Мозг — не компьютер!

Поделиться



Как бы они ни старались, нейрофизиологи и когнитивные психологи никогда не найдут в мозгу копию пятой симфонии Бетховена или копии слов, изображений, грамматических правил или любых других внешних раздражителей. Человеческий мозг, конечно, пуст не в буквальном смысле. Но он не содержит большинство вещей, которые, по мнению людей, должен — в нем нет даже таких простых объектов, как «воспоминания». 

Наше ложное представление о мозге имеет глубокие исторические корни, но изобретение компьютера в сороковых годах прошлого века особенно запутало нас. Вот уже больше полувека психологи, лингвисты, нейрофизиологи и другие исследователи человеческого поведения заявляют: человеческий мозг работает подобно компьютеру. 





Чтобы понять всю поверхностность этой идеи, давайте представим, что мозг — это младенец. Благодаря эволюции новорожденные люди, как и новорожденные любого другого вида млекопитающих, входят в этот мир готовыми к эффективному с ним взаимодействию. Зрение ребенка расплывчато, но он уделяет особое внимание лицам и быстро может распознать лицо матери среди других. Он предпочитает звук голоса другим звукам, он может отличить один базовый речевой звук от другого. Мы, без сомнения, построены с оглядкой на социальное взаимодействие. 

Здоровый новорожденный обладает более чем десятком рефлексов — готовых реакций на определенные раздражители; они нужны для выживания. Ребенок поворачивает голову в направлении того, что щекочет ему щеку, и сосет все, что попадает в рот. Он задерживает дыхание, когда погружается в воду. Он хватает вещи, которые попадают ему в руки, так сильно, что почти повисает на них.

Возможно, самое важное заключается в том, что младенцы появляются в этом мире с весьма мощными механизмами обучения, которые позволяют им стремительно изменяться так, чтобы они могли взаимодействовать с миром с возрастающей эффективностью, даже если этот мир и не похож на тот, с которым сталкивались их дальние предки. 

Чувства, рефлексы и механизмы обучения — все то, с чем мы начинаем, и по правде говоря, этих вещей довольно много, если задуматься. Если бы у нас не было одной из этих возможностей с рождения, нам было бы значительно труднее выжить. 





Но есть и то, с чем мы не родились: информация, данные, правила, программное обеспечение, знания, лексикон, представления, алгоритмы, программы, модели, воспоминания, образы, обработка, подпрограммы, кодеры и декодеры, символы и буферы — дизайнерские элементы, которые позволяют цифровым компьютерам вести себя таким образом, который несколько напоминает разумный. Мы не просто не рождаемся с этим — мы это в себе не развиваем. Никогда. 

Мы не храним слова или правила, сообщающие нам, как их использовать. Мы не создаем визуальные проекции раздражителей, не храним их в буфере кратковременной памяти, а после этого не передаем их в хранилище памяти долговременной. Мы не извлекаем информацию или образы и слова из реестров памяти. Этим занимаются компьютеры, но не организмы. 

Компьютеры в буквальном смысле слова обрабатывают информацию ― числа, буквы, слова, формулы, изображения. Информация изначально должна быть закодирована в формат, которым могут пользоваться компьютеры, а значит, она должна быть представлена в виде единиц и нулей («битов»), которые собраны в маленькие блоки («байты»). На моем компьютере, где каждый байт содержит 8 бит, некоторые из них обозначают букву «К», другие ― «О», третьи ― «Т». Таким образом все эти байты образуют слово «КОТ». Одно единственное изображение – скажем, фотография моего кота Генри на рабочем столе ― представлена особенным рисунком миллиона таких байтов («один мегабайт»), определенных специальными символами, которые сообщают компьютеру, что это фотография, а не слово. 

Компьютеры в буквальном смысле перемещают эти рисунки с места на место в различных отсеках физического хранилища, выделенных внутри электронных компонентов. Иногда они копируют рисунки, а иногда изменяют их самыми разнообразными способами ― скажем, когда мы исправляем ошибку в документе или ретушируем фотографию.

Правила, которым следует компьютер для перемещения, копирования или оперирования этими слоями данных также хранятся внутри компьютера. Собранные воедино наборы правил называются «программами» или «алгоритмами». Группа алгоритмов, которые работают совместно для помощи нам в чем-то (например, при покупке акций или поиске данных онлайн) называется «приложением». 

Прошу меня простить за это введение в мир компьютеров, но мне нужно, чтобы вам было все предельно ясно:компьютеры в действительности работают над той стороной нашего мира, которая состоит из символов. Они действительно хранят и извлекают. Они действительно обрабатывают. У них действительно есть физические воспоминания. Они действительно управляются алгоритмами во всем, что делают, без каких-либо исключений. 





С другой стороны, люди так не делают — никогда не делали и делать не будут. Учитывая это, хочется спросить: почему же так много ученых рассуждают о нашем психическом здоровье так, будто бы мы и есть компьютеры? 

В своей книге «In Our Own Image» (2015) эксперт в области искусственного интеллекта Джордж Заркадакисописывает шесть различных метафор, которые люди использовали в течение двух последних тысячелетий, пытаясь описать человеческий интеллект. 

В самой первой, библейской, люди были созданы из глины и грязи, которую затем разумный Бог наделил своей душой, «объясняя» наш интеллект — по крайней мере, грамматически. 

Изобретение гидравлической техники в 3 веке до н.э. привело к популяризации гидравлических моделей человеческого интеллекта, идеи о том, что различные жидкости нашего тела — т.н. «телесные жидкости» — имеют отношение как к физическому, так и к психическому функционированию. Метафора сохранялась более 16-ти столетий и все это время применялась в медицинской практике. 

К 16-му веку были разработаны автоматические механизмы, приводимые в движение пружинами и шестеренками; они наконец вдохновили ведущих мыслителей того времени, таких как Рене Декарт, на гипотезу о том, что люди представляют собой сложные машины.

В 17-м веке британский философ Томас Гоббс предположил, что мышление возникло из-за механических колебаний в мозге. К началу 18-го века открытия в области электричества и химии привели к новым теориям человеческого интеллекта — и они опять же, имели метафорический характер. В середине того же столетия немецкий физик Герман фон Гельмгольц, вдохновленный достижениями в области связи, сравнил мозг с телеграфом. 



Рисунок Леонардо да Винчи

Каждая метафора отражала самые передовые идеи эпохи, которая ее породила. Как и следовало того ожидать, почти на заре компьютерных технологий, в 40-х годах прошлого века, мозг по принципу работы был сравнен с компьютером, при этом роль хранилища была отдана самому мозгу, а роль программного обеспечения — нашим мыслям. Знаковым событием, с которого началось то, что сейчас называется «когнитивистикой», стала публикация книги психолога Джорджа Миллера «Язык и общение» (1951). Миллер предположил, что ментальный мир можно изучать с помощью концепций информационной, вычислительной и лингвистической теорий. 

Такой образ мыслей получил свое окончательное выражение в небольшой книге «Компьютер и мозг» (1958), в которой математик Джон фон Нейман категорично заявил: функция нервной системы человека является «в первую очередь цифровой». Хотя он признал, что тогда в самом деле было очень мало известно о той роли, которую мозг играет в мышлении и памяти, он проводил параллели за параллелями между компонентами ЭВМ того времени и компонентами человеческого мозга. 

Движимая последующими достижениями в области компьютерных технологий и исследований мозга, а также амбициозным междисциплинарным стремлением познать природу постепенно развивающегося человеческого интеллекта, вумах людей прочно засела идея о том, что люди, подобно компьютерам, являются информационными процессорами.

Сегодня это направление включает в себя тысячи исследований, потребляет миллиарды долларов финансирования, оно породило обширный пласт литературы, состоящий как из технических, так и из иных статей и книг. Книга Рэя Курцвейла «Как создать разум» (2013) иллюстрирует эту точку зрения, спекулируя на «алгоритмах» мозга, на том, как мозг «обрабатывает данные», и даже на внешнем его сходстве с интегральными схемами и их структурами. 

Метафора человеческого мозга, построенная на обработке информации (здесь и далее IP-метафора, от Information Processing),в наши дни доминирует в умах людей, как среди обывателей, так и в среде ученых. По факту не существует дискурса по поводу разумного человеческого поведения, который бы проходил без применения этой метафоры, равно как и то, что подобные дискурсы не могли возникать в определенные эпохи и внутри определенной культуры без отсылок к духам и божествам. Справедливость метафоры об обработке информации в современном мире, как правило, подтверждается без каких-либо проблем. 

Однако IP-метафора — только одна из многих, это лишь история, которую мы рассказываем, чтобы придать смысл чему-то, чего мы сами не понимаем. И, как и все предшествующие метафоры, эта, безусловно, в какой-то момент будет отброшена — заменена или очередной метафорой, или истинным знанием. 

Чуть больше года назад при посещении одного из самых престижных исследовательских институтов я бросил вызов ученым: объяснить разумное человеческое поведение без отсылок к любому из аспектов IP-метафоры об обработке информации. Они этого сделать не смогли, а когда я снова вежливо поднял вопрос об этом в последующей электронной переписке, спустя месяцы они так ничего и не смогли предложить. Они понимали, в чем проблема, не открестились от задачи. Но они не могли предложить альтернативу. Другими словами, IP-метафора «прилипла» к нам. Она обременяет наше мышление словами и идеями, настолько серьезными, что у нас возникают проблемы при попытке их понять. 

Ложная логика IP-метафоры достаточно проста в формулировке. Она основывается на ложном аргументе с двумя разумными предположениями и единственным ложным выводом. Разумное предположение № 1: все компьютеры способны вести себя разумно. Разумное предположение № 2: все компьютеры есть информационные процессоры. Ложный вывод: все объекты, способные на разумную деятельность, являются информационными процессорами. 

Если отбросить формальную терминологию, идея того, что люди являются информационными процессорами лишь потому, что компьютеры являются таковыми, звучит глупо, а когда однажды IP-метафора в конце концов изживет себя, когда от нее окончательно откажутся, она почти наверняка будет рассматриваться историками именно так, как мы сейчас смотрим на высказывания о гидравлической или механической природе человека. 



Если эта метафора так глупа, почему она все еще правит нашими умами? Что удерживает нас от того, чтобы отбросить ее в сторону как ненужную, так же, как мы отбрасываем ветку, которая преграждает нам путь? Существует ли способ понять человеческий интеллект, не опираясь на выдуманные костыли? И какой ценой нам обойдется столь долгое использование этой опоры? Данная метафора, в конце концов, вдохновила писателей и мыслителей на огромное количество исследований в самых разных областях науки на протяжении десятилетий. Какой ценой? 

В аудитории на занятии, которое я проводил за эти годы уже множество раз, я начинаю с выбора добровольца, которому говорю нарисовать купюру в один доллар на доске. «Побольше деталей», — говорю я. Когда он заканчивает, я закрываю рисунок листом бумаги, достаю купюру из кошелька, приклеиваю ее к доске и прошу студента повторить задание. Когда он или она заканчивает, я убираю лист бумаги с первого рисунка и тогда класс комментирует различия. 

Возможно, вы никогда не видели подобной демонстрации, или, быть может, у вас могут возникнуть проблемы с тем, чтобы представить результат, поэтому я попросил Джинни Хён, одну из интернов в институте, где я провожу свои исследования, сделать два рисунка. Вот рисунок «по памяти» (обратите внимание на метафору): 





А вот рисунок, который она сделала с использованием банкноты: 





Джинни была так же удивлена исходом дела, как, возможно, удивлены и вы, но в этом нет ничего необычного. Как вы видите, рисунок, выполненный без опоры на купюру, ужасен в сравнении с тем, что был срисован с образца, несмотря на то, что Джинни видела долларовую купюру тысячи раз. 

Так в чем дело? Разве у нас нет «загруженного» в мозговой «регистр памяти» «представления» о том, как выглядит долларовая банкнота? Неужели мы не можем просто-напросто «извлечь» его оттуда и использовать при создании нашего рисунка? 

Конечно, нет, и даже тысячи лет исследования в области неврологии не помогут обнаружить представление о виде долларовой банкноты, сохраненное в человеческом мозге, просто потому, что его там нет. 

Значительный объем исследований мозга показывает, что в действительности многочисленные и иногда обширные участки мозга зачастую вовлечены в, казалось бы, самые банальные задачи по запоминанию информации.

