Психосинтез по Ассаджиоли: теория личности

Поделиться



Если существует анализ (разложение на части), то существует и синтез (создание целого из частей).

  • Для того, чтобы найти причину дисгармонии, невроза, предпочтителен анализ.
  • Для того, чтобы создать гармонию, гомеостазис, предпочтителен синтез.
 

Дисбаланс (психический дискомфорт) часто возникает потому, что наши психические процессы разрознены или даже противоречат друг другу.





Роберто Ассаджиоли (1888 — 1974) считал, что в процессе психосинтеза нужно эти «части», эти разрозненные психические процессы, желания, стремления прежде осознать, а потом — объединить. Но не просто объединить, а объединить так, чтобы возникла гармония.

В основе психосинтеза лежит психоанализ Фрейда (вы сейчас заметите схожесть терминологии), однако оригинальность отдельных теоретических взглядов и методологических подходов в лечении позволила Ассаджиоли создать самостоятельное психотерапевтическое направление.

Структура личности, или «карта внутреннего мира», по Ассаджиоли, состоит из:





Низшее бессознательное представляет собой наиболее примитивную часть нашей личности.

В него входят:

  • простейшие формы психической деятельности, управляющие жизнью тела;
  • основные влечения и примитивные побуждения;
  • многочисленные комплексы, несущие сильный эмоциональный заряд;
  • образцы кошмарных сновидений и фантазий;
  • неконтролируемые парапсихические процессы.
 

Среднее бессознательное (предсознательное) — область, где пребывают все психические навыки и состояния. Здесь происходит усвоение полученного опыта, зарождаются и созревают плоды нашего ума. Среднее бессознательное и сознание тесно связаны между собой и могут спонтанно переходить друг в друга.

Высшее бессознательное (супербессознательное) — область формирования и источник вдохновения, творчества, героизма, альтруизма и других высших чувств. Здесь же, по мнению Ассаджиоли, зарождаются и сосредоточиваются высшие парапсихические функции и духовная энергия.

Нельзя говорить, что низшее бессознательное «хуже» высшего. Просто низшее бессознательное — это начало, основание, а супербессознательное — это резерв развития личности.

Поле сознания — это непосредственно осознаваемая нами часть личности. Это непрерывный поток ощущений, мыслей, желаний, доступных нашему наблюдению и анализу.

Сознательное Я — это центр нашего сознания, но это не есть осознаваемая нами часть личности (поле сознания). Ассаджиоли так подчеркивает эту разницу: «Существующее между ними различие в каком-то смысле напоминает различие между освещенной зоной экрана и проецируемыми на ней изображениями». Именно этот элемент личности Ассаджиоли называет Эго.

Высшее Я — наша истинная сущность. Сознательное Я изменяется или исчезает при нарушении сознания (кома, обморок, наркоз, состояние гипноза и т. д.). Высшее Я не изменяется и не исчезает. Поэтому Ассаджиоли называет его истинным Я и считает, что именно из него после глубокого сна, обморока или наркоза Я снова возвращается в «поле сознания», т. е. снова начинает осознаваться нами.

Сам Ассаджиоли пишет: «В действительности нет двух Я, двух независимых и обособленных существ. Есть только Я, которое проявляется на разных уровнях сознательности и самопостижения».

Осознание персонального Я — условие психического здоровья, реализация трансперсонального Я — признак духовного совершенства.

Наша психика не изолирована, она, по образному выражению Ферруччи, плавает в океане, который Карл Юнг назвал коллективным бессознательным. По мнению Юнга, коллективное бессознательное содержит в себе опыт всего человечества и передается из поколения в поколение. Ассаджиоли подчеркивает, что внешний овал его схемы «Структура личности», не случайно представляющий пунктирную линию, следует рассматривать не как «отделяющий», а только как «разграничительный» с коллективным бессознательным Юнга.

 

Техника психосинтеза

 

Основными задачами психосинтеза, по Ассаджиоли, являются:

  • постижение своего истинного (высшего) Я,
  • достижение на основании этого внутренней гармонии,
  • налаживание адекватных отношений с внешним миром, в том числе и с окружающими людьми.
 

В психосинтезе применяют два основных метода:

1) метод разотождествления,

2) работу над субличностями.

 

Оба метода базируются на психологическом принципе, который Ассаджиоли сформулировал следующим образом: «Над нами властвует все то, с чем мы себя отождествляем. Мы можем властвовать над тем и контролировать все то, с чем мы себя разотождествили».

 

Разотождествление

Человеку, в отличие от животного, присуще самосознание. Самосознание, в свою очередь, сопровождается процессом отождествления себя с наиболее актуальными элементами личности, чувствами, желаниями.

  • Одни отождествляют себя преимущественно со своим телом (спортсмен, манекенщица),
  • другие — с интеллектом (ученый, «премудрый пескарь»),
  • третьи — с чувствами (влюбленный юноша).
 

Такое однобокое отождествление себя с одной из частей своей личности прежде всего затрудняет познание «себя для себя». Более того, длительное отождествление себя с отдельными элементами личности нередко ведет к трагедии: «страдающий спортсмен», «блекнущая актриса», «ушедший в отставку политик» и т. п.

Эти отождествления могут быть стойкими, но могут носить и временный характер.

Каждый из нас временами говорит (или думает): я раздражен; у меня все валится из рук; у меня ничего не получается. Мы можем сдаться этим чувствам или отождествиться с ними и надолго впасть в гнев или депрессию, а можем и отграничить эти чувства от своего сознательного Я осознать их, постараться увидеть их причину и нежелательные последствия.

Иногда этого бывает достаточно, чтобы выдержать наступление «темных» сил.

Смысл разотождествления, учит Ассаджиоли, заключается в том, чтобы отделить выделенные комплексы и «мыслеобразы» от нашего сознательного Я, разложить их на элементы и постараться контролировать их и управлять ими. «Иными словами, — пишет Ассаджиоли, — нам следует наблюдать их холодно и бесстрастно — так, как если бы они были просто внешними природными явлениями. Необходимо установить между собой и ними «психологическую дистанцию» и, удерживая эти комплексы и мыслеобразы, так сказать, на расстоянии вытянутой руки, спокойно изучать их происхождение, их природу и их глупость».

Это не означает, что энергию этих негативных чувств и желаний нужно обязательно сдерживать и подавлять. Эту энергию нельзя пускать и на самотек. Нужно научиться контролировать ее и управлять ею, направляя в конструктивное русло, но это возможно только при отграничении и постижении стержня своей личности, своего истинного Я.

 

Работа над субличностями

По образному выражению П. Ферруччи, субличности — это «психологические сателлиты, существующие как множество жизней внутри всецелой личности». Каждая личность, с одной стороны, целостна и уникальна, с другой — многослойна и разнолика.

В каждом из нас уживается множество «типажей», часто противоположных друг другу.

Еще К. Юнг, говоря о структуре личности, выделил «тень», противопоставляя ее нашему осознаваемому Я.

Число субличностей бесконечно. Они изменчивы. Чем их больше, тем человек внутренне богаче, но и менее целеустремлен. Вообще можно быть целеустремленным и при большом богатстве субличностей, но для этого нужно, чтобы они находились в определенном согласии, в гармонии.

Нельзя говорить о хороших или плохих субличностях, так как все они выражают лишь многогранность нашей целостной личности. Но иногда одна (или несколько) из субличностей доминирует и начинает контролировать наши чувства и поведение.

 

В первую очередь важно распознать свои основные субличности (обычно их две-три). Уже одно это дает вам возможность составить более четкое представление о вашей внутренней жизни. Когда вы распознаете субличность, то обретаете возможность как бы отстраниться от нее и наблюдать за ней со стороны. Этот процесс в психосинтезе называется дисидентификацией.

Человек более склонен к идентификации; дисидентификация — обратный процесс. Постижение своего истинного Я — выявление или создание объединяющего центра Я.

