Дети становятся старше кольцами, как деревья...

Поделиться



Круги

 

Мне часто помогает такой фокус: я представляю, что то, что я говорю детям, тот посыл, который они получают – становятся их внутренним голосом. Тем самым, который будет звучать в голове потом, в будущем, когда меня не будет рядом.

Я переношусь в себя, взрослую, и думаю – какие слова мне хочется, чтобы звучали внутри? Что мы часто слышим внутри, в стрессе или в радости? Какие слова окружающих пробивают нас так, будто изнутри им отвечает эхо?





Почему “ты не справишься” отлетают от меня, как пинг-понг, может быть потому, что я часто когда-то слышала “ты справишься”? Почему “ты надумываешь” задевают меня и вызывают массу злости и обиды, может быть потому, что внутри сидит уже записанная фонограмма?

Чем с большим стрессом мы сталкиваемся, тем глубже мы проваливаемся в “детскую”, нерациональную позицию. Мелкие неурядицы легко отбиваются рациональными установками, сложные проблемы поднимают что-то изнутри, удар под дых оставляет нас хватать воздух и поднимает все вот это детское, с комком в горле, неразумное, когда отваливаются все подпорки принципов и ценностей, и хочется на ручки или кусаться от бессилия.

И я вот представила, что как будто бы дети прибывают кольцами, как деревья. И с каждым годом новое кольцо все менее сочная сердцевина, и все более твердая, сухая кора. И удары нам встречаются разные: какие кору чуток поцарапают, какие пробьют в сердце, так что течет беззвучный, прозрачный сок. Чем глубже, тем меньше разума, тем больше сердца, чувств. Чем больнее, тем глубже туда.





И поэтому то, что останется записанным на каждом слое, будет говорить и поддерживать на каждой глубине удара.

Тесса пришла:

– Мама, мне задали такую гору математики на каникулы! Как я ненавижу математику!

– Да, у меня тоже были любимые и нелюбимые предметы.

– Зачем ее вообще учить? Я же не буду математиком! У меня другие склонности.

– Да, ты вряд ли им будешь. Но на уровне школьной программы знать математику нужно.

– Зачем?

– Потому что без этого в современном мире не прожить. Потому что ты должна уметь думать в символах математики, кем бы ты ни стала. Если бы ты пришла со скрипкой или танцами, я бы сказала – ок, не нравится, не занимайся. Но базовую школьную программу: математика, язык, вот это все – нужно знать.

– Мне скучно, я не понимаю.

– Понимание и интерес приходит с опытом. Давай позанимаемся побольше, и придет и интерес, и понимание.

– Но я не люблю!

А тебя никто не заставляет любить. Не люби, а делай.

И тут я ловлю себя на том, что никогда с ней так не говорила. И почему-то ощущаю, что именно так и нужно говорить. И что в 5 лет было не нужно, и даже очень вредно, а в 8 – нужно. Что она другая сейчас, не такая, как была в 5 лет. Что у нее наросло несколько колец, и у нее другие потребности. Что потребность в безусловной маминой любви и поддержке была самой важной до 5-6 лет, а теперь она уступает место потребности в компетентности, потребности в росте и развитии, потребности в успехе. Потребность в любви и поддержке никуда не делась, но она напитанная и сытая, и не ее она сейчас проверяет. Не в моей любви она сомневается, когда делится тем, что ей не дается математика. Она сомневается в себе, в своих возможностях. Это больше не про  меня и про нее, это теперь про нее, а я – лишь отражение. И поэтому я на том же наитии выдала совершенно неожиданное для себя:

 Ты умная, талантливая и сообразительная. Когда ты сталкиваешься с трудностями, ты пытаешься снова и снова. Математика – это твоя трудность, и это твой вызов. И ты с ним справишься.  Мне тоже не хочется все выходные сидеть, но я отложу свои дела и буду сидеть с тобой столько, сколько тебе нужно, пока ты не разберешься и пока тебе не станет легко. У нас в семье нет людей, которые пасуют перед трудностями. И знать математику плохо ты не будешь. В отстающих ты не будешь. Тебе вовсе необязательно быть лучшей или ездить на олимпиады, но школьную программу ты должна знать хорошо. И если для этого понадобиться больше заниматься, или моя помощь – я готова. Но я не готова принять отсутствие попыток.

Она замолчала и посидела одна какое-то время. Потом пришла с тетрадью и сказала – “Я буду сначала математику.  Буду делать, ты мне не помогай, просто проверяй и потом объясняй ошибки”. Так мы и занимались.

10 задач. 20 задач. 30 задач.

– Тесса, давай перерыв?

– Да, но потом я снова сяду.

10 задач. 20 задач.

– Давай пообедаем.

– Сейчас, еще две страницы.

10 задач. 20 задач.

6 часов. 128 задач.

– Я даже не верю, что я все сделала.

Я очень горжусь тобой. То, что ты сегодня сделала – это настоящий подвиг.  Тебе было сложно, не хотелось, неприятно – но ты боролась. Как ты сейчас себя чувствуешь?

