Материнство — запретные чувства

Поделиться



Диалог двух психологов о сложных чувствах после родов

 

«Жизнь занята как увековечивани­ем себя, так и превосхождением себя; если все, что она делает, это себя поддерживает, это значит не жить, а умирать».

 

Это цитата феминистки, писательницы и жены Сартра — Симоны де Бовуар. Раньше я бы рассматривала эту цитату с точки зрения общества потребления: мол, только предаваясь гедонизму и чревоугодию, далеко не уедешь. Эти занятия приятны и даже очень, но если в твоей жизни не реализуется какой-то смысл, а ты только ешь, пьешь и ходишь на работу, то это, возможно, путь к кризису, депрессии, экзистенциальному вакууму. При этом смысл — это не что-то там, большое, высокодуховное и абстрактно-недосягаемое.

Смысл может быть очень простой и понятный, главное его найти. Смысл может быть и в работе, если она нравится и я реализуюсь, или же, если приносит деньги моей семье, если главная ценность для меня – семья. Любовь, дружба, красота, искусство, познание, путешествия, семья, дети… Во всех этих сферах полно смыслов для каждого из нас. Мы превосходим себя в работе и спорте, увековечиваем в искусстве и детях, например. Все просто и это и значит жить. Но что делать, если смысл есть, а радости от его реализации нет?





Про неожиданные чувства во время первой беременности в 30 лет состоялся наш первый диалог с Еленой. Сегодня хочется разобраться с чувствами молодых мам, которым удалось стать причастными к чуду рождения новой жизни, приобрести вроде бы самый большой смысл из возможных. Значит ли это, что они защищены от депрессии и выгорания? Является ли их жизнь с этого момента исполненной безусловного смысла и счастливой априори? Получили ли они неиссякаемый источник силы и любви? И что им с этим всем делать?

Материнский инстинкт vs. Мать-ехидна

Анастасия:

Материнский инстинкт как будто бы есть и как будто бы его нет. Он есть, если кто-то хочет взять ребенка на руки и вообще приближается к нему, он есть, когда ребенок проснулся и заплакал, когда он мирно сосет грудь, когда улыбается и агукает. Однако, когда ребенок вечером плачет и выгибается, это длится долго и ничего не помогает, материнский инстинкт начинает мерцать как неисправная лампочка на лестничной клетке: то есть, то нет.

Вообще, когда малыш не засыпает и не отпускает от себя, не давая выпить первую чашку кофе, принять душ, сосредоточиться на написании статьи, поспать еще чуть-чуть, распрямить спину и дать рукам отдохнуть (нужное подчеркнуть), то постепенно он лишается доброй, бесконечно любящей его мамы и на смену ей приходит какая-то другая женщина.

Помню, как моему сыну была может быть неделя, он совсем крохотный, я держу его на руках, он плачет, а я смотрю себе под ноги, на пол и прикидываю, что если сейчас я разомкну руки, то ребенок упадет и разобьется, и точно не выживет и ничего нельзя будет сделать. Все закончится. Безвозвратно. И эта мысль меня не пугает, встает только вопрос уголовной ответственности и психологических мучений после содеянного. Но я реально рассматриваю вариант «грохнуть» сына об пол, хоть и выбираю этого не делать. 

Елена:

На всю жизнь запомнилось мне впечатление от рассказа Чехова «Спать хочется»: о том, как девочка-служанка качает младенца и от недосыпа хочет его задушить. Мне лет 12 было. И это была первая информация, о том, что дети могут вызывать разные желания, в том числе и всякие ужасные. И, конечно, материнский инстинкт работает на то, что бы ребенок выжил несмотря ни на что.

Но кто сказал, что материнский инстинкт запрещает хотеть отдыха для себя? Задача – ребенку выжить, а не самой умереть от недосыпа. Также материнский инстинкт не против, если вы будете принимать всю возможную помощь от других людей. За деньги или по желанию, не суть важно. Это ведь и правда тяжело – круглосуточно с  ребенком быть, особенно если психика такого типа, что контакта много не выдерживает. И я тебя поздравляю, с твоим инстинктом все ок, если ты думаешь, а не делаешь. То есть если ты не грохаешь сына на пол, все ок. А мыслишки такие у многих бывают. Вот даже Чехов об этом в курсе был.

Есть сейчас тоталитарные тенденции в материнстве, впрочем, как и во всем другом. Сиди с ребенком с утра до вечера, корми грудью до садика и развивай его круглосуточно! Это и есть твой смысл главный, предназначение и главный выход на сцену. И, да, будь, пожалуйста, hарру. Нарциссический бред по-большому счету. Попытка стать идеальной матерью. Мать-героин, я это называю. Обычно заканчивается громким провалом.

Дети позволяют нам расти над собой vs.Скука

Елена:

Не уверена, что дети позволяют нам расти над собой, но они точно заставляют узнать собственные ограничения, ресурсы любви, например. Ресурсы терпения, пределы телесных функций. Их формы и проявления. А то вот живет девушка и думает, что родит пятерых детей, видит себя на картинке: она в красивом платье с прической и рядом пять ангелочков. Потом одного рожает и сильно в себе разочаровывается. Ни ангела, ни прически. Так что дети работают на принцип реальности против вульгарного идеализма.

Психологам дети очень рекомендованы, снижают градус нормотворчества. Знаю прекрасные истории про психологов с психоаналитическим уклоном, которые довольно жестко относятся к норме отлучения от груди, считают  надо завязывать с этим делом до года — нечего сепарационный процесс задерживать. А потом сталкиваются с реальным опытом и кормят до двух лет. Так что дети — это опыт прежде всего. Опыт себя -  реальной матерью. Мне кажется, это не бывает скучным, узнавать себя, но я, конечно, профдеформирована.

Важно, что нет универсальных правил. И те женщины, кто регрессируют хорошо, сами во-многом дети, им не очень скучно ползать с машинкой по полу, например, или кукол наряжать. Им это в кайф вполне. А женщинам интеллектуального труда регресс  очень плохо дается. Скучно одно и тоже делать каждый день. Поел, пописал, покакал, попукал, поспал – день сурка.

А сейчас много женщин интеллектуального труда и им вообще день сурка не рекомендован. Даже опасен бывает. Депрессии вызывает и минипсихозы. Потому что регрессировать до биологического состояния нужно уметь. Коровой быть в школе не учат девочек, учат не быть коровой! Так что, если вы не умеете превращаться в контейнер, жевать травку и надои увеличивать, то не надо мучить себя и ребенка. Вам круглосуточное материнство не подходит. А смыслы придется совмещать, превосходить себя в усложнении логистики собственной жизни.

Анастасия:

Да, понимаю, о чем ты. Я порой думаю, что может быть завести ребенка было ошибкой. Это какое-то супер-усложнение собственной жизни, непонятно зачем. Неужели я просто пошла на поводу у социума, а на самом деле этого не хотела?

Кстати, можно подумать, что супер-усложнение жизни – это похоже на вызов, challenge, с которым нужно справиться, преодолеть, проявить фантазию, индивидуальность, что-то делать. Нет. Большую часть времени это похоже на ничего неделанье, только неудобное, тянучее, тупое, с неконтролируемыми выбросами адреналина, чаще всего без весомого повода, отчаянья и ожидания, ожидания, ожидания…

Я жду, когда малыш поест, когда он уснет, когда он покакает, когда он перестанет плакать, когда муж приготовит еду, когда муж сможет подать мне чашку чая, которая стоит в метре от меня, но я боюсь пошевелиться, потому что сын наконец-то уснул у меня на руках… Много просто смотрения в одну точку, рассматривания стен, книжных полок. Я жду, когда он вырастет. Прошло уже 2 месяца. Ура! За это время он не умер, не заболел, очень вырос. Отлично! Ждем еще. Еще немного и станет легче.

Елена:

Вот в этом месте, где ты ждешь пока он вырастет, у меня много сопротивления возникает. Знаешь, дети растут очень долго. Лет двадцать примерно. Это если повезет, некоторые норовят вообще не вырастать. Так что задача сразу встает – совмещать страх за жизнь и здоровье ребенка и удовольствие от собственной жизни вместе с ребенком. Страх в норме уменьшается. Первый год в этом смысле самый эмоционально нагрузочный. Но он никуда не уходит этот страх. Он уходит в фон. Так что ждать особо нечего.





Дети, котики и мимими vs Биология

Анастасия: 

Малыш часто не кажется мне невозможно милым. Я не ощущаю легкости, безусловной нежности и светлой радости, когда смотрю на него. Все эти чувства доступны другим по отношению к моему сыну, но редко мне. Как будто со мной что-то не так. А еще мой сын, бывает, плачет у меня на руках, а на руках папы или няни успокаивается.

Я для него в основном – еда и колики после, а все интересное и веселое – оно с другими. У меня даже не хватает фантазии с ним во что-то играть. Я настолько напряжена по поводу всего, так сосредоточена на его состоянии, что темы для игр мне просто не приходят в голову. Я мало разговариваю с сыном. Я представляла себе это как самое прекрасное и естественное – общаться с ребенком, все ему рассказывать, петь ему колыбельные, но у меня часто нет слов, я могу максимум молчать и смотреть в его глаза в надежде, что он поймет меня и так. При этом я не уверена, что он вообще меня понимает.