Сущность постижения истинного Я заключается в расширении узкого поля личного сознания в основном за счет высшего бессознательного, объединения низшего Я с высшим Я. Все, казалось бы, просто: нужно познать свою истинную сущность, свое «ядро», но, как справедливо подчеркивает Ассаджиоли, «за этими легко произносимыми словами скрывается сложнейшее предприятие».

В этом контексте интересна мысль П. Ферруччи:

«В психосинтезе Я не является ни пассивным зрителем, ни актером. Оно — скорее продюсер, ставящий шоу, отвечающий за качество, своевременность и чуткое руководство».

Для знакомства с методами психосинтеза вы можете сделать следующее упражнение.

«Кто я?»

Это упражнение способствует выявлению нашего истинного Я, которое проявляется вовне не только положительными, но и отрицательными сторонами. Можно выполнить его дома.

Выполняя упражнение, придерживайтесь следующего порядка.

1. Выберите тихое место, возьмите свою рабочую тетрадь, поставьте дату и напишите вопрос: «Кто я»? Ниже напишите ответ на этот вопрос. Постарайтесь, чтобы ответ был предельно открытым и честным. Можно задать этот вопрос несколько раз и несколько раз ответить на него.

2. Сядьте, закройте глаза, расслабьтесь. Мысленно задайте себе вопрос «Кто я?» и попытайтесь уловить на него ответ в форме образа. Беспристрастно изучите возникший образ, откройте глаза и опишите его.

3. Через минуту снова закройте глаза и снова задайте себе тот же вопрос. Теперь позвольтет ответу выразиться в движениях, в танце или пении. Доверьтесь мудрости своего тела. Возможно, вы выразите в движениях какой-то конкретный образ.

4. После поделитесь своим опытом с кем-то, кому доверяете, или опишите свои ощущения в тетради.

В зависимости от области и цели применения психосинтез может быть:

  • методом самопознания и саморазвития личности;
  • методом лечения (в основном пограничных нервно-психических расстройств и психосоматических заболеваний);
  • методом воспитания.
 

В заключении хотелось бы разобрать одну интересную мысль, которую Ассаджиоли высказал почти 30 лет тому назад, но которая актуальна и в наши дни.

Мысль эта заключается в том, что индивидуальный психосинтез является частным случаем всеобщего межперсонального синтеза. Человек не живет в вакууме. Каждый индивидуум тесно связан с другими индивидуумами, поэтому человека следует рассматривать как элемент человеческой группы. Малые группы (семья) являются элементами больших групп (общественный класс, нация). Большие группы могут быть объединены в государства, а государства являются элементами человечества в целом.

Между людьми внутри группы и между группами (малыми и большими) постоянно возникают конфликты, по своему механизму удивительно схожие с теми, которые присущи каждому отдельному индивидууму. Поэтому разрешать их (межперсональный психосинтез) можно по тому же плану и примерно теми же методами, с помощью которых осуществляется индивидуальный психосинтез. От анализа конфликтов, дисгармонии — к синтезу гармонии вокруг истинного и независимого «центра».

Первоначально Р. Ассаджиоли рассматривал два уровня психосинтеза. Он выделял этап формирования полноценной личности (личностный психосинтез) и далее этап духовного совершенствования (духовный психосинтез). К области духовного психосинтеза он относил множество феноменов и психических состояний, с которыми встречается тот, кто окунается в глубины своего бессознательного.

В настоящее время многие последователи этого направления склонны принимать трехуровневую модель, предложенную Т. Йомансом. Он делит процесс психосинтеза не на два, а на три этапа:

  • личностный,
  • трансперсональный,
  • духовный.
 

Этап формирования личности соответствует этапу, выделяемому Р. Ассаджиоли. В этот период происходит работа по интеграции личности вокруг «личного Я». Задача этой стадии в том, чтобы структурировать и (или) согласовать все аспекты личности, дать ей возможность новым здоровым, эффективным способом справляться с окружающей действительностью.

Эта работа должна предварять переход к другим этапам. Преждевременное открытие энергиям трансперсонального может привести, напротив, к углублению расстройств личности, разрастанию Эго, регрессивному поведению.

Трансперсональная работа имеет отношение к расширению сознания за пределы обычных границ в любую другую область (в личное или коллективное бессознательное). Эта работа предполагает подробное исследование различных уровней психики, соответствующих, например, различным области овальной диаграммы Р. Ассаджиоли, или работу с «воспоминаниями о своем рождении». Сюда же может относиться работа с тем, что К. Юнг назвал «тенью» или Анима и Анимус и их интеграцией. Это также может бы «переживание прошлых жизней», проявление экстрасенсорных способностей, парапсихические явления и т.д.

Таким образом, трансперсональное — это та область, которая дает возможность в буквальном смысле глубже и полнее познать себя, увидеть и прочувствовать, а иногда и услышать те стороны и энергии, которые до сих пор были недоступны сознанию и включить их в более полное ощущение своего «личного Я».

Духовный уровень по сравнению с трансперсональным, внимание которого направлено на содержание бессознательного, обращается непосредственно к энергиям синтеза, к воле «Духовного Я». Здесь ставится задача приведения личной воли в соответствие с волей «Духовного Я», т.е. фактического растворения в Высшей воле.

В отличие от трансперсонального уровня, переживания на этапе духовного психосинтеза не имеют содержания. Если психика имеет содержание, личность обладает динамической структурой, то «Духовное Я» — есть чистое бытие, пронизывающее их. Это энергия, наполняющая всю жизненную систему, это чувство полной гармонии, полная удовлетворенность существующим положением вещей, ощущение внутренней силы и уверенности. При этом уже нет необходимости познавать какие-либо области сознания, осмысливать их. Все ясно и присутствует знание без осмысления.

Работа с «Духовным Я» имеет свои уровни и проблемы. Здесь не предлагается расширение сознания для получения новых знаний. Если предположить, что «Духовное Я» есть условие существования психики, а психика — условие существования личности, то ясно, что чем прозрачнее «призмы» психики и личности, тем больше света от «Духовного Я» будет достигать внешнего мира.

Таким образом, работа на личностном и трансперсональном уровнях сводится к тому, чтобы связать и настроить внутренние системы «призм». Духовное Я" становится во главу работы психосинтеза, оно становится как условием, так и результатом работы на других уровнях.

Именно «Духовное Я» заключает в себе сознание Бога, потенциальную возможность постичь Его. Человек, которому удается достичь полной «настройки» живет в Абсолютном Мире, где понятия «внутренний Мир» и «внешний Мир» идентичны и граница между ними исчезает и, следовательно, отсутствуют противоречия. Живя в Абсолютном Мире он обретает абсолютные мысли и чувства, совершает абсолютные действия. Именно поэтому каждое слово, действие и даже мысль такого человека содержат в себе огромную трансформирующую силу.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.psychologos.ru/articles/view/psihosintez_dvoe_zn__teoriya_lichnosti

Виктор Франкл: Воля к смыслу — наиболее человеческий феномен

Поделиться



Воля к смыслу — наиболее человеческий феномен

Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни

Виктор Франкл

Широко известно суждение Зигмунда Фрейда, которое он высказал в письме к своей последовательнице и поклоннице Марии Бонапарт: «Если человек задумался о смысле жизни, значит, он серьезно болен». Не менее известно и другое его высказывание: «В своих исследованиях огромного здания человеческой психики я остановился в подвале». Попытки его последователей подняться на «верхние этажи» неизбежно приводили к критической переоценке классического наследия.

Виктор Франкл, увлекшись психоанализом еще в юности, не удовольствовался блужданиями по «подвалу» и создал в итоге собственную теорию, собственную школу, диаметрально противостоящую фрейдистской. В отличие от скептической позиции венского патриарха, именно поиск смысла жизни Франкл назвал путем к душевному здоровью, а утрату смысла — главной причиной не только нездоровья, но и множества иных человеческих бед. Самая известная книга Франкла так и называется «Человек в поисках смысла». Наверное, именно так можно было бы охарактеризовать и ее автора.