Когда человек испытывает сильные эмоции, в мозгу могут активизироваться миллионы нейронов. В 2016 году нейрофизиолог из Университета Торонто Брайан Левин с коллегами провел исследование, в котором приняли участие люди, выжившие в авиакатастрофе, позволившее прийти к выводу, что события аварии способствовали росту нейронной активности в «мозжечковой миндалине, медиальной височной доле, передней и задней срединной линии, а также в зрительной коре пассажиров». 

Выдвинутая рядом ученых идея о том, что специфические воспоминания каким-то образом сохраняются в отдельных нейронах, абсурдна; если уж на то пошло, это предположение лишь возводит вопрос памяти на еще более сложный уровень: как и где, в конечном счете, память записана в клетку? 

Итак, что происходит, когда Джинни рисует долларовую банкноту, не пользуясь образцом? Если Джинни никогда прежде не видела купюру, ее первый рисунок, вероятно, ни в коей мере не будет похож на второй. Тот факт, что она видела долларовые банкноты прежде, каким-то образом изменил ее. Собственно, ее мозг был изменен так, что она смогла наглядно представить себе банкноту — что, в сущности, эквивалентно — по крайней мере, отчасти — тому, чтобы заново переживать ощущение зрительного контакта с купюрой. 

Различие между двумя набросками напоминает нам, что визуализация чего-либо (что представляет собой процесс воссоздания зрительного контакта с тем, что больше не находится у нас перед глазами) намного менее точна, чем если бы мы по-настоящему видели что-либо. Именно поэтому нам намного лучше удается узнавать, нежели вспоминать.





Когда мы ре-продуцируем что-то в памяти (От латинского re — «снова», и produce — «создавать»), мы должны попробовать снова пережить столкновение с предметом или явлением; однако когда мы узнаем что-то, мы всего лишь должны отдавать себе отчет в том, что ранее у нас уже был опыт субъективного восприятия этого объекта или явления. 

Возможно, у вас есть что возразить на это доказательство. Джинни видела долларовые банкноты и раньше, однако она не предпринимала осознанных усилий к тому, чтобы «запомнить» детали. Вы можете заявить, что, если бы она так поступила, она, возможно, смогла бы нарисовать второе изображение, не пользуясь образцом долларовой купюры. Однако даже в этом случае никакое изображение банкноты не было никоим образом «сохранено» в мозгу Джинни. У нее просто возросла степень подготовленности к тому, чтобы нарисовать ее с соблюдением деталей, так же, как, посредством практики, пианист становится искуснее в исполнении фортепианных концертов, при этом не загружая в себя копию нот. 

Исходя из этого простого эксперимента, мы можем начать выстраивать основу свободной от метафор теории интеллектуального поведения человека — одну из тех теорий, согласно которым мозг не полностью пуст, однако по меньшей мере свободен от груза IP-метафор. 

По мере того, как мы движемся по жизни, мы подвергаемся воздействию множества происходящих с нами событий. Следует особо отметить три типа опыта: 1) Мы наблюдаем за тем, что происходит вокруг нас (как ведут себя другие люди, звуки музыки, адресованные нам указания, слова на страницах, изображения на экранах); 2)Мы подвержены сочетанию незначительных стимулов (к примеру, сирены) иважных стимулов (появление полицейских машин); 3)Мы бываем наказаны или вознаграждены за то, что ведем себя определенным образом. 

Мы становимся эффективнее, если меняемся сообразно этому опыту — если теперь мы можем рассказать стихотворение или спеть песню, если мы способны следовать данным нам указаниям, если мы реагируем на незначительные стимулы так же, как и на важные, если мы стараемся не вести себя так, чтобы нас наказали, и чаще ведем себя таким образом, чтобы получить награду. 

Несмотря на вводящие в заблуждение заголовки, никто не имеет ни малейшего представления о том, какие изменения происходят в мозге после того, как мы научились петь песню или выучили стихотворение. Однако ни песни, ни стихотворения не были «загружены» в наш мозг. Он просто упорядоченно изменился таким образом, что теперь мы можем петь песню или рассказывать стихотворение, если соблюдены определенные условия.

Когда нас просят выступить, ни песня, ни стихотворение не «извлекаются» из какого-то места в мозге — точно так же, как не «извлекаются» движения моих пальцев, когда я барабаню по столу. Мы просто поем или рассказываем — и никакого извлечения нам не нужно. 

Несколько лет назад я спросил Эрика Кандела — нейролога из Колумбийского университета, получившего Нобелевскую премию за то, что он идентифицировал некоторые из химических изменений, происходящих в выходных нейтронных синапсах аплизии (морской улитки) после того, как она учится чему-то — сколько времени, по его мнению, пройдет, прежде чем мы поймем механизм функционирования человеческой памяти. Он быстро ответил: «Сотня лет». Я не додумался спросить его, считает ли он, что IP-метафора замедляет прогресс нейрологии, однако некоторые нейрологи и в самом деле начинают помышлять о немыслимом, а именно — о том, что эта метафора не так уж необходима. 

Ряд когнтивистов — в частности, Энтони Чемеро из Университета Цинциннати, автор вышедшей в 2009 книги «Radical Embodied Cognitive Science» (Основное воплощение когнитивистики) — теперь абсолютно отрицают представление о том, что деятельность человеческого мозга схожа с работой компьютера. Распространенное мнение заключается в том, что мы, как и компьютеры, осмысляем мир, осуществляя вычисления над его мысленными образами, однако Чемеро и прочие ученые описывают другой способ понимая мыслительного процесса — они определяют его как прямое взаимодействие между организмами и их миром. 

Мой любимый пример, иллюстрирующий огромную разницу между IP-подходом и тем, что некоторые называют «анти-репрезентативным» взглядом на функционирование человеческого организма, включает в себя два разных объяснения того, как бейсболисту удается поймать летящий мяч, приведенные Майклом Макбитом, сейчас работающим в Университете штата Аризона, и его коллегами, в статье, опубликованной в 1995 в «Science».

Согласно IP-подходу, игрок должен сформулировать приблизительную оценку разнообразных изначальных условий полета мяча — силу воздействия, угол траектории и все такое прочее, — а затем создать и проанализировать внутреннюю модель траектории, которой, скорее всего, должен следовать мяч, после чего он должен воспользоваться этой моделью, чтобы непрерывно направлять и вовремя корректировать движения, направленные на перехват мяча. 

Все было бы прекрасно и замечательно, если бы мы функционировали так же, как компьютеры, однако Макбит и его коллеги дали более простое объяснение: чтобы поймать мяч, игроку нужно всего лишь продолжать двигаться так, чтобы постоянно сохранять визуальную связь применительно к основной базе и окружающему пространству (технически, придерживаться «линейно-оптической траектории»). Это может показаться сложным, однако на самом деле это предельно просто и не подразумевает никаких вычислений, представлений и алгоритмов. 

Два целеустремленных профессора психологии из британского Городского Университета Лидса — Эндрю Уилсон и Сабрина Голонка — причисляют пример про бейсболиста к ряду других, которые могут восприниматься вне IP-подхода. На протяжении многих лет они писали в своих блогах о том, что они сами называют «более последовательным, натурализованным подходом к научному изучению человеческого поведения… идущим вразрез с доминирующим когнитивистским нейрологическим подходом».

Однако этот подход далек от того, чтобы лечь в основу отдельного движения; большинство когнитивистов по-прежнему отказываются от критики и придерживаются IP-метафоры, а некоторые из наиболее авторитетных мыслителей мира сделали грандиозные предсказания о будущем человечества, которые зависят от действительности метафоры. 



Одно из предсказаний — сделанное, среди прочих, футуристом Курцвейлом, физиком Стивеном Хокингом и нейрологом Рэндаллом Коэном — гласит, что, поскольку человеческое сознание, как предполагается, действует как компьютерные программы, вскоре станет возможным загрузить человеческий разум в аппарат, вследствие чего мы станем обладать безгранично могучим интеллектом и, вполне вероятно, приобретем бессмертие. Эта теория легла в основу антиутопического фильма «Превосходство», главную роль в котором исполнил Джонни Депп, сыгравший похожего на Курцвейла ученого, разум которого был загружен в интернет — что привело к ужасающим последствиям для человечества. 

К счастью, поскольку IP-метафора ни в коей мере не верна, нам никогда не придется беспокоиться о том, что человеческий разум обезумеет в киберпространстве, и мы никогда не сможем достичь бессмертия посредством загрузки его куда-либо. Причина тому — не только отсутствие сознательного программного обеспечения в мозгу; проблема глубже — давайте назовем ее проблемой уникальности — что звучит одновременно вдохновляюще и угнетающе. 

Поскольку ни «банки памяти», ни «представления» стимулов в мозге не существуют, и поскольку все, что требуется от нас, чтобы функционировать в мире, это изменения мозга в результате приобретаемого нами опыта, нет оснований верить в то, что один и тот же опыт изменяет каждого из нас в одинаковой мере. Если мы с вами посетим один и тот же концерт, изменения, происходящие в моем мозгу при звуках Симфонии №5 Бетховена будут практически наверняка отличаться от тех, что происходят в вашем мозге. Эти изменения, какими бы они ни были, создаются на основе уникальной нейронной структуры, которая уже существует, и каждая из которых развивалась на протяжении вашей жизни, наполненной уникальными переживаниями. 

Как показал в своей книге «Вспоминая» (1932) сэр Фредерик Бартлетт, именно поэтому ни один из двух людей никогда не повторит услышанную ими историю одинаково, и со временем их рассказы будут все более и более отличаться друг от друга.

Не создается никакой «копии» истории; скорее, каждый индивид, услышав историю, в какой-то степени меняется — достаточно для того, чтобы когда позже его спросят об этой истории (в некоторых случаях, спустя дни, месяцы или даже годы после того, как Бартлетт впервые прочел им историю) — они смогут в определенной степени вновь пережить те минуты, когда они слушали историю, хотя и не очень точно (см. первое изображение долларовой купюры выше.). 

Я полагаю, это вдохновляет, потому что это значит, что каждый из нас по-настоящему уникален — не только своим генетическим кодом, но даже в том, какие изменения происходят со временем с его мозгом. Это также угнетающе, поскольку это делает грандиозную задачу нейрологии практически превосходящей воображение. Для каждого из повседневных переживаний упорядоченное изменение может включать тысячи, миллионы нейронов или даже весь мозг, поскольку процесс изменений различен для каждого отдельного мозга.





Что еще хуже, даже если бы мы обладали способностью сделать моментальный снимок всех 86 миллиардов нейронов мозга и затем симулировать состояние этих нейронов с помощью компьютера, этот пространный шаблон не сгодился бы ни на что за пределами мозга, в котором он был изначально создан.

Возможно, это самый чудовищный эффект, который IP-метафора произвела на наше понимание функционирования человеческого организма. В то время, как компьютеры и в самом деле сохраняют точные копии информации — копии, которые могут оставаться неизменными на протяжении долгого времени, даже если сам компьютер был обесточен — наш мозг поддерживает интеллект только пока мы живы. У нас нет кнопок «вкл/выкл».

Либо мозг продолжает свою активность, либо мы исчезаем. К тому же, как отметил невролог Стивен Роуз в своей вышедшей в 2005 году книге «Будущее мозга», моментальный снимок текущего состояния мозга также может оказаться бессмысленным, если мы не знаем полную историю жизни владельца этого мозга — возможно, даже детали социальной обстановки, в которой он или она вырос(-ла)

Задумайтесь, насколько сложна эта проблема. Чтобы понять хотя бы основы того, как мозг поддерживает интеллект человека, нам может потребоваться выяснить не только текущее состояние всех 86 миллиардов нейронов и 100 триллионов их пересечений, не только различающуюся силу, с которой они соединены, но также то, как ежеминутная мозговая деятельность поддерживает целостность системы.

Прибавьте сюда уникальность каждого мозга, созданную отчасти благодаря уникальности жизненного пути каждого человека, и предсказание Кэндела начинает казаться чересчур оптимистичным. (В вышедшей недавно редакторской колонке The New York Times нейролог Кеннет Миллер предположил, что задача хотя бы выяснить базовую нейронную связь займет «века».) 

