Неотразимый Гога, он же Жора

Поделиться



Не было печали у красивой и успешной Катерины, героини Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит» — так прицепился к ней в электричке неотразимый Гога, он же Жора! Он интуитивно мне не нравился еще с юности. А теперь-то я со всей ясностью понимаю, какая жизнь началась у Катерины в 40 лет… Очень «веселая» жизнь.

Итак, разберем этого субчика:

В электричке Гога сходу ведет себя бесцеремонно, нарушая личные границы незнакомой женщины. Сначала он ее упорно разглядывает, затем цепляется с разговором (таким псевдоискренним, псевдопростецким, призванным быстро сократить дистанцию, создать иллюзию близости), в ходе которого ставит героине несколько «диагнозов» (мужика нет, по работе — не выше, чем мастер), потом неуместно переходит на «ты». Отчего Катерину совершенно справедливо коробит, и она стремится отвязаться от этого типа.





Важный нюанс. Гога глубокомысленно подмечает, что у Катерины взгляд незамужней женщины — потому как «оценивающий». Хотя на самом деле, оценивает-то он, таращась на нее («поддержание пронизывающего зрительного контакта» Сэм Вакнин указывает как характерное для нарцисса) и сразу же мелкими провокациями проверяя на податливость насилию. Определяя взгляд женщины как оценивающий, он проецирует на нее свою вечно оценивающую и сравнивающую нарциссическую натуру.

Абсолютно в нарциссическом духе Гога начинает бурное ухаживание. Навязывает себя в качестве провожатого — при этом не забыв обратить внимание Катерины на то, что денег у него хватит только на такси до ее дома, а уж до своего ему придется идти пешком.  Мол, оцени размах моей жертвы.

Тип из электрички не нравится Катерине.  Но вместе с тем… интересен. Интересен тем, что говорит и ведет себя «не как все». Точнее, держит себя нагло и фамильярно. Что ошибочно принимается Катериной (и многими тысячами зрительниц) за мужественность, уверенность и силу.

А дальше Гога прилипает к Катерине. На следующий день он подкарауливает ее у подъезда и чуть ли не вырывает у нее сумки. Вот это мужик, млеем мы у экранов. А ведь героиня не мешок с картошкой прет. Она несет нетяжелые сумки, с которыми вполне себе справлялась за 20 лет безмужней жизни.

Так Гога еще глубже внедряется в личные границы Катерины. Попав в квартиру, он осматривается и понимает, что это он удачно попал. Детали его беспардонного поведения я почерпнула в книге Валентина Черных, которая была положена в основу сценария:

Гога осмотрелся, заглянул в комнату Катерины.
   – Ну как? – поинтересовалась Катерина.
   – Годится. Судя по блеску стекол и ворсу ковра, убирала не больше суток назад. Готовилась к встрече со мной?
   – Ты угадал, – подтвердила Катерина. – Угадывай дальше.
   – Я думаю, что мы будем ужинать.
   – Опять угадал. Только я минут десять отдохну.
   – Отдыхай, – разрешил Гога.
   Он прошел на кухню, открыл холодильник, изучил его содержимое, заглянул в настенные шкафы.

Обольщение превращается в феерию: Гога «разрешает» Катерине посидеть в кресле и бросается готовить ужин. Причем, заметьте, чужими руками, тут же приспосабливая Александру под чистку лука.

Далее Гога устраивает шоу во славу себя, любимого: собирает людей на пикник по случаю своего дня рождения. Во-первых, врет — день рождения у него в другое время. Во-вторых, такие инсценировки — явный признак человека манипулятивного, лживого, знающего как  обольстить и проделывающего подобные штуки не впервой. В-третьих, он отжирает нарцресурс сразу из нескольких источников: у Катерины, Александры, друзей.



По ходу дела он успевает кое-кого из них обесценить:

Александра завела разговор.
   – А Николай Ильич талантливый ученый?
   – Тот, что с бородой? – уточнил Гога.
   – С бородкой.
   – Не очень.
   – А как вы определяете? Он же защитил кандидатскую диссертацию и готовит докторскую.
   – Кандидатские все защищают…

Впрочем, Гога готов и восхищаться. Но как? По-нарциссически. Постоянно сравнивая себя с кем-то.

– Насчет таланта, – напомнил Гога. – Смотри, как ведет машину Васек. Великолепно ведет. Он талант в вождении. Я так не могу. Но я понимаю в моторах, как очень немногие. Я тоже талант.

А само появление Гоги в квартире Катерины воскресным утром? Его совершенно не колышет, что люди по выходным отсыпаются, что у них другие планы, что согласия на поездку ему никто не давал. Вспомним, он просто сообщил Катерине и Александре о пикнике и ушел, не дождавшись ни да, ни нет. А сейчас буквально пинками гонит их на шашлыки. Конечно, для их же блага, которое ему ведомо лучше, чем самим потенциальным облагодетельствованным! На природе, мол, отоспитесь.

В книге Черных присутствует диалог, в котором Катерина еще на пикнике пытается рассказать Гоге, кто она такая. Вернее, даже рассказывает. Но тот словно не слышит ее и всячески переводит тему, иронизируя над ней и не забывая снова выпятить себя:

– Гога, – предупредила Катерина, – несмотря на всю твою проницательность, я не та, за кого ты меня принимаешь.
   – Конечно не та, – согласился Гога. – Ты лучше.
   – Я серьезно.
   – Она серьезно, – подтвердила Александра. – Она не из фабрики-прачечной, она крупный…
   –… руководитель промышленности, – улыбнулся Гога.
   – Да, – подтвердила Катерина.
   – Ты еще и депутат, конечно. Все руководители у нас депутаты.
   – Да, – еще раз подтвердила Катерина.
   – И они туда-сюда ездят по заграницам. И ты только вчера вернулась из Парижа.
   – Не вчера, – поправила Александра. – Две недели назад.
   – Не будем мелочиться, – сказал Гога. – День, неделя, плюс-минус – не имеет никакого значения.
   – Я с тобой серьезно разговариваю, – сказала Катерина.
   – Я тоже, – подтвердил Гога. – Ты серьезная женщина, я серьезный мужчина. Обо мне здесь так хорошо говорили, что ты, конечно, почувствовала некоторый комплекс неполноценности. Ты хочешь рассказать мне о своих достоинствах и достижениях. Обязательно поговорим. Сядем дома друг против друга: я тебе вопрос, ты мне ответ. Или будет один твой монолог на весь вечер. Я тебе обещаю. Мне очень интересно. А сейчас пошли по грибы. 

Кстати, на этом же пикнике Александра расспрашивает Гогу, чем ему так понравилась ее мать. И тот выдает ответ в нарциссическом духе. Что, мол, Катерина красивая, а красота в его понимании…

–  Красота в моем понимании – функциональное совершенство.
  – Не понимаю, – сказала Александра.
  – Я посмотрел на нее и понял: твоя мать – совершенство. В ней есть все, что необходимо женщине, и ничего лишнего. Она – как красивый самолет.

После пикника Гога понимает, что лед явно тронулся: Катерина не сводит с него задумчивого, теплого взгляда.





Вскоре мы видим Гогу и Катерину в постели — очевидно, что роман развивается очень бурно.

Что ж, пора проводить Пробы пера. Легкий намек на прощупывание почвы содержится в следующей сцене, описанной в книге Черных. Катерина ночует у Людмилы, Гога звонит ей туда, и она по просьбе подруги зовет его приехать к ним. Но Гога, который появляется и звонит почти каждый день (когда этого хочется ему), вдруг встает в позу. И чем горячее просит Катерина, тем непреклоннее Гога. Даже «целую» в конце разговора ему сказать в лом. И в этом выражается осознаваемое или невольное желание фрустрировать Катерину. Не можешь приехать — не приезжай, но поддержать ощущение взаимности у якобы любимой женщины Гога может, и очень легко. Но не хочет.

Катерина взяла трубку и сказала:
   – Приезжай. Я сейчас тебе продиктую адрес. Познакомишься с моей школьной подругой.
   Людмила прошептала:
   – Очень хочу послушать, – и бросилась на кухню, где стоял параллельный телефон.
   – Поздно уже, – признался Гога. – Пока приеду, надо будет уезжать, а то на метро не успею.
   – Я тебе дам денег на такси.
   – Я как в том анекдоте: румынские офицеры денег с женщин не берут.
   – Я тебе одолжу до получки. Приезжай. У нас еще выпить осталось.
   – Спасибо. Я не в форме. Устал. А я должен понравиться твоей подруге, чтобы она ничего против меня не имела. Я рад был услышать твой голос.
   – Я тоже.
   – Я позвоню завтра.
   – Ты просто приезжай.
   – Я приеду.
   – Я тебя целую.
   В трубке замолчали.
   – Я это сделаю завтра, – наконец сказал Гога и повесил трубку.

Примерно так же, как бы слегка, но весьма ощутимо для влюбленной женщины Гога фрустрирует ее после первого секса. До этого балаболивший Александре, что они с Катериной  будут жить вместе, и на обдумывание этого он дает ей целых шесть дней, на этот раз Гога ведет себя «загадочно». Вместо того, чтобы подтвердить свои первоначальные намерения, уверить женщину во взаимности, он отшучивается, отмалчивается, а потом сообщает, что зверски хочет есть.



