БЫВАЕТ ЛИ КРИТИКА КОНСТРУКТИВНОЙ?

Поделиться





Почему так развита критика?

Потому что мы с самого раннего детства привыкаем, что мы не совершенны, и нужно совершенствовать себя, чтобы достичь некоего идеала.

Нам постоянно показывают эти «идеалы». Это девочка, которая лучше других учится, это успешный бизнесмен, это женщина, ухаживающая за своей красотой.

И все бы хорошо, если бы не подмена понятий. Критика не стимулирует нас становиться лучше. Она заставляет чувствовать себя плохо, ничтожно и недостойно.

Для защиты самоуважения начинают формироваться токсичные процессы в психике. Одна часть человека нападает на другую, «несовершенную» его часть. Несовершенная часть страдает и сопротивляется. Повлиять на это нельзя, потому что это психика, там не удастся рулить руками. Но вот заметить последствия психологических травм вполне можно.

Но… все это так привычно — считать, что только поругав себя или ребенка, можно получить желательные изменения.

Привычное, тем не менее, оказывается в корне неверным и токсичным.

Необходимо сохранить достоинство и самоуважение человека. Это можно достичь принятием.

Когда мы научимся принимать себя, считая себя достойными просто по факту рождения, мы научимся ставить задачи, если хотим что-то реализовать. И эти задачи не будут включать токсичную внутреннюю цепочку: сравнения себя с кем-то, нападки на себя, защиты от нападок… В конечном итоге не остается сил ни на какие достижения. Все силы ушли на сравнения и защиты от них.

Итак, бывает ли критика конструктивной? Я бы ставила по-другому вопрос: а когда она бывает уместной?

Очевидно, что оценка и критика уместны там, где учатся. Вы чему-то учитесь, и вас обучают мастерству, тренируя и оттачивая ваши навыки. Это институты для взрослых. Не для детей.

Дети очень чувствительны к оценке и обесцениванию. Они не могут защититься от сравнений, унижений и критики. Их самоощущение себя деформируется. Они учатся токсичному обращению с собой и с близкими людьми.

Школе хорошо бы избавиться от оценок. Школа немалый вклад вносит в общих фон токсичности между людьми. Как я уже сказала, там мы учимся тому, что оценивать личность — это нормально и правильно. Но это не так.

По-хорошему, учитель — это тот, кто терпеливо и щедро выращивает и поощряет нужные для жизни навыки, избегая при этом критики.

А в отношениях между людьми это яд, который портит нам жизнь. Посудите сами. Что вы чувствуете, когда вас критикуют?

Какая существует альтернатива? Да просто говорим о себе — сообщая, что нам нравится, а что не подходит. Что нам важно, а что нет. Этот живой, человеческий вклад в отношения способствует тому, что возникает и укрепляется доверие. Критика разрушает отношения, делая их формальными и обременительными для участников этих отношений.

Самые нужные слова

Поделиться



Нужда – это тяжкое слово. Многие из нас думают, что нуждаться – это стыдно. Нуждаться — значит зависеть от того, кто нужду может удовлетворить.

Нужду часто отрицают, не признают. Для многих признать себя нуждающимся, зависимым, означает погрузиться в ужас беспомощности, кошмар бессилия, потерять контроль, не справиться, опозориться…

Между тем от того, насколько естественно для нас признавать свою нужду, согласиться с тем что она есть, зависит качество жизни:  тратим ли мы ее на то чтобы защититься от последствий ее непризнания  навязчивыми способами устанавливая свой контроль, или же, согласившись ее уважать, стремимся к более экологичным способам обращения с собой и с миром… 

Когда-то нужно было услышать… очень важные слова. Когда-то нужно было их услышать, чтобы поверить, что жить в этом мире не так страшно.





Услышать и впитать, принять в себя навечно. Чтоб каждая клетка помнила, чтоб в трудные моменты… можно было вспомнить.

Вспомнить и опереться на эти слова:

«Ты важен. Все, что с тобой происходит – важно… Ты – значим.»
«Ты можешь… Не сразу, не без ошибок, но – можешь…»


Эти важные слова становятся убеждениями, а потом – опорой. Такой опорой, которая помогает выдержать жизненные испытания, помогает остаться собой.

Они звучат разными нюансами и оттенками, они могут строиться по-разному, в зависимости от того, как складывалась история каждого конкретного человека,но они об одном.

