Питер Левин: 8 практических шагов исцеления травм

Поделиться



Исцеление от травмы: практические этапы

 

Психолог Питер Левин в своей книге «Исцеление от травмы» пишет о том, что общество учит нас бороться с переживаниями, прятать их, «быть сильными», «не сдаваться перед лицом трудностей» — мы смотрим фильмы про сильные личности, которые всегда преодолевают любые препятствия, читаем книги, в которых герои «берут себя в руки» и идут дальше, вопреки всему… Нас учат «держать лицо», не подавать виду, что нам больно, не позволять себе слабость, хотя, пишет Левин, психологическая травма переносится ничуть не легче, а то и гораздо тяжелее физической.





Представьте себе, что человек, сломавший ногу неделю назад идет играть в футбол – с большой долей вероятности его посчитают законченным идиотом. При этом когда девушка, переживающая тяжелейший разрыв с любимым, «берет себя в руки» и ведет себя так, как будто ничего не произошло (а то и вовсе сразу бросается в новые отношения, из которых, скорее всего, она выйдет еще более травмированной), мы восхищаемся силой ее духа.

Сложность в том, что психологическая травма – это понятие очень субъективное. Если последствия физической травмы очевидны и поддаются понятному лечению, с травмой психологической каждому из нас приходится разбираться самостоятельно. Избегать травмирующих переживаний невозможно, сам Левин пишет о принципиальной роли, которую играют травмы в нашей жизни: тяжелые испытания помогают нам осознать важные для нас вещи, трансформироваться. Но очень важно правильно пройти и завершить все процессы, чтобы травмирующее переживание стало опытом, на который мы можем опереться, а не источником проблем и заболеваний.

Питер Левин разработал программу по правильной проработке травмы, основы которой он изложил в своей книге «Исцеление от травм».Подход у Левина интересный: он работает с ощущениями тела, и через них помогает человеку избавиться от разрушительной энергии травмы.

Его программа состоит из 8-ми основных этапов:

ЭТАП 1: ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧУВСТВА БЕЗОПАСНОСТИ

Если вы пережили травмирующее событие (предательство любимого, смерть близкого, публичное унижение, разрыв отношений и т. д.), то первое, с чего советует начать доктор, это с восстановления границ собственного пространства. Травмирующее событие разрушает нашу защиту, мы перестаем чувствовать себя в безопасности, нас буквально разрывают тяжелые эмоции, мы чувствуем себя незащищенными перед внешней агрессией.

Левин предлагает специальные упражнения, которые помогают снова почувствовать границы, внутри которых мы в безопасности – это границы нашего тела.Постукивание по коже, контрастный душ помогут буквально «кожей» почувствовать границу, которая отделяет и защищает наше личное пространство от агрессивного внешнего мира. Почувствуйте, что вы «в домике», и никто и ничто не может проникнуть в ваше пространство, вы в абсолютной безопасности.

ЭТАП 2: ОБРЕТЕНИЕ ПОЧВЫ ПОД НОГАМИ

Любое травмирующее событие буквально выбивает почву у нас из-под ног. Нам кажется, что все рушится вокруг нас, все нестабильно: мы как будто летим на скорости в безвоздушном пространстве, и ничего не можем с этим поделать, мы не контролируем события, которые развиваются помимо нашей воли. Левин рекомендует «заземлиться» — буквально встать голыми ступнями на землю и просто почувствовать, что вот она, почва, что вы стоите очень надежно. Нет никакого безвоздушного пространства, вы стоите на земле двумя ногами, и мир не рушится вокруг вас, все стабильно. Вы не падаете, и не теряете своего равновесия, вы на 100% контролируете происходящее, почувствуйте это и дайте себе время, чтобы это ощущение закрепилось.

ЭТАП 3: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИСТОЧНИКОВ «ПОДПИТКИ» И ЛАТАНИЕ «БРЕШЕЙ»

Это очень важный этап. У нас у каждого есть свои способы пополнения энергии – кто-то спит или перечитывает любимые книги, чтобы восстановиться, кто-то готовит и ест любимую еду, кто-то занимается спортом, кто-то слушает музыку, кто-то едет к маме, и так далее. Левин советует попытаться определить, что является таким источником для вас – вспомните, что помогло вам преодолеть травмирующие переживания в прошлом? Какие занятия приносят вам чувство удовлетворения, успокаивают? Рядом с какими людьми вы чувствуете себя в безопасности, кто подпитывает вас своей энергией?