МЕЖДУ ФРЕЙДОМ И АДЛЕРОМ

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, где уже в ту пору на квартире доктора Фрейда собирался по средам психологический кружок — прообраз Венского психоаналитического общества. Членов кружка еще можно было пересчитать по пальцам, но в него уже входил ироничный скептик Альфред Адлер, который 6 лет спустя со скандалом покинет ряды фрейдистов, чтобы основать собственную школу. Уже было издано «Толкование сновидений», но почти половина первого тиража еще пылилась на прилавках невостребованной, а в адрес Фрейда и его последователей сыпались критические стрелы.

Впрочем, к тому времени, когда Франкл достиг юношеского возраста и перед ним остро встали проблемы профессионального и личностного самоопределения, психоанализ уже оформился во влиятельное течение и получил широкое признание. Еще школьником Франкл заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Фрейд благоволил к юноше, по его протекции статья 19-летнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи «отступника» Адлера, создавшего Вторую венскую школу психотерапии (первой по праву считалась фрейдистская).

Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти годы не прошли бесследно. Они наложили отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер — как явные и неявные оппоненты.

Фрейд и Адлер уже принадлежат истории, последующее развитие оставило их далеко позади… Штекель удачно определил положение дел, когда заметил, поясняя свое отношение к Фрейду, что карлик, стоящий на плечах гиганта, может видеть дальше, чем сам гигант. В конце концов, хотя индивид может восхищаться Гиппократом и Парацельсом, нет никакой необходимости, чтобы он следовал их предписаниям или методам хирургии.

Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу.Принцип удовольствия может быть обозначен как воля к удовольствию; стремление к статусу эквивалентно воле к власти. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где то, что я назвал бы волей к смыслу?

Эта воля к смыслу — наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Однако психотерапия превращает эту волю к смыслу в человеческую слабость, в невротический комплекс. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека и, следовательно, вынужден игнорировать волю к смыслу, отрицает одно из самых ценных его достоинств.

(Здесь и далее курсивом даны цитаты из работ В. Франкла)

Пройдя Первую и Вторую венские школы психотерапии, Франкл встал на путь создания собственной — Третьей. Именно так впоследствии назовут созданное им учение. Но должны были пройти еще годы накопления опыта, годы тяжелейших жизненных испытаний, прежде чем юношеские идеи оформились в стройную концепцию.

ИММУНИТЕТ ПРОТИВ НИГИЛИЗМА

О своем юношеском мироощущении Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом я создал логотерапию».

Термин «логотерапия» Франкл предложил еще в 20-е годы, впоследствии в качестве равноценного использовал термин «экзистенциальный анализ». «Логос» для Франкла — это не просто «слово», как это обычно понимается в отечественной традиции. (Так, основоположником отечественной психотерапии К.И. Платоновым термин «логотерапия» использовался в значении «лечение словом» — в противовес медикаментозному и хирургическому лечению, то есть как синоним психотерапии; в этом значении термин распространения не получил. В некоторых отечественных работах по коррекционной педагогике термином «логотерапия» обозначается совокупность психотерапевтических методов и приемов, направленных на преодоление речевых нарушений.)

Франкл опирается на более широкое понимание греческой основы: «логос» — это «слово» не просто как вербальный акт, а как квинтэссенция идеи, смысла, то есть это и есть сам смысл. Такая трактовка проясняет многие недоразумения при толковании евангельского текста: «В начале было слово...»

Получив в 1930 году степень доктора медицины, Франкл продолжил работать в области клинической психиатрии, и уже к концу 30-х годов в статьях, опубликованных им в разных медицинских журналах, можно найти формулировки всех основных идей, на основе которых впоследствии выросло здание его теории — логотерапии и экзистенциального анализа.

Еще в 1928 году Франкл основал Центр консультирования молодежи в Вене и возглавлял его до 1938 года. С 1930 по 1938 год он входил в штат Нейропсихиатрической университетской клиники. В практической сфере он с 1929 года разрабатывал технику «парадоксальной интенции» — психотерапевтического инверсионного метода, ориентированного на подкрепление опасений пациента и достижение лечебного эффекта по принципу «от противного». В 1933 году им было выполнено интересное исследование «невроза безработицы», имеющее (к сожалению!) непреходящее значение, однако упоминаемое ныне редко.

«ЕСЛИ ЕСТЬ ЗАЧЕМ...»

Присоединение Австрии к нацистскому рейху для еврейской части населения страны (а к ней принадлежал и Франкл) означало верную гибель. Незадолго до аншлюса у него была возможность эмигрировать в США, однако он ее отверг: полученное из Америки приглашение не распространялось на его родных, а Франкл считал недопустимым их бросить. (Наверное, в науке о душе различия в мировоззрении сказываются во всех сферах: Зигмунд Фрейд, уехавший в эмиграцию с женой и дочерью, не проявил никакой заботы о своих родных сестрах, и все они сгинули в концлагерях.)

Фортуна дала Франклу несколько лет отсрочки. По счастливой случайности, гестаповец, оформлявший отправку Франкла в лагерь смерти, оказался его бывшим пациентом и вычеркнул его из списка. Но в 1942 году про доктора Франкла вспомнили снова. Да и как было не вспомнить про заведующего отделением Венской Ротшильдовской еврейской больницы! Печи Освенцима и Дахау требовали топлива, и Виктору Франклу предстояло стать одним из миллионов поленьев в их адском пламени.

Он, однако, выжил. Здесь сошлись и случайность, и закономерность. Случайность — что он не попал ни в одну из команд, направлявшихся на смерть (направлявшихся не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что машину смерти нужно было кем-то питать). Закономерность — что он прошел через все это, сохранив себя, свою личность, свое «упрямство духа», как он называл способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами, обрушивающимися на тело и душу.В концлагерях получил проверку и подтверждение его взгляд на человека, и вряд ли удастся найти хоть одну психологическую теорию личности, которая была бы в такой степени лично выстрадана и оплачена такой дорогой ценой.

Любая попытка восстановления внутренней силы узника предполагает в качестве важнейшего условия успеха отыскание некоторой цели в будущем. Слова Ницше: «Если есть Зачем жить, можно вынести почти любое Как» — могли бы стать девизом для любых психотерапевтических и психогигиенических усилий… Горе тому, кто не видел больше ни цели, ни смысла своего существования, а значит, терял всякую точку опоры. Вскоре он погибал.

Опыт этих страшных лет и смысл, извлеченный из этого опыта, Франкл описал в книге «Психолог в концлагере», вышедшей вскоре после войны. Эта книга с 1942 по 1945 год фактически «писалась» им в уме, и одним из стимулов к выживанию было стремление ее сохранить и в конце концов опубликовать. Хотя, как признавался автор, книгу он «писал с убеждением, что она не принесет, не может принести успех и славу», из всех его книг именно эта получила наибольшую популярность.

После того как эта книга вышла в 1959 году на английском языке, она выдержала баснословное количество переизданий на десятках языков по всему миру и общий ее тираж уже перевалил за 2,5 миллиона (всего им написано 16 книг, их совокупный тираж уже не поддается подсчету; на этом фоне особенно огорчительно, в сколь узком кругу Франкл популярен в нашей стране — многие практические психологи о нем даже не слышали).





ВОПРОС К СЕБЕ

Конец сороковых отмечен ярчайшим всплеском творческой активности Франкла. Его книги — философские, психологические, медицинские — появляются одна за другой. Среди его наиболее значительных работ (помимо названных) — «Доктор и душа», «Психотерапия и экзистенциализм», «Воля к смыслу», «Время и ответственность», «Подсознательный бог», «Психотерапия на практике».

В 1946 году Франкл становится директором Венской неврологической больницы, с 1947 года начинает преподавать в Венском университете, в 1949 году получает степень доктора философии, в 1950 году возглавляет австрийское общество психотерапевтов. В 60-е годы издание его трудов на английском языке принесло ему всемирную славу, запоздало докатившуюся до наших берегов лишь к началу 90-х.

