Ключ к удаче

Поделиться



Удача — случайность, стечение обстоятельств  или открытость жизни?

 

«Везунчики» и «неудачники» — в чем различие между ними? Удача — это стечение обстоятельств или умение использовать появляющиеся возможности? Можно ли целенаправленно привлекать фортуну, используя разные техники? 





Удача может казаться синонимом случайности. Но называя кого-то удачливым, мы невольно принижаем или даже отрицаем значимость тяжёлого труда, вложенного в работу, и врожденный талант. Как объясняетРичард Уайзман, профессор дисциплины «общественное понимание психологии» Хердфордширского университета (Англия), везунчики обладают удивительной способностью оказываться в нужном месте в нужное время и наслаждаться справедливо свалившейся на них удачей.

Что же такого делают эти люди, чего не можем мы? Оказывается, именно «способность» является ключевым словом. Помимо ряда врожденных привилегий или обстоятельств самые удачливые люди имеют определенный набор навыков, которые дают им шансы и возможности на жизненном пути. Каким-то образом они научились обращать превратности судьбы в свою пользу.

Прояснить данные навыки — центральная задача индивидуального проекта Кристин Картер, социолога, старшего научного сотрудника научного центра в университете Калифорнии, Беркли. Несколько лет назад она проводила семейные онлайн-курсы, направленные на формирование более счастливых детей. Результатами таких исследований стали чувство благодарности, осознанность и счастье, которые поддавались количественному измерению и которым можно научить.





«С академической точки зрения, я всегда относилась с неким скептицизмом к любым концепциям, которые связаны с удачей», — говорит Картер. Так, получается, что всем тем детям в Дарфуре (Дарфур- район межэтнического конфликта на западе Судана) просто не повезло? Мы знаем, что здесь работают другие факторы».

Затем Картер наткнулась на исследования факторов удачного стечения обстоятельств, которые проводил Уайзман. К 1990-ым годам он взялся за необычный проект, который представлял собой эксперименты с двумя группами людей: «везунчиками-самозванцами» и людьми, считающими себя неудачниками, и попытался определить, в чём заключается различие между ними.

«Его исследования забавные, — высказывается Картер. — Он берёт или потенциальных неудачников или счастливчиков, а затем подбрасывает на их пути чек на $20. Везучие замечают их и тут же поднимают находку, в то время как невезучие этого не делают».

Такая организация эксперимента может показаться глупым и поверхностным способом определения удачи и неудачи. Но это сопоставимо с результатами, полученными Уайзманом путём проведения чередующихся опытов на протяжении 10 лет с 1993 по 2003 годы. Всем добровольцам он вручил газету и попросил подсчитать количество фотографий. Большая надпись на половине второго листа гласила: «Перестань считать — в газете 43 фотографии». Подобный заголовок размещался и на другой странице: «Перестань считать, просто скажи своему экспериментатору, что ты это увидел, и получишь $250». Закончилось всё тем, что неудачники просто не заметили эти надписи и продолжали считать.Эксперимент доказал, что удача — это не стечение обстоятельств, а умение использовать очевидные возможности, даже если они появляются неожиданно.

Уайзман не остановился в своих поисках. На базе сделанных им открытий он основал так называемую «школу везения», которая могла бы научить притягивающим фортуну техникам, состоящим из таких принципов: по максимуму использовать возможности, прислушиваться к собственной интуиции, извлекать из оплошностей выгоду и верить только в лучшее.

Его стратегия включает также использование медитации как источника укрепления интуиции, релаксации и формирования хороших мыслей и знакомство по крайней мере с одним незнакомым человеком каждую неделю. Месяц спустя у него появились последователи, и 80% из них сказали, что следование этим правилам сделало их счастливыми и удачливыми людьми.

«Я думаю, если Уайзман смог научить людей ловить фортуну, вы, несомненно, сможете привить эти умения своим детям, которые получат другие хорошие побочные эффекты», — говорит Картер, имея в виду улучшение социальных связей и сильного чувства благодарности. Она выработала несколько базовых стратегий для родителей при обучении детей, которые представляют собой: открытость к новым событиям (открытость к познанию), умение расслабляться, завязывать новые знакомства и без ограничений разговаривать с незнакомцами.Все эти техники имеют одну необходимую общую черту — быть и физически, и духовно более открытым к окружающему нас миру.

Это имеет смысл. Чем внимательнее ты относишься к своему окружению, тем выше вероятность обнаружения (захвата) ценной информации или возможность избежать трагедии.

Везучие люди привлекают новые возможности и случайности далеко не волшебным образом. Они изучают всё вдоль и поперек с глазами нараспашку, они полностью сосредоточенны только на настоящем (особенно это касается людей, прилипших к экранам своих гаджетов и не видящих ничего, кроме них).

