РЕМЕНЬ и КРИК как «средство воспитания» девочки отцом

Поделиться



Взгляд на последствия применения ремня для «воспитания» девочки от мужчины-психолога из опыта работы со взрослыми клиентками.

Тема, про которую почему-то в прессе, издательствах не принято говорить. От нас зависит, можем ли мы что-то изменить в «привычных» методах воспитания, разорвать круг насилия хотя бы в некоторых семьях.

 





Не буду повторятся, сразу к нюансам, в чем особенность применения ремня для «воспитания» девочки и отличия от порки мальчика.

Природой так отпущено, что женская энергия больше принимающая, а мужская больше дающая. Так продляется род, дается жизнь Живому. Инь и Ян. Шакти и Шива. Материнская энергия создает уют, принятие, защищает то, что внутри. Отцовская энергия оберегает от внешних угроз, поддерживает в развитии, готовит к внешней жизни и Вызовам. Эти функции могут на себя брать и мать и отец, поскольку в нас обе энергии присутствуют- - вспомните монаду, где они перетекают друг в друга.

Однако девочка будет вырастать биологически в женщину, будущую мать, давать и вскармливать дитя в своем теле. Мальчик же должен вырасти в мужчину, который даст защиту и опору женщине на период беременности и вскармливания ребенка, заботы о нём. То есть, у них разные задачи и отношение к ним родителей тоже будет разным.

Мальчика готовят к вызовам, борьбе, добыванию ресурсов. То есть, лишения, ограничения, битвы, травмы — это всё будет частью его повседневности, это будет его инициации во взрослую жизнь. Насилие со стороны отца, порка в виде «воспитания», мальчиком может уже восприниматься как вызов, как способ вытерпеть трудности, как первый шаг к победе, даже через поражения. «Вырасту, дам сдачи».

Другой вопрос, каким вырастет ребенок эмоционально, что будет с чувствами и переживаниями. Помните? «Я старый солдат и я не знаю слов любви». Конкуренция отца и сына это про те самые «меряются пиписьками». Травматично, но всё же преодолеваемо, даже своими ресурсами во взрослом возрасте. Понятно, отец может и «забить» силу сына, превратить того в «тряпку», но это надо сильно стараться и явно это уже не «воспитание», а «ломка».

Девочке же не надо настолько готовиться к вызовам, к преодолению физических страданий, травм, чтобы двигаться по жизни. Борьба не её основная задача.

А теперь представим, что отец физически или морально, через вербальную агрессию давит на девочку, как он считает «воспитывает». Как и любое живое существо при нападении, при причинении боли, давлении, девочке не останется выбора, как пытаться себя отстоять, защититься. Животные кусаются, царапаются, а если не получается, то убегают. Вернее, сперва убегают, а если не смогли, то дерутся.

Какие возможности у девочки убежать из семьи? Убежать от «воспитателя» отца, хватающегося за ремень?Куда бежать? Сперва к матери. А что обычно скажет мать ей? Что мать сделает? Вот тут и варианты, по которым пойдет травматическое развитие. Защитит, отвернется, возьмет ребенка и уйдет из дома, наругает девочку, поплачет и призовет потерпеть и т.д и т.п. С клиентом обычно это и разбирается, потому что это все оставляет след в психике. Особенно если ситуация повторялась многократно.





Какое здоровое поведение матери? «Убери ремень! Не смей бить ребенка!» — если муж трезвый. И схватить детей и выбежать, если муж пьяный и агрессивный. Ничуть не лучше, если на глазах детей, отец будет бить их мать. Травма не из самых слабых, особенно если на глазах у мальчика. 

Что дальше? Разговор жены с мужем, БЕЗ ДЕТЕЙ! Про то, что если он ещё раз попробует ударить, она разведется и общаться с детьми он будет только по решению суда в безопасной для них обстановке. Страшно потерять мужа? А представьте, как страшно детям терять любимого отца, когда тот превращается в «демона воспитания»? Если не вы его защитите, то кто?

Но, это если вы ремень или удары рукой не считаете «нормальным» воспитанием. И если есть, конечно, куда уйти. Бывает что нужно время, ресурсы - чтобы уйти. Сочувствуйте ребенку и просите у него прощения, что, вы, как мать, не можете дать ему безопасность. Физическую безопасность - ведь это ЕГО тело и НИКТО не имеет права делать ему больно. Даже в целях воспитания.

Так почему же для девочек так травматично насилие отца? А «воспитание» ремнём — это физическое насилие, поскольку нарушает физическую целостность кожи и мягких тканей ребенка. Даже просто ДЕМОНСТРАЦИЯ ремня является насилием, поскольку ребенок в голове достроит картинку ужаса, когда он получает по телу ремнем. Страх превратит отца в монстра, а себя в жертву. «Послушание» будет именно из страха, а не из ПОНИМАНИЯ ситуации. Это дрессировка!!!

Папа для маленькой девочки практически «Бог». Сильный, всё решающий и умеющий. Способный горы свернуть. Он гарант безопасности и процветания. Он Мужчина! Он отличается от мамы. Он объект поклонения, он тот, от кого она хочет услышать, что она «принцесса». Та самая «надёжная спина и опора», о которой потом мечтают женщины, ища ее в мужчинах. 15 кг девочки и 80 кг отца, сопоставьте размер рук, представьте папины руки, на которые опирается ребенок. Его руки закрывают почти всю спину!!! С такой опорой ничего в мире не страшно!

Кроме одного, если эти руки берут ремень, ударяют этой рукой, кидают оскорбительные слова типа «шлюха и б*ядь, такая же как твоя мать». Или открыто заявляют «заткнись, не нарывайся, сейчас получишь, доиграешься», живо рисуя картинку воплощения этого в мозге у девочки, если уже был опыт насилия. Многие описывают, что им «хватало» даже просто крика отца  - все тело парализовывало и было страшно до одури.

Почему так? А потому, что те самые крепкие руки могут ударить, сделать больно, отшвырнуть, придавить и даже придушить. Твой «Бог» тебя и убивает. В этот момент весь мир рушится у девочки, ведь мир предает её. Мир — это страшное место и от разгневанного «Бога» нет защиты.





Папа из защитника превращается в агрессора. Но если в жизни животных с агрессором борятся, то как бороться с папой-«Богом»? Кусаться? Царапаться? Многие девочки пробуют, но чем это скорее всего закончится? «Ах ты ещё царапаться? Ну ты нарвалась!». И тогда девочка понимает, что её защита ей же встала боком. Лучше уж не бороться, когда рядом кто-то сильнее и страшнее. 

Вот она выросла, стала подростком, её сильный мужчина зажал в лифте, толкает в машину, придушил в переходе. Что ей присоветует детское решение? Скорее всего «сдайся, а то будет страшнее». Действительно есть ситуации, пистолет у виска, к примеру, где сдаться оправданно, но в большинстве ситуаций есть и ногти, и зубы, и локти, и визг, и можно вырваться и сбежать. Скажем «спасибо, папа» за воспитание ремнем и оплеухами?

Если мать не защитила, то у девочки скорее всего будет внутри жить вывод, что от агрессии мужчины нет защиты, что он может себя вести как хочет и ему ничего за это не будет. В одном из вариантов будущая жена, которую бьёт муж, «воспитывая» её как жену уже, ведь это «НОРМА» жизни. И как когда-то её родная мать не унесла её от агрессора-отца, так и теперь она сама себя не «уносит» от агрессора мужа. Выдрессировалась.

Но может сработать и другая реакция. Девочка не сломалась! Собрала всю свою энергию, боль, волю, в кулачок и дала себе обещание никогда не сдаваться, выдержать всё! Правда позитивные качества в нашем обществе? Соглашусь, для взрослых людей сталкивающихся с реальным миром. А для ребенка в 3-5 лет. Ну может чуть старше… Собраться-то соберется, а расслабиться? А принять, что Мир безопасное место, а не место где только «выживают»?

И вот тут девочка идет в «накачивание» роли, архетипа женщины-воительницы, амазонки. Женщины борющейся за справедливость, за права обиженных, защищает других женщин, да и себя. Где надо и где не очень надо. Среди олимпийских богов называется «архетип Артемиды». По мифу, она соревнуется с братом Апаллоном в точности стрельбы. На брошенный им вызов застрелить очень вдалеке лань, она стреляет и убивает… но не оленя, а своего возлюбленного.

Символически, это означает что девушка охвачена маскулинной энергией, «меряется пиписьками» и убивает Любовь. Автор книги «Богини в каждой женщине» Джин Шинода Болен относит Артемиду к «богине-девственнице», одной из трёх, которой трудно выстроить нормальные отношения с мужчиной. А какие отношения, если девочка приняла решение не сдаваться, быть всегда воином и ни в чем не уступать мужчинам. Помните про «принимающую энергию»? Она ведь так и будет «бороться» со своим мужчиной за власть, за справедливость. Когда тут «отдаться»-то? 

Ну и про «папу-Бога». Вырастет девочка и каким она будет видеть Яньскую, маскулинную часть Божественности? Что она на фигуру Бога-Отца спроецирует? Скорее всего наказуещего, «воспитывающего ремнем» папу. Чувство вины, что «я делаю что-то не так, раз любимый папа злится и хватает ремень» перейдет скорее всего в «грех», вину перед Господом. И будет ощущать «всенаказуещего, карающего Бога».

К религии это будет иметь мало отношения, поскольку нет контакта с Высшей Силой, Богом, а застрявшая проекция на сильную отцовскую фигуру. Всё же Бог Отец о нас заботится, как о пастве своей. Ну или справедлив, по крайней мере. Не хочу лезть глубоко в тему, в которой не специалист. Но точно не будет контакта зрелой женщины с тем что Выше, сильнее, властнее. Опять таки, может и в спор войти, если много артемидной энергии. Ну какое там смирение? Откуда ему взяться, если вокруг сплошной «властный отец». А без смирения как проходить ЗАпредельные ситуации, горе, потери, вызовы? На кого и что опереться?

Но всё же, про девочек. Что важно девушке, женщине, жене в отношениях? Любовь, принятие, восхищенный взгляд мужчины. Она хочет быть Королевой для своего Короля. Вместе править царством их семьи. Девочка хочет быть принцессой для папы, хочет, чтобы папа ею восхищался, говорил что «ты у меня самая красивая, ты принцесса!». И девочка «влюбляется» в папу, даже хочет выйти за него замуж. Речь идет про возраст в районе 3,5-5 лет, телесно-ориентированные психологи называют это «структура сексуальности».

Психоаналитики называют «комплексом Электры» конкуренцию девочки с мамой за право «обладать» папой. Девочка хочет, чтобы папа принадлежал ей, был её «мужем». Ни о каком сексе тут речи не идёт, поосто в этот период начинает формироваться половая идентичность, девочка яснее понимает что она будущая женщина. Её тело начинает расцветать, девочка ну очень по-детски влюбляется и от этого периода зависит развитие и подростковой влюблённсти и способности любить зрело.

И вот этот «объект любви» вдруг превращается в монстра с ремнём, или даёт сильные затрещины, или угрожает, или «всего лишь» орет. Для него она уже не «принцесса», а нарушитель порядков, преступница практически, которую надо наказать. Она вынуждена продолжать «любить» этого монстра. И даже если он не прав на все 100%, то из любви к нему, она может и не признать это внутри своей психики.«Я плохая! — скажет она себе, направляя на СЕБЯ ту агрессию, которая должна бы была достичь папы. Но как тогда его „любить“, если принять, что он монстр? А как отказаться от любви, как принять эту боль потери отца, который тебя любит и не тронет пальцем?

И, как я описывал в моем примере, если любовь болезненна в детстве, человек будет встречаться с „болезненной любовью“ и во взросдой жизни. Либо иного не знает, либо чтобы „переиграть“ и получить не болезненную, либо вообще избегать отношений, в которых есть любовь. Каким может оказаться муж у той девочки, где отец бил-кричал-»воспитывал ремнем"?

Могут быть разные варианты. В психологии часто их называют «сценарии», их много.Два типовых: либо ну очень похожим на отца, властным и агрессивным, либо «ни рыба, ни мясо», чтобы пальцем не тронул. Последний вариант, по тому как было у моих клиенток, очень обманчив. Вроде и не агрессивный, но зато вполне может быть «пассивная агрессия». Толком не зарабатывает, сидит дома никуда, не ходит, выпивает, подкалывает, обесценивает, ссорится с подругами и родителями.То есть «наказывает», только не впрямую. И выбешивает.

Очень часто клиентки, у которых папа «воспитывал» через силу, путают не управляемую агрессию и настоящую мужскую Силу. Потребность как у женщины быть рядом с Сильным мужчиной остается, но в раненой психике нет иного образца, как «мужчина-с-ремнем». Чуть повысит мужик голос, чуть включит власть и на горизонте уже свист ремня или удар рукой. Откуда тут взяться отношениям? В итоге рядом «мужик-тряпка», который ну просто выбешивает. Кстати, если он выпьет, вполне и за топор может схватиться.