***

Ей очень жалко бездомных животных… Она заходится в рыданиях, будучи не в силах унять поток слез…
— Почему ты их жалеешь?
— Они такие несчастные… Брошенные, одинокие, никому не нужные. Их предали, бросили, когда они верили, доверяли, были открыты…Они бесправные и беззащитные…
— Тебе кажется, что они страдают?
— Да, конечно! Они страдают.
-А это связано как-то с тобой? Ты испытываешь похожие чувства?

***
Бывает, нужда находит те немногие средства-дороги, которые остаются доступными. Кто-то плачет, глядя на бездомных животных, у кого-то сжимается сердце при виде детдомовских детей; У иного душа разрывается на части после увиденного фильма…

Бывает, только так собственная нужда может напомнить о себе, ибо напрямую доступ к ней закрыт, дороги завалены, заминированы. Уязвимость становится символом слабости и позора.

Между тем, уязвимость имеет прямое отношение к нашей детской части, которую зачастую приходится ампутировать вследствие отсутствия ресурсов, вследствие отсутствия веры, вследствие отсутствия опоры…

***

Я спрашиваю:

-«Каких слов тебе не хватило тогда?  Что тебе было важно услышать, чтобы остаться в ощущении ценной, значимой?»
-«Я не знаю…»

Вот что случилось:

Она пришла с какой-то своей детской гордостью, она даже не помнит – что это было; осталось только ощущение: ощущение прерванного полета, ощущение надежды, опрокинутой навзничь, ощущение боли в самой своей открытости и доверчивости.

Она пришла к своим воспитателям в надежде быть принятой в своем детском творчестве, в своем детском изумлении и восторге, и то, что она услышала, а потом слышала еще не раз, похоронило ее надежды на свою способность вносить в этот мир что-то свое.

«Ничего не выйдет. Ты такая как все. Это никуда не годится. Это ерунда, главное – учиться…»

Она поныне остается с этим приговором, в жизни, написанной по сценарию «на грани выживания»  плюс полное бессилие что-либо в ней изменить.

Теперь «воспитатель» внутри, он старательно подрубает крылья,  а «ребенок» по-прежнему не имеет сил взлететь.




 

***

«Что ты хотела услышать тогда? Каких слов тебе не хватило?»
«Не знаю»
Быть может: 
Как ты интересно все придумала?
Или
«Какая же ты у нас творческая (способная, придумчивая?)»
Или же
«Мне нравится?»

Она начинает плакать…

***

Этих слов не хватает сейчас внутри, эти слова необходимо присвоить, взять, сделать своими, позволить себе повторять их, слышать, верить им.

Непризнанная нужда внутреннего ребенка никогда не исчезает. Чем тщательней она запрятана, тем яростней она будет искать обходные пути, и лишенец сам будет стремиться спасать других, или же контролировать их, станет заботливым, гипер-опекающим для других,
но продолжит сам страдать от голода.

Только страдание будет напоминать о том, что все еще творится несправедливость по отношению к самому себе, что ты все еще лишаешь себя самых важных слов, продолжая слушать разрушительные для себя голоса внутренних родителей, лишающих тебя прав и достоинств, настаивающих на твоей плохости и виновности.

***

…Каких слов не хватает тебе?
Быть может:
«Мне очень жаль, что я не слышал себя, мне очень жаль, что я злился на себя за то, что естественно, и мне жаль, что все это случилось со мной;  что я долго нуждался и отказывался это признать. Я признаю, что я нуждаюсь… и отныне, я буду прислушиваться к себе, к тому, чего же я хочу.
Я стану себе добрым заботливым родителем, без стыда за то, что естественно»

***
В тот самый миг, когда ты будешь чувствовать себя заблудившимся, потерянным, нелюбимым,
в тоске не-принятости, в отчаянии одиночества, дай словосвоей новой внутренней матери, и услышь его.

Позволь себе услышать совсем другие слова: «Ты важен. Все, что с тобой происходит, все, что чувствуешь – важно… Ты – значим». 

Когда ты почувствуешь себя разбитым, подавленным, уничтоженным, сбившимся с ориентира, сгорающим от стыда, в этот самый миг позволь твоему справедливому внутреннему отцу произнести для тебя самые важные отцовские слова.  Позволь ему сказать, а себе – услышать эти слова: «Ты – можешь».опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //veronikahlebova.livejournal.com/21351.html

Из чего я собирала свою женственность

Поделиться



Поверить в чудеса?

Я собираю свою женственность из множества осколков, из разрозненных частей. Покупаю, вымениваю, выкапываю из-под земли, отмываю от грязи, высушиваю на солнце. Боюсь, сомневаюсь, хочу поверить, и не верю в ценность того, что я нашла.