Потом они лежали рядом, его руки все еще продолжали ласкать ее, ей это было всегда необходимо, но ни один мужчина так и не узнал об этом, а он понял.
   – Ты замечательный.
   – У меня таких, как ты, никогда не было. Ты совершенство.
   – Как чувствительный прибор? – спросила она.
   – Да, если ты не обидишься.
   – Я не обижусь. Ты мне подходишь. Если ты предложишь выйти за тебя замуж, я тут же соглашусь. Если ты этого не захочешь, я все равно буду с тобой до тех пор, пока тебе будет интересно со мной.
   – При первой же встрече они обговорили условия, – заметил Гога.
   – Не при первой, – возразила Катерина. – И условий не было. Было согласие побежденной стороны на все условия победителя.
   – Про победителя не надо. Я не победитель, мне повезло. Мне давно так не везло. Извини. Я хочу поесть. Зверски хочу.

Отметим и особую «чуткость» Гоги, который словно угадал потребность Катерины в заключительным ласках. На пикнике он накрывает ее пледом. Эта нарциссическая «чуткость» — убойное оружие Обольщения — проскальзывает еще в одном эпизоде:

В фойе кинотеатра они купили мороженое, потом лимонад. Она снова удивилась, как он мог почувствовать, что после мороженого ей захочется пить.

Пробы Пера усиливаются.  Гога позволяет себе абсолютно сексистское высказывание: «Запомни, все и всегда я буду решать сам на том простом основании, что я мужик». По сути, он прямо заявляет о своем презрении к женщинам. Но мы опять млеем и тянемся за носовыми платками — как же ж, он настоящий мужик, ведь он  сам сказал,  что он мужик, да еще таким голосом.

Катерина все еще пытается отстаивать свои границы, напоминая, что вообще-то, не надо так рьяно, без согласования с ней, вмешиваться в жизнь ее дочери. Гога началит ее за «приказной» тон, угрожая, что если она еще раз такое себе позволит, то ноги его в этом доме не будет. Освоился! Угрожает разрывом! И Катерина замолкает. И даже извиняется — пока сдержанно. У нее уже начинает входить в привычку извиняться на ровном месте. Извиняться только потому, что из нее делают виноватую — причем, грубо и прилюдно.

Итак, Пробы пера прошли успешно. Клиент готов к Ледяному душу.

И он случается сам собой, когда к ужину является Родион. Гога заметно нервничает. Я думаю, во многом и потому, что сравнивая себя с холеным и внешне успешным Родионом, ощущает острый укол ничтожности. У дамы, которую он уже вообразил своим трофеем, оказывается, вон какие ухажеры есть. А тут еще гость объявляет, что Катерина — директор завода. Какой меткий и мощный удар в самое больное Гогино место — патологическое эго, мечущееся от ничтожности к грандиозности! Гогу накрывает мощная волна нарциссического стыда, он буквально парализует его. Он не готов адекватно реагировать. Он ощущает ничтожность. Она непереносима. И он моментально сливается.

Тут такая еще деталь. В электричке Гога невольно проговаривается, чему он завидует. Он «угадывает», что Катерина занимает должность не выше мастера. На самом деле, для Гоги, видимо, это предел мечтаний. Которого достигнуть не удалось — из-за несносного ли характера, недостаточного профессионализма или элементарной ненадежности (разве можно положиться на запойного алкоголика?). И он УЖЕ завидует Катерине как мастеру. А тут оказывается, что она аж целый директор. Земля уходит у него из-под ног, зависть вспыхивает ослепляющим фейерверком...

Заметим, что тут Катерина чуть ли не бежит за ним, умоляя не уходить. Это ее первое унижение. Вспомним, как достойно она вела себя даже в ситуации с Родионом, когда забеременела. А сейчас мы видим явную деформацию ее психики, которая неизменно возникает даже при непродолжительном общении с перверзным. Дальше и до стояний на коленях дойдет, и до целований рук, и до мытья полов к приходу любовницы...

С тяжелейшими переживаниями нарциссического стыда Гога пытается справиться давно привычным способом — уходит в запой. Он пьет вовсе не из-за переживаний по поводу краха любви, и не из-за того, что Катерина его якобы обманула. С помощью алкогольного беспамятства он пытается заглушить в себе нестерпимые переживания нарциссического стыда.

Поведение Гоги за столом, его непреклонность к мольбам Катерины, стремительный уход и исчезновение — Гога ведет себя как смертельно разобиженный человек. Как и все жертвы перверзных, Катерина ощущает собственную чудовищную виноватость, чуть ли не предательство. Она уже не в состоянии включить свои, такие обычно трезвые, мозги и понять, сколь явно, вопиюще несоразмерна реакция Гоги.

Тут же заметим, что требуя от Катерины правды и чуть ли не исповедальности (и при этом не желая ее слушать), о себе Гога сообщает крайне скудную информацию. По сути, о нем известно лишь то, что он слесарь и разведен, и жена у него была хорошая и сейчас живет с хорошим человеком. (Кстати, я уже вижу, чем он будет донимать Катерину в дальнейшем: дифирамбами в адрес бывшей).

Характерный маячок. Героиня Муравьевой спрашивает у Катерины фамилию любимого человека. И Катерина застывает в шоке от самой себя: она понятия не имеет, какая фамилия у Гоги! Вот такие ураганные страсти и полубеспамятство очень характерны для жертвы нарциссического обольщения.

Но глаза Катерины уже застит плотный туман гэзлайтинга. Она рыдает, сходит с ума, клянет себя за несуществующую вину. За мегаобман, которого не было. За предательство, которого она не совершала. Но не за горами и тот час, когда она будет считать себя виноватой за то, что сильнее Гоги, умнее Гоги, социально успешнее Гоги...

Призываются все подруги плюс Коля. Все сбиваются с ног, прочесывая Москву в поисках Гоги. Сколько суеты, сколько тревоги, сколько горя... Как и в случае с пикничком, нарцисс Гога умудряется отожрать не только Катерининого ресурса, но и «массовки».

Меж тем, он уже начал разрушать жизнь Катерины. О чем она думает эти восемь дней, пока Гога пьет горькую? О заводе? О работниках? О дочери? О новом платье, в конце концов? Нет, в повести Черных первые дни Катерина… пьет, потом решает не выходить на работу. Она рыдает и рвет на себе волосы. Она всех поднимает на уши, оторвав от дел. Все, кроме Гоги, утратило для нее значимость.

Наконец, Коля находит Гогу. И Гога быстро идет на поправку. Бросил пить, потому что устал? Проникся железными аргументами Коли? Как бы не так. Очень мощно, фантастически мощно, подкачалась его грандиозность. Красивая директриса завода и депутатша его из-под земли достала! Значит, он огого. Да что там: огогого! Топить ничтожность в водке необходимости больше нет, и герой идет сполоснуть лицо и переодеться в чистое.

Обратите внимание: дав себя уговорить вернуться, Гога смотрит на Катерину со скорбно-философским лицом, но отнюдь не извиняется. А вот Катерина перед ним извинится, очень прочувствованно и многократно, не сомневайтесь. И будет извиняться до того момента, пока не раскусит гнилую натуру Гоги, как когда-то раскусила Родиона.

Еще заметьте: Гога впервые надевает костюм. К чему бы? А вот к чему: он стремится хотя бы внешне «соответствовать» статусу Катерины. Для Катерины-мастера прокатывал  непритязательный кэжуал, а вот для Катерины-директора надо одеться попафоснее...

Вот и думайте, какого бобра убила Катерина в лице «брутального» Гоги. Жестоко обжегшись на одном нарциссе — Рудольфе-Родионе, через 20 лет она подбирает еще более перверзный вариант.

А вот Гогу можно только поздравить.  Отличный трофей подцепил! Красивая, успешная, признанная, материально обеспеченная... И такая совестливая, такая горы сворачивающая ради любви! Ведь костьми легла, а вернула его! Да он теперь на этой бабе всю зависть, всю ненависть выместит, всю собственную ничтожность на нее перевесит.

Да, жизнь у Катерины только начинается, я не сомневаюсь… Очень «веселая» жизнь...опубликовано 

 

Автор:  Таня Танк

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: tanja-tank.livejournal.com/9580.html

Болезнь БОЛЬШЕГО

Поделиться



В большинстве случаев успех – это первый шаг к катастрофе. Идея развития зачастую является врагом реального развития. 

Недавно я познакомился с парнем, который довольно успешно развивает свой бизнес, ведёт удивительный образ жизни, имеет счастливые отношения и много друзей. Несмотря на всё это, он мне на полном серьёзе заявил, что хотел бы нанять наставника для того, чтобы «выйти на следующий уровень». 

Когда я спросил у него о том, что представляет собой этот неуловимый «следующий уровень», он ничего не смог ответить. Он лишь сказал, что наставник ему нужен для того, чтобы указать на его слабые стороны и шансы, которые он упускает. 
 



-«Ага», – произнёс я и на мгновение замешкался.

Я не хотел расстраивать человека, с которым буквально только что познакомился, отрезвляющей правдой. Он был полон энтузиазма и готовности отдать немало денег за то, чтобы кто-то сказал ему, какую проблему он должен решить. 

-«Но что, если исправлять нечего?» – спросил я. 

-«Что ты имеешь в виду?» – недоумённым взглядом посмотрел он на меня. 

«Что, если “следующего уровня” не существует? Что, если это всего лишь идея, засевшая в твоей голове? Что, если ты уже там, но просто не осознаёшь этого? Ты жаждешь чего-то большего, и это мешает тебе ценить и наслаждаться тем, что у тебя уже есть?» 

