Антон Шаппо: с метросексуалами что-то не так, и я, скорее всего, знаю что

Поделиться



Я чувствую, что в обществе не хватает героев. Тотально. Везде. Нет среди нас красивых, яростных людей. Есенин не скандалит в кабаке, читая свои стихи, Денис Давыдов не летит с эскадроном гусар летучих, вселяя ужас в сердца врагов, Галилей, стоя перед судом инквизиции, не шепчет: «И все-таки она вертится!». Пытаюсь увидеть новые эталоны мужественности и теряюсь. Говорят, что тренд современности — метросексуалы. Мол, за ними будущее. Красивых духом мужчин заменили мужчины красивые телом. Искренне надеюсь, что за этой вывеской что-то есть.





Антон Шаппо — художник, дизайнер, директор первого в Беларуси тату-салона «У лисицы». Профессионально занимается татуировкой последние 10 лет.

К слову, метросексуалы не являются каким-то ноу-хау современности. Это, на мой взгляд, чистой воды подражательство. Мужчинами, которые очень рьяно следят за своей внешностью, на протяжении сотен лет были военные — особая каста людей, которые, рискуя своей жизнью, старались делать это как минимум красиво. Гусары, моряки, летчики… Офицеры были метросексуалами.

Цели и задачи, которые ставились перед ними, обстоятельства, в которых приходилось служить, всегда подразумевали крайнюю степень собранности. Отсюда — осанка, чисто выбритое лицо, аккуратная одежда, чистые ногти, корректная и в то же время точная речь. Эти люди имели, как правило, разностороннее образование, знали несколько языков, прекрасно чувствовали себя в высшем обществе… Вам ничего это не напоминает?

Беда в том, что тогда подобный стиль жизни являлся следствием определенных внутренних процессов у мужчины. Какими бы гуляками они ни слыли, все точно понимали: случись что — эти люди пойдут на штыки или под пули первыми.Самолюбование было обоснованным.

Сейчас же за картинкой скрывается нечто иное. Когда мужчины стали прихорашиваться не перед смертью, а просто для того, чтобы восхитительно выглядеть, пропала определенная доля харизмы. Холеность — это тенденция, которая пришла к нам с Востока и Азии. Можно сказать, что сейчас в тренде мужик с юга — слегка загорелый, в меру подкачанный, пряно пахнущий, укладывающий гелем волосы.

Не могу утверждать, что тенденция эта в чем-то неправильная. Просто она должна быть подкреплена определенным культурным бэкграундом, а его пока не видно. Когда в рекламе показывают холеного норвежского скандинава-лесоруба, который выходит из дома, и солнце играет на каждой волосинке его идеально подстриженной бороды, когда рабочие штаны этого мачо элегантно поджаты, а крой майки выгодно подчеркивает талию, то в голове что-то не срабатывает. Ты просто не веришь в происходящее. «Викинг» Козловский на телеэкране, с восхитительным маникюром, белозубой улыбкой и тщательно продуманным «беспорядком» на голове, — адаптированная, комфортная мужественность.

В обществе пропал спрос на классических героев: гусаров, мушкетеров, рыцарей, летчиков – людей, которые ежесекундно рисковали своими жизнями. Пропала их метросексуальность. Если раньше любой пацан с пеленок мечтал стать военным, то сегодня он раздумывает о карьере программиста или финансиста. И самое важное: это не плохо. Не стоит рвать волосы на голове, голося о том, что все пропало и мир катится в тартарары. Просто ценность жизни многократно выросла — мужчин, которые готовы умереть за что бы то ни было, становится все меньше. Вызывать человека на дуэль после того, как он наступил вашей даме на ногу, сегодня будет выглядеть огромной глупостью.





Лихость сейчас ассоциируется только с переходным возрастом и юностью, когда играют гормоны и есть ощущение, что можно что-то поменять с наскока. И даже это уже не бунт молодости, а скорее «бунтик» — перебесились и через пару лет образумились. И стали хорошими профессионалами. Человек, идеально знающий свою мирную профессию, — вот, наверное, кто является героем времени. Разве это плохо? Конечно, нет! Только при этом метросексуальность стала элементом хитрости — умением себя подать и продать.