Это также означает, что все, что влияет на нашу физическую или эмоциональную способность доверять какому-либо событию, также влияет на нашу так называемую «удачливость» — те же беспокойства, например. Тревоги физически и эмоционально преграждают нам путь к новым возможностям.





«Если вы обеспокоены тем, что не можете найти место для парковки, это говорит о том, что ваше видение буквально сужено», — говорит Картер. Чем больше вы беспокоитесь, тем быстрее вы теряете периферическое зрение, потому что ваш механизм «сражайтесь или бегите» создает бинокулярное видение события».

Взволнованные люди смещают свое внимание на потенциальные угрозы и предсказуемо реже разговаривают с незнакомыми людьми. «Мы учим наших детей не разговаривать с незнакомыми людьми, и мы учим их бояться других людей, что закрывает их от возможностей, которые люди могли бы принести, и этим самым создаем им беспокойство», — говорит Картер.

Сторонники «опасности незнакомцев» могут быть достаточно упрямыми, однако идея относительно проста: уменьшить страх и беспокойство детей ко встрече с новыми людьми и, следовательно, раскрыть их для выгодных связей, которые могут принести окружающие.

Картер обнаружила, что таким образом открыв сознание родителей для идеи, что удача может быть изучена, изменилось многое. Сама Картер признается, что она видела многих беспокойных, поглощенных тревогой женщин, и изучение этих навыков везения является далеко не самым лёгким занятием. Но как только вы это сделаете, говорит она, вы можете начать видеть хорошее в неудачных ситуациях, что может улучшить вашу реакцию на невезение.

В Huffinton Post Картер пишет: «Я и мои дети любим читать книгу Джона Мута «Дзен в маленьких штанишках», в которой есть одна старая притча о сыне фермера, который сломал ногу. Когда его сосед сказал «До чего ужасное невезение!», фермер ответил лишь «Может быть». Потом, как оказалось, именно эта сломанная нога предостерегла его от наступающей войны… опубликовано 

 

Автор: Тереза Лафолла

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: monocler.ru/klyuch-k-udache-otkryitoe-soznanie/

БОЮСЬ обидеть

Поделиться



Боюсь обидеть

 

«Я не заявляю о себе, о своих чувствах и потребностях потому, что боюсь ранить другого» довольно распространенная проблема, уходящая корнями, как правило, в детство, когда ребенка назначали ответственным за чувства взрослых. 

«Ты плохо себя ведешь и расстраиваешь маму»; «Ты довел бабушку до сердечного приступа»; «Из-за тебя у папы нервный срыв».

Я бы не оценивала правильность или неправильность позиции «боюсь обидеть», а рассмотрела бы ее с точки зрения гибкости и уместности.

Действительно, существует такая дилемма: с одной стороны, можно случайно ранить человека, а с другой, бережность к другим заставляет убирать из контакта себя, иногда полностью. 





Думаю, что эта позиция оправдана в случаях, когда другой заведомо слабее. Ранить словом или действием можно того, кто полностью зависит от меня — ребенка, престарелых недееспособных родителей; того, кто доверил мне свою тайну, боль, трудность и поэтому сейчас беззащитен передо мной; того, с кем мы в неравных позициях (учитель – ученик, например). Тут действительно иногда лучшим вариантом бывает сдержаться и оставить какую-то свою правду и какие-то свои чувства при себе.

Но в случае со взрослыми, дееспособными, сильными, «ресурсными», равными мне людьми – всегда ли есть смысл их уберегать, пряча собственные чувства, свою точку зрения, которая может не понравиться другому, задеть его? Излишняя бережность, которую мы проявляем к чувствам других, зачастую оказывается лишней, атавизмом — это как продолжать упорно носить на руках ребенка, который уже может ходить.

Старый паттерн из детства негибок: никогда нельзя говорить о себе то, что может не понравиться другому. А если сказал – то виноват, ранил, обидел, задел.

Но всегда ли есть реальная вина? 

Мы часто путаем, сливаем в одно понятие бережного и уважительного отношения. Каждый достоин уважения – да. А вот отношение осторожное ибережное до такой степени, чтобы отодвинуть себя ради другого – нужно не каждому и не всегда.Обычно, напротив, оно вредит отношениям, лишая их жизни, правды, энергии.

Да, иногда наши реакции могут ранить кого-то, попадать в больные места. Взаимодействуя, мы не застрахованы от таких случайных взаимных ранений. Это грустно, но это реальность. Как бы тщательно мы ни соблюдали правила движения, на дороге всегда есть риск аварии. Когда мы действительно задеваем, обижаем, раним близких – это печально, и конечно, мы сожалеем и  просим прощения.

Но важно помнить, что если мы высказываем свою позицию уважительно, если говорим о своих чувствах (может, действительно неприятных собеседнику: «я на тебя злюсь», «мне не нравится твое поведение, твои слова», «я не согласна» и даже «я тебя не люблю») – это не может разрушить другого.

