Хорхе Букай: 3 истины, которые не зависят ни от времени, ни от обстоятельств

Поделиться



В поисках истины все мы встречаемся на своем жизненном пути с различными идеями. Они постепенно прорастают в нашем сознании и овладевают нами, создавая на некоторое время нашу систему взглядов.

Однако потом часть этих истин отбрасывается — или потому что надобность в них отпала, или они не выдерживают наших сомнений.

А может быть, потому что новая истина, овладевшая нами, несовместима с предыдущими и соперничает внутри нас за «место под солнцем».

Или же просто потому, что эти истины перестают быть важными для нас.





 

 

И мы теряемся. В любом случае, суждения, на которые мы опирались, ставятся под сомнение.

Представьте себе, что, встав у руля своего парусника, осознавая все свои возможности, вы никак не можете выбрать верный курс.

Мне вспомнилась книга Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц».

Помните?

«Во время путешествий по маленьким планетам своей галактики он встретился с Географом, который отмечал в большой регистрационной книге горы, реки и звезды.

Маленький Принц захотел внести туда свой цветок (тот, что оставил на своей планете), но Географ сказал ему:

— Мы не записываем цветы, потому что нельзя записывать эфемерное.

И Географ объяснил Маленькому Принцу, что „эфемерный“ значит находящийся под угрозой скорого исчезновения.

Услышав это, Маленький Принц сильно опечалился. Он понял, что его роза эфемерна…»

И я задал себе вопрос: существуют ли истины, незыблемые, как скалы, и неизменные, как привычный пейзаж за окном? Или же истина столь же эфемерна и хрупка, как сорванный цветок?

В масштабе макрокосмоса это может звучать так:

— Разве горам, рекам и звездам тоже не угрожает скорое исчезновение?

Что значит «скоро» в сравнении с «всегда»?

И не выходит ли в таком случае, что горы — тоже эфемерны?





Мне хотелось бы попытаться написать о некоторых идеях-горах, идеях-реках, идеях-звездах, с которыми я встречался на своем пути.

Некоторые из этих истин, безусловно, кажутся другим спорными. Может быть, однажды они станут таковыми и для меня. Но сейчас они, на мой взгляд, целостны и достоверны, и более того, их можно подвергать беспристрастной оценке — они выдерживают испытание с точки зрения здравого смысла.

1. Первая истина составляет неотъемлемую часть философии гештальт-терапии, это мысль о том, как узнать, что:

То, что есть, есть

Я пишу это и думаю, как разочаруется читатель: «То, что есть, есть!» В этом и заключается истина?

Это суждение мы часто не принимаем во внимание, несмотря на его очевидность. В нем содержатся три важных элемента, которые, как мне кажется, необходимо отметить: во-первых, знание «то, что есть, есть» означает, что мы должны принимать поступки, события, ситуации такими, какими они являются.

Реальность не такая, какой мне бы хотелось ее видеть.

Она не такая, какой должна быть.

Не такая, какой, как мне сказали, она будет.

Не такая, какой была.

Не такая, какой будет завтра.

Реальность вокруг меня такая, какая есть.

Мои пациенты и ученики, услышав, как я повторяю это утверждение, усматривают в нем какое-то смирение, покорность, нежелание быть в бойцовской форме.

На мой взгляд, необходимо всегда помнить, что изменения могут возникнуть только тогда, когда мы осознаем настоящее положение вещей.

Как можно определить маршрут в Нью-Йорк, если не знать, в какой точке Вселенной ты находишься? Я могу отправиться в путь только из конкретной точки, будь то место на карте или точка отсчета моего пути. И это означает принятие ситуации такой, какая она есть.

Вторая часть этой истины, напрямую связанная с первой, такова:

Я тот, кто я есть

И еще раз:

Я не тот, кем хотел бы быть.

Я не тот, кем мне следовало бы быть.

Я не тот, кем бы моя мама хотела, чтобы я был.

Я даже не тот, кем был.

Я тот, кто я есть.

Кстати, по моему мнению, все наши душевные муки и раны — результат отрицания определенного положения вещей. Все наши неврозы начинаются, когда мы пытаемся изменить себе и стать не теми, кто мы есть.

В книге «Я хочу рассказать вам о…» я писал о самоотрицании:

…Все началось тем серым днем, когда ты перестал гордо говорить:

Я ЕСТЬ…

И, стыдливо, с опаской

склонил голову и поменял

свои слова и действия

на ужасные мысли:

МНЕ СЛЕДОВАЛО БЫ БЫТЬ…

…И если трудно принять, что я тот, кто я есть, то насколько же порой сложнее принять третью часть истины, которая следует из суждения «то, что есть, есть»:

Ты… тот, кто ты есть

А именно:

Ты не тот, каким мне хотелось, чтобы ты был.

Ты не тот, кем был.

Ты не тот, кем мне было бы удобнее тебя видеть.

Ты не такой, как я хочу.

Ты тот, кто ты есть.

Принять — это значит уважать тебя и не требовать от тебя изменений.

Недавно я вывел для себя определение настоящей любви, любить — это значит бескорыстно создавать условия для того, чтобы другой был тем, кто он есть.

Это суждение — начало (во всех смыслах этого слова, то есть первое и главное) любых зрелых отношений. Когда я принимаю тебя таким, какой ты есть, и понимаю, что и ты принимаешь меня таким, какой я есть.