Тем временем, огромные суммы денег выделяются на исследования мозговой активности, основывающиеся на зачастую ошибочных идеях и невыполнимых обещаниях. Наиболее вопиющий случай того, когда нейрологическое исследование пошло наперекосяк, был задокументирован в недавно выпущенном отчете Scientific American. Речь шла о сумме в 1,3 миллиарда долларов, выделенной на запущенный Европейским союзом в 2013 году проект «Человеческий мозг».





Убежденные харизматичным Генри Маркрамом, что он сможет создать симуляцию человеческого мозга на суперкомпьютере к 2023 году, и что подобная модель совершит прорыв в лечении болезни Альцгеймера и других нарушений, власти ЕС профинансировали проект, не налагая буквально никаких ограничений. Спустя менее 2 лет проект превратился в «заворот мозгов», и Маркрама попросили покинуть пост. 

 



 

 

 

Мы живые организмы, а не компьютеры. Смиритесь с этим. Давайте продолжим попытки понять себя, но при этом избавимся от ненужного интеллектуального груза. IP-метафора просуществовала полвека, принеся мизерное количество открытий. Пришло время нажать кнопку DELETE. опубликовано 

Автор: Роберт Эпштейн

Перевод: Влада Ольшанская и Денис Пронин. 

 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: aeon.co/essays/your-brain-does-not-process-information-and-it-is-not-a-computer

Самооценка: весы, которые постоянно вас обвешивают

Поделиться



Самооценка — это такие весы, которые постоянно будут вас обвешивать. Так мне представляется конструкция этого понятия. Сейчас самооценка — один из самых популярных психологических терминов, со временем ставший больше житейским, чем психологическим. Мы часто воспринимаем самооценку как неотъемлемую часть психики — словно бы это такой орган, находящийся где-то внутри, который либо хорошо работает, либо плохо. Либо она высокая, либо низкая — то падает, то поднимается.

Много есть идей о том, как поднять самооценку. Некоторые считают, что для этого  нужно кого-то унизить и над кем-то самоутвердиться. Но такой способ поднятия самооценки не особо престижен — в обществе многие считают, что это примитивно и аморально, и слава Богу.





Более престижные способы поднять самооценку — сделать что-то выдающееся, стать успешным, стать всем нужным, заслужить статус и уважение и т.д., и т.п. То есть, чтобы поднять самооценку,нужно чему-то соответствовать - высоким социальным стандартам, ожиданиям другим людей, табелям о рангах.

В психологически продвинутых кругах такие варианты не особо приветствуются - считается, что если в своей самооценке человек ориентируется на какие-то стандарты, то он зависим от мнения других людей, от эталонов и норм. Сошиал аддикт, короче.

Психологически престижный вариант — перестать зависеть в своей самооценке от чего-то внешнего, и самому себя ценить. И тут логика упирается в мистическое понятие «любить себя». Мистическое, потому что это чрезвычайно таинственное и непостижимое для большинства людей действие, которое невозможно умом понять и аршином измерить. Этому, говорят, можно научиться, но долгим и непростым путем, да и то без гарантий.

Получается, что какая бы психологическая проблема у человека не возникла, все сводится к тому, что нужно любить и ценить себя. И это само по себе становится проблемой.Любить себя, в итоге — это еще один социальный стандарт, которому многие люди пытаются соответствовать.

А пока не получается, то они считают себя неполноценными. Словно бы, что-то у них внутри повреждено — мол, дефект органов и структур, которые отвечают за самооценку и любовь к себе. И многим представляется, что необходима своеобразная медицинская процедура — чтобы поднять самооценку, нужно обратиться к специалисту, который будет её терапировать и оперировать, чтоб поднялась. 

Мне представляется, что проблемы с самооценкой лежат не в человеке, а в самом этом понятии. Такой психологический термин мог стать актуальным в культуре, в которой все распределяется на ценное и неценное. Как сказал бы философ, мы живет в обществе ценности. Понятие ценности — это наш способ воспринимать мир — фильтр, при помощи которого мы мы обучились структурировать реальность. Мы обучились любое явление — вещи, идеи, людей — распределять по признаку ценности.

При общинном устройстве общества напрямую оценивались люди — кто-то ценен для общества, кто-то нет. С появлением понятия индивидуальности эта оценка перенеслась из общественного пространства во внутреннее пространство личности. И теперь для человека вторична его ценность для общины, а первична ценность для самого себя. Эти две ценности часто оказываются линейно или нелинейно взаимосвязаны — ценность для общества влияет на ценность для себя и наоборот. Да и общество становится все более разнородным, и многим людям важнее быть ценным для какой-то одной его группы, а не для всего социума. 





При такой логике получается, что самооценка — это ценность, которую человек себе назначает, примеряя себя к тем или иным стандартам общества ценности. А поскольку навыки примерки усвоены нами еще в раннем детстве и носят характер безусловной реальности, то и какие-то оценки стали настолько устойчивыми и привычными, что мы считаем их частью себя — самооценкой как внутренней структурой.

Можно предположить, что если бы в обществе не практиковали такой фильтр реальности, а применяли бы какие-то другие понятия-фильтры, то и проблема самооценки особо не стояла.

Мне самому сложно представить, как возможно обойтись без понятия ценности, как можно не распределять явления реальности на ценное и неценное. Но можно все же предположить, что без этого вполне возможно. И вполне возможно, что есть культуры, где понятия ценности нет вообще, или оно не особо актуально. У меня мало антропологических и культурологических знаний, чтобы найти такие культуры — если знаете, подскажите. Но могу допустить, что можно распределять мир совсем по другим признакам. 

Например, можно представить себе общество, в котором одним из главных понятий-фильтров будет пушистость. И все люди в нем распределяются на пушистых и непушистых, более пушистых и менее пушистых. А если это понятие перенести во внутреннее пространство личности, то тогда мы считали бы, что у каждого из нас есть такая психическая структура — самопушистость. У кого-то низкая, у кого-то высокая. Люди с низкой самопушистостью считались бы проблемными и поврежденными, а к психологам обращались бы с запросом повысить самопушистость.

Кстати, если у вас проблемы с самопушистостью — обращайтесь, повысим!) А если серьезно, то в психологическом консультировании то, что называется проблемы с самооценкой — это скорее повод обратиться к конкретике: в каких ситуациях человек себя недостаточно по его меркам ценит, что на такие оценки влияет, как можно изменить эти влияния так, что бы это клиента устраивало. И мы ищем способы такого отношения к себе, которые будут для клиента предпочитаемыми. Это я вкратце и схематически описал, конечно, и в рамках близкого мне подхода, но вот как-то так. 

 



«Крутилка» — техника мгновенной нейтрализации травм из прошлого

Почему мы слышим и понимаем НЕ ТО, что нам говорят

P.S. Я хочу пояснить, что я не призываю отказаться от термина самооценки. И не критикую людей, в том числе и психологов, которые пользуются этим понятием. Я и сам им пользуюсь — я ведь тоже обитаю в этой культуре. Я скорее пытаюсь взять это понятие в рамки, понять его относительность — ведь оно скорее часть языка, а не часть чьей-то личности. Правда, я и к понятию личности отношусь примерно так же, но это другая тема. опубликовано 

 

Автор: Данила Гуляев

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: danilling.livejournal.com/94588.html

Купи лотерейный билет или эффект Уробороса

Поделиться



Однажды мастер спросил у своих учеников: — На дереве сидели три птички, одна из них решила улететь. Сколько птичек осталось сидеть на ветке? Многие ответили: — Две! — Ничего подобного, — возразил мастер, — три! Решить улететь — это ещё не улететь. Это просто решение, а должны быть действия после принятия решения.   

Итак – решение и действие. Представим гипотетическую ситуацию – клиент на приеме получает от терапевта поддержку и принимает какое-то свое, уникальное решение о том, как ему действовать в дальнейшем.





Проходит время, заряд позитива тает с каждым днем, а время «Ч», назначенное для перехода к новому действию, все не наступает и не наступает… В конце концов, вернувшись по синусоиде к началу отсчета, клиент приходит на следующую консультацию в расстроенных чувствах и может даже предъявить претензию – дескать я ведь уже все понял, почему ничего не изменилось? Или даже так – получить новый «волшебный пендель» и замкнуться в этом кругу как пресловутый Уроборос. А улучшения нет.

Решение дает надежду, а действие вызывает страх. Решение оно внутри, про него можно говорить или не говорить. Это что-то на что человек имеет влияние и чем может управлять. Решение может давать ощущение власти над ситуацией.

А вот действие – тут совсем другая история. Действие обычно так или иначе направлено вовне, даже если относится к изменению каких-то нюансов собственного поведения. Оно может быть (и скорее всего будет) замечено другими, возможно даже вызовет ответную реакцию.

Человек не может повлиять на реакцию других, эту ситуацию он не контролирует. Предполагая определенные последствия по теории вероятности, он все же должен действовать на свой страх и риск. А действовать на свой страх и риск – это… страшно! И рискованно!

Вот и получается, что принять решение и похвалить себя за это — сделано, а вот дальнейшие действия в этом направлении – только в проекте.

Может быть еще и такая ситуация – человек может «подсесть» на временное облегчение от таких решений, как на наркотик. Такие люди могут посещать множество курсов от «личностного роста» до «лидерства» исключительно ради этого ощущения – «я решил, что с завтрашнего дня все будет по-другому!»

По факту все будет так же, но зато весь вечер человек проведет в счастливой эйфории от осознания положительных «изменений» в своей жизни. А когда эйфория выветрится – пойдет искать новые курсы, нового терапевта и новый наркотик. Иллюзия действия создает суррогат улучшения качества жизни. Эффект Уробороса усугубляется с каждым витком событий.





Чтобы помочь такому клиенту, психотерапевту надо вовремя заметить эту зависимость и оказать помощь и поддержку с учетом этой проблемы. Здесь и работа со страхами, и уверенностью в себе, и даже, как в классических этапах борьбы с зависимостью, признание факта наличия такой проблемы.

Можно представить себе схему: решение -> действие -> оценка результата.

В данном случае центральное звено выпадает, но человек искренне ждет наступления третьего этапа. И ему нужно понять, что он не наступает не потому, что он принял не правильное решение, а потому что одного решения мало. Надо еще отпустить свой хвост и начать двигаться вперед.

И в завершение:

Один человек мечтал выиграть в лотерею. Каждый день он приходил в храм вставал на колени и просил Бога: — Господи, помоги мне выиграть в лотерею!Прошел месяц, второй… Однажды человек, как обычно, пришел в храм, встал на колени и стал молиться: — Господи, ну дай же мне выиграть в лотерею! Ведь другие выигрывают. Что тебе стоит?!Вдруг над его головой раздался голос Всевышнего: — Да купи же ты, наконец, лотерейный билет! опубликовано   

Автор: Татьяна Голованова

 



Руки чешутся: КАК ваша кожа выдает ваши эмоции

ОБИДА — упакованная ЗЛОСТЬ

 



Источник: psy-practice.com/publications/prochee/kupi_lotereyniy_bilet_ili_effekt_uroborosa/

Когда мама раздражает

Поделиться



Есть в психологическом развитии человека такая стадия, когда он учится принимать решения, касающиеся его жизни, не прислушиваясь к тому, что думают на эту тему  его близкие люди.

Например, Вы понимаете, что больше не хотите работать на нелюбимой работе, а хотите начать свой маленький бизнес. Родители делают грустные глаза, хватаются за сердце, осуждают Вас, жена дуется, и все вместе они пророчат Вам крах Ваших новых начинаний.  А Вы все равно идете и делаете, потому что понимаете, что от этого зависит Ваше личное счастье и желание вставать по утрам.





Речь идет о поступках, которые могут не приветствоваться Вашими близкими, но Вы их совершаете, если считаете, что от этого зависит Ваше счастье. И Вы делаете это не тайком, а открыто, Вы понимаете, что любовь и одобрение — это разные вещи. Мама может быть недовольна Вашим решением, но это Вас больше не пугает, Вы знаете, что мамина любовь или ее отсутствие от Ваших поступков не зависит.

Неважно, удачные Вы принимаете решения или нет, главное здесь, что они Ваши и Вам не нужно их стесняться, прятаться, скрывать от близких только потому, что им может это не понравиться.

Так вот, перед тем как в жизни человека появляется такая смелость, сила и доверие окружающим, он проходит одну из самых важных стадий развития – стадию психологического отделения от матери (родителей).