Елена:

Довольно долго мать и ребенок представляют собой единую психическую систему, сложно устроенную. Подобно беременности, когда не ясно – вас двое или вы вместе одно целое. Ребенок родился, а бессознательное одно на двоих. Это очень удобно, потому что материнский инстинкт работает на невербальном уровне. Ты понимаешь его без слов на самом деле. А вербальный уровень постепенно присоединяется. Ты просто не делаешь ненужные действия. Экономишь силы.

Вообще, кстати, важный момент про инстинкт – необходимо ему доверять. Это тоже очень удобно, не обязательно все объяснять словами: просто мой инстинкт мне так подсказывает и все остальные идите к черту!

Тревога – важная часть инстинкта, не было бы тревоги, дети бы не выживали. Важно еще другую часть инстинкта слушать – что все нормально на самом деле, все будет хорошо. Это тоже про веру.  Веру в Б-га, в добрый к тебе и твоему ребенку мир, еще во что-то хорошее. Баланс этих элементов помогает матери выдерживать нагрузку.





Дети наполняют нашу жизнь смыслом vs. Мамочка в декрете

Анастасия:

Я не могу сказать, что«О ужас, моя жизнь потеряла всякий смысл!». Она, наоборот, его, вроде бы, приобрела, основательно и безоговорочно. Оказавшись обездвиженной и в декрете, выяснилось, что то, чего мне действительно мучительно не хватает – это возможности запустить стиральную машину, принять душ, выпить кофе, сходить в магазин и выбрать себе одежду, погулять одной и вообще побыть одной, посидеть или полежать, выпить вина с друзьями, отправиться в путешествие.

Но это, пожалуй, уже и весь список. Моя жизнь, получается, состояла из нехитрых бытовых манипуляций, потребления, праздности, чревоугодия и общения. Где профессиональный рост? Где высшие смыслы? Все, чего мне не хватает, это возможность спокойно выпить капучино?!

И тогда думаешь, что вот все и выяснилось. Моя жизнь до рождения ребенка не была такой уж исполненной смысла. Просто было больше возможности суетиться. В любом случае теперь ты не кто-то умный, взрослый и интересный, а мамочка в декрете, просто мама, с интересами типа пожрать, поспать, приготовить.

Сложности самоидентификации — думаю, с этим часто сталкиваются молодые мамы. Происходит переход, трансформация. Когда выходишь замуж или заканчиваешь институт, тоже происходит переход в качественно другое состояние, в другую роль и другую жизнь. Однако для меня переход в маму – пока что самый сложный.

Елена:

Вот слушаю тебя и диву даюсь! Такие сложные размышления! Мне в аналогичной ситуации вообще не были доступны философские сентенции.

Вообще, смыслы — это, конечно, круто, но когда работает биология, смыслы тихонько курят в углу. Симона де Бовуар, кстати, помимо запутанной личной жизни, кажется, детей не родила. Так что, некоторый выбор тут наблюдается. В этом даже есть что-то волнительное – на время  отдаться биологической жизни. В современном мире это прям расширение сознания невиданное. Путешествие в природу.

Спать, жрать, кормить и работать – все что меня волновало после родов. Я физически не способна сидеть в четырех стенах больше двух дней. Так что – глубоко сочувствую и точно знаю, что это закончится. Гормональные бури улягутся и чувства появятся, главное, только не мучить себя! Не стать матерью-героином!  Няня, бабушки – твои лучшие друзья.

Вообще, практика убеждает, что все налаживается, как только появляется надежный помощник. И для ребенка это важно. Сейчас столько информации в мире, столько шума, дети должны как-то это выдерживать. Необходимо импринтировать среду с достаточным количеством информации, что обеспечивается большим количеством людей вокруг ребенка, большим контактом. Мать в одиночку с работающим отцом не может это ни обеспечить, ни выдержать.

Женщина рождается заново после родов vs. Как бы не развалиться

Анастасия:

Давай тогда еще немного про биологию. Даже собственное тело тебе больше не принадлежит. Нельзя болеть, потому что ты нужна своему ребенку. Нужно следить за своим питанием, потому что ты кормишь грудью. А еще после родов у тебя могли остаться растяжки на животе, появиться растяжки на груди, живот может быть все еще большой и с пупком наружу, спина может болеть, болеть так же может голова, могут быть застои молока, боль в сосках.

И все это происходит с тобой впервые. Ты раньше не рожала и не знаешь, как должно проходить послеродовое восстановление, сколько времени пройдет, прежде чем все станет как раньше с твоим телом и станет ли, хотя бы приблизительно.И это все – твое материнство. Мое материнство. В той или иной степени через это проходит каждая женщина.

Елена:

Ну рождается «другая» женщина. И редко это легко. Как правило тяжело и надо посвящать этому время, силы и деньги. Само не выходит. Все болит, секс – явление из другой жизни и кажется, так будет всегда. И это, кстати,  тоже выбор, а не судьба.  Где-то здесь есть забавный момент. Наблюдала неоднократно, что до полугода ребенку пары часто обсуждают желание родить второго.

Потом эти разговоры напрочь пропадают, но само явление любопытно. То ли эта фантазия выстраивает перспективу восстановления семейного цикла, то ли закрепляет совместное удовлетворение от родившегося ребенка. Но она предполагает, что ты опять станешь на новые телесные рельсы – секс, зачатие, новый ребенок. Все хитро устроено, конечно.

Раннее развитие vs. Достаточно хорошая мать

Анастасия:

Помимо биологии существует еще сильное психологическое давление извне. Сейчас модно заботиться о психологическом комфорте малыша, формировании у него надежной привязанности, его всестороннем и обязательно раннем развитии, но при этом все должно быть максимально естественно и с безграничной любовью.

В принципе это не сложно. Ты максимально расслабляешься, приматываешь к себе ребенка в слинге, даешь ему грудь по первому требованию и занимаешься своими делами. Иногда ты вынимаешь его из слинга, чтобы дать папе, который кладет его себе на живот «кожа к коже» и они мило общаются. Подгузников твой ребенок не носит, его попа дышит, а когда ему нужно в туалет – ты это безошибочно определяешь и высаживаешь его. Элементарно. Нет, конечно, иногда он плачет.

Однако тогда ты точно знаешь, от чего это и своим спокойствием оказываешь поддержку своему малышу. В общем, похоже, что я не такая мать и получается, что мой ребенок из-за этого никак не может стать счастливым и спокойным, а вынужден очень часто страдать от моего несовершенства и несовершенства мира, который я ему создаю.

Елена:

Знаешь, мы не в раю и дети — не ангелы. Иногда, да, когда ребенок улыбается и ты чувствуешь эту особую любовь, кажется, что мы в раю, но это прекрасное мгновение и оно напрочь исчезает вместе с вечерней коликой.

И еще важная вещь, которая почему-то в детоориентированном мире все время забывается: мама, папа, семья и развитие – важная штука, но главная роль все равно у ребенка, от него зависит больше, а не меньше. От его темперамента, характера, физических характеристик и кучи всего еще. Мы можем на что-то повлиять, но мы очень сильно преувеличиваем это влияние. Не стоит этого делать – это только увеличивает неудовлетворенность друг другом. Так что, наслаждайтесь биологией, а смыслы и экзистенция никуда не денется, появятся позже." 

 

Авторы: Елена Леонтьева, Анастасия Зарицкая, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/15106

Зависимость начинается в родительской семье

Поделиться



Зависимость от другого человека начинается в родительской семье. По сути, склонный к зависимости человек – это обиженный, недолюбленный, недоласканный ребёнок. Став взрослым, он ищет в мире того, кто мог бы стать ему Идеальным Родителем, тем родителем, которого у него не было.

Учитывая, в каких условиях росли и воспитывались наши родители, не удивительно, что многие из них понятия не имеют о том, что такое “любить”. Как выживать, они хорошо усвоили, а вот как любить…





©Magdalena Berny

О чем это вообще? Чувства – это у классиков, а в жизни работают совсем другие механизмы. Супруга надо выбирать, чтоб человек был хороший и к быту приспособлен, дети – чтоб сыты, одеты, выучены, и чтоб всё – не хуже, чем у людей.

Не важно, как картинка семьи выглядит снаружи, для личности ребёнка определяющим является то, что происходит внутри семьи. Проявляют ли родители достаточно уважения к малышу, несут ли ответственность за жизнь, здоровье, обеспечение, развитие ребёнка, понимают ли его внутренний мир, считаются ли с его проблемами и вопросами, удовлетворяют ли его потребности, начиная от материальных и заканчивая нежностью и тактильными ощущениями. Кроме этого, то, как родители относятся друг к другу, закладывает в ребёнке определённый семейный сценарий.

Если ему не показали родители, где живёт любовь и в чем выражается, то и он вырастает с таким же непониманием и некоторой душевной незрелостью. Но при этом продолжает хотеть то, чего не получил, чем не насытился. Эта жажда уходит в бессознательное и оттуда руководит жизнью человека.