И ещё момент. Если отец из защитника в агрессора превращается, то что будет выросшая девочка ожидать от мужчин? Стабильное поведение? Принятие её такой как она есть? Прощение ошибок? Поддержку её там, где ей трудно? Будет ли вообще ей нужен рядом мужик, чтобы в современном мире справляться с трудностями? Особенно, если он скорее всего буде «капать на мозг»? Захочет ли успешная в карьере или бизнесе женщина слышать оскорбления, терпеть давление, слушать оценки от мужчин? Будут ли у неё опции договариваться или она будет сразу хлопать дверью, чтобы не повторилось то, что было в детстве с папой.

Кстати. Вынос мозга папой, когда он зудит, ноет, наезжает, поругивает, воспитывает часами не менее тяжелое насилие чем удар. Ведь девочка превращается в заложника, а папа в террориста. Ей просто не куда идти, и она терпит и терпит и терпит. Многие клиентки восклицали: «Лучше бы ударил!».

Как вы думаете, насколько такой выросшей девочке в женщину захочется терпеть в «тюрьме брака»? Чаще всего от самой идеи выяснения отношений, конфликта её уже будет тошнить. И конфликт накапливается, накапливается и семья скорее всего распадается. Это «вербальное насилие», часто прикрываемое «заботой о ребенке».

Ну и очень скользкая тема. Я не сверх специалист в этом, поэтому кратенько. Тема ну очень трудно прорабатываемая. Да если еще психолог мужчина. Ремень чаще всего куда попадает? По попе. По низу спины. Иногда особо «креативные» папы задирают кофту, спускают штанишки. А у девочки период развития сексуальности. А может вообще уже и в школу ходит, а там уже и с мальчиками и дружится и знает, что оголяться не хорошо.

И вот смыкается сексуальность, детская «любовь» к папе и физическая боль в нежных, мягких местах. И стыд от того что голенькая и одноврменно возбуждение. А где гарантия, что папа в этот момен видит перед собой дочку? Если бьет, то явно уже не в адеквате. А перед ним голое «женское» тело, пусть и юное. Кричащее. А где ещё кричат женщины? А поди найди 10 отличий в криках боли и…. И что тогда видит девочка перед собой? Вернее «кого»? И как это может сказаться потом на её сексуальных пристрастиях? А на эмоциональных? «Любовь — это когда больно!».





Ну и последнее. Самооценка. «Я плохая!» «Я недостаточно хороша!»… для папы, а папа «Бог»! И может ли такая женщина претендовать на Короля в отношениях? Может ли она быть уверена в себе? Имеет ли она право на ошибку, если папа ТАК недоволен что хватается за ремень? Будет ли такая девочка, девушка, женщина доказывать всю свою жизнь папе, а потом и Миру, что она ДОСТОЙНА его/их любви и принятия?

Что придётся ей пройти, чтобы сказать: «Я могу любить и быть любимой. Со мной все в порядке. Я достаточно хороша. Я Женщина, и достойна Уважения и чтобы со мной считались!»? Что придется ей пройти, чтобы вернуть, войти в свою Женскую Силу"?

Вы действительно верите в «воспитание» ремнем, шлепками, оплеухами, криком, бойкотами? А что является тогда «целью» такого воспитания? Вы уверены что это приведёт девочку к счастью?

Я печалюсь. Потому что через меня как психолога, как фасилитатора в мужских группах, прошли сотни мужчин, мамы которых были «воспитаны» ремнём и криками отцов, дедов, отчимов. Та агрессия, которая была адресована мужчине-родителю, выливается на сыновей. В ход идут уже «знакомые» методы воспитания. И кто вырастает из таких мальчиков, знаете? «Я старый солдат, и я не знаю слов любви». Патриархат, говорите?  опубликовано 

 

Автор: Андрей Вишняков

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: www.facebook.com/vishniakov/posts/1426009590764934

ЧТО чувствует брошенная женщина

Поделиться



Следующая глава жизни

Белое платье. Фата. Розы. Совет вам да любовь. Счастливые детишки. Примерно так это предполагалось. Я верила в это. Я хотела этого. Я нуждалась в этом.

А потом он соврал. Предал. И бросил меня.

Если уж кого-то можно было ранить больше, то именно меня. Он предал меня после 17 лет брака и оставил меня с двумя детьми просто парализованной. Мне казалось, что мне ампутировали руки и ноги. Все, что я думала о том, кто я такая, исчезло в одну секунду, после того, как он произнес «Мне нужно кое-что сказать тебе». Я была потеряна. Я просто нервно барахталась в водах того, что осталось от моей жизни. То, что я утону, казалось неизбежным.





Потом это чувство ушло. Паралич продолжался примерно две недели, и постепенно печаль и чувство потери уступили место новым переживаниям. Я стала вспоминать многочисленные случаи, когда его поведение казалось глупым или странным. Тогда я наконец-то стала замечать всю ложь и поняла, что дело не только в том, что меня предали.Я была полной дурой. И тут меня накрыла злость. Не безумная, а осознанная злость. Мне хотелось найти его и выколоть ему вилкой глаза.

ГНЕВ БЫЛ ВЕЗДЕ – ВО ВРЕМЯ РАБОТЫ, ВО ВРЕМЯ ПРОГУЛОК С ДЕТЬМИ, ДАЖЕ ВО ВРЕМЯ СНА. Я ЧУВСТВОВАЛА ОГРОМНУЮ ТЯЖЕСТЬ В ГРУДИ, КОТОРАЯ ТРЕБОВАЛА ПРАВА ГОЛОСА.

Вместо того, чтобы занять восстановлением себя и сохранить силы для своих детей, я лазила по его страничке в Facebook в поисках примеров его ничтожности. Мне хотелось, чтобы он оказался ничтожен, отвратителен, мне хотелось разбить окна его дома, разломать его машину, встретить его девушку темной ночью в парке и избить ее.

А чем был занят он? Просто был счастлив со своей девушкой. В своей новой жизни. Какого хрена, кем он себя возомнил? Как смеет он не страдать так, как я?

Теперь прошло семь лет, и я понимаю, как много сил я потратила зря. Знаете, что я хорошо усвоила?

1. День и ночь я чувствовала себя несчастной и поглощенной злостью. Он – нет.

2. Я не занималась своей жизнью, отбросила любые планы на будущее. Через полгода у меня не было денег вообще.

3. Мое здоровье пошатнулось. Я не могла спать, стала много пить, очень поправилась.

4. Я оставалась в гневе и злости, а это значило, что я не менялась и не пыталась выздороветь. Я не пыталась понять своего участия в разводе.

5. Моя злость собрала все мое внимание на прошлом, вместо того, чтобы заниматься настоящим и будущим.

Я благодарна, что в моей жизни оказались хорошие друзья, которые посмотрели мне в глаза и убедили в том, что нужно двигаться дальше. Одна из моих подружек взяла меня за руку и сказала: «Милая, он счастлив. Сколько ты еще будешь позволять ему управлять твоей жизнью? Пора тебе вернуть себе жизнь и не позволять ему контролировать тебя».

Ее слова ошарашили меня. Я решила жить снова.Все произошло не так, как я планировала. Ну и что с того? Теперь от меня зависит смогу ли я открыть новую главу моей жизни. Я запланировала провести выходные в одиночестве, чтобы побыть со своими мыслями. Я успокоилась, послушала тихую музыку, записала свои мысли в дневник и решила идти дальше. Я закрыла книгу своего брака и отпустила его. Я написала ему письмо о том, что прощаю его и желаю всего хорошего.





Я не посылала это письмо. Оно предназначалось мне, а не ему. К тому времени он уже переехал.

Когда я открыла глаза на следующее утро, солнце было немного светлее. Небо — немного чище. Я даже почувствовала, что стала красивее. Я не имела понятия о том, какой будет эта следующая глава. Но уже выросла из детских штанишек и могу ходить самостоятельно. опубликовано 

 

Автор: Ненси Хетрик

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: fathersclub.com.ua/chto-chuvstvuet-broshennaya-zhenshhina-muzhiki-prosto-pochitajte/

Если не можешь простить кого-то — ищи, где не простил себя

Поделиться



Магия  взаимоотношений

 

Если понимаешь, какие чувства хочешь вызвать у человека, то можно понять, что чувствуешь сам. Не могу утверждать, что правило срабатывает в 100% случаев, но, когда эмоции захватывают в плен молниеносно – это стоит принять во внимание.

 





Так было со мной, несколько лет назад…

Я работала на руководящей должности и не без основания считалась ценным кадром для компании. Если оценивать мою продуктивность, то она была запредельной: мне удавалось следить за работой подчиненных, выполнять поставленные компанией планы, решать вопросы развития и продвижения, ездить в командировки. Я по праву считала себя «звездой команды». Это не было нарциссическим бредом, мне действительно было на что опереться. В коллективе я пользовалась заслуженным уважением, была примером для подражания подчиненных.

Но однажды что-то пошло не так. Для меня.

На должности заместителя директора в коллективе появилась новая сотрудница. Эта был бюрократ старой формации, с ригидным мышлением и с манией величия, которая досталась ей в наследство с трудовой книжкой, где были записаны предыдущие высокие должности. Как и полагается бюрократу, она очень быстро стала ломать годами установленные правила роботы, строить новый мир, создавать новые коалиции. И первым делом, она принялась за развенчание культов личности тех, кто был в авторитете до нее.

Итак, это была я. Как кость в горле, я раздражала ее всем: внешним видом, заносчивостью, размером заработной платы, влиянием на руководителя. И, по ее мнению, являлось уж совсем недопустимым оставить безнаказанным то, что руководитель отдела получает в разы больше заместителя директора.

Началась охота на ведьм. Тщательно фиксировались все мои мелкие промахи и нарушения нововведений. Собирались целые собрания для того, чтобы устроить публичную порку. Устраивались мелкие пакости и провокации, в которых я вела себя не самым лучшим образом.

Тут же нашлась целая кучка ее сторонников, которые резко стали находить во мне все самое худшее, вспомнили каждый промах и оплошность.

Оставаться в такой атмосфере было нереально. Я чувствовала ярость и бессилие. Я не могла выдерживать состояние, когда меня сталкивают с уютного места «звезды команды» и называют обычной, зарвавшейся, жадной и т.д. Я не могла выдерживать, когда меня опускают на землю и обесценивают мой вклад.

Я приняла решение уходить с работы.

Не было никакого желания искать слова, тратить время и силы на объяснение причин своего решения. Мне не нужны были формулировки, и я предоставила эту возможность другим. Нет значит нет. Я, как маленький ребенок, решила уйти с любимой песочницы, потому что на нее пришла старшая девочка из соседнего двора. Не взирая на уговоры лояльных ко мне сотрудников, я решила громко хлопнуть дверью и уйти в никуда.

До сих пор оставаясь в стороне от «бабьих разборок», теперь заговорил мой директор. Ситуация вышла из-под контроля и достигла рубежа, где нужно было принимать радикальные решения. Его выбор был однозначным, в мою пользу, что означало выбор не в пользу своего нового заместителя директора. Ценность моего пребывания на фирме была многим больше той ценности, которую несла в себе ее деятельность и которая, по итогу, свелась к банальным личным расчетам.

«Я хочу извиниться за то, что произошло. Если вы хотите, я могу ее уволить!».

Хочу ли я этого? Если бы я набралась смелости и честно озвучила первую мысль вслух, то я бы прокричала:

«Да, это именно то, что я хочу».

Волна злости накрыла меня, и я тут же перешла в режим «сейчас или никогда». Я хотела рассчитаться с обидчицей, положить ее на лопатки. У меня был шанс решать, где в фразе: «Казнить нельзя помиловать» поставить запятую. Без пафоса, но для меня это был момент триумфа. Я была счастлива, я чувствовала гордость. Я сумела прогнать старшую девочку из своей песочницы и вернуть все свои пасочки. Я даже могла сделать так, чтобы ее больше никогда не было на моей территории.

Внутри меня кипел вулкан чувств, и обжигающая лава стремилась вырваться наружу в уничижающем вердикте. В области живота образовалась дыра серого цвета, которая засасывала меня в глубину вулкана. А в глубине дыры то, что делает меня слабой и беззащитной. Там обида и страх.

Меня накрыла неопределенность.А зачем мне ее увольнение? Да, я буду по-своему права, но буду ли счастлива?

Что мне это даст и какие чувства я хочу, чтобы испытала моя обидчица?

…Я хочу, чтобы она почувствовала, что больше не нужна. Я хочу, чтобы ей было страшно, чтобы она чувствовала себя одинокой и беззащитной. Я хочу, чтобы ее разоблачили и показали, что она самая обычная особа, на которую тоже нашлась управа. Я хочу, чтобы она чувствовала себя неценной, некомпетентной. Чтобы она чувствовала себя лузером…

Боже мой! За пеленой злости и жажды справедливости я увидела произошедшее как в кривом зеркале. В виски пробралась пульсирующая боль, цель которой была сместить концентрацию с мыслей на чувства. Я вдруг стала маленькой-маленькой, и надо мною повисла вся тяжесть решения, которое я должна принять.





