Ученые выяснили, как человеческий мозг адаптируется ко лжи

Поделиться



Нейробиология медитации

Поделиться







Когда в 2005 г. Нейробиологическое общество позвало Тензина Гьяцо (14-го далай-ламу) на свое ежегодное заседание в Вашингтоне, среди 35 тыс. присутству­ющих несколько сотен человек требовали отменить приглашение. Они считали, что на научном собра­нии нет места религиозным лидерам. Но оказалось, что именно он задал собравшимся провокационный и полезный вопрос. Тензин Гьяцо спросил: «Какая может быть связь между буддизмом, древнеиндийскими религиозно-фи­лософскими традициями и современной наукой?»

Прежде чем начинать разговор, далай-лама уже успел кое-что сделать для поиска ответа на этот вопрос. В 1980-х гг. он инициировал обсуждение перспектив со­трудничества науки и буддизма, что привело к созданию Института «Ум и жизнь», направленного на изучение ме­дитативных наук. В 2000 г. он поставил перед проектом новую цель, организовав направление «Медитативная нейробиология», и пригласил ученых изучать активность мозга у буддистов, серьезно занимающихся медитацией и имеющих более 10 тыс. часов практики.

За прошедшие 15 лет более 100 буддистов, монахов и мирян, а также большое количество людей, недавно начавших заниматься медитацией, приняли участие в научных экспериментах в Висконсинском университе­те в Мадисоне и в 19 других университетах. Статья, ко­торую вы сейчас читаете, — результат сотрудничества между двумя нейробиологами и буддийским монахом, первоначально учившимся на биолога.

Сравнив картины активности мозга у людей, медити­ровавших в своей жизни десятки тысяч часов, и тех, кто занимается этим недавно, мы начали понимать, почему такие методы тренировки сознания могут дать большие когнитивные и эмоциональные преимущества. Цели ме­дитации пересекаются со многими задачами клиниче­ской психологии, психиатрии, профилактической меди­цины и образования. Все большее число исследований свидетельствует в пользу того, что медитация может быть эффективна при лечении депрессии, хронических болей и для формирования общего ощущения благопо­лучия.

Открытие преимуществ медитации согласуется с дан­ными, которые были недавно получены нейробиологами, что взрослый мозг сохраняет способность значительно меняться под воздействием опыта. Было показано, что в мозге происходят изменения, когда мы, например, учимся жонглировать или играть на музыкальном ин­струменте, и такое явление называют нейропластичностью. По мере возрастания мастерства у скрипача уве­личиваются области мозга, контролирующие движения пальцев. По-видимому, похожие процессы происходят и при медитации. В окружающей среде ничего не меня­ется, но медитирующий регулирует свое психическое состояние, создавая внутренний опыт, который влияет на работу и структуру мозга. В результате проводящихся исследований накапливаются доказательства позитив­ного воздействия медитации на мозг, мышление и даже на весь организм в целом.

Достижения в области нейровизуализации и других технологий позволили ученым понять, что происходит в мозге при каждой из трех основных форм буддистской медитации—концентрации внимания, осознанности и сострадания. Приведенная ниже схема позволяет увидеть цикл событий, происходящих во время медитации внимания, и активацию соответствующих им областей мозга. (кликабельно)





 

Что такое медитация?

Медитация встречается в духовных практиках почти всех крупных религий. СМИ, упоминая о медитации, ис­пользуют это слово в разных значениях. Мы будем гово­рить о медитации как о способе развития основных че­ловеческих качеств, таких как устойчивость и ясность ума, душевное равновесие и даже любовь и сострада­ние, — тех качеств, которые спят, пока человек не прило­жит усилия для их развития. Кроме того, медитация — это процесс знакомства с более спокойным и гибким об­разом жизни.

Медитация — достаточно простое занятие, и ею мож­но заниматься где угодно. Для этого не требуется специ­ального оборудования или формы одежды. Чтобы начать «тренировку», человек должен принять комфортную позу, не очень напряженную, но и не слишком расслабленную, и пожелать изменений в себе, благополучия и облегче­ния страданий другим людям. Потом необходимо ста­билизировать сознание, которое часто бывает неупоря­доченно и наполнено потоком внутреннего шума. Чтобы контролировать сознание, его надо избавить от автоматических мыслительных ассоциаций и внутренней рас­сеянности.

Рассмотрим, что происходит в мозге во время трех распространенных типов медитации, которые приш­ли из буддизма, а сейчас используются вне религиозно­го контекста в больницах и школах по всему миру. Пер­вый тип медитации— так называемая медитация — концентрация внимания: сознание в текущий момент времени ограничивают и направляют, развивая спо­собность не отвлекаться. Второй тип — медитация осознанности (ясного ума) или свободного восприятия, во время которой человек стремится развить спокойное понимание собственных эмоций, мыслей и чувств, пе­реживаемых им в настоящее время, чтобы не позволить им выйти из-под контроля и довести его до психического расстройства. При этом типе медитации человек сохра­няет внимание к любым своим переживаниям, но не фо­кусируется на чем-то конкретном. И, наконец, третий тип известен в буддистской практике как сострадание и милосердие и способствует альтруистическому отно­шению к окружающим.

Под наблюдением приборов

Нейробиологи лишь недавно начали изучать явления, происходящие в мозге при различных типах медита­ции. Венди Хазенкамп (Wendy Hasenkamp) из Универси­тета Эмори вместе с коллегами использовала томогра­фию, чтобы выявить участки мозга, в которых наблюда­ется повышенная активность концентрации внимания во время медитации. Находясь в томографе, испытуемые сосредоточивались на ощущениях при дыхании. Обыч­но внимание начинает ускользать, медитирующий дол­жен распознать это и вернуть себе сосредоточенность на ритме вдоха и выдоха. В данном исследовании испы­туемый должен был с помощью кнопки подать сигнал о потере внимания. Исследователи определили, что су­ществует цикл из четырех этапов: ускользание внима­ния, момент осознания отвлечения, переориентация внимания и возобновление сосредоточенного внимания.

На каждом из четырех этапов задействованы разные участки мозга. На первом этапе, когда происходит отвле­чение, усиливается активность областей, образующих сеть пассивного режима работы мозга. Она объединя­ет такие области, как медиальная префронтальная зона коры, задняя поясная кора, предклинье, нижняя темен­ная долька и латеральная область височной коры. Известно, что данные структуры активны в то время, когда мы «витаем в облаках». Они играют ведущую роль в соз­дании и поддержании внутренней модели мира, осно­ванной на долговременной памяти о себе и окружающих.





В то время как один из соавторов этой статьи, Матье Рикар медитирует, активность его мозга активно регистрируется с помощью электроэнцефалограммы мозга.

На втором этапе, когда осознается отвлечение, активи­руются другие участки мозга — передняя часть остров­ка и передняя поясная кора (структуры образуют сеть, отвечающую за познавательные и эмоциональные функ­ции). Эти области связаны с субъективно воспринимае­мыми чувствами, которые могут, например, способство­вать отвлечению во время выполнения задания. Пред­полагается, что они играют ключевую роль в выявлении новых событий и переключении между разными сетями нейронов во время медитации. Например, они могут вывести мозг из пассивного режима работы.

На третьем этапе вовлекаются дополнительные об­ласти, в том числе дорсолатеральная префронтальная кора и нижнелатеральная часть теменной доли, кото­рые возвращают внимание, «отцепляя» его от отвлека­ющего стимула.

И, наконец, на последнем, четвертом этапе сохраняет­ся высокий уровень активности в дорсолатеральной пре­фронтальной коре, что позволяет удерживать внимание медитирующего на заданной цели, например на дыхании.

В дальнейшем мы наблюдали в нашей лаборатории в Висконсине различия активности мозга в зависимо­сти от опыта испытуемых. Как это ни парадоксально, но у людей, имевших серьезный опыт медитации (более 10 тыс. часов), по сравнению с новичками наблюдалась меньшая активность в областях, связанных с восста­новлением внимания. По мере накопления опыта люди учатся удерживать внимание, затрачивая меньше усилий. Похожее явление наблюдается у профессиональных музыкантов и спортсменов, выполняющих действия ав­томатически с минимальным сознательным контролем.

Кроме того, для исследования влияния медитации, связанной с концентрацией внимания, мы изучали до­бровольцев до и после трехмесячного периода интен­сивных занятий как минимум по восемь часов вдень. Им выдавали наушники, из которых раздавались зву­ки определенной частоты, а иногда— чуть более высо­кие звуки. На протяжении десяти минут люди должны были сосредоточиться на звуках и реагировать на воз­никающий более высокий тон. Оказалось, что у людей после периода длительных медитаций было меньше раз­личий в скорости реакции от раза к разу по сравнению с теми, кто не занимался медитацией. Это означает, что после длительных тренировок сознания человек лучше сохраняет внимание и реже отвлекается. У людей с опы­том медитации электрическая активность в ответ на вы­сокие звуки была более стабильной.

Поток сознания

Во второй, тоже хорошо изученной форме медитации,  участвует другой тип внимания. При медитации осоз­нанности, или свободного восприятия, медитирующий должен замечать все взгляды или звуки и отслеживать свои ощуще­ния, а также внутренний диалог. Человек остается в курсе происхо­дящего, не фокусируясь на каком- то одном чувстве или одной мысли, и возвращает себя к этому отстра­ненному восприятию, как только сознание начинает блуждать.

В ре­зультате таких упражнений обыч­ные повседневные раздражающие события — агрессивный колле­га на работе, назойливый ребенок дома— теряют разрушающее дей­ствие и развивается ощущение пси­хологического благополучия.

Вместе с Хелен Слагтер (Heleen Slagter), работавшей с нами в Ви­сконсине, мы захотели разобрать­ся в том. как такой вид занятий ме­няет восприятие.

Мы оценивали, как медитация осознанности влия­ет на способность замечать быстро предъявляемые зрительные стиму­лы. Участники эксперимента долж­ны были заметить два числа, кото­рые быстро мелькали на экране сре­ди череды букв. Если второе число возникало спустя 300 миллисекунд после первого, люди часто не замечали второго. Такое яв­ление называют миганием внимания. Если второе чис­ло возникает через 600 миллисекунд, обычно проблем с тем, чтобы его заметить, не возникает. Мигание внимания возникает из-за того, что мозгу сложно анализиро­вать два стимула, предъявляемых с маленьким интерва­лом. Если на первый стимул направлено слишком много внимания, то второй обычно не замечают, хотя во вре­мя некоторых предъявлений наблюдатель его видит.

