Модельный бизнес

Поделиться



О модельном бизнесе ходит много слухов и легенд, но что на самом деле происходит внутри знают разве что только те, кто вертится в нем. Однако нередко эти знания спускаются и до нас, простых смертных, и мы получаем право хоть одним глазком взглянуть на то, о чем в обычной жизни можем только догадываться. Давайте насладимся этим правом!





Когда какая-нибудь российская девочка вдруг понимает, что хочет стать моделью, что первым делом приходит ей на ум? Да, именно то, что надо идти в модельную школу. Но на самом деле модельные школы не нужны в принципе.

Я пришла в модельную школу, когда мне было 16 лет. На самом деле это удивительное понятие, которое существует только в тех странах, где модельный бизнес практически не развит. В Европе таких школ нет совсем. Это легкий способ заработать деньги, но необходимости у модели в этом нет: чтобы научиться красиво ходить и хорошо выглядеть в кадре, достаточно иметь зеркало, высокие каблуки и видеокамеру. Алла Костромичева, модель





Однако у нас, в России и в странах СНГ, считают по-другому. Особенно те, кто на этом зарабатывает. Например, Анна Бояринова — менеджер по показам агентства President:

Если относиться к любому делу с дилетантской точки зрения, то для работы секретарём тоже необязательно быть грамотной, потому что есть программы для проверки русского языка. Наверное, художнику тоже не нужно идти в Суриковское училище для того, чтобы состояться. Так и здесь. Конечно, есть школы, в которых учёба длится год-полтора. Это надувательство. Поставить дефиле за восемь уроков можно даже человеку, который плохо различает право и лево. Но при любом крупном модельном агентстве есть модельная школа. Почему? Только потому, что мы не можем показывать зелёных девочек клиентам. В школе ведь преподают не только дефиле, но и основы работы перед камерой, основы макияжа — элементарно для того, чтобы девочка не приходила на кастинги со smoky eyes. Наша школа единственная, в которой есть курс стиля, необходимый для каждой модели. Для умения правильно выглядеть, правильно сочетать цвета в одежде, подобрать свой гардероб, подчеркнуть свои плюсы и скрыть недостатки. Это важный нюанс, который, когда модель приходит на кастинг, моментально оценивают дизайнеры и фотографы. Девочку, которая не прошла модельную школу, можно вычислить моментально: по тому, как она себя ведёт, как двигается. В конце концов, есть сложные показы, когда нужно пройтись в платье со шлейфом и корсетом на двадцатисантиметровых шпильках и чтобы при этом глаза не выражали ужас. Конечно, многие дизайнеры любят «новые лица». Перед началом недель моды они звонят и просят сначала показать новеньких девочек. Мы им показываем около тридцати моделей, которые появились за последние несколько месяцев, и из них, к примеру, трое, которые пришли совсем недавно. А дизайнеры говорят: «Они не ходячие». Но я же понимаю, что до показов есть время, научатся.



А Юлия Шавырина, основательница модельного агентства Avant, считает, что модельные школы — пережитки прошлого и что перспективным моделям они не нужны. И правильно считает.

За границей такого понятия не существует. В России всё еще есть модельные школы, но в основном в провинции, так как это основной источник заработка модельных агентств в регионах. Перспективной девочке такая школа не нужна, но, с другой стороны, она и не навредит. Девочки, которые их оканчивают, первое время выигрывают на кастингах за счет опыта дефиле и более раскрепощенного поведения, но если у модели хороший агент, то он составит ей свою программу по подготовке к работе за границей. Мы периодически обучаем основам дефиле, хотя я всем советую смотреть дома FTV и часами ходить на каблуках. Также стараемся сделать максимум тестовых съёмок и съёмок в российских журналах, чтобы девочка увереннее себя чувствовала перед камерой.





Такого же мнения Татьяна Микова, букер агентства Grace Models.