Я начала собирать свою коллекцию с большой гранитной (хотела написать – могильной) плиты, называемой «Хорошая девочка». Камень был тяжел, скучен, и распространен в природе. В общем, ценности не представлял. В первую очередь, для меня самой. Надежен, но тосклив, предсказуем, и уныл. Чего-то не хватало.





Не хватало не только отколовшихся от моей женственности камней-самоцветов, но и смелости себя в них показать. Хотя очень хотелось – сверкать, блестеть, переливаться яркими, провоцирующими, невиданными ранее оттенками.

Потом все-таки они стали появляться… Отвергнутые Тени, пугающие своей наглостью и непристойностью, грозящие завести на скользкую дорожку, лишить меня общества хороших правильных людей.

Пришла развязная Шлюха, оказавшаяся сексуальностью

Отмытая от грязи Истеричка обернулась эмоциональностью,

Хамка помогала защищать границы;

Лентяйка сберегала силы, которые чертова Хорошая девочка норовила спустить за бесценок.





 

Жадина берегла свое от посягательств, а Баба Яга варила суп из мухоморов, попутно делясь женской мудростью, и наказывала ценить свои внутренние богатства. Заодно отпугивала тех, кто нечистой силы, которая во мне поселилась, побаивается.

Много этих Теней было – кого я по привычке поначалу боялась, но, приняв, начинала легче дышать, больше себе и другим нравиться, и чьи богатства я позже могла тратить и умножать.

И вот неожиданно появился новый образ… Ко мне постучалась Ассоль, которую я воспринимала как милую наивную мечтательницу, раздражавшую меня этой самой наивностью до зубного скрежета. Мечтать, когда надо действовать? Это идиотизм.

Что мне принес этот образ? Какие дары приготовил?

Стану мечтательной? Научусь ждать, стану терпеливее? Еще больше расслаблюсь? ПОВЕРЮ В ЧУДЕСА?

Вера в чудеса убирает барьеры и ограничения, и невозможного становится меньше.
О, милая Ассоль, заходи.…. нужный камешек в моей коллекции. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание  — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //veronikahlebova.livejournal.com/39557.html

Похорони надежду...

Поделиться



Я высказала матери все… Полтора часа визжала в трубку.

Когда в очередной раз она преподнесла мне свою «мудрость» про то, что мужа надо «пасти», чтобы не увели другие молодые да ранние, я … выбирала. Выбирала, как отреагировать: у меня было несколько секунд на выбор. 

Я могла в очередной раз заморозиться и пропустить мимо ушей ее перл, но на этот раз я ….не захотела. Не захотела привычно проглатывать, затыкать, наращивать обиду.Блин, наращивать уже некуда, я уже вся состою из обид и несбывшихся надежд!

Я сказала, что верю мужу, и у нас с ним не такие отношения, как она себе представляет.

Мама пропустила мимо ушей мой ответ, и произнесла: «Вот всегда так. Вредничаешь, и мать не слушаешь».





Знаешь, это типичный случай. Она не слушает, она не слышит. У нее своя картина мира, и в мою она даже не хочет войти. Ты знаешь меня… Ты знаешь, какую боль это мне причиняет.

Больно, что мать есть – вот она живая, разговаривает, даже иногда спрашивает как дела. Да только она готова услышать совсем немногое. То, что во мне, проходит через ее фильтры, и все, что ей не подходит, безжалостно отбрасывается.

Я уже давно отстранилась. У меня нет желания поддерживать с ней отношения – а разве то, что между нами происходит, можно назвать отношениями? Я для нее существую, как человек , только в очень узком спектре нужд.

Знаешь, что наделала наша терапия?Я все больше открываю своих потребностей. И все больше осознаю, что они все голодные и больные. И чем больше я в терапии, тем больше голода и боли.

И что мне с этим делать?

Все, что я делала до сих пор – я удерживала эту боль внутри себя. Боль, обиду, гнев, и другие аффекты. Я уговаривала себя, что мама не услышит, у нее ограничения, и все бесполезно.Но потребность-то в матери никуда не девается!

Я высказала все. Про то, что я отстраняюсь, потому что она отказывает мне в праве быть собой. Когда она пыталась отвечать что-то в духе: «Все так жили, мне надо было работать», я переживала гнев.  Потому что она оправдывалась, но не брала ответственность: не сожалела о том, что упустила, и чего лишила меня.