Герои моего детства — пираты и флибустьеры с рассеченными мордами — канули в Лету. Посмотрите на актеров старой формации — Сильвестра Сталлоне, Микки Рурка, Аль Пачино, Роберта Де Ниро, Брюса Уиллиса… Это все — харизматичные уроды с яркими характерами. Я по ним скучаю.

Был переходный период, когда появились Джонни Депп, Брэд Питт и ДиКаприо. Оглядываясь на старую школу, эти ребята с правильной внешностью, наоборот, всеми силами старались избавиться от слащавости. У них получилось, но на этом эпоха подошла к концу.

Из современных актеров я как-то и выделить никого не могу. Какие-то сахарные мужики, которые вызывают в голове дикий диссонанс. Понимаю, что не стоит развешивать ярлыки, но вот честно, смотря на них, ты понимаешь: случись большая беда — они не пойдут защищать свои семьи, жертвуя жизнью, а обратятся в правоохранительные органы, после отправятся к психологу залечивать глубокие душевные раны, а по итогу поедут отдыхать на Гоа.

Парни мечтают сейчас не красиво положить свою жизнь на алтарь победы, а стать суперменом, который молниями из глаз или струей пламени из зада поразит всех своих противников без особых усилий.

То, что дети уже даже не фантазируют, что когда-нибудь придется перейти Рубикон, настораживает. Это тот самый налет цивилизации, который рано или поздно может нас очень сильно подвести. Но вполне возможно, я просто брюзга. Истории о том, что молодежь уже не та, как старая заезженная пластинка крутится раз за разом каждые 15 лет.

Помимо всего прочего, давайте себе признаемся, что, разговаривая о миллениалах, метросексуалах, ламберсексуалах, денди, хипстерах и прочих модных «…ах», мы изучаем очень тонкую рафинированную прослойку общества, которая хоть и заявляет о себе достаточно громко, но не является солью земли.

Если вам не хватает брутальности, мачизма, настоящего, не разбавленного дорогим парфюмом тестостерона, отправляйтесь прогуляться вечерком в Шабаны или Курасовщину. Еще лучше отъехать подальше от Минска в какие-нибудь Чаусы или Петриков.

Ребята, которые там живут (а их, как ни крути, все равно подавляющее большинство), будут очень удивлены фактом, что кого-то волнуют проблемы выщипывания бровей, нанесения декоративного лака на ногти и сложного выбора между свитшотом и кардиганом. Такие разговоры для них сродни размышлениям о какой-то компьютерной игре, которая не имеет никакого отношения к реальности.

В лесорубах из Петриковского района, скорее всего, нет метросексуальности. Волосы на них растут повсеместно и, возможно, не очень опрятно. Но мне кажется, что именно эти ребята рано или поздно захотят взять жизнь за горло и, приехав в столицу, вгрызутся в самые разные области нашего существования с яростью, которой сейчас очень не хватает богеме.

 



Ирина Хакамада: Лишние деньги забирают энергию

Григорий Померанц: Душа, которая сбылась

 

Для кого-то это может показаться «нашествием варваров», но лично я уверен, что такая свежая кровь сможет вновь все расставить по местам, как в свое время это сделали Юрий Гагарин, Хаим Сутин, Василь Быков, Петр Машеров и многие другие. А вот парням, потерявшим простые жизненные ориентиры, придется подвинуться. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: people.onliner.by/opinions/2017/01/16/mnenie-610

Ощущение себя МУЖЧИНОЙ

Поделиться



Три фрагмента из историй мужчин, которые чувствовали, что что-то не так с их мужественностью...

І. “Большую часть своей жизни я пытался доказать самому себе то, что я — мужчина. Нет, физически все было на месте, однако какое-то постоянное сомнение не давало мне покоя.

В голове засело то, что мама вбивала в нее с детства: «Девочек нельзя обижать!». Я старался. Но на практике «девочек нельзя обижать» превратилось в «девочкам всегда нужно уступать». Так как если в чем-то не уступишь, то обязательно обидишь.

А потом начиналось: «ну уступи, ты же мужчина, это совсем не-по мужски так себя вести!». Так как я уступать не хотел, то в душу стало закрадываться сомнение в том, что я «настоящий мужчина» — он-то выше всяких этих «мелочей». Тогда я стал притворяться. Делать вид, что мне все равно, уступать в тех или иных вопросах со снисходительным видом «ну, что с вас, баб, брать».