Мои вопросы ему явно не понравились. После некоторой паузы он сказал: «Мне просто кажется, что я должен постоянно заниматься самосовершенствованием, вопреки всему». 

-«И это, мой друг, скорее всего, и есть твоя самая большая проблема». 

В спорте существует такое понятие, как «Болезнь большего». Оно было придумано Пэтом Райли, который известен как один из самых талантливых тренеров НБА и является членом Баскетбольного Зала славы. 

По словам Райли, при помощи концепции «Болезнь большего» можно объяснить то, почему команды, которые побеждают в чемпионатах, часто впоследствии оказываются «свергнутыми» – не другими, лучшими командами, а силами внутри самой организации. 

Игроки, как и многие люди, всегда жаждут большего. Сначала «большее» – это победа в чемпионате. Как только они её добиваются, им становится этого мало. «Большее» теперь превращается в другие вещи – деньги, рекламу, одобрение, похвалу, славу, внимание СМИ и так далее. 

Как результат, слаженная команда трудолюбивых парней начинает распадаться. Верх берёт «эго» каждого из них. Некогда идеальная психологическая атмосфера команды меняется — она становится токсичной. Игроки считают себя вправе игнорировать несущественные задания, выполнение которых, как правило, приводит к победе в чемпионате. Как результат, команда, которая когда-то считалась самой сильной и талантливой, терпит поражение. 

Больше — не значит лучше 

Психологи не всегда занимались изучением счастья. На самом деле большую часть времени они посвящали не позитиву, а проблемам людей, которые вызывали психические заболевания и эмоциональные срывы, и способам их решения. 

Лишь в начале 1980-х годов некоторые бесстрашные учёные начали задаваться вопросами, связанными с тем, что делает людей счастливыми. Спустя некоторое время на магазинных полках появились миллионы книг о «счастье»,написанных скучными, озабоченными людьми, которые переживали экзистенциальный кризис. 

Но я забежал немного вперёд. 

Одна из первых вещей, которую психологи сделали, приступив к изучению счастья –это провели простой опрос. Они вручили нескольким большим группам людей пейджеры и попросили их отрываться от своих дел и записывать ответы на два вопроса всякий раз, когда устройство будет пищать.

Первый вопрос звучал так: «Насколько счастливым вы себя ощущаете в данный момент (оцените своё состояние по десятибалльной шкале)?» 

Второй – «Каким событием или деятельностью вызвано ваше состояние?». 

В исследование приняли участие сотни людей из разных слоёв общества. Результаты, которые получили учёные, были удивительными и скучными одновременно. 

Практически все люди, независимо от обстоятельств, всегда оценивали уровень своего счастья 7 баллами. 

Покупка молока в продуктовом магазине? Семь. Посещение игры сына, который увлекается бейсболом? Семь. Разговор с начальником после успешного заключения крупной сделки? Семь. 

Даже когда в их жизни происходили катастрофические вещи (мама заболела раком, не смогли вовремя внести платёж по ипотечному кредиту, ребёнок поломал руку во время игры в боулинг, и так далее), они оценивали уровень своего счастья в диапазоне от 2 до 5 баллов в течение непродолжительного времени, а потом он снова возвращался к отметке «7». 

Та же тенденция наблюдалась и в случае с очень радостными событиями – выигрыш в лотерею, долгожданный отдых, заключение брака и так далее. Все они приносили удовлетворение лишь на недолгий период времени, азатем уровень счастья, как и ожидалось, возвращался к семи баллам. 

Эти результаты поразили психологов. Никто не может быть абсолютно счастлив или абсолютно несчастен всё время. Складывается впечатление, что люди, независимо от внешних обстоятельств, пребывают в постоянном состоянии умеренного, но не всецело удовлетворяющего счастья. Иными словами, у них почти всегда всё в полном порядке, однако, по их мнению, могло бы быть и лучше. 

Однако эта «семёрка», к которой мы все всегда в итоге возвращаемся, любит шутить над нами, причём мы попадаемся на её уловки снова и снова. 

Хитрость заключается в том, что наш мозг говорит нам: «Знаешь, если у тебя всего было бы немного больше, я бы, наконец, достиг вершины счастья и остался бы там навсегда». 



Большинство из нас всю свою жизнь преследуют цель, которая заключается в том, чтобы постоянно быть счастливыми, то есть никогда не опускаться ниже 10 баллов. 

Вы думаете, что для того чтобы стать счастливым, вам нужно найти новую работу. Вы находите её и спустя несколько месяцев чувствуете, что для полного счастья вам не хватает нового дома. Вы покупаете новый дом и спустя несколько месяцев обнаруживаете, что вам хотелось бы отдохнуть в какой-нибудь тёплой стране. Вы отправляетесь в отпуск, и, когда вы, наконец, нежитесь под солнышком на красивом пляже, вам вдруг в голову приходит мысль: «Чёрт, я хочу “Пина коладу”! Здесь есть “Пина колада”?» Вы получили напиток, но одного бокала вам показалось мало для достижения десятибалльного счастья, поэтому вы заказываете второй, третий… Наутро вы просыпаетесь с похмельем и осознаёте, что уровень вашего счастья опустился до отметки «3». 

Но всё нормально. Через некоторое время он снова поднимется – до «7». 

Некоторые психологи называют эту постоянную погоню за удовольствием «гедонической беговой дорожкой»: люди, которые постоянно стремятся к «лучшей жизни», затрачивают массу усилий на то,чтобы в конечном итоге «прибежать» туда, откуда они начали. 

«Погодите-ка, – скажете вы. – Неужели это означает, что все наши действия бессмысленны?» 

Нет, это означает, что мотивацией в вашей жизни должно выступать нечто большее, нежели собственное счастье.

В противном случае вы будете бесконечно бежать в сторону своей славы и самосовершенствования, к отметке «10», и постоянно чувствовать, что топчетесь на месте. Или ещё хуже – медленно разрушать всё, что у вас было изначально. 

Самосовершенствование как прославленное хобби 

В те времена, когда я был сильно увлечён «самопомощью», одним из моих любимых ритуалов было планирование жизни и постановка целей перед наступлением Нового года. Я часами анализировал свои желания и ценности, получая в конце процесса внушительный список во многом произвольных целей (например, научиться играть на бонго, заработать такую-то сумму денег или увидеть заветные шесть кубиков своего пресса). 

Однако в итоге я понял одну простую истину:самое смешное в самосовершенствовании ради самосовершенствования заключается в том, что оно, по сути, не имеет никакой важности.Это всего лишь прославленное хобби. 

Мне потребовалось много времени, чтобы принять тот факт, что если я могу что-либо улучшить в своей жизни, это ещё не значит, что я обязательно должен это делать. 

Когда человек зациклен на самосовершенствовании, он становится всецело поглощённым самим собой. Его жизнь превращается вблагодетельную форму нарциссизма. 
 



По иронии судьбы, это усложняет жизнь. 

Однажды мой друг сказал мне: «Лучшим решением, которое я когда-либо принимал в своей жизни, было присоединиться к группе поддержки. Три года спустя лучшим решением, которое я когда-либо принимал в своей жизни, было прекратить посещать мою группу поддержки». 

Я думаю, этот принцип применим ко всем формам самосовершенствования. Инструменты самосовершенствования нужно использовать как бинты – только в тех случаях, когда что-то болит или сильно беспокоит. В конечном счёте, вам всё равно придётся их снять. 

Жизнь – это игра не совершенствования, а компромиссов. 

Я думаю, многие люди рассматривают жизнь с точки зрения линейного роста и совершенствования. Это имеет смысл, когда вы молоды, и ваши возможности и навыки стремительно растут и развиваются. 

Когда вы достигаете зрелости, становясь экспертом в определённых областях (при этом вы затратили на это немало времени и душевных сил), жизнь для вас превращается в игру не совершенствования, а компромиссов. 

Я потратил десять лет на то, чтобы развить свои писательские навыки. Если бы я внезапно решил стать ди-джеем, все бы стали говорить, что я «совершенствую» себя, развивая свои таланты и навыки.Однако чтобы стать компетентным в совершенно новой сфере, мне нужно потратить на практику сотни часов — это, в свою очередь, скажется на моих возможностях как писателя. Скажем, за те 500 часов занятий, которые я потрачу на то, чтобы овладеть навыками ди-джея, я могу написать целую книгу, начать вести колонку в престижном журнале или создать кучу полезных статей. 

Вернёмся к тому парню, который искал наставника. Я дал ему совет быть осторожным со своим желанием самосовершенствоваться ради самосовершенствования. Будьте осторожны, когда выбираете новые мечты и цели — не гонитесь за очередной дозой дофамина, чтобы достичь десятибалльного счастья, ведь это может навредить или лишить вас того, что у вас уже есть. опубликовано 

 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: muz4in.net/news/bolezn_bolshego/2017-02-13-42702

Одиночество на вершине

Поделиться







© john lund

Помните, как в детстве мы все играли в популярную игру «Царь горы»? Забираешься выше всех и орешь, что есть мочи: «Я царь горы!» Ну и конечно, основная задача: удержаться на высоте, сталкивая всех, кто норовит занять твое место. Но рано или поздно кто-то стягивает тебя за штанину вниз, и ты карабкаешься снова. Получится ли опять занять заветное место и крикнуть – неизвестно. Но пока карабкаешься обратно, чувствуешь себя ничтожным перед тем, кто горделиво взирает на тебя сверху. И, конечно, в любой момент может тебя столкнуть, потому что он-то наверху, ему виднее. Он – царь горы.