Для реализации этого сложного, болезненного, но закономерного  отделения нужно очень много сил и агрессии. Да-да, здоровая агрессия в отношении родителей необходима человеку, чтобы начать самостоятельно распоряжаться своей жизнью. И мы прекрасно знаем, что мамы часто не стремятся отпускать повзрослевшего ребенка.

Начинаются манипуляции, привязывание через чувство вины, ложная беспомощность, гиперопека, не дающая встать на ноги, критика всего, что человек достигает самостоятельно, запугивание большим и страшным миром «без мамочки» и вот это: «вот придешь ты еще к мамочке» и вот это: «а я тебе говорила!»

В подобных случаях человек успевает пережить все стадии  гнева и вины за этот гнев. Те, кто не проходит этой стадии, ждут и дорожат одобрением мамы настолько, что боятся сделать что-то, что может ей не понравиться, а потом злятся на нее, не всегда сами понимая, за что.Они не живут так, как хотят, живут, как хочет мама. Они всю жизнь как бы сверяются с ее мнением: «смотри, мамочка, у меня ведь хорошие отношения с мужем, правда?», «Смотри, мамочка,  моя новая девушка – загляденье, да?».

Наверняка Вам знакомы семьи, где женщины воспитывают детей в «счастливом» союзе с собственной матерью, потому что: «Мама всегда говорила, что муж меня недостоин», а также семьи, где сорокалетние мужчины живут с мамой и как в детстве слушаются ее в обмен на всеобъемлющую заботу.

Так вот к чему это я: временное обострение в отношениях, обида и гнев на мать и отца – это закономерный этап развития личности, который в нашей культуре люди проходят в промежутке между 20 и 30 годами. В его прохождении действительно помогает работа с психологом. Хотя бы потому что конструктивно выражать необходимую и естественную агрессию мало кто умеет, поэтому на пожилых родителей либо обрушивается ушат обвинений, либо агрессия подавляется и отделения не происходит. Есть третий путь, когдаагрессия помогает отделиться, но не нарушает границ родителей, не разрушает отношения, а просто выводит их на другой уровень.

Если мама и папа – реализовавшиеся и личностно зрелые люди, они отпускают быстро и с нежностью смотрят Вам вслед. В таком случае из агрессии, необходимой на этой стадии, Вы успеете испытать легкое раздражение и мимолетную обиду.

К сожалению, так бывает не часто. Редко мамы бывают поглощены своей интересной жизнью больше, чем жизнью своих повзрослевших детей, умеют быть другом, поддержать, только когда нужно. Редко у них интересная работа, гармоничные отношения, хорошая самооценка и есть ответ на вопрос «в чем смысл моей жизни», и этот ответ не: «жертвовать собой ради детей».  Но даже если Вы не такой редкостный счастливчик, Вам все равно придется проходить эту стадию, а остановиться в ней или все же стать независимым — зависит во многом от Вас.

Важно помнить, что Ваш гнев — это Ваш помощник в психологическом отделении от родителей, он когда-нибудь закончится, и Вы сможете посмотреть на маму и папу совершенно новым взглядом.

Когда это случится, Вы поймете, что и вправду имеете право делать, хотеть и чувствовать то, что, по вашему мнению,  делает Вас счастливым творцом Вашей жизни. 





Откуда берутся “негативные” чувства к родителям, если Вы из благополучной семьи

“Родители не пили и не били, но я на них до сих пор часто обижаюсь, раздражаюсь по пустякам, наверное, я неблагодарная” —  много раз слышала я это на консультациях.

Конечно, тут трудно говорить о неблагодарности, хотя бы потому, что чувства — это то, что мы не можем контролировать. То есть, если чувство есть, то выбора, обижаться на отца или нет, у Вас нет, даже если Вы — идеальный сын или дочь. Вы можете регулировать лишь то, как эта обида будет появляться, и то частично.

Да, обижаться и злиться на пожилого человека из-за того, что он пытается навязать Вам свое виденье жизни — нелогично, но если чувства возникают, то легче будет просто их признать: “Да, бесит! Хотя не пил, не бил и заботился”

А после того, как признали, давайте разберемся: почему так происходит, откуда эти чувства, детские реакции?

Этот  гнев/страх/обида действительно часто не относится к конкретной ситуации общения. Скорее всего, это просто выходят и никак не могут выйти остатки чувств, которые Вы испытывали, когда были ребенком.

Причем этот самый детский гнев мог появиться у Вас даже по отношению к любящим, заботливым  родителям. Чтобы вызвать обиду, гнев, стыд или страх у ребенка, не нужно быть свирепым алкоголиком, ведь дети иначе воспринимают действительность.

Невыраженные чувства действительно никуда не деваются, они способны годами сидеть в теле в виде мышечного напряжения, а в голове — в виде привычных, «детских» реакций.

И вот мама  Вам  кричит уже в милионный раз за 35 Ваших лет: «Шапку надень!», а Вы в этот момент превращаетесь в девчонку-подростка и ощущаете то самое, застарелое, невыпущенное бешенство, который испытывали каждый раз, когда мама своим властным и безапелляционным тоном рушила все Ваши устремления быть взрослой и чувствовать себя способной самой принимать решения…хотя бы о шапке.

Проблема в том, что из-за непережитого детского чувства Вы не только нагрубите маме, Вы еще и разозлитесь на любого человека, дающего Вам советы безапелляционным тоном. Вероятно, это может быть Ваш начальник, клиент или наставник, в чьи служебные полномочия входит давать указы, советы и распоряжения, а это уже более серьезные последствия незавершенных детских отношений с мамой.

Чтобы понять, почему Вы сейчас /обижаетесь/злитесь/боитесь/раздражаетесь на родителей, коллег, начальство и супруга, хорошо бы вспомнить, когда Вы испытали это впервые. Да, свои детские утраты нужно оплакать, обиды прожить, гнев -выразить, иначе они так и будут неуправляемо и неосознаваемо проявляться в Ваших отношениях с родителями и другими людьми.

 



Утерянный огонь злости — прямой путь к болезни

Дырявая идентичность или Почему мы такие ранимые

 

Делать это трудно, потому что часто мы не умеем выражать гнев безопасно для окружающих, склонны подавлять чувства при помощи зависимостей или апатии, вместо проживания обиды склонны часто искать виноватых. Поэтому с детскими чувствами, про являющимися в жизни взрослого, проще работать в кабинете психолога.

Осознать и выразить свои детские чувства — это  первый шаг к взрослению и психологическому отделению от родителей.опубликовано 

 

Автор: Анна Негреева

 



Источник: annanegreeva.ru/kogda_mama_razdrazhaet/

Эффект прохождение через двери: почему мы забываем, зачем пришли

Поделиться



Со всеми нами такое случалось.

Отправиться, чтобы взять ключи, но войдя в спальную, забыть что вы ищете именно их. Открыть дверь холодильника и склониться над средней полкой лишь для того, чтобы осознать, что не можете вспомнить, зачем вы открывали холодильник. Или выждав некоторое время, чтобы прервать друга, обнаружить, что тот злободневный вопрос, заставивший нас вмешаться в разговор, вдруг испарился из мыслей, лишь только мы начали говорить: «Хм, и что я хотел сказать?», ставите вы свою аудиторию вопросом в тупик, думающую про себя «откуда же нам знать?!»

Мы можем расценивать такие моменты временной потери памяти как нечто большее, чем просто досадное недоразумение. Хоть подобные ошибки могут приводить в смущение, они весьма распространены.

Они известны как «эффект дверей» (“Doorway Effect”) и раскрывают некие важные качества организации нашего ума.





Понимание этого может помочь восприятию моментов такой забывчивости,как чего-то большего, чем просто раздражающая помеха (хотя они по прежнему будут раздражать).

Эти особенности нашего ума, возможно, лучше всего иллюстрируютсяисторией о женщине, встретившей в обеденный перерыв трёх строителей.

«Что вы делаете сегодня?», спрашивает она их. — «Я кладу один чёртов кирпич на другой», вздыхает первый. — «Я строю стену», просто отвечает второй. — «Я строю кафедральный собор», говорит переполненный гордостью третий строитель.

Многие, наверное, слышали эту историю, как мотивирующую людей всегда думать о более значительной картине. Но психологу в вас здесь важен также другой вывод — если вы стремитесь достичь в чём-то успеха, то о любом действии необходимо думать на различных уровнях. Даже если взгляд третьего строителя на свою работу и наиболее вдохновляющий, никто не сможет построить собор, пока не научится правильно класть кирпичи и делать ровные стены.

В течение дня, внимание наше постоянно перемещается между этими уровнями —от наших целей и амбиций, к планам и стратегиям, и к самым нижним уровням — нашим конкретным действиям. Когда дела идут хорошо, часто вещи делаются сами собой, автоматически и без нашего участия, а наше внимание удерживается на каких-то других желаемых вещах. Например, если вы опытный водитель, вы управляетесь с передачами, индикаторами и рулевым колесом автоматически, а ваше внимание занято, возможно, менее рутинными делами, вроде навигации или беседы с пассажирами. В менее рутинных вещах мы вынуждены сдвигать наше внимание к деталям того, что мы делаем, уходя в своих мыслях от более широкой картины на какое-то время. Из-за этого и паузы в разговоре, когда водитель попадает в хитрую развязку или двигатель начинает издавать странные звуки.

Именно тот образ, которым наше внимание следует вверх и вниз по иерархии, и позволяет нам реализовывать сложные модели поведения, сшивая некий когерентный план во множестве различных моментов, мест и повторяющихся различных действий.

«Дверной эффект» возникает, когда наше внимание перемещается между уровнями. И он отражает зависимость нашей памяти — даже непосредственной памяти о том, что мы собираемся сделать — от окружения, в котором мы находимся.

Представьте, что вы поднимаетесь по лестнице, чтобы взять свои ключи, и забываете о том, что пришли сюда за ключами, лишь только входите в спальню.

Психологически, произошло то, что данный план («Ключи!») былзабыт прямо посередине осуществления необходимой части данной стратегии («Пойти в спальню!»).

Возможно, этот план является частью другого большего плана («Подготовиться к уходу из дома!»), который является частью других, более широких планов («Идти на работу!», etc). Каждая шкала требует внимания в определённом месте. Где-то при навигации по этой сложной иерархии в мозгу возникла мысль о необходимости взять ключи. И подобно вращающему тарелки на шестах цирковому акробату, ваше внимание сфокусировалось на ней достаточно долго, чтобы составить план, но потом внимание просто переместилось к следующей тарелке (на этот раз, или на дороге в спальню, или интересуясь, кто мог оставить опять одежду на ступеньках лестницы, или о том, чем вы займётесь придя на работу, или о миллионе других вещей из которых строится жизнь)



Но иногда вращающиеся тарелки падают. Наша память, даже связанная с нашими целями, встроена в паутину ассоциаций. Это может быть физическим окружением, в котором мы их формируем — именно поэтому возвращение в дом своего детства может вызвать поток ранее забытых воспоминаний. Или же это будет ментальное окружение — все те вещи, о которых мы думали, когда нечто другое вторглось в эти мысли.

«Дверной эффект» проявляется, когда мы меняем как физическое, так и ментальное окружение, перемещаясь в другую комнату и начиная думать о других вещах. В спешке возникшая в мыслях цель, возможно, являющаяся лишь одной из цирковых тарелок, которые мы пытаемся раскручивать, забывается вместе со сменой контекста. Всё это позволило исследователям предположить, что дверные проемы выступают в качестве некой психологической границы, которая «обнуляет» наши воспоминания: «Прохождение через дверные проёмы служит в качестве границы события, таким образом инициируя обновление событийной модели [то есть, создание нового эпизода в памяти]». Причем критическим является именно пересечение порога, а не смена среды. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: larkin-donkey.livejournal.com/203629.html

Психологические функции мышц: узнайте как ваши личностные свойства запечатлеваются в мышцах

Поделиться



Из представления о телесной «привязке» тех или иных личностных качеств вытекает и метафорическое представление о психологических функциях отдельных мышц. Через нормализацию состояния мышц может осуществляться коррекция психологических проблем. Диагностика же состояния отдельных мышц может использоваться для диагностики психологических проблем.