Франкл дважды объехал вокруг света с лекциями о логотерапии, побывал во многих странах, в том числе и в СССР (аудитория психологов в МГУ встретила его овацией). Он умер в глубокой старости в своей родной Вене.

В нашей стране его идеи еще ждут настоящего признания. Ведь логотерапия — это не столько техника, сколько философия. В отличие от столь любимых многими манипуляторских ухваток, его концепция не содержит директивных рекомендаций и приемов. На вопрос, существуют ли таковые, Франкл любил отвечать: «Это все равно что спрашивать гроссмейстера, какой шахматный ход самый лучший». Ведь смысл своей жизни каждый человек открывает для себя сам.

Человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращен вопрос. опубликовано 

 

Автор: Сергей Степанов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //frankl.hpsy.ru/biography/

Дети ДЛЯ СЕБЯ: бессознательная замена мужчины в жизни женщины

Поделиться



Одинокие женщины и их матери    Нередко бывает, что у женщины не получается построить отношения. Годы идут, мужчины все нет, но есть любимая мама, к которой и возвращается одинокая женщина каждый вечер. Они с мамой любят друг друга и проводят вдвоем много времени, даже если в семье присутствует «третий», отец.

Однако его может и не быть. «Святая» мама ловко играет на чувствах дочери, которая покорно эти чувства предоставляет. И, кажется, нет более крепкого любовного союза, чем союза между «святой» мамой и «благоверной» дочерью. 

 



фото ©The Master Photographers Association
 

Все же некоторые «благоверные» совершают периодические попытки завести отношения с мужчиной. Только ничего не получается, а если и получается, то не надолго или не очень благополучно, в том числе для мужчины, который обречен прислуживать «святой» теще и «благоверной» жене (не станем жалеть такого мужчину, ибо он сам выбирал спутницу жизни). 

Брак, тем более продолжительный, для таких женщин – это редкость. Обычно, если что-то и начинается, то довольно быстро заканчивается с формулировкой «Я ему/мужчинам не доверяю» или «Я ищу, но попадаются одни бабники или сволочи, все мужики одинаковые». 

Но, как известно, выбор партнера происходит бессознательно и довольно красноречиво «говорит» о внутрипсихическом состоянии выбирающего. 

Справедливости ради необходимо вспомнить и про мужчин, выбирающих вышеописанных женщин. Ищут, ищут себе жену, а «нормальной» всё нет. А нет потому, что истинный выбор объекта – бессознательный и противоречит сознательности. 

Вот и получается, что мужчины и женщины, будучи «рабами собственного бессознательного» (Фрейд) циклично выбирают себе кардинально противоположных партнеров, нежели представлены в их сознании. Как итог – фрустрация. 

Чем обусловлены такие бессознательные предпочтения? Попробуем разобраться. 
 

Почему мы выбираем «не тех»?

Вряд ли смогу удивить, если скажу, что у этой проблемы «ноги растут» из детства. 

Если мать ребенка не имеет удовлетворяющих ее любовных отношений с отцом ребенка или другим мужчиной, то она весьма рискует бессознательно использовать ребенка как сексуальный или нарциссический объект для себя. Иными словами ребенок используется для подкрепления ее значимости и самоуважения.

Нередко женщины прямо заявляют: «Я хочу ребенка для себя!», «Мужчина мне не нужен!», «Мы с ребенком и без него прекрасно проживем». В такой ситуации ребенок выполняет важную для матери защитную функцию – служит «пластырем» для её израненного первичного нарциссизма (по Фрейду). 

То есть у матери есть нарциссические раны, связанные с ее собственным ранним детством, которые она бессознательно надеется залечить посредством ребенка.



Ребенок в этом случае имеет все шансы стать для «раненой» мамы объектом, призванным компенсировать ее нехватку в мужчине или даже заменить его, быть ее «психическим фаллосом». 

Когда в голове матери не существует сексуального, желаемого и любимого ею образа мужчины, то ребенок обречен быть ее продолжением в прямом и переносном смысле, если она вовремя не обратится к психоаналитику для проработки первичного нарциссизма. 
 

«Ребенок ночи»

Во французском психоанализе прижилось название для детей таких нарциссических матерей – «ребенок ночи». И, действительно, часто именно так и происходит – ночью в постели с матерью спит ребенок в то время, когда муж изгнан в другую комнату либо вовсе отсутствует, на радость маме. 

И, правда, зачем нужен муж когда «ребенок ночи» для такой матери становится бессознательной заменой мужчины – отца, как объекта сексуального желания. 

Такая мать растит ребенка не для того, чтобы он был свободным и принадлежал себе, а для себя. Ребенок должен быть хорошим, отлично учиться, но не для себя, не потому что это пригодится ему в будущем, а для того, чтобы все говорили «какая у тебя хорошая мама, раз воспитала такую умницу».  
 
Такой ребенок не имеет право на ошибку, ведь эта ошибка воспринимается матерью как личное оскорбление и удар по ее репутации – нарциссизму. Словно это не дочка в школе учится, а мама + дочка как единое целое. Постоянное преследование во всем с самого рождения. Постоянные “МЫ МЫ МЫ” и никогда дочка отдельно, мать отдельно. 

У ребенка практически нет шансов отделиться от такой матери, а эти симбиотические отношения могут продлиться всю жизнь. Такие требования, пусть и бессознательные, матери к ребенку с самого его рождения могут травмировать нарциссизм ребенка и он вынужден будет быстро повзрослеть. 





Вспоминаю понятие Френеци «мудрый младенец». Он пишет: «Мы можем вспомнить о фруктах, которые созревают и наполняются вкусом слишком быстро, если птица повредила их своим клювом, а также об ускоренном созревании червивого фрукта. 

Шок может подтолкнуть какую-то часть личности к мгновенному взрослению – не только в эмоциональном, но и в интеллектуальном плане». 

Почему младенец вынужден прибегнуть к «мгновенному взрослению»? 

«Страх перед распоясавшимися и в каком-то смысле сумасшедшими взрослыми, в данном случае матери, превращает ребенка, если можно так выразиться, в психиатра; чтобы защитить себя от опасности со стороны разнузданных взрослых, он прежде всего должен уметь идентифицироваться с ними – взрослыми», то есть сам должен стать взрослым и мудрым.   

Став взрослыми, дети, чьи матери исключали отца из отношений, имеют серьезные проблемы в построении собственных любовных отношений. Поскольку они по-прежнему остаются психологически зависимы и связаны со своей матерью, они чувствуют себя несчастливыми и ответственными за несчастье собственных родителей и, прежде всего, матери. 
 

Антиотцовская пропаганда

Психоаналитик, МакДугалл, приводит пример из личной практики:   

Мать одной из пациенток говорит дочери: «Мужчины появляются и уходят, им верить нельзя, а мама у тебя будет всегда!» – то есть, ты можешь быть только моей и ничьей больше и это будет вечно. 

Такая манера воспитания свойственна тем женщинам, в психике которых отсутствует символический образ отца. Девочке, которой с детства твердят, что мужчины – эгоистичные свиньи, так и готовые соблазнить женщину, попользоваться ею, подчинить ее, будет трудно полюбить или поверить любимому мужчине, и также трудно ей будет отделиться от матери. 

Обычно такое зомбирование дочерей и сыновей начинается с самого детства. Взрослея, ребенок все прочнее усваивает антиотцовскую пропаганду матери. 

В итоге ребенок воспринимает собственное состояние как безысходное, поскольку в психике нет «третьего». Во взрослом возрасте у такого ребенка вырабатывается устойчивый паттерн отношений «мать плюс ребенок», где нет места «третьему». Только мама – one love! 

Человек сознательно хочет наладить свою личную жизнь, да не получается. В таких случаях один уважаемый психоаналитик говорил: «И хочется, и колется, и мама не велит…». 
 

Разве нельзя любить и маму и мужчину одновременно?

Что касается непосредственно любви, то Фрейд утверждал, что любовь не безгранична, а наоборот очень даже ограничена. 