2. Вторая истина, крайне важная для меня, ведет свое происхождение от суфийской мудрости:

Ничто хорошее не дается даром

И отсюда следуют, на мой взгляд, по меньшей мере, два вывода:

Первый:

  • если я хочу, чтобы в моей жизни произошло что-нибудь хорошее, я просто обязан знать, что за это придется платить. Конечно, это не всегда деньги (иначе как все было бы просто!). Цена эта иногда непомерно высокая, иногда — необыкновенно низкая, но она всегда есть! Потому что ничто хорошее не дается даром.
 

Второй:

  • необходимо понять, что, если я получаю извне что-то хорошее, если со мной происходят радостные и приятные события, — это потому, что я их заслужил. Я заплатил за них, я их достоин. (Только для того, чтобы предостеречь пессимистов и обескуражить ловкачей, поясню: за то хорошее, что со мной происходит сейчас, я уже заплатил. И не может быть оплаты в рассрочку!)
Некоторые, услышав это, спросят:

А как же плохое?

Разве оно тоже дается не даром?

Если со мной происходит что-то плохое, это в ответ на содеянное? Я этого заслужил?

Возможно, что это и так. Однако я говорю только о тех истинах, которые для меня бесспорны. Об универсальных истинах, истинах без исключений.

И для меня утверждение: «Я заслуживаю всего, что со мной происходит, в том числе и плохое» не является таковым. Это не всегда так.

Я могу заверить вас, что знаком с некоторыми людьми, пережившими невзгоды и потерпевшими те или иные неудачи совершенно незаслуженно.

Принять эту истину (ничто хорошее не дается даром) — значит навсегда распрощаться с детским представлением о том, что кто-то мне что-то должен, потому что я этого хочу. Представлением о том, будто жизнь должна мне дать то, что я хочу, «только потому, что я этого хочу». Просто потому что мне должно сказочно повезти.

 

3. Третью истину, на которую необходимо опираться, я бы изложил так:

Никто не может сделать всего, что он хочет,

НО

каждому по силам никогда НЕ делать того,

чего он НЕ ХОЧЕТ

Я повторяю для себя:

Никогда не делать того, чего я не хочу.

Принять это утверждение и жить, следуя этому принципу нелегко. Такое тоже не дается даром. Напоминаю — ничто хорошее не дается даром. И это хорошо.

Что я имею в виду? Если я взрослый человек, то никто не заявит меня делать то, чего я не хочу. Самая высокая цена, которую я могу за это заплатить, — цена моей жизни.

Я понимаю, что жизнь — самое важное, что у меня есть, и ни в коей мере не умаляю ее ценности. Но все же я считаю, что думать: «Я не буду делать те или иные вещи» совсем не означает того, что мне это будет стоить жизни. Одно не всегда связано с другим, и между этими утверждениями не стоит знак равенства.

В повседневной жизни обычно цена вопроса намного ниже. Единственное, что действительно необходимо, — отказаться от того, чтобы ждать от окружающих похвалы, одобрения, любви. Иногда это бывает очень неприятно. Часто цена, которую приходится платить, когда решаешься сказать «нет», — это открывать неприглядные стороны в своих друзьях, смотреть, как они поворачиваются к тебе спиной, затылком и другими частями тела… видеть, как они уходят.

Три эти истины для меня — идеи-горы, идеи-реки, идеи-звезды.

Истины, которые не зависят ни от времени, ни от обстоятельств.

Это те принципы, которые относятся не к какому-то определенному моменту времени, а к каждому мгновению, к тому, что в совокупности мы называем «наша жизнь».

ИСТИНЫ-ГОРЫ даны нам для того, чтобы построить свой дом на прочном фундаменте.

ИСТИНЫ-РЕКИ, чтобы утолить нашу жажду и плыть по ним в поисках новых горизонтов.

ИСТИНЫ-ЗВЕЗДЫ, чтобы они указывали нам путь даже в самые темные ночи…опубликовано 

 

© Хорхе Букай

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //rumagic.com/ru_zar/sci_psychology/bukay/0/j18.html

Любить с открытыми глазами

Поделиться



Многие люди ищут пару, пытаясь таким образом разрешить свои проблемы. Они наивно полагают, что любовные отношения вылечат их от скуки, тоски, отсутствия смыла в жизни.

Они надеются, что партнёр заполнит собой пустоту их жизни.

Какое грубое заблуждение!

Когда мы выбираем себе пару, возлагая на неё подобные надежды, в конце концов, мы не можем избежать ненависти к человеку, не оправдавшему наши ожидания.





А потом? Потом мы ищем следующего партнёра, а за ним другого, потом — ещё и ещё… Или решаем провести остаток жизни в одиночестве, жалуясь на жестокую судьбу.

Чтобы этого избежать, следует разобраться с собственной жизнью, не ожидая, что кто-то сделает это за нас.

Рекомендуется также не пытаться разобраться в чужой жизни, а найти человека, с которым можно было бы работать над совместным проектом, хорошо проводить время, развлекаться, развиваться, но не приводить в порядок свою жизнь и не искать лекарства от скуки.

Мысль о том, что любовь нас спасёт, разрешит все наши проблемы и подарит состояние счастья и уверенности,способна привести лишь к тому, что мы попадём в плен иллюзий и сведёт на нет истинную преображающую силу любви.