Мы предположили, что занятия медитацией могут умень­шить склонность «застревать» на первом стимуле. При медитации осознанности люди учатся видеть и не реаги­ровать, и в результате может снизиться вероятность ми­гания внимания. И действительно: оказалось, что после трех месяцев интенсивных занятий медитацией люди замечали оба числа чаще, чем представители контрольной группы. Улучшение восприятия отразилось также и в ослаблении реакции мозга на первое число. В резуль­тате наблюдений за электрической активностью моз­га, а именно за амплитудой P3b-компонента вызванного потенциала, которая позволяет оценить распределение внимания, выяснилось, что люди, занимающиеся меди­тацией, могут оптимизировать свое внимание таким об­разом, чтобы свести к минимуму эффект мигания.

Осознание неприятных ощущений позволяет умень­шить неадаптивные эмоциональные реакции, помога­ет преодолеть неприятные ощущения и может быть осо­бенно полезным для борьбы с болью. В нашей лаборато­рии в Висконсине мы изучали людей, имеющих большой опыт медитации, в то время как они занимались слож­ной формой медитации осознанности, называемой от­крытым присутствием. При такой разновидности ме­дитации, которую еще иногда называют чистым вос­приятием, сознание спокойно и расслаблено, ни на чем не сосредоточено, но при этом сохраняется живая яс­ность ума без возбуждения или заторможенности. Медитирующий наблюдает, не пытаясь интерпретировать, изменить, избавиться или проигнорировать болезнен­ные ощущения. Мы обнаружили, что при медитации ин­тенсивность боли не снижается, но это беспокоит меди­тирующего меньше, чем людей из контрольной группы.

По сравнению с новичками у людей, имеющих большой опыт медитации, в период перед болевым воздействием наблюдалась меньшая активность в областях мозга, свя­занных с тревожностью,— островке и миндалине. При повторных болевых воздействиях в мозге опытных меди­тирующих в областях, связанных с болью, наблюдалось более быстрое привыкание, чем у новичков. В других те­стах,  проведенных в нашей лаборатории, было показано, что тренировки сознания повышают способность кон­тролировать и смягчать основные физиологические ре­акции, например воспаление или выделение гормонов в социальных стрессовых ситуациях, таких как публич­ное выступление или устный счет перед лицом строгой комиссии.

В нескольких исследованиях показано, что медита­ция осознанности благотворно влияет при симптомах тревожности или депрессии, а также улучшает сон. По­лучив возможность сознательно наблюдать и отслежи­вать свои мысли и эмоции, пациенты с депрессией могут использовать медитацию в тревожных ситуациях для управления спонтанно возникающими и навязчивыми негативными мыслями и чувствами. Клинические пси­хологи Джон Тисдейл (John Teasdalc), работавший в Кем­бриджском университете, и Зиндел Сигал (Zindel Segal) из Торонтского университета в 2000 г. показали, что у пациентов, которые ранее пережили не менее трех пе­риодов депрессии, после шести месяцев занятий меди­тацией осознанности в сочетании с когнитивной пси­хотерапией риск рецидива в течение года снижается примерно на 40%. Позже Сегал показал, что медитация действует лучше, чем плацебо, и по эффективности со­поставима со стандартными способами антидепрессивной терапии.





Сострадание и милосердие

Третий тип медитации развивает чувства сострадания и милосердия по отношению к людям. Вначале медити­рующий осознает потребности другого человека, затем испытывает искреннее желание помочь или облегчить страдания других людей, защищая их от их собственно­го деструктивного поведения.

Войдя в состояние сострадания, медитирующий ино­гда начинает испытывать те же чувства, что и другой человек. Но для формирования сострадательного состо­яния недостаточно наличия просто эмоционального ре­зонанса с чувствами другого. Должно еще быть беско­рыстное желание помочь тому, кто страдает. Эта форма медитации, направленная на любовь и сопережива­ние, больше, чем просто духовное упражнение. Пока­зано, что она помогает сохранить здоровье социальным работникам, учителям и другим людям, имеющим риск эмоционального выгорания из-за переживаний, кото­рые они испытывают, глубоко сочувствуя проблемам других людей.

Медитация начинается с того, что человек фокусиру­ется на безусловной доброжелательности и любви к дру­гим и молча повторяет про себя пожелание, например: «Пусть все живые существа найдут свое счастье и осво­бодятся от страданий». В 2008 г. мы изучали активность мозга людей, занимавшихся этим видом медитации тысячи часов. Мы давали им прослушать голоса страдающих и обнаружили у них увеличенную активность не­которых областей мозга. Известно, что в эмпатии и дру­гих эмоциональных реакциях задействованы вторичная соматосенсорная кора и островок. При прослушивании страдающих голосов у опытных медитирующих по срав­нению с контрольной группой данные структуры акти­визировались сильнее. Это означает, что они лучше раз­деляли чужие чувства, не испытывая эмоциональной перегруженности. У опытных медитирующих также на­блюдалась повышенная активность в височно-теменном узле, медиальной префронтальной коре и области перед­ней височной борозды. Все эти структуры обычно акти­вируются, когда мы мысленно ставим себя на место дру­гого человека.

Недавно Таня Зингер (Tania Singer) и Ольга Климецки (Olga Klimecki) из Института человеческой когнитологии и науки о мозге Общества им. Мак­са Планка вместе с одним из авторов этой статьи (Матье Рикаром) попыта­лись выявить различия между обыч­ной эмпатией и состраданием у медитирующего. Они показали, что со­переживание и альтруистическая любовь связаны с положительны­ми эмоциями, и предположили, что эмоциональное истощение или выго­рание представляет собой, по сути, «утомление» эмпатии.

В соответствии с буддистскими традициями созерцания, от кото­рых пошла эта практика, сострада­ние не должно вызывать утомления и уныния, оно укрепляет внутреннее равновесие, силу духа и придает ре­шимости помочь страдающим. Ког­да ребенок попадает в больницу, мать принесет больше пользы, если будет держать его за руку и успокаивать нежными словами, чем если, перегружен­ная эмпатией и тревогой, не вынеся вида больного ребен­ка, будет метаться взад-вперед по коридору. В последнем случае дело может кончиться выгоранием, от которого, согласно проведенным в США исследованиям, страдали примерно 60% из 600 опрошенных людей, ухаживавших за больными.

Для дальнейшего изучения механизмов эмпатии и со­страдания Климецки и Зингер разделили около 60 до­бровольцев на две группы. У участников первой груп­пы медитация была связана с любовью и состраданием, в другой группе развивали чувство эмпатии к окру­жающим. Как показали предварительные результа­ты, неделя медитации, основанной на любящей добро­те и сострадании, привела к тому, что участники, хоть и не имевшие ранее опыта, испытывали больше добро­желательных чувств во время просмотра видеозаписи со страдающими людьми. Участники из другой группы, которые в течение недели только тренировались в эмпа­тии, переживали те же эмоции, что и страдающие люди на видео. Эти эмоции вызывали негативные чувства и мысли, и участники из этой группы испытывали силь­ный стресс.

Выявив такие разрушительные последствия, Зингер и Климецки провели со второй группой занятия медита­цией сострадания. Оказалось, что дополнительные за­нятия снизили негативные последствия тренировки эм­патии: количество отрицательных эмоций снизилось, а доброжелательных— возросло. Это сопровождалось соответствующими изменениями в областях мозга, свя­занных с сочувствием, положительными эмоциями и ма­теринской любовью, в том числе в орбитофронтальной коре, вентральном стриатуме и передней цингулярной коре. Кроме того, исследователи показали, что трениров­ка сострадания в течение недели усиливала просоциальное поведение в компьютерной игре, специально разра­ботанной для оценки желания помочь окружающим.

Двери сознания

Медитация помогает изучать природу мышления, давая человеку возможность самому исследовать свои созна­ние и психическое состояние. В Висконсине мы изучали электрическую активность мозга у буддистов, имеющих большой опыт медитации, записывая электроэнцефалограмму (ЭЭГ) во время медитации сострадания.

Оказалось, что опытные буддисты могли произволь­но поддерживать состояние, характеризующееся опре­деленным ритмом электрической активности мозга, а именно высокоамплитудные гамма-колебания с часто­той 25-42 Гц. Такая координация электрической актив­ности мозга может иметь большое значение для созда­ния временных нервных сетей, объединяющих когни­тивные и эмоциональные функции в процессе обучения и осознанного восприятия, что может привести к долго­временным изменениям в мозге.

На протяжении медитации высокоамплитудные коле­бания продолжались в течение нескольких десятков се­кунд, причем их было тем больше, чем больше был опыт медитирующего. В первую очередь такие особенности ЭЭГ были выражены в латеральной области лобно-те­менной части коры. Они могут отражать у людей повы­шение осведомленности об окружающей среде и вну­тренних мыслительных процессах, однако для пони­мания роли гамма-ритма требуются дополнительные исследования.

Медитация не только вызывает изменения определен­ных когнитивных и эмоциональных процессов, но и спо­собствует увеличению некоторых участков мозга. Пред­положительно это вызвано увеличением числа связей между нейронами. Предварительное исследование, проведенное Сарой Лазар (Sara Lazar) с коллегами из Гар­вардского университета, показало, что у людей с боль­шим опытом медитации увеличился объем серого ве­щества в островковой доле и в префронтальной коре, а конкретнее в полях 9 и 10 по Бродману, которые часто активируются при различных формах медитации. Такие различия были наиболее выражены у пожилых участ­ников исследования. Предполагается, что медитация может замедлять скорость истончения мозговой ткани, происходящего с возрастом.

В дальнейшей работе Лазар с коллегами показали, что у тех испытуемых, у кого в результате занятий медита­цией осознанности сильнее всего снизилась реакция стресса, уменьшился также и объем миндалины — обла­сти мозга, участвующий в формировании страха. Позже Эйлин Людерс (Eileen Luders) из Калифорнийского уни­верситета в Лос-Анджелесе вместе с коллегами обнаружила. что медитирующие отличаются количеством ак­сонов— волокон, соединяющих разные участки мозга. Предполагается, что это связано с повышением количе­ства соединений в мозге. Такое наблюдение свидетель­ствует в пользу предположения, что занятия медита­цией действительно вызывают структурные изменения в мозге. Важный недостаток этих работ— отсутствие долгосрочных исследований, в которых люди наблюда­лись бы на протяжении многих лет, и отсутствие срав­нительных исследований людей одного возраста и схо­жей биографии, которые различались бы только тем, ме­дитируют они или нет.