В качестве примера он сравнивал любовь с деньгохранилищем, в котором находится определенная сумма денег. Человек может раздать свои деньги всем людям поровну, тогда каждый получит ничтожную сумму, или определить для кого-то бОльшую часть денег, а остальные деньги равными или неравными частями распределить между оставшимися. 

Исходя из данного примера, становится ясно, что если существенно бОльшая часть любви отдана матери, то для всех остальных, в том числе и для будущего мужа, остается незначительная часть «любовного капитала». 

Таким образом, можно сделать логический вывод:когда дочери не удается «выйти из старых отношений (со старой мамой)» почти вся ее любовь инвестирована в мать. 

Соответственно все попытки дочери полюбить мужчину будут обречены на частичный или полный провал, ибо ресурсов для любви практически не остается.  

К тому же все попытки создания новых отношений воспринимаются как повторение старых неудачных отношений. 





Какие наиболее вероятные перспективы у такого ребенка в будущем? 

Перечислю, начиная с более безобидных к тяжелым заболеваниям: невроз, пограничное расстройство личности, перверзия (как защита от психоза), шизофрения, психоз. 

Больных шизофренией в возрасте 15-40 лет регулярно приводят их матери в психиатрические больницы, с формулировкой «мы болеем». Часто в анамнезе больных шизофренией симбиотические отношения с матерью, отсутствующий или слабый отец. 

К этому можно добавить и раковых больных. Такие отношения весьма губительны для ребенка и его жизненных перспектив, ибо в отношениях доходит и до инцеста, но все же чаще удается ограничиться тем, что называют «инцестуозностью» – инцестом, не переходящим в действие. 

А ведут такие отношения к вырождению, психозу и смерти. 

Психоаналитики, исследующие больных раковыми заболеваниями, выяснили, что в анамнезе этих пациентов зачастую присутствует факт проживания матери с сыном или дочерью в одной комнате и, нередко, в одной кровати. 

Кстати интересный факт: известны случаи, когда матери из благих побуждений предлагают своим девственным сыновьям-подросткам, больным раком, себя. Чтобы те не умирали, не попробовав женщину. 
 

Существует ли выход из такой ситуации, и если да, то какой?

 Конечно, все зависит от желания самого человека. Нет желания – нет результата. 

«Если мать хочет, чтобы ребенок психически развивался, она должна следовать его желаниям, а не он должен обслуживать ее сексуальные желания. А для этого она должна любить и быть любимой отцом ребенка», пишет МакДугалл. 

Поэтому, если женщина чувствует, что мужчина ей нужен исключительно как осеменитель, а ребенок как бальзам на нарциссическую рану, но ее такой расклад не устраивает, то самым благоприятным выходом, на мой взгляд, является психоанализ, причем желательно еще на стадии планирования ребенка. 

 



Отношения-проверки: Благодарите и идите дальше

Чем чревата разница в возрасте супругов

Если мужчина чувствует, что в его жизни присутствуют только те женщины, для которых он в первую очередь является инструментом удовлетворения личных нужд, и его подобная ситуация не устраивает, то ему также следует обратиться к психоаналитику, чтобы проработать несознательную причину подобного выбора объекта любви. 

Если же осознание ситуации пришло после рождения ребенка, то опять же психоанализ помогает вернуть «закон отца» в голову пациенту и увидеть выход. опубликовано 

В основу статьи легли знания и опыт доктора медицины и психоаналитика Джойса МакДугалла.  

Автор: Кирилл Крыжановский

 



Источник: www.b17.ru/blog/34864/

Что делать взрослому мужчине у психоаналитика

Поделиться







Пришло SMS от мамы: «С днем Военно морского флота. Осторожней с псх-аналитиками, особенно если это бабы». С Днем ВМФ она меня всегда поздравляет, потому что и отец всю жизнь прослужил на флоте (а по сути и мы с ним: семья 25 лет по секретным частям, как по каторгам), да и я срочную тоже на флоте — на Тихоокеанском-мать его-флоте.А вот с психоаналитиками все сложней. Я хожу на психоанализ уже в течение года от трех до четырех раз в неделю.

Странное дело: если бы ты сказал в России еще года четыре назад, что ты ходишь к психоаналитику, то знакомые обязательно крутили бы пальцем у виска, а незнакомые отсаживались бы в электричке подальше. Но на электричке я не езжу с 1996 года по причине инвалидности и машины, а знакомые, которые могли покрутить пальцем, перевелись. Теперь все изменилось, и если ты где-то скажешь, что ходишь к аналитику, то в компании найдется еще человек пять, что переползают от анализа к таблеткам и обратно. И всем от этого смешно и весело.

С классическим психоанализом у меня роман с юношества, когда работы Фрейда были запрещены в СССР и психоанализ не то что критиковался, а высмеивался и размазывался по стенке советскими СМИ. (А вместе с ним, кстати, и все фрейдистски ориентированное современное искусство третировалось как дегенеративное, кстати, практически по дословным формулировкам германских нацистов). В восьмидесятом случился Тбилиси и мой друг и наставник Олег Эммануилович Соловей (Фишер), а по основной профессии подполковник МВД и главврач женской зоны, притащил мне все тома той революционной конференции. Тогда начали оправдывать потихонечку психоаналитические теории. Мне было очень интересно: все это совсем не походило на тупую совковую пропаганду и вообще на местное объяснение жизненных процессов.

Тут, на шестой части суши, основная мысль идеологии была такой: «У советского человека не может быть подсознания. У него может быть только сознание, а точнее — сознательность в выполнении долга перед родиной и перед партией». Откуда долги — непонятно. Но теперь уже ясно, что мой интерес к Фрейду был такого же рода, отчего люди становятся врачами: дело в том, что любой врач — человек довольно нездоровый, отсюда его выбор. Можете соглашаться с этим, можете нет — все равно.

Волны тоски — от подростковой депрессии  до старческой — сопровождают мужчину на всем протяжении жизни, если, конечно, у него есть хоть какое-то подобие души, а не просто член на колесиках.

И каждый из нас борется с этим в одиночку. Для начала отрицанием того, что тебе бывает плохо как бы без причины. Но отрицание и попытка скрыть все внутри с каждым годом только ухудшает положение.

Я не собираюсь излагать психоаналитические теории и выступать адептом Зигмунда Яковлевича, я говорю только за себя. Я точно знаю: все потери в жизни никуда не уходят — они накапливаются. Потеря отца. Потеря юности. Потеря себя. Потеря друзей. Потеря женщин. Потеря работы. Потеря того, потеря сего. Непережитое, неосознанное, не «отработанное», не отгореванное — оно ложится грузом на психике. И в какой-то момент боль становится настолько велика, что хочется причинить себе физическую боль, лишь бы заглушить внутреннюю. Я вижу, как мои коллеги-мужчины мечутся по жизни в попытке снять эту боль.

Обычно простым русским методом — алкоголем. Это дает некоторый эффект — седативный, — но в результате с похмельем приходит еще большая депрессия и паранойя. Оттуда недалеко до суицида.

Кстати, есть понятие «суицидальное поведение»: экстремальные виды спорта — это туда же. Езда пьяным за рулем — это конечно же. Кто из нас этого не делал? Стремление рисковать без смысла — это оно и есть. Провоцировать судьбу. Играть со смертью. Русская рулетка. Бла-бла-бла. И вся эта литературная чушь, которая как бы описывает поведение так называемого «настоящего мужчины», — это описание и провоцирование натурального суицидального поведения.

Потому что литература уже знает: мужчины не в состоянии себе признаться, что им плохо, что у них тоска, что у них депрессия. Что они тоже люди. И провоцирует их «быть мужчинами». В смысле тотальной маскулинности: «орущий бородатый всадник с шашкой наперевес, на потной лошади летящий на врага». Несоответствие такой модели вызывает неприятие со стороны сограждан — и уже кто-нибудь тебе обязательно напишет: «С такой философией надо набирать солдат в армию генерала Власова», — настолько у людей вынесен мозг пропагандой. Вообще-то их можно понять: весь миф о «настоящих мужчинах» создан для того, чтобы государство могло на халяву отобрать вашу жизнь.

