Обесценивание: перестаньте себя разрушать!

Поделиться



Способность обесценивать что-либо — себя, других, свои и чужие действия, результаты, достижения — это такая психологическая защита, которой мы пользуемся, чтобы остановить внутри разные сложные переживания, с которыми можем сталкиваться.

В общем, любая психологическая защита призвана прекратить какое-то актуальное переживание, поскольку психика расценивает его как причиняющее вред ее целостности.

Обесценивание защищает нас часто от мнимых опасных состояний и чувств, которые когда-то, в детстве и правда были сложно выносимы. Сейчас это может быть совсем не так, но психика работает по-старому.





Как мы учимся себя обесценивать

 

Конечно, нас этому учат. Родители, авторитетные родственники, учителя. Все те люди, которые там и тогда казались нам знающими, правыми, сильными. В общем, мы им верили, потому что кому-то надо было верить, необходимо было обрести какую-то систему координат для жизни.

Так уж получается, что авторитетных людей мы в детстве не выбираем — они как-то сами подбираются. Вот досталась такая мама и такой папа — придется им верить.

И вот часто достается такая обесценивающая мама или такой обесценивающий папа. Которые говорят, мол «нечего тебе нос задирать», «тоже мне достижение, пятерку получил», «а у Зои Петровны дочка так прекрасно вяжет, а ты что намудрила?»… Еще, бывает, говорят: «у тебя не получится стать врачом, ты у нас девочка не очень умная» или «ты у нас мальчик слабенький, нечего тебе идти в авиацию».

И как же этому маленькому мальчику или этой девочке не поверить папе или маме, даже если это все очень грустно и обидно, придется принять как данность, потому что альтернативы просто нет — дети слишком малы, чтобы быть критичными к словам родителей... Психика еще к этому не созрела.

А бывает другая ситуация, когда вроде бы никто ничего такого не говорил, а все равно внутри ощущение, что я какой-то маленький, ничего не стоящий… «Ну, и что, что я танцую… все танцуют, и намного лучше меня! И поют лучше… И вообще, я такой никчемный. Да лучше б меня и не было на этом свете!». Такие мысли и ощущения говорят о том, что родители могли невербально, то есть бессловесно, транслировать детям такую обесценивающую позицию. Мол, ты — лишний, лучше б тебя и правда не было, мороки только… Ходит мама и думает: дочка-то не такая уже красавица родилась, как мама хотела, и не такая уж и умница… Обычная девочка, а сколько сил в нее приходится вкладывать. И переживает такая мама отвращение к собственному ребенку и злость, к примеру, или обиду. Но не признать, часто, не сказать об этом не может — как-то странно ведь будет звучать. Но только в ее автоматическом поведении, мимике и жестах, которые невозможно проконтролировать, и будет проявляться ее отношение. А ребенок будет это улавливать, четко считывать эту информацию и чувствовать себя пристыженным, обиженным, одиноким, ненужным.

Часто клиенты на консультации психолога говорят: мол, ничего мне такого не говорили, что я чего-то недостоин, и мама всегда приветлива была, и папа нормальный, а вот чувствую я себя, почему-то маленьким, неценным, лишним...

Потому что есть вербальный способ коммуникации — словами, а есть невербальный — жесты, мимика, поведение. И ничего, по сути, не скроешь от собственных детей.

Постепенно, когда мы взрослеем, происходит присвоение родительских установок и родительского отношения к нам.Мы сами себе становимся вот такими родителями, какие у нас были. Если обесценивали нас, то такими же обесценивающими мы становимся по отношению к себе.

 

Как работает обесценивание во взрослой жизни

 

Я уже говорила, что обесценивание является защитным механизмом психики от непереносимых чувств. Когда-то эти чувства испытывали родители рядом с нами. Им было, к примеру, стыдно за нас — когда мы корявенько так рассказывали этот стишок или неуклюже так пытались изобразить этот танец. Им было стыдно перед другими родственниками, пришедшими посмотреть, и родители пытались заглушить этот стыд: «ну, все, Дашенька, не будет из тебя певицы, нечего этим заниматься». «Петенька, зачем тебе это нужно, слезь с табуреточки».

Или зависть, например, была непереносима. А дочка-то какая красавица выросла, не такая, как я была в молодости! И кудри золотистые, и тонкий стан. Хм… Ну и что из этого? Ничего в этом такого нет, обычная себе, как все. И говорит мама: «Ты как все, обычная». Или «Вон, у Людки пятый размер, а тебе такое декольте не идет, сними это платье!».





Эта вся внешняя картина, если мы в ней росли, становится нашей внутренней. И теперь эта выросшая девушка считает себя корявенько читающей стихи, неуклюже танцующей и обычной «серой мышкой». Хотя, ей могут говорить совсем иное, восхищаться ее декламационными способностями, отмечать ее красоту и уникальность. Но ей это все — хоть бы хны, она не верит! А кому верит-то?.. Конечно, той маме и тому папе — в прошлом.

Мы защищаемся от собственных чувств, которые нам кажутся непереносимыми, как когда-то их пытались остановить в себе наши родители. Мы не осознаем и не можем долго находиться в стыде, или в зависти, или в отвращении. Нам кажется, мы этого не вынесем, ведь наши родители не могли этого выносить там и тогда.

 

Как перестать обесценивать

 

То, что я описала, во взрослом возрасте работает бессознательно и в автоматическом режиме. Обесценивание просто срабатывает как какой-то клапан и «бац» — мы уже в неприятном для нас состоянии, ничего не хотим, никуда не стремимся, и места себе найти не можем. Нет нас и все. И ценности в нас никакой тоже нет.

В процессе терапии можно постепенно размотать этот клубок бессознательных процессов, сделать их очевидными, попробовать посмотреть на них уже взрослыми глазами, возможно, перепроверив, не устарели ли, случайно, эти автоматизмы?





Действительно ли я ничего не стОю?

Действительно ли я — никчемный человек?

А, может, я столько всего интересного и полезного могу?

Ведь это я придумала эту программу, которой успешно пользуются люди, ведь это я написала ту книгу, которую с удовольствием читают. Это со мной дружат те и те люди, доверяя мне свое время, свои мысли, чувства и эмоции и внимательно относясь ко мне. Это я так очаровательно пишу картины и так искренне люблю вон того мужчину (ту женщину) и у нас такие прекрасные и талантливые дети!

Это все будет невозможно, если вы, к примеру,запрещаете себе переживать радость и удовольствие от того, чего достигли. Если вы боитесь присвоить сегодняшние достижения, опасаясь в будущем не смочь «держать марку» и попасть тем самым в свой токсический стыд. Если вы привыкли все время сравнивать себя с кем-то, у кого обязательно найдется что-то лучшее. Если обесценивание себя настолько автоматически и повсеместно работает в вашей голове, что и сейчас, прочитав эти строки, вы думаете: «Ну, да, легко это все вот так написать, это все и так понятно! А попробуй сделать, измениться!».

А вот этим мы и занимаемся во время индивидуальной или групповой психотерапии - небыстро, постепенно, но с гарантией: то, что осознается и может быть прожито, ведь больше не управляет нами. опубликовано 

 

Автор: Елена Митина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/ya-nikchemnyy-chelovek-obescenivanie-sebya.html

5 мифов о детях и родителях, которые стоит развенчать

Поделиться



 

В своей практике я часто сталкиваюсь с проблемами сепарации, с невозможностью иных, уже по факту взрослых детей, избавиться от зависимости, связанной с родителями.

Мне хотелось собрать в одном тексте все распространенные «мифы», и попробовать помочь детям посмотреть на них предельно трезво, а родителям – постараться понять своих детей.

 

Миф №1. «Родители дали жизнь, и ты перед ними в неоплатном долгу»





Если разбираться рационально, то получится вот что: родители в одностороннем порядке принимали решение о рождении новой жизни. Они не спрашивали у самого ребенка, хочет ли он жить с этими родителями, родиться в такое время/ в этой стране/ в данном социальном слое и т.д. Родители сами захотели, сами решили и сами привели в этот мир нового человека. За последствия своего выбора они несут, таким образом, стопроцентную ответственность.

Многие мои клиенты, находясь под прессом этого мифа, попадают в ловушку:

  • с одной стороны, жизнь – действительно великий дар, за который стоит быть благодарным,
  • с другой – требования благодарности со стороны родителей бывают порой настолько малосовместимы с жизнью самих детей, что итогом становится протест против этих требований, который при этом неизбежно сопровождается чувством вины. Ведь надо же «всю жизнь платить по счетам благодарности за подаренную жизнь!»
 

И вот тут я предлагаю задуматься над словом «подарок». Ведь большинство родителей так и говорят «мы дали тебе жизнь, мы подарили». Не продали, не заключили договор возмездного оказания услуг, не вложили с целью получить дивиденды, а подарили. То есть, дали даром.

Должен ли что-то за это ребенок? По факту – нет. И жесткие фразы иных протестующих детей в духе «я не просил вас меня рожать и я вам ничего не должен» — увы, суровая правда.