Модельные школы в основном существуют в регионах. Нам часто звонят и спрашивают, есть ли у нас школа моделей. У многих людей такое заблуждение: если ты не умеешь ходить, значит тебя не возьмут. Но это глупость. Показать, как правильно ходить, могут даже наши менеджеры, а после — отправить девочку тренироваться домой. Все так учатся. От модельных школ бывает даже хуже: порой научат так, что придётся переучиваться. У девочек, вышедших из модельных школ, никакого преимущества перед остальными нет. Хотя бывают исключения, когда приезжают девочки с хорошим дефиле, мы только этому рады.Вердикт прост. Девочки, если вы высокая (175-180 см), худая, вам не больше 20 лет и у вас интересная внешность — не тратьте деньги и время на модельные школы.







На что же тогда тратить время? На модельные агенства.

Зачем модели два агентства? Материнский агент — это человек, который представляет интересы модели. Его основные функции — поиск зарубежного агентства. Это можно делать и через интернет, рассылая фотографии. Но если у модели есть возможность, она может поехать в Париж и самостоятельно обойти все агентства, при себе достаточно иметь обычные фотографии, по которым будет понятно, как девушка смотрится в кадре. Зарубежные агентства не интересует модельный опыт на территории Украины или России, поэтому самой простой съемки будет достаточно.

Зарубежное агентство — это организация, которая стоит между моделью и клиентами. Внешне это похоже на торговую биржу: за длинным столом сидят люди в hands free, которые постоянно на телефоне, что-то пишут, кричат, и с первого взгляда вообще не понятно, что происходит.

Зарубежные агентства стараются пропустить через себя как можно больше моделей. Девушка приезжает на один сезон, агентство старается организовать для нее как можно больше работы, и через какое-то время модель просто перегорает. Она появляется везде, и клиент больше ее не хочет. Чтобы этого не произошло, материнскому агенту необходимо сохранять эксклюзивность своей подопечной. Он оставляет за собой право решать, какую работу модель будет выполнять, а какую нет.

Для зарубежного агентства на первом месте всегда остаётся клиент. Со многими клиентами агентство работает на протяжении долгих лет, век модели — намного короче. Поэтому в спорной ситуации агентство примет сторону клиента.

Первый этап в карьере модели — поиск материнского агентства в той стране, где она находится. Моим материнским агентом на данный момент является Woman в Нью-Йорке. Алла Костромичева, модель



Ищите модельное агенство. Если вы в России, ищите российское. Правда, иногда бывает, что агенство само находит моделей. Эта практика очень распространена в Европе, самые знаменитые девушки-модели не сами пришли в агенство. Их просто нашли на улице. В России тоже этот способ практикуется.

У нас есть скаут, он ездит по регионам, смотрит фотографии моделей на сайтах региональных агентств. Анна Бояринова, модельное агенство PresidentУ нас есть человек, который ездит по России. Он устраивает кастинги, фотографирует девочек в купальниках и без макияжа. Потом привозит весь материал в офис, и мы коллективно решаем, каких девочек вызываем в Москву, каких нет. Татьяна Микова, букер агентства Grace Models





Советы от Аллы Костромичевой при выборе зарубежного агенства:

В контракте модели с зарубежным агентством важны несколько пунктов. Во-первых, обратите внимание на процент, то есть ту часть, которую агентство удерживает из гонорара модели. Ещё важно, чтобы в контракте было прописано, что именно зарубежное агентство платит материнскому. Контракт с агентством должна подписывать сама модель, ни в коем случае не материнское агентство. Даже если оба агентства утверждают, что между ними заключены контракты, должен быть именно ваш контракт, с вашей подписью и всей информацией о том, сколько они вам платят, какой рынок контролируют.