Уступал игрушки, место за партой, пропускал вперед и так далее. Все время боялся, что если я поведу себя «не так», девочки моментально раскусят, что я не настоящий мужчина. И многие девочки своим чутьем улавливали это состояние и в спорах сразу же заводили: «чё ты как девчонка себя ведешь?!».





 

ІІ.«Были другие качества, которые настоящий мужчина в моей семье не имел права проявлять или, наоборот, обязан был демонстрировать. Например, не положено было в первую очередь думать о себе, а не о доме или о деле. Обязан был забивать гвозди с первого удара. Ну, с трех. И вообще любить ремонт. Разжигать костер быстро и непринужденно. Быть спортивным и сильным. Не бояться лезть в драку, даже если напротив тебя целая дворовая банда. И еще много чего, что я сразу вспомнить не смогу. 

Наверное, отчасти поэтому моя мама была одна — уж очень велик был у нее список требуемых мужских достоинств… Одна из самых раздражавших меня в детстве фраз матери: „ты же будущий мужчина, муж, отец!“. И только недавно я понял, какой подтекст крылся в этой фразе: „ты не муж, не отец и не мужчина“…

Я постоянно попадал в весьма своеобразную ловушку. Вот, однажды полез-таки в драку, которая началась во время дворового футбольного матча: что-то там не поделили наши команды. Драться я толком не умел, но я же должен быть настоящим пацаном! Вернулся домой побитым, но с ощущением того, что «я все-таки настоящий пацан!». Домой пришел — и получил „ты что, идиот?! Зачем полез?!“. Но мама, ты же сама внушала мне, что мужчина не боится драки?!...

Своим женщинам я постоянно доказывал свою мужественность. Причем далеко не все из них этого требовали — но эта дыра внутри мне покоя не давала. Чем все это оборачивалось? В одних случаях я не выдерживал этого напряжения и срывался в какой-то момент. Разумеется, на женщину, хотя она и не подозревала, что она от меня что-то там требует»...

ІІІ. «Как я ощущаю, что я не совсем мужчина? Я боюсь других мужчин. Избегаю однородных мужских компаний, предпочитаю женский или смешанный коллектив. Если в чисто мужской среде появляется женщина, я испытываю облегчение — есть на кого опереться, есть у кого получить поддержку (поддержкой является сам факт ее присутствия, не нужно к этой женщине обращаться напрямую). Когда я здороваюсь за руку с другими мужчинами, я не поднимаю на них взгляд, а если делаю усилие и смотрю прямо в глаза, то внутренне сжимаюсь, так как для меня взгляд с мужчиной глаза-в-глаза является экзаменом на мужественность. Конкуренция для меня — катастрофа. Компенсируюсь за счет успеха у женщин — с ними я умею находить общий язык»...

Размышляя над этими историями, я не буду вдаваться в то, почему эти мужчины (как и многие другие!) ощущают что-то вроде синдрома самозванства по отношению к собственной мужественности, почему они так не уверены в себе как в мужчинах.

Мне интересен другой момент: эти мужчины пытаются утвердить свою мужественность через женщин, опираясь на них, получая от них поддержку. Однако это тупиковый путь.

Ни одна женщина — ни мать, ни жена/любовница, ни коллеги — не сможет дать мужчине ощущение того, что он мужчина.

Она не в состоянии сделать мужчину мужчиной, как бы ни льстила многим женщинам эта мысль. Уровень мастерства и подготовки бойца во время спортивного поединка по-настоящему сможет оценить другой боец-профессионал, а не зритель-любитель, для которого главное — чтобы удары были покрасивее да посильнее. Подготовить бойца может тренер-профессионал. То же самое — с мужчинами и женщинами.

Восполнить недополученное в детстве (по разным причинам) ощущение своей мужественности можно только через контакт с другими мужчинами.

В Древней Греции этот принцип был доведен до своего логического завершения, когда взрослый мужчина брал под опеку мальчика или юношу, вступая с ним нередко в гомосексуальные отношения. По мне — это крайность, обусловленная спецификой той эпохи. Восстановить свою идентичность как мужчины в современном мире можно через общение и конкуренцию с другими мужчинами.