В классическом психоанализе показателем душевного здоровья человека считается сила Эго, а целью терапии — воспитание зрелого Эго. По аналогии с этим в бодинамическом анализе вводится понятие телесного Эго, функциями которого являются:

  • мышление;
  • эмоциональный контроль;
  • жизненная позиция (убеждения и стереотипы поведения);
  • баланс «Я» (внутренний психологический баланс между «Я» и «другими», между чувствами и разумом);
  • приближение/отдаление (внешний баланс в отношениях с людьми);
  • отношения с окружающими людьми;
  • центрирование (самоуважение);
  • заземление и тестирование реальности;
  • формирование границ (ассертивность);
  • самовыражение.




иллюстрация ©James Archer

Зрелое телесное Эго является условием как психологической, так и социально-психологической адаптации. На его основе выстраивается целостность, единство человека как с самим собой, так и с другими людьми, являющееся отражением общечеловеческой взаимосвязи.

Термин «бодинамический» (bodynamic) образован от слияния двух корней: тело (body) + изменение (dynamics). Тем самым можно расшифровать его как «бодидинамический» анализ или анализ телесного развития.

В основе метода лежат представления психологии возрастного развития, анатомии и возрастной физиологии нервно-мышечной системы, описывающие динамику телесного развития ребенка, ее параллелизм с развитием личностным. Разработан метод датским психотерапевтом Лисбет Марчер (Lisbeth Marcher), последовательницей Вильгельма Райха, опиравшейся на его представления о «мышечном панцире».

Из представления о телесности Эго, о телесной «привязке» тех или иных личностных качеств вытекает и метафорическое представление о психологических функциях отдельных мышц или мышечных групп, которые лежат в основе телесно-психического единства.

Если это представление признается верным, то справедливо и противоположное: через нормализацию состояния мышц может осуществляться коррекция психологических проблем (принцип обратной связи). Диагностика же состояния отдельных мышц может использоваться для диагностики психологических проблем.

Марчер подошла к описанию формирования структуры характера на телесном уровне как составной части психомоторного развития, а на психологическом уровне — как закономерно развивающейся во времени последовательности альтернативных выборов (табл. 2), формирующих структуру личности. Соответствующие этим наиболее общим выборам частные личностные свойства как бы запечатлеваются в мышцах (см. табл. 1).

 

Таблица 1. Метафорические психологические функции мышц по Марчер.

Группы мышц

Психологические функции мышц

Голова, шея

Мимические мышцы в целом

Выражение чувств, социальные контакты

Мышцы вокруг глаз

Направленность внимания и краткосрочное планирование

Мышцы области рта и язык

Эмоциональное принятие

Мышцы передней поверхности шеи

Речевое самовыражение

Мышцы задней поверхности шеи

Сила воли, гордость, ориентация в обстоятельствах

Плечевой пояс и руки

Разгибатели и сгибатели плеча, а также мышцы, приводящие и отводящие плечо

Личное пространство в отношениях

Мышцы, поднимающие плечо

Способность нести психологическую «ношу»

Ротаторы плеча

Самозащита и способность принимать поддержку от других

Разгибатели предплечья

Отталкивание, удерживание на дистанции

Сгибатели предплечья

Привлечение и удержание

Ротаторы предплечья

Брать и отдавать

Сгибатели и разгибатели запястья

Позиционирование или социальный контроль поведения

Мышцы, противопоставляющие большой палец и мизинец

Обострение восприятия; письменная речь

Разгибатели пальцев

Тонкое приспособление (изменение границ); умение «отпускать от себя»

Сгибатели пальцев

Прикосновение, изучение и удержание; способность брать и отдавать

Туловище

Мышцы передней области грудной клетки (большая и малая грудная и передняя зубчатая мышцы)

Ощущение собственной ценности и личной силы (как в поверхностных, так и в глубинных контактах)

Межреберные мышцы (первичные дыхательные мышцы)

Ощущение полноты бытия, «пространство дыхания»

Диафрагма (вторичная дыхательная мышца); поверхностные мышцы живота

Эмоциональный самоконтроль; удержание и «переваривание» эмоций

Большая и малая поясничные мышцы

Интимная привязанность

Разгибатели туловища (позвоночника)

Способность противостоять эмоциональным и физическим стрессорам

Квадратная мышца поясницы

Баланс между ориентацией на собственные чувства или на эмоции окружающих

Мышцы тазового дна

Сексуальные чувства

Ноги

Сгибатели бедра

Инициация движения вперед и психологического контакта

Разгибатели бедра

Самоутверждение, способность «стоять на своем»

Ротаторы бедра

Сексуально-чувственное самоосознавание

Мышцы, приводящие бедро

Интимные и чувственные контакты

Разгибатели голени

Персональные границы во взаимоотношениях

Сгибатели голени

Выбор направления и контроль движения вперед

Малоберцовая мышца

Персональный баланс в групповом взаимодействии

Разгибатели стопы и пальцев

Контакт с реальностью

Сгибатели стопы

Самоутверждение, способность «крепко стоять на ногах»

Сгибатели пальцев

Ощущение контакта с землей

  Бодинамический анализ внес существенные дополнения в райховские представления о структуре характера и «мышечном панцире». В телесной психотерапии структура характера первоначально понималась как набор подсознательных, иррациональных стереотипов поведения в стрессовых ситуациях — набор, который формируется у каждого человека, начиная с раннего возраста (именно с воспроизведением детского опыта и связаны элементы иррациональности).

При этом складывается он во многом стихийно, под влиянием обстоятельств (возможно, и путем подражания окружающим). Набор типичных психологических защит составляет, по Райху, «панцирь характера», а их отражение в виде участков повышенного мышечного тонуса — «мышечный панцирь».

При этом, по мысли Марчер, в процессе развития различные группы мышц «созревают» в разное время.

Психомоторное развитие представляется как последовательное «созревание» определенных мышц (и освоение связанных с ними движений). Под «созреванием» здесь имеется в виду достижение такой степени зрелости нервно-мышечного аппарата, которая делает активность данной мышцы в полной мере доступной сознательному контролю.

Переход мышцы в «зрелое» состояние связан с конкретным возрастным периодом, причем ограниченным достаточно узкими временными рамками. Это так называемый критический или сензитивный период развития, с которым также ассоциируется неизгладимый опыт, приобретенный в ситуации первичного научения (импринт).

Когда ребенок сталкивается с психотравмирующими ситуациями, то возникают две проблемы. Во-первых, нарушение психомоторного развития, его частичная задержка на данном возрастном этапе (телесный аналог фрейдовской фиксации). Поначалу она призвана играть защитную роль, но в дальнейшем становится «тормозом» дальнейшего развития, основой комплекса неполноценности. Во-вторых, возникающий импринт, как правило, содержит биографические сцены, насыщенные травматичными переживаниями.

Хотя эти воспоминания и подвергаются вытеснению, но вследствие того, что подобная защита не является абсолютной, они создают своего рода «ахиллесову пяту», островки повышенной психологической уязвимости в структуре личности. Связанные же с «проблемными» мышцами кинестетические ощущения частично вытесняются, становятся недоступными для сознания.





Таблица 2. Периодизация возрастного психологического развития по Марчер.

Этап развития

Возрастные границы

Психологическое содержание

Существование

Внутриутробный период и до 3 месяцев после рождения

Связь с матерью

Потребность

От 1 месяца до 1,5 лет

Интернализация чувства заботы со стороны окружающих, удовлетворения потребностей

Автономия

От 8 месяцев до 2,5 лет

Самостоятельное передвижение и общение с окружающими

Воля

От 2 до 4 лет

Способность добиваться цели и оказывать влияние на окружающих

Любовь

От 3 до 6 лет

Способность к поддержанию сердечных отношений

Формирование мнения

От 5 до 8 лет

Становление логического мышления, способности принимать решения на основе норм культуры

Коллективизм

От 7 до 12 лет

Способность быть членом группы/общества

Отсюда вытекают две задачи телесной психотерапии.

Тактическую задачу составляет выявление мышечных «блоков»; задачу же стратегическую, осуществляемую на основе устранения этих «блоков» — развитие недостающих телесно-психологических ресурсов.

Начальным этапом работы с пациентом является телесная диагностическая процедура — составление индивидуальной мышечной «карты». При подобном картировании проводится исследование около 200 мышц.

При этом, в отличие от традиционной телесной терапии, анализируется не только статическая, «механическая» характеристика — мышечный тонус (то есть состояние мышцы в покое), но и динамическая характеристика состояния мышцы. Это так называемая реактивность, то есть рефлекторный ответ мышцы на ее механическую ручную стимуляцию — пальпацию.

Подобныйответ мышцы можно сравнить с каналом обратной связи, с сигналом подсознания о приемлемости/неприемлемости данного телесного контакта. Если тонус мышцы и ее реактивность соответствуют срединному диапазону на условной шкале (диапазон нормы), то считается, что данная мышца находится в ресурсном состоянии. Иначе ее состояние расценивается как отклонение от нормы — соответственно гипо- или гиперреактивность.

Сопоставление со схемой возрастного психомоторного развития позволяет предположить, в каком возрасте произошли психотравмирующие ситуации, повлиявшие на состояние мышц. Психологическая травма, перенесенная в течение критического периода возрастного развития либо в еще более в раннем возрасте, проявляется в гипотонусе (гипореактивности) соответствующей мышцы. Если же психотравма имела место в более старшем возрасте, то ее результатом становится мышечный гипертонус (гиперреактивность).

В отличие от райховского подхода, бодинамический анализ отказывается от попыток насильственного снятия «мышечного панциря», чтобы не оставлять пациента беззащитным. Вместо этого предлагается обучать пациента осознаванию присутствия собственного «панциря» в различных жизненных ситуациях, как способу контроля эмоций и доступа к внутренним ресурсам.

 

 

Дочери, которых не любили и тяжкая ноша семейных секретов

Замороженная боль

 

В конечном итоге наряду с восстановлением ресурсного состояния соответствующих мышц это приводит к укреплению или «пробуждению» телесного Эго, гармонизация функций которого и служит главной целью психокоррекционной работы.опубликовано 

 

Автор: Марк Сандомирский

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.elitarium.ru/myshcy-pancir-razvitie-harakter-marcher-rajh-sostojanie-analiz-diagnostika-terapija-chuvstvo/

Когда стыд на вкус как материнская забота

Поделиться



Поток между маленькой девочкой и ее матерью должен быть односторонним, постоянно направляющим поддержку от матери к дочери. Само собой разумеется, что девочки полностью зависимы от физической, ментальной и эмоциональной поддержки своих матерей. Однако одна из многих граней материнской раны – это общая динамика, когда мать неадекватно зависима от ментальной и эмоциональной поддержки, которую обеспечивает ей дочь. Это смена ролей чрезвычайно вредит дочери, оказывая долгоиграющее влияние на ее самооценку, уверенность и чувство собственной ценности.





Элис Миллер описывает эту динамику в «Драме одаренного ребенка». Мать, родив ребенка, может бессознательно почувствовать, будто у нее наконец есть кто-то, кто будет безусловно любить ее, и начать использовать ребенка для удовлетворения своих собственных нужд, которые остались неудовлетворенными еще с ее детства. Таким образом на ребенка накладывается проекция матери его матери. Это ставит дочь в невыносимую для нее ситуации, где на нее навешивается ответственность за благополучие и счастье ее матери.

И тогда юной дочери приходится подавлять свои собственные нужды, возникающие в процессе ее развития, чтобы удовлетворять эмоциональные нужды матери.

Вместо того, чтобы опираться на мать как на надежную эмоциональную базу для исследований, от дочери ожидается, что она сама будет такой базой для своей матери. Дочь уязвима и зависима от своей матери в вопросе выживания, поэтому у нее небольшой выбор: либо подчиниться и удовлетворять нужды матери, либо в какой-то степени восстать против нее.

Когда мать наделяет свою дочь взрослыми ролями вроде заместителя партнера, лучшей подруги или терапевта, она эксплуатирует дочь.

Когда дочь просят выступить в роли эмоциональной опоры для ее матери, она больше не может полагаться на свою мать в мере, необходимой для удовлетворения ее собственных возрастных потребностей.

Есть несколько вариантов, как дочь может реагировать на такую динамику:

  • «Если я буду очень, очень хорошей девочкой (послушной, тихой и ни в чем не буду нуждаться), тогда мама наконец меня увидит и позаботится обо мне» или

  • «Если я буду сильной и буду защищать маму, она меня увидит» или

  • «Если я дам маме то, что она хочет, она перестанет со мной так обращаться,» и так далее.

