разверзнутся небеса и громоподобный голос скажет Вам: «поступай на стоматолога!»?

Ответа свыше все не было. Поэтому я начал вяло собирать комплект документов и готовиться к тестам по английскому. Признаюсь, это занятие мне было не по душе, не хотелось, скучно, неинтересно, но НАДО. Кстати, с тех пор я начал использовать в жизни этот критерий — делать только то, что вдохновляет, радует и наполняет и не делать, того, что не радует и не вдохновляет, но НАДО. Конечно, есть тонкая грань, чтобы не путать «надо» с банальным «мне лень», но об этом как-нибудь в другой раз, мы отвлеклись. Так вот. На дворе была золотая осень, а я сидел в воскресенье дома и «через не хочу» решал тесты по английскому, как вдруг какя-то неведомая сила приказала мне захлопнуть учебник — «не могу больше, достало, пойду лучше на йогу».

То занятие йоги запомнится мне на всю жизнь. Для меня оно закончилось, еще не успев начаться. За пять минут до начала занятия я неловко сел в вирасану (ягодицы между пяток), хруст-хруст и… встать я уже не смог. Открылась старая незалеченная травма колена, полученная на футболе. Как выяснилось уже позже в больнице, порвалась крестообразная связка и мениски, необходима срочная операция. Потом как во сне… Госпитализация, операция, три недели в больнице и после еще месяц на костылях… У Вселенной потрясающее чувство юмора — меня выписали из больницы аккурат к завершению «окна» подачи документов.

Сейчас я вижу, что эта ситуация была послана мне свыше как благословение, как ответ на мои молитвы. Ведь этот несчастный (или все же счастливый?) случай предопределил мою дальнейшую судьбу. Я настолько был глух к своему внутреннему голосу, что высшим силам потребовалось поломать мне ногу, чтобы хоть немного меня угомонить и дать мне возможность подумать о важном — «что я делаю в этой жизни?», «куда я бегу?», «чего я действительно хочу?», «зачем это все?»… Кто знает, если бы не этот случай, то, возможно, я бы все же подал документы, отучился в штатах и до сих пор бы бороздил офисные поля, козыряя престижным дипломом и пряча свой взгляд перед зеркалом. Сколько же я видел этих потухших затравленных глаз в дорогих костюмах…

В итоге, я не подал документы в тот год. Более того, я осознал, что на самом деле, не хотел учиться в штатах, просто потому что «так надо». Да и строить карьеру супер-пупер юриста, как оказалось, тоже не было моим искренним желанием, а было неосознанным стремлением быть «успешным» в глазах других. Меня попустило. Уф, какое же это облегчение перестать грести против течения!

А чего же я тогда хотел? Этого я пока еще не знал, но начал смутно догадываться, что та странная мысль про йогу, возможно, была пророческой…

История 2

Дело было этим летом. Чтобы настроиться на бескорыстное служение, мы с Наташей взяли за правило перед началом каждого семинара устраивать себе мини-ритрит, чтобы успокоить ум и очистить сознание. Например, пройти короткую випассану, пожить в уединении на природе или совершить паломничество по святым местам. Поэтому за пару недель до начала нашей летней Перезагрузки на Ладоге, я решил отправиться в паломничество по монастырям Ленинградской области. Давно уже мечтал о такой поездке и вот все сложилось. В чем вообще смысл паломничества? Для меня посещение святых мест — это возможность отрешиться от мирских дел, отложить на какое-то время все дела, тревоги и проблемы, чтобы прислушаться к своей интуиции, уделить время своей душе и обратиться к Богу с молитвой. В течение нескольких дней я путешествовал по святым местам Севера Росси. Ночевал в палатке на берегу какой-нибудь реки или озера, вставал рано утром, практиковал и продолжал свой путь. Это были волшебные дни.