Неосознанно человек ищет того, к кому можно “приклеиться”, того, кто хорошо о нём позаботится. Так и возникают материальная, физическая, эмоциональная зависимости. Даже если человек играет для кого-то роль спасителя, то это он пытается быть другому таким родителем, которого хотел бы иметь сам.

Склонность к зависимому поведению будет у человека до тех пор, пока он сам не станет себе Идеальным Родителем. Можно продолжать жалеть себя, вспоминая несчастливое детство и последующие травмирующие ситуации. Можно изменить настоящее, чтобы травмирующих ситуаций не было в будущем. Один из способов – встреча со своим Внутренним Ребёнком, исцеление его и формирование привычки быть самому себе родителем, которого хотелось бы иметь.

Невозможно изменить своих родителей, но можно их простить, потому что они делали то, что могли и умели. Если бы они могли по-другому, они делали бы по-другому. Невозможно переписать детство, но можно обиженного ребёнка внутри сделать счастливым и творческим. Нельзя ничего сделать со своим прошлым, но точно можно многое сделать со своим настоящим.опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/zavisimost-nachinaetsja-v0roditel-semje/

Возьми меня на ручки и... прощай

Поделиться



Наверное, каждому из нас встречались люди, чье поведение при попытке приблизиться к ним, выглядит противоречиво.

Например, человек кажется очень заинтересованным в общении и тянется к вам, а через секунду он уже как будто не с вами. Или, наоборот, кажется отстраненным, а потом «вдруг» жить без вас не может и уже вам хочется отодвинуться, иметь больше пространства в этих отношениях, не отвечать за жизнь другого человека.

Кто-то, быть может, узнает в этом описании и самого себя.





Говорить мы будем о конфликте между близостью с другим и собственной отдельностью. 

В хорошем, не часто встречающемся варианте, человек внимателен к себе и хорошо чувствует, когда он нуждается в другом, а когда контакта достаточно и он снова нуждается в том, чтобы остаться одному, переработать то, что произошло в контакте, прислушаться к себе, обнаружить следующую свою потребность.

В идеальном, но уже несуществующем варианте развития событий, этот человек не только обнаруживает свою потребность, но и каждый раз успешно реализует ее, не опасаясь отойти или приблизиться в соответствии с собственными импульсами.

Не существует этого варианта, потому что не каждая встреча, не каждое взаимодействие мы имеем власть начать и завершить в любой момент, на полуслове, полужесте.

Во-первых, от того, что существуют социальные нормы и требования, во-вторых, и в главных, пожалуй, существует другой человек, потребности которого могут и, скорее всего, отличаются.

А если мы хотим хороших отношений, а тем более близости, мы не можем раз за разом игнорировать другого и его потребности, так же существующие в общем пространстве, как и наши собственные.

И в этом месте мы, в зависимости от степени психического здоровья, переживаем внутри конфликт: кого предпочесть, его или себя? Остаться рядом, потому что ему нужно и он нам дорог, хотя нам самим достаточно? Или пробовать задержать его рядом, хотя он хочет уйти, а нам нужно еще?

В большинстве случаев, конечно, мы обо всем этом не думаем, а выбор совершаем неосознанно, часто тем способом, и такой выбор, который мы привыкли делать в таких ситуациях. Трудность начинается там, где действие (сближение или отдаление) не приносит удовлетворения. Например, хочу близости, но убегаю, хочу отдельности, но прилипаю из страха, что партнер исчезнет, пока я отдельной буду. В итоге неудовлетворенность контактом раз за разом и снижение интереса к другому.

Автоматических, привычных выборов в этом контексте может быть два:

1. Я остаюсь, когда мне уже хватит.

Т.е. вот мы пообщались, хорошо и с удовольствием, а партнер как-то демонстрирует желание продолжать. Или не прочь продолжить — не важно. И я остаюсь. Частые мотивы в этом месте: чувство вины — «вдруг обижу», «позаботиться о нем», дать еще чего-то, вдруг ему нужно, или просто «ему нужнее».

С другой стороны могут появляться тревога и страх, что больше такого теплого/радостного/приятного/искреннего (выберите свое) общения не получится, это было случайностью. В глубине часто — сильный накопленный дефицит тепла и близости и мало или вовсе нет опыта, что я как-то влияю и способен организовать такой контакт или хотя бы возможность его, в будущем. Отсюда попытка добрать за все, чего много лет не хватало, прямо сейчас, пока дают. 

Как люди, пережившие военный голод, скупали гречку в объемах, которые и за жизнь-то не съесть. 

Такое «залипание» и попытка добрать за тот, прошлый голод, даже когда сейчас мне хватит. Пока дают. Пока не забрали. Тревожно, торопливо, уже скорее мучительно и без удовольствия.

А потом удивление, как такой приятный контакт оставил неприятные переживания. Да просто вы переели. 

Если вы находитесь с другой стороны этого взаимодействия, тогда то, что один переел, вы в какой-то момент можете ощущать в прямом смысле «отЪеденным» от вас. Потому что когда происходит «залипание», контакт перестает быть живым, из взаимообмена довольно быстро превращаясь в донорство. От этого тоже можно иногда получать удовольствие, но уже другое.

2. Другой популярный сюжет: мне нужно еще общения/поддержки/тепла объятий, но я отхожу еще до того, как партнеру достаточно или заметив малейшие признаки того, что он стал менее активен (часто «признаки» обнаруживаются, интерпретируются мозгом нужным образом очень быстро и порой там, где их нет).

Частые мотивы: «не надоедать», «не хотеть слишком многого», «быть приятным и не требовательным в общении», не проявлять и не чувствовать недовольства, что не хватило, вместе с этим преисполняясь благодарности за то, что уже получено.

Глубже часто лежит страх отвержения, страх того, что мои потребности не важны, не ценны и не могут быть удовлетворены, да и сам я неценен и не достоин хорошего.

И тогда, чтобы не сталкиваться вновь с этой болью, лучшим выбором становится выйти из контакта раньше, чем партнер. Но вместе с этим есть внутреннее желание, чтобы партнер доказал, что он не уйдет. Но он не может. Потому что это не правда. Он уйдет. Когда у него будет другая потребность.

Если вы оказываетесь партнером такого человека, вы можете чувствовать, что вас отвергли, испытывать разочарование, негодование и даже злость от того, что вроде бы ему нужно, вроде бы у вас есть что дать, но приблизиться невозможно.

А дальше есть большой риск поменяться ролями и составить пару из первой части, где вы будете «залипать» в этих попытках дать, а партнер будет чувствовать себя преследуемым. 

Все, что я описываю, может быть слабо или сильно выражено, разыгрываться в отношениях целиком или частично, в зависимости от степени личностной нарушенности: у невротически организованной личности сглаженней, чем у личности, функционирующей преимущественно на пограничном уровне, ярче.

Эти «залипание» и опережающее отвержение — стороны одного и того же процесса: когда у человека внутри есть сильная и давняя нужда в чем-то от другого (поддержке, тепле, принятии, любви). Нужда, накопленная, возможно, годами и не в этих, реальных нынче, отношениях.

Но его опыт состоит в том, что те, кто должен был удовлетворить эту нужду по статусу, роли, месту в жизни, не смогли. В силу личностных ли ограничений или жизненных обстоятельств, теперь уже не важно.

Вместе с этим слишком часто рядом идет не оформленная в слова уверенность «если мне не дали чего-то такого важного и нужного, значит, я недостаточно хорош и ценен, чтобы это получить». 

Ребенок узнает о самом факте своего существования, о своей ценности и о своем праве и власти влиять на отношения из того, как удовлетворяются его потребности значимым взрослым. Да-да, все снова упирается в родителей и их несовершенство.

Поэтому «залипание» и отвержение, попытка «отъесть кусочек партнера» и страх быть им отвергнутым, — две стороны одной медали. Но в каждый период жизни и терапии преобладает одна. 

  • Опережающее отвержение присутствует часто там, где нет надежды и потребность не осознается, а крохи, которые попадают, переживаются как подарок или случайность.
  • Залипание — это когда появляется надежда удовлетворить тот, первичный дефицит.




И в терапии эти стадии идут друг за другом: мы возрождаем в себе надежду лишь для того, чтобы наконец-то пережить боль утраты. Боль, с которой тогда справиться было невозможно.

И эта боль, неудовлетворенность, нуждаемость из отношений с родителями, оживают каждый раз в момент, когда мы получаем тепло. А вместе с ними оживает боль от собственной неценности.

И с этой болью почти невозможно быть. И тогда либо залипание, либо бегство. 

Не особенно радужная картина получается. И вполне законен вопрос, созвучный стихам:

«Эй, а делать-то что? Слова собирать из льдин?» В. Полозкова

Можно и так назвать. Придется копить ресурс, встречаться с болью. Раз за разом. Плакать. Верить, что обязательно станет легче. Брать понемногу. Не объедаться.