Во взрослой жизни мы можем проецировать эту динамику и на других людей. Например, на свои отношения: «Если я все время буду пытаться быть достаточно хорошей для него, он будет со мной в отношениях.» Или на работу: «Если я получу еще одно образование, я буду достаточно хороша для повышения.»

В таком случае матери вступают в конкуренцию со своими дочерями за право получать материнскую опеку.

Тем самым они транслируют убеждение, что материнской заботы или любви на всех не хватит. Девочки вырастают с верой в то, что любви, одобрения и признания очень мало, и чтобы заработать это, нужно надрываться. Позже, уже во взрослом возрасте они притягивают в свою жизнь ситуации, снова и снова проигрывающие этот шаблон. (Многие такие динамики влияют и на сыновей тоже.)

Дочери, на которых навесили родительские функции, лишены детства.

В таком случае дочь не получает одобрения себя как личности, она получает это только в результате выполнения определенной функции (облегчив матери ее боль).





Матери могут ожидать от своих дочерей, что те будут выслушивать все их проблемы, и даже просить у дочерей утешения и заботы, чтобы справиться со своими страхами и тревогами взрослого человека. Они могут ожидать от дочерей, что те будут выручать их из проблем, разбираться с беспорядком в их жизни или с их эмоциональными расстройствами. Дочь может постоянно привлекаться в качестве посредника или решателя проблем.

Такие матери транслируют своим дочерям, что они как матери – слабые, перегруженные и неспособные справиться с жизнью. Для дочери это означает, что ее потребности, возникающие в процессе ее развития, чрезмерно перегружают мать, поэтому ребенок начинает обвинять себя за сам факт своего существования. Девочка таким образом получает убеждение, что она не имеет права на свои собственные потребности, не имеет права быть выслушанной или одобренной такой, какая она есть.

Дочери, на которых навесили родительские функции, могут цепляться за эту роль и во взрослой жизни из-за множества вторичных выгод. Например, дочь может получать одобрение или похвалу исключительно тогда, когда она исполняет роль воина в жизни матери или спасителя матери.

Заявление о своих собственных нуждах может угрожать отвержением или агрессией со стороны матери.

По мере взросления дочь может бояться, что мать слишком легко выбить из колеи, и из-за этого страха поэтому она может скрывать от матери правду о своих собственных потребностях. Мать может играть на этом, впадая в роль жертвы и заставляя дочь считать себя злодеем, если она смеет заявлять о своей собственной отдельной реальности. Из-за этого у дочери может сложиться неосознанное убеждение «Меня слишком много. Моё истинное «я» ранит других людей. Я слишком большая. Мне нужно оставаться маленькой, чтобы выжить, и чтобы меня любили.»

Хотя эти дочери могут принимать проекцию «хорошей матери» от своих матерей, иногда на них может проецироваться и образ плохой матери. Например, это может произойти, когда дочь уже готова эмоционально отделиться от матери как взрослый человек. Мать может неосознанно воспринять отделение дочери как повтор отвержения ее собственной матерью. И тогда мать может отреагировать с неприкрытой детской яростью, пассивными обидами или враждебной критикой.

Часто от матерей, которые так эксплуатируют своих дочерей, можно услышать «Моей вины в этом нет!» или «Прекрати быть такой неблагодарной!», если дочь выражает неудовольствие по поводу их взаимоотношений или пытается обсудить эту тему. Это тот случай, когда у дочери украли детство, навязав обязанность удовлетворять агрессивные потребности ее матери, а потом на дочь нападают за то, что она имела наглость предложить обсуждение динамики взаимоотношений с матерью.

Мать может просто не хотеть видеть свой вклад в боль дочери, потому что это слишком болезненно для нее самой. Часто такие матери также отказываются признавать, как на них повлияли отношения с их собственными матерями. Фраза «Не обвиняй свою мать» может использоваться, чтобы пристыдить дочь и заставить ее молчать о правде своей боли. 

Если мы как женщины действительно готовы заявить о своей силе, нам нужно увидеть, каким образом наши матери на самом деле были виноваты в нашей боли в детстве. И как взрослые женщины, мы сами несем полную ответственность за исцеление своих травм.

Тот, у кого сила, может и причинить вред, будь то намеренно или нет. Независимо от того, осознают ли матери тот вред, который они нанесли, и хотят ли видеть это, они все равно несут за это ответственность.

Дочери должны знать, что они имеют право чувствовать боль и заявлять о ней. Иначе истинное исцеление не произойдет. И они будут продолжать саботировать себя и ограничивать свою способность преуспевать и процветать в жизни.





Патриархат ущемлял женщин настолько, что, когда у них появлялись дети, они, изголодавшиеся и алчущие самоутверждения, одобрения и признания, искали любви у своих юных дочерей. Этот голод дочь никогда не сможет удовлетворить. И все же вот многие поколения невинных дочерей добровольно приносят себя в жертву, кладут себя на алтарь материнских страданий и голода в надежде, что однажды они станут «достаточно хорошими» для своих матерей. Они живут детской надеждой на то, что, если удастся «накормить мать», то мать в конце концов сможет накормить свою дочь. Этот момент никогда не наступит. Удовлетворить голод своей души можно, только начав процесс исцеления материнской травмы и отстаивая свою жизнь и свою ценность.

Нам нужно прекратить жертвовать собой ради своих матерей, потому что в конечном итоге наша жертва их не насытит. Насытить мать может только трансформация, которая находится по ту сторону ее боли и горя, с которыми ей нужно разобраться самой. Боль вашей матери – это ее ответственность, а не ваша.

Когда мы отказываемся признавать то, как наши матери могут быть виноваты в наших страданиях, мы продолжаем жить с чувством, что с нами что-то не так, что мы в чем-то плохи или ущербны. Потому что чувствовать стыд проще, чем отбросить его и посмотреть в лицо своей боли от осознания правды о том, как нас бросали или использовали наши матери. Так что стыд в этом случае – это просто защита от боли.

Наша внутренняя маленькая девочка предпочтет стыд и самоуничижение, потому что это сохраняет иллюзию хорошей матери.

(Держаться за чувство стыда – это для нас способ держаться за мать. Таким образом чувство стыда приобретает функцию ощущения материнской опеки.)

Чтобы наконец-то отпустить ненависть к себе и самосаботаж, нужно помочь своему внутреннему ребенку понять, что какую бы верность матери он ни сохранял, оставаясь маленьким и ослабленным, мать от этого не изменится и не станет такой, как ожидает ребенок. Нам нужно найти в себе мужество отдать своим матерям их боль, которую они просили нас нести за них. Мы отдаем боль, когда возлагаем ответственность на тех, кому она на самом деле надлежит, то есть, учитывая динамику ситуации, взрослому – матери, а не ребенку. Мы в детстве не несли ответственность за выбор и поведение окружающих нас взрослых. Когда мы это действительно осознаем, то сможем взять на себя полную ответственность за проработку этой травмы, признав, как она повлияла на нашу жизнь, чтобы мы смогли действовать по-другому, согласно своей глубинной природе.

Многие женщины пытаются пропустить этот шаг и перейти прямо к прощению и милосердию, на чем могут застрять. Невозможно действительно оставить прошлое позади, если не знаешь, что именно нужно оставить позади.

Почему так сложно признать то, как ваша мать была виновна:

  • В детстве мы полностью зависели от родителей, от матери и не могли заявлять о своих потребностях;
  • Дети биологически устроены таким образом, что сохраняют лояльность матери независимо от того, что она делает. Любовь к матери критически важна для выживания;
  • Будучи одного пола с матерью, мы предполагаем, что она будет на нашей стороне;
  • Мы смотрим на мать как на жертву ее собственных неразрешенных травм и культуры патриархата;
  • Религиозные и культурные табу «почитай отца и мать своих» и «святость материнства», которые поселяют в нас чувство вины и заставляют детей молчать о своих чувствах.
Почему самосаботаж – это проявление материнской травмы?

  • В качестве жертвы парентификации, мы превратно истолковываем связь с матерью (любовь, комфорт и безопасность) — эта связь создавалась в атмосфере самоподавления. (Быть маленькой = получать любовь);
  • Таким образом у нас создается подсознательная связь между любовью к матери и самоуничижением;
  • В то время как ваше сознание может хотеть успеха, счастья, любви и уверенности, ваше подсознание помнит об опасностях раннего детства, где быть большой, спонтанной и верной себе означало боль отвержения матерью;
  • Для подсознания: отвергнутость матерью = смерть;
  • Для подсознания: самосаботаж (быть маленькой) = безопасность (выживание).
Вот почему может быть так тяжело любить себя. Потому что отпустить свое чувство стыда, вины и самосаботаж –это по ощущениям как отпустить свою мать.

Исцеление материнской травмы – это о признании своего права на жизнь без дисфункциональных шаблонов, заложенных в раннем детстве в общении с матерью.

Это про то, чтобы честно задуматься о боли во взаимоотношениях с матерью ради своего исцеления и трансформации, на которые имеет право каждая женщина. Это про внутреннюю работу над собой, чтобы освободиться и стать такой женщиной, как вам предназначено. Это вовсе не об ожиданиях, что мать наконец-то изменится или удовлетворит ту потребность, которую она не могла удовлетворить, когда вы были ребенком. Как раз наоборот. Пока мы не посмотрим прямо и не примем ограничения своей матери и то, каким образом она навредила нам, мы застряли в чистилище, ожидая ее одобрения и в результате этого постоянно ставя свою жизнь на паузу.

Исцеление материнской травмы – это способ быть целостной и взять на себя ответственность за свою жизнь.

Недавно одна читательница оставила комментарий о том, как она больше 20 лет исцеляла свою материнскую травму и, хотя ей пришлось отдалиться от своей собственной матери, ее огромный прогресс в исцелении позволил ей выстроить здоровые отношения со своей юной дочерью. Она прекрасно описала суть этого, когда сказала о своей дочери: ‘Я могу быть для нее твердой опорой, потому что я не использую ее в качестве эмоциональных костылей.’

Хотя в процессе исцеления материнской травмы могут возникать конфликты и дискомфорт, для того, чтобы исцеление произошло, нужно уверенно идти к своей правде и силе. Придерживаясь этого пути, мы в конце концов придем к чувству естественного милосердия не только к себе как к дочерям, но и к своим матерям, ко всем женщинам во все времена и ко всем живым существам.

 



Как твои «раздражает» всем и все про тебя рассказывают

Утерянный огонь злости — прямой путь к болезни

 

Но на этом пути к милосердию сначала нужно отдать матерям их боль, которую мы вобрали в себя еще в детстве.

Когда мать возлагает на дочь ответственность за собственную непроработанную боль и винит ее за признание ее страданий из-за этого – это и есть настоящий отказ от ответственности. Возможно, наши матери никогда не возьмут на себя полную ответственность за ту боль, которую они неосознанно вложили в нас, чтобы облегчить свою ношу и избавиться от ответственности за свою жизнь. Но самое важное – чтобы ТЫ как дочь полностью признала свою боль и ее уместность, чтобы ты почувствовала сострадание к своему внутреннему ребенку. Это освобождает и открывает путь к исцелению и к возможности жить так, как ты любишь и заслуживаешь. опубликовано 

 

Автор: Беттани Уэбстер

 



Источник: 9journal.com.ua/%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0-%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%B4-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BA%D1%83%D1%81-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D0%B1/9journal.com.ua/%D0%BA%D0%

Лучшее, что мы можем делать со своей жизнью

Поделиться



Если кратко сформулировать мысль, которая является главной в приходящих мне письмах и разговорах с людьми, то это «я практически ничего не знаю о себе, я не умею отличать истинные желания от тех, что были навязаны мне воспитанием и обществом, я не знаю, кто я, зачем я здесь и куда иду, может быть вы это знаете?»

Нет, я не знаю, более того, скажу, что психологи, учителя, родители, друзья, коллеги, партнеры и многие другие также ничего о вас не знают. Ну вот поразмышляйте, как и что о вас могут знать другие люди, если всю жизнь вы транслируете игру из какой-то роли, которая вами не является. Мало того, что вы себя вводите в заблуждение, так и окружение воспринимает вас так, как вы привыкли проявляться.