Потом, после разговора, я все-таки почувствовала облегчение. Знаешь, мне мало жаловаться тебе: хоть и ты и понимаешь, о чем мои страдания, ты не моя мать, и не можешь повлиять на наши отношения.

Я принесла свои чувства в наше с матерью пространство… – тому, кому они были предназначены. Я думаю, только так можно почувствовать настоящее облегчение — высказавшись в адрес того, к кому я испытываю столько переживаний.

Проговорив все, я убедилась, что мама глуха и слепа, и надежды нет. Отчаяние охватило меня. Отчаяние и горечь. Потом мне стало жаль свою мать: как много она упустила в своей жизни… Она не знает меня. Она не знает себя. Это печалит.

Я думала о том, что все мои родные функционируют в таком мире, где нет чувств и нужд, зато есть хорошо и плохо. И с ними совершенно невозможно быть рядом.

Последняя мысль, которая пришла ко мне, была такой: несмотря на то, что надежды нет, и мы не встретимся с моими самыми близкими людьми,я не желаю быть жертвой.

Я признаю ограничения моей матери реальными. Признаю, что надежды нет. Теперь, когда не нужно ждать, я свободна!Я выбираю отношения с теми людьми, у которых, как и у меня, есть доступ к своим нуждам и чувствам, и мы можем встречаться по-настоящему. опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.facebook.com/veronika.hlebova.9/posts/10208544142657085

Детские конфликты: право на злость

Поделиться



Ты пострадал и разозлился… Это естественно!

Представьте, что у вас есть ребенок. Если у вас и в самом деле есть ребенок, вам легко это представить.



Теперь представьте, что этот ребенок – мальчик. И учится в третьем классе.
А на днях он играл после уроков с одноклассниками в школьном дворе, и одна девочка попала ему снежком в лицо со всего размаху. А сын ударил ее в ответ палкой. А теперь у девочки синяк, и нога болит, и ее мама хочет с вами обсудить случившееся. Что вы будете переживать?

  • Такая история очень типична: самого разного рода ссоры, стычки и столкновения интересов случаются постоянно.
  • Дети учатся взаимодействовать, а в столкновениях они хотят обращаться к авторитету взрослых.
  • Они хотят перенять опыт – как? Как отстаивать свои интересы, оставаясь при этом в отношениях?
Мама такого мальчика, моя клиентка, пребывала в полнейшей растерянности. Ибо те шаблоны, которые приходили ей в голову, не годились. Ввиду того, что они не решали проблему. А иного выхода ей в голову не приходило. Конструктивного решения проблемы не было.

Думаю, и вы вспомните те же самые шаблоны:

  • подавить своего ребенка, прочитав ему мораль про то, как плохо бить девочек и драться вообще;
  • подавить чужого ребенка, в духе: сама виновата, смотреть надо, куда кидаешь, и вообще надо быть скромной, не кидать снежки по мальчикам:
  • посыпать себе голову пеплом: «Какая же я ужасная мать, какого монстра воспитала»
Все эти шаблоны исходят из идеи, что конфликты недопустимы, и участник конфликта плох и виновен – надо только найти того, кто более виноват и разоблачить его.

А что, если исходить из другой идеи? Что конфликты неизбежны, и задача заключается не в том, чтобы их предотвратить, а в том, чтобы научить ребенка их разрешать?

Девочка в игре нанесла ущерб мальчику – так бывает! Намерения не было, но, тем не менее, ущерб случился. А если ущерб был, то злость мальчика вполне закономерна!

«Ты пострадал, и разозлился… Это естественно. Однако ответ палкой превысил нанесенный ущерб; у девочки теперь болит нога. Видишь, как импульсивное действие, даже кажущееся справедливым, может причинять еще больший ущерб!

Это тебе нужно усвоить как урок: ты можешь злиться, но нужно быть осторожным в ответных реакциях, ибо ты можешь причинить даже большую боль, чем пережил сам….»

Мне думается, ребенок, у которого признали право на злость, услышит, и будет сотрудничать, а не сопротивляться. Его не придется ни стыдить, ни обвинять, ни лишать ответственности за свои действия.

Если мы признаем право ребенка на чувства, он сам способен сделать выводы о том, что отношения – это хрупко, и больше поймет про границы – свои и чужие. И в будущем, разозлившись по праву, скажет о своей злости, и своих границах, остерегаясь действий, разрушающих отношения.  опубликовано 




 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.facebook.com/veronika.hlebova.9/posts/10207492760493188

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом!

Поделиться



Заметила еще один повторяющийся у разных людей феномен...