Встречаться с тем, что тот, прошлый дефицит уже никогда не будет восполнен. И с этим придется жить. И собирать именно из этих льдин прошлого другие слова: «я — ценный, хороший. Мне можно хотеть и брать тепло, которое мне так нужно. Я есть».

Это трудно и долго, но стоит того.опубликовано 

 

Автор: Анастасия Уманская

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: anastasiya-um.livejournal.com/235803.html?thread=2065179

Как мы делаем наших детей неудачниками

Поделиться



1. «В твоем возрасте я умел это делать»

Не стоит делать акцент на вашем превосходстве, подчеркивать, что вам что-то легче давалось.
Вы с вашим малышом ‒ не соперники. Ребенок понимает, что вы сильнее и больше умеете, потому что вы – взрослый, он хочет учиться, подражать вам, чтобы стать «как папа».

Если же вы сильнее, умнее, способнее были всегда, даже когда не были взрослым, то малыш может спасовать и потерять надежду со временем догнать вас. Расскажите ребенку, как именно вы добились ваших успехов, с какими сложностями столкнулись, какие чувства испытывали. 
Это очень сблизит вас, вселит в малыша гордость за вас и веру в себя.





2. «Не бери игрушку в садик, потеряешь»

Используйте «Я-сообщения», чтобы предупредить малыша о возможных рисках или последствиях его действий. В такой форме они звучат не обидно для ребенка, потому что вы говорите о своих чувствах, а не о его недостатках.

Перефразируем: «Я предлагаю оставить игрушку в машине – боюсь, что в школе она может потеряться. Что ты думаешь об этом?»

 

3.«У тебя нет к этому способностей»

«Он у нас немузыкальный»;

«И в кого ты такой неспортивный?»; 

«Да, художника из тебя не выйдет»… 

Мы часто не задумываемся о разрушительных последствиях подобных комментариев. Часто досада родителей объясняется желанием видеть ребенка первым, лучшим во всем. 

Если ребенок не обладает, по мнению родителей, выдающимися способностями, то лучше вообще держать его подальше от тех видов деятельности, где он не будет «блистать». А между тем детские кружки и клубы существуют не только для гениев и чемпионов! 

Если малышу интересно заниматься, он получает удовольствие, не лишайте ребенка надежды, дайте ему шанс пробовать свои силы еще и еще.

 

4.«Подрастешь – узнаешь»

Если ребенок слышит такой ответ постоянно, через некоторое время он действительно перестает донимать родителей расспросами.

Кроме того, у малыша может сложиться мистическое представление о том, откуда берутся знания: человек автоматически узнает все на свете, достигнув определенного возраста (или даже роста). Значит, чтобы стать умным, надо просто подождать, а не штудировать энциклопедии.

Поддерживать любознательность, стимулировать интерес к миру необходимо. Если вы не знаете ответа на вопрос, честно скажите об этом. Пообещайте, что вместе найдете ответ в книгах или в Интернете – и сдержите обещание.

Перефразируем: «Значит, тебя интересует космос? Здорово! Ты задал сложный вопрос, без подготовки мне будет трудно ответить. Давай вечером спросим у папы. А еще можно зайти в библиотеку…»





©Magdalena Berny

5.«Ты меня с ума сведешь!»

Говоря так, вы, во-первых, расписываетесь в собственном бессилии и некомпетентности, а во-вторых, навязываете ребенку ответственность за ваше состояние.

Вряд ли в вашей усталости и раздражении виноват только ребенок...

Если вы чувствуете себя «на грани», не стоит делать вид, что вы полны сил, и затевать шумные игры с ребенком. Быть честным с малышом – не плохо. Вы имеете право на усталость, грусть и даже на гнев. Лучше отправить малыша в детскую для тайм-аута или устроить тайм-аут для себя, чем до последнего «держать лицо» и в конце концов взорваться.

Перефразируем: «У меня был трудный день, мне надо отдохнуть. Можешь тихо поиграть в своей комнате? А попозже мы выпьем какао и почитаем сказку».

 

6.«Ты что, глухой?»

Сарказм, в отличие от юмора, как воспитательный прием очень опасен ‒ в первую очередь тем, что разрушает добрые отношения, создает барьер непонимания. Ребенок может и не выглядеть обиженным, но это не значит, что язвительное замечание его не задело. 

Малыши склонны воспринимать смысл сказанного буквально. Говоря «Твое место в свинарнике!» или «У тебя совсем мозгов нет!», вы можете серьезно напугать ребенка.

Дети постарше, которых часто высмеивают, становятся замкнутыми, тревожными, неуверенными в себе. Сарказм, злые насмешки действуют не менее разрушительно, чем другие виды агрессии, поэтому в общении с ребенком лучше отказаться от них вообще.

Вы сможете оценить этот жест доброй воли, когда ребенок достигнет подросткового возраста.

 

7.«Как ты мне надоел»

Эта фраза звучит грубо и унижает ребенка. 

Дети действительно порой доводят нас до белого каления, и эмоции вырываются из-под контроля. Но на самом деле мы не бессильны перед лицом этой дикой силы. Мы можем научиться не терять себя – если научимся распознавать и признавать свои чувства.

«Я страшно рассержена», «Я очень сильно испугалась!», «Мне очень обидно!» ‒ говоря о себе, о собственном состоянии, мы возвращаем себе себя и получаем шанс избежать жертв и разрушений.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/pereval.org/posts/1242323202471351:0

Отпустите сына! Стадии отделения мальчика от матери

Поделиться



Возможности и перспективы здоровой сепарации сына от матери зависят от воспитания, и тех событий, которые происходят в детстве.

Есть несколько стадий отделения от родителей:

 

Изначально, ребенок находясь в материнской утробе, пребывает в полном слиянии с мамой и ни о какой сепарации не помышляет.

 

По мере того, как ребёночек растет, в животе ему становится тесновато.  Через девять месяцев становится уже очень тесно и он, а вернее они вместе — и мама, и ребенок, начинают процесс родов. 





 

И это первая и очевидная сепарация. Ребенок становится отдельным, хоть и очень, на некоторый период времени, зависимым от мамы. 

В процессе родов, проходя родовые пути, он прикладывает много сил, к тому, чтобы появиться на свет. 

Поэтому то, как проходят роды, может повлиять на личность будущего взрослого.

Если роды были посредством кесарева сечения, то есть без активного участия младенца -он не получает важного первичного опыта преодоления, победы над трудностями..

Родившись, ребенок растет, воспринимает мир, и в разное время в разной степени нуждается в маме.

Если в детстве ребенок был отлучен от мамы надолго, например по медицинским причинам — это тоже может отразиться на процессе последующей сепарации.

Есть очень много нюансов того, как рождение и воспитание могут повлиять на дальнейшее становление личности. И то, насколько свободным, обладающим собственным ресурсом, собственной энергией и жизненным планом будет человек, очень во многом зависит от завершенности сепарации.

Есть мамы, которые изначально, с самого рождения, воспитывают ребенка так, чтобы он навсегда остался её дитём и не получил самостоятельности.

В удачном варианте сепарация завершается годам к 18 — 20, но может не случиться вовсе.

 

Стадии сепарации:

1. Симбиоз

Если ребенок маленький, он смотрит на Маму, как на Бога (что, естественно). 

Если «ребенку» 30 лет — он, смотрит на маму, или на женщину, как на Бога — снизу вверх. (Как есть, но не естественно).





Если мужчина общается с женщиной «снизу» — он «застрял» в стадии симбиоза. В этой стадии он никуда не собирается сепарироваться, может проявляться инфантильно, и является очень «прилипшим» к женщине, ну, или, к маме..

 

2. Пуэр (не тот, который чай)
 

Латинское понятие puer aeternus, в переводе означающее «вечный юноша», заимствовано из «Метаморфоз» Овидия. 

В юнгианской психологии термин рuer aeternus используется для характеристики определенного типа мужчины: очаровательного, привлекательного, творческого, увлеченного своими мечтами и фантазиями. Такие мужчины зачастую сохраняют подростковую психологию, даже став взрослыми. Как правило, сами они полны жизни, но окружающие их люди испытывают подчас странную эмоциональную опустошенность. 

Итак, это мужчина с подростковой психологией.

Как это проявляется в отношениях с женщинами. 

Такой мужчина, независимо от возраста, как-бы не наигрался, не нагулялся. Он многое берет, но не умеет давать равно в обмен. Он не готов принимать серьезных решений и брать ответственность. 

Любя женщину — он не может быть с ней в постоянных стабильных отношениях. Он может изменять, уходить и снова возвращаться, исчезать, потом появляться и падать в ноги...

Такое непостоянство, легкомыслие характерны для мужчин, застрявших во второй стадии сепарации. В детском возрасте этой стадиисоответствует тот возраст, когда ребенок познает мир, но имеет потребность возвращаться в безопасное убежище (к маме на ручки). 

У взрослого мужчины, не прошедшего эту стадию в детстве, нет сил на прямую конфронтацию, и действует он как маятник — куда качнуло, там и будет. В мужско-женских отношениях это может порождать конфликты. 

 

3. Прямая конфронтация

 

В детстве это период наступает тогда, когда внешний мир становится гораздо более привлекательным и многообещающим, чем жизнь за пазухой у мамы. 