Это невозможно!  Я хотела перебросить свою же боль, вернуть ее сторицей, очиститься от этого! Я хотела избавиться от этого добра и другого пути, как швырнуть его в лицо обидчику не смогла придумать.

Я хотела свой стыд переложить на другого!!!

Это я чувствовала себя лузером, ненужной и некомпетентной. Это я испугалась разоблачения и почувствовала бессилие. Это я не могу проживать свои неудачи и промахи. Мне стыдно очутиться у плахи, когда до этого восседала на пьедестале. Это мне стыдно зарабатывать деньги. Даже мое решение уйти без борьбы – это бессознательное желание триумфа. В этом случае я, как бы, не опустилась до того уровня, чтобы доказывать «ущербным их заблуждения». Я гордая, я выше этого. Таким способом я остаюсь вся «хорошая», а обидчица- вся плохая. Она демон, а я – ангел. Она агрессор, а я жертва.

Я в броне. Я, как светлый рыцарь, в доспехах и с забралом на лице. Я закрыта собой от себя.

Сердце стало биться тише. Ко мне постепенно стало возвращаться спокойствие и умение рассуждать. На душе было паршиво.

Я вздохнула и, уже без злости, сказала: «Не нужно никого увольнять….».

Наши чувства – это сигнальная система. Красная лампочка, которая загорается в момент повышенной опасности. Если слишком долго игнорировать поступающие сигналы – беды не миновать. Страх, печаль, агрессия говорят о том, что в нашем окружении есть что-то, что выходит за рамки привычного и требует изменения в поведении. По большому счету, чувства – это инструмент, который лучше головы указывает на то, что действительно происходит с нами.

Важно лишь дать немного времени себе для распознавания эмоций. Пустить в сердце то, что нашептывает разум и понять, что ты хочешь, чтобы почувствовал человек после взаимодействия с тобой.

Можно притвориться бесстрашным, уверенным, действовать, будто море по колено и тут же быть уничтоженным безжалостным потоком критики, насмешек, которые неминуемо обрушатся на зарвавшегося хвастуна.

«Как тебе не стыдно приносить домой плохие оценки?» - послание, за которым стоит стыд родителя за собственную несостоятельность. Куда легче передать стыд ребенку, как горячую картофелину, чем выдерживать собственные чувства.

«Если бы не ты, я бы давно ушел с ненавистной работы» - попытка отдать другому вину за нерешительность и безответственность.

«Ты мало зарабатываешь», — а под ним стыд за то, что не сумели реализовать собственный потенциал и построить карьеру.

«Ты постоянно игнорируешь меня. Меня это злит»,- злость, обращенная во внутрь из-за долголетнего самообмана и иллюзий, что человек изменится.

«Я не могу тебе доверять, потому что ты меня предал» - обвинение, где есть вина перед собой за то, что позволили с собой так обращаться.

Обмануть себя все равно не получится. Подавляя чувства, мы пребываем в состоянии растерянности. Любое отвергнутое чувство занозой застрянет в теле и любая стрессовая ситуация будет достаточным триггером для запуска телесных реакций, которые заставят либо замирать, либо убегать, либо нападать.

Опять и опять утверждаюсь в верности фразы: «Если не можешь простить кого-то — ищи, где не простил себя».

Единственное, что помогает обрести целостность — это способность честно смотреть на самих себя и в процессе созерцания открываться все глубже. Искренне говорить: “Здесь я чувствую бессилие. А здесь – гордыню».  Или: “Да, я люблю хорошо зарабатывать. Я люблю деньги и мне не стыдно”. Или: “Я разбит”. Стоит только признать все эти проявления в самих себе и позволить этому показаться, не облекаясь в психологические защиты.

Важно помнить, что на жизненном пути нам повстречаются разные путники. Они будут нашими учителями, которые помогут нам узнать себя лучше: кто-то больше, а кто-то меньше, но каждый оставит след в нашей жизни.

В этом и есть магия  взаимоотношений — они вытаскивают на свет нашу боль, стыд, старые раны и защиты от них. Потому что только отношения могут пролить свет на, что мы скрываем от самих себя и исцелить то, что давным-давно хочет быть исцеленным. опубликовано 

 

Автор: Татьяна Сарапина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: gestaltclub.com/articles/obsaa-psihologia/8524-esli-ne-mozes-prostit-kogo-to-isi-gde-ne-prostil-seba

Если вы чувствуете вину перед кем-то...

Поделиться



Если вы чувствуете вину перед кем-то, возможно, вы берете на себя чужую ответственность;
Если вы обвиняете кого-то, возможно, вы не берете свою ответственность, перекладывая ее на другого человека.

 





Ощущение своей вины и негодование по поводу чьей-то вины – это серьезный повод поразмышлять о том, кто и за что отвечает.

****

Несколько лет назад разводились мои близкие друзья. 
Я переживала за их 10-летнюю дочку – как-то она перенесет это событие, не окажет ли развод свое негативное влияние, не сломит ли ее?

Помню, я спросила ее: «Как ты относишься к тому, что мама с папой разводятся? Что ты чувствуешь?»

На второй вопрос она ответила так: «Я сожалею»

На первый отреагировала следующим образом: «Я думаю, они разберутся сами. Они – взрослые, и, раз они решили, значит так лучше».

Не веря своим ушам (в моей-то картине мира развод был таким ужасом-ужасом, который ребенок не может пережить без потерь), я спросила: «А как ты считаешь, твоя жизнь теперь изменится?»
На что она ответила: «Скорее всего – нет».

Я была поражена. Картина мира треснула. 
Реакция ребенка стала понятна после некоторых размышлений: она была уверена, что взрослые несут ответственность за свою жизнь сами, и ей не нужно о них заботиться. Более того, она была убеждена, что родители позаботятся и о ней – потому-то она не боялась изменений.

 

****

Сейчас, наблюдая, как взрослые люди, пришедшие на терапию, страдают от вины и не могут простить и принять, я четко вижу – как и при каких обстоятельствах, их родители не взяли на себя свою родительскую ответственность.

 
За свои родительские ограничения. За свои действия. За свои чувства. За свою непрожитую жизнь. 

И я вижу, как это мешает нынешним взрослым брать на себя ответственность за свою жизнь, отдавая другим людям их ответственность за то, как они проживают свою жизнь. Вся взятая в детском возрасте ответственность за родителей давит виной теперь уже перед множеством других людей.

А свои потребности тоже никуда не спрячешь. Ответственность за них тоже передаются дальше – партнерам, детям…. Всем и всему. 

Чем больше не присвоенной и неосознанной нужды, тем больший счет долгов и обязательств предъявляется близким людям.

….«Меня раздражает упрямство моего сына. Я столько раз пыталась разговаривать с ним, добиваясь порядка. А он…. по-прежнему не торопится убрать свое лего к моему приходу. Меня раздражают неприбранные игрушки. Я чувствую, что начинаю ненавидеть сына за то, что он не слышит меня».

Какая потребность попрана, не замечена, обесценена у матери? У ее собственной детской части? Какое не присвоенное право заставляет обвинять невиновного? Потребность в чистоте? В том, чтобы ее услышали? Нет.

Попрано ее собственное право быть ребенком. И попрана детская потребность в игре. Когда-то ее родители должны были обеспечить ей эту потребность. Потому что быть ребенком в свое время — это естественно. А все, что естественно — правильно.

Но ее родители были так же нетерпимы, как она сама сейчас. Они не взяли на себя ответственность за свои состояния, свои ограничения. В результате мать не умеет уважать право своего сына на его детскую жизнь. 

…. «Я чувствую себя виноватой перед своей дочерью-студенткой. Мне кажется, я ее сильно травмировала. Она все время сомневается в себе, своей привлекательности, способности справиться с трудностями, своих достоинствах. И она обвиняет меня. А я, не в силах этого вынести, хватаюсь спасать ее даже в тех проблемах, где она может справиться сама».

Какое право не присвоено у этой матери?
Какая не признанная потребность погружает в вину?


Не присвоено право на свои ограничения. Ограничения, присущие любому человеку. 
Ограничения возможностей, сил – в данном случае – родительских.

 



Именно поэтому она чувствует вину вместо ответственности. Ей все еще кажется, что она не сделала все, что могла. Ей кажется, что она могла больше, но не постаралась.

Это совершенно необходимо…. Признать правду о своих ограничениях.
Признать правду – о том, сколько у меня ресурсов как у родителя, какова моя способность отдавать – тепло, любовь.

Признать правду, даже если окажется, что эти возможности невелики.
Если эту правду признать, можно честно сказать своему ребенку – вот…. это все, что я могу.
… Я могу поиграть с тобой час, но потом мне нужно время для себя
… Сейчас я не готова выслушать, смогу через час
… Кажется, я не очень умею поддерживать, но хочу научиться

и т.п. и пр.

О своих ограничениях можно сожалеть, способность любить можно приращивать, все больше принимая себя, но ограничения есть и будут всегда и это нормально.

Не нормально — не признавать своих ограничений, перекладывая за это ответственность на ребенка в духе «Ты сам виноват в том, что я с тобой так обращаюсь»

… Не «Ты должен», а «Я хочу от тебя», признавая, что у ребенка тоже есть свое «Я», а вместе с ним свои планы и свои желания. 
И, кстати, свои ресурсы чтобы справляться со своей детской (подростковой, студенческой, взрослой) жизнью.

Этому ресурсу может помешать деструктивная вина перед родителем — за его неприсвоенные родительские ограничения, за его непризнанные чувства и его же непрожитую жизнь.

Если ребенку мало — поддержки, помощи,  он позлится, но, рано или поздно согласится с этими ограничениями. 
И непременно найдет способ реализации своих нужд, если его не грузить долгами за все перечисленное. 


У упомянутой выше женщины… тоже была мама, которая спасала всю семью, и не жила своей жизнью (не признала своих родительских ограничений). И вся семья по сей день страдает от вины перед ней.

Если вы чувствуете вину перед другим человеком, или же обвиняете – это значит, вы не до конца разобрались с ответственностью.

Почему вам кажется, что вы виновны? Почему вы считаете, что перед вами виновен другой?
Какие ваши права и потребности затрагиваются? Почему вам в них отказано?

Ответственным быть много легче, чем правым или виноватым.опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: veronikahlebova.livejournal.com/28353.html

Как разум и тело влияют друг на друга

Поделиться



К чему ведет стресс?

 

Медицинские исследователи все чаще начинают признавать, что мысли и чувства оказывают прямое воздействие на функционирование тела. «Стресс» теперь связывается с разнообразным диапазоном болезней, включая язвы желудка, рак, проблемы кожи, боль в пояснице и бесплодие.





В настоящее время в области психо-нейро-иммунологии выявлено множество механизмов, при помощи которых разум может влиять на тело. Были открыты ранее непризнанные сети коммуникации между нервной, гормональной и иммунной системами, обеспечивающие связь между нашими психологическими состояниями и путем, по которому активизируется реакция на болезнь. Эти механизмы переводят психологический опыт в физиологическую функцию.

Исследователи обнаружили, что пациенты, страдающие от серьезной депрессии, имеют более высокие уровни гормона кортизола, циркулирующего в их крови. Кортизол секретируется надпочечниками, когда тело находится в состоянии напряжения.

Однако кортизол также подавляет деятельность иммунной системы, уменьшая ее способность сражаться с болезнью. Следовательно, стресс или состояния депрессии имеют тенденцию приводить к болезни.

Кроме того, была обнаружена сеть коммуникации, обеспечивающая двухстороннюю передачу сообщений между нервной и иммунной системами. Нервные окончания были обнаружены в некоторых тканях иммунной системы, позволяя им непосредственно сообщаться с нервной системой. Эти связи опровергают ранее существующие убеждения о том, что иммунная система функционирует независимо.





Также было обнаружено, что лимфоциты (иммунные клетки), которые помогают телу бороться с инфекцией, имеют на своей поверхности рецепторы, способные получать вещества типа гормонов и нейротрансмиттеров. Это связывает активность иммунных клеток с активностью химических передатчиков сообщений, используемых гормональной и нервной системами.

На функционирование лимфоцитов и, следовательно, иммунной реакции может оказывать сильное влияние мозг через выпуск гормонов и нейротрансмиттеров. Также было обнаружено, что лимфоциты производят химические активные вещества, называемые лимфокинами. Эти вещества способны к передаче сообщений назад к мозгу, позволяя ему контролировать активность лимфоцитов и обеспечивать двусторонний механизм обратной связи между этими системами.

