Пронзительное письмо одной мамы

Поделиться



Письмо одной мамы и учителя-тьютора для детей с инвалидностью в итальянской школе. Похоже и непохоже на российскую школу.  «Я — мама и учитель начальной школы, в этом году я работаю тьютором с тяжелой, очень тяжелой девочкой, тяжелой и очень красивой. Я прихожу в класс, основная учительница говорит мне: „Осторожней с матерью этой девочки, она будет всячески пытаться окунуть тебя в собственные проблемы, и еще она слегка одержима идеей, что ее дочь все может, все понимает ну и так далее.“ Я… Я молчу.  


  Учительница объясняет мне, что сегодня наш класс идет в музей,  и что мать девочки настояла, что бы мы взяли и ее. Я молчу и заглядываю в глаза девочки. Это глаза моей дочери, я мысленно говорю малышке „Не волнуйся, мы пойдем в музей вместе“. Она улыбается, она такая красивая.   Я общаюсь с другими учителями, которые сопровождали девочку 3 года ее школьной жизни, но ни один из них не может рассказать мне о ее способностях и успехах, мы обсуждаем в основном ее диагноз, хотя он очень общий и медицинский.   Мы идем в музей, классу проводят экскурсию. Девочка в инвалидном кресле, она пытается подвинуться ближе к картинам, к фотографиям, к картам, чтобы лучше их рассмотреть. Но учительница шепчет мне, что бы я отвезла коляску назад, так другие дети смогут приблизиться к картинам. Те, которые „понимают“…   Я делаю вид, что не расслышала, следую за девочкой и помогаю ей рассмотреть каждый экспонат, о котором нам рассказывает экскурсовод. Учительница косо посматривает на меня.
После экскурсии мы снова в школе. Все дети получают тетрадку и должны там ответить на вопросы об экскурсии, нарисовать экспонаты, выразить свое мнение об увиденном. Девочка не получает никакой тетрадки.   Это мой первый день в школе, и я не принесла ей никаких развлечений, пока другие дети занимаются.   К счастью, я нахожу выход, я прошу соседку по парте показать нам свою тетрадку. Наша соседка очень милая и отзывчивая девочка, она читает вместе с нами свою тетрадь, но вскоре она должна выполнять свое задание, у нее нет времени на нас.
Полдник: девочка одна, другие дети едят вместе веселыми группками. Время менять подгузник, я ищу медработника, на котором лежит ответственность за гигиену девочки. Они наперегонки скрываются от меня. „Ничего страшного, я сама тебя поменяю, родная, — шепчу я девочке. Уже час как ты в грязном подгузнике“.
Я встречаюсь с прошлогодним тьютором девочки, она рассказывает мне кучу неприятных вещей о матери и о семье, настаивает на том, что работать с таким глубоким инвалидом просто невозможно. Я спрашиваю, использует ли она технику альтернативной и аугментативной коммуникации (ААС). Она отвечает, что у нее общее педагогическое образование, хотя она сдала 4 дополнительных экзамена для работы с инвалидами, но она же не может всего знать… Я молчу… Я молчу и в этот раз.  


Между тем, я уже без памяти влюблена в мою девочку, в ней живет моя дочка, страдания и попытки ее мамы — это мои попытки и страдания. В ней ответы на вопросы, которы я задаю себе каждую минуту. В этом мальком кузнечике с острыми коленками, который совершенно правильно показывает мне все цвета, все формы, буквы, цифры, отвечает на мои вопросы звуками и писками, которые я правильно истолковываю.   Мы ласкаемся друг к другу, я целую ее в щеки и в волосы, она гладит меня по лицу и по плечам.
В конце рабочего дня классная учительница говорит мне: „Ну что ж, кажется, у тебя неплохо получается, это нам всем на пользу“.   Уже в дверях, я поворачиваюсь и отвечаю: „Дома меня ждет моя дочь, тоже с очень серьезной инвалидностью“. Полная тишина мне в ответ.
На следующий день я прихожу в школу со своим Ipad и в воинственном настроении. Учителя пытаются загладить вчерашнее впечатление и оправдываются, но я четко им объясняю: „Послушайте, я не тьютор этого конкретного ребенка, я тьютор, который работает с классом, со всем классом, для обучения этого конкретного ребенка. Поэтому, мы будем работать все вместе, иначе не избежать нам проблем. Если бы вы могли увидеть в этой девочке то, что вижу в ней я, если бы вы видели в этом неподвижном теле обычного ребенка, любопытного, игривого, веселого, то наш класс стал бы лучше, вы бы стали лучше, и весь мир стал бы счастливее“.
Моя девочка отлично провела день, она развлекалась с приложениями Ipad, другие дети стояли сзади нее и с интересом смотрели, как она делает задания. Во время полдника я организовала вокруг нас небольшую группку, и моя девочка смогла перекусить не в одиночестве, а в компании одноклассников. Я принесла ей книжку сказок и сказала ей на ушко, что когда меня нет рядом, она может почитать сказки, так ей не будет скучно одной. В школе она проводит 18 часов в неделю, и я не всегда могу быть рядом. Тогда она сидит одна, смотрит в пустоту.
Сейчас я дома, смотрю на свою дочку. И надеюсь и молюсь всем богам, что бы и она смогла пережить злобу и невежество людей.опубликовано      Также интересно: Эмоциональная грамота: 5 способов научить ребенка выражать чувства   Как правильно реагировать на чувства ребёнка       P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: michelevaleria.livejournal.com/346256.html