Существуют даже такие данные, что медитация и способность с ее помощью улучшать собственное со­стояние могут снижать воспаление и другие биологи­ческие реакции, происходящие на молекулярном уров­не. Как было показано в исследовании, проведенном совместно нашей группой и группой под руководством Перлы Калиман (Perla Kaliman) из Института биомеди­цинских исследований в Барселоне, для опытного ме­дитирующего достаточно одного дня интенсивной ме­дитации осознанности, чтобы снизить активность ге­нов, связанных с воспалительной реакцией, и повлиять на работу белков, активирующих эти гены. Клифф Ca­pon (Cliff Saron) из Калифорнийского университета в Дэ­висе изучал влияние медитации на молекулу, участву­ющую в регуляции продолжительности жизни клетки. Эта молекула — фермент теломераза, удлиняющий ДНК на концах хромосом. Концы хромосом, называемые теломерами, обеспечивают сохранность генетического материала во время деления клетки. Во время каждо­го деления теломеры укорачиваются, и когда их дли­на снижается до критической величины, клетка пре­кращает делиться и постепенно стареет. По сравнению с контрольной группой у медитирующих более эффек­тивно снижался психологический стресс и наблюдалась более высокая теломеразная активность. Иногда заня­тия медитацией осознанности могут замедлять процес­сы клеточного старения.

Путь к благополучию

За 15 лет исследований удалось показать, что продолжи­тельные занятия медитацией не только значительно ме­няют структуру и работу мозга, но и существенно влия­ют на биологические процессы, критически важные для физического здоровья.

Необходимы дальнейшие исследования с использова­нием четких рандомизированных контролируемых ис­пытаний, чтобы отделить эффекты, вызванные медита­цией, от связанных с другими психологическими фак­торами, которые также могут влиять на результаты исследований. Это, например, уровень мотивации меди­тирующих и роли, которые играют учителя и ученики в группе медитирующих. Дальнейшие исследования не­обходимы и для выяснения возможного негативного по­бочного эффекта от медитации, желательной продолжи­тельности занятий и способов их адаптации к нуждам конкретного человека.

Но и с учетом всех предосторожностей очевидно, что в результате исследований медитации мы получили но­вое понимание методов психологической подготовки, которые потенциально могут улучшить здоровье и бла­гополучие человека. Не менее важно, что способность развивать сострадание и другие положительные челове­ческие качества закладывает основу для создания эти­ческих норм, непривязанных к какой-либо философии или религии. Это может глубоко и благотворно влиять на все аспекты человеческого общества.

Перевод: И.С. Багоцкая

опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: olmins.info/nejrobiologiya-meditacii/.html

Спокойной ночи, мозг

Поделиться



Отрывок из книги «Еда и мозг» невролога Дэвида Перлмуттера о важности здорового сна, стрессе и гормонах, ответственных за аппетит   Мы публикуем главу из книги «Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью» невролога Дэвида Перлмуттера о том, почему работа нашего мозга зависит от качества и количества сна.


Когда 48-­летний биржевой брокер Самуэль пришел ко мне на прием одним ноябрьским вечером, то попросил меня «наладить его здоро­вье». Со мной это было не впервые, нередко ко мне обращались с та­кой общей и слегка размытой просьбой. Но я знал, чего на самом деле он хотел: Самуэль хотел, чтобы я проникся его страданием и помог ему впервые почувствовать себя человеком, пышущим здоровьем. Это сложная задача для любого доктора. Тем не менее в одутловатом лице пациента было нечто такое, что мгновенно навело меня на мысль о его возможной проблеме. Изучив анамнез и основные жалобы, я выяснил, что Самуэль страдал сниженной функцией щитовидной железы и по­лучал определенные препараты. Он сказал, что его жизнь полна стрес­сов, но общее состояние оценил как хорошее. Мне было не за что зацепиться, кроме прошлых проблем со здоровьем, но внезапно пациент сообщил, что у его сына в младенчестве отмечалась чувствительность к твердой пище, а впоследствии диагностирована чувствительность к глютену. Начав углубляться в проблему со щитовидной железой, я выяснил, что Самуэль страдал аутоиммунным заболеванием — тиреоидитом Хашимото.

Результат дальнейшего обследования показал, что у него была очень высокая чувствительность к глютену: уровень только одного из 24 изученных антител был в пределах нормы. Самуэль отчаянно нуждался в рационе без клейковины.

 





Хранение памятиНейробиолог Павел Балабан о перезаписи воспоминаний, ретроградной амнезии и молекулах памяти

Через четыре месяца после того, как он начал придерживаться диеты, я получил от него письмо, которое невольно заставило меня улыбнуться. Самуэль признался, насколько несчастным был в момент, когда решился записаться ко мне на прием. Очевидно, он лукавил, когда описал свое здоровье словом «хорошее». Судя по всему, все было далеко не хорошо. Он писал: «Прежде чем у меня диагностировали гиперчувствительность к глютену, казалось, что я падаю в пропасть… Несмотря на то что мне было чуть больше сорока, меня преследовало постоянное ощущение вялости. Мое настроение менялось в мгновение ока, и я срывался по мелочам. …Теперь я снова стал старым добрым беззаботным человеком, переполненным энергией, которой хватает на весь день. Сейчас я хорошо сплю по ночам, а боль в суставах прошла. Я снова могу ясно мыслить и не отвлекаться во время работы. Но и это не самое приятное: жир вокруг моей талии, от которого я никак не мог избавиться, в буквальном смысле слова растаял в течение двух недель».

Несмотря на то, что Самуэль не упомянул о проблемах со сном, когда я проводил первый осмотр, у меня возникло ощущение, что крепкий сон давно обходил его спальню стороной. Он выглядел измотанным. Многие мои пациенты до лечения страдают бессонницей. Для них это становится настолько привычным состоянием, что они забывают, что значит хорошо спать по ночам, пока снова не испытают удовольствие проснуться отдохнувшими. Возможно, Самуэль думал, что здоровый сон — всего лишь побочный эффект диеты, не содержащей глютен. Но за этим стоит нечто большее. Многие из нас недооценивают пользу сна, но это на самом деле один из самых ценных в жизни капиталов, который, во­-первых, достается нам бесплатно, а во-­вторых, жизненно важен для нашего благосостояния. Кроме того, сон — основной инструмент в борьбе против дегенеративных заболеваний мозга, и об этом вам как раз предстоит узнать.

Научные основы сновидений

Сегодня, как никогда раньше, мы понимаем всю ценность сна с научной точки зрения. Доклинические и клинические исследования продемонстрировали, что работа практически всех систем организма — особенно мозга — зависит от качества и количества сна. Среди многих доказанных преимуществ можно выделить его способность регулировать, сколько мы едим, насколько быстро происходит обмен веществ, толстеем мы или худеем, можем ли бороться с инфекциями, насколько креативными и проницательными можем быть, хорошо ли справляемся со стрессом, насколько быстро мы способны обрабатывать информацию, получать новые знания, организовывать воспоминания и хранить их. Здоровый сон, который для большинства из нас предполагает по крайней мере семь часов подряд, также оказывает влияние на наши гены.

В начале 2013 года английские ученые выяснили, что нехватка сна в течение одной недели изменяла работу 711 генов, включая те, которые отвечают за стресс, воспаление, иммунитет и метаболизм. Все, что оказывает отрицательное воздействие на эти важные функции организма, оказывает влияние и на мозг. Мы зависим от этих генов — ведь именно они обеспечивают постоянную поставку белков, отвечающих за восстановление поврежденной ткани. Несмотря на то, что мы не всегда можем заметить побочные эффекты плохого сна на генетическом уровне, мы, безусловно, ощущаем признаки хронической его нехватки: растерянность, ухудшение памяти, спутанность сознания, снижение иммунитета, ожирение, сердечно­-сосудистые заболевания, диабет и депрессия. Все эти состояния тесно связаны с мозгом.

 





Проблема сознания и мозга Нейробиолог Константин Анохин о коре головного мозга, изучении нервных коррелятов сознания и коматозных состояниях

Мы уже смирились с тем, что некоторые из нас отказываются от сна в пользу других потребностей организма. Эксперты сегодня кон­центрируются не только на его количестве, но и на качестве, то есть на его способности восстанавливать мозг. Что лучше: крепко спать в течение шести часов или восьми, но беспокойно? Возможно, кому-то покажется, что на такие вопросы легко ответить, и что мы знаем о сне все, что необходимо. Но наука все еще пытается разгадать, какое воз­действие он оказывает на мужчин и женщин. Как раз когда я занимался написанием этой главы, было опубликовано новое исследование об «удивительном влиянии сна на аппетит». Как оказалось, гормоны, на которые влияет недосыпание, отличаются у мужчин и женщин. Хотя исход аналогичен для обоих полов — склонность к перееданию, — лежащий в основе импульс к утолению голода различается. Что касается мужчин, недостаточный сон приводит к повышению уровней грелина — гормона, повышающего аппетит. У женщин недосыпание никак не влияет на грелин, но при этом снижает уровни глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП­1) — гормона, подавляющего аппетит. Без­условно, тонкая грань может показаться несущественной, ведь в результате мы все равно приходим к аналогичному исходу — начинаем больше есть, но именно этот факт и подтверждает, насколько плохо мы осведомлены о том, каким образом биохимия организма в целом реагирует на сон.

 

Если нам что­либо известно о нем наверняка, так это то, что с возрастом спать становится все сложнее. Данный факт обусловлен рядом причин, многие из которых связаны с медицинскими состояниями, способными нарушить даже самый крепкий сон. 40% людей в возрасте лишены крепкого сна из­-за таких хронических проблем, как апноэ и бессонница.

Доказана связь между нарушениями сна и снижением когнитивных способностей. Кристин Йоффе, психиатр из Калифорнийского университета, изучает людей в группе риска развития когнитивных расстройств и слабоумия. В своей клинике расстройств памяти она нашла общий знаменатель для самых распространенных жалоб пациентов — им всем сложно заснуть и не просыпаться в течение ночи. Пациенты сообщают, что на протяжении дня они чувствуют себя уставшими и им приходится делать небольшие перерывы на сон. Когда Йоффе провела несколько исследований, проанализировав за пять лет более 1300 взрослых в возрасте за 75, она отметила, что у людей с нарушением дыхания во сне или апноэ вероятность развития слабоумия с течением времени в два раза выше. Пациенты, страдающие от нарушений естественного суточного биоритма, или те, кто часто просыпался среди ночи, также находились в группе повышенного риска.

 





Сон и память Нейрофизиолог Ольга Сварник о значении сна, улучшении памяти и нейронах мозга

Суточный биоритм — сердце и душа нашего благополучия. Уже примерно в шестинедельном возрасте у нас вырабатывается модель повторяющейся активности, связанная с циклами дня и ночи, которая сохраняется на протяжении всей жизни. Подобно закатам и рассветам, эти ритмы повторяют себя примерно каждые двадцать четыре часа. Мы живем в соответствии с разнообразными циклами, совпадающими с 24­часовыми солнечными сутками: от цикла сна—бодрствования до установившихся биологических ритмов — повышения и снижения уровня гормонов, перепадов температуры тела, а также увеличения и уменьшения количества определенных молекул, которые оказывают положительное влияние на наше здоровье. Когда наш ритм находится не в гармонии с двадцатичетырехчасовыми солнечными сутками, мы чувствуем себя разбитыми или уставшими: именно это происходит в момент, когда мы, пересекая часовые пояса, заставляем организм быстро адаптироваться к новому циклу.