Отношения, рассматриваемые с реальной, а не с идеальной точки зрения, открывают нам глаза на многие стороны действительности. И нет ничего более потрясающего, чем ощущать своё преображение рядом с любимым человеком.

Вместо того чтобы искать в отношениях убежище, нам стоит позволить разбудить в себе ту часть, которая до сих пор дремала и которой мы не давали себя проявить: способность двигаться вперёд с четким представлением направления движения, а стало быть, меняться и развиваться.





Чтобы союз любящих людей процветал, необходимо взглянуть на него с другой стороны: как на ряд возможностей расширить своё сознание, открыть незнакомые истины и стать личностью в полном смысле этого слова.

Превратившись в полноценного взрослого человека, не нуждающегося в другом для выживания, я,несомненно, встречу другую такую же личность, с которой я поделюсь тем, что у меня есть, а она — тем, что есть у неё.

В действительности, в этом и есть смысл отношений в паре: это не спасение, а «встреча». Или лучше сказать, «встречи».

Меня с тобой.

Тебя со мной.

Меня со мной.

Тебя с тобой.

Нас с миром.

Следует развенчать миф о том, что если два человека любят друг друга, они должны придерживаться одного мнения. Это не так, любить другого человека не означает думать так же, как он, или ставить его превыше самого себя. Смысл — во взаимном уважении. Главное — «любить с открытыми глазами».

Если у нас это получится, станет не так сложно прийти к общему знаменателю, потому что мы уже достигли самой важной договорённости: я принимаю тебя таким, какой ты есть, ты принимаешь меня.

Это взаимное принятие освобождает нас от пут, дает нам ощущение свободы, позволяет дать волю чувствам. Как только жизненные ценности нашего партнёра приобретают значение и для нас, мы уже можем проникнуться уважением к его образу жизни.

 



Карта тела: Как на уровне тела поменять жизнь

Ты не должен только то, что НЕ должен

 

Каждый человек — это целый мир, и любить — значит быть способным принять другого вместе с его системой ценностей, чертами характера, привычками, странностями… не пытаясь изменить.А это труд. Тяжкий… Труд, в котором может не оказаться помощников, так как принятие другого начинается с принятия самого себя.опубликовано 

 

Автор: Хорхе Букай, “Любить с открытыми глазами”

 



Источник: /users/15106

Трюк в том, чтобы уметь вновь и вновь заново открывать друг друга…

Поделиться



— Мы можем прожить жизнь так, как будто мы — машинисты поезда метро, точно зная, куда мы движемся и каков наш путь. Или как сёрфингист: следуя за волной.

 

— Действительность становится гораздо привлекательней, если мы решим наслаждаться ей в меру наших возможностей, вместо того чтобы переживать из-за того, что наши иллюзии и мечты не сбываются.

 

— Встать на путь диалога — гораздо более эффективно и разумно, чем пытаться доказывать, каким эгоистичным или отзывчивым может быть каждый.





— Когда мне что-то не нравится в другом, это почти всегда означает, что на самом деле мне это не нравится в себе. Если я сам не нахожусь в конфликте с этой чертой, она не раздражает меня и в другом. Поэтому всегда надо себя спрашивать: «Почему меня нервирует это в другом? Как это связанно со мной? »

 

— Не ждите и не желайте жизни без конфликтов, а воспринимайте их как шанс для саморазвития; научитесь использовать каждую трудность, встречающуюся на вашем пути, чтобы вникнуть в неё, погрузиться на новую глубину не столько ради партнёра, а прежде всего из-за собственной личности.

 

— Верните себе ответственность за собственную жизнь.

 

— Только когда ученик готов, появляется учитель.

 

— Ко всему прочему, надо уметь отпускать. Я не согласна с теми, кто предлагает держаться за отжившие отношения. Союз двух людей длится ровно столько, сколько нужно, то есть до тех пор, пока способствует их развитию: иногда несколько недель, иногда всю жизнь.

 

— Единственная возможность поддерживать постоянно обновляющиеся отношения — не цепляться за старое и, если пришло время, расстаться с тем, чего уже нет.





— Не важно, влюбленная ли это пара, двое друзей, братьев или какие-то другие варианты отношений… Главное — ты и я рядом, потому что получаем удовольствие от общения друг с другом, от совместных занятий, и это помогает открывать в себе лучшие черты…

 

— Трюк в том, чтобы уметь вновь и вновь заново открывать друг друга, наблюдать за происходящими изменениями, видеть какими мы становимся. Другими словами, не ждать, что все останется неизменным, а быть готовым к тому, что в любой момент любимый человек может нас удивить.

 

— В тот момент, когда мы перестаем бороться с самими собой и принимаем вещи такими, какие они есть, мы невероятно растем.

 



Попробуйте в течение 24 часов принимать всё, что бы ни случилось

То, что действительно нам принадлежит, не может быть потеряно

 

— Отношения, рассматриваемые с реальной, а не с идеальной точки зрения, открывают нам глаза на многие стороны действительности. И нет ничего более потрясающего, чем ощущать своё преображение рядом с любимым человеком.

