Обманутые ожидания или почему важно прояснять ситуацию

Поделиться



Мы достаточно часто разочаровываемся в жизни только лишь потому, что реальность не совпадает с нашими ожиданиями. Тогда мы начинаем обижаться на окружающих, выставлять претензии, сетовать на неудавшуюся жизнь. А все почему?

Потому что мы не получили то, что ожидали. Как правило, мы сразу же стремимся выплеснуть свою злость по этому поводу на человека, который, по нашему мнению эти наши ожидания не оправдал.





Мы же  рассчитывали, что человек  умеет   читать  мысли,   знает, как «поступают приличные люди», имеет  представление о том, что нужно сделать  в той или иной ситуации.

А он, как, оказалось, не знает, не умеет, не имеет представление. Или имеет, но свое.

И кто он после этого? Нехороший человек – «редиска».

Ведь все же должны думать как мы! Разве не так?

Да нет, не так.

Так уж получилось, что мы все разные. У нас разные представления об отношениях, поведении, о хорошем и плохом, о долге и необходимости.

То, что мы вообразили, что наше представление о мире  — единственно правильное и все должны думать аналогично, только создает нам череду непрекращающихся разочарований и обид. Поэтому, если мы обмануты в своих ожиданиях, то, вероятнее всего, мы обманули себя сами, вообразив иллюзорную картину.





Поэтому, для того, чтоб обезопасить себя от неприятных эмоций, нам просто стоит прояснять при взаимодействии с другими людьми то, что нам неясно или создает некоторые сомнения. 

Зачастую, человек, который начинает пользоваться таким нехитрым приемом, открывает много нового о себе и о других. Со временем он вдруг обнаруживает, что и другие тоже имеют право на  свое мнение  и это мнение может быть иное.

Так же, стоит открыто говорить о своих ожиданиях и желаниях. Таким образом, вы хотя бы получите возможность узнать у человека, сможет ли он вам дать то, на что вы рассчитываете, вместо того, чтоб неделями обижаться на него за то, что он не прочитал ваши мысли. опубликовано 

 

Автор: Александра Кримкова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание  — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/obmanutie_ogidanija/

2 волшебных слова, которые кардинально меняют жизнь

Поделиться



И это не «спасибо» и «пожалуйста», как учили нас в детстве.

Это слова «Достаточно» и «Достойна (-ен)».

1. Достаточно

Начнем с «Достаточно»… Почему мы страдаем в жизни? Нам постоянно чего-то не хватает. Не хватает денег, не хватает любви, не хватает внимания, не хватает уверенности в себе и т.д.





 

 

А что, если вместо того, что бы зацикливаться на недостатке – начать думать о достатке? Ведь Вселенная, Бог или Жизнь, как вам больше нравится, дает нам то, о чем мы думаем больше всего в течение дня.

Попробуйте сказать себе:

– У меня достаточно любви!
– У меня достаточно денег!
– У меня достаточно здоровья!


— У меня достаточно любви!
– У меня достаточно счастья!
– У меня достаточно радости!


Можете играть с этим как угодно:

– У меня достаточно свободного места на дороге! (для водителей),
– У меня достаточно красоты, чтобы быть уверенной в себе!
– У меня достаточно творческой энергии!
– У меня достаточно самообладания и уверенности в своей исключительности!


Будьте детьми и чувствуйте, что на самом деле у вас всего в избытке. Как только вы пригорюнитесь о чем-то – сразу вспоминайте это слово и применяйте его по ситуации. Придумайте с этим словом свое выражение и повторяйте его регулярно или повесьте на видное место.

Недостаток – это не для вас! У вас всего в избытке!

Эту идею подала книга Дональда Уолша «Беседы с Богом», где обсуждаются иллюзорность нашего мира и такая иллюзия, как недостаток.





2. Достойна (-ен)

Возьмем второе слово. Если у нас нет чего-то, значит нам это не нужно, или мы считаем себя недостойными этого (чаще всего). Многие могли бы жить гораздо счастливее, успешнее и радостнее, если бы только начали развивать уверенность в себе и говорить: «Да, я достойна (-ен), я достойна (-ен) всего того, о чем мечтаю».

– Я достойна (-ен) любви!
– Я достойна (-ен) денег!
– Я достойна удовольствия, нежности и ласки!
– Я достойна (-ен) иметь машину!
– Я достойна (-ен) любящего меня человека!
– Я достойна (-ен) всего самого лучшего в жизни!


Повторяйте, пока не поверите в это, и тогда начнутся чудеса!опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //anchiktigra.livejournal.com/1824623.html

Альфрид Лэнгле: Воля — это нечто абсолютно мое собственное

Поделиться



Воля — это мое внутреннее «да» в отношении какой-то ценности

Альфрид Лэнгле, известный австрийский психотерапевт, профессор, один из основателей экзистенциального анализа, прочитал в Москве лекцию на тему«Почему я не делаю то, что хочу? Принятие решения, метод укрепления воли»





«Тема воли — это та тема, которой мы занимаемся ежедневно. Мы даже не уходим от этой темы. Каждый человек, который здесь присутствует, находится здесь потому, что он хочет быть здесь. Никто не пришел сюда недобровольно. И что бы мы ни делали в течение дня, это связано с нашей волей. Едим ли мы, ложимся ли мы спать, ведем ли мы какую-то беседу, решаем ли какой-то конфликт, мы делаем это только в том случае, если мы приняли решение в пользу этого и у нас есть воля к этому.

Может быть, мы даже не осознаем этот факт, потому что мы не говорим так часто «я хочу», а облекаем это в такие выражения: «мне бы хотелось», «я бы сделал». Потому что формулировка «я хочу» транслирует что-то очень важное. И воля — это действительно сила. Если я не хочу, ничего нельзя сделать. Никто не обладает властью надо мной, чтобы изменить мою волю, — только я сам. В большинстве случаев мы этого даже не осознаем, но интуитивно у нас есть чутье, что здесь подразумевается именно воля. Поэтому мы говорим более мягко «я хотел бы», «я желал бы» или просто «я пойду туда». «Я пойду на этот доклад» — это уже решение. Чтобы завершить эту мысль, которая была неким вступлением, скажу:часто мы даже не осознаем, что каждую минуту чего-то хотим.

Я хотел бы разделить свой доклад на три части: в первой части описать феномен воли, во второй части поговорить о структуре воли, а в третьей части коротко упомянуть метод укрепления воли.

I

Воля каждый день присутствует в нашей жизни. Кто есть тот человек, кто хочет? Это я. Только я распоряжаюсь волей. Воля — это нечто абсолютно мое собственное. Я себя идентифицирую с волей. Если я чего-то хочу, то я знаю, что это я. Воля представляет собой автономию человека.

Автономия означает, что я сам устанавливаю для себя закон. И благодаря воле в нашем распоряжении находится само детерминирование, через волю я определяю, что я буду делать в качестве следующего шага. И это уже описывает задачу воли. Воля — это способность человека давать самому себе задание. Например, я хочу сейчас продолжать говорить.

Благодаря воле я освобождаю свою внутреннюю силу для какого-то действия. Я инвестирую какую-то силу и уделяю этому время.То есть, воля — это поручение совершить какое-то действие, которое я даю самому себе. Собственно говоря, это все. Я даю себе поручение что-то сделать. А так как я этого хочу, то я переживаю себя в качестве свободного. Если какое-то поручение мне дает мой отец или профессор, то это задание другого рода. Тогда я уже не являюсь больше свободным, если следую этому. Если только я не присоединяю их поручение к своей воле и говорю: «Да, я сделаю это».

В нашей жизни воля выполняет абсолютно прагматичную функцию — чтобы мы пришли к действию. Воля — это мостик между центром команды во мне и поступком. И оно привязано к Я — потому что у меня есть только моя воля.Привести эту волю в движение — это задача мотивации. То есть, воля очень тесно связана с мотивацией.

Мотивация в своей основе означает ни что иное, как приведение воли в движение. Я могу мотивировать своего ребенка, чтобы он выполнил домашнее задание. Если я скажу ему, для чего это важно, или пообещаю ему шоколадку. Мотивировать — это означает привести человека к тому, чтобы он что-то захотел сделать сам. Сотрудника, друга, коллегу, ребенка — или самого себя.Как я могу сам себя мотивировать, например, чтобы готовиться к экзамену? В принципе, такими же средствами, какими я мотивирую ребенка. Могу подумать, для чего это важно. А могу пообещать себе шоколадку в награду.

Резюмируем. Во-первых, мы видели, что воля — это задание что-то сделать, которое человек дает себе. Во-вторых, автор воли — это я сам. Есть только одна моя персональная воля, во мне. «Хочет» никто иной, как я. В-третьих, эта воля находится в центре мотивации. Мотивировать означает приводить волю в движение.

И это ставит человека перед нахождением решения. У нас есть какое-то предположение, и мы стоим перед вопросом: «Хочу я или нет?». Я должен принять решение — потому что у меня есть свобода. Воля — это моя свобода. Если я что-то хочу, когда я свободен, я сам решаю, я сам себя закрепляю в чем-то. Если я чего-то хочу сам, меня никто не принуждает, я не вынужден.

Это другой полюс воли — несвобода, вынужденность. Быть вынужденным со стороны какой-то большей силы — государства, полиции, профессора, родителей, партнера, который меня накажет в случае чего, или потому что это может иметь нехорошие последствия, если я не сделаю что-то, что хочет другой. Также меня может вынуждать психопатология или душевные расстройства. Это как раз характеристика душевной болезни: мы не можем сделать то, чего хотим. Потому что у меня слишком много страха. Потому что я депрессивен, и у меня нет силы. Потому что я нахожусь в зависимости. И тогда я снова и снова буду делать то, что не хочу делать. Душевные расстройства связаны с неспособностью следовать своей воле. Я хочу встать, заняться каким-то делом, но у меня нет желания, я настолько плохо себя чувствую, я так подавлен. У меня возникают угрызения совести, что я снова не встал. Таким образом, депрессивный человек не может следовать за тем, что он считает правильным. Или тревожный человек не может пойти на экзамен, хотя хочет.

В воле мы обнаруживаем решение и реализуем нашу свободу. Это означает, что если я чего-то хочу, и это настоящая воля, то у меня при этом возникает особое чувство — я чувствую себя свободным. Я чувствую, что я не принуждаем, а это мне соответствует. Это снова Я, которое себя реализует. То есть, если я чего-то хочу, я не являюсь автоматом, роботом.

Воля — это реализация свободы человека. И эта свобода настолько глубока и настолько персональна, что мы не можем ее кому-то отдать. Мы не можем перестать быть свободными. Мы должны быть свободными. Это парадокс. На это указывает экзистенциальная философия. Мы свободны до определенной степени. Но мы несвободны в том, чтобы не хотеть. Мы должны хотеть. Мы должны принимать решения. Мы должны все время что-то делать.

Если я сижу перед телевизором, я устал и засыпаю, я должен принять решение, продолжать ли сидеть, потому что я устал (это тоже решение). А если я не могу принять решение, то это тоже есть решение (я говорю, что сейчас не могу принять решение, и не принимаю никакого решения). То есть мы постоянно принимаем решения, у нас всегда есть воля. Мы всегда свободны, потому что мы не можем прекратить быть свободными, как формулировал это Сартр.