 

Создается впечатление, что многие люди не осознают, насколько тесно их биоритм укоренился в привычках, связанных со сном, и до какой степени он контролируется мозгом. Самый очевидный пример — температура тела, которая поднимается в течение дня, слегка снижается после обеда (отсюда и желание сделать перерыв на сон во второй половине дня), достигает максимума к вечеру, а затем снижается ночью — и все это следствие активности определенных гормонов в организме. Ранним утром температура находится на самом низком уровне, символизируя начало нового цикла. Это связано с тем, что уровни кортизола достигают максимума утром, а в течение дня снижаются. Люди, которые работают посменно, находятся в группе повышенного риска развития серьезных заболеваний.

Поэтому, когда в следующий раз вы будете чувствовать беспричинную усталость, перепады настроения, голод, жажду, заторможенность мышления, проблемы с памятью или даже тревогу, агрессию или возбуждение, задумайтесь о том, как вы спите в последнее время, чтобы понять истинную причину такого состояния. Достаточно будет сказать, что мы нуждаемся в надежной модели чередования бодрствования и здорового сна, чтобы регулировать работу гормонов.

Мы сконцентрируемся на одном из них, о котором практически все забывают, недооценивая его важность, — на лептине. Это бессменный координатор воспалительного ответа организма, который находится под огромным влиянием сна и помогает понять, испытываем ли мы потребность в углеводах.

Чем толще вы, тем меньше мозг

Открытие лептина, поразившее медицинское сообщество и навсегда изменившее не только взгляд на человеческое тело и его сложную гормональную систему, но также на сон и его истинную ценность, про­ изошло в 1994 году. Стоило предположить, что мы уже изучили все гормоны и их функции, как на горизонте появился новый, о существовании которого раньше и не подозревали. Возможно, это открытие запоздало по той причине, что лептин был найден в несвойственном для гормона месте — в жировых клетках.

Я уже говорил, что раньше эти клетки были для нас не более чем камерой, упакованной ненужными калориями, — скажем так, запасами на черный день. Но сейчас достоверно известно, что жировая ткань участвует в физиологических процессах так же интенсивно, как и другие жизненно важные органы, и все это благодаря лептину, который решает, будет ли у нас в конечном счете большой живот и, как следствие, маленький мозг. Если говорить простым языком, лептин — примитивный инструмент выживания. Он тесно связан с координированием метаболической, гормональной и поведенческой реакции в ответ на голод. Этот гормон оказывает мощнейший эффект на наши эмоции и поведение. Лептин — своего рода хранитель, стоит понять его устройство, и вы будете точно знать, как регулировать остальную гормональную систему, чтобы в итоге научиться виртуозно управлять
своим здоровьем.

 

Почему мы спим?

Биолог Владимир Ковальзон о фазах сновидений, депрессии и опытах с потерей контроля над освещением

Несмотря на то, что лептин находится в жировых клетках, это совсем не значит, что он плохой. В избыточном количестве он действительно может привести к проблемам, например к дегенеративным расстройствам. Но здоровые уровни лептина способны предотвратить большинство заболеваний, связанных со старением, тем самым продлевая жизнь. Чем выше ваша чувствительность к этому критически важному гормону, тем здоровее вы будете. Под чувствительностью я понимаю то, каким образом ваши рецепторы воспринимают лептин и используют его. Нора Гедгаудес, признанный специалист в области диетологии, дает краткое определение лептину в книге «Первобытное тело, первобытный разум»: «Лептин полностью контролирует метаболизм млекопитающих. Большинство людей полагают, что эту функцию выполняет щитовидная железа, но в действительности именно лептин регулирует скорость обмена веществ. Именно он решает, что делать с жиром: заставить нас почувствовать голод и накопить жир или же сжечь его. Лептин управляет воспалительной реакцией и может координировать работу нервной системы. Если какая­-либо часть гормо­ нальной системы работает неправильно, едва ли вы сможете полностью решить свои проблемы, пока не возьмете под контроль уровень
лептина».

 

В следующий раз, когда вы отложите вилку и встанете из-­за обеденного стола, скажите спасибо этому гормону. Когда ваш желудок наполняется, жировые клетки выделяют лептин, чтобы передать мозгу сигнал, что настало время остановиться. Это ваши тормоза. И это объясняет, почему люди с низким уровнем лептина склонны к перееданию.

Исследование 2004 года, которое считается эпохальным, показало, что у людей с 20%­-ным снижением уровня лептина чувство голода и аппетит увеличивались на 24%, вследствие чего они употребляли в пищу продукты с высоким содержанием калорий и углеводов: сладости, соленые снеки и продукты, содержащие крахмал. Что же послужило причиной такого падения уровня лептина? Недостаток сна.

У лептина и инсулина много общего, хотя они и противодействуют друг другу. Это две провоспалительные молекулы. Сам по себе лептин — цитокин. Он контролирует создание других воспалительных молекул в жировой ткани организма. И это объясняет, почему люди, страдающие избыточным весом и ожирением, подвержены различным воспалениям. Лептин и инсулин — важные персоны в управленческом звене организма, поэтому связанные с ними нарушения, как правило, спускаются вниз по спирали, нанося серьезный ущерб практически всем системам, захватывая даже те, которые не контролируются напрямую этими гормонами. Но и это еще не все. На лептин и инсулин отрицательно воздействуют одни и те же вещества, а самые страшные их враги — углеводы. Я уже рассказывал, как возникает инсулинорезистентность. Та же история и с лептином. Когда организм перегружен и подавлен веществами, вызывающими постоянные скачки уровней лептина, рецепторы лептина начинают выключаться, а у вас развивается устойчивость к этому веществу. Вы остаетесь один на один со своим телом, подверженным заболеваниям и всевозможным дисфункциям. Поэтому, несмотря на то, что уровни лептина повышены, он не выполняет свою основную функцию: не передает в мозг сигналы, что вы наелись. В результате вы не можете остановиться и продолжаете есть. А это грозит прибавкой в весе и ожирением, что чревато риском нарушения мозговой деятельности.

Ни один из известных в мире препаратов не способен нормализовать уровень лептина. А вот здоровый сон и здоровое питание обязательно помогут.

Обратная сторона медали: грелин

Еще один связанный с аппетитом гормон, о котором стоит упомянуть, прежде чем я продолжу свой рассказ, — это грелин. Они с лептином как инь и ян. Грелин вырабатывается желудком, когда он пуст, повышая тем самым аппетит. Он посылает в мозг сигнал, что вам необходимо поесть. Неудивительно, что нарушенное равновесие между лептином и грелином нанесет урон вашим вкусовым пристрастиям, ощущению наполненности желудка, способности противостоять искушениям на кухне, а значит, навредит вашей талии. Как показали исследования, уровни грелина у мужчин взлетали до небес в ответ на нарушение режима сна. Это провоцировало повышение аппетита и склонность к злоупотреблению продуктами с высоким содержанием углеводов и низким содержанием питательных веществ, которые легко превращаются в жир практически сразу после попадания в рот. Когда гормоны аппетита ведут себя ненадлежащим образом, нарушаются связи между мозгом и желудком. Вы ошибочно полагаете, что голодны, получая импульсы, которым сложно противостоять, вожделея те продукты, которые только замкнут порочный круг образования жира, повышая тем самым риск развития нарушений и заболеваний головного мозга. Проще говоря, если вы неспособны контролировать голод и аппетит, остается только пожелать вам удачи в управлении биохимией крови, метаболизмом, размером талии и, что самое главное, перспективой повреждения мозга, которая маячит на горизонте. На третьей неделе разработанной мною программы я попрошу вас сконцентрироваться на здоровом сне, чтобы вы смогли контролировать гормоны, оказывающие прямое влияние на судьбу вашего мозга. И вам не придется прибегать к разнообразным веществам, помогающим заснуть. Лучший сон для мозга — естественный.





Дэвид Перлмуттер

Associate Professor at the University of Miami School of Medicine, Director of Perlmutter Health Center (Naples, Florida), Medical Director of Perlmutter Hyperbaric Center (Naples, Florida)

Источник: postnauka.ru/longreads/33817

Как нами манипулируют в магазинах: приемы, которые Вы должны знать

Поделиться







Наш мозг больше не находится в неприкосновенности. Ученые настолько продвинулись в изучении этого органа, что теперь любой, кто обладает знаниями в области нейробиологии и психологии, легко может влиять на подсознание других людей, вызывать у них нужные эмоции, навязывать желания и привычки. Разумеется, это настоящий клад для различных компаний и торговых точек.

Как понять, делаем мы осознанный выбор или нами манипулируют? Мы действительно хотим купить этот товар или секретные методы маркетологов лишили нас возможности принять рациональное решение? Подробно об этом рассказывает психолог и известный эксперт по нейромаркетингу Дэвид Льюис.

Сексуальность на службе у торговли

Исследования показали, что сексуальные образы в рекламе — мощный мотиватор сделать покупку. Особенно этот метод действует на мужчин. Даже легкое половое влечение (которое может вызвать модель в купальнике или симпатичный продавец) становится толчком к потере самоконтроля и способности мыслить рационально. В этом случае решение о приобретении товара принимается гораздо импульсивнее. Причем сами покупатели не осознают, что их поведение как-то изменилось.

Таким сильным оружием, как сексуальная привлекательность, иногда пользуются и потребители. В одном из экспериментов ученые выясняли, насколько женское очарование способно сбить цену автомобиля. 44 мужчинам и 49 женщинам нужно было представить, что они собираются продать машину за 1200 долларов девушке по имени Сью. В первом варианте Сью кокетничала с продавцом, тепло улыбалась, мимолетно касалась руки, говорила комплименты и подмигивала. В другом сценарии Сью была серьезна и вела себя по-деловому. Кокетливой Сью продавцы-мужчины отдавали  автомобиль примерно за 1077 долларов. Серьезная Сью в лучшем случае покупала машину за 1279 долларов. Когда продавцами оказывались женщины, они, наоборот, продавали машину дешевле, если Сью была серьезна.

Как тело влияет на психологические установки

Меняя психологические установки в положительную сторону, компании могут влиять на лояльность потребителей. Сделать это можно разными способами, и один из них — незаметное для покупателя воздействие на тело. Во время известного эксперимента часть людей оттопыривала большой палец (жест, означающий одобрение), читая описание персонажа, а другая часть — средний палец. И первая группа восприняла персонажа гораздо положительнее. В другом исследовании одни потребители сидели в удобных мягких креслах, а остальные на жестких деревянных стульях. Первые, как и следовало ожидать, были намного уступчивее во время переговоров.