 

Тогда, чтобы выйти в большой мир — подростку нужно пойти на прямую конфронтацию. В это время детско-родительские конфликты усиливаются, и становятся невыносимыми еще и потому, что на этом этапе происходит обесценивание сыном матери. Чтобы проще было уйти, отделиться, ему может потребоваться обесценить мать. 

Это может быть в виде оскорблений, пренебрежения, нежелания есть то, что мама готовит (лучше фастфуд). 

Мужчина, застрявший на этой стадии сепарации, будет аналогичным образом проявляться в отношениях с женщинами — обесценивать, «все бабы д**ры», и прочий шовинизм. В таком состоянии мужчинас трудом воспринимает ценность женщины и смотрит на нее наоборот, сверху вниз. Это может быть причиной разводов, разрыва отношений.

 

Стадия 4. Наконец-то! 

На этой стадии мужчиназамечает женщину, признаёт её равенство, прислушивается к её мнению. 

При этом он может жить полностью автономно от мамы, или жены-мамы и справляться.

Мама теперь уже воспринимается, как любимая, как та, которая родила, но перестает быть «особенной» женщиной. 

И тогда Мужчина может построить по-настоящему близкие и вдохновляющие отношения с Женщиной.

В нашей стране с этим есть сложность — «культурально и исторически» сложилось так, что далеко не все мужчины достигли полной сепарации. ВОВ и ряд предшествующих событий оказали свое влияние на гендерные механизмы. опубликовано 

Автор: Татьяна Смирнова, по материалам лекций Юлии Зотовой

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/44108/

Двое в драке, не считая родителей: Подходы к решению детских конфликтов

Поделиться



На днях меня спросили: как учить ребенка реагировать, если его бьют. Давать сдачи, жаловаться взрослым? Что делать? На ближнюю перспективу и на дальнюю? Такая постановка вопроса очень характерна для сегодняшних, увы, тревожных родителей. Им хочется прямо сейчас, прямо сразу, научить ребенка всему, что только должно и сможет защитить его от бед и опасностей во всей последующей жизни. Раз и навсегда!





Универсального рецепта нет

Понимая такое стремление, хочу предостеречь: защитить свое дитя конкретными указаниями, как поступать, да еще и на перспективу – «всегда бей; никогда не бей; всегда жалуйся на драчуна; никогда ни на кого не ябедничай», и вообще любыми конкретными указаниями на все случаи жизни, в любой области социальных отношений, невозможно. Но взрослые могут и должны научить детей основным правилам именно отношения – к себе и к другим в мире, где все мы со всеми связаны.

Первое такое правило – это отношение к себе как к суверенной личности, обладающей безусловным правом на безопасность и защиту. Попросту говоря, ребенок должен знать: бить людей нельзя, ни ему – других, ни другим – его. На практике это правило означает две вещи:

  • ребенку не разрешается первым проявлять физическую агрессию. «Нельзя бить мальчика!» — Говорит мама, оттаскивая своего, тумаком пытающегося бороться за справедливость карапуза от шустрячка, выхватившего у него из рук машинку;

  • ребенок должен твердо знать, что имеет право на защиту от любых посягательств на его свободу и собственность, и – это принципиально важно! – что родители всегда его защитят. «Эта машинка – Денискина, верни ему», — должно быть непременным продолжением описанного конфликта.

Из этого вытекает, что ребенок, особенно маленький – но и подросток, если его самостоятельного ресурса в данный момент не хватаетможет и должен обращаться к взрослым за помощью, когда на него направлена агрессия.

Принцип невмешательства?

Удобная для многих взрослых позиция «в детские конфликты вмешиваться не нужно, сами разберутся» — это мифология. Научиться разбираться, как и всему другому в области коммуникации, дети могут только на примерах отношения и поведения взрослых. Вмешиваться в их конфликт – это и означает их учить.

Можно ли позволять ребенку давать сдачи? В определенном возрасте можно и даже нужно. По крайней мере, в определенном возрасте (до 4–5 лет) не следует ребенка за такое бранить. Разумеется, примером поведения в конфликтной ситуации должно быть стремление договориться, научиться решать конфликты словами. Этому непременно нужно учить. Но маленький ребенок, когда на него нападают, в первую очередь должен быть уверен в своем праве на самозащиту. И не должен бояться ударить в ответ.





Подавлять агрессию, особенно в раннем возрасте, вообще опасно. Конечно, взрослые учат детей ее осознавать и выражать безопасным для окружающих способом. Но ведь на любое обучение нужно время и определенная зрелость. Пока что, совсем малышам, нельзя запрещать ударить в ответ на удар. Но при этом ребенка нужно учить «не расходиться», не набрасываться на обидчика в порыве «полностью уничтожить» его. «Хватит-хватит, не расходись, он уже все понял», — необходимая реакция на то, как ваш малыш решил отстаивать свои права кулаками. И здесь же нужно показать пример того, как дальше решать конфликт на договорной основе.

Это же девочка!

Отдельные вопросы на эту тему всегда возникают у родителей девочек. С ними-то как быть? Им можно драться? Как не превратить их в «ябед», как избежать опасности того, что они будут манипулировать своей «девчачестью», слабостью?

Девочки, являясь полноценными «субъектами права», обладают всеми теми же правами и обязанностями, что и мальчики. Да, они тоже вправе отпихнуть и стукнуть обидчика и тоже не имеют права первыми проявлять физическую агрессию.

Девочки, как и мальчики, должны быть уверены, что их защитят – родители, взрослые, дети постарше. Но я бы порекомендовала еще и учить девочек осознавать свою природную, естественную привилегию – умение примирять, утешать, действовать, исходя из доброты и жалости.

 



7 ошибок родителей, которые мешают детям стать лидерами

Зависимость от прощения: Не грузите детей чувством вины!

 

Девочка, которая после толкания и взаимных тумаков, готова – искренне, принуждать не нужно, но предложить стоит, –подойти к обидчице, сказать: «Мне жалко, когда ты плачешь. Давай мириться» и протянуть «игрушку раздора» наказанной забияке, будет обладать дополнительным, очень нужным, умением решать конфликты. А в дальнейшем – и предупреждать их. А, может быть, этому стоит учить и мальчиков? опубликовано 

 

Автор: Лиля Дубинская

 



Источник: womo.ua/dat-sdachi-ili-net-mnenie-psihologa-lili-dubinskoy-o-detskih-konfliktah/

Волшебная таблица: Во сколько ребенок должен ложиться спать

Поделиться



Некоторое время назад в англоязычном сообществе была опубликована табличка про рекомендованный американскими педиатрами детский сон от 5 до 12 лет.

Пост прокомментировали десятки тысяч родителей, большинство — в ироничном ключе:





«Покажите хотя бы одного реального ребенка, который засыпает по этому графику!»

«Это пример из идеального мира».

«Время засыпания считается от начала двухчасового процесса засыпания?»

«Я тут пишу, потому что не знаю ни одного ребенка, который бы так спал».

В таблице всего два критерия:

  • время, когда ребенок проснулся,
  • время, когда по возрасту ему рекомендовано заснуть вечером того же дня.
 

Совпадает ли график с вашим режимом?





опубликовано 

 

Также интересно: 50 способов научить ребенка самостоятельности  

Пищевое насилие: Ложечка за маму, ложечка за папу!

 



Источник: vk.com/bmshkola?w=wall-61917618_14085

Дети ДЛЯ СЕБЯ: бессознательная замена мужчины в жизни женщины

Поделиться



Одинокие женщины и их матери    Нередко бывает, что у женщины не получается построить отношения. Годы идут, мужчины все нет, но есть любимая мама, к которой и возвращается одинокая женщина каждый вечер. Они с мамой любят друг друга и проводят вдвоем много времени, даже если в семье присутствует «третий», отец.

Однако его может и не быть. «Святая» мама ловко играет на чувствах дочери, которая покорно эти чувства предоставляет. И, кажется, нет более крепкого любовного союза, чем союза между «святой» мамой и «благоверной» дочерью. 

 



фото ©The Master Photographers Association
 

Все же некоторые «благоверные» совершают периодические попытки завести отношения с мужчиной. Только ничего не получается, а если и получается, то не надолго или не очень благополучно, в том числе для мужчины, который обречен прислуживать «святой» теще и «благоверной» жене (не станем жалеть такого мужчину, ибо он сам выбирал спутницу жизни). 

Брак, тем более продолжительный, для таких женщин – это редкость. Обычно, если что-то и начинается, то довольно быстро заканчивается с формулировкой «Я ему/мужчинам не доверяю» или «Я ищу, но попадаются одни бабники или сволочи, все мужики одинаковые». 

Но, как известно, выбор партнера происходит бессознательно и довольно красноречиво «говорит» о внутрипсихическом состоянии выбирающего. 

Справедливости ради необходимо вспомнить и про мужчин, выбирающих вышеописанных женщин. Ищут, ищут себе жену, а «нормальной» всё нет. А нет потому, что истинный выбор объекта – бессознательный и противоречит сознательности. 