Веселая игра, учит добиваться цели и побеждать. Но не все готовы этому учиться, и не все переживания в этой игре приятные. А представьте себе на минуту, что вся ваша жизнь – это такая вот игра. Получилось? В любом человеке изначально заложено стремление строить близкие отношения. Длительные и удовлетворяющие отношения, крепкая семья и возможность чувствовать себя нужным кому-то – это важная составляющая жизни. 

Так к чему я здесь говорю об этом? А к тому, что этот Царь горы всегда одинок. Он один одинешенек на вершине этой самой горы. Ведь как только рядом появляется кто-то еще, по правилам возникает борьба и соперника неизбежно нужно либо столкнуть, либо упасть самому. Если ты в итоге упал – чувствуешь себя униженным. Если не упал – восторг победы приходит вместе с ощущением одиночества. И снова, и снова, и снова.

Встречали ли вы таких людей, которым всегда нужно бороться с кем-то? Этаких «якалок», которые везде суют свой нос и высказывают свое «авторитетное» мнение. В принципе это неплохие люди, и с ними даже можно дружить… какое-то время. 

Кажется, вы только что прекрасно общались, человек удивительно умный и симпатичный, но вот появляется кто-то еще и ваш знакомый как бы невзначай почему-то унижает и выставляет вас в невыигрышном свете, сам при этом оставаясь на высоте. Или другой пример: ваш друг действительно сделал прекрасный проект, вы искренне им восхищаетесь и говорите, как он профессионален, и он это с удовольствием выслушивает. Когда же вам удается что-то хорошо, то он во всеуслышание объявляет, что это только потому, что именно он вас научил. Это может быть сказано в шутку или всерьез, но такие ситуации повторяются с завидным постоянством. И во всем поведении такого человека сквозит, что вы должны быть благодарны, что он с вами общается. 

Не очень приятно. 
Тем более что ваши удачи фактически никак с ним не связаны, но как будто ваш успех чем-то задевает его. Правда, странно?
На самом деле, для такого человека Царем горы может быть кто-то один, и если это не он сам – значит он неудачник. А чувствовать себя неудачником — это испытывать унижение, которое ему так знакомо с детства. 

Давайте немного вернемся к детству. С какого возраста вы себя помните? Наверное, лет в 5-6 первые отрывочные воспоминания. Помните ли вы, как мама жалела вас, когда вы болели? Плакали, разбив коленку или из-за отобранной вредным Мишкой игрушки в садике? Когда я спросила одну свою клиентку, помнит ли она, как ее жалела мама, она ответила, что такого никогда не было. А если она разбивала коленки, ей становилось очень стыдно. Она чувствовала себя виноватой и старалась скрыть это от взрослых, чтобы не доставлять им проблем. Очень удобный ребенок, правда?

А ведь в детстве, когда мама утешает нас, целует и говорит, что все хорошо, со всеми бывает – это первый опыт принятия другим человеком таких сложных эмоций, как боль и страх. И через такое принятие мамой наших эмоций, как чего-то естественного, возникает понимание и принятие себя. 

А ведь мама – это первый тренажер близости, доверия, теплоты в отношениях. И во многом от нее зависит, натренируем ли мы нашу сердечную мышцу создавать теплые близкие отношения с другими людьми или нет.

Что же происходит с нашим ребенком, мама которого эту самую близость не формирует? Его мама в ответ на эмоции не принимает их, а игнорирует. И тогда у ребенка возникает ощущение, что он какой-то не такой, неудобный, не идеальный, не подходит маме. И тренируется совсем другая функция – быть идеальным, побеждать и выигрывать. 

Не хочется, чтобы у вас создалось впечатление, что мама такого ребенка совсем его не любит, она какая-то нетипичная и злая. Вовсе нет. Скорее всего, ее тоже когда-то не научили, что слезы и переживания – это нормально, поэтому яркие эмоциональные реакции ребенка кажутся ей невыносимыми. Она боится эмоций. И поэтому говорит: «Ты сам виноват, нечего было бегать на улице. Иди, помажь коленки зеленкой!» или «Нечего было давать свои игрушки этому Мишке, в следующий раз не давай игрушки кому попало!», или «Нечего было ходить без шарфа, сам виноват, что заболел! Ешь лекарства и быстрее выздоравливай». Какая уж тут близость?!

 Чувство вины за доставленное неудобство и стыд, если эта ситуация повторяется, – вот что очень знакомо таким людям. Малейшая неудача, доставленное окружающим неудобство, или успех кого-то рядом – это их личное унижение. 

Может из моих примеров не совсем понятно, почему чужие успехи их так задевают. А вы вспомните Мишку из детского сада. Ведь в таком раскладе Мишка, взяв игрушку, остался победителем, а наш герой, отдав ее, стал побежденным. И все это просто игра: кто понимает правила – Царь горы, а кто не понимает – тот неудачник. 
Тренинги наподобие: «Стань успешным за два дня!», «Десять способов побороть робость и стать богатым!», «Как перестать быть побежденным и стать победителем!» создаются такими людьми для таких же людей. Ведь только живущий в подобном мире уверен, что за два дня можно многому научиться – успешный человек расскажет, что надо делать, и все получится само. Но на этих тренингах не учат умению сближаться с другими, чувствовать теплоту в отношениях, заводить друзей и дружить с ними. Для них вся жизнь – бесконечная гонка наверх, и даже если достиг этого самого верха, всегда есть кто-то кто лучше. 

И у этого самого феномена – одиночества лидера – есть две стороны. Одна сторона медали: победа дарует признание, дает блага. А другая сторона, то самое одиночество. Токсичное одиночество не утешенного ребенка. Ребенка, вся жизнь для которого стала бесконечной гонкой к совершенству, гонкой за покорение горы. И удастся ли ему это или нет, он будет одинок в любом случае. Потому что все кто его окружают – это потенциальные соперники, а друзей, близких просто нет.

Работая в терапии, я все чаще удивляюсь тому, как вроде бы небольшие, незначащие действия матери или отца приводят к достаточно весомым последствиям. Поэтому, подумайте, когда разбив коленку, ваш ребенок плачет или переживает по поводу полученной двойки, так ли важно для вас винить его в этом или иногда можно просто обнять, принять эти переживания и признать его право на ошибку?

Источник: personagrata-studio.ru/articles/odinochestvo-na-vershine/

Блеск и нищета нарциссической личности

Поделиться



Осенью 2013-го года на экраны вышел фильм Джозефа Гордона-Левитта «Страсти Дон Жуана». Фильм рассказывает о жизни современного молодого человека с зависимостью от порнографии. Для нас фильм послужит иллюстративным материалом для разговора о таких распространённых на сегодняшний день проблемах, как: зависимость, ощущение внутренней пустоты, неспособность получать удовольствие от близости и т.д. Весь этот спектр психологических запросов обычно относят к нарциссической проблематике, а сам нарциссизм называют «эпидемией XXI века».



«До́риан Грей» — художественный фильм  Оливера Паркера

Нарциссическая сцена современности

Социально ориентированные психологи говорят о том, что наш век – это век нарциссизма, чему способствовали те глобальные изменения, которые претерпевало человечество на протяжении последних нескольких десятков лет. Мы живём в век массовых сообществ и больших скоростей, всё меняется очень быстро – технологии, вещи, ценности, идеи, люди. В этих условиях моментально запоминающийся яркий визуальный образ может казаться более привлекательным, нежели целостность, глубина и искренность – качества, которые могут быть вполне оценены только в небольшом сообществе, с долгой историей межличностного взаимодействия и тесными связями.

Начальные титры картины сопровождаются стандартным видеорядом любого современного телеканала: мелькание обнажённых частей женского тела, блеск декораций, ослепительные улыбки, еда и насилие, обещание и соблазн. Режиссёр даёт нам понять, что проблема главного героя – это проблема современного общества, выбравшего в качестве основных ценностей внешние критерии – красоту, успех, немедленное исполнение желаний и сексуальность. Особенно сексуальность, которая стала универсальным маркетинговым средством.

Он и Она – без изъянов и без проблем

Женщине на этой нарциссической сцене современности отводится особая роль – роль соблазнительницы, запускающей бесконечный цикл желания и зависимости, но никогда не приносящей полного удовлетворения. Женщины, по меткому выражению доктора философии Джудит Батлер, являются «зрелищным гендером». Женщинам есть что показать, и они этим умело пользуются, превращая каждый свой шаг в перфоманс, акт соблазнения, будь  то блок новостей о погоде, вечеринка, семейный ужин или воскресная служба.

Такова девушка главного героя – Барбара Шугермен.  Барбара – представительница очень распространённого сегодня типажа женщины.  Она точно знает, чего хочет и как ей этого добиться. У неё есть чёткий план «успешной жизни» и ей нужен мужчина, который в этот план идеально впишется. Вступив в отношения, Барбара уже имеет конкретный сценарий их развития: как пройдёт первая встреча, каким будет период ухаживания, сколько нужно подождать до первого секса, когда нужно познакомиться с друзьями, а когда с родителями, как будет выглядеть их семейная жизнь и т.д.  А в  качестве инструмента управления отношениями Барбара использует свою сексуальность. Манипулируя мужским желанием, Барбара добивается того, чтобы мужчина следовал её «плану» и подавляет всё, что в этот план не вписываются. Так, когда её парень заявляет, что ему нравиться делать уборку дома и ему нужно купить специальные мягкие тряпочки для мытья полов, Барбара приходит в ярость – мужчина, скребущий полы на кухне это совсем не то, что она себе представляет в качестве «идеального» мужчины, это не «sexy».