Да, внесение в контакт себя, заявление о себе и своих реальных нуждах порой может повлиять на отношения так, что они исчерпают себя, завершатся. Но если сохранение отношений становится важнее, чем настоящие, живые люди, участвующие в этих отношениях, – это скорее говорит о зависимости от отношений, чем об их ценности. И далеко не  всегда заявление о своих потребностях, пусть и не очень удобных для партнера, грозит разрушением (или завершением) отношений.





Когда мы слишком заботимся о чувствах другого (взрослого, самостоятельного, дееспособного, не зависящего от нас человека), под этим кроется и такая коварная вещь:мы можем не видеть реального другого, его действительные способности и нужды. Правда ли он нуждается в моей силе сейчас? В том, чтобы я отказалась от себя и взяла себя в руки, задвинув свои чувства подальше? Правда ли ему так трудно вынести мои чувства? Или он примет их с интересом и будет благодарен, что отношения стали яснее, полнее, честнее? 

Излишняя забота бывает иногда способом почувствовать себя сильнее, важнее, выносливее, умнее и тем самым неосознанно словно «принизить» партнера, назначить его на роль слабого, опекаемого – на роль ребенка. И скрытый от нас самих смысл этого в том, что мы заботимся на самом деле не о партнере, а о себе – своем «внутреннем ребенке», когда-то обиженном и не утешенном, перегруженном непосильной ответственностью за чувства и даже за жизнь, здоровье, благополучие взрослых. О своей раненной детской части.

Очень часто этот же паттерн («никогда нельзя говорить о себе то, что может не понравиться другому») воспроизводится в терапии и мешает клиенту работать с психологом.

Бывает, что клиент ощущает вину перед психологом за агрессивные чувства и скрывает свои негативные реакции, боясь обидеть. Несмотря на то что психолог сам просит о них не умалчивать, поскольку они очень важны для работы.

Когда самому трудно, а надо еще и заботиться о том, как это воспримет психолог, что он подумает, не поранится ли моими чувствами, моей агрессией, – наступает ступор и кажется, что это замкнутый круг и работать невозможно: вроде приходишь к психологу с проблемой «боюсь обидеть других», и психолога тоже начинаешь бояться обидеть…

Но, как ни странно, это очень ценный момент в работе, и в нем как раз и скрыт выход из замкнутого круга. Этот момент обязательно стоит обсудить со специалистом, такое совместное обсуждение многое может дать и прояснить.

***

Итак, люди, которых с детства нагрузили виной, часто переоценивают ранение другого (переоценивают из-за собственной раненности, своей резонирующей боли) и недооценивают способность другого справляться с чувствами, пережить задетость, обиду, встретиться с правдой в отношениях, вынести эту правду и остаться в отношениях.

Терапия, работа с психологом – как раз то место, где можно этот паттерн рассмотреть, переосмыслить, и негибкое, застывшее правило сделать гибким: научиться различать ситуации, где моя забота нужна, а где она мешает отношениям, превращает их в слепок и лишает жизни. 

 

Автор: Ирина Рёбрушкина

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/34333/

Иллюзия договоренностей

Поделиться



Когда я была начинающим гештальтистом, я узнала, что, оказывается, нет никакого смысла ожидать от других, чтобы они угадывали мои желания, а так же — что мне никогда не угадать чужих желаний, и нет никакого шанса соответствовать чужим ожиданиям.

И тогда я стала практиковаться договариваться. Очень полезная практика. Благодаря ей, я научилась создавать сложные жизненные конструкции — деловые и личные отношения, долгосрочные проекты в жизни и в бизнесе.



С течением времени и с опытом стало понятно, что, во-первых, договориться раз и навсегда невозможно, поскольку меняются и люди, и обстоятельства, и надо передоговариваться. Тоже очень полезная практика — пересматривать устаревшие конструкции, обновлять их, актуализировать.

Время шло, опыт накапливался и в какой-то момент я отчетливо осознала, что есть масса вещей, о которых нельзя договориться. Например, нельзя договориться о том, что кто-то никогда не сорвется в негативные эмоции, не забудет о важном, не устанет, не заболеет, не изменит свою точку зрения, не разлюбит в конце концов.

Я стала учиться принимать тот факт, что договоренность ничего не гарантирует.

Это довольно сложно — принять, что нет никаких формул, которые бы давали гарантии. Тогда уходит почва из под ног. И какое-то время, года три, я жила в состоянии «хочешь насмешить господа — расскажи ему о своих планах». И все это время, сталкиваясь снова и снова с тем, что никто и ничто не может соответствовать моим ожиданиям и договоренностям, моим планам и намерениям, я повторяла мантру «да будет воля твоя, господи».