Также я совершал омовение в различных купелях и святых источниках, которые попадались мне на пути. Перед омовением я обращался к Богу с молитвой. Я просил его очистить меня на всех уровнях — очистить мое физическое тело от всех болячек и загрязнений, очистить мое сердце от злобы, нетерпимости и неверия, очистить мое сознание от скверны материальных привязанностей, от эгоизма и алчности. С таким настроением я окунался в ледяные воды святых водоемов. И что же Вы думаете? Сразу после этого паломничества, когда до начала семинара оставалось всего десять дней, у меня сильно воспалился правый глаз. Это конечно, неприятно, но с кем не бывает… Обычно такие мелочи проходят за пару дней. Но не тут то было!

Прошла неделя, а глазу становилось все хуже — пол-лица опухло, воспалились лимфоузлы, голова раскалывалась и видок у меня, прямо скажем, был неважный. Капли не помогали, пришлось обратиться к хорошему офтальмологу в Питере. Врач поставила неутешительный диагноз, сказав, что это самый редкий и противный вид коньюктивита, который проходит сам, но за 20 дней, не раньше. Капли не помогут, лучшее лечение — постельный режим дома, иначе может быть еще хуже. Узнав, что уже через несколько дней к нам приезжает 70 человек на семинар, она усмехнулась — «отменяй, голубчик. Тут без вариантов.»

Представьте такую пакость накануне важного для Вас мероприятия — будь то свадьба, выпускной или защита диплома. Как бы Вы поступили? Как бы Вы себя чувствовали? «Почему так?! За что мне это? Почему это происходит со мной?»

Время шло, но ситуация не улучшалась, капли не помогали. До старта семинара остается… четыре дня, три, два, один… Перед семинаром было много переживаний — а что если с погодой не повезет? а все ли мы предусмотрели? а еда? а не забыли ли чего важного? а что если?.. и т.д. и т.п. а тут еще эта напасть с глазом совсем не в тему! С отрядом бравых волонтеров, которым огромное спасибо за помощь, мы забрасывались на Ладогу за день до начала семинара. Уже поздно вечером доехали до пирса и со всеми вещами и продуктами на барже направились к нашей стоянке. Лето на Ладоге в этом году выдалось на редкость холодным, дождливым и ветреным. Пока мы шли на барже, дул лютый пронизывающий ветер, так что пришлось надеть на себя все что было под рукой. Капитан судна едко юморил, мол "если вы в такую погоду семинар проводите, то на следующий год, наверное, на Северный полюс соберетесь, да?"

И что Вы думаете? С первого дня семинара на Ладогу пришла хорошая погода — весь семинар было солнечно и тепло.

Когда начался семинар, я почувствовал, что мы в полной безопасности. Все складывалось настолько легко и удачно, что у меня не было сомнений — кто-то неведомый, но очень близкий заботится обо всем — о нас, о погоде, о еде… и еще о миллиарде разных вещей, которые мы даже не можем себе представить, чтобы все получилось.

Ведомый этой силой, семинар шел своим чередом, а я на закате бродил в одиночестве по гранитным скалам Ладоги и рыдал… Это были слезы счастья и благодарности. Слезы очищения.

Глаз полностью прошел на третий день семинара, так же стремительно, как и пришла эта напасть. Он прошел, как только я увидел, что этот больной глаз — часть божественной игры, проявление заботы обо мне.

Это то самое очищение, о котором я молил.

То, что нам нужно — это не всегда то, чего мы хотим.

Как я мог предположить тогда, что именно такое очищение пойдет мне на пользу?

А ведь действительно, как я и просил, эта болезнь очистила меня на всех уровнях — и сознание, и сердце, и тело. Супер эффективное средство — всего за две недели я стал мягче, терпимее к другим и смиреннее к своей судьбе и Божьей Воле.

Я рассказал Вам только две истории, но конечно же, таких историй в моей жизни было гораздо больше. Уверен, каждый человек может вспомнить подобные истории в своей жизни.

Когда то, что нам кажется бедой, оказывается благом.