Левин советует закрыть глаза и представить возможные источники энергии, а также попытаться увидеть кто или что, наоборот, вашу энергию забирают. В качестве брешей, через которые утекает энергия могут выступать, например, родители, которые требуют чтобы мы соответствовали их требованиям, или кто-то рядом с нами, кто высасывает силы и время, нелюбимая работа, неприятная рутина или даже определенные места, города и страны.

После того, как вы провели реестр «источников питания» и определили «бреши», важно максимально оградить себя от того, что забирает силы, инаполнить жизнь занятиями и общением с теми людьми, которые вас подзаряжают. Когда вы восстанавливаетесь после физической травмы, вы соблюдаете определенный режим и избегаете того, что может ухудшить ваше состояние – восстановление после психической травмы идет по такому же принципу. Вы сейчас очень уязвимы, оградите себя по максимуму от новых травм.

ЭТАП 4: ПОИСК БЛОКОВ И ОТСЛЕЖИВАНИЕ ЭФФЕКТА ТРАВМЫ

На этом этапе психолог учит следить за ощущениями тела чтобы понять, как именно травмирующее переживание проецируется на физические ощущения. Например, когда девушка переживает боль предательства – в каком месте эта эмоция проявляется физически? И как ощущается физически? Боль в солнечном сплетении? Холод в животе? Ком в горле? Эти ощущения важно отследить и попробовать «пощупать» — каков по размерам этот ком? А по весу? Из какого материала он состоит?

ЭТАП 5: АКТИВНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ОЩУЩЕНИЯМИ

Как только вы сможете отслеживать физические проявления своих переживаний, травмирующий эффект события начнет снижаться, потому что вы снова будете чувствовать контроль над происходящим. Невозможно перестать чувствовать обиду или страх, но можно наблюдать и контролировать физические ощущения, которые вызывают эти эмоции.

На этом этапе доктор советует очень внимательно наблюдать за собой и ощущениями тела. Закройте глаза и задайте себе вопрос: что я чувствую, когда вспоминают про событие? Какие ощущения в теле испытываю при мыслях о человеке, с которым связано травмирующее переживание? Меняются ли эти ощущения? Возможно, камень, который вы чувствуете в районе солнечного сплетения, когда думаете о предательстве любимого, становится легче и менее плотным? Или наоборот? Возможно ком в горле, который вы ощущаете, когда вспоминаете о смерти близкого человека, ушел, и вместо этого вы чувствуете боль в груди?

Наблюдайте и записывайте свои ощущения.

ЭТАП 6: «КОНТАКТ С ПЕРЕЖИВАНИЕМ»

Тяжелые травмирующие переживания часто имеют свойство оказывать долгое негативное влияние потому, что нам слишком тяжело возвращаться к ним чтобы переработать их в опыт и отпустить. Энергия, которая высвободилась в момент травмы (стыд, страх, унижение — это все очень сильные переживания, которые высвобождают много энергии) никуда не уходит, и если мы не выпустим ее на волю, то она так и остается внутри бомбой замедленного действия.

«Контакт с переживанием» это возможность разминировать эту бомбу. В своей книге психолог приводит несколько упражнений, которые помогают «обезвредить» травму, все они построены на проигрывании разных сценариев момента травмирующего переживания и наблюдения за собой. В качестве одного из упражнений Левин советует сесть в удобную позу, закрыть глаза, вернуться в момент переживания, вспомнить свои ощущения (стыд, страх, боль, ужас и т. д.) и постараться удерживать на этих ощущениях свое внимание как можно дольше, до тех пор, пока они не начнут видоизменяться и их интенсивность не начнет снижаться.





ЭТАП 7: ВОЗВРАТ К НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Когда мы находимся во власти травмы, мы настолько заняты своей болью и выживанием, что практически не реагируем на внешние переживания. Мы не чувствуем вкус еды, не замечаем хорошую погоду, все наши ощущения притупляются. После того, как мы выпустили разрушительный ураган на волю, мы можем, наконец, открыть глаза и с удивлением обнаружить тот мир, который мы не замечали, пока лечились от травмы.