Удивительно, но было обнаружено, что лимфоциты могут также производить гормоны, способные регулировать активность нервной системы. Это обеспечивает другую связь между функционированием иммунной системы с нервной и гормональной. Поскольку активность мозга тесно связана с психологическим опытом, эти данные объясняют некоторые из путей, по которым разум и тело влияют друг на друга. В этом новом понимании иммунная система может даже рассматриваться как расширение нервной системы, помогающее ей регулировать внутреннее равновесие тела. опубликовано 

 

Автор: Майкл Керн

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/event53269168?w=wall-53269168_113%2Fall

Как формируется чувство вины

Поделиться



В современном обществе, когда манипулирование эмоциями окружающих превратилось в эффективный инструмент управления, очень важно уметь четко различать подлинные чувства и навязываемые реакции. В частности, речь идет о вине и чувстве вины.

Что такое чувство вины

 

Вина – социальная эмоция, заключающаяся в осознании причинённого вреда и последующем желании (после раскаяния) стремлении исправить содеянное.

Чувство вины — тягостное ощущение, возникающее в результате привычного взаимодействия как ответ на чью-то обиду, упреки или оскорбления. Причем формирование чувства вины далеко не всегда происходит под воздействием профессионального манипулятора. Часто навык жить в этом состоянии прививается в семье или коллективе, где отношения строятся на насилии, подавлении личности.





Признаками чувства вины можно назвать:

  • стремление к самобичеванию, самоуничижению

  • ощущение своей никчемности, бесполезности

  • неадекватная оценка своих успехов (все хорошее воспринимается человеком незаслуженная случайность, так как он способен только на плохие поступки, которые были в прошлом и, несомненно, последуют в будущем)

  • отсутствие внутренней уверенности в себе, все поступки направлены на избавление от чувства вины, а не на достижение своих целей и желаний

  • чувство постоянной обиды, жалости к себе, уныния и безысходности

Для формирования устойчивого чувства вины человека приучают быть жертвой по следующей схеме:

  • каждый акт насилия предваряется объяснением, что человек плохой, ничтожный, а значит, по умолчанию заслуживает наказания и не должен сопротивляться, то есть навязывается роль «козла отпущения»

  • насилие прекращается только после «правильной» реакции – слёз, извинений, подарков, человеку на рефлекторном уровне прививается осознание, что он виновен и должен понести наказание, даже если думает, что ничего не совершал

При этом схема воздействия только кажется «заумной», на самом деле по ней можно легко выстроить типичную бытовую ситуацию: на работе который день режим «аврал», женщина устает, а тут ещё получает незаслуженный нагоняй от начальства. Приходит домой, а там ребенок из школы двойку принес (платье измазал, вазу разбил и т.п.).

И это словно становится последней каплей, происходит срыв – вся накопленная усталость, весь гнев от незаслуженной обиды выплескиваются на этого «маленького эгоиста, который видит, что мама устала, но специально все делает ей назло!».

Мама, которая не может достойно ответить начальнику, на которую, скорее всего, так же ругались в детстве, делает виноватым в своих проблемах более слабое и зависимое существо – ребенка, тем более что основание для наказания найдется всегда.

Ребенок же, искренне не понимая, хотя бы в силу возраста, причин маминого гнева, испытывает естественный страх перед наказанием и стремится его избежать, что со временем формируется в стремление непрерывно контролировать себя и события, происходящие вокруг. Неопределенность и непредсказуемость обвинений держат в постоянной нервозности. Как апогей, вырабатывается чувство вины.

Подмена понятий и стереотипы

 

Очень часто агрессор, осознанно или неосознанно вырабатывая у жертвы чувство вины, оперирует такими понятиями, как сожаление, совесть и стыд: «Как тебе не стыдно так меня расстраивать!» — несомненно, скажет мама из нашего примера.

Однако совесть – это система внутренних убеждений, стыд – чувство, испытываемое при нарушении своих нравственных принципов, сожаление – осознание своей неправоты. Другими словами, это конструктивные ступени самооценки, направленные на развитие своего «Я», на действие, а чувство вины – деструктивная эмоция, навязываемая извне и предполагающая самообвинение, самоосуждение, а так же бездействие и деградацию личности.

Ситуацию усугубляют навязываемые обществом стереотипы или роли. Так, женщина дома должна быть заботливой матерью и женой – хранительницей очага, а на работе – строгой и бескомпромиссной начальницей, способной управлять коллективом, отстаивать свое место и бороться за карьерный рост.

Такие антагонистические роли требуют массу физических и психических сил и не всегда оказываются под силу человеку, появляются мысли «я плохая мать (жена, дочь)». Страх не справиться с навязываемой обществом социальной ролью перерастает в чувство вины.





Замкнутый круг

 

Формирование чувства вины в семье и коллективе часто представляет собой замкнутый цикл. Мама срывает плохое настроение на ребенке, приучая его к роли жертвы, но и сама испытывает вину за недостойное поведение, недостаточно уделяемое внимание. Вместо того чтобы извиниться и стараться не срывать раздражение на малыше, она «откупается» подарками или начинает окружать гиперзаботой, забывая о себе, но и в тоже время не дает ребенку расслабиться.

В психологии это явление называют «сверхкомпенсация», которая ни к чему хорошему не приводит. Как правило, дети очень быстро понимают, как вызвать у родителей чувство вины и использовать в своих эгоистических целях, либо из-за чрезмерной опеки становятся несамостоятельными, тревожными, приобретают другие психологические отклонения.

Чувство вины формирует у человека деструктивное мировоззрение, а часто и поведение и выражается в следующем:

  • насилие над своей личностью со стоны окружающих воспринимается как норма: «я сам в этом виноват»

  • безынициативность, неспособность отстаивать свои интересы: «я не заслуживаю»

  • подсознательное стремление получить наказание, выражающееся в травмах, потере вещей и денег, а так же склонность поддаваться мошенникам, манипуляторам, идти у них на поводу, использовать жизненный принцип жертвы: угодничество, нытье, обвинение

  • уверенность, что жизнь – это спектакль, в котором надо сыграть свою роль, что «главное казаться, а не быть», довести себя до совершенства в глазах окружающих, независимо от внутреннего состояния, принимать желаемое за действительное

  • четкое представление о недостижимой идеальной жизни, при этом все поступки и достижения оцениваются и сравниваются с ожиданиями окружающих

  • нетерпимость к критике (как не удивительно) – человек с гипертрофированным чувством вины настолько зациклен на самокопании, что даже дружеский совет воспринимает как намек на неидеальность и воспринимает его в штыки

  • неумение строить нормальные человеческие взаимоотношения

  • неспособность быть счастливым

Как преодолеть чувство вины

 

В борьбе с навязанным чувством вины большую роль играет время. Чем раньше вы заметите у себя или близкого человека описанные выше симптомы и начнете с ними бороться, тем легче будет все изменить.опубликовано 

 

Автор: Мария Кудрявцева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: maria-kudryavtseva.ru/chuvstvo-vinyi/

Альфрид Лэнгле: Симметрия ценностей

Поделиться



9 марта 2017 года известный австрийский психотерапевт Альфрид Лэнгле прочел лекцию в стенах Московского социально-педагогического института на тему: «Что делает нашу жизнь ценной? Значение ценностей, чувств и отношений для того, чтобы взрастить любовь к жизни».

 



«Тема, о которой мы сегодня будем говорить, важна не только для собственной жизни — она также важна и для тех, кто преподает, для тех, кто работает с детьми, потому что это очень важно — научить детей любви к жизни или укрепить их в этом. Но, к сожалению, дети иногда воспринимают пребывание в школе или детском саду как то, что отнимает у них радость жизни.

Иногда дети покидают школу сломленными. Но дети должны в школе научиться приобретать интерес к этой жизни. Они должны уметь дать себя затронуть тому, что в этой жизни есть прекрасного и интересного, чтобы они жили свою жизнь с интересом. Итак, сегодняшняя тема звучит так: что делает жизнь ценной?

Мы говорим здесь о наших отношениях с жизнью. Но этот вопрос является субъективным, и ответ на него не может взять на себя учитель. Ответ на этот вопрос каждый должен дать сам, потому что каждый сам находится в этой жизни с этим вопросом. Я есть здесь, я живу — но как это для меня персонально? Это могу только я чувствовать. И каждый человек это чувствует. Как это для меня персонально — что я живу здесь, в этом месте, в этой семье, с этим телом, с этими персональными чертами, которые у меня есть? Я чувствую, что я живу? Каждый день, каждый час я переживаю свою жизнь. Это происходит и сейчас. И сейчас это есть жизнь. И более того, вот этот момент здесь, вот это «сейчас» — это и есть моя жизнь. У меня нет другой жизни, чем та жизнь, которая происходит сейчас.

В общем и целом каждый из нас желает для себя хорошей жизни. Мы хотим быть счастливыми в этой жизни. А что такое счастье? Есть очень разные представления об этом. Если человек страдает от неудовлетворенности каких-то потребностей, то счастье — это когда эти потребности удовлетворяются. Если он страдает бессонницей, он счастлив, когда он может спокойно спать, а если он страдает от астмы — когда он может свободно дышать. Но если отсутствуют страдания в связи с неудовлетворением каких-то потребностей, трудно понять, что такое счастье. Что тут задает ориентиры? Для этого важно чувствовать. Без чувств мы не можем стать счастливыми.Поэтому очень важно поговорить о том, что такое чувствовать.

***

Тема счастья не является темой сегодняшней встречи, поэтому небольшой ответ на вопрос о том, что мы могли бы понимать под счастьем. Счастье — это если я согласен с собой, если у меня имеется внутренняя гармония с тем, что я делаю, если я живу с внутренним согласием. Если в отношении многих вещей, которые я делаю, у меня есть чувство «да, я живу», «да, это соответствует мне», «да, это правильно». Быть в этих отношениях, учиться этой специальности, в свободное время встречаться с друзьями — не потому, что я должен, а потому что для меня это является ценным. Поэтому очень важно, чтобы мы сегодня вечером поговорили о ценностях и об отношениях.

Счастье — это если я живу так, что то, что я делаю, меня наполняет. Когда я нахожусь в мире с собой. Мы хотим быть счастливыми, но основой для этого является хорошая жизнь. Впрочем, иметь хорошую жизнь — это скромная формулировка. Хорошая жизнь — это, может быть, еще не совсем счастье, это предпосылка для счастья.  Хорошая жизнь как  кровать для сна, если я сплю в хорошей удобной кровати, тогда я могу лучше спать, тогда спать — это счастье. Смотреть на то, чтобы жизнь была хорошей, — необходимая предпосылка для исполненной, наполненной жизни.

Вопрос о хорошей жизни — это философский вопрос. Задолго до появления психологии философы занимались этим вопросом. Можно назвать это базовым вопросом философии: что необходимо, чтобы жизнь была хорошей? 2500 лет тому назад Платон считал, что наивысшим благом является не просто жизнь сама по себе, а именно хорошая жизнь. Можно жить и ждать с надеждой, что ты умрешь, например, если человек серьезно болен, если у него сильные боли. Просто оставаться в жизни — это в данном случае нехорошо. Целью является только хорошая жизнь.И для Платона хорошая жизнь — у того человека, который благороден и поступает справедливо. Платон, как мы знаем, был идеалистом.

Еще один древнегреческий философ Демокрит был реалистом, и для него хорошая жизнь — это эвтюмия (от греческого — хорошее настроение, довольство, радость). То есть если у меня имеются хорошие чувства, то моя жизнь является хорошей.

Аристотель, который также был реалистом, но при этом был ближе к Платону, предполагал, что хорошая жизнь — это эвдемония (от греческого эв — благо, даймоний — живой дух).То есть если живешь с хорошим духом, стремишься к чему-то хорошему, хочешь сделать что-то хорошее, если видишь смысл — тогда жизнь хорошая.

Хотел бы упомянуть во вступлении еще двух философов. Римский философ Сенека говорит, что самое высокое благо в жизни — и он говорит это в очень психологической форме — это гармония души с самой собой. Марк Аврелий, философ на римском троне, тоже очень психологично рассматривал хорошую жизнь, а именно как автаркию. То есть если мне самого себя достаточно, если я сам с собой нахожусь в таких хороших отношениях, если мне хорошо с собой, то это хорошая жизнь. Это похоже на высказывание Сенеки — гармония души с самой собой.

Если греки были еще достаточно абстрактны, то римляне были психологичны и практичны. Позднее хорошая жизнь в истории философии связывалась с этическим поведением, особенно если мы вспомним Иммануила Канта. Он видел ее в морали, тогда как в христианстве она связана с верой.

***

Я сделал это вступление, чтобы мы могли осознать, что тема сегодняшнего вечера является темой истории человечества. Мы все родились и все стоим перед такой задачей — формировать нашу жизнь.Эта жизнь нам доверена, вверена. У нас имеется ответственность. Перед нами постоянно стоит вопрос: что я сделаю со своей жизнью? Пойду ли я на лекцию, проведу ли я вечер перед телевизором, встречусь ли я с друзьями? Мы формируем нашу жизнь. И поэтому в большой степени от нас самих зависит, будет ли наша жизнь хорошей или нет. Жизнь удается только в том случае, если мы ее любим. Нам нужны позитивные отношения с жизнью — иначе мы утратим жизнь.