Когда то, что нам кажется страданием, оказывается очищением.

Когда то, что нам кажется предательством, оказывается заботой.

Когда то, что нам кажется катастрофой, оказывается дверью к новым возможностям, которую заботливо открыли для нас.

Редко нам удается увидеть сразу эту глубину. Как правило, понимание приходит позже — порой спустя годы. Я заметил, что в этой жизни нет несправедливости и нет напрасных страданий. Все ситуации, даже самые болезненные, посланы нам на благо. Они очищают нас. Они помогают нам увидеть, кто мы есть и чем мы не являемся. Они устраняют иллюзии, пробуждают мудрость и любовь, учат принимать, доверять и отпускать.Иначе как бы мы этому научились, если бы все всегда шло по нашему плану?

В жизни каждого из нас периодически приходят страдания. Возможно, это то, что происходит в Вашей жизни прямо сейчас. Попробуйте воспринять эту ситуацию с перспективы очищения и увидеть в ней благо и заботу о себе.

Одна их книг моего любимого Рам Дасса называется «Зерно на мельницу». Идея названия как раз в этом — все, абсолютно все в нашей жизни — все проблемы, сложности, беды, печали, смерти и т.д. — это все зерно на мельницу нашего просветления, топливо в паровоз, который тащит нас вперед — к эволюции и развитию.

Что еще здесь делать на этой планете, если не очищаться? Хотим мы этого или нет, знаем об этом или пока даже не догадываемся, но мы все находимся в одной общественной духовной бане. Мы в ней моемся, понимаете?

Грязных среди нас нет. Если мы уже в бане, то, значит, процесс очищения идет. Разница лишь в том, что кто-то уже успел сходить на пару заходов в парную и довольный трется мочалкой под душем, а кто-то только отряхивает сапоги на пороге.

Когда мы молим очистить нас, мы, по сути, говорим банщику «эй, дружище, подкинь-ка парку под веничек». И он подкидывает, ему ж не сложно, он еще тот любитель пара.

Ну так и паримся на здоровье, очищаемся, смываем с себя все, что налипло за многие жизни.

Легкого пара! опубликовано 

 

Автор Игорь Будников

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках 

Источник: welcomebackhome.ru/blog/261

Критический уровень любви

Поделиться



Как может человек, бедный на любовь, понять, что именно из-за своего низкого уровня любви он не получает ни достаточного внимания со стороны других, ни столь желанного достатка материальных благ?

Страдание будет его спутником жизни, но догадается ли он, что страдание — это Знак, сигнализирующий о критическом уровне любви?

Все чувства, эмоции и состояния — Знаки. Так с нашим Умом говорит Тело и Бессознательное.





Приятные чувства говорят об удовлетворенности потребностей. А негативные — о не наполненности резервуара любви, сигнализируют, что уровень энергии опустился ниже отметки значений: «Всё хорошо. Полёт нормальный».

И когда возникают состояния «кошки скребут в душе», «на сердце камень лежит» — это о том, что Бесознательное говорит Уму: «Дорогой, уровень любви приближается к нулю. Сделай что-нибудь!»

А что Ум? Ум живет про принципу: «Я притворяюсь, что я не притворяюсь, чтобы еще лучше притворяться» (Фраза принадлежит Владимиру Герасичеву).

Ум закрывается от чувств, скидывая ответственность на внешние обстоятельства: «Посмотри, на дворе же кризис! Потерпи, сейчас плохо всем!»

Будет ли услышано Бессознательное? Будет. Когда кризис дойдет до размеров, уничтожающих саму жизнь хозяина.

Осознает ли хозяин, что он банкрот любви? Вряд ли... опубликовано 

© Марк Ифраимов



P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: www.facebook.com/MarkIfraimov.ru/?fref=nf

Нельзя придать смысл жизни, смысл нужно найти

Поделиться



«Первостепенное значение для постижения сущности человека имеет психический феномен, который я называю самотрансцендентностью человеческого бытия.