Боюсь, что у подрастающего поколения он будет все чаще встречаться, и мы вскоре будем иметь целое поколение сопротивляющихся собственному развитию, и собственной ответственности, людей.





Феномен вот какой:

Есть ребенок. И есть родители, которые хотят, чтоб ребенок развил свои способности наилучшим способом.

Родители хотят вот чего: ребенок вырастет и станет чемпионом, математиком, шахматистом, каратистом, языковым гением и так далее. И все это пригодится в жизни, а сейчас надо работать и пахать, чтоб мечта стала былью.

С ребенком начинают заниматься с 3-4-5 лет, когда нагрузки ему слишком велики, не по силам.

Ребенок сопротивляется — если есть для этого психологическое пространство — не хочет идти на занятия, истерит, болеет.

Родители его пугают дворником, угрожают, уговаривают, не замечая, что ребенок на самом деле не может.Не замечают, что его усилия громадны. Не замечают, что он все время на пределе. Им кажется, что он просто «не понимает», что ему это на пользу… Просто капризничает. Просто устал.

К чему это приводит?

К тому, что у ребенка в психике остается сценарий:

Кто-то, кто имеет надо мной власть, хочет от меня того, что мне чрезвычайно тяжело. Объем работы непосилен.
Лучше не браться, не впрягаться, потому что все силы отдашь, но от тебя не отстанут.





Вырастает громадное сопротивление. Сначала на родителей и их инициативы. Потом на школу. Потом на работу. Потом на семью. На всех, кто что-то хочет от него, или даже предлагает. На все, предложенное теми, кто попадает в родительскую проекцию.

У такого человека не образуется интереса к занятиям, и к жизни, потому что сопротивляясь, он не получает радости от проделанной работы, радости достижения, усилия, и процесса.

Потому что у него не было опыта радости достижения, когда задача была ему по силам, и покорилась ему. У него противоположный опыт гигантской задачи, которая никогда не может быть выполнена.

Что делать, если вы — такой человек?

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом.

(Могут быть другие причины сопротивления: например, привычка к гипер-опеке, к тому, что за тебя все делают другие люди, но речь сейчас о другом).

Обнаружив опыт насилия, сожалеть о том, что будучи ребенком, вы были вынуждены тратить гигантские усилия на требования воспитателей.

Злиться на них за то, что не обратили внимания на ваши детские сигналы: болел, убегал с занятий, истерил.

Поверить в то, что сейчас многие задачи ПОСИЛЬНЫ.

Поставить границы: проверять все поступающие извне предложения на посильность, «договорившись» с внутренним ребенком, что от чрезмерно затратных задач, после проверки, вы откажетесь.
В необходимых случаях обозначать границы словами — вежливо, но твердо. опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: www.facebook.com/veronika.hlebova.9?fref=nf

Если вы чувствуете вину перед кем-то...

Поделиться



Если вы чувствуете вину перед кем-то, возможно, вы берете на себя чужую ответственность;
Если вы обвиняете кого-то, возможно, вы не берете свою ответственность, перекладывая ее на другого человека.

 





Ощущение своей вины и негодование по поводу чьей-то вины – это серьезный повод поразмышлять о том, кто и за что отвечает.

****

Несколько лет назад разводились мои близкие друзья. 
Я переживала за их 10-летнюю дочку – как-то она перенесет это событие, не окажет ли развод свое негативное влияние, не сломит ли ее?

Помню, я спросила ее: «Как ты относишься к тому, что мама с папой разводятся? Что ты чувствуешь?»

На второй вопрос она ответила так: «Я сожалею»

На первый отреагировала следующим образом: «Я думаю, они разберутся сами. Они – взрослые, и, раз они решили, значит так лучше».

Не веря своим ушам (в моей-то картине мира развод был таким ужасом-ужасом, который ребенок не может пережить без потерь), я спросила: «А как ты считаешь, твоя жизнь теперь изменится?»
На что она ответила: «Скорее всего – нет».

Я была поражена. Картина мира треснула. 
Реакция ребенка стала понятна после некоторых размышлений: она была уверена, что взрослые несут ответственность за свою жизнь сами, и ей не нужно о них заботиться. Более того, она была убеждена, что родители позаботятся и о ней – потому-то она не боялась изменений.

 

****

Сейчас, наблюдая, как взрослые люди, пришедшие на терапию, страдают от вины и не могут простить и принять, я четко вижу – как и при каких обстоятельствах, их родители не взяли на себя свою родительскую ответственность.