Однако, тренировки в том, чтобы договариваться и передоговариваться, неожиданно принесли побочный эффект: практика с самого начала быть ясной в своих потребностях и намерениях в отношениях с другими людьми и трансляция этого способа общения другим, выработали внутренний стиль, чувствование, этику поведения, которая сделала меня свободной от необходимости договариваться и требовать исполнения договоров: они стали не нужны.

Вы можете обсудить что-то с другим человеком, ваши позиции, намерения и потребности, и дальше смотреть, что будет. С готовностью, что многое может поменяться, просто потому, что жизнь — это процесс, а не конструкция, и таков же человек, и таковы же любые отношения — это процесс.



В конечном итоге, я осознала, что жизнь — это искусство балансирования между личным намерением, и Намерением — той непостижимой вселенской силой, которая разрушает планы и договоренности, идя своей неисповедимой дорогой.

 

Автор: Нина Рубштейн

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: rubstein.livejournal.com/1165917.html

Лгут себе те, кто говорят будто бы их страдание от излишней открытости

Поделиться



Лгут себе те, кто говорят будто бы их страдание от излишней открытости. Мол, открыты были они, а их предали. Открытый не воспримет предательством действия других.

Любое душевной страдание от закрытости. От эгоизма, жалости и потакания себе, индульгирования.

Эгоизм не дает человеку открываться и постоянно твердит хозяину вещи наоборот: «Вот смотри, ты открылся, а они, гады, не идут навстречу, не делают то, что ты хочешь! Закройся от них, пусть они, лишенные тебя, почувствуют, как без тебя им будет плохо.»

Эти детские мысли мешают открыться дарам и благам и заставляют страдать.





Вот схема, почему мы выбираем страдания вместо жизни, полной наслаждения.

Человек рождается с набором базовых потребностей. Помимо физических (есть, пить, дышать, хранить тело в чистоте и безопасности), есть потребности в принадлежности своей группе (семье) и единстве.

Для простоты скажем так: потребности в безопасности и единстве заставляют делать противоположные вещи.

Потребность в безопасности требует от человека держать свои границы на замке, а потребность в единстве, наоборот, заставляет открываться другим.

В идеале, наши личные границы должны быть пластичными и гибкими, но в детстве мы все пережили травму разделения с родителями и испытали шок осознания собственного одиночества.

Из-за того, что личные границы были нарушены, мы закрылись, сжавшись внутри себя в позу эмбриона, как это делали 9 месяцев до рождения. Но ведь в реальной жизни мы не можем сидеть в этой позе, нам надо ходить в школу, на работу, что-то делать. И мы занимаемся привычными вещами, находясь в футляре.

Там тесно, неудобно, но кажется, что безопасно.

Ко всему прочему,чем старше мы становимся, тем больше проявляет себя потребность в единстве с другими. Нам хочется любви, поддержки, но еще больше нам хочется безопасности.

Метания от потребности открыться кому-то к детскому стремлению обезопасить себя вызывают страдания. Все страдания именно от страха, что безопасность будет нарушена.

Как одновременно и открыться кому-то и чувствовать, что тебя не ранят?

Надо повзрослеть. Это значит, что надо осознать свои детские убеждения, которые являются причиной текущего страдания и заставляют вас жить в старых границах комфорта.

Убеждения, принятые до годика, самые страшные и фатальные. Они ломают и коверкают жизнь взрослым людям, которые давно и вспомнить-то не могут, что же они придумали себе в грудничковом возрасте.

Кто бы мог подумать, что детская фраза: «Вот умру я — пожалеете вы», сказанная обиженным ребенком, может привести к бедности, одиночеству или даже быть причиной смертельных заболеваний.

Все страдания придуманы ребенком. Закрытым, до сих пор не оправившемся от шока осознания собственного одиночества. Но считающим себя открытым и дающим.





Не стоит лгать себе. Как проверить, лжете вы себе или нет? Очень просто: по результатам своей жизни. Если вас что-то не устраивает и есть душевный дискомфорт, то вы себе лжете.

 



ВСЕГДА обращайте внимание на ваши предчувствия!

Услышать голос вашей души

 

Душевная боль будет все больше нарастать, чтобы вы, наконец, осознали свою ложь и начали выяснять ее причины.

Как понять, что причины проработаны? Вам захочется единства с миром, с другими, с Творцом. И самое главное, вы захотите быть, как Творец — то есть что-то отдавать людям.опубликовано 

 

©Марк Ифраимов

 



Источник: www.facebook.com/MarkIfraimov.ru/posts/741571145992988:0

Чему нас могут НАУЧИТЬ дети

Поделиться



Традиционное представление о том, что взрослый должен научить всему своего ребёнка, и то, чему учить, он сам решает, у многих родителей не вызывает сомнения. Когда я предлагаю для семинара тему «Дети – наши учителя», всегда слышу такой вопрос: «Чему и как нас могут научить дети?».