 

— Любые трудности ценны, потому что, преодолев все препятствия, мы перестаем быть прежними: мы выросли, мы лучше осознаем и ощущаем свою жизнь, она становится более полной.опубликовано 

 

©Хорхе Букай

 



Источник: advorts.ru/o-zhizni-i-lyubvi/tryuk-v-tom-chtoby-umet-vnov-i-vnov-zanovo-otkryvat-drug-druga-xorxe-bukaj.html

Хорхе Букай: 3 волшебные истории

Поделиться



Несмотря на кажущуюся простоту, истории знаменитого аргентинского психотерапевта Хорхе Букая из книги «Истории для размышлений» хранят в себе фундаментальную мудрость.





 

1.Иллюзия

Жил-был толстый и некрасивый крестьянин,

который влюбился (а почему бы и нет?)

в прекрасную белокурую принцессу.

Однажды принцесса — кто знает зачем —

поцеловала толстого и некрасивого крестьянина.

И он, словно по волшебству, превратился

в стройного и статного принца.

(По крайней мере, так ей казалось).

(По крайней мере, таким он чувствовал себя).

 

2.Грусть и ярость

 

В одном заколдованном королевстве, где не ступала нога человека, а может быть, ровно наоборот, где люди становятся путешественниками, не замечая того…

В сказочном королевстве, где нереальное становится реальным, был прекрасный пруд.

Или, скорее, лагуна с кристально чистой водой, в которой плавали рыбки всевозможных расцветок и переливались все оттенки зеленого цвета.

Грусть и Ярость подошли к этому сказочному водоему, чтобы вместе искупаться. Обе сняли одежду и, нагие, вошли в воду.

Ярость, как обычно, спешила (что с ней всегда бывает), быстро искупалась и еще быстрее вышла из воды.

Но Ярость слепа или, по крайней мере, видит происходящее неотчетливо. Поэтому она в спешке надела платье, которое было ближе.

А платье оказалось не ее, а Грусти.

И облаченная в наряд Грусти Ярость ушла.

Спокойно, безмятежно, как и всегда, Грусть закончила купаться и безо всякой спешки — или, если сказать точнее, не давая себе отчета в том, что время проходит, — медленно и лениво вышла из пруда.

На берегу она обнаружила, что ее одежды нет.

А, как всем известно, больше всего Грусть не любит оставаться обнаженной. Поэтому она надела то платье, что нашла у пруда: платье Ярости.

Говорят, что с тех пор часто можно увидеть ярость — слепую, жестокую, сердитую и ужасную. Но если внимательно приглядеться к ней, то можно заметить, что ярость, которую мы видим, всего лишь маска и под платьем ярости прячется грусть.

 

 

3.Осознание

 

Я встаю утром. Выхожу из дома. В асфальте — отрытый люк. Я его вижу и падаю туда.

 

На следующий день я выхожу из дома, забываю, что в асфальте — открытый люк, и снова туда падаю.

 

На третий день я выхожу из дома и пытаюсь вспомнить, что в асфальте — открытый люк. Однако я об этом вспоминаю и снова падаю.

 

На четвертый день я выхожу из дома и пытаюсь вспомнить, что в асфальте — открытый люк. Я вспоминаю об этом, однако не замечаю колодца и падаю.

 

На пятый день я выхожу из дома. Я помню, что нужно обратить внимание на люк, и иду, уставившись вниз. Вижу люк, однако несмотря ни на что вновь падаю туда.

 

На шестой день я выхожу из дома. Вспоминая о люке на асфальте, ищу его взглядом, вижу люк, пытаюсь через него перепрыгнуть, но еще раз падаю.

 

На седьмой день я выхожу из дома. Вижу люк, разбегаюсь, прыгаю, касаюсь носками ботинок противоположного края, но этого не достаточно, и я срываюсь в эту дыру.

 

На восьмой день я выхожу из дома. Вижу люк, разбегаюсь, прыгаю, перепрыгиваю! Я так горд тем, что преодолел это препятствие, что от радости начинаю прыгать… После чего снова падаю в колодец.

 

На девятый день я выхожу из дома, вижу люк, разбегаюсь, перепрыгиваю через него и продолжаю свой путь.

 

На десятый день,

 

а именно — сегодня,

 

я понимаю,

 

что удобнее идти…

 

по противоположному тротуару.

 





 

опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: www.transurfing-real.ru/2016/10/3_18.html

Не «ради» него, но «с» ним...

Поделиться



…Когда мы принимаем решение чем-то заняться с другим человеком – чем–то важным, вроде секса, или менее важным, вроде прогулки по площади (а может быть, столь важным, как прогулка по площади, и столь не незначительным, как секс), мы должны осознавать, что это добровольное решение, задуманное как совместное действие с другим человеком, но не «ради» него, а «с» ним.

Важно начать осознавать, что наши отношения с миром, с окружающими, с близкими в действительности заключаются в действиях «с» ними.





И что это решение автономно и зависит от нашего свободного выбора.

Что я не делаю ничего ради другого и поэтому он мне ничего не должен.

Что он ничего не делает ради меня и поэтому я ему ничего не должен.

Что мы просто делаем некоторые вещи вместе. И рады этому.

В этом случае я не попаду в зависимость от него и не попытаюсь вызвать ее в нем.

Я не уроню своего достоинства, пытаясь заставить его бояться.

Я откажусь от потребности вызвать его ненависть.