Поэтому мужчины легко сходятся в компании и вступают в борьбу с другими. Конкуренция за женщин, власть, ресурсы и так далее... Кстати, сам факт того, что с тобой конкурирует другой, уже означает, что тебя признали как достойного соперника. Не соперничают с теми, кого не признают за достойного, или с теми, кого считают настолько выше, что вступать с ними в бой — безумие.

В чисто мужских компаниях есть своя, особая атмосфера. В них нет места женщинам вовсе не потому, что женщины какие-то «неправильные» или «недостойные». Просто они привносят в компанию свою, женскую энергию, которая разрушает единство и вносит сумятицу — именно за счет собственной, особой силы и энергии.

В психологических группах иногда предлагают провести такой эксперимент.

Группа садится в два круга — в одном собираются только мужчины, в другом — только женщины. Можно посидеть, пообщаться, обменяться мнениями, посмотреть украдкой на то, что там делает другой круг, другой мир. Прислушаться к своим ощущениям. И практически все участники и участницы отмечают, насколько сильно изменилась атмосфера внутри этих малых групп, как сильно поменялись ощущения. И это очень трудно описать, многие просто затрудняются подобрать нужные слова, которые бы точно отразили эту перемену. Но одно отмечают довольно часто: после пребывания в однополой группе интерес к противоположному полу возрастает, а ты сам/сама можешь опираться на то ощущение мужественности/женственности, которое получил/получила в группе.

С женщиной мужчина может реализовывать одну из граней своей мужественности. Ключевой момент: реализовывать, а не получать или доказывать. Если мужчина нуждается в том, чтобы доказывать женщине, что он мужчина  — ему уже не хватает себя как мужчины. И доказывать своей партнерше что-то уже не имеет смысла, хотя бы потому, что у этой конкретной женщины может быть свой образ того, каким должен быть ЕЁ мужчина. Попытка подстроиться под чужой образ мужчины — не сильно удачный ход…

Кстати, не имеет принципиального значения, какой смысл вкладывается в «быть мужчиной». Образов «настоящего мужчины» много, и для меня, например, важнее сам факт самоощущения, чем соответствия образу. Разумеется, что признание со стороны женщины важно и для состоявшегося в душе мужчины, но для него женское отвержение — не повод объявить себя несостоятельным и сомневаться в том, что с тобой как с мужчиной что-то «не так».

Сам процесс «доказательства» своей мужественности при «помощи» женщины чаще всего проходит по двум сценариям: негативному и позитивному.

Негативный — это путь через унижение и принижение женщины. 

«Бабы дуры», «чего с них взять», «женщина, знай свое место» и так далее. Классическая проекция того, что ты сам в себе не признаешь, на абстрактный образ «типичной женщины». Еще «лучше» этот процесс идет, когда можно присоединится к другим таким женоненавистникам, и получить признание с их стороны, но не на почве конкуренции и достижения, а на почве общей ненависти.

Тогда получается суррогатное ощущение того, что с тобой «все в порядке», однако опять-таки, оно зависит от женщин, пусть и через их отрицание. Похожая динамика наблюдается и в некоторых «женских» группах феминистского толка, где объединяющим началом является ненависть к «угнетателям-мужикам» и значительная часть разговоров вертится вокруг «какие же они сволочи». Состоявшиеся как женщины, уверенные в своей женственности феминистки разительно отличаются от таких «ультрас», так как первым нет необходимости унижать мужчин за то, что они родились мужчинами и связывать определенные негативные качества с полом, а не с личностью.

 

Позитивный сценарий — совершать подвиги, достижения и тому подобное, и все это приносить к ногам женщины.

Этот сценарий воспет в нашей культуре. Но и он не даст успокоения, так как опять-таки признание себя зависит от женщины, и если она отвергнет — рухнет все и все достижения обесценятся.





 

Мужская и женская идентичность не могут зависеть от чьей-либо прихоти.

Поэтому мужское общение — в чем-то грубое, в чем-то «сексистское» и «шовинистское» — очень важно, как бы не протестовали против него некоторые женщины, пытаясь его ограничить.