Вот и получается, что мужчины и женщины, будучи «рабами собственного бессознательного» (Фрейд) циклично выбирают себе кардинально противоположных партнеров, нежели представлены в их сознании. Как итог – фрустрация. 

Чем обусловлены такие бессознательные предпочтения? Попробуем разобраться. 
 

Почему мы выбираем «не тех»?

Вряд ли смогу удивить, если скажу, что у этой проблемы «ноги растут» из детства. 

Если мать ребенка не имеет удовлетворяющих ее любовных отношений с отцом ребенка или другим мужчиной, то она весьма рискует бессознательно использовать ребенка как сексуальный или нарциссический объект для себя. Иными словами ребенок используется для подкрепления ее значимости и самоуважения.

Нередко женщины прямо заявляют: «Я хочу ребенка для себя!», «Мужчина мне не нужен!», «Мы с ребенком и без него прекрасно проживем». В такой ситуации ребенок выполняет важную для матери защитную функцию – служит «пластырем» для её израненного первичного нарциссизма (по Фрейду). 

То есть у матери есть нарциссические раны, связанные с ее собственным ранним детством, которые она бессознательно надеется залечить посредством ребенка.



Ребенок в этом случае имеет все шансы стать для «раненой» мамы объектом, призванным компенсировать ее нехватку в мужчине или даже заменить его, быть ее «психическим фаллосом». 

Когда в голове матери не существует сексуального, желаемого и любимого ею образа мужчины, то ребенок обречен быть ее продолжением в прямом и переносном смысле, если она вовремя не обратится к психоаналитику для проработки первичного нарциссизма. 
 

«Ребенок ночи»

Во французском психоанализе прижилось название для детей таких нарциссических матерей – «ребенок ночи». И, действительно, часто именно так и происходит – ночью в постели с матерью спит ребенок в то время, когда муж изгнан в другую комнату либо вовсе отсутствует, на радость маме. 

И, правда, зачем нужен муж когда «ребенок ночи» для такой матери становится бессознательной заменой мужчины – отца, как объекта сексуального желания. 

Такая мать растит ребенка не для того, чтобы он был свободным и принадлежал себе, а для себя. Ребенок должен быть хорошим, отлично учиться, но не для себя, не потому что это пригодится ему в будущем, а для того, чтобы все говорили «какая у тебя хорошая мама, раз воспитала такую умницу».  
 
Такой ребенок не имеет право на ошибку, ведь эта ошибка воспринимается матерью как личное оскорбление и удар по ее репутации – нарциссизму. Словно это не дочка в школе учится, а мама + дочка как единое целое. Постоянное преследование во всем с самого рождения. Постоянные “МЫ МЫ МЫ” и никогда дочка отдельно, мать отдельно. 

У ребенка практически нет шансов отделиться от такой матери, а эти симбиотические отношения могут продлиться всю жизнь. Такие требования, пусть и бессознательные, матери к ребенку с самого его рождения могут травмировать нарциссизм ребенка и он вынужден будет быстро повзрослеть. 





Вспоминаю понятие Френеци «мудрый младенец». Он пишет: «Мы можем вспомнить о фруктах, которые созревают и наполняются вкусом слишком быстро, если птица повредила их своим клювом, а также об ускоренном созревании червивого фрукта. 

Шок может подтолкнуть какую-то часть личности к мгновенному взрослению – не только в эмоциональном, но и в интеллектуальном плане». 

Почему младенец вынужден прибегнуть к «мгновенному взрослению»? 

«Страх перед распоясавшимися и в каком-то смысле сумасшедшими взрослыми, в данном случае матери, превращает ребенка, если можно так выразиться, в психиатра; чтобы защитить себя от опасности со стороны разнузданных взрослых, он прежде всего должен уметь идентифицироваться с ними – взрослыми», то есть сам должен стать взрослым и мудрым.   

Став взрослыми, дети, чьи матери исключали отца из отношений, имеют серьезные проблемы в построении собственных любовных отношений. Поскольку они по-прежнему остаются психологически зависимы и связаны со своей матерью, они чувствуют себя несчастливыми и ответственными за несчастье собственных родителей и, прежде всего, матери. 
 

Антиотцовская пропаганда

Психоаналитик, МакДугалл, приводит пример из личной практики:   

Мать одной из пациенток говорит дочери: «Мужчины появляются и уходят, им верить нельзя, а мама у тебя будет всегда!» – то есть, ты можешь быть только моей и ничьей больше и это будет вечно. 

Такая манера воспитания свойственна тем женщинам, в психике которых отсутствует символический образ отца. Девочке, которой с детства твердят, что мужчины – эгоистичные свиньи, так и готовые соблазнить женщину, попользоваться ею, подчинить ее, будет трудно полюбить или поверить любимому мужчине, и также трудно ей будет отделиться от матери. 

Обычно такое зомбирование дочерей и сыновей начинается с самого детства. Взрослея, ребенок все прочнее усваивает антиотцовскую пропаганду матери. 

В итоге ребенок воспринимает собственное состояние как безысходное, поскольку в психике нет «третьего». Во взрослом возрасте у такого ребенка вырабатывается устойчивый паттерн отношений «мать плюс ребенок», где нет места «третьему». Только мама – one love! 

Человек сознательно хочет наладить свою личную жизнь, да не получается. В таких случаях один уважаемый психоаналитик говорил: «И хочется, и колется, и мама не велит…». 
 

Разве нельзя любить и маму и мужчину одновременно?

Что касается непосредственно любви, то Фрейд утверждал, что любовь не безгранична, а наоборот очень даже ограничена. 

В качестве примера он сравнивал любовь с деньгохранилищем, в котором находится определенная сумма денег. Человек может раздать свои деньги всем людям поровну, тогда каждый получит ничтожную сумму, или определить для кого-то бОльшую часть денег, а остальные деньги равными или неравными частями распределить между оставшимися. 

Исходя из данного примера, становится ясно, что если существенно бОльшая часть любви отдана матери, то для всех остальных, в том числе и для будущего мужа, остается незначительная часть «любовного капитала». 

Таким образом, можно сделать логический вывод:когда дочери не удается «выйти из старых отношений (со старой мамой)» почти вся ее любовь инвестирована в мать. 

Соответственно все попытки дочери полюбить мужчину будут обречены на частичный или полный провал, ибо ресурсов для любви практически не остается.  

К тому же все попытки создания новых отношений воспринимаются как повторение старых неудачных отношений. 





Какие наиболее вероятные перспективы у такого ребенка в будущем? 

Перечислю, начиная с более безобидных к тяжелым заболеваниям: невроз, пограничное расстройство личности, перверзия (как защита от психоза), шизофрения, психоз. 

Больных шизофренией в возрасте 15-40 лет регулярно приводят их матери в психиатрические больницы, с формулировкой «мы болеем». Часто в анамнезе больных шизофренией симбиотические отношения с матерью, отсутствующий или слабый отец. 

К этому можно добавить и раковых больных. Такие отношения весьма губительны для ребенка и его жизненных перспектив, ибо в отношениях доходит и до инцеста, но все же чаще удается ограничиться тем, что называют «инцестуозностью» – инцестом, не переходящим в действие. 

А ведут такие отношения к вырождению, психозу и смерти. 

Психоаналитики, исследующие больных раковыми заболеваниями, выяснили, что в анамнезе этих пациентов зачастую присутствует факт проживания матери с сыном или дочерью в одной комнате и, нередко, в одной кровати. 

Кстати интересный факт: известны случаи, когда матери из благих побуждений предлагают своим девственным сыновьям-подросткам, больным раком, себя. Чтобы те не умирали, не попробовав женщину. 
 

Существует ли выход из такой ситуации, и если да, то какой?

 Конечно, все зависит от желания самого человека. Нет желания – нет результата. 

«Если мать хочет, чтобы ребенок психически развивался, она должна следовать его желаниям, а не он должен обслуживать ее сексуальные желания. А для этого она должна любить и быть любимой отцом ребенка», пишет МакДугалл. 

Поэтому, если женщина чувствует, что мужчина ей нужен исключительно как осеменитель, а ребенок как бальзам на нарциссическую рану, но ее такой расклад не устраивает, то самым благоприятным выходом, на мой взгляд, является психоанализ, причем желательно еще на стадии планирования ребенка. 

 



Отношения-проверки: Благодарите и идите дальше

Чем чревата разница в возрасте супругов

Если мужчина чувствует, что в его жизни присутствуют только те женщины, для которых он в первую очередь является инструментом удовлетворения личных нужд, и его подобная ситуация не устраивает, то ему также следует обратиться к психоаналитику, чтобы проработать несознательную причину подобного выбора объекта любви. 

Если же осознание ситуации пришло после рождения ребенка, то опять же психоанализ помогает вернуть «закон отца» в голову пациенту и увидеть выход. опубликовано 

В основу статьи легли знания и опыт доктора медицины и психоаналитика Джойса МакДугалла.  

Автор: Кирилл Крыжановский

 



Источник: www.b17.ru/blog/34864/

Перинатальные матрицы: Пути передачи информации

Поделиться



Жизнь — это череда событий от

зачатия до рождения и от рождения до

смерти.