Конечно, это не то обучение, к которому все привыкли. Вы, как прилежные ученики, не сядете за парты записывать алгоритмы. Это обучение более тонкое, оно складывается из наблюдений, анализа поведения и действий ваших любимых детей. А самое главное – из вашего желания видеть то, над чем вам стоит поработать в себе. Хочу привести четыре качества, которые помогут развить вам ваши дети.





Любовь

Когда я задаю, казалось бы, простой вопрос «что такое любовь?», не все могут найти на него ответ, но многие под любовью подразумевают чувство. Когда я говорю, что любовь – это действие, большинство высказывают своё сомнение. Я предлагаю поразмышлять над словами Марии Мантиссой: «Разум ребёнка впитывает всё происходящее вокруг открыто, наблюдая с любовью, никоим образом не проявляя равнодушия. Эта любовь деятельна и продолжительна». Все ли взрослые готовы так искренне с любовью делать что-то? Не потому, что надо или мне за это заплатят, а просто — из любви?

Доверие

У детей не возникает сомнения в правильности действий родителей, когда те их куда-то везут, – они доверяют своим мама и папам. Мы же, взрослые, склонны больше не доверять.

Неимение предубеждений: ребёнок будет играть с ребёнком другого цвета кожи, национальности или имеющего ограниченные физические возможности, не видя разности и не придавая особого значения, если взрослые не акцентируют на этом внимание.

Прощение

Если взрослый (или старший ребёнок) предлагает поссорившимся детям помириться, они не будут ворошить прошлое или выдвигать условия прежде, чем простить. Все ли взрослые поступают так же?

Готовность учиться

«Маленький ребёнок знает меньше, чем взрослый, и поэтому готов учиться». Такая готовность развиваться, узнавать новое доступна всем, но не всем взрослым хочется это делать.





В конце приведу для размышления слова Марии Мантиссой: «Мы всегда можем жить лучше, потому что у человека есть стремление к лени. Ребёнок как раз тот, кто помогает взрослому встать. И если взрослый не делает этой попытки, ребёнок теряет терпение, понемногу ожесточается и, наконец, становится равнодушным». опубликовано 

 

©Харитина Шадрина

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: mchildren.ru/4-kachestva-kotorym-vas-nauchat-deti/

Чувствуем одно, говорим другое, делаем третье...

Поделиться



Недавно одна моя подруга в ленте написала, что у нее закончились отношения. Естественное событие, так бывает. Но мне в личке один человек задал вопрос: “Зачем она это делает? Недавно сообщила о начале отношений, теперь надо объяснять, почему они закончились. Зачем это все напоказ?”

Можно расценить, конечно, такие действия как “напоказ”. А можно увидеть, что человек просто живет. И играть старается по минимуму: как есть, то и показывает.

Можно же не показывать, правда? Правда. Можно вообще всегда и везде скрывать свои чувства. Нас этому с детства учат. Мы настолько успешными в этом становимся, что с возрастом не просто перестаем выражать свои чувства, но даже отучаемся их испытывать. Надо же “держать лицо”, мы все это хорошо знаем. Правила хорошего тона, однако.





Я думаю, все наши проблемы и кризисы от того, что мы живем ненастоящими. Создаем о себе образ, а потом сами начинаем в него верить. Срастаемся с масками настолько, что не различаем свой истинный, глубокий голос.

Не говорите, что вы живете без масок. Они есть у всех – персона, как часть психики, для внешнего мира. Персона нужна, хороша, оправданна – она помогает адаптироваться к окружающей среде. Защиты опять же психологические: чтоб кто ненароком на границы не наступил и в самый центр личности не ударил.

Но, как и во всем остальном, есть побочный эффект. Непрекращающийся внутриличностный конфликт. Раздрай и разобранность: внутренние побуждения одни, внешние отражения совсем иные. Из этого вытекает непонимание того, кто я и зачем я. В чем я? Какой я?

Полагаю, что природа всех кризисов личности в этом – самость настойчиво дает о себе знать. “Ты живешь не тем, кем являешься”.

Чувствуем одно, говорим другое, делаем третье. Нет целостности.

Бессознательное, которое хранит все наши страхи, придумывает прекрасное оправдание, почему мы не проявляем себя. “Счастье молчаливо”, – скажет один. “Инициатива наказуема”, – заметит другой.





Тысяча причин и убеждений НЕ ВЫРАЖАТЬ себя.

Странно, но правильным считается быть пластмассовыми. Обрезать, усечь свои чувства, эмоции. Сделать их удобными, управляемыми. Люди, которые чудесным образом сохранили в себе способность оставаться живыми, вынуждены опрадываться за это: “Можно я буду жить, а не изображать жизнь?”.