Когда однажды вы встретите человека...

Вдруг приходит, когда не ждешь, удивительный человек...

 

Я отвергну позицию жертвы, чтобы ему никогда не было меня жалко.

Я не буду пытаться стать для него незаменимым.

Я буду довольствоваться его любовью или нелюбовью.

Как бы то не было, если он меня не любит, пусть не переживает за меня, всегда найдется кто-то способный меня полюбить.опубликовано  

 

Автор: Хорхе Букай

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sobiratelzvezd.ru/ne-radi-nego-a-s-nim/

Хорхе Букай: Главное — это дать себе свободу быть тем, кто ты есть

Поделиться



Известного аргентинского психотерапевта и писателя Хорхе Букая читатели и критики называют «профессиональным утешителем»: его книги действительно способны помочь человеку справиться с горем и научиться быть самим собой. В июне в России вышел новый роман Букая «Кандидат». Т&P встретились с Хорхе, чтобы узнать, за что он любит людей, почему утешение не всегда приводит к выздоровлению и что на самом деле нужно, чтобы стать свободной личностью.





© Тимур Аникеев

— Какие психологические аспекты затрагивает ваш новый роман?

— Я не писатель, я врач-психиатр. Хотя при этом я пишу. Один мой друг говорит, что любой, кто пишет, мечтает о романе. Я, выпуская книги по психологии, тоже хотел стать его автором. Поэтому написал роман как игру. Вначале пришлось немного почитать о том, как это нужно делать, поскольку изначально у меня была только идея и больше ничего. Я не знал, как создать образы персонажей, так что написал их истории болезни. Даже если бы роман не появился, я уже знал, например, чем эти люди болели в детстве. Я, правда, думал, у меня получится рассказ. Однако вскоре с персонажами начали происходить события, и это стало для меня сюрпризом. Выяснилось, что когда настоящие писатели говорят, будто герои становятся живыми, это правда. Со мной это тоже произошло. Так что с психологией роман связывает то, что психиатр, как и автор, может видеть, что происходит с человеком внутри. И также, конечно, то, что речь идет о феномене массы, когда люди начинают действовать, потому что подверглись манипуляции. Это психологическая трансформация, такая же, как изменения, которые происходят с личностью под влиянием власти и поиска власти. Я в первую очередь писал о Латинской Америке, но думаю, это имеет отношение ко всему миру.

— В романе речь идет о свободе. Что такое свобода?

— Сначала нужно сказать, чем она не является, правда? Люди думают, будто свобода — это делать, что хочется. Но свобода к этому отношения не имеет. Если бы все было устроено так, никто не был бы полностью свободным. Это не определение свободы, это определение всевластия. А свобода и всевластие — не одно и то же. Свобода — это способность выбирать в рамках возможностей, которые предоставляет реальность. В конечном итоге это способность решить: «да» или «нет». И эта свобода всегда несомненна. Ты всегда можешь сказать «да» — или «нет». Это верно для отдельных людей, пар, семей, городов, стран и для всей планеты. Всегда можно сказать «да» или «нет».

— Каким был день, когда решили стать психотерапевтом?

— Это был не день, а целый период. Моя мама знала, что я стану врачом. В 40-е и 50-е годы в Аргентине была эпидемия полиомиелита, и во времена моего детства было много ребят, перенесших эту болезнь. Когда мне было четыре или пять лет и я видел на улице ребенка с последствиями полиомиелита, то всегда спрашивал у мамы, что с ним случилось. Мама объясняла, я начинал плакать и не мог остановиться. Она пыталась меня утешить, но у нее не получалась. Я уходил в комнату, прятался и плакал минут пятнадцать. Моя мама, которая не могла меня остановить, садилась рядом и ждала. Она думала: «Этот мальчик станет врачом — из-за боли, которую ему причиняет чужая боль».

Когда я подрос, то захотел изучать медицину. Я собирался стать педиатром, но попав на факультет, понял, что не вынесу моментов, когда детям я помочь не смогу. Однажды я ассистировал во время операции — это было частью программы — и ребенок умер. Мы не смогли его спасти. Я очень горевал. Я осознал, что не смогу быть хорошим педиатром, что это фантазия, и как альтернатива мне пришла в голову детская психиатрия. Там никто не умирает. Я начал ее изучать, и она меня очаровала. Она захватила меня. Я просто влюбился в психологию, психиатрию, в пациентов, которые страдают от сумасшествия. И на самом деле, позже я усвоил как психиатр, что любой медик — это ипохондрик, который сублимирует свою тревогу в профессию. Врачи очень боятся болезней. В тот момент у меня был огромный страх перед сумасшествием, и он стал одной из причин, по которым я решил заняться этим. Когда от своего страха я начал исцеляться, то перестал брать тяжелых пациентов и начал больше заниматься пациентами с неврозом, — ведь сам стал скорее невротиком, чем сумасшедшим. А затем, когда мне стало еще лучше, у меня появились здоровые пациенты.

«Нормальный человек — тот, кто знает, что «2×2 = 4». Сумасшедший — это человек, который считает, что там «5» или «8». Он потерял контакт с реальностью. А невротик — как ты, как я — тот, кто знает, что там «4», но это страшно его возмущает»
— Что вас очаровало в безумии?