А так как эта свобода располагается на большой глубине, в глубине нашей сущности, то воля очень сильна. Где есть воля, там есть путь. Если я действительно хочу, то я найду путь. Люди иногда говорят: я не знаю, как мне что-то сделать. Тогда у этих людей слабая воля. Они не хотят по-настоящему. Если действительно чего-то хочешь, пройдешь тысячи километров и станешь основателем университета в Москве, как Ломоносов. Если я действительно не хочу, никто не может принудить мою волю. Моя воля — это абсолютно мое личное дело.

Я вспоминаю одну депрессивную пациентку, которая страдала от своих отношений. Она постоянно должна была делать что-то, что ее заставлял делать ее муж. Например, муж говорил: «Сегодня я поеду на твоей машине, потому что в моей закончился бензин». Тогда она была вынуждена поехать на заправку и из-за этого опаздывала на работу. Подобные ситуации повторялись вновь и вновь. Было много подобных примеров.

Я спросил ее: «А почему бы не говорить «нет»?». Она ответила: «Из-за отношений. Я спрашиваю дальше:

— Но ведь из-за этого отношения не улучшатся? Вы хотите дать ему ключи?

— Я нет. Но он хочет.

—Хорошо, он хочет. А чего хотите вы?

В терапии, консультировании это очень важный шаг: посмотреть, что есть моя собственная воля.

Мы немного поговорили об этом, и она сказала:

— Вообще-то я не хочу давать ему ключи, я же не служанка для него.

И вот уже в отношениях возникает революция.

— Но, — говорит она, — у меня нет никаких шансов, ведь если я не дам ему ключи, он сам придет и возьмет их.

— Но вы же до этого можете взять ключи в свои руки?

— Но тогда он возьмет ключи из моих рук!

— Но если вы не хотите, вы можете крепко держать их в руке.

— Тогда он применит силу.

— Возможно так, он сильнее. Но это не значит, что вы хотите отдать ключи. Он не может изменить вашу волю. Это можете сделать только вы сами. Конечно же, он может ухудшить ситуацию таким образом, что вы скажете: с меня хватит. Все это причиняет такую боль, что я больше не хочу держаться за свою волю. Будет лучше, если я отдам ему ключи.

— Это означает, что это будет принуждение!

— Да, он вынудил вас. Но волю вы изменили сами.

Важно, чтобы мы осознавали это: что воля принадлежит только мне и изменить ее могу только я, никто иной. Потому что воля — это свобода. А у нас, у людей, есть три формы свободы, и все они играют роль в связи с волей.

Английский философ Дэвид Юм писал, что у нас есть свобода действия (например, свобода прийти сюда или прийти домой, это свобода, направленная вовне).

Есть и другая свобода, которая находится над внешними силами, — это свобода выбора, свобода решения. Я определяю, что я хочу и почему это хочу. Поскольку в этом для меня имеется ценность, потому что это мне соответствует, и, вероятно, моя совесть подсказывает мне, что это правильно — тогда я принимаю решение в пользу чего-то, например, прийти сюда. Этому предшествует свобода решения. Я узнал, какая будет тема, подумал, что это будет интересно, и у меня есть некоторое количество времени, и из многих возможностей провести время я выбираю одну. Я решаюсь, я даю себе задание и реализую свободу выбора в свободу действия, приходя сюда.

Третья свобода — свобода сущности, это интимная свобода. Это чувство внутреннего согласия. Решения сказать «да». Это «да» — откуда оно идет? Это уже не есть что-то рациональное, это идет из какой-то глубины во мне. Это решение, связанное со свободой сущности, настолько сильное, что оно может принять характер долженствования.

Когда Мартина Лютера обвиняли в публикации его тезисов, он ответил: «На том стою и не могу иначе». Конечно же, он мог иначе — он же был умным человеком. Но это бы в такой степени противоречило его сущности, что у него было бы чувство, что это будет не он, если он будет это отрицать, от этого откажется. Эти внутренние установки и убеждения являются выражением глубинной свободы человека. И в форме внутреннего согласия они содержатся в любой воле.

Вопрос воли может быть сложнее. Мы говорили о том, что воля — это свобода, и в этой свободе это сила. Но одновременно воля иногда кажется принуждением. Лютер не может по-иному. И в свободе решения тоже есть принуждение: я должен принять решение. Я не могу танцевать на двух свадьбах. Я не могу одновременно быть и здесь, и дома. То есть, меня принуждают к свободе. Может быть, для сегодняшнего вечера это не представляет такую большую проблему. Но что должна сделать воля, если я одновременно люблю двух женщин (или двух мужчин) и притом одинаково сильно? Я должен принять решение. Какое-то время я могу держать это в тайне, скрывать это, чтобы не было необходимости принять решение, но такие решения могут быть очень трудными. Какое решение я должен принять, если и те, и другие отношения очень ценные? От этого можно заболеть, это может разорвать сердце. Это муки выбора.

Нам всем это знакомо в более простых ситуациях: есть ли мне рыбу или мясо? Но это не так трагично. Сегодня могу съесть рыбу, а завтра мясо. Но есть ситуации единственные в своем роде.

То есть свобода и воля также связаны принуждением, долженствованием — даже в свободе действия. Если я хочу прийти сегодня сюда, тогда я должен выполнить все те условия, чтобы я мог сюда прийти: ехать на метро или на машине, идти пешком. Я должен что-то сделать, чтобы прибыть из пункта А в пункт Б. Чтобы реализовать волю, я вынужден соответствовать этим условиям. А где же здесь свобода? Это типичная свобода человека: я что-то делаю, и меня сжимает «корсет» условий.

Но, может быть, нам стоит дать определение тому, что такое «воля»? Воля — это решение. А именно — решение пойти на какую-то ценность, которую вы выбрали. Я выбираю между различными ценностями этого вечера и выбираю что-то одно, и реализую это, принимая решение. Я решаюсь и говорю этому мое последнее «да». Говорю «да» этой ценности.

Можно еще короче сформулировать определение воли. Воля — это мое внутреннее «да» в отношении какой-то ценности. Я хочу читать книгу. Книга представляет собой ценность для меня, потому что это хороший роман или учебник, который нужен мне для подготовки к экзамену. Я говорю «да» этой книге. Или встрече с другом. Я вижу в этом какую-то ценность. Если я говорю «да», то тогда я также и готов, чтобы совершить какое-то усилие, чтобы увидеть его. Я еду к нему.

С этим «да» в отношении ценности связана какая-то инвестиция, какой-то вклад, готовность за это заплатить, сделать что-то, стать активным. Если я хочу, то я сам иду в этом направлении. Это большая разница по сравнению с просто желанием. Важно провести здесь различие. Желание — это тоже ценность. Я желаю себе много счастья, здоровья, встретить друга, но желать не содержит в себе готовность что-то самому для этого сделать — потому что в желании я остаюсь пассивным, я жду, что это придет. Я желаю, чтобы мой друг мне позвонил, и я жду. Во многих вещах мне только и остается ждать — я ничего не могу сделать. Я желаю тебе или себе скорейшего выздоровления. Уже все сделано, что можно было сделать, остается только ценность выздоровления. Я говорю себе и другому, что рассматриваю это как ценность и надеюсь, что это произойдет. Но это не воля, потому что воля — это дать себе поручение какого-то действия.

Для воли всегда есть серьезная причина. У меня была серьезная причина, чтобы сюда прийти. А что является основой или причиной, чтобы сюда прийти? Это как раз и есть ценность. Потому что я вижу в этом что-то хорошее и ценное. И это является для меня поводом, согласием, чтобы пойти на это, может быть, рискнуть. Может быть, выяснится, что это очень скучный доклад, и тогда я зря потратил на это вечер. Делать что-то с волей всегда включает какой-то риск. Поэтому воля включает экзистенциальный акт, потому что я иду на риск.

В отношении воли распространены два момента недопонимания.Волю часто путают с логикой, рацио — в том смысле, что я могу хотеть только того, что является разумным. Например: через четыре года обучения разумно пойти учиться пятый год и закончить учебу. Нельзя же хотеть через четыре года прекратить обучение! Это же настолько иррационально, так глупо. Может быть. Но воля не является чем-то логичным, прагматичным. Воля проистекает из таинственной глубины. У воли гораздо больше свободы, чем в рациональном начале.

И второй момент недопонимания: может показаться, что можно привести в движение волю, если дать себе задание — хотеть. Но откуда проистекает моя воля? Она не проистекает из моего «хотеть». Я не могу «хотеть хотеть». Я также не могу хотеть верить, я не могу хотеть любить, я не могу хотеть надеяться. А почему? Потому что воля является поручением что-то сделать. Но вера или любовь — это же не действия. Я же это не делаю. Это есть что-то, что во мне возникает. Я здесь ни при чем, если я люблю. Мы не знаем даже, на какую почву падает любовь. Мы не можем это контролировать, мы не может это «сделать» — поэтому мы не виноваты, если мы любим или не любим.

В случае с волей происходит нечто подобное. То, что я хочу, вырастает где-то во мне. Это не есть что-то такое, где я могу дать себе поручение.Это растет из меня, из глубины. Чем больше воля соединяется с этой большой глубиной, чем больше я переживаю свою волю как что-то, что мне соответствует, тем больше я свободен. А с волей связана ответственность. Если воля перекликается со мной, тогда я живу, будучи ответственным. И лишь тогда я по-настоящему свободен. Немецкий философ и писатель Маттиас Клаудиус однажды сказал: «Человек свободен, если он может хотеть то, что он должен».

Если это так, то тогда с волей связано «оставить». Я должен свободно оставить мои чувства — для того чтобы я мог ощущать, что во мне растет. Лев Толстой однажды сказал: «Счастье заключается не в том, чтобы ты мог делать то, что ты хочешь…». Но ведь свобода означает, что я могу делать, что я хочу? Это так. Я могу следовать за своей волей, и тогда я свободен. Но Толстой говорит о счастье, а не о воле: «…а счастье заключается в том, чтобы всегда хотеть то, что ты делаешь». Другими словами, чтобы у тебя всегда было внутреннее согласие по отношению к тому, что ты делаешь. То, что описывает Толстой, — это экзистенциальная воля. Как счастье я переживаю то, что я делаю, если я переживаю в этом внутренний отклик, внутренний резонанс, если я говорю этому «да». А внутреннее согласие я не могу «сделать» — я могу только вслушаться в себя.





II

Какая структура у воли? Хотеть я могу только то, что я могу сделать. Нет смысла говорить: хочу убрать эту стену и пройти по потолку. Потому что воля — это поручение к действию, и она предполагает, что я также и могу это сделать.То есть, воля реалистична. Это первая структура воли.

Если мы серьезно к этому отнесемся, тогда мы не должны хотеть больше, чем мы можем, — иначе мы больше не будем реалистами. Если я не могу больше работать, я не должен этого от себя требовать. Свободная воля способна также оставить, отпустить.

И в этом заключается причина того, почему я не делаю того, что хочу. Потому что у меня нет силы, нет способности, потому что у меня отсутствует средства, потому что я наталкиваюсь на стены, потому что я не знаю, как это сделать. Воля предполагает реалистичный взгляд на то, что имеется, на данности. Поэтому я иногда не делаю то, что хочу.