Барбара искренне считает, что ради близости с ней мужчина должен быть готовым на всё, в этом и состоит сущность любви. Сущность любви мужчины к женщине, естественно, потому что сама Барбара не считает себя должной что-то отдавать взамен кроме своего тела.  Да и нужно ли что-то ещё? Джон познакомился с ней только потому, что она «десятка», девушка с максимально удачным сочетанием сексуальной фигуры и красивого лица. И на все условия Барбары он соглашался только, чтобы затащить в постель «десятку», потому что ради «десятки» стоит немного попотеть.

Да, это наш герой – Джон. Молодой парень, красивый, уверенный в себе, с весьма конкретным набором ценностей: «В этой жизни меня заботит всего несколько вещей: моё тело, мой дом, моя тачка, моя семья, моя церковь, мои друзья, мои тёлки и моя порнуха».  Каждая из этих ценностей встроена в кажущуюся очень прочной систему жизненных приоритетов, и вся жизнь Джона расписана ровно таким образом, чтобы уверенно и бесперебойно двигаться по этому кругу. Каждую неделю он ходит в спортзал, делает уборку дома, ездит на своей тачке на семейные ужины и воскресную службу, встречается с друзьями в баре, знакомится с новой девушкой, а по ночам смотрит порно.  Внешне Джон и Барбара выглядят блестяще – идеальные тела, подавляющая самоуверенность, непоколебимая вера в свою правоту, полное довольство своей жизнью и самодостаточность. 

Нарциссическая личность

Психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс  даёт следующее описание нарциссического характера:  «Людей, личность которых организована вокруг поддержания самоуважения путем получения подтверждения со стороны, психоаналитики называют нарциссическими. Они могут беспрестанно размышлять о видимых достоинствах — красоте, славе, богатстве — или о проявлении политической благонадежности, но не о более скрытых аспектах своей идентичности и целостности. «Имидж» заменяет сущность, и то, что Юнг назвал персоной(представление себя внешнему миру), становится более живым и надежным, чем действительная личность. Преуспевающие нарциссические личности (в плане денег, социально, политически, в военном отношении и т.д.) могут вызывать восхищение и желание соперничать с ними. Внутренняя цена нарциссического голода редко доступна восприятию наблюдателя».

Во времена Фрейда большинство пациентов страдали от переизбытка внутренних комментариев по поводу собственных достоинств и недостатков. Их внутренний мир был переполнен содержанием, и именно это составляло основу их психических конфликтов.  В противоположность этому, современные клиенты часто ощущают себя скорее субъективно пустыми, а в основе их психологических затруднений лежит не конфликт, а нехватка. Нарциссические личности всегда ощущают в самой глубине своей души эту пустоту, которую им никак не удаётся заполнить, сколько бы они не старались.

А нарциссические личности действительно  очень стараются заполнить эту пустоту. Часто это невероятно  работоспособные,  целеустремлённые люди, стремящиеся быть первыми и лучшими во всём, что они делают. Их внутренний голод зачастую ведёт их вверх по карьерной и социальной лестнице, они добиваются всего, о чём можно только мечтать, но они стыдятся признаться самим себе в том, что им всё ещё мало, они по-прежнему чувствуют себя пустыми и неспособными получать удовольствие от жизни и быть счастливыми. Эта внутренняя пустота делает их очень уязвимыми для критики со стороны и зависимыми от внешнего одобрения и принятия. Они ежеминутно нуждаются в подтверждении своей значимости, а потому часто оказываются в плену у собственных фантазии и людей, которые ими манипулируют. 

Неочевидный образ себя

Барбара манипулирует Джоном, утверждая, что именно так и должны выглядеть идеальные отношения. Джону ничего не остаётся, кроме как согласиться, ведь он и понятия не имеет, что такое настоящие отношения и как они должны выглядеть. Он и сам всегда использовал других людей, выстраивая свой собственный идеальный образ. Это очень характерная особенность нарциссической личности – неспособность к любви и настоящей близости, бессознательное, иногда изощрённое и тонкое, но часто очень наивное и бесхитростное использование других людей в своих целях.  Они нуждаются в других людях, но не как в отдельных личностях,  а для удовлетворения своих субъективных потребностей – получения поддержки, подпитки самоуважения, выстраивания своих идеалов и ценностей. Следовательно, нарциссические люди посылают своей семье и друзьям противоречивые сообщения: их потребность в других велика, но любовь к ним носит поверхностный и потребительский характер.

Взаимоотношения с нарциссическими личностями всегда оставляют ощущение эмоциональной обеднённости, не смотря на то, что они могут быть очень интенсивными на событийном уровне. Их эмоции поверхностны, примитивны, спектр их достаточно узок, как правило, это только чёрное и белое, плохое или хорошее, общаются и разговаривают они чаще всего «по факту» и не имеют доступа ни к своим чувствам, ни тем более к чувствам других людей. 

Посмотрите на Джона – с друзьями он разговаривает только о девушках и только в оценочном смысле, семейные ужины проходят в пустых, бессмысленных и уже ставших привычкой спорах. Первое свидание Джона и Барбары производит впечатление вызубренного диалога, состоящего из стереотипов и клише, разыгранного нетерпеливыми актёрами, которые не могут дождаться конца реплики партнёра и начинают говорить, не дослушав до конца. Еженедельная исповедь Джона – это поверхностное перечисление «грехов», без какого-либо намёка на искреннее раскаяние. Молится он также бездумно: отсчитывает положенное количество «Аве Мария» во время тренировки в спортзале.

Как правило, нарциссические личности и сами избегают тех ситуаций, где от них может потребоваться проявление глубоких эмоций и участие. Когда Джон впервые встречает плачущую Эстер – сокурсницу по колледжу – он чувствует растерянность перед её живыми, спонтанными и искренними эмоциями. Он не знает как себя вести в такой ситуации и предпочитает ретироваться. 

Неоплаканная утрата

Какими бы поверхностными не были отношения нарциссических личностей, они всегда очень тяжело переживают любой разрыв  с объектом привязанности.  При расставании они утрачивают не просто другого человека, а часть себя, разбивается их фантазия об «Идеальном-Я», они сталкиваются с пугающей их реальностью и собственной уязвимостью и пустотой, от которой они так старательно пытались убежать. Джон начал встречаться с Барбарой, чтобы переспать с «десяткой», но когда она его бросила, он погрузился в такую жестокую депрессию, как будто потерял самого близкого человека на свете. Он не просто утратил Барбару, он утратил представление о самом себе, таком, каким он хотел бы себя видеть – сильном, неуязвимом, самодостаточном.

После расставания Джон полностью погружается в просмотр порносайтов. Это очень характерно для людей с зависимостью. Они не способны испытывать настоящую боль, так как настоящая боль является работой горя. Боль – это реакция на потерю объекта. Работа горя осуществляется посредством воспоминаний, воспоминаний о потерянном объекте. Но чтобы потерять объект привязанности, сначала нужно располагать его присутствием. Если присутствие объекта было в основе отношений, и эти отношения сопровождались любовью, то возможна боль об утрате объекта.

Нарциссические пациенты выстраивают отношения, в основе которых нет истинной привязанности к объекту, объект выполняет компенсаторную функцию – это зеркало, благодаря которому нарциссическая личность может видеть отражение своего грандиозного жизненного проекта.  Как следствие, нарциссические личности не могут оплакать утрату, вместо боли они испытывают тревогу или соматические эквивалентны тревоги: проблемы с дыханием, головокружения или навязчивая мастурбация, как в случае Джона. Эти проявления носят автоматический характер. Зависимый не может выдержать интенсивность этой тревоги, это как раз те моменты, когда он прибегает к помощи зависимого поведения, обращается к «лекарствам» чтобы справиться с этой невыносимой тревогой. 

Зависимость и навязчивое повторение

Зависимость – вот ахиллесова пята нарциссической личности. При этом зависимости могут быть самыми разнообразными: зависимость от кофеина и сигарет, алкоголя и наркотиков, интернета и видеоигр, навязчивая мастурбация и пищевые зависимости и т.д… Та пустота, вокруг которой выстраивается их полная блеска, успехов и достижений жизнь, алчно требует жертв снова, и снова, и снова до бесконечности. Некоторые нарциссические личности пытаются отрицать свою зависимость, особенно, если она способствует социальному успеху, как, например, зависимость от работы и навязчивое стремление к самосовершенствованию. Другие осознают свою зависимость, но стыдятся попросить о помощи, так как пытаются построить позитивное ощущение самих себя на основе иллюзии об отсутствии неудач и неуязвимости.

Основная проблема Джона – неспособность получать удовольствие от реальной близости и навязчивое стремление смотреть порнографию. Вообще, вся жизнь Джона, как и вся современная культура, насквозь пронизана навязчивым повторением, на что недвусмысленно указывает  и режиссёр фильма. Реклама, телешоу, массовое кино воспроизводятся по одним и том же шаблонам. Если удачный телепроект – то на несколько сезонов, если успешный фильм – то с кучей сиквелов и приквелов, если рейтинговое шоу – то с бесконечными повторами. Джон достаточно умён, чтобы заметить это, когда он говорит о том, что не любит ходить в кино, так как там всегда всё одно и то же. Но ему не хватает проницательности и осознанности, чтобы увидеть, что его жизнь тоже движется по одному и тому же кругу. 