— Для того чтобы понимать человеческую душу, нужен большой психологический ресурс. Человеческая душа имеет много общего с мышлением, а понимать мышление — значит понимать личность. С другой стороны, пациенты с психическими заболеваниями так благодарны, когда ты им помогаешь. Это невероятные мужчины и женщины, которые на самом деле, как говорил британский мыслитель Гилберт Честертон, «потеряли все, кроме рассудка». В нашей культуре сумасшедшие обесцениваются, изгоняются, очерняются. Я отметил, что в Аргентине психиатрические отделения в больницах всегда находятся слева, в конце коридора, у туалета. Но работать с пациентами оттуда было замечательно. Таким людям врачи действительно спасают жизни. Это было очень интересно, я многому научился и думаю, что многим помог за годы, что работал в психиатрических больницах с тяжелыми пациентами, по-настоящему сумасшедшими.

— Вы любите людей?

— Любовь — это очень широкое поле. Я думаю, нужно говорить о любви в органическом смысле. Я точно не люблю каждого так, как люблю своих детей. Но это различие в количестве, а не в качестве. Качество одно и то же. Но с любовью все сильно зависит от определения. Я иногда говорю, что у каждого дурака есть определение любви, и я не хочу быть исключением. Я такой же дурак, как все. Определение, которое нравится мне больше всего, я взял у Джозефа Зинкера. Он говорил: «Любовь — это радость, которую я испытываю от того, что другой человек существует». Радость от самого факта существования другого человека. И в этом смысле я счастлив от того, что существуют мои пациенты. В этом смысле любовь между терапевтом и пациентом действительно существует.



— На это уходит много сил.

— Да, но что еще может придать жизни смысл? Если тебе не важно, что происходит с другими, что даст тебе смысл жить? В конечном итоге для меня, если отвлечься от психиатрии, в бытовом плане, это тоже имеет смысл. Когда однажды в детстве мой сын Демиан, который сейчас тоже работает врачом-психиатром, спросил, люблю ли я его, я ответил: «Да, ты мне очень дорог, я люблю всем сердцем». Тогда он спросил: «В чем для тебя разница между “дорожить» и «любить”? Что значит любить? Обнимать, дарить вещи?». Я ответил, что нет, и впервые использовал слова, которые сказал тебе раньше: если чье-то благополучие играет для тебя роль, если это важно, ты его любишь. В этом смысле, довольно изнурительно, когда для тебя важно благополучие всех вокруг. Но без этого нет смысла жить. Пять минут назад я тебя не знал. Но сегодня я постараюсь, чтобы ты не споткнулась и не упала не только потому, что так поступать естественно, но и для того, чтобы ты не разбилась. Любовь возникает сама собой, если ей не запрещать. Она не похожа на чувство из фильмов, когда персонажи бегут, вскакивают на лошадь… Это глупости из кино. Настоящая любовь — это важность твоего благополучия для кого-то. Это до такой степени верно и так важно, что если ты рядом с человеком, которому не интересно, как у тебя дела, что ты делала днем, почему что-то привлекло твое внимание — этот кто-то тебя не любит. Даже если он говорит прекрасные слова и дарит самые дорогие вещи в мире, даже если клянется на все лады в своей любви. И наоборот: если кто-то интересуется тобой, ему важно, как у тебя дела, он хочет знать, что тебе нравится, и старается подарить то, что ты ждешь, — он тебя любит. Даже если говорит, что никакой любви нет, никогда не было и никогда не будет.

— Вы встречали среди своих пациентов людей, похожих на вас?

— Я никогда не встречал тех, кто на меня не похож. Они все чем-то меня напоминают: кто-то больше, кто-то меньше. Но в процессе помощи идентифицировать себя с человеком очень важно. Все психотерапевты делают это.

— С читателями то же самое?

—Конечно. Я часто хвастаюсь, что знаю людей (смеется). Но я идентифицирую себя и с персонажами своих рассказов. Я никогда не пишу только о других. В моих книгах тот, кто запутался, — это я, тот, кто унижается, — я, тот, кто встретился с кем-то, — я, тот, кто потерялся, — я, тот, кто глуп, — я, и тот, кто понял что-то в точности, — тоже я. Это все обо мне, о процессах, которые со мной происходят. Поскольку я думаю, то, что происходит со мной, должно происходить со всеми. Так же и наоборот: когда человек читает мою книгу, он идентифицирует себя с героями. И он знает: то, что я ему дал, не выдумка.

— Каким должно быть утешение?

— Утешение? Скорее, выздоровление, разрешение проблемы. Смотри, нормальный человек — тот, кто знает, что «2×2 = 4». Сумасшедший — это человек, который считает, что там «5» или «8». Он потерял контакт с реальностью. А невротик — как ты, как я — тот, кто знает, что там «4», но это страшно его возмущает. Мое состояние постепенно улучшается, я учусь сердиться с каждым разом все меньше, сталкиваясь со скверными вещами. Выздоровление, которое утешением не является, состоит в том, чтобы никогда больше не сердиться. И этот процесс идет всю жизнь. С чьей-либо помощью или без нее это улучшается.

— Зачем нужна боль?