Речь идет о том, что человек в жизни всегда стремится выйти за пределы своей личности, тянется к чему-то большему, будь то предназначение, которое ему нужно исполнить, или любовь к другому человеку.

Человек раскрывается в служении своему делу или в любви. Чем сильнее он отдается своему делу или любви к ближнему, тем больше к нем человечности, тем ближе он к самому себе.





По сути, человек может обрести себя только благодаря самозабвению, самоотречению. Разве здоровый глаз видит сам себя? Нет, такое бывает лишь при глазных болезнях. Например, при катаракте у человека появляется перед глазами пелена, вызванная помутнением хрусталика, а при глаукоме он видит радужный ореол вокруг источника света.

Чем явственнее такие зрительные ощущения, тем хуже человек видит окружающий мир.»

 

«Нас пытаются убедить в том, что агрессию можно нейтрализовать, направив ее в другое русло, или сублимировать. Однако специалисты по этологии из числа учеников Конрада Лоренца доказали, что так называемые безобидные способы вымещения агрессии, — например, просмотр определенного рода телевизионных фильмов, — в действительности лишь провоцируют агрессию и закрепляют агрессивный рефлекс

Более того, социолог Каролин Вуд Шериф опровергла даже расхожее мнение о том, что спортивные состязания заменяют настоящие войны с кровопролитием. Судя по ее наблюдениям за тремя группами подростков, отдыхавших в закрытом летнем лагере, спортивные состязания не снимают, а, наоборот, стимулируют агрессию. И что самое любопытное — за все время пребывания в летнем лагере эти подростки лишь один раз перестали вести себя агрессивно, и случилось это в тот момент, когда им пришлось сообща толкать увязший в грязи грузовик, на котором доставляли продовольствие в лагер. В пылу этой трудной, но нужной работы они буквально позабыли о своей вражде.»

«Люди готовы убивать себе подобных, когда жизнь кажется им бессмысленной». И действительно, эскалация агрессии происходит прежде всего там, где царит экзистенциальный вакуум". 

«Дело в том, что сексуальные контакты не дают „эффекта“ счастья, если человек стремится только к сексуальному удовлетворению». 

«Эйнштейн как-то сказал, что человек, который не видит смысла в своей жизни, не только несчастлив, но и, наверняка, нежизнеспособен. И, действительно, стремление к смыслу в какой-то мере равносильно тому, что американские психологи называют „фактором выживания“. Один из важнейших уроков, которые я усвоил в Освенциме и Дахау, заключается в том, чтов нечеловеческих условиях способен выжить лишь тот, кто устремлен в будущее, кто верит в свое призвание и мечтает выполнить свое предназначение». 

«Нельзя придать смысл жизни, смысл нужно найти».

«Выдумать можно лишь субъективный, то есть совершенно иллюзорный смысл или вздор». 

«Смысл не только нужно, но и можно найти».

"Смысл раскрывается только в конкретной ситуации. Смысл всегда напрямую связан с «требованием момента», и предъявляется это требование конкретному человеку. А каждый человек уникален, как и каждая конкретная ситуация. 

Каждый день, каждый час жизни имеет особый смысл, причем для каждого человека — свой. Смысл может раскрыться всем, но каждому — свой. 

Следовательно, смысл жизни варьируется в зависимости от ситуации и человека. И вместе с тем все вокруг наполнено смыслом. Любая ситуация дает нам возможность найти смысл жизни, и перед любым человеком жизнь ставит важные задачи. Каждая возможность для реализации смыслового потенциала дается нам лишь один раз в жизни, а каждый человек, которому предоставляется такая возможность, уникален". 

«Раскрывая смысл жизни, человек раскрывается сам».опубликовано 

Из книги Виктора Франкла «Страдания от бессмысленности жизни». 