Также я что-то не делаю и по той причине, что я испытываю страх — тогда я отодвигаю и откладываю это. Потому что мне может быть больно, и я боюсь этого. Ведь воля — это риск.

Если эта первая структура не исполнена, если я действительно не могу, если у меня нет знания, если я испытываю страх, то это мешает мне.

Вторая структура воли. Воля — это «да» в отношении ценности. Это означает, что я должен также и видеть ценность. Мне нужно что-то, что будет меня также привлекать. Мне нужно переживать хорошие чувства, иначе я не могу хотеть. Мне должен нравиться путь, иначе цель будет далека от меня.

Например, я хочу похудеть на 5 килограмм. И я решил начать. На 5 килограмм меньше — это хорошая ценность. Но у меня также есть чувства в отношении пути, который туда ведет: мне должно также и нравиться, чтобы я сегодня меньше ел и занимался спортом. Если мне это не нравится, я к этой цели не приду. Если такого чувства у меня не будет, тогда я снова не сделаю то, что я хочу. Потому что воля не состоит исключительно и только из разума.

То есть в итоге к той ценности, к которой я иду в воле, у меня должно быть также и чувство. И, конечно же, чем депрессивнее человек, тем меньше он может сделать того, чего хочет. И тут мы снова попадаем в сферу душевных расстройств. В первом измерении воли это страх, различные фобии. Они мешают человеку следовать своей воле.

Третье измерение воли: чтобы то, что я хочу, соответствовало моему собственному. Чтобы я видел, что это также важно для меня, чтобы это соответствовало мне персонально.

Допустим, человек курит. Он думает: если я курю, то я что-то из себя представляю. Мне 17 лет, и я взрослый человек. Для человека на этой стадии это действительно то, что ему соответствует. Он хочет курить, ему это нужно. А когда личность становится более зрелой, то для самоутверждения сигарета, может быть, ему уже и не нужна.

То есть, если я себя с чем-то идентифицирую, то тогда я могу также и хотеть. Но если что-то для меня персонально не является важным, тогда я скажу: да, я это сделаю, но на самом деле не сделаю или сделаю с задержкой. По тому, как мы что-то делаем, мы можем определить, что для нас является важным. Это диагностика структур, которые лежат в основе воли. Если я себя не идентифицирую, или если я обхожу то, что нахожу важным, я вновь не буду делать те вещи, которые, собственно говоря, я хотел бы делать.

И четвертое измерение воли — это включение воли в больший контекст, в большую систему взаимосвязи: то, что я делаю, должно иметь смысл. Иначе я не могу это делать. Если отсутствует больший контекст. Если это не ведет к чему-то такому, где я вижу и чувствую, что это является ценным. Тогда я снова что-то не сделаю.

Для настоящего «хотеть» нужны 4 структуры: 1) если я это могу, 2) если мне это нравится, 3) если мне это соответствует и является для меня важным, если я имею право это сделать, если это разрешено, позволено, 4) если у меня чувство, что я должен это сделать, потому что из этого родится что-то хорошее. Тогда я могу это сделать. Тогда воля хорошо укоренена, обоснована, и она сильная. Потому что она связана с реальностью, потому что эта ценность является для меня важной, потому что я себя в ней обнаруживаю, потому что я вижу, что из этого может получиться что-то хорошее.

С волей связаны разные проблемы. Практических проблем с волей у нас нет, если мы действительно что-то хотим. Если у нас в нашем «хотеть» нет полной ясности в аспекте одной или нескольких перечисленных структур — тогда мы стоим перед дилеммой, тогда я хочу и все же не хочу.

Я хотел бы упомянуть здесь еще два понятия. Нам всем известна такая вещь, как искушение. Искушение означает, что направленность моей воли изменяется и движется в направлении чего-то, что я, собственно, не должен был бы делать. Например, сегодня показывают какой-то хороший фильм, а мне нужно учить материал — и вот, это искушение. На столе лежит вкусный шоколад, но я хочу похудеть — снова искушение. Последовательное направление моей воли отклоняется от курса.

Это знакомо каждому человеку, и это абсолютно нормальная вещь. Тут включаются другие привлекательные ценности, которые тоже имеют важное значение. При определенной  интенсивности искушение превращается в соблазнение. В искушении еще есть воля, а когда есть соблазн, тогда я начинаю действовать. Эти две вещи становятся сильнее. чем больше во мне растет потребность. Если мое желание жить слишком мало подпитывается, если я переживаю мало хорошего, тогда искушения и соблазны становятся сильнее. Потому что нам нужна радость жизни, в жизни должна присутствовать радость. Мы не должны только работать, мы должны также испытывать удовольствия. Если этого недостаточно, тем легче меня соблазнить.

III

И в завершение я хотел бы представить метод, с помощью которого мы можем укреплять волю. Например, в каком-то деле нам нужно выполнить домашнее задание. И мы говорим: я сделаю это завтра — сегодня пока еще нет. А на следующий день ничего не происходит, что-то случается, и мы откладываем.

А что я могу сделать? Мы действительно можем укреплять волю. Если у меня есть какая-то проблема, и я не могу начать действовать,то я могу сесть и спросить себя: какой ценности я говорю «да»? Для чего это хорошо, если я напишу эту работу? Какие преимущества с этим связаны? Я должен четко видеть, для чего это хорошо. В общих чертах эти ценности известны, хотя бы головой их понимаешь.

И вот тут второй шаг — рискованный, а именно: я начинаю спрашивать себя «а какие есть преимущества, если я этого не сделаю?». Что я приобрету, если не напишу эту работу? Тогда у меня не было бы этой проблемы, в моей жизни было бы больше удовольствия. И может так статься, что я найду столько ценного, что со мной случится, если я эту работу не напишу, что я действительно не буду ее писать.

Будучи врачом, я много работал с пациентами, которые хотели бросить курить. Каждому из них я задавал этот вопрос. Ответ был такой: «Вы что, хотите меня демотивировать? Когда вы меня спрашиваете, что я выиграю, если не буду бросать курить, то у меня столько идей!» Я отвечал: «Да, это и есть причина, по которой мы здесь сидим». И были пациенты, которые после этого второго шага говорили: «Мне стало понятно, я буду продолжать курить». Значит ли это, что я плохой врач? Я двигаю пациента в том направлении, чтобы они бросили курить, и я должен их мотивировать, чтобы они бросили — а я двигаю их в противоположном. Но это малая беда, если человек скажет: «Я буду продолжать курить», чем если он будет раздумывать три недели, а дальше все равно будет продолжать курить. Потому что у нет сил бросить. Если те ценности, которые он реализует благодаря курению, привлекательны для него, он не может бросить.

Такова реальность. Воля не следует за разумом. Ценность нужно чувствовать, иначе ничего не получится.

А потом следует третий шаг — и это сердцевина этого метода. Допустим, на втором шаге кто-то решит: да, это будет более ценно, если я буду писать эту работу. Тогда речь идет о том, чтобы усилить ценность того, что вы будете делать, сделать это своим собственным. Мы как терапевты можем спросить: ты когда-то переживал это — писать что-то? Может быть, этот человек уже однажды написал что-то и испытал чувство радости? Это можно привести в пример и спросить: а что тогда в этом было хорошего? У меня в практике было много примеров подобной ситуации. Многие рассказывали мне о писательстве с негативной стороны: «Такое чувство, что за моей спиной стоит профессор, смотрит, что я пишу и говорит: «О, Господи!»». И тогда люди демотивированы. Тогда нужно отделить книгу от профессора и писать для себя самого.

То есть сердцевина — это та ценность, о которой идет речь. Нужно прочувствовать ее, как бы внести в себя вовнутрь и соотнести с предыдущим опытом. И искать ценности в конкретном способе действия.

И четвертый шаг: а для чего это, собственно говоря, хорошо? Какой это имеет смысл? Для чего я вообще это делаю? Для чего я учусь? И конкретная ситуация выходит в более крупный контекст, на более широкий горизонт. Тогда я могу переживать усиление своей собственной мотивации — или же не переживать.

У меня был знакомый, который после долгой работы над диссертацией, неожиданно заметил, что нет смысла в том, чтобы написать эту диссертацию. Он был педагогом, и оказалось, что никакого интереса к педагогике он не испытывал — просто хотел получить академическое звание. Но для чего жертвовать таким количеством времени ради того, что не имеет смысл? Поэтому он внутренне неосознанно блокировал работу над диссертацией. Его чувства были умнее, чем его разум.

Какие тут можно сделать практические шаги? Нельзя ожидать от себя, что ты сразу можешь быстро все написать. Но можно начать с одного абзаца. Можно взять что-то из какой-то книги. То есть мы видим, что мы можем формировать свою жизнь. Мы видим, то важно взять свою жизнь в свои собственные руки. В проблемах, связанных с волей, мы тоже можем что-то сделать. А именно: посмотреть на структуру воли. Потому что если структуры не выполняются, тогда с волей ничего не получится. Также мы можем в отношении какого-то задания задать себе открытый вопрос: а что говорит против этого? должен ли я действительно это делать? или должен освободить себя, оставить эту задачу? Именно в контексте «оставить» может возникнуть настоящее «хотеть». До тех пор пока я буду себя заставлять, я буду вызывать парадоксальную реакцию.

Человек настолько свободен, что мы хотим перед самими собой оставаться свободными. Большое спасибо вам за внимание». опубликовано 

 

@Альфрид Лэнгле, подготовила Анастасия Храмутичева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.matrony.ru/alfrid-lengle-pochemu-ya-ne-delayu-to-chto-hochu/

Не надо их ничем занимать! Позвольте детям оставаться ДЕТЬМИ!

Поделиться



Теперь у нас в доме заведены новые правила, чтобы дать моим детям возможность оставаться детьми.

На новогодних каникулах я сделала для своих детей лучшее, что только могла: договорилась о том, чтобы мы всей семьей ходили в театр через день. Только на самые хорошие и проверенные постановки. И после спектакля, конечно же, перекус в кафе. И в самом театре, естественно, какие-то подарочки.Красота! Но перед пятым нашим выходом в свет они сказали мне практически хором: «НЕТ! Мы в театр больше не пойдем!». Я опешила.



— Почему? Ведь все прекрасно — и спектакли, и кафе, и подарки. Что не так?
— Все не так, — мрачно ответили дети. — Мы не хотим больше красиво одеваться, аккуратно причесываться и идти в этот твой театр. Надоело.
— А кафе? — сделала еще одну попытку я.
— Нет. Бульон с макаронами и мультики. — отрезали дети.
— А каток? — не сдавалась я, и снова услышала «нет».
— Мы вообще-то хотим дома побыть. 

И пока дети последние пару дней каникул пребывали в блаженном для них ничегонеделании, я заметила, что они почему-то не досаждали мне своими просьбами и капризами, не ссорились друг с другом и даже не выклянчивали мультики. 

Но началась школа, и все покатилось по-старому: дом у нас шумный, за словом в карман никто не лезет, в обиду себя не дает. Мы живем дружно и мирно, но периодически, особенно, когда надо успеть и позаниматься музыкой, и сделать уроки, и погулять засветло хотя бы полчаса, на стенку друг от друга бросаемся.

— Садись заниматься!
— Нет!
— Давай делать уроки!
— Нееет!
— Уберись в комнате!
— НЕЕЕЕТ!!!