Ну, в общем годам к сорока девяти мне стало совсем дурно. Мне показалось, что жизнь закончилась, а те угли ее, которые тлели еще внутри, жгли так, что хотелось резать руки ножом для резки бумаги. Кстати, это помогает, но тоже, как и алкоголь, ненадолго.

Однако мужская психологическая защита говорит: «У тебя все нормально. У тебя все нормально. И т. д.». Тот же процесс происходит в русском обществе — тотальное отрицание реальности. Жизнь в мифах. Это путь в никуда.

За это время я уже пытался разговаривать со знакомыми психологами-гештальтистами. Но стабильной работы не получилось (нельзя работать со знакомыми). И, следовательно, результатов — тоже. Поэтому пришлось идти на классический психоанализ.

Этот шаг произвел шокирующее впечатление на моих близких. Ну «смску» от мамы вы уже читали. Она вроде образованный человек, библиотекарь, а тут такое. Но дальше — больше: дочь-психолог со специализацией по суициду крайне скептично отнеслась к моему обращению к психоаналитику, мотивировав довольно странно: «Я вот не хожу к психоаналитику, потому что уважаю своего отца и свою мать», что явно продолжает разработку мифа о том, что психоанализ разрушает вашу любовь к родителям. Все это настолько похоже на Analyze This, что даже не смешно.

Последней отреагировала жена, с которой мы прожили 35 лет, по профессии также связанная с психологией (на этот раз детской). Она объявила, что у меня, видимо, появились лишние деньги и вообще похоже, что я нашел себе секту и новую бабу. И ушла, хлопнув дверью.

Вообще-то все это уже давным-давно описано в психоаналитической литературе: когда человек решает заняться наконец своим внутренним миром и навести в нем порядок или хотя бы понять, что происходит, то окружающие, если они не принимают нового отношения к существованию, воспринимают все в штыки. И семьи рушатся окончательно. Промолчал только сын. Но он судмедэксперт. Не путать с патологоанатомом.

Я остался в изоляции, которая тем временем стала резонировать с основной идеей: как научиться опираться только на себя. Причем внутренне, а не внешне. Потому что по жизни получается, что все вокруг опираются только на меня: я основной зарабатывальщик денег и всё по большому счету куплено мной — крыши  над головой, колеса и т. д. и т. п. — только потому, что я пашу как подорванный, невзирая на депрессии и тихое схождение с ума.

Но мы же все заложники патриархальной структуры семьи, где все близко-близко, где не распределены четко роли, где все слеплены, как пельмени.  И ты плавно перетекаешь из своей первой основной семьи, где мать тебя третирует как маленького мужа, в ранний брак, где юная жена скорее тебе сестра, чем внятный партнер по жизни. И так далее. Отношения, которые усложняются, но не взрослеют.

У меня большие претензии к советской и постсоветской психологической науке. Она не работает с населением. Уже капитализм вон двадцать лет как, а она — наука — не работает ни с прессой, ни с массами населения. Никто никому ничего не объясняет, не ведут колонки, не выступают в прессе ни гештальтисты, ни классики-фрейдисты, ни юнгианцы — никто. Никто не говорит про взросление, про опору на свои силы, про то, что надо разлипнуться наконец с родителями (вот тут-то начинается натуральная истерика: ты нас не любишь! И т. д.). Ничего простого и доступного наука не говорит нам как социуму. Только в тиши кабинетов за отдельную плату, да и то не всегда внятно. Потому как это ж псевдонаука по версии советских СМИ, на которых выросло мое поколение. А Фрейд во всем видел мужской член. Ага.

Пока что за год хождения к аналитику я для себя выцепил именно идею опоры на собственные силы и подошел к пониманию истоков депрессии и панических атак. И даже неважно, каковы они. Главное от этих походов — умение признать наличие проблемы. Кстати, это тяжелее всего. И, как я вижу по людям меня окружающим (а по профессии меня окружает огромное количество людей), для многих это пока недостижимая задача.

Ведь неслучайно после катастрофы «Булгарии» европейские журналисты обозвали нас «обществом массового отрицания реальности», потому что, судя по реакции, комментариям и общему отношению к трагедиям подобного рода, все, кто по отдельности живет в отрицании реальности, составляют целый социум. Точно такой же. опубликовано 

Автор:  Игорь Мальцев

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: www.forbes.ru/stil-zhizni-opinion/71888-chto-delat-vzroslomu-muzhchine-u-psihoanalitika

Больше не вытесняем: что такое новое бессознательное и чем оно отличается от старого

Поделиться



С понятием «бессознательное» сталкивался каждый. Мы часто используем его в житейских разговорах, оправдывая свое поведение или пытаясь понять мотивы других людей.

Бессознательное ассоциируется в первую очередь с Фрейдом, но современные исследования вопроса ушли далеко от концепций основоположника психоанализа. Расскажу о новых интерпретациях термина.

 

Первые попытки

 

Чтобы понять, как сейчас ученые смотрят на проблемы сознания и бессознательного, стоит вспомнить историю науки. Первым понятие «бессознательное» ввел Лейбниц, уподобив его океану, над которым возвышаются островки сознания. Дэвид Гартли, основоположник ассоцианизма, первым связал проявления бессознательного с деятельностью нервной системы. Немецкому психологу Иоганну Гербарту принадлежит авторство термина «вытеснение». Он предположил, что несовместимые идеи постоянно вступают в конфликт, победившие идеи и желания вытесняют побежденные, однако последние слабо, но постоянно воздействуют на поведение человека.

Концепция Фрейда возникла из его практики лечения истерии. Наблюдения за пациентами сложились в стройную теорию, которую обрывочно знают почти все: эго, суперэго, ид; постоянные конфликты; попытки человека совладать с бессознательным и достигнуть психологического здоровья. Но среди ученых к теории Фрейда сложилось неоднозначное отношение. Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Питер Медавар называл психоанализ «самым грандиозным интеллектуальным мошенничеством XX века». Излишний акцент на либидо, представление о человеке как о жертве в битве страстей и совести, отсутствие физиологической базы — аргументов против было предостаточно. Понятие бессознательного надолго вытеснили из академической науки.

 

Неакадемические исследования

 

Интерес к бессознательному возрос во второй половине XX века. Правда, не в академической среде, а среди психотерапевтов и приверженцев философии «нью-эйдж». Опирались на неосознаваемый опыт человека и создатели НЛП, и Милтон Эриксон. Во время сеансов эриксоновского гипноза терапевт вводит клиента в состояние транса и вытягивает наружу вытесненные идеи. Создатель НЛП Ричард Бендлер также отталкивался от идеи бессознательного: человек не осознает свои способы восприятия мира, и терапевт помогает их осознать, а затем изменить.





© Witchoria

Американский клинический психолог Роджер Каллахен, который разработал терапию мысленного поля (TFT) в соответствии с традициями китайской медицины, считал, что воздействовать на подсознание можно нажатием на акупунктурные точки на теле человека. Теория, лежащая в основе TFT, утверждает, что отрицательные эмоции приводят к блокировке энергии ци, и если энергию разблокировать, то страхи исчезнут. Впрочем, несмотря на миллионы почитателей, методика Каллахена не получила признания в кругу ученых: она больше похожа на эзотерическое учение, чем на научное исследование бессознательного.

 

Новое бессознательное

 

Главные открытия в области бессознательного произошли на стыке психологии и нейрофизиологии. Американский психолог Аллан Гобсон вместе с коллегами исследовал активность человеческого мозга во время сна и открыл периоды быстрого и медленного сна. К бессознательным эффектам это имеет прямое отношение: во-первых, эксперименты Гобсона придали ускорение психофизиологическим исследованиям в целом, а во-вторых, доказали, что психические изменения (например, просмотр сновидений) можно отследить по физическим реакциям. Эксперименты позволили замечать проявления бессознательного, недоступного интроспективному анализу. Именно в сторону определения нейрофизиологических причин и двинулись некоторые исследователи. Желающих было немного, потому что изучение бессознательного в академической науке все еще было табуировано. Социопсихолог Дэниел Гилберт говорил, что «из-за духа сверхъестественности фрейдовского бессознательного вся концепция оказалась несъедобной».