Посмотрим на ситуацию со стороны родителей. Приходится признать, что на самом деле решение о ребенке мало у кого из них по-настоящему осознано.

Вот примеры реалий, в которых жили многие родители современных взрослых детей: попытки удержать мужчину ребенком (в случае если это не удается, мать часто испытывает неосознанное разочарование в ребенке – тот «не выполнил своей функции», а если отец остался, то тогда уже он часто выливает свою злость именно на «предлог», заставивший его остаться в семье, хотя тоже редко это осознает).

Или женщина, не видя никакого другого выхода, родила ребенка «для себя», а потом страдает от того, что он не хочет посвятить всю свою жизнь ей одной.

Или брак, который родители сохранили только «ради детей», впоследствии будучи не в состоянии жить друг с другом наедине, постоянно держат взрослых детей рядом – так неосознанно оба пытаются оправдать то, ради чего продолжали, возможно, ненужные им уже отношения.

Или мужчина, которого убедили в том, что «вырастить сына» — это его долг, и мужчина искренне, казалось бы, ждет потомства, а потом вдруг понимает, что все это никакого интереса у него не вызывает, и он не знает, как общаться со своими детьми.

Те, кто хотел бы делать карьеру или жить какой-то другой жизнью, в которой раннему рождению детей не было места, сдаются под напором матерей и отцов: «осчастливь нас внуками!» А потом раздражаются на детей, потому что те мешают им жить…

Примеры приводить можно долго. Главное же в том, что большинство таких родителей не осознают свои мотивы до конца. И искренне порой считают, что требуют разумных вещей.

Возвращаясь к теме долженствования, опять упираемся в тот же мотив: а как маленький ребенок может нести ответственность за возложенные на него ожидания? Как он может нести ответственность за то, что его мама или папа не получили любви в достатке? Или за то, что они просто не подумали в момент страсти о том, нужен ли им ребенок вообще в данный момент? Или за то, что кто-то из родителей боялся показаться другим несостоявшимся, и потому решился рожать ребенка?

Увы, суровая правда опять-таки в том, что это проблемы самого родителя. Но никак не ребенка. И приходится признать, что по каким бы причинам родитель не сделал бы свой выбор – выбор остается выбором родителя как взрослого человека. Выбор подарить жизнь, а не подписать контракт на пожизненную ренту.

Есть еще и такой нюанс: родители часто боятся (осознанно или нет), что ребенок будет малоконтролируем, что сами родители не станут для него авторитетом, и поэтому аргументы «потому что я твой отец/твоя мать, я тебя привел/а в этот мир, и поэтому ты должен меня слушать» становятся каждодневной реальностью.

В результате авторитет завоевывается не через поступки, которые могли бы вызвать у ребенка уважение, а через страх и давление. Что по-своему эффективно, но не формирует по-настоящему теплых отношений между родителем и ребенком.

При этом я советую уже повзрослевшим детям задуматься о простой вещи: если родители вот так завоевывали авторитет ребенка, если они боялись, что их не будут слушаться – как у них в таком случае обстояло дело с самооценкой? Станет ли уверенный в себе человек, живущий полной жизнью, счастливый и ценящий самого себя, давить на ребенка с целью «выжать» из него страх, чувства вины и долга? По-моему, ответ очевиден.

А благодарность за жизнь… Она всегда есть в тех семьях, где родители привели ребенка в мир осознанно, и с самого начала понимали, что в мир пришел свободный человек, которому они могут помочь развиваться, а потом он будет жить свою жизнь и делать свой выбор.

Родители, меж тем, останутся жить свою. Там, где нет давления, жестких требований, запугивания и манипуляций, дети естественным образом выражают благодарность за подарок жизни. Потому что хотят. Как и родители действительно хотели помочь им вырасти. Ради самих детей, а не ради своих ожиданий.

 

Миф №2 «Мы столько в тебя вложили, мы тратили на тебя время!…»





Если говорить о том, что ребенка кормили, одевали, учили, лечили и развлекали – так тут все просто: были должны. Родитель, приводя ребенка в мир, берет на себя все ту же стопроцентную ответственность за жизнеобеспечение и безопасность ребенка. И поэтому он-то как раз все это должен ребенку. Как минимум в размере «самое необходимое для развития и выживания». До достижения совершеннолетия. И это даже прописано в нашем законодательстве.

При этом, если родители на самом деле любят ребенка – все это делается естественно, как само собой разумеющееся.

Однако, на деле сплошь и рядом родители выставляют это перед своими уже взрослеющими детьми как подвиг. Почему? Да потому что в процессе воспитания ребенка родители накладывали на себя ограничения. О которых либо не знали заранее (опять все тот же фактор неосознанного отношения к деторождению), либо считали, что эти ограничения – то, что потом должно «окупиться» аналогичными ограничениями детей в пользу родителей.

Но такой контракт – это контракт вслепую. Потому что ребенок даже не подозревает порой ни о каких ограничениях. Ему кажется, что все это делается для него из любви и добровольно. И когда потом его ставят перед фактом необходимости «платить по счетам», то любовь к родителям начинает угасать. В чем ребенку часто сложно себе признаваться, а сопровождается все это подспудным чувством вины и попытками вызвать в себе эмоциональное отношение к родителям, что получается все хуже и хуже, потому что любить насильно — трудно.

И в итоге рождается ощущение, что на самом деле отношения с родителями – не отношения любви, а отношения долга. Ни родитель, ни ребенок не получают в них желанного ими обоими тепла и постепенно разочаровываются в родственных отношениях. Но продолжают политику взаимных манипуляций либо до конца, либо до тех пор, пока кто-то из них не начнет всерьез разбираться в психологической подоплеке происходящего.

Посмотрим еще на то, что ставится родителями себе в заслугу.

  • Развивали?
  • Водили в секции, кружки, тратили на это деньги?
  • А учитывали ли при этом желания самого ребенка или осуществляли свои неосуществленные желания?
  • Научили жить, передали свой опыт?
  • А сделал ли этот опыт ребенка счастливым?
  • Достиг ли чего-то ребенок, пользуясь моделью родителей?
  • Установки, которые ребенку прививали, помогли ему успешно занять свою нишу в обществе и состояться или хотя бы встать на этот путь?
  • Семейная модель родителей позитивно сказалась на личной жизни ребенка?
 

На самом деле многолетняя практика показывает, что вокруг много неуверенных в себе людей, которых постоянно критиковали, одергивали, сравнивали в чью-то пользу, но так и не показали, как надо, как правильно. Или пытаясь научить, постоянно унижали.

И человек часто выходит навстречу большому миру из родительской семьи с чувством внутреннего страха, неполноценности и ощущения, что кругом все лучше, достойнее и талантливее него.

Но практика показывает и другое: когда ребенку давали шанс учиться, поддерживали в его ошибках, помогали их исправить и переосмыслить, помогали делать какие-то шаги в большой мир, учитывая желания и выбор самого ребенка (даже если он казался родителям неправильным) – то такие дети вырастают с естественным чувством благодарности и ответственности. И если родители при этом не забывали сами о себе, то у родителей не возникает чувство «потраченной на ребенка жизни», а соответственно и не за что предъявлять претензии.

Подспудная обида на своего ребенка за то, что он не «окупает затрат» возникает только там, где вкладывание сил и времени в ребенка было не вполне добровольным.

Но самим родителям стоит задуматься: а может быть, в чем-то надо было думать и о себе? Или не поздно сейчас подумать? Чтобы не делать из собственного отпрыска вечного должника. Тем более, он не всегда может вернуть родителю то время, которое сам же родитель не решился на себя потратить.

Безусловно, в иные периоды действительно все время тратится на детей, не оставляя супругам сильно много времени друг на друга. Но итог этого действия зависит от настроя самих супругов. Если время тратилось добровольно, то «дивиденд» уже получен в виде творческих импульсов, интереса, восторга, радости, азарта, связанного с достижениями и развитием детей. Возможно, такие родители и сами развиваются вместе со своими детьми. И в конечном итоге у них не возникает обиды «я потратил на тебя столько времени, а ты…!»

Но, к сожалению, здесь опять неравные позиции: родитель сам шел на этот шаг, рожая детей, ребенок же поставлен перед фактом, что теперь он должен тратить столько времени на родителя, сколько хочет последний. Если у родителя был выбор, у ребенка его нет. По крайней мере, до тех пор, пока ребенок находится под давлением авторитета и чувствует себя должным исполнять все прихоти родителей.

Часто все время тратится на детей потому, что у родителей больше нет никакого своего смысла в жизни. Неважно, двое ли родителей или один.

  • Если один – то часто ребенок бывает единственным смыслом в жизни, и подчас доходит это до того, что мать хочет видеть своего ребенка столь же сосредоточенным на ней, сколь она была на нем сосредоточена.
  • А если родителей двое – то возможно, они утратили чувства друг к другу, возможно, не хотят всерьез заниматься своими отношениями, считая, что они и так «выполняют важную миссию».
 