Левин буквально советует открыть глаза и внимательно изучить предметы вокруг себя: их цвет, особенности, назначение. Что происходит в мире? Какие фильмы, книги, темы обсуждаются? Любопытство, которое пробуждается на этом этапе, помогает окончательно избавиться от последствий травмы – травма не может сосуществовать с энергией познания, которая влечет нас вперед.

ЭТАП 8: ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТА И ДВИЖЕНИЕ ДАЛЬШЕ

Когда тяжесть травмирующего переживания уйдет, вы почувствуете как к вам возвращаются силы и желание двигаться вперед. Очень важно оставаться на этой волне, не скатываясь обратно, и иногда здесь может потребоваться внешняя помощь. Левин приводит аффирмацию, которую он советует повторять всем своим клиентам, эта аффирмация на самом деле — древняя молитва североамериканских индейцев: «Я приношу благодарность за помощь, которая — я знаю — уже на пути ко мне».

Когда травмирующее переживание прорабатывается, и мы избавляемся от гнета разрушительных эмоций, новая энергия «наполняет наши паруса». Мы искренне благодарим судьбу за опыт, пусть и очень тяжелый, и делаем шаг в счастливое будущее. опубликовано 

 

Автор: Питер Левин, разместила Людмила Колобовская

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/blog/31897/

Когда больно не от укола...

Поделиться



Папа очень ее любил. А уколы не любил. Поэтому, когда мама сказала «надо», папе захотелось исчезнуть, раствориться, уйти на работу, чтобы только не участвовать в этом. Но был выходной, а температура у дочки не спадала. И мама в который раз сказала свое «надо»…

Папа придумал, как ему казалось, спасительный вариант: он затеял, так любимую ими обоими, возню – сначала на ковре, потом на диване. И в тот момент, когда, лежа на спине в обнимку с ползающей по нему пятилетней дочкой, он увидел, что мама со шприцем готовы, папа выполнил свою миссию. Он сжал ее в объятиях так, чтобы она и пошевелиться не могла… И закрыл глаза.





 

***

Папу она очень любила. А уколы не любила. Поэтому при виде шприца или после маминого «укольчик сделаем, это не больно», начинала реветь, «дрыгаться», прятаться от родителей за кресло, доводя и себя, и их до истерики. Но в этот раз, кажется, обошлось. Кажется ее услышали: мама ушла к себе в комнату, а папа, сказав: «Ну их, эти уколы! Не будем делать!», затеял так любимую ею возню, сначала на ковре, потом на диване. Ползать по папе она очень любила. Ей нравилось падать с него, скатываясь на пол, а потом опять вскарабкиваться как на гору. Его руки, такие любимые, такие надежные, всегда в нужную минуту оказывались рядом: чтобы подстраховать при падении, чтобы поддержать при подъеме… Эти руки так заботливо обнимали ее, когда «победив папу!», она «заваливала» его на спину и по праву победителя устраивалась отдохнуть у него на животе. Вот и сейчас она победила и взгромоздилась на него верхом. И он обнял. Крепко.

Как-то непривычно крепко…

Как-то совсем не так…

Как-то совсем не обнял…

Как-то… как-будто связал…

Откуда здесь мама?

Па-па-а-ааа!!!!

А он закрыл глаза.

Больно

***

Ей чуть за 30. Она сидит, укутавшись в плед, и рассказывает мне о том, как не складывается у нее с мужчинами. Как наступает вдруг момент, когда «ощущаю, что меня предали». На мой вопрос: «А «предали» — это как?», — выдает свои размышления о правде и неправде, об обмане словом и делом… Пока рассказывает, начинает сомневаться: а было ли «предательство» в том случае, и в том, и в этом… Молчу. Даю покопать самой. Вопросы, задаю, конечно… И «вдруг» — эта история из детства.

Слезы.

Буря.

Цунами.

Раскопала…

Работаем.

***

Сидим, пьем чай. Обе – довольные собой: одна – тем, что докопалась и разобралась и с поступком папы, и со своим к папе отношением, и «предательство» проработала… Другая – тем, что смогла во всем этом посодействовать. Меня результат всегда вдохновляет, а тут – просто результатищщще! Она за чаем увлеченно рассказывает мне про работу, про свои проекты, про появившуюся в ее жизни месяц назад собаку.