И так по восходящей — до бесконечности. Пока я, наконец, не заболела — и на время потеряла способность заниматься организацией жизни собственных детей. Тогда — вдруг — дети поменялись совершенно. Они стали со мной милыми и предупредительными. С восторгом кашеварили на кухне и содержали свою комнату пусть в условной, но все же чистоте. Повизгивали от восторга, когда кто-нибудь из них троих придумывал, что можно пойти погулять, и за пять минут собирались на улицу сами, ничего при этом не забывая — ни шапок, ни варежек, ни даже помочь друг другу застегнуть молнию. 
 

Моя простуда явно шла на пользу всему дому — и нашим отношениям с детьми особенно.

И пока дети гуляли, а я болела, я стала вспоминать, что в принципе-то ничего не поменялось: свободнее и веселее всего дети всегда были именно тогда, когда ими никто специально не занимался. Тогда они начинали танцевать в своей комнате, или устраивали цирк, билетики на который трогательно приносили всем домашним, или просто медитативно расчесывали волосы своим бесконечным куклам. Они были изящны и грациозны в эти моменты. Улыбались, напевали что-то себе под нос, чему-то своему тихо смеялись и были похожи на девочек с картин импрессионистов.



Стоило же мне или мужу войти к ним в комнату не для того, чтобы блаженно поваляться со своей книжкой возле них, а для того, чтобы дать им очередное задание, они ощеривались, зажимались, поднимая плечи почти к ушам, и начинали говорить злыми и противными голосами. Все сразу становилось не по ним, все вызывало неприятие, они начинали раздражать друг друга, и неминуемо вспыхивала ссора.

Так было всегда. Во всяком случае, у моих детей. Просто я забыла об этом, с сентября провалившись в школьный ритм жизни — мы не успеваем, у нас не получается, мы все равно какие-то не такие, и сделать все школьные задания хорошо не сможем, как бы ни убивались над уроками.

Я прочитала миллион статей про то, что сидеть с детьми над домашними заданиями необходимо, и про то, что это катастрофически вредно, про то, как счастливо наше поколение, выросшее во дворах, и как несчастно нынешнее. Я прочитала столько всего, что забыла самое главное: смотреть на своих детей, слышать их учитывать их и только их. Ну и себя, конечно. 

И когда я увидела своих детей снова через полгода после начала учебного года, я поняла.
Достаточно того, что они дети и хотят играть в куклы.

Так пусть и играют. А тройки и четверки по русскому — ну что ж. Лучше так, чем они окончательно поверят, что в жизни есть только слово «надо» и ничего больше. 

Поэтому теперь у нас новые правила, призванные дать моим детям возможность оставаться детьми:

1. Час свободного времени

У них всегда, даже в самый загруженный занятиями день, должен оставаться как минимум час свободного времени дома, когда они в своей комнате делают что хотят, а взрослые входят к ним только со стуком.Этот час — не гуляние, не мультики, и не игры в телефоне. Это именно ничегонеделание, дуракаваляние.

2. Перерывы 

Если я не могу сделать так, чтобы между общеобразовательной школой и музыкальной было хотя бы два, а лучше три часа времени, я снимаю их с последних уроков в обычной школе, а то и вовсе не веду их туда. Может быть, кто-то из детей так и может, не теряя при этом ни желания, ни способности к обучению, но мои — нет.А заниматься с ними Изображением Бурной Деятельности — я не хочу принципиально.

3. Не «надо», а «хочу»

Все развлечения, которые нужно организовывать и куда нужно специально добираться — театр, лекции, музеи, кино — это тоже для детей большая нагрузка. Кроме того, это в принципе должно быть очень желанным событием, иначе в нем вообще нет никакого смысла. Ведь все перечисленное — по своей сути — про «хочу», а не про «надо». А, значит, и не стоит ходить туда слишком часто, чтобы это «хочу» успело родиться в душе ребенка, сформироваться и окрепнуть до внятного, в идеале — вслух высказанного желания. Так что два раза в месяц, на самом деле, более чем достаточно. И вообще надо сто раз подумать, занимать ли выходной выходом в свет, или стоит побыть дома и, может быть, если будет настроение и подходящая погода, выбраться на ближайший каток. Или не стоит.

4. Один день, одно дело

Ну и главное правило выходных, которого я придерживаюсь: один день — одно дело. Никакого нагромождения событий типа — утром кино, днем каток, вечером гости. Одно дело. Или кино, или каток, или гости. И много свободного времени вокруг. Тогда это — выходные, а не загруженный до предела изматывающий день.

Если следовать этим правилам, у детей (во всяком случае, у моих) остается время на то, что почему-то называется ничегонеделанием, а на самом деле является самым нужным для людей любого возраста действием — пребыванием с самим собой наедине. Проще говоря, у них остается время побыть детьми. А это стоит всех пятерок и спектаклей мира. опубликовано 

 

Автор: Катерина Антонова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: ponaroshku.ru/blog/ne-nado-ikh-nichem-zanimat/

Психосоматика: Плечи — Хочу или Надо

Поделиться



«Брак — это тяжелое ярмо на плечах женщины», «Не опускать руки», «Держи спину ровно, взгляд уверенным», «Титаны держат небо на плечах», «Ложатся на плечи проблемы», «Откуда у тебя руки растут?», «Обниму себя за плечи».

Ну, кто не слышал подобные высказывания! И заметьте, мало кто говорит, что плечи болят от нехватки физических упражнений.

Правильный образ жизни никому не вредит, но стресс, уничтожение своего Эго приводят к заболеваниям чаще, чем, что-либо иное.





 

Плечи, с точки зрения психосоматики, отвечают за вечный вопрос «Хочу или Надо?».

Это у Гамлета главный вопрос «быть или не быть».

  • Если с плечами проблемы, то человек живет как надо социуму, близким, совершенно забывая и принижая свои собственные желания.
  • Если же осанка ровная, а плечи норовят превратиться в крылья, то человек живет по своей истинной природе — живет по принципу «хочу». 
 

Плечи — это переход от начала, зачатия и истоков до воплощения и к действиям. На плечах человек «несет» тяжесть бытия, обязанности и свою не реализацию.

В то же время именно плечи отвечают за поток эмоциональной энергии сердца, т.к. с помощью рук мы способны обнимать, гладить и ласкать.

Именно в плечах развиваются желание творить, совершать, самовыражаться и созидать. Если человек идет в разрез собственным желаниям, то напряженными и скованными становятся его плечи. Он как бы кладет на свои плечи груз предательств самого себя.

Слово «надо» должно появляться в лексиконе вместе с другими словами и выглядеть примерно так «а оно мне надо?».

Человек в первую очередь должен любить самого себя, даже Библия этому учит. А потом уже возлюбить ближнего, как самого себя. Цепочка одна — в начале человек и его собственные желания, а затем уже желания окружения.

Когда человек идет против своего «хочу», но при этом сдерживает себя и терпит, то напряжение в плечах становится еще сильнее. Ведь человек чувствует свою вину, за то, что внутри у него начался бунт, который он подавил и чувство страха — а вдруг это кто-то заметил. Если человек живет так из года в год, то мышцы приспосабливаются к таким эмоциям и, как следствие, деформируются плечи. Вспомните сутулых женщин с авоськами. Даже если отобрать у них сумки, то плечи всё равно будут смотреть вниз.

  • Иногда люди наоборот держат плечи напряженными и поднимают их высоко. Это свидетельствует о том, что человек часто беспокоится и не знает ответа на вопросы жизни. Именно поэтому человек во время дискуссий, когда не знает что ответить, поднимает плечи вверх. 
  • Если же человек нарочито отводит плечи назад и выпячивает грудь, то он хочет показать только свою внешнюю оболочку и не впустить собеседника в душу. А закрытая для всех душа обязательно приведет к слабой и кривой спине.
 

Часто жизненная энергия «застревает» именно в области плеч, т.к. она тут зарождается, но не получает выхода, в следствие неудовлетворения собственных желаний.

Напряженные плечи с левой стороны, отвечают за женскую энергию.

  • Если левая часть напряжена у женщины, значит она «забила» на свою женственность, отказала себе в сексуальном удовлетворении, живет не с тем, кого любит и т.д.
  • Если же у мужчины — у него явно проблемы с женским полом, возможно он «маменькин сынок» или «подкаблучник». Напряженные плечи с правой стороны отвечают за мужскую энергию, т.е. за силу, власть и агрессию.
 

Если правая часть напряжена у женщины, значит, она стала игрушкой в руках тирана, ею пользуются более сильные. Если же у мужчины — он взял слишком много на себя ответственности и не может с этим справиться.





Плечи отлично работают в системе жестикуляций и выражения своих чувств и эмоций.

  • Человек пожимает плечами, если затрудняется с ответом, отворачивается от плохой ситуации или неприятного человека, поводит плечом в знак приглашения.
  • «Застывшее» же плечо или плечи могут символизировать холодность, равнодушие и опустошение, ведь эмоции «застывают» так и не успев сформироваться.
  • А вот если человек ломает плечо, то это явный сигнал к тому, что он упорно, годами живет не правильно, уничтожая на корню свои желания и целиком живет для социума. В момент тогда, когда «внутреннее Я» такого человека уже не может выдерживать то, что его уничтожают — ломается плечо.
 

Не идите против Бога и себя и сохраните свои плечи здоровыми!опубликовано 

 

Автор: Виктория Штельмах

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: kinesiovita.com/kineziologiya/dolzhny-ili-hotim-psihosomatika-plechi

Нил Доналд Уолш: Не делать ничего - значит делать очень многое

Поделиться



Просыпайтесь и нежно будите других!

 

Наступит день, когда все сказанное здесь не будет ни у кого вызывать ни малейших сомнений.

Все это будет казаться совершенно очевидным. Даже сейчас для некоторых людей это очевидно. А еще есть те, кто готов поверить в это послание прямо сейчас, в этот миг. И кому-то из них сложно сидеть сложа руки. Им хочется что-то делать, поскольку они сразу поняли, что написанное здесь может все изменить в нашем мире.

Возможно, эти люди не будут занимать в обществе заметных постов, но их нельзя будет не заметить, ибо они — свечи, озаряющие мир. Возможно, эти люди не будут обладать большой властью, но скоро они дадут возможность целому биологическому виду востребовать свое наследство и жить так, как назначено судьбой. А значит, они будут принадлежать к числу тех людей,которые значительно изменили жизнь на земле. Это будет их наследие.



Вы можете стать одним из этих немногих избранных. Если ваша душа затанцевала от радости, услышав послания, высказанные здесь в простых словах, исключающих всякое недопонимание, искажение или отрицание, — значит, вы один из этих людей. Если ваш ум нетерпеливо ждет возможности реализовать новые возможности, открывшиеся в вашей жизни и в жизни всего человечества -вы один из них.

Если это так, вы, вероятно, обнаружите, что непроизвольно руководствуетесь всеми этими посланиями в жизни. Живя ими, вы будете безмолвно приглашать других людей тоже обдумать все эти альтернативные идеи, формирующие ваш опыт, — ибо окружающие не смогут не обратить внимания на ваше поведение, и заинтересуются, что вы такое знаете и откуда к вам пришло это знание.