Перинатальная психология — новое направление в психологии, очень модное. Как наука существует около 30 лет и быстро развивается в цивилизованных странах. Создана Всемирная Ассоциация перинатальной психологии, отделения в городах и странах.

Перинатальный — понятие, состоящее их 2 слов:

пери (peri) — вокруг, около и

натос (natalis) — относящийся к рождению.

Таким образом перинатальная психология — это наука о психической жизни нерожденного ребенка или только что родившегося. 

Классически терминология следующая — неродившегося ребенка, находящегося в утробе матери, называют плодом. После рождения ребенок называется новорожденным в течение 4 недель. 



Перинатальная психология предполагает 2 базовых аксиомы:

  • наличие психической жизни плода;

  • наличие долговременной памяти у плода и новорожденного.

Перинатальная психология изучает психическую жизнь в перинатальный период, ее влияние на формирование личности человека. Это наука о связи плода и новорожденного с матерью, о влиянии психической жизни матери на ребенка. Это — редкий пример деятельности, когда разные специалисты в общем, находят общий язык. А занимаются этим психологи, психотерапевты, акушеры, педиатры, педагоги.

Предполагается, что долговременная память плода распространяется на события, происходящие во время беременности, родов, послеродовом периоде. Эти события влияют на формирование подсознания и на формирование психических и поведенческих реакций взрослого человека. Особенно сильно перинатальные события влияют на:

  • поведение человека в критических ситуациях: стресс, развод, служебные трудности, аварии и т.п.
  • тягу человека к экстремальным видам спорта, службе в армии и отношению к войне, отношение к сексу, азартным играм и вообще ко всему «острому».
Иначе говоря, на перинатальную психологию при желании можно списать все, что угодно.

Перинатальные матрицы

Основателем теоретической базы считается Станислав Гроф, американец чешского происхождения. Он вывел теорию перинатальных матриц. Эта теория с вдохновением пересматривается множеством последователей.

Кратко его основные положения заключаются в следующем.У человека перинатальные события фиксируются в виде 4 основных матриц (клише, штампов), соответствующих процессу беременности, родов и послеродового периода. Они называются базовыми перинатальными матрицами.

1. Матрица наивности.

Эта матрица соответствует периоду беременности до момента начала родов. Когда начинается ее формирование — не очень ясно. Скорее всего для нее необходимо наличие сформированной коры головного мозга у плода — т.е. 22-24 недели беременности. Некоторые авторы предполагают клеточную память, волновую память и т.п. В этом случае матрица наивности начинает формироваться сразу после зачатия и даже до него. Эта матрица формирует жизненный потенциал человека, его потенциальные возможности, способность к адаптации. У желанных детей, детей желанного пола, при здоровой беременности базовый психический потенциал выше, и это наблюдение было сделано человечеством давным-давно.

2.  Матрица жертвы.

Формируется с момента начала родовой деятельности до момента полного или почти полного раскрытия шейки матки. Примерно соответствует 1 периоду родов. Ребенок испытывает силы давления схваток, некоторую гипоксию, а «выход» из матки закрыт. При этом ребенок частично сам регулирует свои роды выбросом собственных гормонов в кровоток матери через плаценту. Если нагрузка на ребенка слишком высока, есть опасность гипоксии, то он может несколько затормозить свои роды, чтобы успеть скомпенсироваться. С этой точки зрения родостимуляция нарушает естественный процесс взаимодействия матери и плода и формирует паталогическую матрицу жертвы. С другой стороны, страх матери, боязнь родов провоцирует выброс матерью стресс гормонов, происходит спазм сосудов плаценты, гипоксия плода и тогда матрица жертвы также формируется паталогическая. При плановом кесаревом сечении эта матрица сформироваться не может, при экстренном — формируется.

3. Матрица борьбы.

Примерно соответствует 2 периоду родов. Формируется с конца периода раскрытия до момента рождения ребенка. Она характеризует активность человека в моменты жизни, когда от его активной или выжидательной позиции нечто зависит. Если мать вела себя в потужном периоде правильно, помогала ребенку, если он чувствовал, что в период борьбы он не одинок, то в дальнейшей жизни его поведение будет адекватным ситуации. При кесаревом сечении, как плановом, так и экстренном, матрица, видимо, не формируется, хотя это спорно. Скорее всего она соответствует моменту извлечения ребенка из матки в процессе операции.

4. Матрица свободы.

Начинается с момента рождения и формирование ее заканчивается в либо в период первых 7 дней после рождения, либо в первый месяц, либо создается и пересматривается всю жизнь человека. Т.е. человек всю жизнь пересматривает свое отношение к свободе и собственным возможностям, учитывая обстоятельства своего появления на свет. Разные исследователи по разному оценивают продолжительность формирования 4-й матрицы. Если ребенок по некоторым причинам разлучен с матерью после рождения, то во взрослом возрасте свободу и независимость он может расценивать как обузу и мечтать о возвращении в матрицу невинности.

Считается, что полноценным грудным вскармливанием до года, хорошим уходом и любовью можно компенсировать негативные перинатальные матрицы (например, если было кесарево сечение, если ребенок попал сразу после рождения в детскую больницу и был разлучен с матерью и т.п.).

Сам С. Грофф, занимаясь перинатальными матрицами, проводил опыты с использованием ЛСД на 5 тысячах человек. Он сравнивал разные типы галлюцинаций у этих людей с обстоятельствами их рождения. Кроме того Грофф пытался установить связь базовых перинатальных матриц с теми психосоматическими заболеваниями (язвенная болезнь, гипертония, колит, нейродермит и т.п.), которыми испытуемые болели во взрослом возрасте. Сейчас для взрослых существуют методики прохождения и исправления своих матриц с помощью методик холотропного дыхания, т.е. дыхания с созданием управляемой гипоксии. Это довольно сложное мероприятие проводится только специалистами — психологами.

Пути передачи информации.

Если мы признаем наличие у плода и новорожденного возможности зафиксировать информацию о перинатальном периоде на всю жизнь, то тут же встает вопрос о путях передачи этой информации от беременной плоду и обратно. По современным представления существуют 3 основных пути:

1. Традиционный — через маточно-плацентарный кровоток. Через плаценту передаются гормоны, уровень которых частично управляется эмоциями. Таковы, например, гормоны стресса, эндорфины, и т.п.

2. Волновой — электромагнитное излучение органов, тканей, отдельных клеток и т.п. в узких диапазонах. Например, есть гипотеза, что яйцеклетка, находящаяся в благоприятных условиях, может принять не любой сперматозоид, а только тот, который совпадает с ней по характеристикам электромагнитного излучения. Зигота (оплодотворенная яйцеклетка) тоже извещает материнский организм о своем появлении на волновом уровне, а не на гормональном. Так же больной орган матери излучает «неправильные» волны плоду и соответствующий орган у будущего ребенка может сформироваться тоже патологическим.

3. Водный — через водную среду организма. Вода может являться энергоинформационным проводником и мать плоду может передавать некую информацию просто через жидкостные среды организма.

Электромагнитное поле беременной женщины работает в миллиметровом диапазоне, изменяется в соответствии с изменениями окружающей среды и играет роль одного из механизмов адаптации. Ребенок, в свою очередь, тоже обменивается с матерью информацией в этом же диапазоне.

Интересно, что проблема суррогатного материнства может быть рассмотрена совсем с другой стороны. Суррогатная мать, вынашивающая чужого (генетически) ребенка в течении 9 месяцев, неизбежно информационно влияет на него и это получается частично ее ребенок. Вынашиваемый ребенок так же влияет на свою биологически неродную мать.

Проблема «нежеланных детей «, т.е. детей нежеланных для одного из родителей или для обоих, детей нежеланного пола, детей с дальнейшим нарушением социальной адаптации — это хлеб большой армии специалистов в цивилизованных странах.

«Нежеланность» — очень расплывчатое понятие. Кому из родственников мешает появление этого ребенка, когда, по какой причине — всегда по разному. Как дети в перинатальный период узнают о своей нежеланности? Может быть потом на нежеланность спихиваются все проблемы человека, которые больше не на что списать.

Занимаются этими проблемами энтузиасты и все это не более чем гипотезы, хотя и очень красивые и, хочется верить, в чем- то верные.



Практические выводы

Если ребенок может подвергаться влиянию матери, то можно ли его воспитывать внутриутробно? Перинатальная психология утверждает, что не только можно, но и необходимо. Для этого существуют программы пренатального (дородового) воспитания.

Главное — это достаточное количество положительных эмоций, испытываемых матерью. Классически беременным предлагалось смотреть на красивое, на природу, на море, не расстраиваться по пустякам. Очень хорошо, если мать рисует, даже не умея этого делать и в рисунке передает свои ожидания, тревоги и мечты. Огромный положительный эффект имеет рукоделие. К положительным эмоциям относится «мышечная радость», которую испытывает ребенок при занятиях мамой физкультурой и спортом, при длинных прогулках.

Для восприятия всего этого плод использует свои органы чувств, которые внутриутробно развиты в разной степени.