"-Вчера прививку ей делали! Вот, я вам скажу, — испытание…"

Честно говоря, я в этот момент просто замерла, предвкушая продолжение.

"-Медсестра говорит: «Девушка, держите свою собаку!». А я думаю: «Как?! Я?! Ее?! Мою любимую! Держать?!"… 

На этих словах, у нее вдруг тоже в мозгу происходит стыковка ее рассказа про собаку и всего того, что она раскопала буквально пару часов назад.

Ну, слезы, конечно…

Зато метафора – просто подарок небес!

А я ж люблю такие подарки.

Работаем.

Если продолжать в «копательных» терминах, то с помощью этой неожиданной истории про собакину прививку мы раскопанную и взрыхленную чуть раньше площадку разровняли, облагородили и даже цветочки посадили. Уезжала она от меня со стойким намерением поехать к родителям и посидеть с папой, обнявшись.

***

 





Но ведь я сейчас не об этом.

Сейчас я совсем о другом.

Родители!..

Наши дети – они все понимают. Иногда понимают и чувствуют больше, чем мы.

Родители, как важно учиться!

Учиться их понимать, чувствовать, расшифровывать их поступки и эмоции.

Учиться быть честными с ними, находить общий язык и договариваться.

Пока есть время. Пока они – дети. опубликовано   

Автор: Ирина Рыжкова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: irinaryzhkova.livejournal.com/7359.html

Что такое психотравма

Поделиться



Каждому человеку приятно сознавать, что он отличается от других, например, обладает более тонкой душевной организацией. В 18-м веке дамы высшего света, подчеркивая свою утонченность, падали в обмороки, а сейчас все большую популярность набирает такое явление как «психотравма».

Что же обозначает этот термин и как часто под ним скрывают простую лень и желание манипулировать расположением окружающих в собственных меркантильных целях?





Как найти отличия.

Прежде всего, определимся с терминологией. Под сокращением «психо» может скрываться как психическая, так и психологическая травма, а это две огромные разницы, которые ни в коем случае не стоит путать.

Психическая травма – серьезное нарушение психики, отражающиеся на работе мозга. Возможны провалы в памяти, неадекватные реакции, отсутствие логики в поступках и мыслях, спутанная речь. Любимый прием многих писателей и сценаристов – амнезия, когда герой в результате страшной аварии получает несколько царапин, но лишается памяти, перестает узнавать родных и друзей, это типичная психическая травма.

Здесь требуется помощь профессиональных врачей и медикаментозное лечение, так как человек с психической травмой утрачивает адекватность восприятия, в том числе чувство самосохранения, и в ряде случаев может представлять опасность для окружающих, а так же для себя самого.

Стоит отметить, что в наличии психической травмы люди сознаются редко – её реальные обладатели просто не понимают сложности ситуации, а симулировать такой синдром, фактически означает расписаться в собственном сумасшествии, и кому это надо? Совсем другое дело травма психологическая. Тут от страдальцев нет отбоя.

Психологи определяют термин «психологическая травма» как нетипичное, неадекватное поведение человека, которые при этом не страдает психическими расстройствами. Гипотетической причиной такого поведения может служить значимое для индивидуума событие, имеющее выраженную негативную окраску. И ключевое слово тут – «значимое», потому что одна и та же ситуация может восприниматься разными людьми совершенно по-разному, и то, что способно потрясти до глубины души одного человека, оставит равнодушным другого.

Однако глянцевые журналы и псевдопсихологические сайты настолько массово растиражировали синдромы психологической травмы, что она вошла в моду. В массовом сознании психотравма – это любой возможный вред, наносимый действиями окружающих людей или неблагоприятными жизненными обстоятельствами, который может нарушить психологический комфорт человека.

Так существует ли в природе психологическая травма, или это выдумка средств массовой информации? Попробуем разобраться.

Правда и вымысел о психотравме.

Активно эксплуатироваться термин «психотравма» стал в 80-ых годах ХХ века, вместе с набирающей стремительную популярность так называемой «кризисной психологией». При этом четких критериев определения психотравмы так и не было выработано, каждый случай индивидуален, но есть несколько признаков, по которым можно определить, действительно ли имеет место быть психологическая травма, или это просто момент плохого настроения:

— Событие, которое считается травмирующим психику. Сегодня в этот признак включают абсолютно все: родители не купили дорогой смартфон «как у всех» – ребенка дразнили одноклассники, он получил психотравму и теперь не уверен в себе. Преподаватель за шум на уроке, не разбираясь, поставил двойки всему классу, в том числе, и тем, кто молчал – так зачем учить уроки, если жизнь все равно несправедлива.