 



О сильной связи с любимым человеком

Про годовасиков, которым за 30

 

Парадокс в том, что сами, запрещая себе быть настоящими в каждый момент времени, мы любим искренность и открытость. И доверяем ей. Даже если на уровне неосознанных страхов, из которых растет осуждение, мы повесим ярлыки, то за помощью и поддержкой все равно обратимся к тому, кто чувствует.

Потому что никогда не знаешь, что спрятано за красивым фасадом.опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

 



Источник: pticavpolete.com/tysjacha-prichin-ne-vyragat-sebja.html

Мы вовсе не так уж и неуязвимы, как кажется со стороны

Поделиться



Сегодня внезапно всплыла тема нежности – она очень редко, по моему личному опыту, возникает тогда, когда мужчины говорят о женщинах. Да и в целом это слово как-то редко звучит в психологическом пространстве… И это при том, что это одно из наиболее полных и ярких переживаний, которые люди могут испытывать друг к другу (не только мужчины и женщины, но и друзья, родители и дети…). Нежность – это порог любви, и, одновременно, ее очень важная составляющая.





Попытавшись словами определить, что же такое нежность, я столкнулся с затруднением – определение упорно ускользало, никак не желало облекаться в слова и формулировки, все время переходя в переживания и чувства…

Махнув рукой на слова, вспоминаю-погружаюсь в это состояние… 

Нежность – это желание обнять, способность чувствовать дыхание и биение сердца той, с которой стоишь. Смотреть в глаза прямо, и совсем не тяготясь этим долгим контактом взглядов. Это теплое, бархатное чувство тихой радости, затопляющее грудь, чуть сдавливающее дыхание и заставляющее дышать глубже.

Это открытость – в нежности человек светится изнутри, в нем нет обычного оборонительно-настороженного напряжения в теле. Отсюда – чуткость к малейшему движению тела, легкое поглаживание, трепет. Нежность – это ощущение хрупкости другого, стремление обходиться с ним максимально бережно. Нежно держать что-то – значит, бережно. Нежные слова – это слова о ценности другого для меня.

Кажется, возникает ясность в сознании, поймал… Нежность в первую очередь — переживание хрупкости и уязвимости другого, и бережное отношение к нему. Поэтому нежность не является переживанием высокой энергии, она гармонична и тиха, притормаживая все остальные страсти. Переживание нежности требует мягкости, но не является синонимом слабости.

И здесь возникает камень преткновения для многих мужчин. Нежность отвергается ими, потому что она невозможна без уязвимости и отказа от ролевой игры, в которой мужчина – каменная стена, уверенный столп, которому нет дела до этих «телячьих нежностей».

Нежность, в которой пытаешься сохранить себя как «твердого», превращается в покровительственное отношение – то, во что мужчины, как правило, нежность к женщине и трансформируют. Но в нежности невозможно быть твердой опорой, поддержка через нежность – это мягкая подушка под голову, а не жесткий настил на полу.

Место отрицаемой и вытесняемой нежности к женщине заполняет сексуальное возбуждение, вожделение как единственное сильное переживание, направленное на женщину. Однако если в нежности другой человек переживается как значимый субъект, то в возбуждении происходит объективация, превращение другого в значимый объект, вещь. Вспыхивающая страсть к малознакомой женщине объективирует ее, ею хочется овладеть, и она, по сути своей, в сознании «жаждущего» мало отличается от вещи.

У многих мужчин нежность и вожделение раздваиваются, и к одной женщине испытываешь нежность, а к другой – сильное и агрессивное влечение, в котором нет дела до чувств и переживаний объекта этого влечения. Зрелое, сформированное эротическое чувство соединяет нежность и страсть в единый поток, от которого и сносит крышу.

Раздвоение этого потока в одном из крайних своих проявлений приводит к «комплексу мадонны-блудницы», когда одни женщины – «для любви», а другие – «для секса». Соединение возбуждения и нежности приводит к тому, от возбуждения к нежности переходит активность, а от нежности к возбуждению – забота о партнере, что формирует любовь.

Нежность к женщине, если дать ей свободно развиваться и выражать, начинает сопровождаться эротическим чувством, которое, если его опять-таки не тормозить, может перетечь в возбуждение (связанное с переживанием интимности и близости), и это возбуждение основано на более прочном основании, чем вожделение к женщине, к которой не испытываешь нежности.

«Мне нравится с ней общаться, но у меня почти нет сексуального желания...» — «А какое желание тогда есть?» — «Хочется бережно обнять ее»… — «А чувствуешь что, когда хочется обнять ее?» — «Какое-то чувство очень теплое… Она такая ранимая, теплая… И странно – когда я об этом вспоминаю, у меня возникает желание…»…

Если нежность – это что-то недостойное настоящего мужчины, то как реакция на это ощущение возникает стыд. Нежность основана на привязанности, и если привязанность пугает и ассоциируется с потерей свободы, то реакцией на ощущение нежности может быть смутное беспокойство, корнями уходящее в страх.