 

Есть много способов влиять на наше подсознание, ненавязчиво заставляя нас совершать те или иные действия. Вот некоторые из них:

 

  • Если покупатель будет слушать продавца, повернув голову вправо, он уделит сказанному гораздо больше внимания, чем если будет смотреть влево.

 

  • Позы силы (например, широко расставленные на столе руки, наклон тела вперед) и слабости (скрещенные руки и ноги, опущенная голова) тоже сильно влияют на психологический настрой человека, даже когда он не принимает их сам, а просто видит перед собой. К примеру, персонаж в рекламном ролике в зависимости от позы покажется самоуверенным и агрессивным либо мягким и дружелюбным.

 

  • Если, рассматривая товары, потребитель будет вынужден переводить взгляд вверх-вниз (то есть кивать), он окажется более настроенным на покупку, чем при горизонтальном движении головой.

 

  • Покупатель, сгибающий руки (жест притягивания), чтобы взять товар, сильнее захочет приобрести его, чем покупатель, которому пришлось тянуться за продуктом (жест отталкивания).

 

Якорь, удерживающий корабль продаж

Бирт Энглич из университета Вюрцбурга провел любопытное исследование, в ходе которого группа опытных судей должна была вынести гипотетический приговор по придуманному делу. Судьям выдали одни и те же показания, у них была одинаковая информация о преступнике. Потом им предложили бросить игральные кости (у части испытуемых кости выпадали только на маленькие числа, у другой половины — на большие). Невероятно, но выпавшее число влияло на результат эксперимента! Чем меньше было число, тем гуманнее предполагаемый приговор. Ряд других наблюдений привел к тому же выводу: человеческий мозг пытается «срезать путь» и догадаться об ответе, используя предыдущий опыт. Ученые называют этот эффект, действующий даже на профессионалов, якорением.

Как это используется в торговле? Оказывается, нас очень легко убедить, что в магазине низкие цены. Для этого торговцам достаточно снизить стоимость лишь самых популярных продуктов, примерная цена которых, как правило, известна большинству покупателей. Сюда входят молоко, хлеб, некоторые консервы и любимые фрукты потребителей. Даже человек, не разбирающийся в ценах, обычно помнит, сколько стоят эти товары. И если их стоимость в каком-либо супермаркете окажется довольно низкой, то у потребителя сложится впечатление, что в этом магазине выгодно покупать и все остальные продукты, даже при явно завышенных ценах.

Теплый прием

Тепло ассоциируется у нас с близостью, безопасностью и расслабленностью. Холод вызывает противоположные чувства. Не зря во всех языках можно встретить выражения вроде «теплый прием» или «холодная усмешка». Эксперименты показали, что мы больше расположены к людям, если знакомимся с ними в теплом помещении или держим в руках горячий напиток. Конечно, этим пользуются многие розничные фирмы, поддерживая в своих магазинах идеальную температуру: достаточно теплую, чтобы посетителям было комфортно, но и в меру прохладную, чтобы держать покупателей в тонусе.

Не только температура создает приятную атмосферу, заставляющую нас проводить больше времени в магазине. Цвет, освещение, звуки, запахи… Все это хорошо изученные способы вызвать у потенциального покупателя «правильные» ощущения.

Например, исследователям известно, что в магазине дорогой косметики или элитных алкогольных напитков должна быть спокойная обстановка: классическая музыка, пастельные цвета, приглушенный свет, изысканные ароматы. Такая атмосфера располагает человека потратить больше денег.

В супермаркетах лучше покупают при ярком освещении, а запахи могут привлекать внимание к полкам с определенными товарами. Именно так действуют в нью-йоркском магазине Net Cost: стимулируют аппетит покупателей, вдувая искусственные запахи (шоколада, грейпфрута или свежеиспеченного хлеба) между полками.

Люди, обученные продавать

Не меньше атмосфера в магазине зависит от поведения персонала. Думаете, это невозможно контролировать? Не тут-то было! Показательный пример — компания Apple, которая не только проводит серьезный отбор сотрудников, но еще и отправляет всех новичков на обучающие двухнедельные курсы.

Суть программы сводится к тому, чтобы научиться поднимать настроение любому клиенту, зашедшему в магазин. Разумеется, дело не в альтруизме, а в продажах. Счастливый клиент — тот, который сделал покупку. В специальном руководстве для сотрудников компании есть список запрещенных слов и советы, как использовать эмоции покупателя с выгодой. Главное для продавца владеть собой, делать вид, что искренне сочувствуешь, убеждать так, чтобы покупатель не подумал, что ему навязывают товар.

Вспомните, когда в последний раз на ваши сомнения продавец отвечал: «Я понимаю, что вы чувствуете; мне тоже так казалось; но потом я понял, что это не так»? На самом деле это одна из популярных методик продаж, известная как «Чувствую — казалось — понял».

Нашим мозгом умело манипулируют. Образы, слова, музыка, запахи и другие инструменты в руках опытного маркетолога могут стать мощнейшим средством убеждения. Все это вызывает сильные эмоции и отодвигает разум на второй план; мы покупаем то, что нам совершенно не нужно, и совершаем невыгодные сделки, так как нас пытаются лишить воли, обращаясь напрямую к подсознанию. Но предупрежден — значит вооружен, поэтому право выбора все-таки остается за нами. опубликовано 

 

На основе книги «Нейромаркетинг в действии»

 

Источник: /users/1077

Окрепший разум: становимся ли мы умнее с возрастом

Поделиться



Современные медицинские технологии позволяют значительно отодвинуть старение. Пожилые люди лучше выглядят, чаще занимаются спортом и ведут более активный образ жизни. Но думают ли они с прежней скоростью? И когда наступает пик остроты ума — в 20, в 30, в 40 или, может, позже? В блоге на Huffington Post нейробиолог Сандра Бонд Чапман рассказывает о том, как мозг меняется с возрастом, и почему это не всегда плохо. 





© Hanna Lenz

 

В нашем обществе с его культом молодости сложился стереотип о том, что процесс старения мозга означает неизбежный, прогрессирующий упадок. Этот миф заставляет большинство людей поверить в то, что их лучшие годы позади. Задумайтесь об этом. Когда ваш мозг работал на пике своих возможностей? Я часто задаю людям этот вопрос и в ответ слышу «10 или 20 лет назад», вне зависимости от того, сколько лет человеку сейчас.

Хотя и верно, что скорость многих процессов в мозгу снижается с возрастом, но это только часть правды. Изучая эту тему, мы выяснили, что у нас больше поводов радоваться, чем бояться. Некоторые способности мозга только совершенствуются с годами. Новое исследование, проведенное под руководством Джошуа Хартшорна в Массачусетском технологическом институте, демонстрирует нам пики психических процессов в разном возрасте. Например, исследование выявило, что имена, даты и места мы лучше всего запоминаем в старших классах, но скорость запоминания быстро снижается к 18 годам. Объем информации, который мы можем запомнить и использовать в любое время, называемый рабочей памятью, лучше всего функционирует в середине второго десятка лет. Но другие способности, такие, как эмоциональный интеллект и расширение словарного запаса, достигают кульминации десятилетия спустя.

Как отмечает The Wall Street Journal, в исследовании Хартшорн анализирует различные мозговые процессы как составные части интеллекта, вместо того, чтобы традиционно воспринимать их как единое целое. В Центре здоровья мозга при Техасском университете в Далласе тоже считают важным рассматривать когнитивное здоровье и процессы старения в более широкой перспективе.

Несколько лет назад наша команда из Центра здоровья мозга одной из первых в истории приступила к исследованию связей между возрастом, когнитивным здоровьем и умением принимать решения. Предшествующие исследования подтвердили снижение с возрастом способности логически мыслить и решать задачи. Но они имели серьезный недостаток: они игнорировали положительные возрастные факторы — такие, как большой жизненный опыт, способность к осмыслению информации и накопленные знания, которые могут сохранить и даже повысить скорость и эффективность принятия решений.

Настало время переосмыслить негативные представления о старении мозга и следовать более позитивному взгляду на мир.

В нашем исследовании мы проверили здоровых взрослых людей пятидесяти, шестидесяти и семидесяти лет. К счастью, мы не нашли спада способности принимать решения ни в одной группе. Зато выяснили, что стратегическая способность к обучению — то есть, умение анализировать и выбирать более важную информацию, а ненужную игнорировать — с годами увеличивается.

Кроме того, самые пожилые участники групп справлялись с некоторыми задачами даже лучше, чем молодые. Они были более добросовестны, оказались дальновиднее при рассмотрении разных вариантов перед принятием решения и были менее сосредоточены на мгновенном и быстром принятии решения без учета скорости других участников групп.

Это исследование демонстрирует, что мозг может компенсировать уменьшившуюся скорость принятия решений и способность запоминать факты улучшением других функций. Одно из ценнейших качеств стареющего мозга — глубокое хранилище полученной информации и опыта и способность эффективнее извлекать и лучше запоминать абстрактные большие идеи, чем детали. Это одна из причин, почему руководителями компаний чаще становятся люди пятидесяти, шестидесяти лет (и даже старше), а не двадцати. 25-летний работник может быть в состоянии принять и запомнить больше информации, но хуже разбирается в том, какая информация важна и какая имеет меньшее значение для рассматриваемого решения.

Если вы относитесь к тем людям, кто считает, что с точки зрения работы мозга их лучшие годы позади, спросите у себя следующее: могли бы вы выполнять ту работу, которую выполняете сегодня, и брать на себя ту же ответственность двадцать лет назад? Скорее всего, нет. То, чего вам не хватает из-за недостатка скорости и способности запоминать новое, вы должны суметь восполнить знаниями, опытом и мудростью. Но это не случится само собой: надо тренировать свой мозг, чтобы и дальше сохранить его в отличной форме. Еще один плюс стареющего мозга: исследование показывает, что пожилые люди меньше зациклены на негативной информации, наоборот, они куда охотнее запоминают хорошее. Эта способность сохранять позитивный настрой — большой плюс для социальных отношений.

На самом деле, вышеописанное исследование показывает, что свойственная нашему мозгу нейропластичность может быть использована для повышения умственной работоспособности и когнитивного здоровья. Поэтому, предположительно, никогда не может быть слишком поздно для сохранения или даже улучшения производительности нашего мозга.