Это будет самый подходящий момент, чтобы обратиться к ним с Тихим Приглашением.

Первой частью этого Приглашения станет ваше поведение и то, как вы живете. Скоро окружающие захотят понять ваш образ мыслей, чтобы, возможно, тоже изменить свою жизнь. Когда они спросят, как вам удается сохранять такое умиротворение, радость и любовь, идя по миру, вы им объясните. Тихо, не пытаясь никого «обратить», не проповедуя, вы просто расскажете им все, что знаете о мире, о жизни.

Вы расскажете им все это, ибо знаете, что эти идеи могут полностью перевернуть мир человека, — ибо вы понимаете, что этот мир необходимо перевернуть, причем немедленно. Вы сделаете это, ведь вы знаете, что, если этого не сделают такие, как вы, то не сделает никто.

Кроме того, представленное здесь послание рано или поздно обратит на себя внимание людей, занимающих влиятельные и важные посты. Это слишком революционное послание, чтобы не дойти до людей, имеющих вес в правительстве, бизнесе, средствах массовой информации, индустрии развлечений, спорте, научных и религиозных структурах. Некоторые из них согласятся с тем, что здесь сказано. Но вряд ли кто-то открыто заявит о своем согласии.

Знаменитые люди, обладающие влиянием и властью, не любят говорить то, что не нравится массам. В этом проблема знаменитости. Если ты слишком заботишься о популярности, тебе часто приходится ограничивать проявления своей власти. Поэтому не стоит ожидать, что знаменитый человек станет публично отстаивать какие-то нетрадиционные идеи, — пусть даже он с ними полностью согласен. Некоторые готовы это делать, но большинство не готовы.

Соглашательство может принимать разные формы, например: соглашательство совести, соглашательство ума, соглашательство воли. Именно последнее наиболее разрушительно.

В большинстве случаев соглашательство тех или иных людей проявляется не в их действиях, но в бездействии. Не делать ничего — значит делать очень многое.

Не говорить ничего — значит говорить «да».

А «нет», оказывается, необходимо произнести вслух. 

Итак, людям, занимающим видные посты, сложно сказать «нет» существующим представлениям людей о Жизни. Поэтому новые представления смогут достигнуть широких масс, чтобы люди их обдумали и изучили, лишь благодаря новым лидерам.

Главное, что требуется для того, чтобы стать таким новым лидером — это сильная воля.

Человечеству нужно проявить коллективную волю, — и эти новые лидеры должны стать примером, проложить путь.

Именно здесь в игру вступаете вы.

Пожалуйста, задумайтесь над возможностью, что сейчас вы обратились к этому исцеляющему посланию в ответ на призыв своей души. Это призыв к полету.Это идущее из глубины сердца страстное желание изменить что-то в нашем безразличном мире.

Из-за этого безразличия мы можем потерять свой мир. Мир нашей мечты, увиденный в радужных снах, постепенно превращается в безнадежный кошмар, — и, если мы немедленно не проснемся, будет еще хуже.

Для многих солнце надежды уже закатилось. Однако, вторя прекрасным словам Хемингуэя, я хочу сказать, что солнце взойдет. Давайте же не проспим рассвет. Пора человечеству пробудиться. Просыпайтесь и нежно будите других! 

 

Автор: Нил Доналд Уолш, «Беседы с Богом»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Нил Доналд Уолш, "Беседы с Богом"

Дэниэл Дж. Амен: Мозг — главный сексуальный орган

Поделиться



Даниэль Дж. Амен доктор медицины, нейробиолог, нейропсихиатр, руководитель известных во всем мире Клиник Амена (Amen Clinics Inc.).

Публикуем фрагмент из книги Даниеля Амена «Мозг и любовь. Секреты практической нейробиологии».





 

Дэниэл Дж. Амен: «Если вы встречаетесь с одной из моих дочерей более 4 месяцев, вы должны пройти сканирование мозга».

Такое требование может показаться экстравагантным, но Амен утверждает, что даже малейшие нарушения в работе этого «главного сексуального органа» оказывают серьезное влияние на любовные отношения. Из его книги следует, например, что хронические опоздания на свидания могут свидетельствовать о пониженной активности лобной коры, а серьезные заболевания мозга иногда… повышают сексуальную привлекательность человека.

Помимо любопытнейшей научной информации, Амен дает и много практических советов по применению биодобавок, афродизиаков и других препаратов для коррекции работы головного мозга.

Представьте, что вы сидите за рулем своего автомобиля в длинной пробке перед светофором. Машины движутся еле-еле, время словно замерло. И вдруг вы замечаете ее. Она стоит у «зебры», собираясь перейти дорогу. Нет, она не девушка вашей мечты. Скорее — красотка дня. Как хорошо, что жены рядом нет. У вас были бы серьезные неприятности, заметь она, как вы уставились на грудь, бедра и подчеркивающую их выразительность талию незнакомки. В висках приятно застучало. Вы отреагировали автоматически, рефлексивно, и, возможно, это будет самое сильное впечатление дня. На короткий миг оно уничтожило в памяти все ваши обязательства — десятилетний брак, вашего обожаемого ребенка-второклассника, необходимость следить за дорожным движением и сигналами светофора. Вы капитулировали, отпустили контроль, попались в путы очарования зрительного образа.

«Ты идиот», — бормочете вы себе под нос, злясь на собственную неспособность сопротивляться соблазну.

Хотя, с моей точки зрения, правильнее будет сказать: «Ты — жертва дофамина».

Когда вы видите объект желания, нейромедиатор дофамин активизирует глубинные области мозга, вызывая чувство удовольствия, побуждения и желания (кокаин действует сходным образом). Вы чувствуете дрожь, дыхание сбивается. Притяжение к потенциальному объекту любви — это сильное чувство. В работу включается ствол мозга, высвобождая фенилэтиламин, который ускоряет передачу информации между нервными клетками. Неудивительно, что ваши глаза и шея поворачиваются вслед движению девушки.

Но она, в свою очередь, не глазеет на вас. И не только потому, что вы сидите за рулем далеко не нового семейного фургона. Просто ее мозг действует совершенно иным образом. Вас цепляет красота, форма, фантазия. Она же, следуя законам своей глубинной биологической натуры (о которых может сама не ведать), ищет мужчину, способного зачать здоровых детей, а потом защищать и обеспечивать их и ее. И, да, возможно, даже купит для семьи такой же фургон.

Она, женщина, природой запрограммирована на долгосрочные традиционные задачи. А ваши цели иногда шокирующе сиюминутны.

Если свидание с ней удастся, вы, вероятно, получите удовольствие, но рискуете разрушить свою жизнь.

«Окликнуть или не окликнуть», — пока вы решаете это, мозг лихорадочно сортирует информацию, делая выбор, определяя ваши действия, от которых зависит судьба.

 

ХИМИЧЕСКАЯ СИМФОНИЯ

 

Если вы когда-либо слушали симфонию или другое красивое музыкальное произведение, то понимаете, что общее впечатление зависит от исполнения каждого отдельного музыканта. Благополучные сексуальные отношения тоже похожи на такую симфонию, в которой синергично «играет» множество гормонов и химических веществ.

Если какой-то из гормонов или других химических веществ выходит из равновесия, разлаживается их баланс в целом.





 

 

Вещества, связанные с основными фазами любви

1. Притяжением к потенциальному объекту любви, тягой к сексуальному удовлетворению прежде всего ведают мужские и женские половые гормоны: тестостерон, эстроген, окись азота и группа веществ с условным названием «феромоны».

2. Увлечение — период страстной влюбленности — характеризуется ощущением счастья (если все благополучно) или сильными переживаниями (если что-то не ладится). При этом все внимание сфокусировано на объекте, и человек поглощен мечтами о новых встречах с ним. Это состояние сопровождается присутствием в его крови буквально коктейля нейромедиаторов: адреналина, норадреналина, дофамина, серотонина и фенилэтиламина (ФЭА).

3. Привязанность, чувство единства, спокойной радости, стабильности и покоя, который каждый чувствует рядом с потенциально долгосрочным партнером, поддерживают гормоны окситоцин и вазопрессин.

4. Расставание, потеря любви из-за разрыва или смерти, часто сопровождается дефицитом серотонина и эндорфинов.

В этой главе мы рассмотрим все фазы и узнаем, как справляться с опасностями разлада химической симфонии на каждой из них, особенно при расставании.

 

ВЕЩЕСТВА ПРИТЯЖЕНИЯ: «ТЫ МЕНЯ ЗАВОДИШЬ»

 

(тестостерон, эстроген, окись азота, феромоны)

Когда я впервые увидел ее, у меня перехватило дыхание. Она была потрясающая. Я ни о чем не мог думать, не мог оторвать взгляда. «Нужно вести себя вежливо, не пялиться на нее так откровенно, иначе она решит, что я озабоченный», — говорил я себе, но это было бесполезно. Каштановые кудри, зеленые глаза, гибкая шея. «Хватит, ты даже ее не знаешь… остынь!»

Такое впечатление может стать началом большой любви, или кошмарной навязчивой идеей, или просто кратким фейерверком чувств.

Что происходит в мозге при переживании подобного притяжения? Наш мозг запрограммирован на него. Влечение активизирует мощную химическую реакцию. Это одна из самых полезных реакций в истории нашего вида.

Известно, что в обработке поступающей зрительной информации участвует 50% мозга. Поэтому то, как другой человек движется, говорит, улыбается, что выражают его глаза — все это крайне важно для возникновения притяжения.

Когда мы видим привлекательного для нас человека, его образ занимает большой участок нашего мозга. Это действует подобно мощному наркотику.

Используя современное оборудование по сканированию активности мозга, исследователи из Университета Эмори в Атланте выяснили, что миндалевидное тело (область мозга, отвечающая за регуляцию эмоций и связанная с мотивацией) гораздо сильнее активизировалось у мужчин, чем у женщин, после получасового просмотра сексуальных материалов, хотя и те, и другие говорили, что изображения им понравились.

Известно, что мужчины интересуются порнографией больше женщин.

И не зря женщины проводят гораздо больше времени, заботясь о своей внешности.

Мужчин чаще привлекают фертильные (способные к зачатию), здоровые молодые женщины с симметричной фигурой и лицом.

Генетически мозг мужчины запрограммирован подспудно решать, хочет ли он, чтобы его дети несли гены этой женщины.

Подсознательно мы ориентируемся на признаки здоровья, такие как чистая кожа и яркие глаза.

Многие ученые считают, что симметрия тела играет важную роль в нашем восприятии красоты. Это предположение основано на том, что асимметрия по своей природе нередко связана с нездоровьем, что может сказаться на грядущем потомстве.

Студенты мужского пола, участвовавшие в исследовании Университета Нью-Мехико, оценивали на фото привлекательность женских лиц и в качестве привлекательных чаще выбирали симметричные, чем асимметричные. Более того, есть данные, что женщины, наделенные симметричностью черт, имеют больше половых партнеров и раньше теряют девственность.

Имеются научные доказательства другой житейской мудрости: в присутствии очень красивой женщины мужчины «глупеют». Так, в эксперименте мужчинам показывали фотографии красивых или не очень привлекательных женщин. Дальше испытуемые бросали игральный кубик, и им сообщали, что они могут получить либо 15 долларов немедленно, либо 75, но через несколько дней.