Что вообще отличает динамику зависимого поведения? Как раз это движение по кругу без возможности достичь разрядки, удовлетворения. Например, видео и компьютерные игры отличаются от других игр, шахмат, скажем, тем, что  они не имеют конца как такового. Нужно преодолевать трудности, которые нарастают, и когда препятствие преодолевается – всё исчезает и появляется снова (новый уровень). Фрустрация, отсутствие разрядки заставляет повторять и повторять эту игру. Игра сама по себе не заканчивается, просто игрок в какой-то момент выходит из игры потому, что изматывается. В обычной игре – можно выиграть или проиграть, игра заканчивается и можно получить удовлетворение. Если игроки и играют снова, то это уже не та же самая игра, это новая партия, которая будет непредсказуемой и не похожей на предыдущую, в отличие от компьютерных игр, которые можно предугадать или посмотреть на форуме алгоритм прохождения сложного уровня.

Похожую динамику мы обнаружим в зависимости от просмотра порнографии.  Реальные сексуальные отношения заканчиваются оргазмом и удовлетворением партнёров, если акт повторяется – это уже другой половой акт. В порнофильмах и интернет роликах нет ни начала, ни конца: акты нарастают, усложняются, а затем происходят по новому кругу. Невозможно дифференцировать акты – закончился уже предыдущий или начался новый. Эта фрустрация разрядки приводит к тому, что эти отношения повторяются и повторяются. Зависимый получает иллюзорное удовлетворение от объекта своей зависимости, акт всегда заканчивается ничем, потерей и заставляет снова возвращаться на круг, чтобы вновь попытаться достичь удовлетворения. 

Какого же удовлетворения ищет Джон? Он описывает это так:  «Я не люблю начинать слишком быстро, с первого кадра, я предпочитаю действовать не спеша. Поэтому я начинаю с нескольких фоток, потом когда вхожу во вкус, на несколько минут прочая хрень меркнет. Мне не нужно ничего говорить, ни о чём думать, я просто растворяюсь» (lose myself).

Желание, которого нет

Зигмунд Фрейд писал о нарциссизме: «у таких больных, тем не менее, вовсе не утрачено эротическое отношение к людям и предметам, оно сохранено у них в области фантазии, т.е. реальные объекты заменяются и смешиваются у них с воображаемыми образами».  Джон признаётся – реальные сексуальные отношениявыглядят далеко не так сексуально как порно. Джон наивно полагает, что в порно люди не притворяются, а действительно испытывают то наслаждение, которое изображают. Лишь только  в объятиях этой фантазии Джону хотя бы временно удаётся «потерять себя, раствориться, выйти за свои пределы».

Когда Джон занимается сексом с очередной девушкой, он в прямом смысле работает, чтобы реализовать эту свою фантазию об «идеальном сексе».  Но всё новые попытки не приносят желаемого наслаждения, потому что в этих попытках нет самого главного – нет Желания, а есть лишь навязчивое повторение. После расставания с Барбарой, находясь в депрессии, Джон мог мастурбировать десятки раз на дню, но что с того? Печальный рекорд, констатирующий лишь тот факт, что желание Джона невозможно удовлетворить, потому что его просто нет. Джон добросовестно выполняет ритуал, не понимая его смысла: исповедь без раскаяния, молитва без веры, отношения без близости, секс без желания, оргазм без наслаждения. 

Lose myself

Режиссёр выводит Джона из круга его зависимости тем же путём, на который указывал и Фрейд: «высшей фазой развития объект-либидо кажется нам состояние влюбленности, которое рисуется нам как отказ от собственной личности вследствие привязанности к объекту». Раствориться, потерять себя можно не только в зависимости, но и в любви к другому человеку. Объект зависимости нельзя утратить, он всегда под рукой, чтобы снять тревогу. А влюблённость может пройти, объект привязанности можно потерять, поэтому далеко не каждый человек, и уж точно далеко не каждая нарциссическая личность готовы променять свою зависимость на истинную привязанность – это может быть слишком опасно и слишком больно для их хрупкой идентичности. Но те, кто решается на этот отважный шаг понимают, что игра стоила свеч, ведь в отличие от зависимости, которая лишь временно снимает тревогу, влюблённость обогащает внутренний мир человека.

После знакомства Джона с Эстер – открытой, эмоциональной и естественной в своих проявлениях женщиной, в его жизни произошло много едва уловимых, но очень значимых изменений. В церкви он впервые захотел поговорить со святым отцом, заинтересовался его личностью, скрытой за широмой, заинтересовался смыслом и сутью религиозных ритуалов. Правда святой отец был не настроен на искренний диалог, и это разочаровало и возмутило Джона. Он впервые заметил окружающее его равнодушие, односторонность и поверхностность, которыми и сам страдал раньше.  Он впервые разговаривает с семьёй без телевизора в качестве фона. Он готов отказаться от брутального отцовского образа в качестве идеала мужчины,  если этот образ противоречит его самоощущению. Он услышал мнение своей сестры, которая до этого всё время пряталась за экраном телефона от напыщенного и шумного поведения брата и отца.

Джон приходит в спортзал, но впервые решает не заниматься  в одиночку на тренажёрах, а пойти поиграть в баскетбол с другими парнями. А самое главное, Джон впервые захотел поговорить с женщиной о своих чувствах. Он рассказывает Эстер  о своей боли, а  она ему – о своей. В отличие от  Барбары, Эстер не осуждает его за просмотр порно, она относится к его зависимости с пониманием и сочувствием.

Всё изменилось и стало приносить удовольствие. Джон не забегает вперёд, не думает о том, какими будут их с Эстер отношения и к чему они приведут. Он смотрит ей в глаза и растворяется, чтобы освободится и стать кем-то другим, кем-то лучшим, чем он мог себе представить – стать собой. 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: tolkoksana.com/2014/11/19/%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D1%81%D0%BA-%D0%B8-%D0%BD%D0%B8%D1%89%D0%B5%D1%82%D0%B0-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81/

Трудно быть богом: драма нарцисса

Поделиться



Я родился. Родился особенным. Нет, я не сразу почувствовал это. Тогда, когда научился чувствовать и понимать.

В какой семье я родился? У меня был выбор. Я мог родиться в семье, где родители решили, что «пора обзавестись ребёнком» — как у всех. Или, например, что мама определила, что «вот теперь он точно от меня не уйдёт» — это об отце. Или, допустим, что «возраст поджимает». Или второй брак «закрепили» мной. У меня был выбор в том, где родиться, но почти не было выбора каким родиться. И я родился особенным.





Акульшин Олег. Нарцисс (этюд)

В чём моя особенность – я не ребёнок, я – функция. Таким я был задуман. Вот эта моя функциональность – она меня ставит на одну ступеньку с предметом или машиной – с чем-то бездушным. И в том месте, где у людей душа – у меня дыра – бездонный колодец.

Нет, всё можно было бы исправить, конечно, ещё там – в раннем детстве. Даже при всей обусловленности моего рождения. Если бы родители любили меня всего лишь за то, что я – это я. Интересовались бы моими чувствами и переживаниями. Радовались, что у них есть я  — такой, какой есть. Но так не случилось.

Я всегда чувствовал, что недостаточно хорош: «Можно было бы и лучше». И недостаточно хорош  в сравнении с другими: «Вон у них одни пятёрки, а ты..». И была тревога, что меня могут отвергнуть в связи с этим самые близкие мне люди. Ещё я чувствовал, что на меня возложен груз ожиданий, а я не справляюсь: «Я в твоём возрасте уже, а ты..». И было стыдно. Ещё я чувствовал вину: «Я в связи с твоим появлением отказалась..»

Тревога стала фоном моей жизни – о том, что не справлюсь, не смогу, не соответствую. Тревога в поиске оценки от окружающих: «Какой я?» И страх этой оценки. Тревога, стыд, вина, зависть, страх, ревность, бессилие, презрение, опустошённость, разочарование – основные чувства, которые удерживались в пустоте бездонного колодца моей души – оседали слизью на его стенках.

Иногда я чувствовал себя на «ВЕРШИНЕ МИРА». Вот так – со всех больших букв, конечно. Радость, счастье, веселье, азарт, вдохновение, удовольствие, воодушевление  – этими чувствами отзывались такие минуты триумфа.

Когда это случалось? Когда удавалось получить эту самую пятёрку, например, или стишок на стуле рассказать или на скрипке сыграть для гостей, или в конкурсе победить – вобщем, что-то удачно сделать. Тогда меня любили и хвалили. И мною восхищались. И родители смотрели с любовью и гордостью: «Это НАШ ребёнок!».

Такое длилось, правда, недолго совсем.  На завтра или через неделю это было уже неважно и не ценно для тех, ради кого всё это – ради чьей любви всё это. И бездонная пустота колодца внутри меня пожирала эти короткие вспышки света.

Я рос и учился у своих родителей. Первое чему я научился — это оценивать и обесценивать. И это у меня получалось даже лучше, чем у них. Потому как распространялось не только на свои достижения, свои качества, себя, но и на других и на мир в целом.

Моя жизнь похожа на американские горки. Эйфория от достигнутого – ощущения себя Богом, Властелином Мира, Брюсом Всемогущим — и снова обвал в пропасть пустоты собственной недостаточности, собственного ничтожества.

Яркая жизнь? Да, яркая. Я то Принц — то Нищий, то на аэроплане – то в помойной яме (спасибо Анне Паулсен и Юлии Рублёвой за метафоры – примечание автора) И эти качели здорово изматывают. У меня бессонница и другие психосоматические проявления. Иногда, когда предел моей внутренней тревоги превышает предел моих сил – я впадаю в депрессию.