 

Также интересно: Виктор Франкл: Человек всегда заслуживает высшей оценки 

 Виктор Франкл — тем, кто потерял смысл жизни

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтактеОдноклассниках

Источник: vk.com/wall178168887?offset=40&w=wall14631062_652

Альфрид Лэнгле: сохранить достоинство в страдании

Поделиться



На факультете психологии Высшей школы экономики состоялась открытая лекция знаменитого австрийского психолога Альфрида Лэнгле «Психическая травма. Сохранять человеческое достоинство в страдании». Предлагаем краткое изложение этого выступления.

 

 

Травма – как это бывает

 

Наша сегодняшняя тема – травма. Это очень болезненная часть человеческой реальности. Мы можем переживать любовь, радость, удовольствие, но также и депрессию, зависимость. А также боль. И это –именно то, о чем я буду говорить.

Начнём с повседневной реальности. Травма – греческое слово, означающее повреждение. Они происходят каждый день.





Когда травма происходит, мы цепенеем и все ставится под вопрос – отношения, в которых нас не приняли всерьёз, травля на работе или в детстве, когда нам предпочитали брата или сестру. У кого-то – напряжённые отношения с родителями, и их оставляют без наследства. А ещё есть семейное насилие. Самая ужасная форма травмы – война.

Источником травмы могут быть не только люди, но и судьба – землетрясения, катастрофы, смертельные диагнозы. Вся эта информация травматична, она приводит нас в ужас и шок. В наиболее тяжёлых случаях могут пошатнуться наши убеждения о том, как устроена жизнь. И мы говорим: «Я не представлял свою жизнь такой».

Таким образом, травма сталкивает нас с основами существования. Любая травма – трагедия. Мы переживаем ограничение в средствах, чувствуем себя ранимыми. И возникает вопрос, как это пережить и остаться людьми. Как мы можем остаться собой, сохранять ощущение себя и отношения.

 

Механизмы травмы

 

Мы все переживали физические повреждения – порезаться или сломать ногу. Но что такое повреждение? Это насильственное разрушение целого. С феноменологической точки зрения, когда я резал хлеб и порезался, со мной происходит то же, что и с хлебом. Но хлеб не плачет, а я – да.

Нож нарушает мои границы, границы моей кожи. Нож разрывает целостность кожи, потому что она недостаточно прочна, чтобы противостоять ему. Такова природа любой травмы. И любую силу, разрывающую границы целостности, мы называем насилием.

Объективно насилие присутствует не обязательно. Если я слаб или в депрессии, то почувствую себя раненым, даже если особых усилий не было.

Последствия травмы – потеря функциональности: например, со сломанной ногой не походишь. И ещё –теряется что-то собственное. Например, моя кровь растекается по столу, хотя природой так не предусмотрено. И ещё приходит боль.

Она выходит на первый план сознания, застилает весь мир, мы теряем работоспособность. Хотя сама по себе боль – это просто сигнал.

Боль бывает разной, но вся она вызывает чувство жертвы. Жертва чувствует себя обнажённой – это основа экзистенциального анализа. Когда мне больно, я чувствую себя обнажённым перед миром.

Боль говорит: «Сделай с этим что-то, это первостепенно. Займи позицию, найди причину, устрани боль». Если мы это делаем, у нас есть шанс избежать большей боли.

 

Психологическая травма – механизм тот же. Эльза

 

На психологическом уровне происходит нечто, аналогичное физическому уровню:

  • вторжение в границы,
  • потеря собственного,
  • утрата функциональности.




У меня была пациентка. Её травма происходила от отвержения.

Эльзе было сорок шесть, она страдала депрессией с двадцати лет, в последние два года особенно сильно. Отдельным испытанием для неё были праздники – Рождество или дни рождения. Тогда она не могла даже двигаться и передавала работу по дому другим.

Её основное чувство было: «Я ничего не стою». Она замучила семью своими сомнениями и подозрениями, достала детей своими расспросами.