Мужчины, которым показывали фотографии красивых женщин, чаще выбирали 15 долларов сразу, то есть переставали трезво думать о долговременных последствиях, когда их мозг был заполнен гормонами любви.

Между прочим, тот же самый эксперимент был проведен на женщинах — и оказалось, что привлекательность мужчин не оказала никакого влияния на их мыслительные процессы.

Похоже, что облик красивой женщины активизирует лимбическую систему мужчин (эмоциональный мозг), одновременно подавляя работу лобной коры, из-за чего суждения становятся эмоциональными, непродуманными. Этот механизм отлично известен в Лас-Вегасе. В казино всегда работают хорошенькие официантки в коротких платьях с глубоким декольте, разносящие бесплатную выпивку (тоже тормозящую работу лобной коры). Неудивительно, что игорный бизнес приносит прибыль.

Женщина гораздо меньше озабочена внешностью мужчины — ее больше интересуют его действия и образ мышления. Она скорее оценивает способность мужчины заботиться о ней и ее потомстве.

Поймать успешного мужчину — в любой культуре — гораздо важнее, чем заполучить красавца.

Как всегда, красота — понятие относительное.

Чувства притяжения, желания, возбуждения и оргазма усиливаются сложным взаимодействием нейромедиаторов, гормонов и других субстанций, которые подкрепляют захватывающее ощущение влюбленности.

Роль тестостерона и эстрогена в сексуальном влечении была открыта в 1920-х годах. С того времени в наших представлениях о роли химических веществ в переживаниях любовных страстей произошла поэтапная эволюция.

Тут можно вспомнить:

  • неоднозначные работы Альфреда Кинсли в 1940-е годы;
  • затем первые публикации о стадиях развития влечения в человеческой сексуальности;
  • наконец, увлечение препаратами типа виагры (вызывающей прилив крови к гениталиям и тем самым стимулирующей возбуждение) и типа андрогеля (тестостероновый гель, наносимый на кожу, предназначен для людей с низкими уровнями тестостерона).
 

Гормоны — это вещества, производимые в организме. Они оказывают специфический эффект на работу определенных органов тела. Главные половые гормоны можно разделить на андрогены и эстрогены.

Оба класса гормонов присутствуют и у мужчин, и у женщин, но в разных пропорциях:

  • организм мужчины производит 6-8 мг тестостерона (мужской половой гормон) в день,
  • организм женщины — 0,5 мг тестостерона.
 

Эстрогены же вырабатываются у женщин в большем количестве, чем у представителей сильного пола.

Андрогены: Тестостерон

Андрогены — это так называемые мужские половые гормоны. Среди них основным является тестостерон. Его в большом количестве производят семенники и железы надпочечников мужчин.

  Однако и у женщин яичники и кора надпочечников в небольшом количестве продуцируют тестостерон.

Именно андрогены запускают формирование яичек и пениса у плода мужского пола.

Они также регулируют процесс полового созревания мальчика, отвечают за формирование вторичных мужских половых признаков: распределение волос на лице, теле и в паху, огрубление голоса, развитие мышц, форм тела и особенности подкожной жировой клетчатки.

И после подросткового возраста тестостерон играет важную роль в сексуальной жизни. Недостаток этого гормона может привести к затуханию сексуального желания. Ведь именно тестостерон ведает сексуальным аппетитом и у мужчин, и у женщин.

Кроме того, у мужчин с дефицитом тестостерона возникают трудности с эрекцией или ее поддержанием.

С возрастом уровень тестостерона снижается. Помимо этого, множество мужчин страдают от недостатка тестостерона (это состояние известно как гипогонадизм).

К сожалению, они далеко не всегда обращаются за помощью к врачу. Одни — потому что думают, что это нормальное явление. Другие стесняются признаться в наличии столь щепетильной проблемы. Часто именно любящая женщина побуждает мужчину обратиться за помощью.

У женщин репродуктивного возраста количество тестостерона увеличивается перед овуляцией, из-за чего их сексуальность повышается, как раз когда они наиболее фертильны (способны к зачатию).

Многие врачи считают, что противозачаточные таблетки подавляют у женщин либидо потому, что вмешиваются в гормональный цикл тестостерона и эстрогена.

Помимо всего прочего, низкий уровень тестостерона связывают с болезнью Альцгеймера и другими расстройствами памяти, болезнями сердца и снижением плотности костей.

Если у вас снижено сексуальное влечение и имеются проблемы с памятью, проверьте свой тестостерон.

 

Эстрогены

 

Эстрогены — половые гормоны, производимые прежде всего женскими яичниками. Эстрогены регулируют развитие женских половых органов, а также рост молочных желез и волос в паху — вторичных женских половых признаков. Эстрогены регулируют менструальный цикл, они крайне важны для поддержания здоровья слизистой оболочки влагалища и его эластичности, а также для производства влагалищной смазки. Они помогают сохранить структуру и функцию женских молочных желез.

Практика показывает: когда для улучшения сексуального желания женщина принимает эстроген и тестостерон по отдельности, лечение действует не так эффективно, чем в тех случаях, когда оба гормона принимают вместе. Отсюда можно сделать вывод, что эстроген и тестостерон синергично помогают повысить либидо.

Как у мужчин, так и у женщин эстроген (небольшие количества) дополнительно производится в мозге. Роль эстрогена в организме мужчины пока еще до конца не изучена, но предполагается, что этот гормон очень важен и для полноценности мужского либидо. Правда, слишком высокий уровень эстрогенов у мужчин может привести к снижению полового влечения, вызвать эректильную дисфункцию, увеличение молочных желез и потерю волос на теле.

К сожалению, мы каждый день подвергаемся воздействию так называемых ксенэстрогенов — таких веществ, как пестициды, которые по строению похожи на эстрогены и связываются теми же рецепторами. А в мясе кур и коров может находиться много гормонов от инъекций, которыми животных прокалывали, чтобы увеличить их вес перед забоем. Если есть возможность выбора, покупайте органическую курятину и говядину.

 

Окись азота

 

Окись азота — вещество, вырабатываемое в гениталиях при возбуждении, что вызывает расширение сосудов и прилив крови к половым органам, особенно к пенису. Препараты вроде виагры и сиалиса стимулируют выработку окиси азота. Эти препараты хорошо работают на мужчинах, а вот результаты исследований на женщинах далеко не убедительны.

Кроме того, эти лекарства следует с осторожностью использовать людям с проблемами артериального давления и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

 

Феромоны

 

Замечали ли вы когда-нибудь, что запах одних людей притягивает вас, а других — почти отталкивает. Секрет заключен в феромонах, пахучих гормонах, секретируемых потовыми железами под мышками для привлечения противоположного пола.

В 1991 году исследовательская группа из Гарвардского университета доказала существование «шестого чувства».

Еще не до конца изучено, как именно работают эти гормоны, но ясно, что они влияют на брачные симпатии людей, чувства привязанности и проявление заботы о потомстве.

Другой интересный факт: у женщин, которые живут бок о бок в университетских общежитиях или проводят вместе много времени, синхронизируются менструальные циклы. Считается, что за этот феномен тоже отвечают феромоны.

В первобытные времена запах был очень значимым средством коммуникации, и, как оказалось, он до сих пор важен для отношений между людьми и во многом определяет, кто кажется нам сексуально привлекательным.

Невропатолог Алан Хирш считает, что индивидуальный запах человека сильно влияет на его притягательность для потенциального партнера.

«Когда вы хорошо пахнете, я хочу, чтобы вы были ближе. Если вы пахнете плохо — я хочу, чтобы вы ушли. Наш нос — настоящий орган сексуальности».

Хирш утверждает, что следует говорить не «Я влюбился с первого взгляда», а «Я влюбился с первого вдоха».

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.lyubi.ru/psy132.2.php

Почему так трудно выносить недовольство своего ребенка

Поделиться



Иногда у меня в терапии появляются люди, которые могут ввести в заблуждение своим внешним видом – они веселы, шутливы, и легки. Кажется, будто им совсем не нужна помощь.

Я присматриваюсь, и, в подходящий момент спрашиваю, действительно ли так весело человеку, как он это демонстрирует? Очень часто выясняется, что веселость – это привычка быть «позитивным», и не менее часто оказывается, что привычка появилась в детстве, когда родители совершенно не хотели встречаться с недовольством своего ребенка: «Чем ты можешь быть недоволен? У тебя же все хорошо».





Мои клиенты-родители тоже нередко поднимают эту тему: «Он (мой ребенок) сопротивляется/недоволен/ орет дурниной, и меня это раздражает. Я столько для него делаю, у меня не было и половины того, что есть у него, а он все равно не выражает благодарности».

Я вспоминаю свой опыт материнства, вспоминаю моменты, когда переживала недовольство своих детей по разным поводам – когда они протестовали против моих решений, или им не нравились подарки, которые я дарила, или что-то в семейных путешествиях, и помню, как это тяжело было выносить.

Тяжело – потому что до определенного времени неотзывчивость моего ребенка на мои действия для меня означала намного больше, чем просто эмоциональный отклик.

Иногда я чувствовала себя плохой матерью – когда мои дети злились на меня; иногда я ранилась от «неблагодарности», в то время как ждала высокой оценки за свои усилия.

Мне бывало ужасно обидно в тот момент, когда я ждала от них (как позже понимала) чего-то взрослого: взрослых реакций «понимания» меня, или даже защиты, и даже опоры для меня.

Очень похожие случаи «приносят» сейчас мои клиенты-родители: им кажется, что они предъявляют своим детям совершенно «справедливые» требования, не замечая, что «вкладывают» в них (требования) собственное детское ожидание от своего родителя.

  • Один папа ждал от своего сына «держания своего слова» в навязанных ребенку договорах, а по сути, ждал уважения своих нужд от своей матери, которого не дождался.
 

  • Одна мама ранилась о плохое настроение сына, в тот момент, когда надеялась поговорить с ним по душам – точно так же, как ей было больно рядом со своей матерью, не выходившей из образа учительницы, и близости с которой никогда не было.
 

  • Еще одна мама почти возненавидела свою дочь за то, что ей «предоставили все возможности учиться, а она наплевала на усилия матери, не закончив институт». Очевидно, что ненависть имела то же происхождение, что и в первых двух случаях – сама женщина хлебнула пренебрежения от собственной матери, и не могла смириться с тем, что ее дочь может не оценить по достоинству ее усилия … по обеспечению того, что ей самой было столь важно.




Недовольство, злость, сопротивление детей попадают родителям в очень уязвимые места – в собственные дефициты и уязвимости. Однако дети не виновны в появлении этих уязвимостей и дефицитов, и, стало быть, не могут нести ответственность за них.

Недовольство, злость и сопротивление детей зачастую – это попытка обозначить свои границы, показать, что у них могут быть другие нужды и другие – пусть еще детские, незрелые, ценности.

Видимо, потребуется немало усилий, чтобы признать, что некоторые вспышки злости детей могут быть спровоцированы неоправданными ожиданиями от них самих родителей. Ни один ребенок не может заменить родителю его родителя – у него в принципе не может быть такого опыта, чтобы уметь поддерживать, как зрелый человек. Ребенок может подыграть ожиданию, сымитировать заботу или поддержку, или «держание слова», или же будет сопротивляться.