Устала. Но я ее победила, мама. Я поняла,  как упрощать дроби, и что такое алгебра. И я не перейду в более слабую группу.

Самое вредное, что несут такие статьи – это путаница в возрастах. Это попытка уговорить двухлетнего, что он не маленький. Попытка уговорить четырехлетного, что он должен справляться сам. Попытка уговорить шестилетнего, что он должен знать школьную программу. Попытка уговорить восьмилетнего, что он маленький, и от него ничего не ждут. И по мере того, как мои дети будут взрослеть, будут меняться мои посылы, и мои ожидания, которые транслируются этими посылами. Если представить, что ребенок ориентируется на наши ожидания, то его чувство ценности и успешности зависит от того, насколько он им соответствует. Тем важнее, чтобы мои ожидания соответствовали возрасту, и, что еще важнее, возможностям ребенка.

Мои послания к детям изменяются.

В два года я говорила: “ты моя маленькая, моя малышка. Я не дам тебя в обиду. Ты можешь на меня положиться. Я тебя люблю. Я всегда с тобой”.

В четыре года я говорила: “тебе сложно, ты растешь. Все придет. Всему свое время. Я тебя всегда поддержу. Я тебя люблю, я всегда с тобой”.

В шесть лет я говорила: “тебе сложно, не получается, это тяжело. Попробуй еще. Если тебе нужна моя помощь, скажи. Я тебя люблю, я всегда с тобой”.

В восемь лет я говорю: “ты можешь и справишься. Тебе придется потрудиться, но я уверена в тебе. Я готова помогать, но жду труда от тебя. Я тебя люблю, я всегда с тобой”.

А потом когда-нибудь я скажу: “это твоя жизнь. ты сама способна принять решение. Не думаю, что тебе нужна моя помощь. Доверяй себе. Я тебя люблю, я всегда с тобой”.

А потом когда-нибудь меня не спросят.

А потом, когда-нибудь, меня не будет.

И она столкнется с нелегким решением, будет метаться, что же делать? И услышит внутри “Ты способна принять решение сама. Доверяй себе”.

И у нее будут сложности на работе, и будет страшно и неуверенно, и внутренний голос скажет “Ты можешь и справишься. Придется потрудиться”.

И она будет сталкиваться с отказом и неудачами, и, оставшись одна, не будет сама себе говорить “а чего ты хотела?”, “а это еще заслужить надо”, “а с какой стати тебе положено”, а услышит “тебе сложно, не получается, это тяжело. Попробуй еще”.

И когда нибудь жизнь ударит ее больно, и она будет одна, надломленная, потерянная. И голос ей скажет изнутри “Ты моя маленькая. Моя малышка”.

Чтобы все наши выросшие дети, когда их ударили в самое сердце, когда не хочется ни жить и ни дышать, не слышали внутри “хватит уже ныть, не маленький”.

Чтобы когда у них родятся их собственные дети, когда мир вдруг сотрясется и разломится от невозможности случившегося, в этом новом, чудном, странном состоянии посмотрели на этот комочек и сказали, не задумываясь: “Я тебя люблю. Я всегда с тобой”. опубликовано  

Автор: Ольга Нечаева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.womanfrommars.com/thoughts-aloud/circles/

Как можно сравнивать

Поделиться



Полагаю, что вы уже сотню раз читали, что сравнивать детей нельзя. А давайте я расскажу, как можно и почему нужно сравнивать? Сравнение – это не насилие. Это просто мыслительная операция.

Нет, не так. Не просто. Это очень важная мыслительная операция. Мы постоянно сравниваем. Где цены выгоднее, где очередь быстрее движется, где условия более комфортные, где обслуживание более вежливое, где наши шансы выше. Сравнение – это поиск как лучше.





С чего вдруг таким страшным родительским грехом стала мыслительная операция сравнения? Некоторые родители уже боятся своим детям что-либо про чужих детей говорить. «Игорь у тети Светы медаль получил» — и тут же все внутри все холодеет от страха предположения: «Вдруг мой ребенок подумает, что я сравниваю, и это его травмирует?!»

На самом деле страшно не сравнение, а состояние того, кто сравнивает и его мотивация.Одни и те же слова, произносимые из разного состояния имеют разный эффект.

Если слова, адресованные ребенку, звучат из состояния гнева с мотивацией унизить, растоптать:

— У тебя худшие оценки в классе!  – это да, страшно и травматично.

А если из состояния любви с мотивацией поддержки?

— У тебя худшие оценки в классе. Для меня это странно. Я знаю твой потенциал, я знаю, что ты можешь лучше. Я хочу понять, почему такой результат, в чем сложность. Если хочешь, я могу помочь.

Да, это тоже сравнение. Но оно не несет вреда.

Из состояния усталости, напряжения с желанием слить раздражение:

— Смотри, как здорово катается на роликах вон та маленькая девочка! А ты такой большой и постоянно падаешь. Неуклюжий как слон. Соберись уже!