 
За свои родительские ограничения. За свои действия. За свои чувства. За свою непрожитую жизнь. 

И я вижу, как это мешает нынешним взрослым брать на себя ответственность за свою жизнь, отдавая другим людям их ответственность за то, как они проживают свою жизнь. Вся взятая в детском возрасте ответственность за родителей давит виной теперь уже перед множеством других людей.

А свои потребности тоже никуда не спрячешь. Ответственность за них тоже передаются дальше – партнерам, детям…. Всем и всему. 

Чем больше не присвоенной и неосознанной нужды, тем больший счет долгов и обязательств предъявляется близким людям.

….«Меня раздражает упрямство моего сына. Я столько раз пыталась разговаривать с ним, добиваясь порядка. А он…. по-прежнему не торопится убрать свое лего к моему приходу. Меня раздражают неприбранные игрушки. Я чувствую, что начинаю ненавидеть сына за то, что он не слышит меня».

Какая потребность попрана, не замечена, обесценена у матери? У ее собственной детской части? Какое не присвоенное право заставляет обвинять невиновного? Потребность в чистоте? В том, чтобы ее услышали? Нет.

Попрано ее собственное право быть ребенком. И попрана детская потребность в игре. Когда-то ее родители должны были обеспечить ей эту потребность. Потому что быть ребенком в свое время — это естественно. А все, что естественно — правильно.

Но ее родители были так же нетерпимы, как она сама сейчас. Они не взяли на себя ответственность за свои состояния, свои ограничения. В результате мать не умеет уважать право своего сына на его детскую жизнь. 

…. «Я чувствую себя виноватой перед своей дочерью-студенткой. Мне кажется, я ее сильно травмировала. Она все время сомневается в себе, своей привлекательности, способности справиться с трудностями, своих достоинствах. И она обвиняет меня. А я, не в силах этого вынести, хватаюсь спасать ее даже в тех проблемах, где она может справиться сама».

Какое право не присвоено у этой матери?
Какая не признанная потребность погружает в вину?


Не присвоено право на свои ограничения. Ограничения, присущие любому человеку. 
Ограничения возможностей, сил – в данном случае – родительских.

 



Именно поэтому она чувствует вину вместо ответственности. Ей все еще кажется, что она не сделала все, что могла. Ей кажется, что она могла больше, но не постаралась.

Это совершенно необходимо…. Признать правду о своих ограничениях.
Признать правду – о том, сколько у меня ресурсов как у родителя, какова моя способность отдавать – тепло, любовь.

Признать правду, даже если окажется, что эти возможности невелики.
Если эту правду признать, можно честно сказать своему ребенку – вот…. это все, что я могу.
… Я могу поиграть с тобой час, но потом мне нужно время для себя
… Сейчас я не готова выслушать, смогу через час
… Кажется, я не очень умею поддерживать, но хочу научиться

и т.п. и пр.

О своих ограничениях можно сожалеть, способность любить можно приращивать, все больше принимая себя, но ограничения есть и будут всегда и это нормально.

Не нормально — не признавать своих ограничений, перекладывая за это ответственность на ребенка в духе «Ты сам виноват в том, что я с тобой так обращаюсь»

… Не «Ты должен», а «Я хочу от тебя», признавая, что у ребенка тоже есть свое «Я», а вместе с ним свои планы и свои желания. 
И, кстати, свои ресурсы чтобы справляться со своей детской (подростковой, студенческой, взрослой) жизнью.

Этому ресурсу может помешать деструктивная вина перед родителем — за его неприсвоенные родительские ограничения, за его непризнанные чувства и его же непрожитую жизнь.

Если ребенку мало — поддержки, помощи,  он позлится, но, рано или поздно согласится с этими ограничениями. 
И непременно найдет способ реализации своих нужд, если его не грузить долгами за все перечисленное. 


У упомянутой выше женщины… тоже была мама, которая спасала всю семью, и не жила своей жизнью (не признала своих родительских ограничений). И вся семья по сей день страдает от вины перед ней.

Если вы чувствуете вину перед другим человеком, или же обвиняете – это значит, вы не до конца разобрались с ответственностью.

Почему вам кажется, что вы виновны? Почему вы считаете, что перед вами виновен другой?
Какие ваши права и потребности затрагиваются? Почему вам в них отказано?