Вторая стратегия, на мой взгляд, здоровее первой, ибо направлена на защиту своих границ, но, увы, не слишком хороша для жизни… Жизненная мотивация может так и остаться на уровне «делать вопреки родителю», а не «делать нужное для себя».

Иногда появление «нехороших» чувств связано с нарушением границ ребенка. Девушка, бросившая институт, так и не смогла объяснить маме, почему она не хотела учиться на юриста, хоть и много злилась на нее. 

А, например, мой старший сын несколько раз раздражался на меня за то, что у меня есть привычка повторять сказанное несколько раз. А ему это не нужно, ибо он «понял с первого раза».

Иногда чувства детей вообще не касаются родителей, а могут быть принесены из другой жизни (из школы, например). Однако, как было описано выше, маме, раненой в отношениях со своей мамой, достаточно одного только нахмуренного взгляда своего ребенка – и… контакт уже потерян.

Также придется потрудиться над присвоением идеи, что ребенок – живой человек, и ему может что-то не нравиться – вообще, или в данный момент времени.

Если ребенку запрещают быть недовольным под предлогом: «У тебя нет для этого причины», ему заготавливают опасную ловушку. Так у него могут отнять право на то, что не нравится, не подходит, и лишить права на границы.

А значит, во взрослой жизни он не сможет опираться на эту данность, игнорируя дискомфорт, неудобства и даже насилие по отношению к себе.опубликовано 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/veronika.hlebova.9/posts/10207953104001488

Люди, которые не могут сказать «нет», превращают свою жизнь в полный бардак

Поделиться



— Как ты себя чувствуешь в целом?
— Я думаю, мне нравится сближаться с людьми, но я всегда боюсь, что меня отвергнут. И всё же мне удалось сблизиться с людьми как никогда раньше.

Ты сможешь сблизиться ещё больше. Вначале тебе нужно понять, что когда тебя кто-то отвергает, на самом деле, он не отвергает тебя, а просто говорит, что он тебе не подходит.

Возможно, ты ему даже нравишься, но энергии почему-то не подходят друг другу.





Так что непринятие не является личным — как, впрочем, и принятие — в своей основе это энергетическое явление.

Если в тебя кто-то влюбляется и полностью тебя принимает, это не значит, что он принимает тебя, или что ты принимаешь его.

Это лишь означает, что на более глубоком уровне встречаются две энергии, а вы служите посредниками.

Иногда энергии не подходят друг другу, и с этим ничего не поделаешь, их невозможно заставить сойтись. Но нас с детства учили, что непринятие — это нечто личное, так же, как и принятие, а это всего лишь энергетические явления.

Так что не бойся непринятия. Иначе как же ты сможешь сближаться?

Сближайся, это стоит риска быть отвергнутой.





И хорошо, если человек может просто сказать, что он не хочет углублять отношения с тобой, потому что если он примет тебя, но при этом глубоко в душе у него не будет чувства близости с тобой, это опасно. Рано или поздно вы начнёте ссориться и разрушать друг друга.

Поэтомуговори, если тебе не хочется с кем-то сближаться, но не причиняй ему боль. Всегда будь честной, потому что некоторые люди, которые не могут сказать «нет», которые боятся причинить другому боль, превращают свою жизнь в полный бардак. Постепенно они совершенно забывают, как определять, кто им подходит. опубликовано 

 

© Ошо

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sobiratelzvezd.ru/ne-bojsya-neprinyatiya/

Что делать родителям с подростками, которые ничего не хотят

Поделиться



Катерина Демина — психолог-консультант, специалист по детской психологии написала отличную статью, в которой отвечает на этот, пожалуй сейчас самый наболевший вопрос родителей.

Букв, конечно, много — однако считаем, что прочитать и проникнуться хорошо бы всем родителям подростков.

 

Почему он ничего не хочет?
 

Это явление набрало силу в последние лет семь.Выросло целое поколение молодых людей, которые «ничего не хотят». Ни денег, ни карьеры, ни личной жизни. Они просиживают сутками за компьютерами, их не интересуют девушки (разве совсем чуть-чуть, чтобы не напрягаться).



Они вообще не собираются работать. Как правило, их удовлетворяет та жизнь, которая уже есть — родительская квартира, немножко денег на сигареты, пиво. Не больше. Что с ними не так?

Сашу привела на консультацию мама. Отличный 15-летний парень, мечта любой девочки: спортивный, язык подвешен, не хамит, глаза живые, словарный запас не как у Эллочки-людоедки, играет в теннис и на гитаре. Основная жалоба мамы, просто вопль измученной души: «Ну почему он ничего не хочет?»

Подробности истории

Что значит «ничего», интересуюсь я. Совсем ничего? Или все же есть, спать, гулять, играть, смотреть кино он хочет?

Оказывается, Саша не хочет ничего делать из списка «нормальных» дел для подростка. То есть:

1. Учиться;

2. Работать;

3. Ходить на курсы

4. Встречаться с девушками;

5. Помогать маме по хозяйству;

6. И даже ездить с мамой в отпуск.

Мама в тоске и отчаянии. Вырос здоровенный мужик, а проку от него — как от козла молока. Мама всю жизнь для него, все только для его блага, себе во всем отказывала, бралась за любую работу, на кружки водила, на секции дорогостоящие возила, в языковые лагеря за границу отправляла — а он сначала спит до обеда, потом включает компьютер и до ночи в игрушки гоняет. А она-то надеялась, что он вырастет, и ей станет полегче.

Я продолжаю спрашивать. Из кого состоит семья? Кто в ней зарабатывает деньги? Какие у кого функции?

Оказывается, Сашина мама давно одна, развелась, когда ему было пять лет, «отец был такой же точно лежебока, может, это генетически передается?». Она работает, много работает, ведь ей приходится содержать троих (себя, бабушку и Сашу), домой приходит к ночи, уставшая смертельно.

Дом держится на бабушке, она и хозяйством занимается, и за Сашей следит. Только вот беда — Саша совсем от рук отбился, бабушку не слушается, даже не огрызается, просто пропускает мимо ушей.

Он ходит в школу, когда хочет, когда не хочет — не ходит. Ему грозит армия, но, похоже, его это ни капли не волнует. Он не прилагает ни малейших усилий, чтобы учиться хоть немного лучше, хотя все учителя в один голос твердят, что голова у него золотая и способности есть.

Школа из элитных, государственная, с историей. Но чтобы в ней удерживаться, приходится брать репетиторов по основным предметам. И все равно двойки в четверти, могут и исключить.

По дому не делает ничего, совсем, даже чашку за собой не помоет, бабушка с палкой вынуждена таскать тяжеленные сумки с продуктами из магазина, а потом ему на подносике еду к компьютеру носит.

«Ну что с ним такое? — уже чуть не плачет мама. — Я же всю жизнь ему отдала.»
 

Мальчик

 

В следующий раз я вижу Сашу одного. И правда, хороший мальчик, симпатичный, модно и дорого одет, но не вызывающе. Какой-то слишком хороший. Какой-то он неживой. Картинка в журнале для девочек, гламурный принц, хоть бы прыщ где-нибудь был, что ли.

Со мной держится дружелюбно, вежливо, всем своим видом демонстрирует открытость и готовность сотрудничать. Тьфу, я чувствую себя персонажем американского сериала для подростков: главный герой на приеме у психоаналитика. Хочется сказать что-нибудь матом. Ладно, вспомним, кто тут профи.

Вы не поверите, он практически слово в слово воспроизводит мамин текст. 15-летний парень говорит, как школьная училка: «Я ленивый. Моя лень мешает мне добиваться целей. И еще я очень несобранный, могу в одну точку уставиться и сидеть так час».

А сам-то чего хочешь?

Да ничего особенного не хочет. В школе скучно, уроки дурацкие, хотя учителя классные, самые лучшие. Друзей близких нет, девушки тоже нет. Планов нет.

То есть он не собирается осчастливить человечество любым из 1539 способов, известных цивилизации, он не планирует стать мегазвездой, ему не нужно богатство, карьерный рост и достижения. Ему вообще ничего не нужно. Спасибо, у нас все есть.

Потихоньку начинает вырисовываться картина, не скажу, чтобы очень неожиданная для меня.

Примерно с трех лет Саша занимался. Сначала подготовкой к школе, плаванием и английским языком. Потом пошел в школу — добавился конный спорт.

Сейчас, кроме учебы в математическом лицее, он ходит на курсы английского при МГИМО, на две спортивные секции и к репетитору. Во дворе не гуляет, телик не смотрит — некогда. В компьютер, на который так жалуется мама, играет только в каникулы, да и то не каждый день.

Почему он ничего не хочет?

Формально все эти занятия были добровольно выбраны Сашей. Но когда я спрашиваю, чем бы он хотел заниматься, если бы не надо было учиться, он говорит «играть на гитаре». (Варианты, услышанные от других респондентов: играть в футбол, играть на компе, ничего не делать, просто гулять). Играть. Запомним этот ответ и двинемся дальше.

Что с ним такое

Знаете, у меня таких клиентов бывает в неделю человека по три. Практически каждое обращение по поводу мальчика в возрасте от 13 до 19 лет именно про это: ничего не хочет.

В каждом таком случае я вижу одну и ту же картину: активная, энергичная, амбициозная мама, отсутствующий папа, дома или бабушка, или няни-домработницы. Чаще все-таки бабушка.

Семейная система искажена: мама занимает роль мужчины в доме. Она кормилец, она же принимает все решения, контактирует с внешним миром, защищает, если нужно. Но дома ее нет, она в полях и на охоте.

Огонь в очаге поддерживает бабушка, только у нее нет рычагов власти по отношению к их «общему» ребенку, он может и не послушаться, и нагрубить. Если бы это были мама с папой, папа пришел бы вечером с работы, мама бы ему пожаловалась на неподобающее поведение сына, папа бы ему накостылял — и вся любовь. А тут пожаловаться можно, а накостылять некому.

Мама старается дать сыну все-все: самые модные развлечения, самые нужные развивалки, любые подарки и покупки. А сын не счастлив. И снова и снова звучит этот припев: «ничего не хочет».

А у меня через некоторое время начинает просто чесаться внутри вопрос:«А когда ему хотеть-то? Если за него уже давно мама все отхотела, отмечтала, распланировала и сделала».

Вот когда малыш пяти лет сидит дома один, катает по ковру машинку, играет, рычит, жужжит, строит мосты и крепости — в этот момент у него начинают зарождаться и вызревать желания, сначала смутные и неосознанные, постепенно формирующиеся в нечто конкретное: хочу большую пожарную машину с человечками. Потом он ждет с работы маму или папу, высказывает свое желание и получает ответ. Обычно: «Потерпи до Нового года (дня рождения, получки)».

И приходится ждать, терпеть, мечтать об этой машине перед сном, предвкушать счастье обладания, представлять себе ее (пока еще машину) во всех деталях. Таким образом ребенок учится контактировать со своим внутренним миром в части желаний.

А как было у Саши (и у всех других Саш, с которыми я имею дело)? Захотел — написал маме эсэмэску, отправил — мама заказала через Интернет — вечером привезли.

Или наоборот: зачем тебе эта машина, у тебя уроки не сделаны, ты прочел две страницы логопедического букваря? Раз — и оборвали начало сказки. Все. Мечтать больше не получается.