В обоих случаях от нежности можно «защититься» при помощи обесценивания или этого чувства, или партнера… Происходит обеднение эмоционального контакта с женщиной, и я однажды услышал от одного мужчины грустное признание: «Я не знаю, что делать с женщиной, кроме секса»…

Как будто с женщиной нельзя говорить о волнующих тебя темах, нельзя быть расслабленным с ней, нельзя обращаться за поддержкой в трудные минуты, оказывать ей помощь самому (и чувствовать себя при этом сильным и нужным)… Женщина-объект, который, к тому же, может мешать своими чувствами – на них нужно как-то реагировать… (впрочем, про привязанность – это отдельная большая тема).

Нежность позволяет выйти за собственные границы, являясь одним из переживаний, направленных на преодоление изначального, экзистенциального одиночества людей. В этом ее огромная сила, и, как обратная сторона, слабость.

Когда нежности слишком много, другой человек снова превращается в объект, на которого изливается такое количество теплых чувств, что уже хочется отстраниться, защищаться, и возникает раздражение, переходящее в злость на то, что его уже не видят.

Это уже прелюдия к полному слиянию, превращение нежности в нечто иное, когда состояние другого человека неважно, а значение имеет только свое собственное желание выражать и выражать накопленные чувства, игнорируя ответную реакцию.

Одного человека детстве просто-таки насиловали этой «другой нежностью», требуя, чтобы он целовал свою тетю, которая хватала в своих объятья племянника и долго его не выпускала, игнорируя его желание отстраниться…





Нежность без слияния – это взаимное переживание, при котором я чувствую своего партнера, и отзываюсь на его движения, даже если это движение – отстранение. Там, где возникает слияние, нежность трансформируется в другие переживания.

Например в умиление, для которого вообще неважна реакция того, на кого направлено это умиление: от тисканья малыша, которого это уже достало, до перепуганного животного, которого передают из рук в руки с «мимимишечными» переживаниями. «Раз мне это нравится и я чувствую такие хорошие чувства, то и ты, объект моих чувств, должен радоваться и чувствовать что-то похожее». Еще это может быть «похоже на родительскую заботу и умиление, которое тоже прекрасно в определенном возрасте, но во взрослых отношениях вызывает скорей отвращение и агрессию» (Р.Гомолицкий)

Отдельная история – это нежность мужчин друг к другу. Она не окрашена сексуально, но тормозится значительно больше, чем нежность к женщине. Все эти грубоватые объятья, толчки в плечо, рукопожатия с предварительным размахом руки, постоянные «подколки» друг друга – все они могут маскировать ту самую нежность, которую невозможно выразить прямо…

А сложно не только потому, что это ассоциируется с женственностью или гомосексуальностью, но и потому, что очень мало опыта нежности со стороны своих отцов. Мамы могут любить и ласкать своих ненаглядных мальчиков, а отцы часто сдерживают свои переживания по отношению к сыновьям, чтобы не «вырос мягкотелым». К чему эти «телячьи нежности»… И получается выразить свои чувства только через неуклюжие объятья или замечания-похвалы — если вообще получается. С дочками проще получается.

 

Это Вам будет интеерсно:

Мы так хорошо научились терпеть, что разучились жить

Любовь возможна только тогда, когда не боишься потерять партнера

 

А потребность быть нежным и в нежности – она остается. «Нерастраченная нежность» — это не что иное, как потребность в любви. В том, чтобы я был ценностью для другого, и чтобы со мной обращались как с ценностью, а значит – бережно, трепетно, нежно. И в том, чтобы у меня в жизни были люди, чье существование переживается как важное и ценное для меня, это такое удовольствие – нежно заботиться о том, что ценно для меня, и видеть, как откликается другой человек на мою заботу… В конце концов, мы вовсе не не так уж и неуязвимы и «противоударны», как кажется со стороны.опубликовано 

 

Автор: Илья Латыпов

 



Источник: tumbalele.livejournal.com/90803.html

Частный дом Sugar Gum на побережье

Поделиться



        








        Проектное бюро Rob Kennon Architects представило частный дом Sugar Gum, расположенный прямо на побережье австралийского штата Виктория. Он был построен на месте старой хижины, прослужившей семье с шестью детьми на протяжении долгих 34 лет. Новый дом занимает площадь 210 кв.м. Главным требованием владельца было не только расширение резиденции, но и улучшение внутренней планировки, большая открытость, защита от ветров и бесконечных дождей в зимнее время года, а также прямых солнечных лучей летом. Архитекторам важно было спроектировать новый дом таким образом, чтобы он не подавлял красивое природное окружение, а стал его частью.