Мы обнаружили тревогу, которую она не осознавала, а также связь тревоги с основными чувствами и проговорили вопрос: «Достаточно ли я ценна для своих детей». Потом мы вышли на вопрос: «Когда они не отвечают мне, куда идут вечером, я чувствую себя недостаточно любимой».

Тогда ей захотелось кричать и плакать, но плакать она давно прекратила – слёзы действовали на нервы её мужу. Она чувствовала себя не в праве кричать и жаловаться, поскольку думала, что это неважно для остальных, а значит – неважно и для неё.

Мы начали искать, откуда происходило это чувство отсутствия ценности, и обнаружили, что в её семье был обычай забирать без спросу её вещи. Однажды в детстве у неё забрали любимую сумочку и отдали кузине, чтобы та лучше смотрелась на семейной фотографии. Это – мелочь, но и она прочно откладывается в сознании ребёнка, если похожее повторяется. В жизни Эльзы отвержение повторялось постоянно.

Мать постоянно сравнивала её с братом, и брат был лучше. Её честность наказывалась. Ей пришлось бороться за мужа, потом тяжело работать. О ней сплетничала вся деревня.

Единственным, кто её любил, защищал и гордился ею, был отец. Это спасло её от более серьёзного личностного расстройства, но от всех значимых людей она слышала только критику. Ей говорили, что у неё нет прав, что она хуже, что она ничего не стоит.

Когда она заговорила об этом, ей снова стало плохо. Теперь это был не только спазм в горле, боль, которая распространилась на плечи.

«Поначалу от высказываний родственников я приходила в ярость, – сказала она, – но потом меня выгнал зять. Он рассказал моим родственникам, что я спала с его братом. Мать обозвала меня проституткой и выгнала. За меня не заступился даже будущий муж, который тогда крутил романы с другими женщинами».

Она смогла заплакать обо всём этом только на сеансе терапии. Но при этом она не могла оставаться одна – в одиночестве мысли начинали мучить её особенно сильно.

Осознание боли, причинённой окружающими, её чувств и тоски, в конце концов, привели к тому, что за год терапии Эльза смогла справиться с депрессией.

Спасибо Богу, что депрессия, в конце концов, стала настолько сильной, что женщина не смогла её игнорировать.

 

Психическая травма. Что происходит? Схема

 

Боль – это сигнал, которая заставляет нас взглянуть на проблему. Но основной вопрос, который возникает у жертвы: «Чего я действительно стою, если со мной так обращаются? Почему я? За что это мне?»

Неожиданная травма не подходит нашей картине реальности. Наши ценности разрушаются, и каждое повреждение ставит под вопрос будущее. Каждое повреждение приносит ощущение, что происходящего слишком много. Под этой волной оказывается наше эго.

Экзистенциальная психология рассматривает человека в четырёх измерениях:

  • в его связи с миром,
  • с жизнью,
  • с собственным я,
  • с будущим.
 

При серьёзной травме, как правило, ослабляются все четыре измерения, но наиболее повреждается отношение с собой. Структура экзистенции трещит по швам, а силы преодолеть ситуацию угасают.

В центре процесса находится человеческое Я. Именно оно должно распознать происходящее и решить, что делать дальше, но у человека нет сил, и тогда ему нужна помощь других.

Травма в чистом виде – это неожиданная встреча со смертью или с серьёзными повреждениями. Травма происходит со мной, но иногда для этого не нужно, чтобы угрожали именно мне. Достаточно увидеть, как нечто угрожает другому – и тогда человек тоже испытывает шок.

Более половины людей испытывали такую реакцию хотя бы однажды в жизни, и около 10% затем демонстрировали признаки посттравматического синдрома – с возвращениями в травмирующее состояние, нервозностью и прочим.





Травма воздействует на глубочайшие слои экзистенции, но более всего страдает базовое доверие миру. Например, когда людей спасают после землетрясения или цунами, они чувствуют себя так, как будто в мире их больше ничего не держит.