— Боль служит предупреждением, если что-то пошло не так. Когда я изучал медицину, то понял, что две ужасные вещи, которые врач должен устранить, — это боль и печаль. Пациент, который страдает диабетом и которого печалит из-за этого состояние его ног, заканчивает ампутацией. Боль незаменима. Необходима для того, чтобы мы знали: что-то работает плохо. Это тревожный сигнал, будь то физическая или психологическая боль. Он предупреждает, что что-то может произойти, даже когда телесно тебя ничего не беспокоит. Если боль вдруг исчезла, ты либо умер, либо получил анестезию. Если ты умер, выхода нет, а если тебе дали обезболивающие, и ты ни на что не обращаешь внимания, именно это может превратиться в проблему.

— Но, похоже, боль — это еще и инструмент роста.

— Как ты разрешишь свою проблему, если нет боли? Если ты не учишься? Ты учишься ходить, падая. Учишься делать что-то хорошо, когда это получается плохо. И если это так, боль сообщает тебе об этом. На приборной панели в машине иногда начинает мигать красный сигнал, чье появление говорит о том, что давление масла в двигателе снизилось. Что ты делаешь? Ты останавливаешь машину и идешь на станцию техобслуживания. Ее работник смотрит машину и говорит тебе: не хватает пол литра. Ты говоришь: «Добавьте масла». Через пять метров сигнал снова начинает мигать. Мастер говорит: «Масло протекает» — и закручивает клапан посильнее. Но десять метров спустя история повторяется. Ты заходишь на станцию техобслуживания, и ты сыта по горло. Хотя на самом деле худшее, что ты можешь сделать — это отключить сигнал, чтобы он тебе не мешал. Потому что если ты это сделаешь, через 10 км у тебя расплавится мотор. Боль — это красный сигнал в твоей машине. Худшее, что может случиться, — это проявление невнимания к нему.

— Что вы делаете, когда сами испытываете душевную боль?

— То, чему я научился, и что советую делать остальным: смотрю, в чем проблема. А если я не понимаю, что случилось, иду к врачу.

— Говорят, душевный дисбаланс располагает к творчеству. Что вы думаете об этом?

— Есть вещи, которые повторяют только потому, что так принято. Некоторые гении и правда были сумасшедшими. Но сумасшедший — это сумасшедший. Не больше. Не гений. То, что безумным гениям даны особенные способности, не означает, что все сумасшедшие гениальны. Как и то, что все гении должны быть безумцами. Творческий ресурс устроен анархически, а раз так, он не может быть основан на разуме. Креативному человеку приходится выходить за рамки общепринятых структур, чтобы быть способным создавать. Но быть в мире, пронизанном дурманом творческой анархии, — это одно, а сойти с ума — совсем другое. Потому что с этим миром человек может кокетничать: входить и выходить — и он не станет сумасшедшим. Хотя некоторые гении, миновав его границу, вернуться не смогли. Ван Гог совершенно точно был сумасшедшим, но он сошел с ума не от творчества: это случилось раньше.

Никто не думает, что безумие приходит от творчества. Может, нужно быть слегка сумасшедшим, чтобы оставаться гениальным, — не знаю, я никогда не был гением. Но я в любом случае думаю, что за это не стоит платить такую цену. Художники, которым нужно войти в креативный транс с помощью алкоголя или чего-нибудь еще, идут по опасному даже для своего творчества пути. Я знал гениальных людей, которым не нужен был никакой транс, — и знал множество людей, которые каждый день входили в транс, но ничего не создали.



— Если бы вы могли дать один совет, который услышали бы все, что бы вы сказали?

— Мне трудно давать советы. Думаю, я бы сказал, что стоит заниматься тем, что важно для тебя. Тем, что делает твою жизнь лучше. И если нет того, что важно для тебя, тебе могут помочь найти, где искать. Я мог бы посоветовать сделать свою жизнь абсолютно, полностью свободной. И в любом случае мне кажется, что если одной свободы тебе не хватит, вскоре появится область, где можно будет применить ее.

Я психиатр, поэтому думаю, что главное — это дать себе свободу быть тем, кто ты есть. И не позволять никому говорить тебе, что было бы лучше, если бы ты был другим. Защищать свое право быть собою самим. И тогда со временем ты поймешь, что это не право — так должно быть. Как этого достичь? Нужно дать себе разрешение быть там, где ты хочешь быть, — а потом постараться сесть там, где тебе удобно. Разрешение думать, что думается, и не думать, как другой думал бы на твоем месте. Говорить, если хочешь, и молчать, если ничего не приходит в голову. Это твое право: дать себе это разрешение. Разрешение чувствовать то, что чувствуешь, и в то время, когда это необходимо. И не чувствовать то, что другой ощущал бы на твоем месте, и перестать чувствовать то, что ожидают окружающие. Нужно дать себе разрешение идти на риски, на которые ты решился, тогда и только тогда, когда за последствия платишь ты. Но пусть никто тебе не говорит, что нельзя идти на такие риски, — если ты никого не впутываешь в свое дело, это твое решение. И последнее, что очень важно. Нужно дать себе разрешение идти по жизни, разыскивая то, что ты хочешь, вместо того, чтобы ждать, когда другие дадут тебе это.

— Тяжело жить, когда столько знаешь о людях и их психике?