Ответственным быть много легче, чем правым или виноватым.опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: veronikahlebova.livejournal.com/28353.html

Не полученное разрешение

Поделиться



Не полученное вовремя разрешение блокирует действия. Рождает недовольство жизнью, раздражение окружающим миром. Это ужасное и противное состояние: хочется в жизни чего-то другого, иногда – непонятно чего, иногда – совершенно понятно, но… страшно.



«Я хотела бы найти другую работу, но боюсь, что меня не примут и высмеют»

«Я очень хочу работать по новой специальности, но почему-то мне кажется, что она не востребована, никому не нужна, я останусь ни с чем»

«Я хочу работать на более интересной должности в нашей структуре, но мне страшно сказать об этом, боюсь не справиться»

Эти страхи блокируют действия, не дают высунуть носа и заставляют страдать. Заставляют страдать безденежьем, непризнанием, чувством нереализованности;

Отсюда много раздражения, ощущения бессмысленности и пустоты.

…Желанием выделиться, недвусмысленно и однозначно заявить о себе, своих способностях и талантах «заведует» наша детская часть.

В ней, в этой части рождается желание творить, внести в этот мир что-то свое, изменить его своим участием, именно ребенок бесстрашно, уверенно и настойчиво привносит в мир самого себя… Пока его не остановят.

Пока ему не скажут, что его старания далеки от идеала, что он занимается не тем чем нужно, или же занимается хуже соседских Маши и Вани.

Пока ему не скажут, что у него ничего не выйдет, как бы он ни старался, и что мало ли таких, всем места не хватит…

И, быть может, малыш попытается еще раз, или два, пока хватит его детских сил, но, оказавшись без поддержки, он оставит свои усилия. Он твердо усвоит, почему нельзя высовываться, он научится останавливать сам себя.

… Обеспечив себе безопасность, он будет завидовать Маше и Ване и многим другим, которые не так боятся, занимают свое место под солнцем без оглядки на свои несовершенства.

Человек, подавляющий свои стремления, свою потребность внести себя в этот мир, останется таким же потухшим, раздраженным, устало-неудовлетворенным.

И, если не пересмотрит смысл своего само-подавления, не поймет его происхождения, так и останется в плену у детского страха наткнуться на родительское неодобрение своей активности – абсолютно естественной и законной.

.Они не сразу находят эту взаимосвязь. Они не сразу связывают свое взрослое бессилие перед страхом предъявить себя со своим детским бессилием перед родительской оценкой.

Они не сразу вспоминают эти усмешки, эти как будто бы во благо советы, эти упреки-обесценивания, эту плохо осознаваемую агрессию в свой адрес...

Они не сразу осознают, что скованные страхом выделиться родители и воспитатели активно способствовали новому подавлению новых детей.

Явные послания вспоминаются легче:

«Ну какой театральный институт? Нужно получить нормальную профессию, которая будет кормить!»

«Зачем ты тратишь столько времени на …… (танцы, рисование, спорт, ets. ) Учись лучше!»

Скрытые послания обладают наиболее мощным воздействием, и их чрезвычайно трудно «вывести на чистую воду».

Скрытые послания доносятся самим способом жить: трудно, на грани выживания;

Когда воспитатели едва сводят концы с концами  не вследствие военной блокады или оккупации, а по собственному бессознательному выбору.

В таких семьях ребенок не смеет даже помыслить о своих желаниях:

Как это возможно, если для меня стольким пожертвовали? 

И принимает в свою жизнь все ту же модель: я могу быть хорошим, буду принят, только если жертвую собой.



…Бывает, что неосознанный родитель конкурирует с ребенком за место самого «крутого» в семье.

Такой ребенок не только не получает необходимую поддержку в самореализации,

Но и получает в довесок много скрытой агрессии и бессилие превзойти соперника.

…Сложные отношения между братьями и сестрами тоже привносят немало Тени.

По своей сути это конкурентные отношения, благодаря которым, при должной поддержке родителей, дети могли бы усвоить важный опыт конкурентного взаимодействия.

В реальности сиблинговые отношения часто являются травмирующими: когда старший ребенок наблюдает, что младший с легкостью получает то, что ему самому дается с большими усилиями – в том числе признание своих достоинств и талантов,

А младший вынужден «огребать» все недовольство старшего, получая в свою личную историю страх перед близкой фигурой, которая сбрасывает на него свою недовольство.

Во взрослой жизни старшие часто имеют дело с тем, что их «обходят» на повороте более «ловкие», но «менее достойные», а младшие боятся высунуться — из-за страха агрессии в свой адрес.

…Не полученное вовремя разрешение на само-проявление становится настоящей жизненной драмой.