У этих мальчиков и правда все есть: новейшие смартфоны, распоследние модели джинсов, поездки на море четыре раза в год. А вот возможности просто пинать балду у них нет. Между тем скука — самое что ни на есть творческое состояние души, без нее невозможно придумать себе занятие.

Дитятко должно соскучиться и затосковать, чтобы появилась потребность двигаться и действовать. А он лишен даже самого элементарного права решать, ехать ему на Мальдивы или нет. Мама уже все за него решила.



Что говорят родители

Сначала я в течение довольно длительного времени слушаю родителей. Их претензии, разочарования, обиды, догадки. Начинается всегда с жалоб вроде «мы для него все, а он в ответ — ничего».

Перечисление того, что именно «для него все», впечатляет. О некоторых вещах я узнаю впервые. Мне, например, и в голову не приходило, что 15-летнего мальчика можно водить в школу за ручку. И до сих пор считала, что предел — это третий класс. Ну четвертый, для девочек.

Но оказывается, что тревоги и страхи мам толкают их на странные поступки. А вдруг на него нападут плохие мальчишки? И научат его плохому (курить, ругаться плохими словами, врать родителям; слово «наркотики» чаще всего не произносится, потому что очень страшно).

Часто звучит такой довод, как «Вы же понимаете, в какое время мы живем». Если честно — не очень понимаю. Мне кажется, времена всегда примерно одинаковые, ну, кроме совсем уж тяжелых, например, когда война идет прямо в вашем городе.

В мое время ходить девочке 11 лет одной через пустырь было смертельно опасно. Так мы и не ходили. Мы знали, что не надо туда ходить, и соблюдали правила. И маньяки сексуальные были, и в подъездах иногда грабили.

А вот чего не было — это свободной прессы. Поэтому криминальную сводку люди узнавали от знакомых знакомых, по принципу «одна бабка сказала». И, пройдя через множество ртов, информация становилась менее пугающей и более размытой. Типа похищения человека инопланетянами. Все слышали, что такое бывает, но никто не видел.

Когда же это показывают по телевизору, с подробностями, крупным планом, это становится той реальностью, которая здесь, рядом, в твоем доме. Ты видишь это своими глазами — а ведь признайтесь, большинство из нас ни разу в жизни не видели сами жертву разбойного нападения?

Человеческая психика не приспособлена к ежедневному наблюдению смерти, особенно насильственной. Это наносит сильную травму, а защищаться от нее современный человек не умеет. Поэтому, с одной стороны, мы вроде бы более циничны, а с другой — не отпускаем детей гулять на улицу. Потому что опасно.

Чаще всего такие беспомощные и вялые дети вырастают у тех родителей, которые с раннего детства были самостоятельными. Слишком взрослые, слишком ответственные, слишком рано предоставленные сами себе.

С первого класса приходили домой сами, ключ на ленточке на шее, уроки — сами, поесть разогреть — сами, в лучшем случае родители вечером спросят: «А что у тебя с уроками?». На все лето или в лагерь, или к бабушке в деревню, где тоже особо некому было следить.

А потом эти дети выросли, и случилась перестройка. Полная смена всего: жизненного уклада, ценностей, ориентиров. Есть от чего занервничать. Но поколение адаптировалось, выжило, даже стало успешным. Вытесненная и старательно не замечаемая тревога осталась. И теперь вся в полном объеме обрушилась на голову единственного чада.

А обвинения чаду предъявляются серьезные. Родители напрочь отказываются признавать свой вклад в его (чада) развитие, они только горько сетуют: «Вот я в его годы…».

«Я в его годы уже твердо знал, чего хочу от жизни, а он в 10-м классе только игрушками интересуется. Я с третьего класса сама уроки делала, а он в восьмом не может за стол усесться, пока за руку не подведешь. Мои родители даже не знали, какая у нас программа по математике, а мне сейчас приходится каждый пример с ним решать»

Все это произносится с трагической интонацией «Куда катится этот мир?». Как будто дети должны повторять жизненный путь родителей.

В этот момент я начинаю спрашивать,а какого именно поведения они хотели бы от своего ребенка.

Получается довольно забавный список, вроде как портрет идеального мужчины:

1. Чтобы делал все сам.

2. Чтобы беспрекословно слушался.

3. Проявлял инициативу.

4. Занимался в тех кружках, которые пригодятся потом в жизни.

5. Был чутким и заботливым и не был эгоистом.

6. Был более напористым и пробивным.

На последних пунктах мне уже грустно. Но и маме, которая составляет список, тоже грустно: она заметила противоречие. «Я хочу невозможного?» — печально спрашивает она.

Да, как ни жаль. Или пенье, или танцы. Или у вас послушный, на все согласный отличник-ботаник, или энергичный, инициативный, пробивной троечник. Или он вам сочувствует и поддерживает, или молча кивает и идет мимо вас к своей цели.

Откуда-то взялась идея, что, правильно занимаясь с ребенком, можно каким-то волшебным образом защитить его от всех грядущих бед. Как я уже говорила, польза от многочисленных развивающих занятий весьма относительная.

Ребенок пропускает действительно важный этап в развитии: игры и отношения со сверстниками.

  • Мальчики не учатся сами придумывать себе игру, занятие, не открывают новые территории (ведь там опасно), не дерутся, не умеют собирать вокруг себя команду.
 

  • Девочки ничего не знают о «женском круге», хотя с творчеством у них немного лучше обстоят дела: все же девочек чаще отдают в разные рукодельные кружки, да и «забить» потребность в социальном общении у девочек труднее.
Кроме детской психологии я по старой памяти занимаюсь еще и русским языком и литературой со школьниками. Так вот в погоне за иностранными языками родители совершенно упустили родной русский язык.

Словарный запас у современных подростков как у Эллочки-Людоедки — в пределах сотни. Зато гордо заявляется: ребенок изучает три иностранных языка, включая китайский, и все с носителями языка.

А пословицы дети понимают буквально («Без труда не выловить и рыбку из пруда» — это о чем?» — «Это про рыбалку»), словообразовательный разбор делать не могут, сложные переживания пытаются объяснять на пальцах. Потому что язык воспринимается в общении и из книг. А не во время уроков и спортивных занятий.



Что говорят дети

«Меня никто не слушает. Я хочу ходить из школы домой с друзьями, а не с няней (шофером, сопровождением). У меня нет времени, чтобы смотреть телевизор, нет времени играть на компе.

Я ни разу не был в кино с друзьями, только с родителями и их знакомыми. Меня не пускают в гости к ребятам, и ко мне никому нельзя. Мама проверяет мой портфель, карманы, телефон. Если я задерживаюсь в школе хотя бы на пять минут, мама сразу звонит».

Это текст не первоклассника. Это ученики 9-го класса говорят.

Смотрите, жалобы можно разделить на две категории:

  • нарушение границ («проверяет портфель, не дает надеть то, что я хочу»)
  • и, условно говоря, насилие над личностью («ничего нельзя»).
 

Такое впечатление, что родители не заметили, что их дети уже выросли из памперсов.

Можно, хотя и вредно, проверять карманы у первоклашки — хотя бы для того, чтобы не постирать эти штаны вместе со жвачкой. Но к 14-летнему человеку хорошо бы уже входить в комнату со стуком. Не с формальным стуком — постучал и вошел, не дожидаясь ответа, а уважая его право на личную жизнь.

Критика прически, напоминание «Иди помойся, а то от тебя плохо пахнет», требование надеть теплую куртку — все это сигнализирует подростку: «Ты еще маленький, у тебя нет права голоса, мы сами за тебя все решим». Хотя мы всего-то хотели уберечь его от простуды. И он действительно плохо пахнет.

Не могу поверить, что остались еще такие родители, которые не слышали: для подростка важнейшая часть жизни — общение со сверстниками. Но это означает, что ребенок выходит из-под родительского контроля, родители перестают быть истиной в последней инстанции.

Творческая энергия ребенка блокируется таким образом. Ведь если ему запрещено хотеть того, что ему действительно нужно, он отказывается от желаний вообще. Подумайте, как это страшно — ничего не хотеть. А зачем? Все равно не разрешат, запретят, объяснят, что это вредно и опасно, «иди лучше уроки делай».

Наш мир далеко не идеален, он в самом деле небезопасен, в нем существует зло и хаос. Но мы как-то живем в нем. Позволяем себе любить (хотя вот уж это — авантюра с непредсказуемым сюжетом), меняем работу и жилье, переживаем кризисы внутри и снаружи. Почему же вы не позволяете своим детям жить?

У меня есть подозрение, что в тех семьях, где возникают подобные проблемы с детьми, родители не чувствуют своей безопасности. Их жизнь слишком напряженная, уровень стресса превышает адаптационные возможности организма. И так хочется, чтобы хотя бы деточка жила в покое и гармонии.

А деточка не хочет покоя. Ей нужны бури, свершения и подвиги. В противном случае чадо ложится на диван, отказывается от всего и перестает радовать глаз.

Что делать

Как всегда: обсуждать, составлять план, придерживаться его.

Для начала вспомните, чего просил ваш ребенок раньше, а потом перестал. Я совершенно уверена, что часовая ежедневная «абсолютно бесполезная» прогулка с друзьями — необходимое условие для психического здоровья подростка.

Вы удивитесь, но бессмысленное «балдение в ящик» (просмотр музыкальных и развлекательных каналов) нужно для наших детей тоже. Они входят в подобие транса, медитативное состояние, во время которого узнают нечто о себе. Не об артистах, звездах и шоу-бизнесе. О себе.

То же самое можно сказать о компьютерных играх, социальных сетях, телефонных разговорах. Это страшно бесит, но надо пережить. Можно и нужно ограничивать, вводить какие-то рамки и правила, но тотально запрещать внутреннюю жизнь ребенка — преступно и недальновидно.

Не выучит этот урок сейчас — накроет потом: кризисом среднего возраста, моральным выгоранием в 35, нежеланием принимать на себя ответственность за семью и т. д.

Потому что недоиграл. Недослонялся бесцельно по улицам. Не посмотрел вовремя все тупые комедии, не поржал над Бивисом и Баттхедом.

Я знаю одного мальчика, который доводил родителей до белого каления тем, что часами валялся в своей комнате и стучал теннисным мячиком в стену. Тихонько, не сильно. Их раздражал не стук, а то, что он ничего не делает. Сейчас ему 30, он вполне справный мужик, женат, работает, активен. Ему нужно было в 15 лет побыть в своей скорлупе.

С другой стороны, как правило, эти дети катастрофически недогружены жизнью. Все, что они делают — учатся. Не ходят в магазин за продуктами для всей семьи, не моют пол, не чинят электроприборы.

 

Также интересно: Письмо, которое Ваш подросток не может Вам написать  

Правила жизни с подростком: обязательно к прочтению всем родителям

Поэтому я давала бы им больше свободы внутри и ограничивала снаружи. То есть ты сам решаешь, во что ты оденешься и чем будешь заниматься кроме учебы, но при этом — вот список домашних дел, приступай.

Кстати, мальчики отлично готовят. И гладить умеют. А тяжести таскают как.опубликовано 

 

Автор: Катерина Демина

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: socialego.mediasole.ru/chto_delat_roditelyam_s_podrostkami_kotorye_nichego_ne_hotyat