Осязание

Раньше всего у плода появляется осязание. Примерно в 7-12 недель плод может чувствовать тактильные раздражители. Новорожденный тоже испытывает «тактильный голод» и существует понятие «тактильного насыщения», которое должно произойти к 7 месяцем, если ребенка достаточно носят на руках, массируют и вообще трогают. В Голландии есть система, называемая «гаптономия». Это система тактильного взаимодействия матери и плода. Можно беседовать с ребенком, говорить ему ласковые слова, спрашивать, как его зовут, похлопывать по животу и по его толчкам определять ответ. Это — формы первой игры. С ребенком может играть и отец.

Слух

Слуховой и вестибулярный аппараты плода формируются к 22 неделям беременности. Новорожденные слышат достаточно хорошо. В первые дни им может мешать жидкость в полости среднего уха — это околоплодные воды, которые не успели вытечь или всосаться.

Некоторые дети сразу слышат хорошо. Внутриутробно дети тоже слышат, но им мешает шум материнского кишечника, сосудов матки, стук сердца. Поэтому внешние звуки доходят до них плохо. Но мать они слышат хорошо, т.к. акустические вибрации доходят до них через организм матери. Новорожденные узнают песни, которые им пели матери, стук сердца и ее голос.

Музыкой и беременностью занимается множество специалистов во всем мире. Доказано, что дети, матери которых пели во время беременности, имеют лучший характер, легче обучаемы, способнее к иностранным языкам, усидчивее. Недоношенные, у которых в кювезе играет хорошая музыка, лучше прибавляют в весе. Вдобавок поющие матери легче рожают, т.к. у них нормализуется дыхание, они научаются регулировать выдох.

Для того, чтобы ребенок мог услышать отца, необходимо сделать большой картонный рупор, положить его на живот и говорить или петь в него.

Можно класть на живот наушники или засовывать их за бандаж и включать спокойную музыку. Но долго глушить ребенка музыкой нельзя, т.к. это все же является некой агрессией. По поводу того, какая музыка нужна ребенку и когда, есть множество версий и даже в Консерватории проф. Юсфин этим занимается. Некоторые считают, что ребенку нужен Моцарт и Вивальди, некоторые — что народные протяжные песни и колыбельные, некоторые — что популярная легкая музыка.

Зрение

Реакция зрачков на свет наблюдается с 24 недель беременности. Проходит ли красная часть спектра в матку, как некоторые считают, не очень ясно.Новорожденный видит достаточно хорошо, но не умеет фокусировать свое зрение, поэтому видит все расплывчато. Точно не ясно, какие объекты он видит лучше — на расстоянии 25-30 см (т.е. лицо матери, когда ребенок лежит у груди) или 50-70 см (игрушка — карусель). Скорее всего, это расстояние индивидуально. Но игрушку вешать надо при первой же возможности.

Игрушки по некоторым наблюдениям, должны быть черно-белыми или блестящими, или желтыми. Идея, что ребенок видит все в перевернутом виде не находит подтверждения.

Существует понятие «бондинг» («присоединение», «запечетлевание») — это очень важное мероприятие по восстановлению первого эмоционального контакта новорожденного с матерью после рождения.

Обычно через несколько минут после рождения ребенок начинает смотреть матери в глаза очень осознанно и разглядывать ее лицо. Часто это происходит до того, как он взял грудь, иногда через час-два после родов. Действительно ли он разглядывает черты ее лица или нет — сказать трудно, но это очень впечатляет всех.

Вкус. Обоняние

Внутриутробно ребенок ощущает вкус, т.к. с 18 недель пьет околоплодные воды, а их вкус несколько меняется, в зависимости от пищи матери. При обилии сладкой пищи воды сладкие. Обоняние же появляется достаточно поздно и некоторые доношенные новорожденные не слышат запаха молока матери несколько дней после рождения. Дети в возрасте 10 дней уже отличают свою мать по запаху.опубликовано 

Предлагаемый текст отражает собственное мнение автора и ни в коей мере не претендует на полноту, объективность и глубину постижения проблемы. Перед большим количеством утверждений необходимо приставлять слово «якобы». Читатель может приставлять это слово по своему желанию и в зависимости от своих убеждений.

  • Литература
  • 1. Коваленко Н.П. Перинатальная психология. СПб, 2000
  • 2. С.Грофф. За пределами мозга.
  • 3. Психика и роды. Под ред. Айламазяна
  • 4. Материалы 5-и Конференций по Перинатальной психологии в родовспоможении. СПб 1997-2001 
  • 5. Материалы Конференции по Перинатальной Психологии и Медицине, Иваново, 2001 г.
  • 6.  Перинатальная психология и акушерство, Волгоград, 2001 г.
Автор: Лидия Шендерова

 

Источник: raduga-birth.spb.ru/?page_id=53

Когда больно не от укола...

Поделиться



Папа очень ее любил. А уколы не любил. Поэтому, когда мама сказала «надо», папе захотелось исчезнуть, раствориться, уйти на работу, чтобы только не участвовать в этом. Но был выходной, а температура у дочки не спадала. И мама в который раз сказала свое «надо»…

Папа придумал, как ему казалось, спасительный вариант: он затеял, так любимую ими обоими, возню – сначала на ковре, потом на диване. И в тот момент, когда, лежа на спине в обнимку с ползающей по нему пятилетней дочкой, он увидел, что мама со шприцем готовы, папа выполнил свою миссию. Он сжал ее в объятиях так, чтобы она и пошевелиться не могла… И закрыл глаза.





 

***

Папу она очень любила. А уколы не любила. Поэтому при виде шприца или после маминого «укольчик сделаем, это не больно», начинала реветь, «дрыгаться», прятаться от родителей за кресло, доводя и себя, и их до истерики. Но в этот раз, кажется, обошлось. Кажется ее услышали: мама ушла к себе в комнату, а папа, сказав: «Ну их, эти уколы! Не будем делать!», затеял так любимую ею возню, сначала на ковре, потом на диване. Ползать по папе она очень любила. Ей нравилось падать с него, скатываясь на пол, а потом опять вскарабкиваться как на гору. Его руки, такие любимые, такие надежные, всегда в нужную минуту оказывались рядом: чтобы подстраховать при падении, чтобы поддержать при подъеме… Эти руки так заботливо обнимали ее, когда «победив папу!», она «заваливала» его на спину и по праву победителя устраивалась отдохнуть у него на животе. Вот и сейчас она победила и взгромоздилась на него верхом. И он обнял. Крепко.

Как-то непривычно крепко…

Как-то совсем не так…

Как-то совсем не обнял…

Как-то… как-будто связал…

Откуда здесь мама?

Па-па-а-ааа!!!!

А он закрыл глаза.

Больно

***

Ей чуть за 30. Она сидит, укутавшись в плед, и рассказывает мне о том, как не складывается у нее с мужчинами. Как наступает вдруг момент, когда «ощущаю, что меня предали». На мой вопрос: «А «предали» — это как?», — выдает свои размышления о правде и неправде, об обмане словом и делом… Пока рассказывает, начинает сомневаться: а было ли «предательство» в том случае, и в том, и в этом… Молчу. Даю покопать самой. Вопросы, задаю, конечно… И «вдруг» — эта история из детства.

Слезы.

Буря.

Цунами.

Раскопала…

Работаем.

***

Сидим, пьем чай. Обе – довольные собой: одна – тем, что докопалась и разобралась и с поступком папы, и со своим к папе отношением, и «предательство» проработала… Другая – тем, что смогла во всем этом посодействовать. Меня результат всегда вдохновляет, а тут – просто результатищщще! Она за чаем увлеченно рассказывает мне про работу, про свои проекты, про появившуюся в ее жизни месяц назад собаку.

"-Вчера прививку ей делали! Вот, я вам скажу, — испытание…"

Честно говоря, я в этот момент просто замерла, предвкушая продолжение.

"-Медсестра говорит: «Девушка, держите свою собаку!». А я думаю: «Как?! Я?! Ее?! Мою любимую! Держать?!"… 

На этих словах, у нее вдруг тоже в мозгу происходит стыковка ее рассказа про собаку и всего того, что она раскопала буквально пару часов назад.

Ну, слезы, конечно…

Зато метафора – просто подарок небес!

А я ж люблю такие подарки.

Работаем.

Если продолжать в «копательных» терминах, то с помощью этой неожиданной истории про собакину прививку мы раскопанную и взрыхленную чуть раньше площадку разровняли, облагородили и даже цветочки посадили. Уезжала она от меня со стойким намерением поехать к родителям и посидеть с папой, обнявшись.

***

 





Но ведь я сейчас не об этом.

Сейчас я совсем о другом.

Родители!..

Наши дети – они все понимают. Иногда понимают и чувствуют больше, чем мы.

Родители, как важно учиться!

Учиться их понимать, чувствовать, расшифровывать их поступки и эмоции.

Учиться быть честными с ними, находить общий язык и договариваться.

Пока есть время. Пока они – дети. опубликовано   

Автор: Ирина Рыжкова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: irinaryzhkova.livejournal.com/7359.html