Во-вторых, очень важно, чтобы рынок, который агентство контролирует, находился в той же стране, что и само агентство. Допустим, модель едет в Нью-Йорк и подписывает там контракт — сферой влияния этого агентства должен быть Нью-Йорк. Иначе может получиться так, что агентство захочет контролировать весь мировой рынок, на котором будет работать девушка. И когда она поедет, например, в Париж и попытается там найти агентство, она не сможет этого сделать, так как нью-йоркское агентство имеет на неё права и на территории Парижа. Этого допустить нельзя. Нужно заключить один договор в Нью-Йорке, другой в Париже, третий в Милане и так далее.

Важно, чтобы все агентства между собой сотрудничали. В противном случае, если, допустим, на одну и ту же дату у каждого агентства будет для девушки своя работа, они будут конфликтовать. И каждое будет ее убеждать, что та работа, которую оно предлагает, — самая важная. В этом случае опять-таки важна роль материнского агента, который подскажет, что выгоднее.





Алла Костромичева также делится объяснениями понятия «сезон» и «эксклюзив».

Сезон — период времени от одних недель моды до других, то есть примерно от 10 сентября до 10 февраля. Если девушка делает свой первый сезон, то начинать лучше с Нью-Йорка. Кастинг-директора проводят кастинги на все главные показы, их около 10 человек, и это одни и те же люди и для Нью-Йорка, и для Европы. В начале каждого сезона они делают так называемый пре-кастинг: смотрят все новые лица сезона. И если девушка начинает с Милана или Парижа, то велика вероятность того, что кастинг-директора возьмут не её, а ту модель, которая была в Нью-Йорке и уже там себя показала.

Для первого сезона модели важен так называемый эксклюзив — контракт с брендом, по условиям которого начинающая модель не имеет права участвовать ни в одном шоу недели моды до показа этого бренда, даже если этот показ проходит в последний день недели моды. Хорошими эксклюзивами для первого раза считаются Calvin Klein, Prada, Balenciaga. Все дни до показа модель фактически живет на территории марки: с ней делают луки, hair & makeup test.Например, Барбара Палвин начинала свою карьеру с эксклюзива для Prada.







Алла Костромичева о заработке модели:

Чем лучше девушка работает на показах и в журналах, тем выше ее rate — то есть минимальная стоимость, за которую агентство готово отдать модель на съемку. Если вы абсолютно новое лицо, эта сумма может составлять $200–300 за съемочный день, а если вы достаточно известны, она достигает $3 000 и выше.

Наиболее хорошо оплачиваются показы таких брендов, как Diesel, Y-3, Mango, т.е. более коммерческие. Что касается других работ, то можно хорошо заработать на съемках каталогов и рекламных кампаний. Самые же высокооплачиваемые контракты — это контракты с парфюмерными брендами и видеореклама.



У моделей очень жесткое расписание. Мифы о прекрасной жизни, тусовках ночи напролет — просто мифы. Если модель работает — она работает, а не отдыхает.

Обычно call-time — время, к которому модель должна прийти на бэкстейдж — назначают за три часа до показа. Но у таких марок, как Dior, это может быть и пять часов. Когда я делала показ Alexander McQueen, call-time составлял семь часов.

Есть определенное количество девушек, которых дизайнер разрешает привозить буквально за полчаса до начала показа. Он может сказать, чтобы как минимум половина моделей присутствовали за три часа, десять приехали за два часа, и пять девушек — за полчаса. Все зависит от других шоу, с которыми показ находится в конфликте. Конфликт — это когда показы проходят примерно в одно и то же время.





Стать моделью непросто. Либо вы ей рождаетесь, и вас моментально находит скаут какого-нибудь агенства, либо просто не дано. Но если вы считаете, что у вас есть шанс и по вам плачут дизайнеры, то смело идите в агенство. Что нужно для модели? Алла Костромичева:

Учить английский. Читать контракты. Никогда, ни в коем случае не говорить ничего плохого клиенту, даже если вас что-то очень не устраивает. Предоставьте материнскому агентству решать эти вопросы. Быть терпеливой.