Руководитель лишил премии за невыполненный план – буду работать «спустя рукава», ведь меня все равно не ценят и т.п. То есть фактически любое происшествие, имеющее негативную окраску, считается психотравмой. Однако забывается важный момент – событие должно быть для человека значимым. Но и тут не все однозначно.

Каждый ценит свою жизнь. Например, спастись из квартиры при пожаре – событие неординарное, опасное, а следовательно, значимое, и может стать психологической травмой. Но в то же время пожарные регулярно подвергают свою жизнь опасности при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, и психотравм не испытывают, сознательно выбирая такую работу.

Вовлеченность в ситуацию – ещё один обязательный признак психотравмы. Как часто мы слышим совет: возникла проблема – дистанцируйся от неё, посмотри со стороны, и найдешь решение. Но при психологической травме человек полностью ассоциирует себя с негативным событием, думая о нем, непременно думает о себе и наоборот.

При этом не стоит забывать, что сам по себе этот признак встречается довольно часто – наверняка и среди ваших знакомых есть те, кто многие события, вроде бы пустячные, «принимает близко к сердцу». Да, такие люди больше переживают, «тратят нервы», но отнюдь не пребывают в состоянии психотравмы, это просто особенность темперамента.





— Яркие, навязчивые воспоминания. Признак является продолжением вовлеченности в ситуацию. Психически здоровый человек не может хранить в памяти все воспоминания, какими бы яркими они ни были. Два-три дня, и краски тускнеют, эмоции сглаживаются, событие как бы перемещается в архивный файл с пометкой «хорошо» или «плохо».

Но при психологической травме любое, даже незначительное напоминание, словно заново погружает человека в стрессовую ситуацию, заставляет проживать её вновь и вновь спустя дни, месяцы и даже годы. При этом он и другие события в жизни начинает воспринимать негативно, словно через призму пережитого шока.

С другой стороны, существуют люди, сознательно культивирующие в себе отрицательные воспоминания, буквально смакующие их, особенно если найдется слушатель. Происходит это по ряду причин, как правило, в силу сложившегося мировоззрения, круга общения или просто от отсутствия других интересных и важных, значимых занятий, ярких эмоций.

Как сказала одна деревенская бабушка, когда приехавшая на каникулы внучка прочла ей свое сочинение по роману Л.Толстого «Анна Каренина»: «Корову твоей Анне надо. А лучше — две»! Если человека можно отвлечь от самокопания в переживаниях новым занятием – это не психотравма.

— Ещё один признак психотравмы, а вернее, её последствие – это нарушение нормального порядка развития личности, естественной работы души, склонность к саморазрушению. Психологический удар настолько силен, что справиться самостоятельно не получается, человек теряет жизненные ориентиры, а постоянные переживания подталкивают к наиболее быстрому избавлению от душевной боли.

Но активное развитие личности, на самом деле, явление вовсе не частое. Куда большее количество людей предпочитают жить пассивно, ждать, пока «барин приедет и всех рассадит», а тем временем расслабляться с помощью алкоголя и других средств, способных доставить приятные ощущения.

Как бы то ни было, даже по отдельности признаки психотравмы – явления неприятные, но опытный психолог поможет разобраться с ними, часто всего за несколько занятий. При подлинной психологической травме работать, конечно, придется дольше, но если человек искренне желает решить свою проблему – главное, не затягивать, обращаться за помощью как можно быстрее. Недаром, когда случаются техногенные катастрофы, в штате спасателей обязательно работают психологи, помогающие пострадавшим справиться с психотравмами.

 



Не уважают

Психосоматика: О чем говорят лишние складки на животе

 

Таким образом, можно сделать вывод, чтопсихологическая травма – явление отнюдь не настолько часто встречающееся, как об этом пишут на страницах глянцевых журналов. И если как следует разобраться, можно понять — кому действительно нужна помощь, а кто цепляется за возможность под видом психотравмы оправдать лень и нежелание нести ответственность за собственные поступки.опубликовано  

 

Автор: Мария Кудрявцева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: maria-kudryavtseva.ru/