Долго доказывая пользу изучения бессознательного, Гобсон и Гилберт добились своего, но термин поменяли на «новое бессознательное». Теперь ученые считают, что некоторые мыслительные процессы становятся бессознательными не из-за механизмов вытеснения: они заложены глубоко в структуре мозга, в его древних областях, работающих параллельно с недавно развившимися участками. Неосознаваемые переживания стали восприниматься как норма, а не как досадное искажение мыслительного процесса.





© Witchoria

Современные исследования бессознательного делятся на три группы:

  • бессознательное восприятие,
  • бессознательная память,
  • бессознательное социальное восприятие.
 

В число ученых, занимающихся проблемами восприятия, входит и американский нейробиолог Кристоф Кох. Еще во время Второй мировой войны медикам стало известно о парадоксе зрения, вызванном черепно-мозговыми травмами и контузиями. Человек с таким нарушением зрения смотрел на объект, не осознавая, что видит его, но информация об объекте поступала в мозг. Пациенты, например, эмоционально реагировали на изображение человеческого лица, совершенно не понимая, что именно они видят. Кох провел эксперимент, позволяющий добиться того же эффекта со здоровыми людьми. Подопытным одновременно показывали две картинки, разные для каждого глаза. Одна была статичной, другая менялась, но мозг воспринимал только меняющуюся картинку. Кох пришел к выводу, что информация о статичной картинке получена, но не интерпретирована. Но как же ее выловить? Это смогла сделать другая группа ученых. Участникам эксперимента показывали не просто статичную картинку, а картинку с эмоционально значимым изображением — например, фотографию обнаженной женщины (для женщин — фотографию мужчины). Испытуемые успешно распознавали эротические картинки.

Бессознательную память изучал психолог Дэн Саймонс. Он собрал воспоминания ньюйоркцев про 11 сентября: что они делали в момент, когда узнали о трагедии. Как оказалось, память подводила людей: подкидывала воспоминания, которых не было. Многие отмечали, что находились рядом с телевизором, звонили знакомым, хотя на самом деле занимались своими делами. Такое же искажение памяти демонстрируют 75% свидетелей по уголовным делам — Ассоциация юристов США отмечает, что к свидетельским показаниям нужно относиться с большой осторожностью. Проблема в том, что память работает по нарративному принципу. Мы склонны складывать из воспоминаний истории, а если какой-то факт не ложится в сюжет, наш мозг неосознанно изменяет воспоминания о нем.





© Witchoria

Еще большее значение имеет бессознательное социальное восприятие — неосознаваемые механизмы, отвечающие за представления о других людях. Самые интересные проблемы — выбор партнера и отношение к своим-чужим. Американский психолог Джон Йонс показал, что наибольшее число браков в США заключается между людьми с одинаковыми фамилиями, хотя вряд ли мистер Смит сознательно влюбляется в мисс Смит, а не в мисс Джонс. Исследования французского ученого Гюгена показали, что девушки охотнее оставляют свой номер телефона мужчинам, которые во время знакомства слегка касаются их — хотя само прикосновение прекрасные особы не осознают.

Масштабные исследования провел психолог Музафер Шериф в летнем лагере Робберз-Кейв. Двадцать два мальчика были поделены на две команды. Группы жили в отдалении друг от друга, и каждая считала себя единственной в округе. Когда команды встретились на соревновании по перетягиванию каната, они сразу начали враждовать. Объективных причин для этого не было — просто сработало восприятие, оставленное нам в наследство далекими предками. Древние области мозга отвечают за распознавание своих и чужих, критически важное для первобытного человека. Сейчас нам редко угрожают другие люди, но привычка восприятия осталась.

На данный момент ученые относятся к бессознательному как к ресурсной зоне, позволяющей накапливать информацию, быстро реагировать в неожиданных ситуациях и экономить силы, которые мы тратим на запоминание и мыслительные процессы. «Вытеснение» ушло из словаря психологов, мотивационные теории признают понятие «влечение», но считают, что человек способен его обуздать. Бессознательное больше не наш враг, но друг и помощник, с которым можно договориться и о котором нужно узнать как можно больше.опубликовано  

Автор: Сергей Галиуллин

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: theoryandpractice.ru/posts/11858-new-subconcious

Недолюбленный ребенок

Поделиться



Очень много в судьбе и жизни человека зависит от того, какими были его ранние отношения с собственной матерью (первые 3 года). Психоанализ придает этому черезвычайно важное значение.

Д. Винникот (знаменитый английский психоаналитик, педиатр) пишет о «достаточно хорошей матери», французские психоаналитики о матери – соблазнительнице: мать соблазняет ребенка на жизнь своей любовью. Лишь напитавшись ее любовью, ребенок может отпустить мать и обратить свою любовь и свои желания к другим людям.

Как это происходит, и что происходит при этом с ребенком, а потом уже взрослым человеком, если его ранние отношения с мамой были неудачными и ее любви было явно мало? Как психоанализ здесь может помочь? Об этом пойдет речь дальше.





Раненый нарциссизм

 

Младенец абсолютно беспомощен и зависим от матери. Он не отделяет себя от матери поначалу. Нет еще того, кто может отделять, то есть воспринимать (субъекта), как нет еще и отдельной мамы (объекта), а есть лишь приятные ощущения, когда его потребности удовлетворяются и неприятные ощущения, когда он чувствует болезненное напряжение неудовлетворенной потребности (голод, холод).

Лишь постепенно, накапливаясь и запечатливаясь в памяти ребенка, приятные ощущения удовлетворенности связываются с присутствием матери: ее голосом, запахом, теплом ее тела и с ее образом (ребенок начинает улыбаться, увидев маму). Но это связывание ощущений с образом матери может происходить только во время ее отсутствия — тогда, когда ребенок вновь испытает болезненное телесное возбуждение, требующее разрядки.

Напряжение, испытываемое ребенком, оживляет в его психике память предыдущих удовлетворений (образ матери), он галлюцинирует ее себе и это помогает ему выдержать неудовлетворенность ожидания. Так появляется постепенно ребенок, который хочет маму (субъект), представляет ее себе и реальная мама, которой с ним рядом нет (объект). Появляется внутренний мир и внешний, внутреннее представление о маме и реальная мама.

Конечно, лет до 3 этот внутренний образ матери — еще не целостный образ отдельного от ребенка человека со своими независимыми от ребенка желаниями, своим внутренним миром. Пока отношение ребенка к маме функционально, как с вещью (вначале – это только ее грудь, а он – это рот), которая появляется по его желанию, чтобы его удовлетворить. Он «ее господин», он ею обладает и она его собственность.

Этот период состояния всемогущества ребенка в психоанализе называют первичным нациссизмом. Он создает необходимый фундамент для дальнейшего развития и отделения от матери, дает ему надежное ощущение ценности своего бытия, своей самости, поскольку его ядро – это идентификация (присвоение ребенком качеств любящей его матери) ребенка с удовлетворяющей его матерью.

Лишь постепенно он может отказаться от своего всемогущества, признавая ее право на свои желания ( здесь важен отец ребенка, к которому мать от него уходит) и, обнаруживая все больше собственных возможностей, автономии и желаний не связанных с матерью.

Но так происходит далеко не всегда.



Есть три варианта поведения матери в этот период, которые приводят к наиболее тяжелым нарушениям развития ребенка:

 

Гиперопекающая мать

 

Это тревожная мать, предвосхищающая малейшие желания ребенка. Она все время «висит» над ним, не позволяя ему почувствовать желание, делая его, таким образом, несуществующим. У ребенка не образуется Я, которое может ее желать, поскольку мать не дает возможности «просвета» для возникновения желания.