Но дети ведь вырастают и уходят в свою жизнь (если говорить о норме), а родители остаются друг с другом. И проблема родителей, которые не хотели заниматься своими отношениями и своей личной жизнью в том, что дети, даже повзрослев, и имея потребность строить что-то свое, продолжают для родителей оставаться либо «клеем» их разваливающегося брака, либо смыслом для одинокого родителя.

Но ребенок – не атрибут, не функция. Он не выбирал своего родителя в качестве своего же ребенка и не должен аналогичным образом возвращать потерянное время. И он не может быть ни «клеем» ни смыслом. Он существует сам по себе, в своей жизни и со своим свободным выбором.

 

Миф №3 «Я знаю как лучше, я желаю тебе добра — оправдай мои ожидания!»

Странно совсем не иметь ожиданий. Естественно, мы что-то ждем от своего партнера, друзей, детей. Но есть в отношениях моменты, когда приходится эти ожидания корректировать.

И часто почему-то именно в отношениях с детьми реже всего встретишь коррекцию ожиданий и поиск компромиссов, хотя в отношениях с супругами люди как минимум вынуждены если не пытаться понять, то хотя бы учитывать интересы супруга.

А вот к детям часто иное отношение – «ты должен» (жить по таким-то принципам, выбрать такую-то профессию, выйти замуж/жениться, порадовать нас внуками, добиться финансового благополучия и т.д. и т.п.).

Я не говорю сейчас о тех моментах, которые родители вынуждены требовать от ребенка, чтобы сохранить ему безопасность – надеть шапку в мороз или не бегать на проезжей части. Я говорю о том, что не угрожает безопасности ребенка и может быть его свободным выбором – чем ему заниматься, как проводить свободное время, какие иметь увлечения, с кем встречаться, когда жениться и т.д.

Но привычка требовать надеть шапку в мороз плавно переходит в требование выбрать профессию юриста, «потому что пением ты никогда не заработаешь на хлеб». Это уже не требование безопасности. И часто оно выдвигается ребенку, который либо стоит на пороге 18-летия, либо даже перешагнул его. А требование выдвигается так, как будто ребенку 5 лет.

Если вдуматься, то даже в 5 лет у ребенка есть и должен быть выбор – есть кашу или творог, одевать зеленый свитер или белый, идти гулять в парк или на площадку, кататься на качелях или карусели. Но родители пренебрегают и этой возможностью. Им часто проще и быстрее натянуть на ребенка первый попавшийся свитер, чем спросить его, что он хочет (на это нужно всего несколько секунд!).

И в итоге мы в огромном количестве получаем людей, которые не умеют делать выбор, которые панически боятся ошибок, которые всю жизнь зависят от «обстоятельств» разного рода, перекладывают ответственность на кого угодно за свою жизнь… Потому что над ними всегда стоял кто-то, кто говорил «делай так» или «ты должен» или «ты не можешь еще ничего знать о жизни, а я»…

Это неправда. Ребенок может знать главную вещь о себе – что он хочет. Да, родители порой вынуждены (да и должны) ограничивать его хотения там, где это пересекается с требованиями безопасности. Но мы сейчас в основном говорим о практически взрослых детях, которые в курсе, что курить вредно, и не стоит в мороз ходить без шапки. Они уже знают массу всего и могут набирать свой собственный опыт, опираясь на свои еще присутствующие «хочу». Однако, именно в момент взросления они получают как раз больше всего критики и неодобрения. Почему? Да потому что становится окончательно понятно – они выросли не такими, какими хотели их видеть родители.

Если вдуматься, родительские требования часто лишены оснований.

  • Отец, требующий от сына блестящих результатов в спорте или карьере, и критикующий любую неудачу – давно уже почил с банкой пива на диване и ничего особенного не достиг в своем деле.
  • Мать, критикующая внешность дочери и ее вкус в отношении мужчин, давно перестала за собой следить, к тому же личная жизнь у нее хромает с молодости.
 

Примеров такого рода много. Аргумент родителей часто такой: «мы не смогли, так пусть наши дети…» — и это называется искренним пожеланием счастья. Хотя к выбору детей это все не имеет никакого отношения.

Более того, если родители не осуществили свои мечты и не смогли достичь чего-то, то у них нет никакого морального права критиковать ребенка. Чаще всего у таких родителей еще есть время впереди, чтобы реализовать себя, добиться чего-то, стать просто счастливыми.

Есть еще ряд родителей, которые на самом деле чего-то добились, состоялись, но не менее жестко требуют и критикуют своих детей. Аргумент у них чаще всего такой: «я могу и ты должен – у тебя есть тот, у кого ты можешь научиться». Но вот что я заметил, наблюдая за такими «совершенными родителями» — они чаще всего внутренне очень несчастны.

Хотя у них «есть всё», они даже сами порой не понимают, откуда эта эмоциональная пустота. Часто она идет от неспособности осознанно переживать чувства и выражать их, часто – от отсутствия тепла, от внутреннего страха и постоянного недоверия миру, от ощущения борьбы и отсутствия настоящей поддержки. А социальные достижения могут при этом присутствовать, конечно.

Но задумайтесь: станет ли человек счастливый кого-то жестко критиковать и требовать что-то? Станет ли человек навязывать жизненную стратегию, если ему самому комфортно в своем выборе, и этот выбор сделан осознанно? Если он его сделал сам? Тут напрашивается простой вывод:

если родитель сделал свой выбор сам, то он будет прекрасно понимать цену своим ошибкам и их необходимость. И так же четко будет понимать, что опыт одного человека не возможно полностью спроецировать на другого. Потому что это разные люди. И нет никакой универсальной жизненной стратегии. А значит, легко даст ребенку право на выбор, ошибку и собственный опыт.

А вот если человек выбирал не сам, а жил по принципу «надо», «положено», «принято», то и ребенку он будет транслировать то же самое. В это есть подспудный мотив. Если родитель сам боялся осуждения со стороны общества, родственников и окружения, то все его акценты будут смещены на то, как будет тот же контингент людей воспринимать его детей. И потребности самого ребенка буквально тают перед этим натиском страха: «за поведение ребенка осудят меня, родителя!» И он окажется «запятнан», например, тем, что его сын – гей, а дочь в 30 лет все еще не замужем, или кто-то из детей не ходит к 9 на работу, а живет творческой и свободной жизнью, и при этом не умирает с голода (как ни странно).

Тут есть еще более тонкие мотивы. Если жизненная стратегия выбрана не из любви и настоящего желания, а из страха, и что-то человеком внутри себя задавлено, не реализовано – то может вступить в дело фактор зависти. Неосознанной чаще всего. Но суть от этого не меняется. Допустим, отец хотел в юности объездить страну автостопом, но став жертвой манипуляции своих родителей, не решился делать то, что хочется, а пошел на завод работать. С точки зрения общественного мнения – правильный выбор. А вот заноза о несделанном остается. Потому что потом семья, дети, статус – и уже поздно ездить автостопом. А желание так и осталось юношеской мечтой. И вот когда собственный сын собирает рюкзак и говорит о желании уехать – то неосознанная зависть толкает отца ставить ему жесткие препоны. История или повторяется до деталей, или сын находит в себе силы уйти. И тогда отношения надолго разрываются, на что способны далеко не все дети.

Родители, возмущенные поведением своих детей, удивляются тому, что дети «настолько непохожи на них». Но на самом деле здесь они кривят душой. Редко в семье вырастает ребенок с совсем другими ориентирами. Так тоже бывает, но куда реже. Одни и те же проблемы, недостатки, комплексы, трудности шествуют из поколения в поколение.Просто родители часто не хотят признать, что видят в детях свои же недостатки и недоработки. Хочется самому быть лучше и знать как лучше. Хотя декларируется обратное: «чтобы дети превзошли родителей».

 

Миф № 4 «Родитель – особенный человек, он никогда тебя не бросит и не предаст».





Безусловно, особенный. Но не тем, что он не способен на предательство. А тем, что именно его программы, недостатки и комплексы мы несем в себе. И именно он заложил в нас наши слабые и сильные стороны, подавил или развил наши таланты, актуализировал характер, сформировал убеждения и сценарии жизни. Прежде всего, родители – те, чьим отражением мы являемся, тот багаж и материал, из которого мы кроим свою жизнь. И это, собственно, все. А вот способность «не бросить и не предать» — чаще всего выбор самого родителя. Который не всегда бывает однозначным.

Мне часто доводилось слышать от своих клиентов такие истории: «меня обижали в школе, но никто меня не поддержал», «я первый раз влюбился безответно, но надо мной родители только посмеялись», «меня уволили с моей первой работы, но папа сказал, что я сам виноват», «я чувствовала себя дурнушкой и ждала помощи, но мама говорила, что с такой внешностью я никогда нормально не выйду замуж». Продолжать можно бесконечно.

Судить о том, может ли это считаться предательством – не входит в компетенцию психолога. Но можно говорить о том, что родители не оказали детям той поддержки, на которую те надеялись. И своей критикой и пренебрежением только усиливали негативные ощущения детей.