Настало время переосмыслить негативные представления о старении мозга и следовать более позитивному взгляду на мир. Само по себе старение это не болезнь. Для большинства пожилых людей, у кого не развивается болезнь Альцгеймера или другие виды слабоумия, старение — это лишь новый процесс развития, который может усовершенствовать мыслительные способности. Если вы продолжите оставаться психически активным, заставляя себя мыслить глубже, избегая постоянных отвлечений внимания и информационных перегрузок, изучая новую информацию и получая новые навыки, вполне вероятно, что лучшие годы для вашего мозга еще впереди.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и во ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках 

   

Источник: theoryandpractice.ru

Видеолекторий: 7 лекций Татьяны Черниговской о мозге и языке

Поделиться



Сегодня много пишут о человеческом мозге и учёных (когнитивистах, нейрофизиологах, нейропсихологах, нейроанатомах), которые занимаются изучением этого космического по своим масштабам органа.

Однако до сих пор не упоминали российских исследователей, хотя вклад их неоценим. Вспомнить хотя бы Владимира Михайловича Бехтерева, который интегрировал разрозненные направления изучения нервной системы (неврология, нейроанатомия, нейрофизиология, нейропсихология, нейрохирургия, психиатрия), заложив фундамент развития отечественной нейронауки.

Или Александра Романовича Лурию, признанного во всём мире основателя и несомненного лидера такого мощного направления, как экспериментальная нейролингвистика.

И, конечно, как не упомянуть академика Наталью Петровну Бехтереву, вошедшую в мировую гильдию пионеров развития нейрофизиологии – мощнейшей науки о мозге, на достижениях которой зиждятся все современные исследования этого органа.

Как происходит запоминание информации, обработка речи, формирование эмоций, как мозг помогает нам принимать решения, как выполняет свои функции и, главное, – как лечить тех, у кого эти функции нарушены – тот круг вопросов, которые успешно решались российскими учёными.





На таком вот прочном фундаменте строятся современные исследования, акцент которых сместился в сторону комплексного изучения человеческого мозга на стыке нейробиологии и когнитивных наук. И, как ни странно, в этой области опять больше вопросов, чем ответов.

Извечная проблема определения сознания («что есть сознание?»), вопросы соотношения языка и мышления (что первично?), исследование механизмов понимания, памяти человека, формирования, хранения и передачи информации – все эти аспекты предстали перед учёными в новом свете с учётом развития современных технологий (систем искусственного интеллекта, робототехники, прикладной математики), психологии, нейрофизиологии, семиотики, философии.

Представляем подборку лекций и интервью одной из самых ярких представительниц российской когнитивной науки  Татьяны Черниговской – профессора, доктора филологических и биологических наук, заведующую лабораторией когнитивных исследований СПБГУ и неутомимого популяризатора науки, одной из немногих, кто работает сегодня в междисциплинарной области когнитивистики — на пересечении лингвистики, психологии, искусственного интеллекта и нейронаук.

Все эти лекции прочитаны в разное время для разных аудиторий, но их объединяет одно – разговор о мозге, его способностях и загадках. Сразу стоит оговориться, что смотреть все лекции подряд вряд ли имеет смысл – многие примеры повторяются, делаются отсылки к одним и тем же источникам, потому что предмет разговора остаётся неизменным. Но каждое выступление посвящено конкретной проблеме – и именно через призму этой проблемы учёный рассказывает о мозге. Так что лучше выбрать лекции Татьяны Черниговской на самые интересные для вас темы и послушать именно их. Приятно просмотра и добро пожаловать в матрицу.

 

Почему изучение мозга займет центральное место в 21 веке?

(Why will the studies of brain take center stage in the 21st century?)

 

На известной образовательной площадке Ted Talks Татьяна Владимировна Черниговская рассказывает о том, что мы успели узнать о себе и о мозге, как эти знания изменили картину реальности и какие биологические опасности поджидают нас в новом веке после всех открытий (манипуляции с памятью, создание индивидуальных генетических портретов и др.)



 

Творчество как предназначение мозга

 

Одна из лекций Татьяны Черниговской, в которой она объясняет, какое значение для мозга имеет творчество, как музыка меняет мозг на функциональном уровне и почему у музыкантов меньше шансов встретить в старости «дедушку Альцгеймера и дедушку Паркинсона».

А ещё вы узнаете, что разделение людей на левополушарных и правополушарных давно не имеет никакого значения, по какой причине общая шкала измерения способностей не применима к гениям (ЕГЭ, IQ) и почему нам стоит научиться снимать когнитивный контроль, то есть позволять мозгу думать, о чём он думает.

 



 

Нить Ариадны, или пирожные Мадлен: нейронная сеть и сознание

Все знают, что такое сознание, только наука не знает.

 

На 7-м Фестивале науки Татьяна Владимировна углубляется в проблему определения сознания, которая насчитывает историю в тысячи лет, объясняет, как парадоксально устроена наша память, каким образом она влияет на социальную эволюцию и почему роман Пруста «В поисках утраченного времени» — настоящий учебник для тех, кто занимается изучением мнемы.

Кроме того, профессор рассказывает о значении для нашего вида нейроэволюции и самой крупнейшей проблеме в когнитивистике, касающейся субъективной реальности.

 



 

Что такое Ум, Мудрость, Гениальность, Интеллект

 

Что является критерием ума — образование, эрудиция, хорошая память? Может ли человек быть умным и глупым одновременно? В чем разница между умом, мудростью, интеллектом? Как влияют накопленные нами знания на нашу судьбу? Чем отличается «хороший» мозг от «плохого»? Кто кем командует — мы мозгом или он нами? Насколько мы свободны и насколько мы запрограммированы? Можно ли создать искусственный мозг и чем опасны компьютерные игры? Об этом и многом другом Татьяна Черниговская рассказывает в передаче канала ТВЦ «Повелитель интеллекта».

 



 

Метальный лексикон

 

В очередной публичной лекции Татьяна Владимировна Черниговская объясняет, как устроена нейронная сеть, где в ней содержится информация, какую роль для этой сети играет язык, почему именно языковая способность (language competence) — это наша основная характеристика как биологического вида (хотя большинство людей даже не пользуются в полной мере своим языком, а общаются штампами) и что мы можем назвать «тёмной материей нашего мозга».

 



 

Конь и трепетная лань: учёный на стыке наук

 

В лекции, прочитанной на симпозиуме «Актуальные вопросы нейрофилософии», Татьяна Черниговская рассказывает, какой круг вопросов встаёт перед исследователями XXI века в сфере нейрофилософии, в числе которых проблема понимания, воздействия науки и искусства на наш мозг, мифов, окутывающих знания о работе мозга, переключения языковых кодов.

Также спикер обращает внимание на вопрос, что отличает человека от киборга, и почему  проблема существования ментального уровня — это проблема, которая может указывать на то, что привычная физическая картина мира ошибочна.

 



Также интересно:

Узнайте не грозит ли Вам болезнь Альцгеймера — 3 простых теста

Arc — ручка, которая улучшает почерк людей с болезнью Паркинсона

 

Как научить мозг учиться

 

В рамках проекта «Открытое пространство» Татьяна Черниговская выступила с лекцией, в которой осветила антропологические изменения, произошедшие в мире, рассказала о проблемах, которые ставит перед человечеством увеличивающийся поток информации, и об изменениях, необходимых образованию в новой ситуации (отказаться от «заучивания логарифмов» и учить детей «метавещам» — работе с информацией, контролю внимания и памяти и т.д.).опубликовано 

 

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на НАШ youtube канал, что позволяет смотреть онлайн, скачать с ютуб бесплатно видео об оздоровлении, омоложении человека. Любовь к окружающим и к себе, как чувство высоких вибраций — важный фактор оздоровления —



Ставьте ЛАЙКИ, делитесь с ДРУЗЬЯМИ! https://www.youtube.com/channel/UCXd71u0w04qcwk32c8kY2BA/videos

Подпишись - https://www.facebook.com//

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: monocler.ru/videolektoriy-7-lektsiy-tatyanyi-chernigovskoy-o-mozge-i-yazyike/

Нейробиолог Джон Лилли о несуществующей объективности и смысле страха

Поделиться



Американский врач-психоаналитик и нейробиолог Джон Лилли (1915 — 2001) известен своими смелыми исследованиями природы сознания. Он первым начал изучать то, как человеческий мозг и психика функционируют в изоляции.

Лилли проводил свои исследования в камере сенсорной депривации (флоатинга) — закрытой капсуле с соленой водой, которая изолирует человека от любых ощущений, а также использовал психоделики в экспериментах над собой. Публикуем переведенные фрагменты из интервью Джона Лилли, в котором ученый рассказывает о правилах флоатинга, несуществующей объективности и смысле страха.



Когда мне было 16, и я готовился к поступлению в колледж, я написал для школьной газеты статью под названием «Реальность». Она-то и определила мой жизненный путь и направление мыслей, связав их с изучением активности и структуры мозга.

Я поступил в Калифорнийский технологический институт, начал изучать биологические науки и впервые прошел курс нейроанатомии. Потом я отправился в Дартмутскую медицинскую школу, и там прошел еще один такой курс, а потом пошел в Пенсильванский университет, и там изучал мозг еще глубже. Так что я узнал о нем больше, чем могу рассказать.



В детстве я ходил в католическую школу и много узнал там о грубых мальчиках и красивых девочках. Я влюбился в Маргарет Ванс, но ничего ей не сказал, хотя это было невероятно. Я не знал о сексе, так что фантазировал о том, как мы с ней обмениваемся мочой.

У моего отца был тренажер с ремнем, который нужно было надевать на живот или на мягкое место, и электрическим мотором, от которого ремень вибрировал. Однажды я стоял на этом тренажере, и вибрация стимулировала мои эрогенные зоны. Тогда я внезапно почувствовал, как мое тело словно разделилось на части, и все мое существо охватил восторг. Это было бесподобно.

Наутро я рассказал об этом священнику, и тот сказал: «Ты мастурбировал!». Я не знал, о чем он говорит, а потом понял и ответил: «Нет». Он назвал это смертным грехом. Я ушел из церкви. Я думал: «Если они называют Божий дар смертным грехом, черт с ними. Это не мой Бог, они просто пытаются контролировать людей».

Объективность и субъективность — это ловушки, в которые попадают люди. Я предпочитаю термины «внутреннее здравомыслие» и «внешнее здравомыслие». Внутреннее здравомыслие — это ваша жизнь внутри вас. Она очень личная, и обычно ты никого не впускаешь внутрь, поскольку там творится полное безумие, — хотя я довольно часто встречаю людей, с которыми могу поговорить об этом.

Когда ты попадаешь в камеру депривации, внешнее здравомыслие исчезает. Внешнее здравомыслие — это то, что мы делаем сейчас, во время разговора: обмениваемся мыслями и тому подобное. Я не говорю о своем внутреннем здравомыслии, а журналист не говорит о своем. Однако если наши внутренние здравомыслия частично совпадут, мы сможем подружиться.