В древности (и в некоторых современных «примитивных» обществах) существовал обычай инициации — обряд перехода мальчика в новый статус, статус мужчины. Он сопровождался тяжелыми испытаниями, во время которых мальчик перед лицом других мужчин показывал, что он обладает необходимыми качествами.

Сейчас этого обряда нет, и функцию инициации выполняют мужские сообщества. Они разные, эти сообщества: где-то настоящий мужик курит, пьет в баре по пятницам и орет на футболе/хоккее; где-то идет в экстремальные походы/сплавы; где-то строит дом и так далее. Важно иметь эту значимую группу — в таком случае та нехватка, которая образовалась в детстве, восполняется…

Думаю, что все вышесказанное актуально и для женщин. опубликовано 

 

Автор: Илья Латыпов

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: tumbalele.livejournal.com/68665.html

Стать той самой женщиной

Поделиться



Поговорим на тему — образ подлинной женственности и подлинной мужественности.

Дело в том, что если вы посмотрите на природу, то самое нежное создание, которое вы выберете (любой мотылек, любой нежнейший цветок) обладает огромной силой для того, чтобы жить и быть тем, кто он есть. Просто сила мотылька и сила слона – это разные силы. Сила сосны и сила цветка, который цветет один час или несколько минут – это разные силы.

Однако и нежному мотыльку, и прекрасному цветку нужно преодолеть колоссальное сопротивление материи, чтобы стать тем, кто он есть.

Понятие «слабость» в природе вообще отсутствует. То понятие слабости, которое часто очень люди противопоставляют в оценке мужчин и женщин выросло из сравнения. Т.е. под слабостью предполагают – слабее, чем кто-то. Под силой предполагают – сильнее чем кто-то.





Если вы посмотрите на природу, то каждый объект природы сам по себе силен, сам по себе самодостаточен и сам по себе необходим.

Опять же такая метафора с растениями, насекомыми и животными. Если вы возьмете лес — прекрасное создание природы, конгломерат самых разных сил. Возьмете там, например, прекрасных оленей или хищников (волков, лис), которые там живут, и при этом уберете из этого леса каких-нибудь опыляющих цветы мотыльков или других созданий природы, занимающихся этим делом, то очень часто этот лес просто умрет, потому что именно этой тонкой нежной силы мотылька не хватало для поддержания баланса в этом лесу.

Но самое главное, чтобы быть мотыльком, нужно иметь силу прорвать свой кокон во время превращения из гусеницы, нужно иметь силу противостоять ветру, нужно иметь силу маскироваться и скрываться в листве…

Т.е. понятия силы и слабости в природе принципиально навязаны человеком. В самом явлении Мироздания отсутствует это понятие. Все в мироздании, если живо, обладает силой для того, чтобы жить. А если оно не обладает силой, оно гибнет. И рождается вновь, обретая опять движение и силу к жизни.

А теперь возьмем взаимоотношения мужчин и женщин и заблуждения на эту тему. Один комментарий написала женщина молодая, умная, хорошо образованная, красивая, самодостаточная, она делится своими жизненными впечатлениями, в которых она попала в ситуацию, где ее оскорбляют. И она жалуется на то, что нет мужчины рядом, чтобы ее защитить (ни брата, ни мужа), потому что в данный момент все ожидают от нее сильного поведения.

Надо сказать, что эта женщина, как и многие другие, приложила неимоверное количество усилий, чтобы раскрыть в себе женственность, потому что ее достижения в карьере, в самореализации какой-то опирались на типичные мужские качества, которыми собственно и преуспевают современные бизнес-леди: воля, планы, достижения и т.д.

И для того, чтобы развить в себе женственность, человек очень много чего изучал, очень много развивал в себе. И когда он это в себе развил, оказалось, что отказавшись от своей мужской силы, снаружи эта мужская сила не пришла.

Другой комментарий был так откровенно и сформулирован. Что я была очень крепкая, с детства была «пацанка», могла легко любого поставить на место, добиваться своих целей. И уже к 30 годам поняла, что надо приобретать женственность. И когда я стала этим всем заниматься, то оказалось, что я стала какой-то размазней, которую каждый может заткнуть.