 

Травма и достоинство. Как человек опускается

 

Особенно тяжело травма переносится в силу своей неизбежности. Мы сталкиваемся с обстоятельствами, с которыми надо смириться. Это судьба, разрушающая сила, над которой у меня нет контроля.

Переживание такой ситуации означает: мы переживаем нечто, что в принципе не считали возможным. Мы теряем веру даже в науку и технику. Нам уже казалось, что мы приручили мир, и вот мы – как дети, которые играли в песочнице, и наш замок разрушен. Как же во всём этом остаться человеком?

Виктор Франкл два с половиной года прожил в концентрационном лагере, потерял всю семью, чудом избежал смерти, постоянно переживал обесценивания, но при этом не сломался, а даже духовно вырос. Да, при этом были и повреждения, которые остались до конца его жизни: даже в возрасте за восемьдесят ему иногда снились кошмары, и он плакал по ночам.

В книге «Человек в поисках смысла» он описывает ужас по прибытии в концлагерь. Как психолог он выделил четыре основных элемента. В глазах у всех был страх, реальность была невероятна. Но особенно их шокировала борьба всех против всех. Они потеряли будущее и достоинство. Это соотносится с четырьмя фундаментальными мотивациями, которые тогда не были известны.

Узники были потеряны, постепенно приходило осознание, что под прошлой жизнью можно подвести черту. Наступила апатия, началось постепенное психическое умирание – из чувств оставалась только боль от несправедливости отношения, унижения.

Вторым последствием было изъятие себя из жизни, люди опустились до примитивного существования, все думали только о еде, месте, где согреться и выспаться –остальные интересы ушли. Кто-то скажет, что это нормально: сначала еда, потом мораль. Но Франкл показал, что это не так.

Третье – не было чувства личности и свободы. Он пишет: «Мы больше не были людьми, но частью хаоса. Жизнь превратилась в бытие в стаде.

Четвёртое – исчезло чувство будущего. Настоящее не мыслилось происходящим на самом деле, будущего не было. Всё вокруг теряло смысл.

Подобные симптомы можно наблюдать в любых травмах. Жертвы изнасилований, солдаты, возвращающиеся с войны переживают кризис фундаментальных мотиваций. Все они ощущают, что не могут более никому доверять.

Подобное состояние требует специальной терапии по восстановлению базового доверия миру. Это требует огромных усилий, времени и очень аккуратной работы.





Свобода и смысл. Секрет и экзистенциальный поворот Виктора Франкла

 

Всякая травма задаёт вопрос о смысле. Он очень человечен, потому что сама травма – бессмысленна. Было бы онтологическим противоречием сказать, что мы видим смысл в травмах, в убийстве. Мы можем испытывать надежду на то, что всё в руках Господа. Но этот вопрос – очень личный.

Виктор Франкл поднимал вопрос, что мы должны совершить экзистенциальный поворот: травма может стать осмысленной через наши собственные действия. «За что это мне?» –вопрос бессмысленный. Но «могу ли я что-то вынести из этого, стать глубже?» – придаёт травме смысл.

 

Бороться, но не мстить. Как?

 

Зацикливание же на вопросе «за что?» делает нас особенно беззащитными. Мы страдаем от чего-то, что бессмысленно само по себе – это нас разрушает. Травма разрушает наши границы, приводит к потере себя, потере достоинства. Травма, которая происходит через насилие над другими, приводит к унижению. Насмешка над другими, унижение жертв –это обесчеловечивание. Поэтому наша ответная реакция – мы боремся за смысл и достоинство.

Это происходит не только тогда, когда мы травмированы сами, но когда страдают люди, с которыми мы себя идентифицируем. Чечня и Сирия, мировые войны и другие события приводят к суицидальным попыткам даже тех людей, которые не были травмированы сами.