— Да… Но представь себе, что человек, который никогда себя не видел, нашел зеркало и смотрит в него. Ему не нравится то, что он видит, он выбрасывает зеркало и разбивает его. Но он уже знает. И ничего нельзя сделать. Знание уменьшить невозможно. Если ты решаешь посмотреть на себя, ты обречен знать. Доказуемо, что некоторые люди игнорируют вещи, которые известны мне. Так легче — но не лучше. Но это всегда хочется изменить, если бы только можно было сделать это. Потому что некоторые вещи болят больше, когда ты лучше их понимаешь. Но если правда, что это так, не меньшая правда и то, что боль других людей поможет тебе научиться, как мы говорили раньше. Поэтому я продолжаю думать, что лучше пройти этот путь и знать больше, даже если так боли тоже будет больше. На самом деле, есть знаменитый сократический вопрос: ты идешь по дороге и видишь раба, который спит и разговаривает во сне. По тому, что он говорит, ты понимаешь, что ему снится свобода. Что ты должен сделать: оставить его спать, чтобы во сне он наслаждался тем, чего на самом деле у него нет, или разбудить, хоть это и не очень милосердно, чтобы он вернулся к своей тягостной реальности? Иногда этот выбор очень тяжело сделать. Но каждый должен знать, чего хотел бы, если бы сам был этим рабом. Мне 64 года, и 40 лет из них я посвятил тому, чтобы будить людей. Так что на его месте я бы хотел, чтобы меня разбудили. Мне не хочется жить во сне: когда я проснусь, это отнимет у меня надежду, поскольку я пойму, что не могу достичь в реальной жизни того же.

— Где найти свет, когда на душе совсем темно?

— С точки зрения физики темнота не допускает никакого света — даже того, что необходим, чтобы найти свет. Настоящая темнота абсолютно несовместима со светом. Так что если ты в полной темноте, то будешь двигаться вслепую. Это плохая новость. Но надо понимать, что темнота, которая нам знакома, — это не полная темнота. И мне кажется, что это очень похоже на физический феномен, когда ты заходишь в темную комнату и ничего там не видишь. Если ты останешься там вместо того, чтобы убежать, совсем скоро твои глаза привыкнут, и ты начнешь различать предметы. В темной комнате всегда есть свет, который ты не видел в начале. Поэтому, чтобы найти свет в темноте, прежде всего надо знать: здесь не так темно, как тебе кажется из-за твоего сложившегося представления о свете. Если ты не испугаешься и не выбежишь вон, твои глаза начнут воспринимать свет, который есть в темноте. И с этим количеством света ты сможешь найти место, где его больше. Но ты не можешь сбежать. Если сбежишь, пути нет. Поэтому нужно остаться. опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru

Притча от Хорхе Букай: Дети были одни...

Поделиться



Мать ушла рано утром и оставила детей на попечение девушки восемнадцати лет, которую она иногда приглашала на несколько часов за небольшую плату.

С тех пор, как умер их отец, наступили тяжёлые времена. Можно было потерять работу, если оставаться дома каждый раз, когда бабушка не сможет посидеть с детьми, заболеет или уедет из города.

Марина после обеда уложила детей спать. И тогда ей позвонил её парень и пригласил на прогулку в своей новой машине. Девушка особенно не раздумывала. В конце концов, дети обычно не просыпаются раньше пяти часов.





 ©Робер Дуано

Услышав гудок машины, она взяла свою сумочку и отключила телефон. Она предусмотрительно закрыла на ключ дверь в комнату и убрала его в сумочку. Она не хотела, чтобы, проснувшись, Панчо спустился за ней по лестнице. Ему было всего-навсего шесть лет, он мог зазеваться, споткнуться и ушибиться. Кроме того, подумала она, как объяснить матери, что ребёнок её не нашёл?

Что это было? Короткое замыкание в работающем телевизоре или включённых светильниках в зале… вылетевшая из камина искра? Но случилось так, что занавески загорелись, и огонь быстро добрался до деревянной лестницы, ведущей в спальню.

От дыма, просочившегося через дверь, малыш закашлялся и проснулся. Не раздумывая, Панчо вскочил с постели и попытался открыть дверь. Надавил на засов, но не смог.

Если бы ему это удалось, то и он, и его грудной братик через несколько минут погибли бы в бушующем пламени.

Панчо закричал, позвал няню, но никто не ответил на его крики о помощи. Тогда он подбежал к телефону, чтобы набрать номер своей матери, но он был отключён.

Панчо понял, что теперь только он сам должен найти выход и спасти себя и своего братика. Он попытался открыть окно, за которым был карниз, но его маленьким рукам было не под силу открыть задвижку. Но даже если бы ему это удалось, ему пришлось бы преодолеть ещё и проволочную защитную решётку, которую установили его родители.

 



Тревога и гнев матери ВСЕГДА отнимают силы у ребенка!

Каждый ребенок приходит в свое время

Когда пожарные потушили огонь, все говорили только об одном:
— Как мог такой маленький ребёнок разбить окно и сломать решётку вешалкой?
— Как ему удалось запихнуть младенца в рюкзак?
— Как ему удалось пройти по карнизу с таким грузом и спуститься по дереву?
— Как им удалось спастись?
Старый начальник пожарной команды, мудрый и уважаемый человек, ответил им:
— Панчито был один… некому было ему сказать, что он не сможет.опубликовано  

 

Автор: Хорхе Букай

 



Источник: /users/15106