Требуется достаточно высокий уровень осознанности, чтобы видеть в человеке больше, чем те действия, которые он совершает, и слышать глубже, чем слова, которые произносит. Нужно иметь открытое сердце, чтобы воспринимать человека шире той роли, которой он обусловлен в текущем воплощении, но сделать это может лишь тот, кто познал себя, а таких людей в нашем обществе пока что не очень много.

Большинство же из нас воспринимает себя и других через призму внешности, слов, действий, материального достатка и социального статуса. Рост, вес, цвет кожи, одежда, машина, образование, должность и хобби — стандартный набор параметров, по которым наши внутренние компьютеры могут считывать данные о себе и других. Но данные и параметры не являются самим человеком, каждый из нас гораздо больше того, что проявляется на поверхности.

«Пик-пик, перед вами человеческое существо номер 2468, нажмите на эту кнопку, и получите хорошее настроение навсегда, нажмите на другую — поймете предназначение, нажмите третью — откроется сердце», «Пик-пик, у человеческого существа номер 1107 карие глаза, заниматься ему положено общественной деятельностью, а у 2806-го зеленые, надо быть ему хранителем знаний и жрецом», «Пик-пик, у 5693 Венера в Тельце, а Солнце еще где-то там, поэтому ему тоже что-то положено» — если бы все было так просто, дорогие мои люди.

Да, и религия, и философия, и наука, и искусство, несомненно, значат очень многое в жизни человека, могут дать ему подсказки и направление для деятельности, но пойдет он указанной дорогой или нет, подойдет ему подобный путь или нет, может понять только сам человек.

Лучшее, что мы можем делать со своей жизнью — расширять кругозор, пробовать, ошибаться, корректировать путь, слушать внутренний отклик на истории и советы других людей, снова что-то пробовать, снова ошибаться, падать, подниматься и продолжать движение. Задавать вопросы, сомневаться, смотреть в себя, наблюдать за пространством, учиться взаимодействовать с людьми и окружающим миром, развиваться, пробовать себя в различных сферах и выбирать то, что наиболее близко нашему сердцу, но сразу вам скажу, что в мире так много всего интересного, что во всех этих «пробах» вы рискуете потеряться, жизнь пройдет гораздо быстрее, чем вы поймете, что же на самом деле вам полезно и интересно, поэтому важно расставлять приоритеты, сокращать путь поиска через получение знаний, а также с помощью опыта других людей.

Проблема современной системы воспитания и образования состоит в том, что ребенку дается информация, необходимая для строительства высотного дома до того, как его обучили правильно выкладывать фундамент. Без фундамента ваш дом долго не простоит, в шаткой конструкции жить очень небезопасно — обрушиться может в любой момент, что и происходит с огромным количеством людей.

Пока человек не разобрался в себе, пока не познакомился с самим собой, пока не понял, в чем его сила и ограничения, пока не научился наблюдать и принимать свои слабые стороны, пока не открылся себе настоящему, не может, ну просто не может он построить глубокие и искренние отношения, заниматься делом жизни и делать это серьезно и основательно.

Многие люди живут из искусственно созданной роли, живут не свою жизнь, не желая признаваться в этом даже самому себе. Выбирают профессию, семью, судьбу, бизнес не на основе глубоких знаний о себе, не потому, что осознанно направились в те сферы, в которых можно наилучшим образом применить свои сильные качества, а просто потому, что следуют каким-то общим тенденциям, живут «как все» или «не как все», следуют «за», двигаются «против», но здесь нет никакой разницы.

Следовать форме в отрыве от сути означает попросту упускать свою жизнь. «Промывание мозгов» в современном обществе достигает таких невероятных масштабов, что нет ничего удивительного в количестве слегка потерявшихся в жизни людей. Неразобранные страхи, неисцеленные травмы, негативный опыт прошлого заставляют многих из нас стремительно бежать куда-то вперед, хотя хорошо бы остановиться и оглядеться, туда ли я бегу, и стоит ли оно уходящих лет моей жизни?

Я на самом деле хочу заниматься бизнесом, или я просто следую тренду современного мира, не умею сотрудничать с другими людьми, не умею работать в команде, поэтому хочется уйти в независимость и делать все по-своему? А может быть я вырос в нищете, поэтому пытаюсь компенсировать что-то из прошлого, избыточно вовлекаясь в процесс зарабатывания денег?

Я на самом деле такой голодный, что не могу остановиться, или мною движут страхи прошлого? Мне на самом деле нужно пять женщин, чтобы почувствовать себя значительным мужчиной, или во мне все еще живет маленький отвергнутый мальчик, который всячески пытается доказать своим родителям, старшему брату и всему миру, что он стоит того, чтобы быть любимым и нужным?

Так вы и так того стоите, для этого нет необходимости в постоянной смене декораций и женщин тоже. Я на самом деле хочу создать семью или мне настолько одиноко и пусто внутри, что я пытаюсь заполнить эту внутреннюю пустоту хотя бы кем-то, и, по-сути, без разницы кем? А если я хочу создать семью по-настоящему, и мне есть, чем делиться с партнером и будущими детьми, так ли важно, кто будет тем человеком, который согласится разделить с вами свой путь?

На самом ли деле я хочу усыновлять детей из детского дома, спасать мир, быть волонтером благотворительных организаций, подбирать на улице бездомных котят и щенков, или мне настолько хочется быть кому-то нужным, сбежать от собственного одиночества, что я выбираю спасать тех, кто уж точно не сможет отказаться от меня и заставить переживать мой страх быть покинутым наедине с самим собой?

На самом ли деле дорогая одежда, обувь, техника и автомобили являются тем, без чего я не могу жить, или все-таки это способ ощутить чуть больше значимости, показать себе и другим, что я чего-то «стою», и стою весьма реальных больших сумм. Я стою дорого, поэтому достоин любви и уважения.





Но вы и так достойны любви и уважения. Денег нет в природе, экономика — большая игра. В экономику, политику, бизнес, государство и многое другое можно играть, почему бы и нет, это грандиозная общепланетарная игра, в которую включена большая часть населения нашей планеты, но сама игра не имеет никакой ценности, ценность имеет лишь каждый из игроков и их взаимодействие друг с другом.

Какие запахи вы любите? Какой цвет вам нравится? Чем вам хотелось бы заниматься, если бы не надо было зарабатывать деньги? Какой доход вам необходим, чтобы было достаточно? Какая музыка вас вдохновляет? Нравится ли вам гулять на природе? Какие книги производят на вас впечатление? Что конкретно в них заставляет вас задуматься, что побуждает вас к действию? Какие люди представляют наибольшую ценность в вашей жизни? С кем связаны самые глубокие и искренние моменты? Что придает вашей жизни больше смысла? О чем вы мечтали в детстве? И что из всего этого есть у вас там, где вы сейчас находитесь?

 



Энергия успеха: Как подсознание притягивает желаемое

Ты не должен только то, что НЕ должен

 

Одни лишь речи не переводят слова в действия. Можно до бесконечности прокручивать в голове мысли о пути, о предназначении, о том, что «нужно быть собой», но этого недостаточно для изменений. Нужно размышлять, нужно меняться, нужно пробовать. Искать свой путь, знакомиться с собой, учиться быть настоящим, исцеляться, пробуждаться, учиться жить глубоко и осознанно. Никто не проделает за вас вашу внутреннюю работу. Не упускайте свою жизнь.опубликовано 

 

Автор: Дина Ричардс

 



Источник: www.facebook.com/dina.v.richards/posts/10152753347424452:0

Утерянный огонь злости — прямой путь к болезни

Поделиться



Как психолог, я могу сказать, чтозлость у человека возникает только в двух случаях:

  • если его истинные потребности не удовлетворены; 

  • когда нарушают его границы: эмоциональные, физические, территориальные, финансовые.

Я вот о чём подумала — ведь у многих практикующих духовный путь развития злость от не удовлетворённых потребностей даже не поднимается. Уж очень много сил положено на то, чтобы вытеснить или погасить этот внутренний огонь, который так порицается. Чувства отвергаются, считаются продуктом ума или эго. Смирение практикуется, как рецепт от всех проблем. Человек не живёт собственной жизнью, а соответствует предписаниям. 

Псевдодуховность ломает механизм доступа к себе ещё больше, чем родители в детстве.





 

Вспомнила свой опыт.

В вышей школе практической психологии (ВШПП, психология 3000) я была очень неудобной ученицей. Задавала массу вопросов, которые были табуированы. Например, какой процент разводов в семьях преданных? Ответ был уклончивым, но рядом сидящий собрат по духовному развитию шепнул, что больше, чем у обычных людей. Я задумалась. Почему? Ведь так здорово всё объяснялось, что если жена преданно служит своему мужу, боготворит его, то муж будет реализован, а жена счастлива.

Как говорится, вопрос задан – жди ответа. Ждать долго не пришлось. Реальность постучалась в дверь и нахально взломала мою семейную идиллию.

Предписания больше не работали. На поверхность выступили неудовлетворённые потребности тела, но распознать я их тогда не смогла, слишком далеко отодвинулась от собственного Я, заменив чужими правильными идеями: вегетарианства, ранее пробуждение, секс только для зачатия детей…. Конечно, вследствие этого, я получила ДЕПРЕССИЮ. Жуткое амёбное состояние, когда не можешь говорить, тяжело двигаться, кушать, не знаешь, что хочешь…

Помню, в таком состоянии подавленности, смятения, с жуткой головной болью и рвотой я пришла на первую группу Гештальт-терапии. Оставалась призрачная надежда получить исцеление от страданий душевных и физических.

Сидеть я не могла. Лежала, укрывшись палантином из Индии. Временами вставала. Рвота не отступала. Руководитель группы пригласила присесть рядом и описать моё состояние. Посмотрев на меня, она предложила банальные действия – показать руками, как болит голова. Я словно вдавливала руки в голову в желании поймать мигрирующую головную боль.

Она посоветовала посмотреть на руки и подумать, на что это похоже в моей жизни? Ужас и злость охватили меня мгновенно –«Это муж» -«Это он на меня так давит». Руководитель гештальт-группы предложила побыть с этим. В душе моей поднимался ураган негодования, ужаса, страха, но больше злости. 

Господи, я так умело научилась объяснять себе всё кармой! Практика смирения привела меня к тотальному опустошению. Я поняла, что подменила смирение полным подавлением себя. На поверхности были идеальные отношения, пример для других, можно сказать, проповедь и сладкое наслаждение от наставничества.

Но в этих отношениях была и вторая сторона, о которой я думать не смела. Это духовное и нравственное насилие, подмена ценностей. Например, в сознании сформировалось, что секс это низменное удовольствие, а потребность тела подавляется и осуждается. Эмоции отвергаются, приветствуется только радость. Вегетарианство навязывается как необходимость. 





Я перестала чувствовать, как со мной можно и как нельзя.

Злость – это непотребное чувство для духовно развивающихся, поэтому она активно вытесняется из психики. Если спросить духовно оболваненного человека, он честно скажет - «Я не чувствую злости» и он не врёт. 

Кто бы мог подумать, что когда злость вытесняется, она формирует среду травматизации (ретрофлексия в гештальт-терапии). Проще сказать, в жизни человека случается череда ушибов, порезов, возможно переломы, болезни.

 



Жадность и Зависть — СТРАХ бедности и одиночества

Услышать голос вашей души

Да, вот такая коварная штука – энергия чувств, она никуда не растворяется и тем интересна, что подталкивает нас к личностному, а может быть и духовному развитию.

Для того, чтобы вернуться к собственному Я (прошу не путать с эгоизмом), необходимо научиться распознавать потребности, развивать способность реализовывать желания с учётом сформированных личных ценностей.опубликовано 
 

Автор: Марина Семёнова

 



Источник: psy-practice.com/publications/zavisimosti/uteryanniy_ogon_zlosti_eto_pryamoy_put_k_bolezni/

Как научиться расслабляться: релаксация по Джекобсону

Поделиться



Существует несколько способов расслабиться. Все они действуют и проверены практикой, можете попробовать и выбрать тот, которой подходит вам физиологически или просто больше по душе. Замечу, что если какой-то из способов не дает вам должного результата, пробуем другой способ. Мы все разные и часто мелочи тоже играют свою не малую роль, каждому нужно найти свое.