Меж тем порой другие (учителя, друзья, какие-то просто сторонние люди) оказывали эту поддержку.

Я вовсе не хочу сказать, что домашние человеку – прежде всего враги (хотя Христос в Евангелии не побоялся выразиться именно так, но я не богослов, и не стану рассуждать о том, что Христос вкладывал в эти слова). Я лишь хочу сказать о том, что от родителей этой поддержки ждут прежде всего. А уж потом от всех остальных. И часто ее не получают именно от родителей. Это факт, который стоит признать, если так было у вас в семье. И смотреть трезво на вещи – если вы сталкиваетесь с пренебрежением, унижениями и нежеланием лишний раз сказать доброе слово – это не называется «особенным отношением». Это ничем по факту не отличается от отношения любых других людей, которые могут смеяться над вами, унижать или отвергать. И не стоит жить в плену такой иллюзии: если вас не поддерживали с детства, скорее всего, и дальше отношение к вам будет таким же. Если только не прилагать сознательных усилий к построению каких-то иных форм общения с родителями. Но тут есть нюанс.

Если родители приучили ребенка к тому, что они действительно его поддерживают – то и он, скорее всего, будет делать то же самое естественно. А если не приучили – то и требовать поддержки для себя не очень логично. Если ребенок захочет — он может сам, уже по своей доброй воле вкладывать силы в то, чтобы донести до родителей возможности какого-то другого отношения друг к другу. А не захочет — то имеет полное право отказать в поддержке, если сам не имел ее от родителей. И это опять-таки суровая правда.

Вспоминаю историю клиентки, которая вышла замуж (по ее признанию, надеялась побыстрее «сбежать» от родителей), брак, как часто бывает в таких случаях, не сложился. Девушка с ребенком спросила родителей, можно ли пожить с ними, пока она отсидит остаток декрета и найдет себе работу. Родители сказали ей «конечно же, ты ведь наша дочь, наша кровь».

А дальше жизнь девушки превратилась в ад. Потому что каждый день ей напоминали, какая она неудачница, попрекали тем, что помогают в заботах о ребенке (хотя она об этом не просила и справлялась сама), ставили на вид то, что устают от криков младенца (который с каждым днем становился все более беспокойным).

Как только появилась возможность выйти на работу, девушка тут же ушла от родителей на съемное жилье, наняла няню и полтора года проходила у меня терапию.

Первые полгода почти на каждой сессии она плакала, повторяя, что не чувствует любви к родителям, и при этом чувствует огромную вину… И на работу только с этой виной ушло полгода. А еще год – на то, чтобы перестать зависеть от мнения родителей, что-то им доказывать, пытаться оправдать их ожидания и перестать заставлять себя любить их, а также на то, чтобы помочь девушке перестать чувствовать себя последней неудачницей и хоть как-то увидеть в себе достоинства и сильные стороны.

Можно ли назвать все это родительской любовью и актами из добрых побуждений? Путь решают читатели.

Часто родители используют такой аргумент: «если я не скажу ему/ей, то хуже будет, если скажут чужие люди». А что будет страшного, если скажут чужие люди? Быть может, они сделают это более корректно, хотя бы потому, что связаны социальными условностями? Или они вовсе не увидят того, что видят родители?

Миф № 5 «Обижаться на родителей – грех!»

Всегда хочется спросить «а что будет»? Хотя, впрочем, речь пойдет не о небесной каре, а вообще о самом факте обожествления родителей.

Объективно, родители действительно наши «первичные боги», они имеют власть карать и миловать, дарить тепло и поддержку или нет, помогать, заботиться или злиться и ограничивать во всем.

Божество родителей не бывает добрым или злым однозначно. Для ребенка всегда оно содержит элементы добра, потому что у ребенка есть кров, пища, одежда и хотя бы минимальные возможности развития только потому, что у него есть родители (или люди, заменяющие их – все равно ребенок нуждается в родительском божестве).

Но удивительный парадокс: дети вырастают, и все равно для очень многих родители продолжают оставаться богами. Причем это даже порой не осознается. Хотя, по идее, взрослый человек может и должен выбрать себе своих богов (или вовсе обойтись без них). И, казалось бы, выбирают – Христа или Аллаха, Будду или Принцип Дао, науку или какую-то другую систему мировоззрения. Но родители остаются для многих куда более могущественными богами.

Что стоит за этим? Страх. Не осознанный, не осмысленный, первобытный страх. Причем не самого ребенка, а прежде всего родителя. Вспомните историю Сатурна и Юпитера. Сатурн пожирал своих новорожденных детей, потому что боялся, что кто-то из них займет его трон и лишит его власти над миром. И в итоге одному из них, особо проворному и удачливому Юпитеру, удалось таки выжить, и что он сделал? Конечно же, сверг отца и занял трон.

Чем чревато свержение с постамента родителей? Ничем. Никакой страшной кары за это не предусмотрено. Более того, если вы поставите родителей ногами на грешную землю, вы сделаете им доброе дело. Как?

Одно лирическое отступление. Многим может показаться, что в этой статье я выступаю «адвокатом» взрослеющих и повзрослевших детей (и обращаюсь чаще именно к ним, потому что чаще всего именно они — мои клиенты), а родителям — «прокурором». Так вот ответом на вопрос «как» я хочу уравновесить положение, потому что в действительности хорошо понимаю мотивы и тех и других.

Да, хорошо было бы, если бы они всегда давали вам поддержку. И не критиковали по каждому поводу. И не сравнивали бы с другими. Хорошо было бы. Но они не были должны. Они были должны вам только в части безопасности и жизнеобеспечения, и сделали это как умели, и любили, как могли. Не требуйте от них в ответ всепрощения и понимания. Не требуйте, чтобы они в одночасье избавились от биосоциальных рефлексов. Не требуйте, чтобы за считанные дни в них открылась широта мышления. Если вы берете себе свою свободу – отдайте им их свободу быть такими – неправильными, требовательными, деспотичными.

Формула свободы проста.

  • Они имеют право хотеть. Вы имеете право отказать. 
  • Они имеют право обижаться и реагировать на вас как угодно. А вы имеете право отвечать на их реакцию так, как считаете нужным или не отвечать вовсе.
И это не означает тотальной войны. В вопросе сепарации конфликты неизбежны. Но если вы унесете родителей с постамента и начнете понимать их человеческие мотивы, то вам будет проще заниматься собой и своими обидами, а не пытаться доказывать родителям, что те были неправы. Да, вы имеете право обижаться на родителей. Но это – ваша история, и разбираться с ней уже вам. опубликовано 

Автор: Антон Несвитский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: zerkalodushi.org/parents-children/

Зависимость начинается в родительской семье

Поделиться



Зависимость от другого человека начинается в родительской семье. По сути, склонный к зависимости человек – это обиженный, недолюбленный, недоласканный ребёнок. Став взрослым, он ищет в мире того, кто мог бы стать ему Идеальным Родителем, тем родителем, которого у него не было.

Учитывая, в каких условиях росли и воспитывались наши родители, не удивительно, что многие из них понятия не имеют о том, что такое “любить”. Как выживать, они хорошо усвоили, а вот как любить…





©Magdalena Berny

О чем это вообще? Чувства – это у классиков, а в жизни работают совсем другие механизмы. Супруга надо выбирать, чтоб человек был хороший и к быту приспособлен, дети – чтоб сыты, одеты, выучены, и чтоб всё – не хуже, чем у людей.

Не важно, как картинка семьи выглядит снаружи, для личности ребёнка определяющим является то, что происходит внутри семьи. Проявляют ли родители достаточно уважения к малышу, несут ли ответственность за жизнь, здоровье, обеспечение, развитие ребёнка, понимают ли его внутренний мир, считаются ли с его проблемами и вопросами, удовлетворяют ли его потребности, начиная от материальных и заканчивая нежностью и тактильными ощущениями. Кроме этого, то, как родители относятся друг к другу, закладывает в ребёнке определённый семейный сценарий.

Если ему не показали родители, где живёт любовь и в чем выражается, то и он вырастает с таким же непониманием и некоторой душевной незрелостью. Но при этом продолжает хотеть то, чего не получил, чем не насытился. Эта жажда уходит в бессознательное и оттуда руководит жизнью человека.

Неосознанно человек ищет того, к кому можно “приклеиться”, того, кто хорошо о нём позаботится. Так и возникают материальная, физическая, эмоциональная зависимости. Даже если человек играет для кого-то роль спасителя, то это он пытается быть другому таким родителем, которого хотел бы иметь сам.

Склонность к зависимому поведению будет у человека до тех пор, пока он сам не станет себе Идеальным Родителем. Можно продолжать жалеть себя, вспоминая несчастливое детство и последующие травмирующие ситуации. Можно изменить настоящее, чтобы травмирующих ситуаций не было в будущем. Один из способов – встреча со своим Внутренним Ребёнком, исцеление его и формирование привычки быть самому себе родителем, которого хотелось бы иметь.