Но как я могу любить жизнь? Что я могу для этого сделать? Как я могу расти, как я могу усиливать эту любовь? Как мы можем обучать этому детей, чтобы они могли сделать это лучше?

Давайте подойдем к этому с такой стороны. Давайте спросим себя: что делает мою жизнь хорошей? Сейчас. Сегодня. У меня хорошая жизнь? Может быть, мы пока слишком редко задавали себе такой прямой вопрос: та жизнь, которая у меня есть, — хорошая? Мог бы я сказать: да, у меня хорошая жизнь? Вероятно, многие могли бы сказать: «Да, моя жизнь неплохая. Но могла бы быть лучше. Если бы у меня был еще и миллион долларов, то, конечно, она была бы лучше. Если бы мой друг или подруга меня любил(а)».

Да, в этом есть много правды. Та жизнь, которую мы проживаем, никогда не будет идеальной. Мы всегда будем представлять нечто лучшее. Но действительно ли она станет лучше, если у меня будет миллион долларов? В нашем представлении нам может так казаться. Но в действительности что бы это изменило? Да, я мог бы больше путешествовать, но со мной ничего бы не изменилось. Я мог бы покупать себе более красивую одежду, но улучшились ли бы мои отношения с родителями? А нам эти отношения нужны, они формируют нас, влияют на нас. Без хороших отношений у нас не будет хорошей жизни.

Есть очень много вещей, которые мы можем купить, но есть также много вещей, которые мы купить не можем. Например, мы можем купить кровать, но не сон. Мы можем купить секс, но не любовь. И все то, что действительно является важным в жизни, купить нельзя.

У меня хорошая жизнь? Я могу себе представить лучшую жизнь. Но если посмотреть на то, что у меня уже есть — имеет ли это ценность? Или я чувствую, что чего-то важного не хватает? Австрийский поэт Стефан Цвейг сказал однажды: «Многие люди счастливы, но немногие знают об этом». Может быть, я более счастливый, чем я об этом знаю.

У меня был такой опыт. У нас маленькие дети, нам нужно много работать, а у детей температура, они не оставляют нас в покое, это все очень тяжело. Иногда мы хотим послать детей на Луну. Или что-то с партнером бывает не так. Может быть, мы хорошо понимаем друг друга, но что-то в наших отношениях снова и снова сводит меня с ума. А если спустя двадцать лет взглянуть на это и посмотреть на фотографии, то возникает такое теплое чувство и говоришь: «Какое счастливое было время!». Вот так выглядит счастье человека. То есть когда мы находимся в счастье, если у нас хорошая жизнь, в ней также есть и страдания, ограничения, проблемы. Если я буду ждать, когда у меня не будет проблем, то у меня никогда не будет хорошей жизни. В хорошей жизни всегда есть проблемы — мы должны быть реалистами. Но именно обходясь с этими проблемами я могу жить так, что у меня будет внутренняя гармония.

Чего мне недостает для хорошей жизни? Спросим себя еще более конкретно: сегодня был хороший день? Что придало ценность сегодняшнему дню? Если я сегодня встретил свою любимую девушку, если у меня была приятная беседа с кем-то, если у меня сегодня день рождения, и я его хорошо отпраздновал, тогда мы скажем: да, это был хороший день. Если произошло что-то особенное. Но особенное предусмотрено для малого количества дней, а большинство дней — обычные.





А может ли быть жизнь хорошей в обычный день? Это вопрос чувствительности, внимательности. Сегодня утром я принял теплый душ. Разве это не хорошо — иметь возможность принять душ, почувствовать струю теплой воды? Я выпил кофе на завтрак. В течение всего дня мне не пришлось страдать от голода. Я могу ходить, я могу дышать, я достаточно здоров. Имеется так много элементов, которые придают моей жизни ценность. И, собственно говоря, мы осознаем это, когда у нас их нет.

Один мой друг, который по полгода живет в Кении, рассказал мне, что он именно там познал ценность теплого душа. Он проводил много времени в сельской местности, в течение многих дней там не было возможности принять душ — а до этого он делал это ежедневно. Если мы чего-то не делаем, то возникает контраст.Тогда мы лучше ощущаем ценность повседневного. Но мы прямо сейчас можем и в какой-то степени повернуться к этим вещам, внимательнее с ними обходиться. На какой-то момент задержаться и сказать себе: я сейчас иду в душ, я делаю это. А когда принимаю душ, обратить внимание, как я себя чувствую при этом. Как я себя чувствую, когда пью кофе?

***

Это дает нам общее представление о том, как мы можем прийти к хорошей жизни. Все эти перечисленные мной вещи мы называем ценностями. Все то является ценностью, что для меня хорошо. Или что хорошо для другого. И более общая формулировка: ценности — это те содержания или те вещи, которые усиливают жизнь, которые способствуют жизни. Если я что-то переживаю как ценность, тогда мне легче сказать жизни «да».

Во время встречи я могу говорить со своим другом о том, что я переживал вчера. Он слушает и говорит, что он думает в этой связи. Это ценность. Это делает мою жизнь немножко лучше. Я могу выпить стакан чистой воды — это делает мою жизнь лучше. Тоже ценность, маленькая ценность. А если человек испытывает жажду или умирает от жажды, то эта ценность становится огромной.

Я переживаю отношения со своим партнером. То, что партнер есть, что я люблю его, а он любит меня. Тоже ценность. Ценностями могут быть как какие-то маленькие вещи, так и самые великие. Для религиозных людей самая большая ценность — это Бог. Ценность — это то, что усиливает во мне желание сказать жизни «да». Таким образом они усиливают мои фундаментальные отношения с жизнью. Потому что фундаментальная ценность всех ценностей — это ценность самой жизни. В конце моей речи я еще вернусь к этой мысли.

Подведем итог. Все, что для меня хорошо или полезно — это ценность. Вместо ценности мы можем употребить слово «благо». Как благо мы воспринимаем то, что хорошо, то, что способствует жизни. Поэтому ценности — это некий вид духовной пищи. Ценности укрепляют нас. Поэтому мы должны обращать внимание на то, чтобы ежедневно в нашей жизни мы переживали как можно больше ценностей. И во всем, что мы делаем, смотреть на то, содержится ли в этом ценность. Что в этом есть такого, что питает нашу жизнь? Может быть, этот доклад имеет ценность, если он помогает прояснить наше отношение к жизни, углубить его.

***

Ценности нужны нам не только как питание для нашей жизни, а также для того, чтобы быть готовым к каким-то действиям. Каждое действие следует за какой-либо ценностью. Каждое действие — это решение. Если я действую, я говорю: я хочу это сделать. Например, прийти сюда — это действие. Позвонить маме. Я делаю это, потому что я хочу это сделать. Это называется действовать. Делать то, что я хочу делать. Но я  не могу хотеть, если я не вижу ценности.

Какая ценность в том, чтобы позвонить маме? Порадовать ее. Или я хочу узнать, как у нее дела. Я могу также позвонить маме потому, что она этого ждет от меня, и я ощущаю некоторое давление. А может быть даже я испытываю некий страх, если я не смогу ей позвонить. Я боюсь, что наши отношения из-за этого испортятся. Тогда я тоже звоню. Но что тогда является ценностью? Тогда у меня нет будет радости от того, что я услышу ее голос и узнаю, как она себя чувствует. Или не будет радости от того, что она будет рада этому звонку. Если я буду звонить под воздействием этого давления, тогда я буду просто выполнять какую-то формальную обязанность. И ценность, которая в этом содержится, заключается в том, что у меня будет меньше страха, меньше напряжения, — но этого мало.

Таким образом, мы видим, что может представлять для нас ценность, и у нас могут это отнять как ценность, если при этом возникает некоторое давление. Если я действую, я чего-то хочу, это значит, что у меня перед глазами имеется ценность. Но ценность может быть очень маленькой и по-настоящему не находиться в отношениях с тем, что я делаю. Звонок маме ради уменьшения моего страха или напряжения не является настоящей ценностью. Я делаю это отчасти недобровольно. Конечно, я могу этого не сделать, но последствия при этом таковы, что будут иметь еще меньшую ценность, чем если я это сделаю.

***

Мы переживаем ценности исходя из этих двух основ. Чтобы пережить, что моя жизнь подпитывается чем-то, укрепляется чем-то. Поэтому хорошо, если мы дарим себе приятные переживания и события. Или когда мы делаем то, что мы делаем с удовольствием, то, что нам интересно, когда нам хорошо. Благодаря этому наша жизнь приобретает полноту, наполняется ценностями. И нам нужны ценности, чтобы быть способными к действию. Действовать означает делать что-то, желая этого и принимая решения в пользу этого.

В ценностях всегда есть большая доля для меня самого. Даже если я кому-нибудь подарю 10 евро, это имеет только тогда ценность, если я при этом буду испытывать радость, если я буду чувствовать, что эти 10 евро могут помочь коллеге, нищему. В их руках они будут иметь большую ценность, чем если останутся у меня. И тогда я могу радоваться, что сделал этот подарок. То есть если что-то должно иметь ценность, это также должно быть хорошо и для меня тоже. А если что-то хорошо только для другого, но не для меня, тогда это не экзистенциальная ценность.

Многие люди делают что-то ради другого, отказываются от чего-то, жертвуют собой: для детей, для друга, для родителей, для партнера. Нехорошо ради партнера готовить еду, заниматься сексом (ну, один раз может и хорошо, но если это повторяется, то это утрата, потеря). Это должно быть хорошо также и для меня, иначе происходит утрата ценности. Здесь не будет долгого хорошего пути, если каждый раз будешь что-то отдавать. Мне тоже нужна хорошая жизнь в присутствии детей, родителей. И это не эгоизм — это симметрия ценностей. Что-то не может быть хорошо для тебя, если это одновременно не есть хорошо для меня.

Родители жертвуют своей жизнью ради детей: отказываются от отпуска, чтобы построить дом, чтобы дети могли путешествовать. А если для самих родителей их действия не были чем-то хорошим, то что будет? Тогда они будут упрекать детей: «Мы для тебя все сделали, а ты теперь такой неблагодарный». То есть они говорят теперь: «Оплати по счету. Будь благодарен и сделай что-нибудь для меня». Но если возникает давление, то ценность утрачивается. Получается, что родители шантажируют детей. И дети таких родителей чаще всего не являются благодарными. А почему? Потому что они тоже охотнее бы имели таких родителей, которые обращали бы внимание на то, чтобы самим иметь хорошую жизнь.

Я же не хочу иметь таких родителей, у которых из-за меня нет хорошей жизни. И дети правы, если они неблагодарны — потому что родители совершили ошибку. Они обошли себя. Они не проживали эту необходимую симметрию ценностей, которая предполагает, что-то, мой дорогой ребенок, может быть хорошо для тебя только в том случае, если это так же хорошо для меня. Если я испытываю радость, что могу от чего-то отказаться, что я могу что-то сделать для тебя. Тогда это мне что-то дает как родителю. Тогда я переживаю ценность собственного действия. Но если такого чувства у меня нет, тогда я опустошен, и тогда возникает потребность в благодарности. Родители начинают чувствовать, что им что-то недостает, и хотят получить это от детей.

Однако если я чувствую ценность того, что я делаю, если это хорошо для меня, тогда мне благодарность не нужна. Конечно, я  буду радоваться, если меня отблагодарят, но я уже получил награду в момент, когда это делал. И это не следует путать с эгоизмом. Эгоизм — это действовать, не обращая внимания на кого-то еще. Я хочу это сделать сейчас, например, хочу сегодня вечером сварить сосиски, хотя никто в моей семье не хочет их сегодня есть, но всем в итоге придется есть сосиски. То есть я веду себя эгоистично, если не учитываю желания других и имею перед глазами только собственные потребности, если я действую как бы за счет других.

***

Переживание ценности питает меня, дает мне ощущение полноты, обогащает мои чувства, укрепляет мои отношения с жизнью и одновременно это является основой для моих отношений с жизнью.И еще одна мысль на эту тему: на уровне переживания мы ощущаем, что ценности подобны магнитам. Меня тянет туда. Увлекательная книга, друзья  — я  хочу туда, я хочу прочитать эту книгу, хочу съесть этот пирог, хочу увидеть своих друзей. Ценности притягивают нас. Задайте себе вопрос: что сейчас в этот момент есть такого, что меня притягивает? Куда меня тянет сейчас? Где я переживаю сейчас эту магнетическую силу? Это что-то, что мне нравится, что я люблю, что меня интересует. Если я с чем-то или кем-то давно разлучен, то возникает какая-то тоска. Например, давно не был на концерте или на фитнесе. Что меня привлекает, куда меня тянет?

Во-вторых, когда мы переживаем ценность, мы хотим также и остаться возле нее. Мы хотим со временем повторения. Если это для нас ценность, мы охотно снова и снова идем в фитнес-клуб, встречаемся с дорогим другом, остаемся в отношениях. Если отношения с кем-то являются для ценностью, я хочу, чтобы у этих отношений было будущее. Если мы переживаем нечто как ценность, то естественным образом возникает желание, чтобы это продолжалось, чтобы было будущее, перспектива.