«Я – есть лишь только тогда, когда я..» — таково условие моего существования.

Я – всего лишь ускользающее отражение в зеркале других.

Я вырос. Я научился выживать со своей пустотой в груди.

Я заполняю её чем ни попадя: статусом, вещами, квартирами, машинами. Иногда едой и алкоголем. Ещё бывает, что работой и активным участием в жизни других людей – я стараюсь доказать окружающим какой я хороший, чтобы хоть как-то уменьшить страх показаться никчёмным.

Мне кажется, что в такие короткие периоды – я есть. Но это лишь временное ощущение. И мои страдания, когда я достигаю чего-то желаемого, только усиливаются. Будто вот та всепоглощающая пустота внутри меня всасывает всё хорошее – мой опыт и достижения – я не могу это себе присвоить, моё чувство самодостаточности – оно настолько кратковременно, что, кажется, это и не оно вовсе.

Я ищу близости с собой, пытаясь найти её в близости с другими. Поэтому моя жизнь наполнена отношениями. Но моя беда в том, что я не знаю что такое настоящая близость. Когда я тянусь к другому в поисках любви, то уже в самом начале у меня есть два страха – быть отвергнутым и быть поглощённым. Отвергнутым из-за собственного ничтожества – «ведь это рано или поздно разоблачится и другой увидит — какой я есть на самом деле». И страх быть поглощённым, растворённым в другом – «померкнет моя позолота, моя грандиозность, моё совершенство от того, что другой будет прикасаться ко мне».

Мои отношения с другими похожи на Колосса на глиняных ногах – блестящие, но ненадёжные и они в конце концов разрушаются. Иногда партнёр сам уходит – не выдержав то «возведения на пьедестал», то «падения» оттуда с грохотом. Или когда ему надоедает бесконечно отдавать, получая взамен лишь крохи моей благодарности, нежности и признания. Иногда от страха, что меня отвергнут —  я делаю «ход на опережение», обвиняя партнёра во всех мыслимых и немыслимых грехах – и тогда отношения тоже разрушаются.

Я никогда не нахожу в другом того, чего ищу – материнской любви. Я не догадываюсь, что в здоровых партнёрских отношениях её нет и быть не может. И когда я устаю искать любовь, то соглашаюсь на восхищение. Мне важно слышать о том какой я. Без этого меня нет. И даже не восхищение внешней красотой – а признание моей глубины, уникальности, ума, неповторимости – вот то, что на краткое время может приблизить меня к моему Я.

Мне трудно решиться на что-то новое. Я переживаю это как «Я не готов». Мне страшно оказаться несостоятельным, несоответствующим. Поэтому я всё ещё на той работе, которая меня не устраивает, с тем человеком, который мне не подходит и в том месте, которое мне не нравится.  Я решаюсь на изменения только тогда, когда то, что есть — уже никак не наполняет мою внутреннюю пустоту.

Больше чем оценки внутренней или внешней – к ней я привык за все мои годы жизни – так я смотрю на мир и на себя в мире —  я боюсь встречи с переживанием по поводу оценки – переживанием стыда. Это чувство настолько непереносимо, что я его вытесняю – не осознаю — мне стыдно переживать стыд. И в то же время оно всегда со мной – как тотальное чувство собственной недостаточности.

Именно стыд и страх соприкосновения с ним мешают мне решиться идти в психотерапию. И если я иду, то, конечно, к «самому лучшему психотерапевту» и скорее за совершенствованием себя. И буду спрашивать у него «рецепт» этого самого совершенства. И буду действовать по проверенной годами схеме: идеализация – «мой случай особенный», «только вы мне можете помочь» и обесценивание – «это не для меня, мне это не помогает» — обесценивание себя в процессе психотерапии, «а за что я собственно деньги плачу» — обесценивание психотерапевта, «психотерапия – лженаука и она для дураков» — обесценивание психотерапии вообще.

Я бесконечно устал так жить. Иногда, в особо критичные периоды, меня даже посещает мысль «избавить мир от собственного ничтожества».

Чего бы я хотел, о чём мечтаю и что ищу всю свою жизнь?

Я хотел бы внутреннего спокойствия. Хотел бы чувства уверенности в том, что «Я хороший, даже если не..». Хотел бы не гнаться всю жизнь за ускользающими целями и ускользающим образом себя.  Хотел бы почувствовать внутри себя опору, наполненность, а не зияющую дыру. Хотел бы почувствовать себя. Хотел бы воссоединиться с собой. Обрести себя.

Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний, ваша тревога будет бесконечной. ©Лао-Цзы.  опубликовано 

Автор: Ирина Стуканева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.irinastukaneva.ru/trudno-byt-bogom-drama-narcissa/#more-1207

Ученые объяснили карьерные успехи «плохих парней»

Поделиться



Швейцарские психологи пришли к выводу, что два из трех личностных качеств «темной триады» — нарциссизм и макиавеллизм — способствуют карьерному росту и профессиональному успеху.

Об этом они рассказали на страницах журнала Social Psychological and Personality Science.





Ученые из Бернского университета обследовали 793 немцев, занятых в частном секторе и только начавших карьеру (их возраст составил 25-34 года).

Все участники исследования заполнили опросники, нацеленные на выявления черт «темной триады».

Например, согласие с высказыванием «Мне свойственно привлекать всеобщее внимание к себе» указывало на нарциссизм. Эта черта характеризуется манией величия, гордостью, самовлюбленностью и отсутствием эмпатии.

Макиавеллизм включает в себя манипуляцию, циничное пренебрежение к нравственности, сосредоточение на собственных интересах и лживость. Главными особенностями психопатии являются асоциальное поведение, импульсивность, эгоизм, бессердечность и беспощадность.

Помимо этого психологи попытались оценить профессиональные успехи опрошенных. Они узнали их зарплату и служебное положение (объективные критерии успеха), а также спросили, насколько они удовлетворены своей карьерой (субъективный критерий).

Выяснилось, что нарциссизм и макиавеллизм связаны с профессиональным успехом — но не психопатия.

Убрав воздействие таких факторов, как пол и продолжительность рабочего времени, ученые увидели, что высокие показатели по шкале нарциссизма — у тех, кто получает большую зарплату.

«Макиавеллисты» чаще занимают руководящие должности и больше удовлетворены собственной карьерой. Психологи объясняют это тем, что карьерные амбиции являются неотъемлемой чертой макиавеллизма.

Что касается нарциссизма, то он, видимо, помогает произвести хорошее впечатление на собеседованиях и получить более престижную работу.





Только психопатическим личностям не везет с профессиональным успехом: по всей видимости, их агрессивное и антиобщественное поведение не способствует карьерному росту.

Хотя «темные» личностные черты могут быть полезны для личного успеха, они пагубно влияют на работу всей организации, отмечают ученые. Например, ряд исследований связал «темную триаду» с коррупцией, текучкой кадров, прогулами и вредительством.опубликовано 

 

Также читайте: Почему люди годами терпят нападки на собственную личность и жизнь  

4 Уровня Развития Гармоничной Личности

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: milliarderr.com/blog/2015-12-29-10262

Замените «нарциссизм» на «цистит», и вы поймете, что даже небольшое количество вам не нужно

Поделиться



В последнее (долгое) время понятие нарциссизма медленно, но уверенно переместилось из сложных учебников по психопатологии сначала в научно-популярные тексты, затем на ТВ, и, наконец, зазвучало на кухнях, неотвратимо извращаясь.

На ТВ и кухнях до сих считают, что «нарциссизм» это синоним «самолюбования». Отсюда — популярный там же вывод: «Небольшое количество нарциссизма еще никому не повредило».

Замените слово «нарциссизм» на «цистит», «шизофрению» или «птоз», и вы поймете, что даже небольшое его количество вам не нужно.



Азы

 

1. Несколько абзацев в качестве подводки. Древнеримский поэт Овидий 2000 лет назад поведал нам историю о юноше, который влюбился в собственное отражение в воде и погиб от тоски по недостижимому «возлюбленному». Юношу звали Нарцисс, конечно.

Парадокс происхождения термина «нарциссизм» в том, что термин принадлежит Зигмунду Фрейду, однако ему, по сути, принадлежит лишь термин.

Ни у Овидия, ни у Фрейда искать релевантную информацию о нарциссизме не стоит. Вся наиболее ценная теория нарциссизма (и связанные с ней подходы к лечению) появились позже.

Вот неполный список имен, должных быть упомянутыми в связи с этим:

  • Otto Kernberg,
  • Heinz Kohut,
  • Nancy McWilliams,
  • Gary M. Yontef,
  • Elinor Greenberg,
  • Harm Siemens,
  • Spagnolo Lobb.
2. Принято считать, что нарциссические черты закладываются как ответ на специфический семейный и околосемейный контекст:

  • завышенные или противоречивые требования к ребенку со стороны взрослых,
  • опыт унижения или хронического невыгодного сравнения его с другими, более успешными или любимыми детьми,
  • опыт «звездности», острого успеха (или успехов), который переживается, как непременное условие родительской любви и принятия.
 