Невозможно изменить своих родителей, но можно их простить, потому что они делали то, что могли и умели. Если бы они могли по-другому, они делали бы по-другому. Невозможно переписать детство, но можно обиженного ребёнка внутри сделать счастливым и творческим. Нельзя ничего сделать со своим прошлым, но точно можно многое сделать со своим настоящим.опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/zavisimost-nachinaetsja-v0roditel-semje/

10 полезных лайфхаков, с которыми твоя жизнь превратится в сказку! № 7 — мой фаворит.

Поделиться



Всем, кому посчастливилось стать родителями, знают, сколько появляется новых забот, а свободного времени становится меньше. Также от детского художественного творчества и веселья часто страдает мебель и стены. Но все проблемы и заботы созданы для того, чтобы их решать.




Читать дальше →

Не обманывайтесь: не каждый ребенок — гений!

Поделиться



Если в 3 года ты рисуешь Куинджи — в 23 года ты будешь рисовать героиновые глюки, а в 33 — картинки на приеме у психотерапевта.

— Я долго искала хорошего преподавателя по рисованию. На Южнобутовской потрясающий преподаватель, но она берет 15 тысяч в месяц! Конечно, я никаких денег бы не пожалела, но это для нас пока дороговато. Хвалят кружок в «Лире», и мы идем туда, сегодня подали заявление, — рассказывает подруга.

Ее дочери Маше 3 года.

— А она уже умеет рисовать?

— Она недавно научилась раскрашивать, не выходя за контур!





Другая знакомая мама трехлетнего малыша отдала его сразу в два кружка: рисования и раннего чтения и обучения счету.

— Алеся, вы манкируете! Вы обещали, что ваша Машенька будет ходить вместе с нами! — напоминает мама Давида.

Я смотрю на своего Масяныча, ковыряющуюся в луже, и думаю, как было бы здорово, если бы вот эта неорганизованная, непослушная, лохматая девочка, больше всего на свете любящая ковырять в носу и еще в песочнице, рисовала. Передо мной встает идеал, и я вспоминаю расхожие лозунги: «Каждый ребенок — гений!», «После трех уже поздно!», «Главное — найти хорошего педагога!». Я заряжаюсь, высоко поднимаю голову и иду домой пилить мужа на тему кружка.

Муж скептически смотрит на Машу и изрекает:

— А ты уверена, что она сможет усидеть на стуле хоть десять минут?

— Да! Она вообще-то любит рисовать. Наверное.

— Да ну! — парирует муж. — Когда я водил ее в «Детскую комнату» в клубе «Зебра», все дети пошли рисовать с педагогом, а она осталась в бассейне с шариками. Ее звали-звали — бесполезно. Ей еще рано! Ты только отвращение у нее вызовешь.

— Но Саша, а вдруг мы что-то упустим?

— Четыре тысячи рублей в месяц, — изрек муж и углубился в компьютер.

— Мама! Я хочу с Давидом! В кружок! — ноет Маша. И я все-таки повела ее на пробный урок.

Вокруг нашего дома три развивающих центра. Все активно агитируют приходить именно к ним, раздают бесплатные шарики, приглашают аниматоров. Клубы находятся на первых этажах жилых домов. Их вестибюли настолько малы, что там не умещается коляска и некуда повесить куртку, если не ушла предыдущая группа. Зато стены увешаны детскими поделками. На стене ближайшего развивающего клуба висят фотографии только что вставших на ноги малышей, и красуется подпись: «Именно в этом возрасте самое время учить буквы и цифры».

— А я-то думала, что в это время нужно учиться надевать штаны, — заметила я, отдавая администраторше 300 рублей за пробный урок.

— Одно другому не мешает! — с улыбкой заметила она.

Машу и еще двоих малышей уводят за дверь.

Из-за двери я слышу развеселую музыку и команды педагога. Они, кажется, поют слоги (точнее, педагог поет, а дети не успевают). Голос срывающийся, поминутно называющий имя того, чье ускользающее внимание нужно снова ловить.

Тем временем из соседнего кабинета выходит старшая группа с тетрадочками и портфелями. Они еще не школьники, но выглядят как будто уже в первом классе и учатся по-настоящему. Настолько по-настоящему, что куда-то пропала в них эта детская сумасшедшинка, с которой выбегают из-за двери с ясным и твердым намерением все разломать.

Администратор шепотом рассказывает, какие они делают успехи и в какие престижные школы поступят.

— К школе нужно уже уметь читать и писать! — твердо заявила она, намекая, что этим они и займутся с моей Машей, и это наш единственный шанс.

— Как? Разве писать в школах уже не учат? — удивилась я.

— В обычной-то учат. Ну вы же понимаете, к нам приходят дети, чьи родители хотят отдать их в престижные школы. В обычных сами знаете, какой контингент…

В это время бабушки и папы всовывали податливые уставшие руки своих чад в рукава курток, а ноги в ботинки. Меня передернуло. Слуги гениев. Кажется, я была на фабрике по производству нарциссизма.

— Вы знаете, тут один папа говорит мне: «Я понял, за что я плачу деньги, когда мой ребенок за обедом сказал «Ай лайк орэндж джус!». Представляете, вот ваша дочка будет удивлять бабушек и в три года говорить по-английски! — светилась администратор.

— Но она может заговорить по-английски и в семь лет. И за два месяца выучит то, что дети у вас учат год.

— В семь уже поздно, деточка моя! — всплеснула руками администратор.

А ведь какой потрясающий маркетинговый прием: убедить родителей, что после трех лет уже поздно начинать заниматься английским, танцами, плаваньем и скрипкой. Ничего не напоминает? «Успейте ТОЛЬКО сегодня!». Так же, как нам продают платиновые ножи и пылесосы Кирби со скидкой только сегодня — так продают и «будущее» наших детей, убеждая, что мы его упустим.





По истечении 40 минут из-за двери вышла Маша. Возбужденная и одновременно измученная. Вручила мне какую-то распечатанную бумажку с картинками.

— Это домашнее задание! — пояснила педагог. — Она должна назвать слова, в которых есть буква «А». Надо развивать ей фонематический слух!

Конечно, никакого фонематического слуха у Маши не было и в помине, она знала букву А, но еще не могла понять, что машинка, нарисованная на картинке, — это слово, а вовсе не машинка, и что в этом слове надо услышать отдельные буквы — ведь она воспринимала его на слух целиком!

Сколько я ни спрашивала Машу, что она там делала — она сама не поняла и не могла рассказать. Зато прыгала, как заведенная, и требовала: «Еще! Еще!». Словно ее там включили и забыли выключить. Это было похоже на экзальтированный сеанс в какой-нибудь секте.

Но я решила «дожать» и отправила ее на второй пробный урок — рисования.

А администратор в это время «дожимала» меня.

— Разве вы хотите, чтобы ваш ребенок был серенькой личностью? Или какой-нибудь… домохозяйкой?

Тут я потупила глазки, потому что сама и есть «какая-нибудь домохозяйка». Только не от безысходности я выбрала этот путь. А наоборот, от избытка, видимо, талантов. И как-то мне обилие моих «талантов» сильно мешает быть этой самой домохозяйкой. Из меня ведь тоже пытались сделать гения. Успеха частично достигли: у меня выросло самолюбие гения, с ним я обрела проблемы с общением и решением простых и регулярных задач («не моего полета»).

И тут мне захотелось сказать: Да! Да, я хочу, чтобы мой ребенок был серой личностью!

Если честно, я устала от поколения «гениев». Я смотрю на своих бывших одноклассников и вижу, как «талантливые девочки» меняют «талантливых мальчиков», но ни с кем не могут ужиться. Как эти талантливые девочки откладывают рождение детей, чтобы не губить свой талант. И как потом этот талант мешает им принять ребенка таким, какой он есть, — обычным, не гением. Как они всегда сравнивают его с собой и в ужасе замечают, что не читает он в три года. Как превращают жизнь своих детей в бесконечное соревнование, чтобы были не хуже них самих в детстве или соседских. И вырастают они серенькие и измученные властью талантливой мамочки. А если их дети выберут иной путь? Если захотят быть… домохозяйкой? Мороженщиком? Технологом? Хлебопеком? Садовником?

Я наблюдаю за серенькими личностями, и почему-то мне они нравятся все больше и больше. Не обладая большим самолюбием, они часто достигают многого.

  • У них больше поле выбора: от них не требуют высот.
  • У них есть право на ошибку, право быть не идеальными, право быть посредственностями.
  • Они чаще счастливо выходят замуж, не конкурируют с мужем и детьми за лучший кусок и самое мягкое одеялко.
  • Не отлынивают от обыденного труда.
 

И потом, кто-то же должен обслуживать всех этих гениев. Печь им хлеб, лечить их, воспитывать их детей. Просто быть хорошим, уважаемым профессионалом, который знает свое дело.

Маша выходит из другой двери и вручает мне аппликацию. Три ровненько наклеенных ствола березки и пластилиновые листики.