Когда-то естественное желание проявить себя в этом мире  было оборвано, запрещено, табуировано, оплетено густым слоем страха, стыда и вины, удерживающих само-проявление;

А также обиды и подавленной злости на тех, кто это желание запретил.

Внутренний ребенок, детская часть по-прежнему нуждается в разрешении проявить себя.

У некоторых людей ситуация заходит в тупик:

Из-за тотального недоверия к миру (изначально – к родителям)

Они совсем не могут присвоить это право извне.

Они не могут услышать послания от мира:

«У тебя получается», «Я вижу, что у тебя есть достоинства и таланты и уже получаю многое от тебя» и т.п.

И при этом им так же трудно присвоить свои права изнутри, ибо теперь уже внутренний Родитель не спит и продолжает запугивать, обесценивать, лишать прав.

Таким людям особенно важно восстановить взаимосвязь, обнаружить источник внутреннего само-подавления, связать с изначальной причиной, отгоревать то, что им «досталось» (не досталось)

Выразить в доверительном пространстве терапии свой гнев, убедиться в абсолютности своих прав на само-предъявление, присвоить – с поддержкой терапевта (здоровой родительской фигуры) свои права.

Пробовать заявлять о себе в жизни, сталкиваясь со своим страхом, тревогой, и другими чувствами, отпуская их, присвоить свои права окончательно и бесповоротно.опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: veronikahlebova.livejournal.com/24375.html

По-настоящему плохие люди

Поделиться



Один из самых распространенных человеческих страхов – СТРАХ БЫТЬ ПЛОХИМ. Что делают плохие люди, исходя из убеждений предыдущего, и, во многом, нашего поколения?

  • плохие люди заботятся о себе – в первую очередь;
  • они могут ответить отказом на просьбу;
  • «плохие» не втягиваются в спасательство, не стараются понравиться;
  • они же не одергивают своих детей, когда те ведут себя свободно, без оглядки;
  • и еще «плохие» люди имеют чуждые «хорошим» взгляды и убеждения.




Такие «плохие» раздражают «хороших», и хорошие – вооруженные убеждением в своей правоте, не преминут подать сигнал о том, как плохо быть плохим, ибо плохие люди никому не нравятся и умирают, никому не нужные, в одиночестве.

Поэтому, если у вас есть твердое намерение стать «плохим» и не умереть при этом от ужаса, под градом недовольства и критики, обратите внимание на свою детскую часть, где под толстым слоем защит зарыты эти страхи. Именно там вы – маленькие и зависимые от одобрения всех этих, как кажется, больших людей.





По-настоящему плохие люди, а не те, кто только прикидывается плохим, так вот, по-настоящему,  плохие люди, уважая себя, способны уважать и тех хороших, которые имеют свой, отличный взгляд на мир.

Свое уважение они выражают тем, что не пытаются переделывать хороших, менять их и влиять, оставляя их в покое с их чувством правоты и превосходства.опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: veronikahlebova.livejournal.com/27964.html

По-настоящему плохие люди

Поделиться



Один из самых распространенных человеческих страхов – СТРАХ БЫТЬ ПЛОХИМ. Что делают плохие люди, исходя из убеждений предыдущего, и, во многом, нашего поколения?

  • плохие люди заботятся о себе – в первую очередь;
  • они могут ответить отказом на просьбу;
  • «плохие» не втягиваются в спасательство, не стараются понравиться;
  • они же не одергивают своих детей, когда те ведут себя свободно, без оглядки;
  • и еще «плохие» люди имеют чуждые «хорошим» взгляды и убеждения.




Такие «плохие» раздражают «хороших», и хорошие – вооруженные убеждением в своей правоте, не преминут подать сигнал о том, как плохо быть плохим, ибо плохие люди никому не нравятся и умирают, никому не нужные, в одиночестве.

Поэтому, если у вас есть твердое намерение стать «плохим» и не умереть при этом от ужаса, под градом недовольства и критики, обратите внимание на свою детскую часть, где под толстым слоем защит зарыты эти страхи. Именно там вы – маленькие и зависимые от одобрения всех этих, как кажется, больших людей.





По-настоящему плохие люди, а не те, кто только прикидывается плохим, так вот, по-настоящему,  плохие люди, уважая себя, способны уважать и тех хороших, которые имеют свой, отличный взгляд на мир.

Свое уважение они выражают тем, что не пытаются переделывать хороших, менять их и влиять, оставляя их в покое с их чувством правоты и превосходства.опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: veronikahlebova.livejournal.com/27964.html