И третий пункт характеризует переживание ценностей. Помимо чувства притяжения и желания продолжения во времени у нас также возникает желание быть внутренне близким к этой ценности, дать этой ценности себя затронуть. Если это прекрасная музыка — мы хотим как бы впитать ее. Если хорошая вкусная еда — хотим ее распробовать. Друзей хотим обнять и поцеловать, чтобы пережить близость. Мы хотим наполниться внутренне тем, что мы переживаем как ценность.

Мы также можем ухаживать за ценностями. Праздник — это ухаживание за ценностью. Например, когда мы отмечаем день рождения: какая же в этом ценность — что ты в этот день появился на свет! Когда мы отмечаем успешную сдачу экзамена, мы празднуем успех и то, что жизнь продолжается. Мы празднуем только ценности.

И мы ухаживаем за ценностями, когда мы ими наслаждаемся. Наслаждение — это упражнение в углублении ценности. Ведь есть так много, чем мы можем наслаждаться: мягкий воздух наступающей весны, вкусная еда, беседа, конечно же, искусство. Или просто присутствие другого человека. Как происходит наслаждение? Для этого нам нужны чувства.

***

Сейчас бы я хотел поговорить о чувствах и том, что такое чувствовать. Что такое чувства? Это персональный способ переживания. Я не могу отдать свое чувство другому. Мои чувства принадлежат только мне, ими нельзя поделиться. Я могу другому рассказать о том, как я радуюсь. И я надеюсь, что мой рассказ вызовет у другого такие же чувства, как у меня. И что он тоже будет радоваться. Но все же чувства пронизаны субъективностью. На них влияет предыдущий опыт. Другой скажет: да, я тоже радуюсь, но одновременно, когда я слушаю твой рассказ, у меня возникает чувство страха. «В этот раз тебе повезло! Но я, слушая тебя, очень неуверенно себя чувствую». Потому что он исходя из своего предыдущего опыта чувствует нечто совершенно другое.

Как возникают чувства? Чувства возникают, когда я приближаюсь к какому-то объекту, к какому-то содержанию и через близость даю себя затронуть. Затронуть в буквальном смысле слова: необходим внутренний контакт. И через эту затронутость и контакт во мне мобилизуется некая сила, и то, что возникает в результате, — это чувство.

А откуда происходит эта сила? На что воздействует объект или мысль? Где экран, на который падает эта информация? Это сама моя жизнь. В чувствах возникает резонанс с моей жизненной силой. В чувстве моя жизнь приходит в движение.

Некоторые люди считают, что чувства — нечто второстепенное. Важнее факты, информация, нечто рациональное, разумное. «Забудь о чувствах, они только мешают», — говорят они. —  «Только женщин волнуют чувства» (на самом деле просто у женщин с чувствами лучше). Таким образом чувства обесцениваются, а тот, кто обесценивает чувства, чаще всего обесценивает и женщин. И часто у него тогда бедная жизнь.

Если мы проведем феноменологический анализ чувств, то для нас становится очевидно, о чем в чувствах идет речь. В них движется моя жизнь. Чувства — это не нечто второстепенное, это самое главное в жизни. Если у меня есть чувства, это означает, я чем-то затронут. Моя жизненная сила благодаря чему-то пришла в движение. Если я слушаю музыку Чайковского или Моцарта, эта музыка меня трогает. Если я смотрю на лицо моего ребенка, вижу эти большие глаза, это меня трогает. Я не могу даже по-настоящему это объяснить. Между музыкой и моей жизнью нечто происходит напрямую.

Или я смотрю в глаза человека и неожиданно оказываюсь влюблен. Но, конечно, любовь — это очень интенсивная форма. В моей жизни как бы что-то замешивается, зарождается. Какая бы это была жизнь, если бы это со мной никогда не случилось? Если бы я никогда не встретил человека, который напрямую вошел в мое сердце? Это была бы бедная жизнь, жизнь без любви, без того, чтобы быть затронутым в сердцем, холодная и деловитая жизнь. А иметь чувства означает, что моя жизнь благодаря контакту с кем-то или чем-то пришла в движение. Поэтому если мы влюблены, мы чувствуем себя живыми. Тогда во мне кипит, бурлит моя жизнь. Это не слабость. Это также не есть что-то, что мы можем специально «сделать» — это что-то, что с нами случается. Это подарок. Эта встреча, это прикосновение дарят мне что-то большее для моей жизни.

Мы можем что-то для этого сделать, мы не только «отданы» этому. Что мы можем сделать, чтобы усилить это внутреннее движение? Обратиться и приблизиться к этому. Если мы отвернемся, то резонанс будет слабее, но если мы повернемся, обратимся к этому, то произойдет нечто очень важное: тем самым мы подготавливаем себя к резонансу. Поэтому обратиться — это то, что усиливает чувства. Когда мы слушаем музыку, мы часто при этом закрываем глаза, чтобы полностью погрузиться в нее. Мы хотим, чтобы эта музыка в нас звучала, чтобы она в нас двигалась, чтобы она затрагивала наше сердце, обновляла нашу жизнь. Это мы можем сделать.

Но если я влюбляюсь, но не хотел бы влюбляться, то лучше, если мы не будем больше видеться, потому что при каждой встрече чувства усиливаются. Когда я встречаюсь с чем-то, что вызывает у меня отрицательные чувства, они имеют свойство усиливаться и воздействовать на меня сильнее.

***

Теперь мы можем соединить тему ценностей и тему чувств. Ценности и чувства каким-то образом связаны друг с другом. То, что меня трогает и приводит в движение, мы называем ценностью. Теперь на основе понимания чувств у нас появилось расширенное определение ценности. Ценности и чувства связаны. То, что вызывает мои чувства, это ценности. Если нечто вызывает позитивные чувства, то это позитивная ценность, а если я испытываю страдание, злость, то это неценность.

И наоборот. Найти распознать ценности, значимые в экзистенциальном аспекте, я могу  только благодаря чувствам. Если они будут находиться только у меня в голове, то, наверное, это какая-то абстрактная ценность. Она не войдет в мою жизнь.

Например, накоплено много опыта по теме отвыкания от курения. Как можно человека заставить бросить курить? Ведь всем известно, что это вредно для здоровья. Людей информируют об этом, предоставляют им статистику и рисуют последствия в виде болезней различных органов. И каждый курильщик знает, что курить вредно для здоровья, как это воздействует на сердце, на легкие, на сосуды, но все равно курит дальше. То есть я знаю, что курить вредно для здоровья, но все равно курю дальше. Просвещение в этом вопросе привело к сокращению курильщиков только на 1-2 процента. А что делают сегодня? На упаковках сигарет большими буквами написано: «Курение убивает». То есть, используются очень сильные послания, чтобы дойти до чувства. Предполагается, что если это затронет ценность жизни, то человек встанет на ее защиту.

Это большая тема исследования мотивации. Только если я чувствую ценность, она имеет значение для моей жизни — в том смысле, что я делаю ее основой для своих действий. Другими словами, чувства важны потому, что они обнаруживают значимость какой-то вещи для собственной жизни. Чувства — это не какие-то побочные продукты, мысли и переживания. Они формируют наше комплексное восприятие. Глазом мы воспринимаем свет, а чувствами мы воспринимаем то значение, какое эта вещь имеет для моей жизни. Посредством чувств мы воспринимаем значимость жизни.

А как мы приходим к чувствам? Опять же, через пребывание в отношениях, через контакт. Чувства я могу усилить, обратившись, повернувшись к чему-то, если я посмотрю на то, как этот контакт воздействует на меня. Если я делаю глоток кофе, это контакт. И сейчас я даю этому глотку кофе подействовать на меня. Я смотрю на то, как я себя чувствую, если у меня во рту есть глоток кофе. Как это на меня действует? «О, хороший вкус, приятный аромат!». Я глотаю, чувствую, как кофе дальше продвигается по пищеводу — и тогда у меня есть впечатление. Я наслаждаюсь кофе. А что я делаю? Я нахожусь в контакте и я открываюсь этому воздействию. И я спрашиваю себя: как ощущается моя жизнь, когда я пью кофе? Если этот кофе ощущается мною как ценность, тогда я переживаю, что мне немножко больше нравится жизнь. Если жизнь такая, тогда она мне нравится жить. Это всего лишь пара секунд, но благодаря этому обращению к ценности мы можем сделать нечто большее — сделать свою жизнь более хорошей. Переживание ценности в принципе всегда происходит именно таким образом. Наслаждаться означает обратиться к чему-то внутренне и дать этому на себя воздействовать.



***

Нам также нужно провести различие между двумя чувствами — чувствами, которые идут изнутри, и чувствами, которые идут извне. Мы их различаем. Чувство радости — это чувство, которое идет изнутри: я что-то пережил, и во мне возникает ответ. Мы называем это эмоцией. Это понятие пришло из латыни и означает: то, что я, например, сдал экзамен, вызывает во мне внутреннее движение, которое мне соответствует, которое проистекает из моей сущности. Которое движется из меня.

А есть те чувства, которые стимулируются каким-то раздражителем извне. Они похожи на рефлекс в отношении стимула. Мы их называем аффектами. Гнев, злость, ярость, эротическое чувство — это аффекты, они зависят от стимулов. Они не соответствуют моей сущности. Если я уколюсь иголкой, то возникшее чувство боли — это аффект. И чем глубже этот укол, тем глубже этот аффект. Можно много говорить о чувствах, но пока мы остановимся на том, что есть чувства, которые идут из сердца, и чувства, которые вызываются раздражителями.

***

И еще пару слов об отношениях. Отношения очень важны для хорошей жизни. Когда людей, которые живут последние недели своей жизни, которые готовятся в смерти, спрашивают: «Что было самое важное в вашей жизни?», на первом месте стоит такой ответ: «Любовь, которую я проживал». Действительно, это кажется чем-то очень фундаментальным для хорошей жизни.

Отношения — это нелегкая тема. Мы не можем предотвратить отношения, избежать отношений. Как только я кого-то вижу, это уже отношения. Но независимо от этой автоматического базиса отношений, решающим в отношениях является то, хочу ли я эти отношения установить или нет. Установить отношения означает вступить в отношения, обратиться к ним. Я хочу быть с этим человеком, с моим партнером. Потому что там хорошо. Потому что я чувствую себя связанным с ним.

Установить отношения означает «хотеть иметь близость», чтобы мочь другого чувствовать. Я хочу не только слышать или видеть. Если я вступаю в отношения, я хочу быть затронутым другим. Если я вступаю в отношения, я делаю себя доступным для другого. Если я вступаю в отношения, я перебрасываю мостик к другому человеку. Чтобы через этот мостик ты мог прийти ко мне, а я мог прийти к тебе. Если я устанавливаю отношения, то у меня уже есть такое чувство, предположение о той ценности, которую ты собой представляешь. Жизнь происходит в отношениях, а иначе ее нет. Отношения с другими людьми стоят на самом первом месте. Никогда нельзя подвергать опасности отношения с людьми, потому что в этом есть фундаментальная ценность, которую я могу утратить, если я буду невнимателен в отношениях с людьми. И не только с людьми, но также с животными, с растениями, с вещами, с теориями. С тем, чему мы учимся, что мы изучаем. Важно и в этих отношениях установить эмоциональный контакт.

Очень важны отношения с самим собой, чтобы установить близость с самим собой. Чтобы я снова и снова в течение дня чувствовал себя, снова и снова задавал себе вопрос: что я сейчас чувствую? как я себя чувствую? как мои дела, когда я слушаю этот доклад? как я себя чувствую, когда я с тобой? какие чувства возникают? как я себя чувствую, когда я учусь? Если я не установлю отношения с собой, я обойду себя, тогда я отчасти потеряю себя. Я могу стать себе чужим, если я не буду устанавливать эти отношения. И отношения с тобой могут быть хорошими только тогда, если при этом у меня будут хорошие отношения с собой. Если я себя в твоем присутствии чувствую себя хорошо, если мне хорошо с самим собой, тогда у меня хорошие отношения с тобой. Но здесь важно, чтобы я мог себя чувствовать.

И в завершение — отношения с жизнью. Как это для меня — что я вообще живу? Вопрос этот мы задали в начале нашей встречи. И мы можем попробовать еще раз на него ответить. Я живу — это означает, что я расту, созреваю, переживаю какой-то опыт, у меня есть чувства — прекрасные, болезненные, у меня есть мысли, я чем-то занят в течение дня, у меня есть необходимость обеспечивать свою жизнь. Я уже какое-то количество лет жил. Как это для меня — на глубине — что я жил? Есть ли у меня чувство, что это что-то хорошее? Чувствую ли я сам, что это хорошо — то, что я могу жить? Нравится ли мне жить? Какое движение это вызывает во мне?