— Это «Березовая роща» Куинджи, — разъяснила педагог.

Маша светилась. Я похвалила картину.

А муж не оценил.

— А что именно сделала здесь Маша?

— Э-э, не знаю. Меня туда не пустили.

— Возьми клей, ножницы и научи ее делать это сама.

Я надулась. Он жалеет деньги на ребенка! Можно подумать, у меня много времени делать с ней аппликации и рисовать, когда второй маленький на руках!

А ночью я вспомнила себя. Как хвалили мое пение педагоги. Как я солировала в музыкальной школе. Как мне играли на фортепиано, как аплодировал нам зал. Как умножались грамоты на стене. А потом, в двадцать лет оказалось, что работать я не умею.

И я поняла: если в 3 года ты рисуешь Куинджи — есть риск, что в 23 года ты будешь рисовать героиновые глюки, а в 33 — картинки на приеме у психотерапевта.

Потому что в 3 года ты должен научиться самостоятельно надевать штаны и есть, а не рисовать. А что получается? Тебя оденут, накормят, за руку отведут к педагогу, нарисуют с тобой картину, споют с тобой песню на конкурсе, будут аплодировать тебе, будут выставлять твои работы на выставках.

Боже, если бы можно было запретить эти выставки и эти аплодисменты! Потому что ты вырастешь с ощущением, что тебя всегда будет вести за ручку хороший педагог и тебе всегда будет аплодировать зал, и у тебя всегда будут  множиться эти грамоты на стене, сами собой, почти без усилий, за деньги родителей.

Только не будет этого больше. В универе ты будешь валять дурака — потому что «отпустило», потому что больше никто не принуждает и не ведет за ручку. Кое-как доучишься. Потому что учиться самостоятельно тебя как раз не научили! (Боже, спасибо, что в моей жизни были плохие учителя и их было больше, чем хороших! Я все-таки научилась учиться сама!).

А потом — попадешь в ловушку кризиса 25-летних. Потому что вместо хорошего педагога тебя ждет плохой начальник, вместо аплодисментов зала — едкие сплетни коллег. И главное, выясняется, что все те успехи, что ты показывал в детстве, характеризовали не тебя, а твоего хорошего учителя. Он был профессионалом, а не ты. Ты — ноль. Ну, в крайнем случае, единичка. И теперь надо как бы жить с нуля. Те профессиональные навыки, которые наши предки, набивая шишки, получали в 10-14 лет, мы получаем в 30.

…В кружок Машу мы отдавать пока что не стали. Через полгода фонематический слух появился у Маши сам собой — она стала называть за обедом слова и сама перечислять, какие в них есть буквы. Потом стала читать слова на упаковке сока, сметаны и сыра. А как-то, когда я варила борщ, она взяла лист бумаги и написала разборчиво и в правильную сторону: «Маша». А потом — «мама», «папа» и «баба». Я ее этому не учила, в садик она не ходит. Просто она листала книгу, где эти слова написаны большими буквами. А потом стала повторять эти буквы на бумаге.

Она просто работала. Как серенькая личность. И мне не важно, что сделала она это «рано». Сделала бы на год позже — ну и пусть. Главное, она сделала это сама, без натаскивания. Березы пока не рисует. Не знаю, станет ли она как Куинджи — это ее дело. По крайней мере, она обязана научиться сама надевать ботинки и куртку. Остальное она мне не обязана.

И — смените, пожалуйста, лозунг. Не каждый ребенок — гений. Каждый ребенок — потенциальный профессионал. Но это не звучит. Непопулярно. У нас привыкли перевыполнять планы и делать пятилетки в четыре года. Но вспомните, что стало с освоенными тогда землями. Где они сейчас? Нужны ли они и нужны ли были те рывки и те усилия? Но появилось новое поле непаханое, новый смысл жизни — Дети. Освоить это поле быстрей!..

Нет, я не против кружков. Очень даже за, но позже и когда ребенок сам выберет и будет способен работать, действительно работать над своим талантом, а не только быть руководимым.

Но я хочу поддержать тех, у кого нет денег или возможности отдать детей в кружки. Мне кажется, что мы с вами ничего не теряем. А может, и приобретаем.опубликовано 

 

Автор: Алеся Лонская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.matrony.ru/ne-obmanyivaytes-ne-kazhdyiy-rebenok-geniy/

Cколько нужно денег, или зачем им приходить в вашу жизнь

Поделиться



Кому-то для счастья достаточно и 20к рублей в месяц, кто-то не представляет свою жизнь без дохода в 100к ежемесячных деревянных. А кто-то, снисходительно улыбнувшись, пересчитает пару миллионов в своем кошельке на карманные расходы.

Почему один меряет штаны на картонке в двадцати градусный мороз и спрашивает – «а это точно Гуччи?» — «да, да! Настояся Гусси И Гапана!» — заверяет его продавец, а другому любезно предлагают кофе, а мастер снимает мерки. Что отличает этих людей? – личное решение, в каком материальном диапазоне жить.





©Chema Madoz

Давайте проведем небольшой эксперримент.

Найдите любой большой торговый центр и зайдите в первый понравившийся магазин. Если Вы знаете, что у Вас денег осталось только на то, что бы дожить до зарплаты, то автоматически обойдете магазины с дорогими брендами.

Но почему бы просто не зайти, не посмотреть на новые дизайнерские модели? В голове наверняка возникнет голос: «Зачем? Все равно денег нет, только время потратишь, расстроишься, это вообще не для тебя, ты никогда себе такого не купишь…»

Хорошо, давайте откроем любой сайт с поиском работы? Какие объявления привлекают Ваше внимание?

Вероятнее всего те, в которых нужно выполнять привычную и знакомую работу. То есть, если Вы привыкли жить на 20к рублей, то и обращать внимание будете на те объявления, где предлагают соответствующий доход.

Конечно, объявления, которые обещают сильно бОльший доход тоже не скроются от Вашего внимания, но какие чувства возникнут при прочтении их? Вероятно горечь, грусть, разочарование и сильный удар по самооценке. А какие мысли будут в голове? «У меня нет опыта… Я не справлюсь… У меня и знаний-то соответствующих нет… да и вообще, там только по блату можно пройти…наверняка за такие деньги надо спать с начальником или стать коррупционером… Да вообще такого не бывает, мутный работодатель».

Вот так звучат наши ограничивающие убеждения. Именно они говорят в каком магазине продукты дешевле на пару рублей, и именно они отсекают мысли о том, что может стоит позволить себе зарабатывать больше?

У каждого человека есть свой набор ограничений. Вспомните, что говорили Ваши родители, близкие люди и окружающие о деньгах и финансовом благополучии? Посмотрите на свой собственный опыт со стороны, что сформировало именно такой процесс Вашего мышления?

Теперь определим ту сумму денег, которую никак не удается превзойти ни в мыслях, ни в потребностях, ни в жизни:

  • Представьте, что сегодня у Вас есть 1000 рублей и до конца дня нужно эти деньги потратить. Вы должны потратить их полностью в течение сегодняшнего дня. Только при таком условии, у Вас появится следующая сумма. Напишите, что Вы купите за эти деньги.
 

  • Наступило «завтра». Теперь у Вас есть 2000р. Потратьте их на тех же условиях, что и в предыдущий день. Можете тратить их на что угодно. Совершайте различные покупки, делайте подарки, развлекайтесь. Что чувствуете при этом?
 

  • На третий и все последующие дни удваивайте сумму, пусть у Вас будут 4000р, 8000р, 16000р и т.д. Тратьте всё до копейки за 1 день. Тратьте только на свои истинные желания и нужды. Нельзя «суточную сумму» откладывать, вкладывать в долгосрочные проекты, перечислять на благотворительность, переносить на следующий день.
 

На какой сумме фантазия закончилась? На какой день больше не можете потратить все деньги?

А теперь представьте, все Ваши материальные потребности удовлетворены — есть машины, квартиры, виллы, яхты и прочее — что дальше? Теперь можно вкладывать деньги в долгосрочную перспективу, куда Вы начали инвестировать? Может быть исследовательские проекты, или заняться благотворительностью, может быть финансовый сектор?

Это упражнение позволяет определить, зачем Вам деньги, зачем им появляться в Вашей жизни. Ради чего стоит работать, учиться, увеличивать свои финансовые потоки? Ведь деньги ради денег – это просто разукрашенная бумага ради разукрашенной бумаги. А еще это упражнение позволяет ослабить некоторые предписания и улучшить взаимоотношения с деньгами.опубликовано 

 

Автор: Павел Монин

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/72659/

Наставления, от которых улыбка на лице… 23 «вредных» совета остроумного писателя.

Поделиться



Наверное, и ты, будучи ребенком, обожал зачитываться «Вредными советами» Григория Остера, которые заставляли хохотать до слёз и многому учили. А теперь, когда тебе самому необходимы советы, как воспитать хорошего ребенка, любимый детский писатель снова готов помочь добрым словом!