Например, юным палестинцам показывают фильмы о несправедливом отношении израильских солдат. И они пытаются восстановить справедливое отношение к жертвам и причинить боль виновным. Травматизированное состояние может быть вынесено на расстояние. В возвращённом виде это встречается при злокачественном нарциссизме. Подобные люди испытывают удовольствие, глядя на страдания других.

Возникает вопрос, как бороться с этим средствами, отличными от мести и самоубийства. В экзистенциальной психологии применяем метод «встать рядом с собой».

Есть два автора, отчасти оппозиционные друг другу – Камю и Франкл.

В книге о Сизифе Камю призывает сделать страдание осознанным, придать смысл собственному сопротивлению богам.

Франкл известен девизом «принять жизнь, несмотря ни на что».

Француз Камю предлагает черпать энергию из собственного достоинства. Австриец Франкл – в том, что должно быть нечто большее. Отношения с собой, другими людьми и Богом.

 

О силе цветка и свободе взгляда

 

Травма – это внутренний диалог. Очень важно при травме не дать себе остановиться. Нужно принять то, что случилось в мире, но не прекращать внутреннюю жизнь, сохранять внутреннее пространство. В концлагере сохранять внутренний смысл помогали простые вещи: смотреть на закат и восход, форму облаков, случайно выраставший цветок или горы.

Сложно поверить, что такие простые вещи могут напитать нас, обычно мы ждём большего. Но цветок был подтверждением того, что красота ещё существует. Иногда они толкали друг друга и показывали знаками, как прекрасен мир. И тогда они чувствовали, что жизнь так ценна, что она пересиливает все обстоятельства. Мы в экзистенциальном анализе называем это фундаментальной ценностью.

Ещё одним средством преодолеть террор были хорошие отношения. Для Франкла –желание снова увидеть жену и семью.

Внутренний диалог также позволял создать дистанцию с происходящим. Франкл думал о том, что он когда-нибудь напишет книгу, начинал анализировать – и это отдаляло его от происходящего.

Третье – даже при ограничении внешней свободы у них оставались внутренние ресурсы, чтобы выстроить образ жизни. Франкл писал: «У человека можно забрать всё, кроме возможности занять позицию».

Возможность сказать соседу «Доброе утро» и заглянуть ему в глаза была не необходима, но она означала, что у человека всё ещё есть минимум свободы.

Положение паралитика, прикованного к постели, предполагает самый минимум свободы, но и его нужно уметь прожить. Тогда ты чувствуешь, что ты всё ещё человек, а не объект, и у тебя есть достоинство. И ещё у них оставалась вера.

Знаменитый экзистенциальный поворот Франкла состоит в том, что вопрос «за что это мне?» он обернул в «чего это ждёт от меня?». Такой поворот означает, что у меня всё ещё есть свобода, а значит достоинство. А значит, мы можем внести что-то своё даже в онтологический смысл.

Виктор Франкл писал: «То, чего мы искали, имели такой глубокий смысл, что он придавал значение не только смерти, но также умиранию и страданиям. Борьба может быть скромной и незаметной, необязательно громкой».

Австрийский психолог выжил, вернулся домой, но он понял, что разучился чему-то радоваться, и он учился этому заново. И это был ещё один эксперимент. Он сам не мог понять, как они всё это пережили. И, постигая это, он понял, что больше ничего не боится, кроме Бога.

 

Также интересно: Если мы рассматриваем человека таким, какой он есть, мы делаем его хуже

   Виктор Франкл — тем, кто потерял смысл жизни

 

Подводя итог, я очень надеюсь, что эта лекция будет вам хоть немного полезна.

Маленькие ценности есть всегда, если мы не слишком горды, чтобы их увидеть. А слова приветствия, сказанные нашему компаньону, могут вполне стать проявлением нашей свободы, придающей существованию смысл. И тогда мы сможем ощущать себя людьми.опубликовано 

 

Автор: Альфрид Лэнгле

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: www.pravmir.ru/travma-kak-sohranit-dostoinstvo-v-stradanii/