Я никогда не использую слово «галлюцинация», поскольку оно сильно дезориентирует. Оно — часть искусственного объяснительного принципа, а значит, бесполезно. Ричард Фейнман, физик, погружался в камеру депривации 20 раз. Каждый раз он проводил там по три часа, а после отправил мне по почте свою новую книгу по физике.

На титульном листе Фейнман написал: «Спасибо за галлюцинации». Я позвонил ему и сказал: «Послушай, Дик, ты ведешь себя не как ученый. Ты должен описывать то, что испытал, а не выбрасывать это в мусорную корзину с надписью «Галлюцинации». Это термин из области психиатрии, который искажает смысл; ничто из твоего опыта нельзя назвать нереальным».

Каков именно этот опыт? Ну, например, человек может сказать, будто в камере депривации он почувствовал, как нос сместился к пупку, а потом решил, что ему не нужен ни нос, ни пупок, и улетел в космос. Тут ничего не нужно объяснять — нужно просто описывать. Объяснения в этой области бессмысленны.

Я 35 лет учился и восемь лет занимался психоанализом прежде, чем лечь в камеру депривации. В тот момент я был свободнее, чем если бы не сделал всего этого. Кто-то спросит: «Здесь нет никакой связи». Я могу сказать: «Да, но я узнал, что из моих знаний мне не потребуется».

Я узнал весь этот бред собачий, который несут люди из академической науки, и тоже начал говорить чушь. Моя собственная чушь — гарантия, что я забуду чушь профессора, за исключением по-настоящему ценных и интересных вещей.

Когда я иду в камеру депривации, главный принцип, которым я пользуюсь, звучит примерно так: «Бога ради, не предопределяй, не ищи цель, просто дай этому произойти». С кетамином и ЛСД я делал то же самое; я медленно отпускал контроль над собственным опытом.

Знаете, некоторые люди лежат в камере час и пытаются испытать то же, что и я. Я знал об этом и в конце концов написал предисловие к книге «The Deep Self» и сказал: если вы правда хотите узнать, что значит быть в камере депривации, не читайте мои книги, не слушайте меня, а просто идите и полежите в ней.

У меня нет миссии. Миссия сделала бы меня нелепым. Каждый раз, когда я принимал кислоту в камере депривации, происходящее было не таким, как раньше. Думаю, я не мог даже начать это описывать. Я получил лишь десятую долю процента возможного опыта и описал его в книгах.

Вселенная предохраняет нас от нашей склонности предопределять. Когда тебя вынимают вон из твоего тела и дают тебе полную свободу, ты понимаешь, что в мире есть разумы куда более великие, чем человеческий. И тогда ты становишься по-настоящему скромным. Потом тебе всегда нужно вернуться, и ты думаешь: «Ну что ж, вот он я, снова в этом чертовом теле, и я уже не такой умный, как был, когда находился там, с ними».

Вы читали работы Кэтрин Перт? Она открыла 42 пептида, которые позволяют мозгу создавать настроение. Перт говорила: «Как только мы поймем химию мозга, психоаналитики станут не нужны». Она считала, что мозг — это огромный многоплановый химический завод.

Мы пока, конечно, не можем тут ничего обобщать, но знаем, что в случае с одними веществами передозировка приводит к депрессии, в случае с другими — к эйфории, и так далее. Выходит, жизнь постоянно модулируется химией мозга. Лично я давно сдался и перестал пытаться высчитать, как работает мозг, — ведь он такой сложный и необозримый. Однако насколько сложный, нам пока неизвестно.

Главная задача науки — понять, кто такой человек и как он действует с точки зрения биохимии. Мы никогда до конца не поймем, как работает мозг. Я всегда говорю, что мой мозг — это большой дворец, а я просто мелкий грызун, который по нему шныряет. Это мозг владеет мной, а не я — мозгом. Большой компьютер может полностью имитировать маленький, но не может имитировать себя самого, — потому что так не останется ничего, кроме имитации. Никакой осознанности после этого уже не будет.

Я не думаю, что человек может создать суперкомпьютер, который будет симулировать работу мозга. Многие наши открытия были абсолютно случайными. Если бы мы сначала открыли математику мозга, то сейчас смогли бы продвинуться куда дальше.

Черт его знает, какой язык использует мозг. Можно показать цифровые операции мозга, проанализировать, нервные импульсы спускаются и поднимаются по аксонам, — но что такое нервные импульсы? Насколько я понимаю, это просто способ восстановить работоспособное состояние системы, которая располагается в середине аксона.

Нервные импульсы, которые спускаются по аксонам, просто очищают ее центральные точки, чтобы подготовить их к следующему воздействию, постоянно. Это как сон. Сон — это состояние, в котором человеческий биокомпьютер объединяет и анализирует то, что произошло снаружи, выбрасывает бесполезные воспоминания и сортирует полезные. Это похоже на работу большого компьютера, который каждый раз перед стартом получает пустую память. Мы все время это делаем.

 

Человек может сказать, будто в камере депривации он почувствовал, как нос сместился к пупку, а потом решил, что ему не нужен ни нос, ни пупок, и улетел в космос

 

Мы во всем ищем смысл и объяснения. Это наивно. Объяснительный принцип предохраняет нас от ужаса неизвестности; но я предпочитаю неизвестное, я ученик неожиданностей.

Маргарет Хов (ассистентка Лилли в Научно-исследовательскоминституте коммуникации Сент-Томас на Виргинских островах) кое-чему меня научила. Однажды я пришел в университет, и она сказала: «Доктор Лилли, вы постоянно стараетесь сделать так, чтобы что-то произошло. На этот раз вам это не удастся: вы будете просто сидеть и смотреть». Понимаете, о чем я? Если я все время создаю события, мне в конце концов становится скучно. Но если я смогу просто расслабиться и позволить чему-то произойти просто так, скуки не будет, и я дам шанс другим. Теперь я могу себе это позволить, ведь мне не нужно зарабатывать себе на хлеб. Однако некоторые люди умеют зарабатывать и при этом вести себя чертовски пассивно.

Можно стать администратором, который ничего не знает, и тогда людям придется все время что-то вам объяснять. Мой отец был главой большой банковской сети, и он кое-чему научил меня в плане пассивности. Он сказал: «Ты должен научиться вести себя так, будто ты взбешен, — и окажешься впереди тех, кто взбешен по-настоящему».

Я ответил: «А как насчет любви?». Он повторил сказанное. Все эти мощные чувства… Можно вести себя так, будто ты их испытываешь, но при этом оставаться безучастным, — и ты не лишишься способности ясно мыслить.

Я усвоил этот урок. Однажды я очень рассердился на старшего брата и швырнул в него банку карбида кальция, и она взорвалась, — просто потому что он так сильно меня дразнил. Он ужасно меня дразнил. Я бросил в него банку, и она пролетела мимо, в паре дюймов от его головы. Я застыл на месте и подумал: «Боже мой, я же мог его убить! Я больше никогда не буду злиться».

Однажды я написал главу, которая называлась «Откуда берутся армии?». Знаете, откуда они берутся? Из традиций. Дети учат историю войны, так что их всех программируют заранее. Если вы читали книжки по истории, вы поймете, что все они о войне, это просто невероятно!

На уроках латыни я изучал войны Цезаря, потом занялся французским и начал изучать войны Наполеона, и так далее, и тому подобное. Что мы узнали о Цезаре? Что не стоит делить Галлию на три части. Что мы узнали о Клеопатре? Что можно убить себя змеиным укусом. Но если вы начнете изучать историю Италии и столкнетесь с Леонардо да Винчи или Галлилеем, все это развалится на части. Они жили сами по себе и делали свое дело, и это великолепно. Это единственная часть истории, которая может быть интересной.

Цель страха — это движении от ортонойи к метанойе через паранойю. Ортонойя — это то, как думает большинство людей; они создают варианты имитации, которые все принимают. Метанойя — это когда вы оставляете все это позади и оказываетесь способны оценить, что такое высокий уровень умственного развития. Но когда вы делаете это впервые, вам до смерти страшно.

Когда я первый раз лег в камеру депривации после приема кислоты, я запаниковал. Я внезапно увидел перед собой строчку из памятной записки Национального института психического здоровья: «Никогда не принимайте кислоту в одиночестве».

Один исследователь пренебрег этим правилом, и его сожрал его же собственный кассетный магнитофон. Я не мог ни о чем больше думать. Большое счастье, что я так сильно перепугался. Что я понятия не имел, что может случиться. Это настоящее ракетное топливо!

Я продвинулся во Вселенной дальше, чем когда-либо. Так что паранойя — это ракетное топливо метанойи. До того, как я начал погружаться в камеру депривации, я опасался воды. Я много ходил под парусом в океаном и ужасно боялся акул. Это была настоящая продолжительная фобия. В конце концов, я лег в камеру и прошел через этот кошмарный опыт, испугался просто до смерти. Теперь воды я больше не боюсь.

 

Читайте также:      Неусвоенные уроки прошлого

                                 У тебя НЕТ СВОИХ желаний

 

Я никогда не рассказываю, чем занят. Мой психоаналитик хорошо это описал. Как-то я пришел к нему, уселся в кресло и сказал: «У меня только что возникла новая идея, но я не собираюсь о ней говорить». Он ответил: «О, значит ты понял, что новая идея похожа на эмбрион. Его можно убить иголкой, но если эмбрион уже успел стать зародышем или младенцем, он почувствует только легкое покалывание». Нужно дать идее подрасти прежде, чем вы начнете о ней рассказывать. 

 

Автор: Наталия Киеня

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru/posts/10610

Как мозг воспринимает деньги

Поделиться



«В России невыгодно быть экономным»: психотерапевт Павел Бесчастнов о том, как мозг воспринимает деньги.

«Жизнь — игра, а деньги — способ вести счет», — сказал однажды основатель CNN американский бизнесмен Тед Тернер. Деньги сами по себе давно перестали быть только мерилом стоимости товаров: уровень доходов человека позволяет делать предположения о его успешности, качествах характера и даже привлекательности для сексуальных партнеров. Так что есть деньги с точки зрения психики?

Известный психотерапевт Павел Бесчастнов рассказал о том, как финансовые стратегии зависят от типа личности, можно ли говорить о специфическом «русском» отношении к деньгам, мешают ли художнику мысли о выгоде и как скажется на мотивации к труду введение базового безусловного дохода.



© Justine Smith

 

 

 

 

 

— Как именно деньги связаны с мотивацией?

— Наша система вознаграждения обучаема, и ей все равно, на что настраиваться. Помимо простых гедонистических радостей вроде секса и вкусной еды (хотя и тут все гибко: какой-нибудь бушмен может не оценить тартар или тирамису), она может реагировать и на более абстрактные поощрения, на которые завязаны социальные эмоции посложнее — стыд, гордость, самомнение, смущение, вина и так далее.