Редакция «Сайт» знакомит тебя с занимательными и остроумными наставлениями любимого писателя, которые превратят тебя в самого понимающего родителя.




Читать дальше →

Потерянное поколение: Дети бизнесменов

Поделиться



Часто эти люди обращаются за помощью по проблемам, связанным с воспитанием либо отношениями с детьми.

Как решать проблемы с детьми и как перевести проблемы в задачи.

Первые лица обычно очень гибкие и хорошо относятся к новому. У молодых коучеров есть ресурс в виде знания молодой культуры и могут лучше понять молодых первых лиц. Профессионализм коучера есть ресурс. У коучера в возрасте есть опыт и знания, статус.

В голове у первых лиц компании по отношению к своим детям имеется обычно первая мысль о том, что они хотят передать бизнес своим детям (первая мысль и идея).

Вторая мысль – это желание управлять своим бизнесом даже если дети самостоятельны и могут это делать без первого лица. Желание опосредованного контроля за бизнесом (через детей, через супругов детей, через внуков).

Третья мысль – они хотят, чтобы дети стали статусными людьми.

Таким образом, могут столкнуться желания детей и ожидания родителей от детей..

В связи с этим прослеживаются направления работы с поступившим от первых лиц запросом.





Направления работы

Работа с первыми лицами

У первых лиц есть четкое убеждение и мифология о том, что дети должны продолжать дело родителя.

1) Поэтому желательно избавить первое лицо от этой мифологии.

Первое лицо надо убедить сохранить нормальные отношения с ребенком даже ценой отказа от принуждения ребенка к участию в бизнесе. Развенчать миф про то, что бизнес важнее, чем ребенок. Предложить просчитать последствия неправильного поведения с ребенком. Продумать план увлечения ребенка этой деятельностью в бизнесе.

 

Предложение Николая Козлова:

1. Снятие исключительности проблем с детьми (у многих первых лиц).

2. Если хватило ума для бизнеса, то ума с собственным ребенком хватит.

3. Давайте структрировать ситуацию и сами бизнесмены находят великолепные решения.

1) Есть желание сделать ребенка бизнесменом сразу. Дети еще не подготовлены и их надо учить, как и всех молодых сотрудников, проводя через все этажи карьерного роста.

2) Нередко бизнес первые лица воспринимают как своего рода ребенка. Надо объяснять, что не всегда дети возглавляют бизнес.

Часто у первых лиц возникает чувство вины как у родителя, если дети не хотят добиться успеха в его бизнесе.

 

Вагин И.О. предлагает составить список того, что родитель не сделал для ребенка, а что сделал.

И сравнить, что хорошего он сделал для ребенка и сравнить с тем, что сделали другие для своих детей. Дать возможность первому лицу осознать, что мы все не совершенны. Он не профессиональный педагог, поэтому ожидать от себя как от педагога фантастических успехов нельзя.

У первых лиц могут быть эмоциональные реакции на неподчинения детей их воле, вплоть до исключения детей из своей жизни.

 

Вагин И.О. предлагает проработать тренинг первого лица с детьми.

Цель тренинга – найти цивилизованные способы разрешения возникших конфликтов. Научить обе стороны обсуждать вопросы, а не жить в конфликтах. Иногда проводится тренинг с участием супруги. И часто дома диктатор – именно неработающий домашний супруг.

 

Козлов предлагает следующее:

«Личные проблемы: срывается на эмоции (дочь пришла в 2 ночи), мама испытывает виноватость, мама считает, что виноваты обе, мама винящая во всем отца.

В зависимости от этого необходимо проводить работу. Иногда не нужно работать с эмоциями, а надо научить процедуре решения этого вопроса. Объяснить как грамотно организовать, согласовать жизнь так, чтобы было очень удобно жить всем. Научить договариваться между собой.

Проблемы родителей между собой: ссоры, отсутствие поддержки, тянут в разные стороны, педагогическая несогласованность (обязательно определить формат работы на основании того, кто будет работать с ребенком в дальнейшем, иногда можно выступить переводчиком между ребенком и родителями, выгнав родителей, иногда работать надо со всеми)».

 

Работа с детьми

Классификация детей

  • худший вариант: опасные и неуправляемые дети ведутся желанием жить мажором вплоть до деградации личности ребенка (часто требует участие других специалистов), иногда действует дрессура.

  • ребенок стоит на распутье, какой путь выбрать не знает, не самоопределился и в тоже время в бизнес не вовлечен.

  • характерные дети: отказываются от пути родителей, но выбирают свои дороги, при этом конфликт родитель — ребенок есть.

  • бывает так, что дети бывают ведомым (слабыми), и не соответствуют требованиям родителя. У ребенка не хватает способностей, потенциала соответствовать ожиданиям отца.

  • не хочет идти в бизнес отца.

  • нет контакта с детьми, а хочется (душевный контакт это одно, а бизнес – это другое)

 

Работа с детьми первого лица

  • изоляция полностью асоциальной личности, привлечение в помощь психиаторов, наркологов при необходимости. Изоляция от влияния асоциальных знакомых. Выставления приоритетов: ставка на других детей, внуков.

Иногда помогает банальная дрессировка. Некоторым детям нужна дрессировка, их режим жизни, их образ жизни нуждается в выставлении формата и определении приоритетов. (Например, отправить на подводную лодку или в жесткий закрытый учебный центр).

Иногда проблемы с течением времени могут разрешиться самостоятельно, если их не трогать. Методики определения не существует. Предугадать невозможно, что надо применить.

Вопрос: Имеет ли в таком случае смысл применение внушения с помощью эриксоновского гипноза для усиления только контакта ребенка с родителем с одновременным оставлением ребенка в покое с его желаниями и направлениями движения в будущем? Какие способы донесения до ребенка его асоциального поведения существуют так, чтобы он это осознал? Гештальтерапия может ли быть применена в этом и каким образом? Насколько я понимаю, гештальтерапия направлена именно на то, чтобы человек сам понимал свое поведение, не через разъяснения. Можно ли сформировать у ребенка запрос на работу с ним?

  • корректировка планов при нахождении на распутье, а также для определения потенциала детей. Начать с определения того, какой профессии соответствует человек. Тесты помогают. Очень помогает в самоопределении ребенку опыт работы либо у самого родителя, либо у знакомых отца для приведения в порядок своего представления о работах и своем месте в жизни.

Ситуация выбора жизненного пути ребенка в 16-17 лет

В этом случае необходимо согласовать между собой несколько аспектов будущего дела жизни молодого человека. Дело должно:

1. Нравится = Должен стать профессионалом

2. Ребенок должен иметь способности к определенному виду деятельности.

3. Определить востребованность людьми будущей деятельности ребенка (денежный потенциал).



  • Работа с хара́ктерными детьми. Говорит НИК: «Тут надо договариваться с ребенком о том, что в них верят. Но минимальные рамки должны быть. Институт выбери, но если выбрал, то ходи в этот институт». В разумных пределах предоставляется для жизни, а все что выше, то договариваемся.

Дать время пройти ребенку этап самоопределения. Одновременно вовлечь в бизнес первого лица, дать возможность попробовать успешно вести дела.

  • Часто к детям первых лиц возникают претензии о том, что они не справились, то есть ребенок не имел потенциала.

Козлов Н.И. говорит о том, что ребенок не опасный, но и не перспективный ребенок. И ребенок в итоге оказывается в ситуации, когда на него возлагают излишний вес надежд. Не знают, что такое воля, не желают что-то делать. Умная тактика «стена для ребенка».

1. четкая формулировка со стороны родителей требований.

2. соблюдение родителями этих условий.

3. ребенок должен понять, что с родителями можно договариваться.

В этом случае возникает вопрос, как предупредить эту ситуацию и каким образом поступить первому лицу со своим бизнесом? Кому его передать и как обеспечить успешное будущее своему беспотенциальному ребенку?

На мой взгляд, в такой ситуации первому лицу придется принять слабый потенциал ребенка как данность и реальность. В этой ситуации важно психологически грамотно донести происходящее до первого лица и помочь ему принять бизнес-решение о будущем, как ребенка, так и бизнеса, чтобы потом не случилось конфуза от излишних ожиданий и поломанной жизни у ребенка.

И подобрать деятельность ребенку как при самоопределении.

Я бы предложила просчитать возможные события в случае, если первое лицо будет продолжать давить на ребенка и передаст бизнес ему. А далее, первое лицо сможет понять происходящее.

Как вариант предложить первому лицу подобрать достойного преемника, который обеспечит успешное продолжение бизнеса, может быть, организует безбедное существование ребенка первого лица в дальнейшем.

Предложить первому лицу организовать систему сдержек и противовесов, заинтересованности преемника в помощи и поддержке ребенку первого лица, учету интереса бизнеса и ребенка, партнерские отношения преемника бизнеса и детей бизнесмена.

  • Не хочет идти в бизнес отца. Вопрос не разбирался.

Если не помогло вовлечение, то, на мой взгляд, действовать как со слабым ребенком.