Из состояния спокойного принятия с желанием ободрить ребенка, который хочет научиться кататься:

— Смотри, как здорово катается на роликах вон та маленькая девочка. Интересно, а сколько раз она упала прежде, чем научилась так кататься? Как думаешь? Сто или пятьдесят?

— Наташа у вас в классе читает 150 слов в минуту, а ты 40, — говорит мама из состояния злости с мотивацией обвинения, — никаких тебе игр больше! Будешь заниматься!

(Не будет заниматься. Будет переживать, что мама его не любит)

Если оставить сравнение, но поменять состояние мамы и мотивацию? Пусть у мамы будет принятие, интерес и желание поддержать.

— Наташа у вас в классе читает 150 слов в минуту, а ты 40.  Пример Наташи показывает, что читать с такой скоростью реально. Ее мама рассказала мне несколько хитрых упражнений на увеличение скорости чтения. Ты тоже так сможешь. Если конечно будешь каждый день тренироваться. Хочешь, я стану твоим тренером? А ты моим. Я тоже хочу улучшить свою скорость чтения. Мне будет радостно с тобой тренироваться.

(Мотивация не обогнать Наташу, а улучшить собственный результат, чтобы было легче учиться в дальнейшем.  150 — это не планка, которую нужно перепрыгнуть, а просто пример, что это реально)

— Владика взяли на олимпиаду по английскому, а тебя нет! Ты хуже знаешь английский! – говорит мама из состояния огорчения, краха собственных надежд  и зависти маме Владика, которой так повезло с сыном.

Мама  возложила ответственность за свое эмоциональное благополучие на сына. Сын может уйти в переживание, что не оправдал маминых надежд, или уйти в раздражение, что мама ничего не понимает.

Поменяем мамино состояние. Пусть будет мама, не нагружающая ребенка своими ожиданиями. Принимающая мама тоже может сравнивать, но с другой мотивацией.

— Владика взяли на олимпиаду по английскому, а тебя нет. Ты расстроен? Допустим, ты хуже знаешь английский, чем Владик. Но ты знаешь английский лучше, чем половина класса. Знаешь, в жизни всегда по разным критериям кто-то будет обходить тебя, кто-то отставать. Привыкай в первую очередь спрашивать себя: «Мне достаточно того уровня, на котором я сейчас? Готов ли я трудиться еще больше, чтобы подняться повыше?»





Важнее иметь правильное состояние, чем говорить правильные слова. Правильные слова, сказанные из неправильного состояния, все равно не сработают как надо. Даже если взрослый вообще не будет ничего говорить, но будет строить ожидания и будет тяжело переживать принесенную «четверку» как личную трагедию из своей установки «У хороших родителей дети учатся на отлично», то это негативно скажется на ребенке. 

Ребенок поймет состояние без слов, по эмоциям, жестам, по опущенным плечам мамы и тусклому взгляду, когда она смотрит в дневник. Состояние важнее слов.

Не нужно избегать сравнения. Но нужно следить за своим состоянием. Из правильного состояния проводить сравнения даже полезно, иммунитет вырабатывается и здоровая реакция.

Мы ведь сами себя тоже часто сравниваем, верно?  У Маши грудь больше,  у Даши квартира шире, у Саши машина дороже, Наташа отдыхать ездит чаще, а Настя (какая молодец!) с ребенком на руках карьеру делает…

И еще мы попадаем в ситуации, когда нас с кем-то сравнивают. Так что ребенок этой участи тоже никак не избежит. В школе его будут сравнивать, при приеме на работу будут сравнивать, выбирая, с кем пойти на свидание, будут сравнивать, и сам себя он тоже будет сравнивать. Как он будет проживать ситуацию сравнения? Какие эмоции при этом испытывать? Какие выводы делать? Это зависит от детского опыта.

 

 

Юлия Гиппенрейтер: 5 главных результатов учения

Правильные ребята проиграют тем кто счастливей

 

Если в детстве при сравнении родители ему создавали ощущение никчемности, ненужности, непринятости, то и во взрослом возрасте он будет при сравнении впадать в это же состояние. Включатся родительские голоса в его голове. Но родительские голоса могут быть другими. Поддерживающими, принимающими, ободряющими. «Да, это факт. У Маши грудь больше. Но ты больше, чем Машина грудь. Ты целостная, интересная  личность. 

Давай ты будешь воспринимать себя такой, не отвлекаясь на детали» «Да, это факт, у Даши квартира шире. Но ей родители купили, а ты на свою сама заработала. Тебе есть чем гордиться» «Да, у Саши машина дороже. Ты можешь купить себе такую же в кредит. Тебе это точно надо? Нет. Есть другие приоритетные желания» «Наташа опять отдыхать поехала. Подумай, что ты можешь и готова изменить в своей жизни, чтобы тоже чаще отдыхать?» «Настя да, карьеру делает. Только с ребенком на руках у нее в это время то мама, то свекровь, то муж, то сестра…Сравнивая результаты, не забывай сравнивать вложенные ресурсы и стартовые возможности».опубликовано 

  Автор: Анна Быкова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: annabykova.ru/razvitie-samostojatelnosti/kak-mozhno-sravnivat.html