Когда был мой первый кастинг на Calvin Klein, я приехала в Нью-Йорк впервые. Я пришла на пре-кастинг, и мне пришлось ждать его начала около четырех часов. Потом мне сказали, что я прошла первый тур и они хотят посмотреть меня еще раз. Я приехала на следующее утро, тоже прождала несколько часов, и мне сказали, что сегодня дизайнер хочет померить на мне платье. Я опять приезжаю, жду дизайнера, в итоге оказывается, что он не приехал и мне нужно вернуться на следующее утро. Показ я в итоге сделала, но перед этим просидела под дверью 27 часов! Поэтому первое, чем придется запастись, это большим количеством терпения.

Далеко не все девушки попадают на самый верх, я, например, на 41-м месте из 50 по версии Models.com, но шансы есть у каждой, как у Саши Пивоваровой, например, которая приехала в Париж без особых ожиданий, а потом в первом же сезоне сделала эксклюзив для Prada — открыла и закрыла показ и потом несколько сезонов подряд была лицом кампании. Всё возможно. Это огромная лотерея, где нет никаких гарантий, но всегда есть шанс.





Модель должна обладать сильным характером, как говорит Хелена Кэролайн Боде — букер из модельного агентства Elite в Париже. Кроме того она должна уметь работать на камеру.

Лучшие модели – это те, которые не боятся принимать участие в съемочном процессе. Хорошая модель всегда приходит на съемку подготовленной, заранее продумывает образ и может сама предложить какие-то идеи для съемки. Лучше всего работается не с той, которая постоянно смотрит на свои полароиды, чтобы проверить, хорошо ли она смотрится, а с той, которая с помощью этого следит за всем процессом съемки. Также для модели важно найти свою нишу и знать свои выигрышные стороны. Многие из них находят свой уникальный образ. Кому-то идет позировать в амплуа раздраженной девушки, кому-то в образе крутой модели. Дин Тандерволл, фотограф





Модель должна быть харизматичной и работоспособной. Да, модель много чего должна. И добиться успеха на этом поприще нелегко. Лечь в постель? Кто это сказал? К сожалению, это всего-лишь миф.

И напоследок. Карл Лагерфельд говорит о том, что нужно для модели, чтобы стать супермоделью.

Для того, чтобы стать супермоделью, в первую очередь нужно, что называется, «быть неидеальной», обладать яркой индивидуальностью, хотя бы внешне. Нужно, чтобы люди могли запомнить ваше лицо и потом узнавали его с первого взгляда. Именно поэтому супермодели 1980-1990-х годов могут до сих пор работать в рекламе Высокой моды – они легко узнаваемы, люди знают и помнят их лица.

К примеру, у этой маленькой русской блондинки, Саши Пивоваровой, — мгновенно запоминающееся лицо, а при взгляде на многих других моделей людям, бывает, приходится гадать – эта та девушка или эта? Это очень трудно – стать супермоделью, но, видите ли, на самом деле, здесь нет никакого «универсального совета», как этого добиться, поскольку обстоятельства, условия и данные у каждой претендентки свои.

Можете ли вы стать супермоделью – это зависит от многих вещей: от того, сколько сил и энергии вы готовы вложить, чем пожертвовать, какова ваша жизненная энергия, ваша аура, от того, что может быть волнующим или разочаровывающим. Нельзя никого обвинять в том, что вам недостаточно помогают в развитии ваших данных, так как, кроме вас самих, никто не может здесь ничего поделать.

Всеми необходимыми для этой профессии данными вас должна одарить природа, а самое необходимое – это чтобы в вас было что-то новое, свежее и необычное, что вы можете привнести в наше дело. Правда, природная одаренность или ее отсутствие – это самая большая несправедливость в мире.

Не все так просто, как многим кажется. В модельном бизнесе по-настоящему сложно. Нередко модели не выдерживают, сдаются, бросаются в слезы. И фэшн-индустрия просто выплевывает их. Хорошо это или плохо — рассуждать не нам, мы же просто принимаем это, как данность.