Если я дам себя затронуть той жизни, которую я жил, которую я проживаю, есть ли в моей жизни что-то хорошее? Или, может быть, она тяжелая, если в ней есть мучение и много болезненного?.. Может быть, временами это так. Но в принципе, в конечном итоге — я рад тому, что я могу жить. То, что я могу дать свое согласие, сказать мое «да» этому факту — что я живу. Потому что я чувствую, что эта жизнь меня трогает, возникает какой-то резонанс, какое-то движение, я рад, я люблю это. Она не идеальная, но все же она хорошая. Потому что кофе вкусный, душ приятный, и у меня есть встречи, я знаю людей, которых я люблю и которые любят меня.

Если у меня этого слишком мало, может быть, у меня будет чувство, что она не очень хорошая. Может быть, жизнь очень ранила меня, и мне совсем не нравится жить. Так чувствует себя человек в депрессии. В депрессии мы переживаем, что в жизни мало ценностей. Поэтому в депрессии человек не хочет жить по-настоящему.

Но многие люди находятся в нейтральном поле: даже не знаю, нравится ли мне жить. Пока я молод, красив, богат и здоров — окей, я согласен. А если уже по-другому — ну, не знаю. И тут важно прийти к этой затронутости на глубине. Никто не может сделать этого за меня, потому что это относится к моей интимности. То, что я даю своей жизни на меня воздействовать, открываюсь и смотрю на то, какие эмоции возникают — это мы называем фундаментальной ценностью, с которой соотносятся все остальные ценности. Все, что мы переживаем как ценное, питает эту фундаментальную ценность. И наоборот: в каждой ценности содержится эта фундаментальная ценность. Если кофе вкусный, то в конечном итоге это о чувстве «жить хорошо». Жизнь ценная, если я пойду за этой фундаментальной ценностью, если я проживаю  фундаментальные отношения (жить хорошо), тогда в каждых отношениях (с кофе тоже) содержится это глубокое отношение к самой жизни. Всегда когда мы устанавливаем отношения с кем-то, мы устанавливаем отношения с самой жизнью.

Я желаю всем нам много переживаний, которые в еще большей степени дадут нам ощутить, почувствовать, что в основе хорошо жить, и что жизнь — это подарок. Спасибо за внимание». опубликовано 

@Альфрид Лэнгле, подготовила Анастасия Храмутичева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © 

Источник: thezis.ru/alfrid-lengle-chto-delaet-zhizn-tsennoy.html

Дочь — зеркальное отражение Матери

Поделиться



Ремень от матери: Проекции и Тень

 

То что я здесь опишу, моё видение ситуации через призму групповой и индивидуальной психотерапии для взрослых, которую я вёл, преподавал и супервизировал больше 10 лет. Я не теоретик, а в чистом виде практик, мне трудно делать обобщения, каждая ситуация уникальна и психика каждой клиентки выбирала свой путь справления с ситуацией и поведение каждой матери было вызвано уникальными обстоятельствами. Но что-то общее есть, попробуем это уловить.

Самый важный тут фактор, что мама и дочь одной половой принадлежности, обладательницы женских тел и фемининной, Иньской энергии. 

Дочь потенциально может стать тоже матерью, женой, и во многом повторяет свою собственную мать, генетически, эмоционально и психологически. Даже те, кто воспитался не родной матерью, всё равно несут в себе черты биологической. Для чего на эту, вроде простую вещь обращаю внимание? Мать и дочь похожи! А это значит, что мать в дочери иногда будет видеть себя, ну как в зеркале.





И вот если бы мать видела бы в дочери только свои самые лучшие, принимаемые ею черты, а то ведь может видеть и свои слабые, а то и «негативные», не одобряемые ею стороны. Психологическим языком, маме легко «проецировать» на дочку свои черты, характер, психологические особенности, особенно окрашенные «тараканами» и травмами.

Так вот, матери что-то спроецировать на дочь вообще труда не составляет. Они одной кровинушки и дочка же копирует именно с мамы своё поведение.

Называется «подражание через зеркальные нейроны». Всё слизывает, от движений до тона голоса, до черт характера и реакций. Ну и, кроме того, мама же не хочет чтобы дочка «повторяла путь и ошибки» её самой и будет стараться дочку от этого уберечь. Этого чего? Да того, что её раздражает в себе осознанно и, что ещё печальнее, не осознанно, того что загнано глубого в бессознательное, в Тень.

О чём тут «воспитание ремнём» тогда? Да, как и в моем случае, общее послание: «Я выбью из тебя эту дурь!» Ну а под ней подразумевается все то, что «в себе» мать пытается глушить, не соприкасаться. Это вовсе не значит, что это качество прямо фонит у матери, это лишь означает что тема для неё не выносима. Тотальна и запредельна.

Пример: Взрослая клиентка-женшина в детстве оказалась в такой ситуации. Например, девочка что-то делала, провалила задание и ощущает себя беспомощной. Рассыпалась, плачет только, истерит или вообще впала в ступор, депрессию. Мать смотрит на дочку и видет сгорбленную фигуру, хныкающую и полностью опустошенную. Тельцем девочка показывает, что сдалась. У «здоровой» матери будет естественная реакция — подойти и обнять, дать поддержку, материнское тепло. Но...





А на секунду представим вполне распространенную ситуацию, когда наша мама сама ещё была ребенком и жила в семьё, где отец выпивал и бывал агрессивным. Согласитесь, в СССР вполне себе распространенное явление. Мама, бабушка нашей девочки, и рада бы была развестись, уйти от этого мужа вместе с детьми. Но в совке квартиный вопрос сильно всех портил, если вспомнить слова Воланда. Куда бы она пошла? А как общество среагировало бы? Коммунистическая партия, не одобрявшая разводы. А родители что сказали бы? А общее послание: «Лучше такой, чем ни какой! Где ты другого найдёшь?»

И вот мама советских времен (бабушка клиентки) продолжает жить с этим мужем, терпит, поскольку: «Бог терпел и нам велел». А энергия все угасает и угасает. Радость, счастье, сменяются рутиной, серыми буднями.Тело энергетически опустошается, иногда его разрывают рыдания, иногда оно превращается в камень или просто растекается на диване, как медуза.

Где-то мы такое тело уже встречали? Так в истории про нашу клиентку, когда она была девочкой. Помните, где она потерпела крах и сдалась. Мама видит нашу девочку в этом состоянии и внутри неё всплывает другое, такое же беспомощное тело — её собственной матери, сдавшейся, беспомощной в том, чтобы изменить ситуацию, развестись и уйти. Бабушка и внучка для матери нашей клиентки в этот момент в психике одно — «беспомощное тело, существо, не способное принять решение, разорвать ситуацию».

Для ребенка видеть свою мать в беспомощном состоянии невыносимо. Мать для него — это самая надежная, тихая гавань, опора, ресурс. Мать дала жизнь, в своей утробе давала пережить ощущение безопасности и рая, кормила и давала тепло после рождения. Ребенок хочет видеть её всемогущей, со всем справляющейся. Он хочет видет мать счастливой, чтобы быть счастливым рядом с ней. И ребенок, любой, без исключений, инстинктивно любит свою мать.

Не верите? А я бывал в детском доме, когда моя мама там работала и видел своими глазами, как дети матерей, которые их истязали, бросали, унижали все равно конючили «хочу к маме!». Хотя и не самый плохой детский дом был и явно родительских прав было за что мать лишить. Но почти каждый день дети сбегали и их снимали с товарных поездов, когда они ехали домой к той самой маме. Любили несмотря ни на что!

И чем же мама нашей клиентки, будучи тогда сама девочкой, могла помочь своей беспомощной матери? Как любовь дочери могла хоть чуть чуть ослабить боль, невыносимость бытия самого родного существа в этом Мире? Преданностью. Сесть рядом и отзеркалить позу. Уткнуться в подол мамы и вместе с ней поплакать. Выслушивать мать часами, как той тяжело. Перестать носиться по дому, играть и радоваться. Начать ругать отца, разделяя гнев мамы, к примеру, когда тот напился. Делать работу по дому, чтобы маме было полегче, вместо гуляния, игры с подружками.

Но срабатывает ли такая «помощь» от ребенка в сторону мамы? Скорее всего это как-то облегчает страдания мамы, оно не так сильно ощущает себя «совсем одна в этом мире». Возможно она даже превратит дочку в «подружку». Однако, уйдет ли тема бесплмощности из её жизни? Нет. И тогда что испытает девочка, которая не помогла своей матери? Свою собственную беспомощность.

Жизнь мамы так и останется в серых или даже чёрных тонах, а значит и жизнь девочки будет тоже не очень счастливой. Очень трудно радоваться, когда твой самый любимый человек в плохом состоянии. И тело девочки, её состояние, её энергетика периодически будут принимать позу «беспомощной» мамы, да и своей беспомощности тоже. А если отец агрессивен и к дочери, а мать не уходит, то ребенок совсем тогда не видит просвета и точно состояние опустошения, бессилия ему обеспечены.

Если, конечно, девочка не отключила чувства и не стала Героем, который способен преодолеть всё и вся. «Я выдержу, я справлюсь! Я не буду такой беспомощной, как моя мать». И она встаёт между отцом и матерью в их конфликтах.Она справляется сама со всеми делами. Она «удочеряет» свою собственную беспомощную мать.

Что будет, когда вырастет наша «Герой»? Вариантов много. Типичный вот такой. Может продолжать всю жизнь тащить всё на себе, став главой своей уже семьи. Варианты жизни? Муж алкоголик. Мать одиночка. Бесконечная забота о больных родственниках. Руководитель, не вылезающая с работы.

Будет ли она счастлива? «Какое счастье? Надо собраться и дело делать!». Сможет ли она достаточно расслабляться и отпускать ситуации? Вряд ли. «Если всё отпустить, то как оно будет работать?».

Но если столько тащить всего на себе, то что с организмом происходит? Периодически надрывается, рассыпается, заболевает. Или сверхсложные задачи не желают выполняться. Или люди подводят. Тогда на горизонте маячит тема «беспомощности», которую надо гнать от себя и как можно дальше. Почему?

Боль. Это безумно больно, когда ты любишь маму и не можешь ей помочь. Это больно, когда ты хочешь гулять, а вынудлена спасать маму и ситуацию. И это больно, но точно не доступно в осознанности ребенка, когда ты предаёшь себя, «удочеряя» беспомощную маму. Боль от работы громоотводом в конфликте с отцом. Боль от работы служанкой, домработницей, нянькой братьям и сестрам, работыэ

Девочка предаёт себя, начиная жить «несчастной жизнью» своей мамы. И большая вероятность, что она начнёт ненавидеть себя за то, что не может помочь маме. Отца, за то, что доводит мать до этого состояния. Свою маму, за то что не может взять себя в руки и уйти.

А главное, она начнёт ненавидеть… «беспомощность» — фигуру, из-за которой они так несчастны.

И вот девочка выросла. Её мама стала уже бабушкой. Дочка подросла, возможно пошла в школу и там дают трудные задания, много уроков, за окном депрессивная осень с дождями, темнеет рано. Ребенок устаёт и не справляется. Пробует, но не выходит. Плачет и от бессилия опускает руки. Как бы было хорошо, если бы обняла мама...

Обнять??? Обнять «фигуру беспомощности». «Да я НЕНАВИЖУ эту беспомощность! Она украла у меня маму, украла детство, украла счастье!». 

«Что ты разлеглась!? Иди делай уроки! Что ты как размазня!? Вставай я тебе сказала!… Ты будешь слушать твою мать!? Так и будешь валяться весь день?!». И не приведи Господи дочке продолжать лежать. И не приведи Господи девочке расплакаться, или от страха скукожиться, свернуться в комочек и таким образом усилить телесно «фигуру беспомощности».

«Я никогда не буду такой как моя мать!» — говорила когда-то мама нашей клиентки себе в детстве — «Я никогда не буду беспомощной». А, поскольку тема «беспомощности» не была прожита, отреагирована, она загнана глубоко в бессознательное, в Тень мамы нашей клиентки периода её детства.

Главное сейчас внутри мамы: ПРЕКРАТИТЬ любые чувства, переживания, напоминающие про детство, про семью, где было столько беспомощности, а значит и не дать всплыть БОЛИ. Её собственной боли, боли её матери, возможно боли отца, братьев и сестер. А как остановить опасность столкновения с болью из прошлого? Самое простое решение — это поменять то, что мама сейчас видит перед собой, триггер. Убрать «кнопку», которая нажимает на Боль Прошлого. Надо «уничтожить» эту ненавистную фигуру «беспомощности». А «кнопка» — это девочка, принявшая телесно форму похожую на бабушку-в-беспомощности. У большинства же людей это будет похоже.