 





Способы расслабиться

Дыхание

Вообще дыхание, это настолько важно для нас, что писать об этом можно отдельно и много. Заметьте, в разных состояниях мы дышим абсолютно по-разному. И если одно дыхание позволяет нам успокоиться и даже выйти из очень нервного и напряженного состояния, то другое дыхание, наоборот, может из безмятежного состояния привести к стрессу. 

Как делать упражнение.

Переключаем внимание с любых мыслей на наше дыхание. Расслабляем мышцы лица, расправляем плечи и делаем глубокий вдох в своем нормальном темпе. При этом воздух набираем не в грудь, а в живот. Далее задерживаем дыхание на 3- 5 секунд и медленно выдыхаем.

Выдох должен быть примерно на треть времени дольше вдоха и делаем его с короткими задержками между каждым вдохом и выдохом (2- 3 сек). Повторяем вдох — задержка — выдох — задержка и так 5 — 6 раз. Делать это можно, как носом так и ртом, не слишком напрягаясь при этом. Делая вдох вы мобилизуете свои ресурсы и наполняете кровь и органы кислородом, а при выдохе происходит само расслабление, вы выдыхаете напряжение.

Расслабляющее дыхание не должно быть прерывистым в процессе самого вдоха и выдоха, старайтесь чтобы все текло плавно.

А после того, как сделали первых 5 — 6 глубоких вдохов и выдохов, перестаете вообще вмешиваться в этот процесс, дыхание теперь происходит само по себе. Вы только наблюдаете за ним, никак не стараясь повлиять на него. Пусть организм сам подберет нужный ему ритм.

Старайтесь в течении дня (хотя бы иногда) прослеживать свое дыхание. Это очень важно, почаще делайте это упражнение, даже если вы совершенно спокойны. Пусть правильное, глубокое и неторопливое дыхание станет вашей полезной привычкой.

И учитесь концентрировать на своем дыхании все ваше внимание, тогда эффект расслабления будет гораздо больше.

Один из действенных методов — Активная агрессия.
Давно известный способ. На своем опыте скажу, очень хорошо для этого подошел бы тренажерный зал, причем не только для мужчин, но и для женщин. Возможно ещё более хороший способ — занятия боевыми искусствами. Но, если не то ни другое вам не подходит, то просто находим игрушку для битья. 

В общем, найдя что-то, что не жалко сломать, побить и расколоть, со страстью делаем это. При этом желательно покричать. Крик отлично помогает быстро выплеснуть весь негатив и расслабиться. Особенно это важно для тех, кто не умеет выражать свои эмоции и постоянно подавляет их, копит в себе. Ведь эмоциональная энергия никуда не уходит, а скапливается внутри, из-за чего становится ещё тяжелей.

Такой способ активной агрессии подойдет не везде и не всегда, но для избавления от накопившихся негативных эмоций (таких как раздражение) — это один из лучших способов быстро расслабиться и избавиться от напряжения.





Релаксация по Джекобсону

Методика Эдмунда Джекобсана основана на предварительном напряжении мышц тела и последующем их расслаблении. В течении примерно 10 секунд поочередно напрягаем мышцы лица, шеи, кистей рук, спины, живота, плеч, паха и ступней. Далее расслабляем задействованные мышцы и хорошенько прочувствуем возникшее расслабление.

Лучше всего и чаще делайте следующее -напрягаем различные части (мышцы) лица, удерживаем рожицу 8-10 секунд и расслабляем — это хорошо снимает напряжение, расслабляет и способствует улучшению мимики, а так же улучшает кровообращение в клетках. И не пугайтесь мыслям что упражнение может способствовать появлению морщин — это не так. Упражнение с родни бодифлекса и положительно влияет на внешний вид кожи.

Второе — возьмите цилиндрический предмет чтобы хорошо ложился в ладонь и с силой сжимайте его на протяжении 8-10 секунд, потом не спеша расслабьте руки и постарайтесь прочувствовать это приятное, ощущение расслабления. Не ленитесь и делайте это упражнение не меньше 5 раз в день 1-2 недели, это хорошо снизит общий уровень тревожности.

И что важно, после выполнения, сразу старайтесь прочувствовать эту очень приятную расслабленность в течении 1-2 мин. Тело подсознательно запоминает это расслабленное состояние и потом легче будет к нему возвращается.

Повторюсь, делайте это упражнение первое время 5 раз в день, это важно чтобы избавиться от застаревших, хронических блоков и снизить тревожность. Далее достаточно делать 2 раза в день для профилактики или когда почувствуете что это вам надо. 

Примечание: Упражнение противопоказано гипертоникам и сердечникам. В вашем случае подойдет другое расслабляющее упражнение на растяжение. Для этого ложимся на пол или кровать и с усилием растягиваемся максимально вытягивая и прогибая — шею, руки, ноги, спину. Для правильности выполнения,  вспомните себя когда вы проснувшись зеваете и с чувством потягиваетесь.

Это упражнение слабее и поэтому делать его (ежедневно) нужно будет чаще предыдущего в 1.5 раза. Выполняется те же 8- 10 секунд.

Эти упражнения ещё очень хорошо помогут при остеохондрозе. 

Как расслабиться во время работы или в любом другом месте и ситуации. Применяем Кисти рук как уже описано выше . Это способ сбросить напряжение не беспокоясь о том, что кто- то, что- то увидит, и не забываем о дыхании. 





Другие, основные методики как можно расслабиться

Концентрация на методичном занятии. 

Цель такого метода, плавно (без борьбы) переключиться с негативных мыслей на что- то более приятное и полезное, какое — то занятие.

В голове не могут присутствовать две идеи или объекта одновременно в полной своей мере. Один из них все равно привлечет к себе большую психологическую активность. Поэтому важно научиться мягко вытеснять ненужное нам, заменяя его чем- то полезным и делать так, чтобы это полезное постепенно увлекло (стало интересным) и через какое- то время вы можете заметить, как негатив утратил свою силу и остроту.

Состояние пассивного наблюдения за всем, что происходит.

Вхождение в это состояние легкого транса способствует умственному успокоению и релаксации.

Войти в это состояние не сложно, гораздо сложней оставаться в нем. Уставшие физически или умственно, мы сами это делаем когда сваливаемся в кресло и перестав думать о чем либо закрываем глаза и мысленно проваливаемся в свои ощущения, непроизвольно настраивая себя на отдых, но при этом не засыпаем.

Либо же, со стороны, отрешенно, просто длительно наблюдаем за какой- то точкой (предметом и т.п.) или следим за мыслительным процессом, но не анализируем происходящее, а только наблюдаем за всем. Входить в такое состояние осознанного наблюдения можно по желанию в любое время.

Садимся в кресло, закрываем глаза, при этом, наша умственная деятельность продолжает работу, мысли текут в направлении проблем, каких — то дел и т.д… А теперь замедляем и плавно отключаем всякий внутренний диалог с собой и переводим внимание на ощущениях в теле, при этом стараясь охватить вниманием все тело от макушки до ступней ног.

Ощущения могут быть различные, неприятные и приятные. Теперь важно перевести свое внимание и начать наблюдение именно за приятными ощущениями или какими- то визуализациями (приятными образами). Течение мыслей плавное и поверхностное, а мы только за всем наблюдаем.

Может возникнуть сложность при переключение внимания с негатива, или какие- то мысли не будут выходить из головы. Здесь важно никак не бороться с этим, не гнать их, а просто снова перевести внимание на приятные ощущения или дыхание. Просто, не анализируя ничего, наблюдаем за дыханием и приятными ощущениями в теле.

Упражнение основано на Наблюдении за любым приятном ощущением  — тяжести рук и ног, окружающей комфортной температуре, на малозаметных пульсациях, подергиваниях или каких то иных легких ощущениях в любой части тела.

Почувствуйте этот комфорт и наблюдайте за этим комфортом, как бы паря над своими ощущениями. Мышление само постепенно потянется к приятному, а вы просто наблюдаете за этим.

Состояние пассивного, голого наблюдения, это наше естественное, природное и самое важное, исцеляющее состояние для нас. 

Напоследок как научиться расслабляться

Качели на локтях

Это упражнение является эффективной «физкультурной» методикой в борьбе со многими органическими и психическими проблемами. Это своего рода комплекс способствующий расслаблению и улучшению кровоснабжения мозга (особенно подойдет тем, кто далек от спорта, или людям, которым из-за комплекции, сложно выполнять стандартные физические упражнения).

В сути упражнения лежит имитация бега четвероногих. Наше строение тела изначально приспособленно к данному положению и движению, и является естественным для человека не смотря на нашу эволюцию. Регулярное выполнение упражнения позволяет снять застойные явления со всех внутренних органов, улучшить кровообращение, ухудшение которого так свойственно депрессии, неврозу и другим негативным психическим состояниям, а так же улучшить ликвородинамику и компенсировать недостатки прямохождения.

Само упражнение:
Принимаем исходное положение

На матрасе, располагаясь посредине и вдоль, встаем на колени. При этом колени и пальцы ступней ног одновременно опираются на матрас. От колен, вперед отмеряем три ширины ладони и запоминаем это место. Ложимся и упираемся локтями на матрас в этом отмеренном месте. Локти располагаются на ширине плеч.

Кладем голову на ладони таким образом, что бы край ладоней накрывал глаза, а кончики пальцев рук легли на темечко. То есть кисти рук будут располагаться вдоль лица от глаз до темечка. Поморгаем не открывая глаза и почувствуем как веки касаются мышц больших пальцев.

Теперь выполняем упражнение

Важно! Выполняя его, локти и колени ни на секунду не должны отрываться от матраса, а кончики пальцев рук, от темечка. Следите за тем, как вы выполняете упражнение пока оно не запомнится.

Двигаясь вперед всем телом, кладем голову с ладонями на матрас, при этом край ладоней нужно оторвать от глаз, а кончики пальцев, продолжая лежать на темечке, умеренным усилием удерживают голову. То есть фаланги пальцев вместе с темечком прильнут к матрасу, а край ладоней освободит глаза.  Задерживаемся в этой позе на 1-2 сек.

Двигаем тело назад (локти и колени не отрываются от матраса), при движении, в конечной её стадии, пробуем коснуться бедрами икроножных мышц. И при этом вновь закрываем ладонями глаза, не отрывая пальцы от темечка. Задерживаемся в этом положении на 2-3 сек.

И теперь повторяем это движение вперед-назад несколько раз (качаемся на локтях). Первые разы количество качаний делаем не более 10 раз. Если возникают трудности в начале, делаем столько, сколько легко. Прибавляем количество качаний на 1-3 в неделю.

Упражнение должно выполняться легко, поэтому не усердствуем. По мере того, как будете осваивать упражнение можно увеличить темп качаний.  Упражнение можно делать от 2 до 6 раз в сутки. После, как, упражнение станет нормой,- Оптимально количество качаний от 20- 50, зависит от возраста.

Примечание: В зависимости от соотношения предплечий и бедер, можно под локти положить сложенное одеяло или что то ещё. Это надо для того, что бы двигаясь назад плечи были немного выше по отношению к бедрам.

Через 1-3 месяца по мере приобретения гибкости, упражнение можно усложнить. Двигаясь вперед стараемся выгнуть спину вверх, а живот втягиваем в грудную клетку. Двигаясь назад, стараемся выгнуть спину вниз, а живот выпучить наружу.

Регулярное выполнение этой практики позволяет компенсировать недостатки прямохождения и снимает застойные явления во всех наших органах. 

Музыка и специальные релаксации, звуки используемые на дисках тоже очень эффективны и могут служить как расслабляющим элементом, так и быть, как дополнение в некоторых техниках расслабления. 

 



Как притягивать людей и события в свою жизнь

Популярные психологические защиты

 

Так же для расслабления, снятия усталости и поднятия тонуса рекомендую контрастный душ. 

А чем-то занимаясь, находясь на работе или просто идя в магазин, обращайте внимание на ваши мышцы тела. Часто некоторые из них находятся в напряжении.

Заметив такое напряжение в плечах или где-то ещё, расслабляем их, это тоже дает свой положительный эффект. Массаж и принятие ванны со специальными маслами и гелями- тоже хороший способ привести в порядок нервную систему.опубликовано 

 

Автор: Андрей Русских

 



Источник: nachnivsesnachalo.ru/sovetu-zdorovia/kak-nauchitsya-rasslablyatsya-i-sposoby-rasslableniya