И я в потерянности, потому что нет со мной защитника или хранителя, и сама я утратила свою силу. Я не хочу возвращать ту самую силу, которая у меня была (которая основана на борьбе и давлении), а так называемой женской силой, о которой пишут различные тренинги, направления, выступления и т.д. (на самом деле – силой любви) в отсутствии надежного тыла очень сложно овладеть.

И это непонимание женщинами очень простой вещи, что сила – это не показатель мужественности, это показатель соответствия себе. Это показатель соответствия своим ценностям и разрешение другим людям иметь их ценности.

Ведь если вы возьмете образ благородной женщины 19 века, то вы поразитесь тому, как эта женщина требовательна ко всему окружающему миру. С ней даже заговорить нельзя просто так! Нужно достичь определенного уровня и добиться ее расположения, чтобы с ней заговорить. Чтобы принять ее внимание или побудить ее к какой-то личной симпатии, нужно еще больше усилий применить.

И та самая дама, которая в шелках ходила и ничего не зарабатывала в финансовом отношении в этой жизни, она абсолютно четко знала, что ее сила – в ее недостижимости для тех, кто недостоин самого ее понимания.

И на этой недостижимости была построена масса драм, потому что недостижимость эта воспитывалась эгрегором семьи. Грубо говоря, обменивалась на материальное обеспечение или блистательную карьеру мужа. Тогда как бы женщина могла снизойти до его облагодетельствования собой. Я говорю о людях из высшего слоя.

Что произошло с женщиной, которая выбрала любовь без равноценного обмена, все вы можете прочесть в книге «Анна Каренина». Когда человек следовал за импульсом острой влюбленности… О любви там речи нет. Если вы прочтете книгу, вы поймете, что книга совсем не о любви. Но влюбленность присутствовала, выход за рамки матрицы.

И добровольная отдача себя без всякого внутреннего ощущения своей ценности неизбежно привела к тому, что даром отданное оказалось не нужно, в конечном итоге. И дело тут не в том, что свет ее осудил, а в том, что любимый не готов был ради личного счастья пойти на конфликт со светом (с социальным понятием – «Высший свет»). Потому что женщина нарушила условия игры. Она отдалась даром.





И когда вы посмотрите на текущие жизненные события… В личной жизни каждый решает сам, но есть очень много других ситуаций… Например, сотрудничество с рабочими, которые ставят вам окна, или разборка во время небольшой аварии на дороге с ГАИшниками, или еще какие-то моменты…

И парадокс заключается в том, что активировать женскую силу обаяния и этой ценности, которая как бы светится в женщине, можно только тогда, когда внутри у этой женщины реально стальная рельса. Внутри у этой женщины — четкое понимание, что она – драгоценна. 

И она не потерпит к себе отношения ниже того, которое она считает нормальным. И для нее совершенно неважно, что думают и чувствуют другие люди. И для нее понятно что думают и чувствуют другие люди, но Важно для нее — то что думает и чувствует она сама о себе.

Так вот, если вы посмотрите поближе на это явление, то вы убедитесь, что самая большая нежность, самодостаточность, сияние, доброта и мягкость возможны только в той женщине, которая имеет внутри себя спокойного, уравновешенного, сильного мужчину.

Не подростка, который пытается доказать всем окружающим, что он тоже герой и тоже может. А так называемые наши бизнес-вумен очень часто ведут себя именно таким образом. Т.е. такая хищная соревновательность присутствует.

Проблема в том, что наше понятие мужественности основано именно на этом тезисе. Т.е. мужественным является мускулиный тип, в общем представлении. Тот, кто бьется, самец, добытчик.

На самом деле, это никакая не мужественность, это этап развития человечества, в котором незрелые психологически особи мужского пола, физически здоровые специально воспитывались так, чтобы они были втянуты в военный конфликт. Чтобы было, кому воевать, грубо говоря.

Поэтому отношение, рассмотрение и понимание собственно мужской энергии в нашей жизни тоже очень сильно стерто.

Исходя из того, что большинство явлений в нашей жизни мы оцениваем по их отсутствию… Т.е. мы можем ощутить, что такое тепло, когда нам его не хватает. Мы можем ощутить, что такое ответственность, когда нам ее не хватает в наших мужчинах и т.д.