Направление работы с семьей

Очень сложно сделать совместную деятельность успешной и удачной. Налаживание контакта через переговоры, проведенные психологом, а также обучение новым перспективным способам проведения переговоров в рамках семьи. Применение приемов бизнеса в семейной жизни и наоборот, применение приемов, используемых в семье в бизнесе. Одно для другого источник развития и перспектив.

Литература, которая может помочь в этих вопросах:

  • Байярд Роберт Т., Байярд Джин. «Ваш беспокойный подросток»

  • Хейли Джей «Психотерапия испытанием»

К коучингу первых лиц допускается психологи при наличии:

1. Статусности

2. Наличие семьи, опыта семьи и бизнеса

3. Наличие репутации профессионала

 

Рекомендации первым лицам и работа на перспективу

воспитывать детей с детства. Подбор няни, школы, личный вклад – общение. Достаточно полчаса в день для общения: правильное утро и вечер.

обучаться: становиться умелым воспитателем. Совмещать обучение с воспитанием. На работе делаем Синтон, дома делаем работу. Воспитание в день требует полчаса времени: утро задать ребенку и правильный вечер перед сном.

обучаться, становится руководителем. Ситуативный руководитель, умение отдавать распоряжение, делегирование. Силовик. Все навыки, которые нужны в бизнесе отрабатываются в семье, а если мы хотим результат в бизнесе, то мы должны применять навыки, приобретенные в семье.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.psychologos.ru/articles/view/poteryannoe_pokolenie_-_deti_biznesmenov

Как воспитать в детях чувство благодарности

Поделиться



Время неуловимо летит, наши дети подрастают и всё актуальнее становится вопрос: как воспитать в детях чувство благодарности, которое во многом поможет им правильно расставлять приоритеты в жизни и адекватно воспринимать окружающий мир, что в итоге повлияет на их счастливое будущее.

Как же связано чувство благодарности и счастье наших детей? Об этом пишет Александра Королёва, специально для . В том то всё и дело, что наше счастье, успех, благополучие напрямую зависит от этого прекрасного, удивительного чувства, открывающего нам врата к нашим возможностям, получая доступ к нашим желаниям и достигая наших целей.  И всё же, несмотря ни на что – воспитать в детях чувство благодарности для их же блага необходимо начать как можно раньше.

Ведь слово Благодарность – Дарить Благо – обладает колоссальной мощной силой созидания, наделяющей благодарного человека ещё большими благами, во всех сферах его жизни, за которые он благодарен вначале родителям, а потом и Творцу в своей жизни.





Принцип «Полу-полного и полупустого стакана» действует так, что, показав большому количеству людей стакан, наполненный наполовину водой, люди видят одну и ту же ситуацию совершенно по-разному… Одни, глядя на этот стакан видят, что он не заполнен до конца, что им «не долили, недодали», а другие, гладя на ту же картину, и видят, что он наполовину полный!  Они с благодарностью принимают то, что уже есть.

В первом случае человек своим недовольством отторгает всё, что у него есть и эти вибрации неприятия, претензии и обиды вокруг него притягивают адекватные события.

Благоразумный же человек даже имея немногое, радуясь жизни и благодаря себя, окружающих и жизнь за всё то, что имеет, может легко раскрутить вокруг себя поле благоприятных событий, являясь самим источником Благо Дарения, притягивая ещё большее Благо в свою жизнь.

Чем раньше мы сможем воспитать в детях чувство благодарности и чем раньше они поймут, что сама их жизнь – это подарок, а родители – проводники и помощники для того, чтобы он раскрыл этот подарок для себя и использовали его для получения радости и счастья, тем лучше мы сделаем для своих любимых детей.

К сожалению, очень часто мы можем наблюдать у многих детей не уважительный, требовательный и потребительский подход в семье к родителям и от этого становиться грустно, глядя на такое неблагодарное отношение с их стороны.

Родители воспринимаются ими, как функция, как средство для достижения целей. Много обид и претензий, что мама и папа, якобы, не додали, не до любили, слишком много требовали, грубо обращались и т.д.

Как следствие, эти же претензии потом переносятся у наших детей во «взрослую жизнь» и им кажется, что общество – родственники, учителя, жена, муж должны им постоянно что-то додавать и наполнять их жизнь смыслом существования, который заключается у них в потреблении, а не в отдаче.





©Sebastian Luczywo

Несколько советов для того, чтобы воспитать в детях чувство благодарности:

1. Лучше всего начинать с того времени, когда ребёнок только пытается заговорить и «Спасибо» желательно сразу же включить в арсенал его повседневных слов.

2. «Спасибо, мама» за завтрак, прогулку, помощь в чём-либо, за уделённое ему время, внимание, любовь и заботу о нём…. Не бойтесь переусердствовать в этом.

3. Помните, что «Вначале было слово…»  Также, как и слово «Здравствуй» — «Спасибо» и «Благодарю» несут в себе сильную вибрацию, влияющую на чувства, ощущения причастности (счастье – соучастие) и их много не бывает и для маленького ребёнка, и для подрастающего.

4. Эти «волшебные» слова всегда будут являться средством его коммуникации в обществе, его достоинством, приятной манерой поведения среди разных слоёв общества на всю жизнь.

5. Но само по себе без ничего не происходит и только мы, родители, сами можем повлиять на закладку фундамента наших взаимоотношений с детьми каждый день, день за днём… Определить границы дозволенного, почувствовать самим, как воспитать в детях чувство благодарности и легко справиться с этой задачей во имя их счастливой жизни.

 

Автор: Александра Королёва, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Александра Королёва

Дети – зеркало родительских проблем

Поделиться



Отношения самых близких людей – детей и родителей – порой оставляют желать лучшего.

Особенно трудно переносится разлад, когда дети вырастают. Безусловно, в большей степени ответственность за сложные взаимоотношения с детьми ложится на плечи родителей, ведь недаром говорят, что «дети – зеркало родителей», а если быть точнее, «дети – зеркало родительских проблем».





И как бы родители ни поучали своего ребенка, он будет вести себя не соответственно поучениям, а как губка впитывать то, что видит, то, что его окружает и вести себя соответственно поведению взрослых и «отзеркаливать» его.

С годами и без того непростые отношения зачастую ухудшаются, утрачивается взаимопонимание и ссоры возникают из-за казалось бы пустяков. Ведь для каждого из нас взгляд, жест или реплика, вскользь произнесенная самым дорогим человеком- папой или мамой, имеют особое значение и порой могут причинить страшную боль, оставить неизгладимый след или вызвать злость, которая впоследствии сменится гнетущим чувством вины. И чем сильнее любовь и привязанность к родителям, тем более бурно будут проявляться эти негативные эмоции.  В такие моменты всплывают детские обиды, воспоминания о том, чего, по мнению ребенка, родители ему недодали. Ведь ребенок чаще фиксирует внимание на том, чего он, как ему кажется, недополучил, чем на то, что ему дали.

Нередко взрослые дети порываются изменить своих родителей и получить от них те внимание и заботу, которыми они были обделены. Порой уже выросшие дети впадают из одной крайности в другую. И если в детстве родители представлялись самыми, самыми, самыми! – самыми лучшими, самыми красивыми, самыми всемогущими, самыми умными, то детские обиды порой приводят к тому, что забывается все хорошее, и  родители выставляются извергами и злодеями.

Но ведь нет безупречных людей, и у самого обычного человека есть как недостатки и проблемы, так и достоинства и положительные качества. И каждый родитель, будь то папа или мама, может дать своему ребенку только то, что он имеет, может дать столько любви, сколько есть в его душе, и выразить ее так, как умеет.

Оскар Уайльд когда – то сказал: “Дети сначала любят своих родителей; затем они становятся старше и судят их, а иногда они их прощают” .

Можно прожить всю жизнь, предъявляя родителям претензии и обвиняя  их в своих неудачах. А можно вспомнить о том, что каждый зрелый человек сам несет ответственность за свою жизнь, смириться с тем фактом, что все было как было и перестать «предъявлять счет» пожилым папе и маме.





Мудро сказала Кора Антарова: «Неважно, что сделали из тебя. Важно что ты сделал из того, что сделали из тебя».

И если родителей изменить уже не получится, значит надо постараться изменить свое отношение к ним: учиться слушать и слышать своих близких, учиться говорить о том, что их волнует и стараться придавать меньше значения замечаниям. Тем более, что с возрастом психика утрачивает пластичность, поэтому, если пожилой человек очевидно неправ, нет смысла доказывать его неправоту – дело это неблагодарное и бесполезное. Но при этом не позволять собой манипулировать, излишне контролировать и опекать. И помните: как вы будете относится к своим родителям, так и ваши дети в будущем будут относится к вам.

И только тогда, когда обида и злость в душе уступят место пониманию и сочувствию, наступит зрелость, а с ней придут душевное спокойствие и гармония. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: v-garmonii-s-soboi.ru/wzaimootnoshenija-detej-i-roditelej/otnoshenie-detey-k-vzroslyim-roditelyam