Деньги — универсальная единица вознаграждения, мы все растем в культуре, в которой многое измеряется через уровень дохода, поэтому по привлекательности деньги соизмеримы с биохимическими способами получения удовольствия. Яркий пример — игромания (я имею в виду не компьютерные игры, а азартные).

Она пока не признается официально как психическое расстройство, хотя это активно обсуждается (в диагностическом справочнике DSM-V она находится в приложении среди потенциальных расстройств).

— Как она возникает?

— По своей механике она очень похожа на химическую зависимость, алкогольную или наркотическую. Все игроманы чаще проигрывают, чем выигрывают (иначе это не было бы проблемой), и их это не останавливает. Но продолжают играть они не столько ради денег, сколько ради самой возможности выигрыша. А потом возникает баг под названием «эффект вкладчика» — когда человек склонен сохранять статус-кво и не менять стратегию, даже если она становится невыгодной.

— Но почему им не жалко терять свои деньги?

— Если бы результат игры был предсказуем, у игроков сработало бы когнитивное искажение под названием «отвращение к потерям»: обычно мы предпочитаем явную потерю возможному выигрышу. Но ожидание крупного приобретения серьезно перешибает тревоги и волнения.

Поэтому на разные лохотроны ведутся и люди осторожные, тревожные, испытывающие отвращение к потерям. Обычно они со скрипом идут на какие-то более мягкие изменения, например уйти на новую работу, сменить профессию — там есть риски, но возможный выигрыш существенно выше: условно, ты можешь потерять 15% от дохода и выиграть 30.

В этом случае рисковать, конечно, выгодно, но люди в таких ситуациях склонны сохранять то, что у них уже есть. А вот когда масштаб предлагаемой выгоды колоссален и превышает все возможные риски, люди готовы пробовать. На этом работают все пирамиды, кредиты, лохотроны, азартные игры, бизнес-тренинги, а более-менее стабильное повышение дохода на долгой дистанции не находит отклика.

С другой стороны, есть прямо противоположная легенда — о том, что большие выигрыши — это миф, надо просто долго трудиться. Но один труд не особо помогает — надо еще и разумно себя вести, выбирать правильную стратегию приложения усилий.

— Почему одни люди равнодушны к деньгам, а другие на них зациклены?

— Американский психиатр Роберт Клонингер предложил теорию, определяющую личность через генетически обусловленную склонность к определенным реакциям на стимулы. В ней четыре ключевых показателя. Первый — зависимость от вознаграждения. Люди, зависимые от вознаграждения, испытывают повышенную потребность в поощрении, они более эмоциональны, социальны, и им труднее справиться с сиюминутными искушениями.

Второй — поисковое поведение: насколько живо человек реагирует на новые стимулы. Люди с высоким поиском новизны более импульсивны, легче потакают своим желаниям и склонны к необоснованным тратам.

Третий фактор — избегающее поведение. Оно показывает, насколько человек склонен проявлять осторожность и избегать риска.

Четвертый — настойчивость: способность последовательно осуществлять какой-либо тип поведения. Неважно, хороший или плохой, полезный или вредный — условно, то, насколько человек готов ломиться в одну и ту же дверь, реализовывать один и тот же поведенческий паттерн. Люди с низкой настойчивостью легко прекращают деятельность, если не получают быстрого удовлетворения: им не хватает терпения ждать отсроченных вознаграждений.

 

«Сейчас в России невыгодно быть трудолюбивым, экономным, «копеечка к копеечке» и нудно строить карьеру в надежде на вознаграждение в будущем — никаких гарантий это не дает»

 

Все эти категории не хорошие и не плохие, они имеют свои плюсы и минусы, и все они сказываются на отношении к финансам. Автор модели привязывает все факторы к нейромедиаторам: поисковое поведение — к допамину, избегающее — к серотонину, зависимость от вознаграждения — к эндорфину, и настойчивость — к ацетилхолину. Тут он немного притягивает за уши, такая прямая нейробиологизация мне кажется слишком наивной, но зато это удобная рабочая модель.

— Есть довольно устойчивый миф о том, что русские в целом не склонны уважать деньги и частную собственность: мол, исторически богатство в нашей стране ассоциируется с воровством. Есть ли в нем доля правды или это стереотип?

— Я уверен, что это стереотип. В каждом поколении люди склонны из локальных сиюминутных исторических реалий делать какие-то выводы, но рассуждения о менталитете — это чистой воды самооправдание, менталитет меняется в любую сторону в зависимости от условий.

То, что экономическое состояние страны до сих пор оставляет желать лучшего, не связано с тем, что у нас не было протестантской морали, а у немцев она есть. На протяжении Нового времени немцы были примером вечно пьяного, агрессивного, тупого быдла, а изощренными интеллектуалами, продвинутыми в сложных технологиях, считались итальянцы.

В это время итальянцы придумывали банковскую систему, архитектуру и многое другое, а немцы тем временем в Тридцатилетней войне резали друг друга. А сейчас Германия — образец порядка, а итальянцев обычно воспринимают как расслабленных гедонистов. Или, например, Северная и Южная Корея — один и тот же народ демонстрирует разные паттерны поведения.

Я уверен, что в нашем национальном характере нет ничего особенного, никакого вековечного рабства народа, наша история не сильно лучше и не сильно хуже любой другой истории. Проблема в другом: сейчас в России невыгодно быть трудолюбивым, экономным, «копеечка к копеечке» и нудно строить карьеру в надежде на вознаграждение в будущем — никаких гарантий это не дает.

Поэтому в большинстве своем люди ведут себя прагматично и подстраиваются под обстоятельства среды. У нас безрисковые стратегии очень мало чего приносят, и нет особо смысла им следовать.





© iStock / sergey_ksen

— Также распространено мнение, что человек творческой профессии не должен думать о прибыли, что настоящий художник выше этого. Насколько мысль о деньгах реально может отбить вдохновение?

— Подозреваю, что все происходит прямо противоположным образом: сначала у творческих людей нет денег, а потом появляются объяснения, почему их нет. Либо докажите обратное, либо покажите мне многих людей, которые имеют творческий успех, но отказываются от него из каких-то высших соображений. Такие случаи встречаются, но гораздо чаще встречаются «непонятые художники».

— Тут можно вспомнить Достоевского, который писал только за предоплату и в рекордно короткие сроки.

— Есть люди, которые отказываются делать попсу или творить на потеху публике, и их можно понять. Но это хорошо, когда у тебя есть выбор, когда ты можешь быть успешным в том, что тебе нравится. Можно считать оправданным разделение приоритетов на уровне «самое денежное из интересного» или «самое интересное из денежного», но не стоит противопоставлять прибыль и вдохновение.

Все теории про то, что художник должен быть бессребреником, — это надстройки, сделанные задним числом: люди верят в то, во что им выгодно верить. Лично я скептически отношусь к идеологии непризнанного гения, поскольку история показывает, что, если человек делает что-то выдающееся, современники его признают, каким бы странным он ни был.

Современники знали про Пушкина, что он солнце русской поэзии, современники знали про Шекспира, что он гений. Конечно, были и исключения вроде Ван Гога, но обычно они касались творцов с очень специфической психикой.

 

«Для комфортного существования человеку достаточно знать, что он живет лучше, чем большинство его окружения, войти в 10–15% людей с наиболее высоким доходом»

 

— А если человек — некий Перельман, тихий ученый, у которого есть талант, но он не умеет его монетизировать? С чего ему начать, чтобы развивать этот навык?

— Обычно человеку трудно меняться без веского повода, скорее он адаптируется, если его заставит жизнь — например, если жена ученого грозится от него уйти и ради того, чтобы она осталась, он готов научиться зарабатывать. Но есть и другое решение: можно попробовать отдать этот навык на аутсорс и найти человека, который будет искать способы заработать на ваших талантах. Например, жена ученого может взять монетизацию в свои руки, договариваться с инвесторами или издателями, рулить процессом.

— Недавно в Швейцарии обсуждали идею базового безусловного дохода, но от нее все-таки отказались. Как такие гарантии повлияли бы на мотивацию людей работать?

— В такой ситуации люди перестанут работать. Небольшой процент будет заниматься чем-то духоподъемным и развиваться, но в большинстве своем мы ленивые обезьянки, и, если раздать нам бананы, мы просто будем лежать на диванах и ничего не делать. Если нет вознаграждения, мотивация падает.

Не факт, что это плохо — все-таки общество существует для людей, а не люди для общества, и если поколение может позволить себе просто проесть ресурсы, накопленные предками, то почему бы и нет. Это вполне себе позиция, имеющая право на существование. А вот все социалистические эксперименты с обеспечением хоть небольшой, но финансовой стабильности закончились не очень хорошо — как в СССР, так и в современных государствах.

— Исследования показывают, что повышение уровня благосостояния не делает людей намного счастливее. Почему деньги так сильно нас мотивируют, но приносят не такое уж большое удовлетворение, когда мы их получаем?

— Деньги — лишь условный измеритель. Само по себе владение ими качество жизни не особо повышает. Конечно, с ними лучше, чем без них, и вы можете трансформировать их в какие-то приятные штуки, но это имеет значение только до определенного порога.

Для комфортного существования человеку достаточно знать, что он живет лучше, чем большинство его окружения, войти в 10–15% людей с наиболее высоким доходом. Дополнительные заработки сверх этого уже особой роли не играют. Почему так происходит? В общей механике системы вознаграждения можно условно выделить два компонента — мотивационный («want») и гедонистический («like»).

 



Скажи мне, как ты родился, и я скажу, как будешь жить

Как мы перетягиваем на себя чужие проблемы

 

Первый отражает наши влечения и потребности, а второй — непосредственно удовольствие, все, что нам приятно. И деньги намного сильнее воздействуют на нас по принципу «want», чем по принципу «like», они скорее пробуждают стремление к счастью, чем обеспечивают его. 

    Автор: Павел Бесчастнов     P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru/posts/14456-v-rossii-nevygodno-byt-ekonomnym-psikhoterapevt-pavel-beschastnov-o-tom-kak-mozg-vosprinimaet-dengi

Нейробиологи научились управлять нейронами при помощи ультразвука

Поделиться



Киборги среди нас

Поделиться



Пока полноценные экзоскелеты остаются далеким будущим, хотелось бы рассказать о некоторых людях, которые уже сейчас вступили на тропу расширения возможностей собственного тела с помощью имплантируемых устройств, о тех, кого с чистой совестью уже можно назвать киборгами.

Киборг-художник

Нил Харбиссон — один из самых молодых и медийных киборгов, родился 27 июля 1982 года с диагнозом ахроматопсия или, проще говоря, цветовая слепота, которая позволяет различать лишь оттенки серого.




Читать дальше →