Исходя из этого мы, женщины, определили, что да, отсутствие мужественности – это неготовность взять на себя ответственность: принять решение, взять на себя последствия своего решения (признать – да, я ошибся, и я несу последствия этой ошибки; или – да, я готов рискнуть, я буду вкладывать силы, чтобы добиться чего-то).

Эти качества (ответственности, способности принять решение, нести ответственность за себя и за своих близких) очень хорошо развиты во многих женщинах, потому что у них отлично сохраняется внутренняя память мужчины. Т.е. у нас есть мужской опыт прошлых эпох, генетической памяти, когда мы были ответственны за свою семью, за свой род, за свой народ и т.д.

Мы живем в эпоху, когда все наоборот: в женщин воплотилось очень много мужчин, а в мужчинах воплощено очень много женщин. Поскольку для сохранения Жизни на Земле необходимо наличие взаимопонимания полов, что невозможно, если отсутствует опыт, превратившийся в психологические черты.

А если вы посмотрите на сто-двести лет назад, то эти мужчины, который сейчас мужчины, а раньше были женщины, они были в очень зависимой позиции. У них не было необходимости нести ответственность. Их ответственность решала ролевая игра семьи. Если выразить ее грубо, то: как выгодно себя продать мужчине, чтобы он о тебе заботился.





Для проявления своей подлинной, мягкой, женственной, природной, текучей, свободной от страха природы нужно совершенно четко в балансе иметь внутри себя отлично уже понятую мужскую энергию. 

Ту самую энергию, которая ясно знает: «Да мне все равно, какое у кого мнение по этому вопросу. У меня есть свое мнение по этому вопросу». Которая отлично осознает: «Если у меня есть силы, т.е. я сильнее, то я и делаю то, что беру. Я могу не ожидать «поддержек», подачек или еще чего-нибудь»..

Внутренняя сила, которая говорит человеку внутри, дает ощущение того, что я справлюсь сам. Потому что если нет этой внутренней силы, то вся эта женственность и мягкость, которая проявляется в наших ищущих своей женственности дамах, сталкивается обязательно с гнилостью, ненадежностью и безответственностью мужчин. Потому что жизнь учит вас ЗЕРКАЛОМ. Или, наоборот, агрессивное, нахрапистое, подавляющее поведение мужчины.

Жизнь учит вас, что достигни сама внутри себя баланса, тогда и рядом будет мужчина, который одновременно может быть твердым, решительным, ответственным, и при этом чутким, внимательным и понимающим.

Тот образ, о котором психологи говорят: «Он невозможен. Или то, или другое, в доминантном отношении!» Так вот, я утверждаю: он невозможен, пока человек не осознал свои полярные стороны! И я знаю многих мужчин и женщин, проявляющих одновременно и силу и чуткость.

Если мужчина не признает в себе ранимость, игнорирует ее и подавляет, он очень жесткий, он очень агрессивный, он очень нападающий, очень обидчивый. Классический Отелло. Человек, который ожидает предательства и как бы создает ситуацию, когда вы все время виноваты.

Потому что внутри у него – слабое место. Он сам не признает свою слабость. А эта слабость является не слабостью, а чуткостью, ранимостью, болезненным впечатлением, которое создается от неоцененности. И корни ее очень часто не столько в детстве, сколько в переданной из поколения в поколение травме в роду.

 



Отчего же нам таким хорошим так тяжело друг с другом

Мы видим в людях то, что хотим видеть

 

Точно так же женщина, которая не может проявить в своей натуре повседневной уважения к себе и то самое поведение, когда все готовы вам помочь, все готовы вам сделать одолжение (поднести сумку, открыть дверь, улыбнуться, поблагодарить) за то, что вы сияете. Эта женщина не может таких вещей достичь, потому что внутри нее живет большая слабость, основанная на ощущении того, что человек ненадежен, не обладает силой внутренней.

Т.е. принятие себя как абсолютно самодостаточной единицы, которая может справиться со всем, чем угодно, поскольку мир поддерживает ее – это фундамент того, чтобы стать той самой женщиной, которую с удовольствием поддерживают и сопровождают мужчины. Не важно – папа, сын или супруг, или любимый. опубликовано  

 

Автор: Светлана Добровольская

 



Источник: obreteniesili.ru/otnosheniya/sila-slabost-ili-chutkost.html