Беда только, что это её собственная дочь сейчас в беспомощности. Однако Крик Боли внутри матери кричит: «Уберите это состояние внутри меня, я не выдерживаю! Я БЕСПОМОЩНА чтобы справится с нахлынувшими чувствами!». И, вроде такая сильная, наша мама переживает снова это состояние «я не справляюсь». Даже если внешне она выглядит как кремень, внутри её гремит буря, она ничего не в состоянии противопоставить Тени, понимающейся на поверхность. Тени вытесненной, загнанной очень глубоко в бессознательное. Взрослую женщину снова охватывает ужас из детского состояния.

«Прекрати ныть, я тебе сказала!» — звучит голос матери. А какие варианты у девочки, которая не справляется со школьной нагрузкой? Девочки, которая меньше всего на свете хочет огорчать маму. Вот так вот взять и «прекратить беспомощность»? STOP IT! ? Подскочить огурчиком и тут же все уроки сделать, с улыбкой Будды на устах?

Она ребенок! Ей трудно, ей надо, чтобы её обняла мама. А мама у нас где? Да вот там, в далеком беспомощном детстве. В глубинах своего бессознательного. Для неё сейчас дочка это «кнопка» нажимающая на её собственную беспомощность.

Иии. Фьють… Фьють… Слышим звуки ремня. Крик женщины на уровне сирены скорой помощи по децибелам. Или мама трясет ребенка за грудки. Или оплеуха. Или потащила куда-то за волосы. Или чем-то запустила… Она уже не ведает, что творит. Лишь бы выключить «кнопку».





Каково нашей девочке, будущей клиентке психолога? Получила… поддержку от мамы? Беспомощность испарилась? Счастье вернулось? А получает ведь тумаков «за бабушку», но знает ли она об этом? Что она видит перед собой? Озверевшую мать.

Понимает ли девочка, почему мать озверела? В 7 лет не так и много умственных ресурсов чтобы провести причинно-следственные связи. Уж простите, поскольку у меня первое образование Юрфак МГУ, то часто ссылаюсь на юридический термин «дееспособность». Она у нас в 18 лет наступает, а в США полностью аж в 21 год.

Дееспособность — это способность лица своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности. Она непосредственно зависит от способности человека осознавать последствия своих действий. Частичная законом установлена в 14 лет, частично в 16. Ну в среднем, конечно. Психофизиология, так специалисты определили.

А девочка скорее всего своим детским умом проведет параллель, что: «Я что-то не так сделала, раз мама сердится и даже за ремень схватилась». Дочка же «не справилась» с уроками, с ситуацией, с состоянием. Вряд ли она вообще сможет понять что в состоянии «беспомощности» находится. А уж поймет ли, что это её мать сейчас беспомощна, относительно своей Тени, своего внутреннего мира?

Что себе о себе скажет девочка скорее всего? «Я плохая!». И что она будет делать, чтобы «быть хорошей» для мамы и не получать тумаков и крика? Есть варианты, но чаще всего я встречал у клиенток, что девочка начинала контролировать своё состояние «беспомощности». Делать уроки дольше и лучше. Не хныкать и поменьше валяться на диване в тоскливой позе. Не перечить маме, когда та призывает что-то начать срочно делать. Делать вид что тебе всегда радостно и счастливо.

Самое грустное, что часто девочки принимают «решение» (бессознательное, конечно) не жаловаться маме, если что-то не получается, с чем-то девочка не справляется. «Я все буду решать сама! Я за все отвечаю, что со мной происходит!». Ни в коем случае не огорчать маму своими депрессивными состояниями, лучше показывать, что ты всегда на высоте, в приподнятом настроении.

«Что-то случилось» — спрашивает мама, видя дочку расстроенной. — «Нет, всё хорошо, всё в порядке» — отвечает девочка и на её лице может даже расцвести улыбка. Хорошее же качество, улыбаться улыбкой Будды даже тогда, когда тебе плохо?.. Так и восточные религии учат, в моем Ашраме точно. Только это адресовано взрослым. Ребенок должен быть непосредственным, проживать то, что проживается.

А женщина стала клиенткой у нас в психотерапии. По мне, так и тут ей Высшая Сила помогла, показав дорогу к исцелению. Не каждая дойдет и поверит в психолога. Не каждая согласится заглянуть в собственную Тень, где лежат тонны Боли. Значит Всевышний и на это дал силы и поддержку. Поддержал её волю к освобождению от фигуры «бабушки», которой уже может и в живых-то нет, а ее призрак до сих пор маячит.

И это действительно для этой клиентки МУЖЕСТВО! Потому что поход к психологу, это принятие того, что: «Сама я БЕСПОМОЩНА и мне нужна помощь специалиста». Для такой клиентки, это признак внутренней Силы, возможно признак и Любви, желания разорвать порочный круг и не передавать дальше, уже своей дочери, эту тему «беспомощности».

Возможно когда-то она принимала тоже решение: «Я не буду похожа на свою мать и хвататься за ремень», но Тень взяла верх и клиентка поймала себя на агрессии в адрес дочери, которую любит. В любом случае, она борется за себя, за детей, за отношения, за счастье. И главное сейчас, в этот момент, принять это «я беспомощна» и принять помощь там, где её никогда не было. опубликовано 

Автор: Вишняков Андрей

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/vishniakov/posts/1427079667324593

СЕКРЕТ для двоих

Поделиться



А вы знаете, что есть в отношениях секреты, которые буквально становятся самолётом для двоих?  Своим видением с читателями делится Ирина Криволапова.

Самолётом в том плане, что могут не только поднять отношения на новый уровень, но и доставить, любящих друг друга людей, именно туда, куда им хочется.

Что это за самолёт?  Этот самолёт называется ЯСНОСТЬ.

Ясность в умении донести свои чувства, мысли и действия мужчине. И задача это на 100% женская.



Чувства женщины глубоки и многогранны, порой абсолютно не зависят от внешних факторов. Мысли часто похожи на клубок запутавшихся ниток. В котором ниточка, например  Цветы,  неразрывно связаны с ниточкой Самоценности. Или ниточка Одежды связаны с ниточкой Уверенности в себе. 

У мужчины же,  наоборот, носки это просто носки. Свитер это одежда для зимы, а не способ выразить свое настроение. Поэтому то, что происходит внутри женщины, является для него большой загадкой. 

Вступая в отношения, женщина рассчитывает на понимание и принятие своей природы. Так она сама сверхчувствительна и угадывает желания и чувства других,  то и к себе ждёт такого же отношения. 

Не получая это от мужчины, она замыкается и переходит к формированию претензий внутри себя.  В это время фоном в голове часто звучит диалог:

  • не понял меня;

  • не оценил мои усилия;

  • оказался эгоистом;

  • всё,  теперь ничего ему не скажу;

  • на вопрос что случилось,  ответ обычно «Ничего. Всё нормально».

Мужчину этот этап вгоняет в ступор,  т.к. внешне обычная атмосфера стала становиться адом. При этом причину ему не говорят,  что делать не понятно.  Некоторые мужчины в таком случае могут не попадать под влияние женских чувств,  могут продолжать быть рядом, обнять,  пока сердце любимой не оттает.  Другие,  что случается чаще,  впадают в агрессию,  защищая свою психику от эмоционального накала.

Выход в этой ситуации один — вносить ЯСНОСТЬ в свои отношения. И задача привнести в отношения эту ясность, четкость и понимание, лежит на женщине. 

Что женщина может сделать, чтобы её понимал мужчина?




1. Перестать ждать 100% понимания всех тонкостей своей души от мужчины. Этого не было и скорее всего не будет.

2. Принять тот факт,  что в отношениях мужчина -  женщина,  женщиной являешься именно ты, а не партнер. Ожидания, что тебя поймут и почувствуют, можно приравнять к ожиданию ещё одной женщины в отношениях.

3. Научится понимать свои чувства. Это значит,  что я четко понимаю, какое чувство я сейчас испытываю. Это злость, обида, разочарование, восторг, смущение, зависть, сожаление или радость? Понимаю ли я сама свои чувства, чтобы уметь передать их другому? Или жду, когда меня поймут и помогут их прожить? Возможно, это ожидание материнской/отцовской роли от партнёра.

4. И последнее,  самое актуальное. 

Если представить то, что происходит внутри женщины картиной с яркими красками,  многослойностью в 3Д качестве, то задачей женщины является донести эту же картину в таком же качестве до своего мужчины. Передать все краски и полутона, оттенки своей реальности,  а не ограничится одним словом «Мне обидно».

Ясность передачи картинки из женской реальности в мужскую -  задача №1 для женщины в отношениях. Это убережет вас от ненужных ожиданий и поможет сделать свою жизнь проще и интересней.

Автор: Ирина Криволапова, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Ирина Криволапова

Обесцененный человек

Поделиться



Люди, которым в детстве много и часто приходилось сталкиваться с обесцениванием со стороны своих родителей, во взрослой жизни вынужденно попадают в ситуации, где их ценность, как партнеров, специалистов, как людей, с равными другим правами ставится под сомнение или угрозу.

И те, кто слышал от взрослых постоянные упреки, терпел грубость, всегда был виноват, плох и бит. И те, кого любили, но только если… он был всегда красивым, умным, полезным, эффективным, удобным, самым-самым и т.д. То есть, любили с условием.





В этих случаях маленький человек не получал очень важного знания, которое формирует не только ощущение безопасности, но и чувство собственного достоинства и адекватную самооценку. Знания о том, что «Я хорош уже тем, что я есть. Меня любят просто потому, что произвели на свет. И такой, как есть, я ценен».

Конечно, каждый взрослый знает, что не всё в этом мире для него и не все обязаны относиться к нему хорошо, любить и уважать. Но знание о себе, как об априори ценном (в детстве для родителей, а позже, благодаря этому — для себя самого) человеке — как раз та опора, которая позволяет выбирать в партнеры и ближнее окружение людей, способных ценить и любить. Помогает различать и отвергать плохое, не подходящее к себе отношение. Не допускать несправедливости и насилия в свой адрес. Иметь право просить и получать помощь и поддержку.

И в ту и в другую манеру воспитания (из описанных выше) красной нитью вплетено насилие — моральное (без применения физической силы) и физическое.

Иногда, впервые произнося в терапии слово «насилие», я сталкиваюсь с удивлением и некоторым отторжением — как у тех, кого систематически били, так и у людей, в воспитании которых использовалось в основном психологическое насилие.

Думаю, для нашего менталитета жестокость — это настолько распространенная форма общения с близкими, особенно среди тех, кто родился еще до распада СССР, что многими воспринимается как норма. А людей, которым повезло вырасти в по-настоящему уважительной, поддерживающей и любящей среде, вообще-то очень и очень не много.

Чем плохо насилие? Ведь все знают, что это не хорошо. Кроме того, что оно препятствует развитию базовой безопасности у ребенка, любое насилие не учитывает чувств жертвы.

  • Когда родители систематически бьют, отвергают или издеваются над ребенком — им не важно, что ему в эти моменты страшно, больно, одиноко и он не может в силу возраста справляться с таким уровнем стресса самостоятельно.
 

  • Когда родители ждут или требуют, что он будет: учиться только на пятерки, не реветь как тряпка, вести себя нормально, не мешать, или звездой балетной школы — им не важно, что у него есть масса своих чувств и потребностей, на которые он получил запрет.
 

И как с этим справиться — он, опять же, не знает.

Вот это «не важно» — эта неспособность или нежелание взрослого увидеть и посчитаться с реальным маленьким человеком, и есть обесценивание.

Сложности таких людей в отношениях часто связаны с тем, что им трудно отличать плохое отношение от хорошего. Трудно иметь свою точку зрения и отстаивать ее. Вообразить, что можно не терпеть, когда плохо, а идти за помощью к другим людям. Распространенный стыд, связанный с обращением к психологу — отсюда же.

Даже осмелившись взбунтоваться и отстаивать свое право, человек часто встречается с огромным количеством прямой и непрямой агрессии в свой адрес от окружения.

Так работает система. Семья, рабочий, дружеский и любой другой коллектив — это система, в которой обесцененный человек, как и все остальные, занимает свое место, играет свою роль. И когда он претендует на то, чтобы изменить не удовлетворяющую его ситуацию — это потенциально несет угрозу сохранению гомеостаза системы, в которой он находится.

Почему это важно знать? Люди, неуверенные в собственном праве на то, чтобы быть услышанными и замеченными, будут встречаться с бОльшим количеством сопротивления, чем те, кому по анамнезу всегда было положено много поддержки. И это нужно принять.

Поиск своей ценности в психотерапии — процесс трудоемкий. Из-под завалов чужих установок нужно вытаскивать на поверхность свои, когда-то давно отвергнутые близкими чувства, находить утешение и учиться быть в контакте с желаниями.

Очень не быстро и через усилия всходят эти ростки, как трава прорастает сквозь толщу асфальта. Нужно много поддержки и бережного отношения, чтобы появилось то, чему когда-то отказали в жизни. И очень важен запас терпения, сил и готовности клиента выдерживать частичную неопределенность, сложные чувства и оставаться в терапии.

 

Автор: Мария Долгих

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: gestaltclub.com/articles/psihoterapia/8629-obescenennyj-celovek