Развитию нарциссического расстройства способствует также:

  • наличие обесценивающих, депрессивных или эмоционально нечувствительных важных близких,
  • игнорирование актуального эмоционально-личностного опыта ребенка,
  • использование ребенка и его успехов в качестве достижения собственных тщеславных целей (ребенок как нарциссическое расширение).
3. В самом общем смысле под нарциссическим страданием понимается целый комплекс личностных особенностей, включающих в себя:

  • сложности с формированием самосознания и самооценки;
  • трудность создания адекватной мотивации и оценки своих действий, успехов, себя и других;
  • болезненное реагирование на реальные или мнимые неудачи (и, как следствие, высокая вероятность депрессивных расстройств);
  • поляризованную (или даже расщепленную на «черное» и «белое») эмоционально-личностную сферу;
  • трудности установления глубоких отношений, формирования привязанности к Другому.
 

Выраженность нарциссического страдания (как и любого другого) может иметь разный градус на шкале поражения. От нарциссической травмы (страдание изредка оживляется в сугубо специфических условиях, напоминающих детско-травматические) через акцентуацию (человека характеризуют определенные личностные черты, такие как соревновательность, болезненное самолюбие, страх сравнений, др.) к злокачественному нарциссизму, когда мы имеем дело с поражением уровня личностного расстройства (сложности тестирования реальности, эмоциональная нестабильность, низкая способность к отношениям, др).

4. Ведущая характеристика нарциссического самосознания — его поляризованность. Семейный контекст, выходцем из которого является нарциссичный человек, обычно отличается обесцениванием, завышенными требованиями к успешности ребенка, унижением, травмирующими сравнениями ребенка с другими, условной родительской любовью, др. Все эти факторы создают человека, которому крайне трудно опираться на собственный телесный, эмоциональный и когнитивный опыт в познании себя и мира. Проще говоря, если всю жизнь тебя мало любили, много и нехорошо сравнивали с кем ни попадя, если ты чувствовал, что маме с папой для их родительского счастья нужно предъявить что-то большее, чем ты сам, — все это очень мешает воспринимать мир, как есть и себя в нем.

5. Такой человек испытывает сложности с обращением к собственному «Я». «Хорошо» или «плохо» у него прочно увязаны на внешнюю оценку, а переживание себя напрямую зависит от того, насколько «успешным» или «соответствующим требованиям» он переживает себя в каждый следующий момент.

Именно это я называю поляризованной эмоционально-личностной сферой: в зависимости от сиюминутного успеха/случайной оценки/мнимого соответствия образцу, такой человек ощущает себя то королем, то «лузером», то гением, то тупицей и т.д.

Нередко можно видеть, что и в чувствах, и в мнениях, и в поступках — отсутствуют гибкость и адекватность реальности. Скорее, маятник просто перемещается с одного полюса в другой, и обратно.

Любопытно, что с точки зрения внешней функциональности такие люди могут быть как весьма успешны, так и не слишком, однако их внутренняя драматургия продолжает жить по описанным законам, вне зависимости от внешних реалий.

Так, я могу исступленно следить за собой и упорно заниматься спортом до тех пор, пока это помогает мне получать высокие оценки окружающих. Случайный крах, неудача, неодобрение какого-то важного персонажа могут настолько выбить меня из колеи, что через месяц я поселюсь в коммуне дауншифтеров и буду с уверенностью утверждать, что это и есть то, чего мне всегда не хватало.

Как можно догадаться, правды нет ни там, ни там. Правда состоит в том, что я понятия не имею, кто я, и что для меня хорошо.



Изнутри

 

Нарциссический мыслительный стиль (привычный способ думать) имеет ряд характерных черт. Хочу сконцентрироваться на основной из них — когнитивной поляризации. Термин я придумала прямо сейчас, хотя не удивлюсь, если он был и без меня: я ни разу не придумала ничего оригинального.

Итак, когнитивная поляризация — прямой продукт расщепления в личностной и эмоциональной сферах, которые мы обсуждали выше. Точно так же, как нарциссическая личность перемещается от переживания себя ничтожной к переживанию себя грандиозной (с полным ощущением подлинности актуального переживания), точно также сфера интеллектуальных представлений о мире организована у таких людей по дуальному принципу. Воспоминания зачастую расщеплены на трагические или героические, мечты о будущем могут иметь грандиозный либо катастрофический характер.

  • «Я никогда не был»,
  • «Он всегда был»,
  • «Мы никогда — мы всегда».
 

Конечно, картина, которую я описываю, выглядит карикатурно, поэтому в такой степени выраженности она встречается редко.

В некоторых случаях когнитивная поляризация может служить причиной импульсивного или реактивного, а иногда — и некритичного поведения, особенно в психологически сложной ситуации. Все плохо — надо немедленно сделать хорошо, причем навсегда. Ошибку надо немедленно исправить. Упал? Немедленно стать. Заболел? Немедленно вылечить. Умер? Непременно воскресить. В крайнем случае — родить нового или отыскать похожего. Маятник продолжает раскачиваться, проскакивая середину.

Снаружи

 

Работа с нарциссическим расстройством в психотерапии длительна, сложна и никогда не заканчивается. Предыдущее предложение может прозвучать угнетающе, зато это правда. А правда — и есть основной дефицит, который испытывает нарциссическое бытие.

Одно из основных стратегических направлений работы терапевта с нарциссической динамикой — способствовать встрече клиента с текущей правдой его жизни. В особенности это касается гештальт-терапии, поскольку в ней, по традиции, всегда уделялось большое внимание клиент-терапевтическому процессу в реальном времени, актуальному переживанию и феноменологии клиента.

Тактически работа с такими людьми может выглядеть очень по-разному в разные моменты. Однако ее основной мишенью обычно остается целостность актуального переживания человека и усиление способности клиента выдерживать и само актуальное переживание и контакт с другим человеком (терапевтом) как в реальном времени, так и в потоке этого переживания.

Под актуальным переживанием я понимаю максимально понятую полноту человеческой жизни в каждый конкретный момент времени: осознавание реальных чувств, переживаний, импульсов и сопровождающего все это телесного процесса клиента в контакте с терапевтом. Последнее крайне важно, так как одной из основных черт нарциссической личности является слабая способность находиться в контакте (диалоге) с Другим, и доверять ему свой актуальный психический процесс. 

Я немного опасаюсь затягивать теоретическую прелюдию. Может оказаться, что длинная подводка окажется несоразмерной той простой мысли, которая показалась мне забавной пару дней назад, и ради которой я все это пишу. Поэтому перейду к делу.

Сверху

 

Давайте оторвем глаз от душевного эндоскопа и сменим масштаб. Если взглянуть на нарциссическую эпидемию с точки зрения истории и географии, выйдет примерно следующее. Условной(!) временной вехой оплодотворения нарциссической яйцеклетки можно считать вышедшую в 1931 г.книгу Джеймса Адамса «Американская мечта». Несмотря на простоту, красоту и привлекательность декларируемых в ней идеалов (свобода, счастье и поголовная самореализация), через полвека выяснилось, что, будучи принятой всерьез, американская мечта сильно уродует душу мечтателей. Несмотря на необъятность Америки и нескончаемость в ней всего самого хорошего, выяснилось, что социальный лифт везет доверху не всех. Что Макдональдс изобретут только двое. А девять десятых населения обречены всю жизнь собирать котлету, салат и булку в Биг-мак. Самореализации на всех не хватило.

Самым ядовитым в американской мечте я считаю смысловой и мотивационный вектор, направленный в будущее. Self made person верит, что все будет, если поднатужиться. Возможности есть, ограничения ничтожны, родная страна прекрасна, а жизнь вечна. В общем, мне кажется, Америка должна чувствовать столь же сильную, сколь бессознательную вину за возникновение эпидемии нарциссизма, сколь Германия — за нацистские преступления. Ясно, что советская психическая реальность в этом смысле ничем не лучше, но, будучи отброшены войной далеко назад, мы только сейчас начинаем догадываться о чем-то, о чем в Америке давно сказали вслух: маятник летит обратно.

Заключение

 

По разным мнениям «мы» отстаем от «них» на 15-30 лет. Занимательную географию нарциссической поляризации можно увидеть на примере эволюции акриловых ногтей. Если мы совершим воображаемое путешествие по маникюрным салонам из Екатеринбурга в Мюнхен, то увидим, что длинные алые ножи побледнеют и укоротятся к Подмосковью, а в Мюнхене маникюр с покрытием исчезнет, как нечто чуждое природе и противоестественное.

Меж тем, в своей массе люди еще (ни «там» ни «тут») не научились слышать себя вместо того, чтобы выворачивать наизнанку уже имеющееся чужое. Кажется, еще далеко не все отличают одно от другого.

  • «Скромность» не значит «серость».
  • Заботиться о себе — не значит есть все, что захотелось.
  • Выглядеть естественно — не значит ходить в мужских шортах с небритыми ногами, если ты женщина.
  • Быть толерантным — не значит миролюбиво говорить через забор «Хэллоу» соседу-педофилу.
  • Необязательно лишаться обеих ног, чтобы заниматься выездкой.
  • Необязательно быть умственно отсталым, чтобы преподавать в Университете.
  • Развиваться — означает находить оптимальный путь для движения вперед.
 

Желать успеха — нормально. Быть красивым — приятно. 

Но занимать свое место — гораздо красивее и приятнее, чем занимать чужое.

И чтобы каждому из нас найти именно свое, нам понадобятся долгие годы. А может быть, десятилетия.

 

Автор: Полина Гавердовская

 

Также интересно: Три лика Нарцисса. Не детские портреты личности в детских историях 

 Как распознать психопата дома или на работе и вовремя уйти

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: gaverdovskaya.ru/public/old/story1732.htm