        Новая резиденция представлена двумя павильонами — один спальный, второй дневной. Дневной блок занимают гостиная, столовая, кухня и прачечная, он рассчитан на большое количество гостей. Четыре спальни, включая хозяйскую, ванные комнаты и гардеробные расположены отдельно, что позволяет жильцам насладиться тишиной в любое время. Дом представляет собой стальную модульную конструкцию с панорамными окнами и прилегающими террасами.













Источник: /users/104

Android помог создать больше альтернатив и инноваций на мобильной платформе, чем когда-либо существовало

Поделиться



Ответ Google на обвинения Еврокомиссии
Трудно поверить, но 10 лет назад смартфонов практически не было. Люди использовали примитивные телефоны с очень базовой функциональностью, настоящий кошмар для разработчиков. Создавать приложения приходилось отдельно для каждой модели и платформы. У нас в Google был целый шкаф с сотнями телефонов, на каждом из них мы тестировали софт перед выпуском.

Android родился по причине этого бардака. Мы надеялись сделать качественную операционную систему с открытым исходным кодом, чтобы стимулировать инновации и дать возможность производителям и разработчикам сосредоточиться на том, что у них выходит лучше всего. В то время большинство людей думали, что план отличный.

А теперь в наше время. Скорость инноваций никогда не была такой высокой. Смартфоны продаются по всему миру огромными объёмами, сотни миллионов ежеквартально, а средняя цена упала на 23% с 2012 по 2014 гг. Сейчас мощный смартфон без субсидий и контрактов можно найти дешевле $100. Экосистема приложений просто взорвалась и даёт людям больше выбора, чем когда-либо.

Android стал ключевым элементом этой революции, поощряя конкурентоспособность и наличие альтернативных вариантов, снижение цен, увеличение выбора для каждого (сейчас на рынке более 18 000 различных моделей устройств).

  • Это система с открытым исходным кодом, которую каждый может использовать бесплатно — это правда, буквально каждый. И не только на телефонах. Сегодня люди строят почти что угодно на Android, включая планшеты, часы, телевизоры, автомобили и другое. Некоторые Android-устройства используют сервисы Google, а другие нет.
  • Наш каталог Google Play содержит более миллиона приложений, мы выплатили более $7 млрд дохода за последний год разработчикам и издателям контента.
  • Приложения, которые напрямую конкурируют с Google, такие как Facebook, Amazon, Microsoft Office и Expedia, легко доступны пользователям Android. В конце концов, многие из этих приложений предустанавливаются на смартфоны вместе с приложениями Google. Хороший пример — последний Samsung S6, где предустановлены программы Facebook, Microsoft и Google.
  • У разработчиков есть выбор между платформами, а более 80% из них делают приложения сразу для нескольких мобильных ОС.
Еврокомиссия задавала вопросы о наших партнёрских соглашениях. Нужно помнить, что они совершенно добровольные — повторяю, можно использовать Android без Google — но предоставляют реальные преимущества для пользователей Android, разработчиков и всей экосистемы.

Соглашения против фрагментации, например, призваны гарантировать одинаковую работу приложений на всех видах разных Android-устройств. (В конце концов, будет довольно обидно, если скачав приложение для одного смартфона, вы не сможете его запустить на другом смартфоне, которым временно пользуетесь). И наши соглашения о распространении приложений должны гарантировать, что люди сразу получают качественный набор сервисов «из коробки» с полезными программами сразу на главном экране (сколько из нас могут провести день без карт и электронной почты?). Это также помогает производителям устройств Android конкурировать с Apple, Microsoft и другими мобильными экосистемами, в которых сразу установлены похожие базовые приложения. И помните, что эти соглашения о распространении не являются эксклюзивными, так что производители имеют право устанавливать свои собственные приложения и приложения от других компаний. Если сравнить с Apple — самым прибыльным в мире производителем мобильных телефонов — на телефоны Android предустанавливается гораздо меньше приложений Google, чем приложений Apple на устройства iOS.

Мы рады успеху Android и понимаем, что с успехом приходит и критика. Но ведь не только Google получила преимущества от успеха Android. Модель Android позволила производителям конкурировать со своими уникальными инновациями. Разработчики получили доступ к гигантской аудитории, многие из них создали крупные бизнесы. А пользователи теперь имеют непревзойдённый выбор и цены, низкие как никогда. Мы надеемся обсудить эти вопросы более подробно с Еврокомиссией в течение ближайших месяцев.

Hiroshi Lockheimer, VP of Engineering, AndroidВы одобряете антимонопольные обвинения Еврокомиссии по поводу ОС Android?
Да
Нет
Не знаю, нужно изучить все факты
Проголосовало 779 человек. Воздержалось 75 человек. Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

Источник: geektimes.ru/post/249056/