Кроме того, постоянно теребя и стимулируя ребенка (« А вдруг с ним что- то не так, ему плохо!») она поддерживает его в перевозбужденном состоянии (могут лет до 2.5 насиловать ребенка грудью, полагая, что так он «здоровее будет»).

 

Отсутствующая мать

 

Это мать «заброшенного» ребенка. Временные возможности ребенка справляться с беспомощностью и напряжением, галлюцинируя удовлетворение, ограничены. Если мамы не будет слишком долго, то нарастающее возбуждение, боль и ярость делает его желание к ней (представление о ней) бесполезным и бессмысленным, оно «стирается».

А соматическое возбуждение, ярость, не связанные с образами и представлениями, накапливаясь в теле, становятся источниками психосоматических заболеваний.

 

Мать, удовлетворяющая невпопад

 

Это мать ребенка, удовлетворяемого невпопад. Она не ожидает его «просьбы», приписывает ему свои собственные желания: кормит, когда ребенку холодно, либо укрывает его, когда он хочет есть. Она дает его желанию искаженный смысл, что в дальнейшем приводит его к невозможности связать свои ощущения, свое соматическое возбуждение с соответствующим желанием.

Мать подобна переводчику, который неправильно переводит желания ребенка. Слова ее лишены смысла для ребенка, так же как и ее любви.

Эти варианты поведения матерей приводят к серьезным ранам (дырам) в первичном нарциссизме ребенка, то есть — в ощущении своего собственного бытия, жизни, своей самости. Его нарциссизм оказывается очень хрупким и нестабильным, а в наиболее тяжелых случаях, его ощущение себя как отдельной личности просто не возникает.

Психоз – полное слияние с матерью, он ею окружен, собственные желания выброшены вовне и воспринимаются им в виде пугающих его галлюцинаций и бреда, воспринимаемого как внешняя реальность.





Символизация

 

При достаточно хорошей матери, дающей пространство для возникновения у ребенка желаний, позволяющей ему злится на нее за то, что она отсутствовала, ребенок не боится, что его желания и его гнев на нее разрушат мать.

А мать, понимает и принимает гнев своего голодного и соскучившегося по ней ребенка и выдерживает его, давая его желаниям слово: «Ты кусаешь меня, потому что проголодался и сердился, что я все не прихожу!», «Ты так кричишь и бьешь меня, потому что ты замерз, а меня не было!» и т. д. Слова любящей матери, помогают ребенку символизировать его состояния, чтобы они могли стать желаниями.

Это значит, что его соматическому возбуждению и напряжению мать словами придает смысл, она связывает его соматические ощущения со своим образом, с собственной желанностью для ребенка. Поэтому мать называют еще первой переводчицей желаний ребенка – она словами связывает его соматические ощущения с желаниями направленными на нее (символизирует их).

Символизация помогает ребенку найти границы между собой и мамой, между ее телом и своим. Первоначально этой границы нет, как и его самого, поскольку он растворен в материнской вселенной и лишь ее слова наполненные любовью к нему помогают ему обнаружить себя отдельного от мамы.

Пациенты, с «раненым» первичным нарциссизмом имели матерей, которые плохо символизировали желания ребенка. Это матери, которые мало говорят, а больше делают что-то с ребенком или для ребенка, обращаясь с ним как с вещью, либо искажают их восприятие, придают ему неправильный смысл. Потом, когда такой пациент обратится за помощью, эту работу по символизации и возвращению смысла вместо матери предстоит проделать аналитику в процессе проигрывания с пациентом в переносе тех отношений, которые были у пациента с родителями.

 

Мать – любовница отца

 

Мать может помочь своему ребенку стать самостоятельной личностью и «почувствовать, что жизнь – это созидательное и увлекательное приключение» (Джойс МакДугал – блестящий французский психоаналитик), только если в ее внутреннем мире есть контакт с третьей стороной — отцом ребенка.

Если мать ребенка не имеет удовлетворяющих ее любовных отношений с отцом ребенка, или эти отношения очень конфликтны, то она весьма рискует бессознательно использовать ребенка как сексуальный или нарциссический (подкрепляющий ее значимость, самоуважение) объект для себя. Есть женщины, которые так наивно и заявляют: «Я хочу ребенка для себя!», «Мужчина мне не нужен!».

То есть, этот ребенок предназначен для затыкания дыр в ее раненом первичном нарциссизме и ее нехватки в мужчине: быть ее фаллосом (вещью, которой она гордится), «затыкать ее вагину». Французский психоаналитик Жак Лакан, говоря о бессознательных желаниях матери в отношении ребенка, предлагал такую метафору: «Мать подобна голодному крокодилу, жаждущему проглотить ребенка, вернуть его в свою утробу и только отцовский фаллос, вставленный в эту ненасытную пасть способен спасти ребенка от поглощения ею!».

Если у матери в голове не существует сексуального, желаемого ею образа отца, то ребенку изначально уготована судьба — быть маминым продолжением и в прямом и в переносном смысле. Французские психоаналитики называют такого ребенка – «ребенком ночи».

Часто так и происходит – вместо мужа ночью в постели с матерью спит ребенок. Для нее ребенок становится бессознательной заменой мужчины-отца, как объекта сексуального желания (см. гиперопекающая мать).

Если же мать хочет, чтобы ребенок психически развивался, она должна следовать его желаниям, а не он должен обслуживать ее сексуальные желания. А для этого она должна любить и быть любимой отцом ребенка. Он является в отношениях третьей стороной и его присутствие как раз и дает ей возможность быть матерью для своего ребенка, вкладывая в него свою любовь как в «ребенка дня».

Чередование дня и ночи можно сравнить с чередованием присутствия и отсутствия матери для ребенка. Когда ее нет с ребенком – она с отцом. Она укладывает ребенка спать и становится сексуальной женщиной для сексуального отца. Французские психоаналитики называют это «цензура любовницы». Это запускает и структурирует фантазматическую жизнь ребенка: чтобы он мог фантазировать и представлять то, что происходит в родительской спальне (между родителями), дверь в эту спальню для него должна быть закрыта.

Это помогает ему постепенно отделить свои желания от желаний матери, детскую сексуальность, от взрослой генитальной сексуальности, взрослые отношения отца и матери от его детских отношений с ней, мать от женщины (любовницы отца). И, самое главное – это помогает ему принять «закон отца», «слово отца»: отец для матери важней ребенка, ребенок — не есть ВСЕ для матери, он не ответственен за счастье (удовлетворенность) своей матери.





Психоанализ, как выход из безвыходности

 

Став взрослыми, дети, чьи матери исключали отца из отношений (отсутствующий или слабый, «кастрированный» отец, соглашающийся на свою второстепенную роль в отношениях между ним, женой и ребенком), имеют серьезные проблемы в построении собственных любовных отношений, поскольку они по-прежнему остаются психологически зависимы и связаны со своей матерью, чувствуют себя несчастливыми и ответственными за несчастье собственных родителей и, прежде всего, матери.

Так происходит из-за того, что этот ребенок был в детстве впутан во взрослые отношения отца и матери и стал тем, кто их разделяет (в нормальной семье – разделяет отец). Чтобы строить собственные взрослые отношения с партнером, необходимо завершить отношениями с собственной матерью. Чтобы войти в новые отношения, нужно выйти из старых отношений (со старой мамой).

Если этого не произошло, то все попытки создания новых отношений воспринимаются как повторение старых неудачных отношений (Мать одной из пациенток, говорит дочери: «Мужчины появляются и уходят, им верить нельзя, а мама у тебя будет всегда!» — то есть, ты только моей можешь быть и ничьей больше и это будет вечно).

Тогда собственное состояние воспринимается, как безвыходное, поскольку нет третьего. Психоанализ и психоаналитик для таких пациентов становится третьей стороной, которой так не хватало в отношениях с матерью, что помогает вернуть «закон отца» в голову пациенту и увидеть выход.опубликовано 

 

Автор: Марина Ластовняк

 

Также интересно:  Молодой отец: третий не лишний  

Эти ужасные два!

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: luckyparents.club/%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%80%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%BA/