Почему нельзя ребенка «оставлять проплакаться»

Поделиться



Прежде всего нужно сказать, что исследования, которые есть в доступности сейчас, не были в доступности много лет назад. Нейрофизиологи сейчас знают, что пережитое детьми гораздо более значимо, чем мы могли бы себе предположить. При рождении ребенка только 15% его нейронных связей сформированы.

Это простейшие связи, позволяющие выживать, но остальные 85% в основном складываются в первые 3 года, и они складываются на основе опыта ребенка. На самом просто уровне, нейрофизиология доказала, что роль родителя абсолютно критична в определении будущего ребенка. Ребенок, выросший в любви, заботе и понимании, имеет настройку в мозгу на позитивные результаты.

Когда мама или папа обнимают ребенка, поют ему, носят его на руках, они помогают выстраиванию в мозгу ребенка тех самых связей, которые впоследствии помогут ему научиться самому строить отношения, основанные на любви. Если вы показываете ребенку тепло и любовь, даете ему возможность переживать положительные эмоции, и он вырастет в счастливого, здорового, заботливого взрослого.

Бытует мнение, что если каждый раз, когда ребенок плачет, брать его на руки, то его можно избаловать. Нейрофизиологи знают теперь на основе фактов, что ребенка в таком возрасте нельзя избаловать. Его мозг пока не способен к манипуляциям.

 





Приведенная ниже информация имеет целью собрать фактические знания из разных областей, чтобы помочь мамам делать информированный выбор, а не только идти на поводу у советов «так надо». Она не отнимает права каждой мамы и папы на «материнский инстинкт». Есть много разных методов воспитания и ухода, среди них есть методы, зарождающие в ребенке чувство защищенности и доверия, и по большому счету это — здравый смысл. Однако информация о том, почему именно так лучше для ребенка, не всегда есть, и поэтому данная информация приведена ниже.

Когда врачи и психологи говорят о тех или иных расстройствах у ребенка, часто упоминают широкий спектр расстройств, связанных с «потерей привязанности к матери», и, к сожалению, не все они касаются только детей из детских домов. В частности, в контексте таких расстройств и даются советы подходить на плач ребенка, а не оставлять его проплакаться, или применять методы «контролируемого плача».

Говоря более конкретно о проблемах детского сна, а именно с ним связаны большинство случаев, когда ребенка оставляют плакать в одиночества, стоит прежде всего задуматься о культурных стереотипах того, как должен спать ребенок. Если бы ученые отталкивались от той модели сна, которая удобна родителям в нашей культуре, то исследования не отражали бы потребностей ребенка, и выстраивали бы ложную теорию. Поэтому то, как мы считаем, что ребенок должен или не должен спать вовсе не отражает того, как он на самом деле спит. И до применения любых методах стоит задуматься, насколько объективны наши требования к сну ребенка.

Многие родители, особенно старшее поколение, часто говорят, что если брать ребенка на руки каждый раз, когда он заплачет, то его «балуют», и учат плакать, чтобы его брали на руки. Этот посыл основан на бихевиористических исследованиях начала 20-го века, которые были опровергнуты десятками более поздних исследований и отвергнуты в большинстве своем в своем применении к ребенку, и человеку в принципе. Поэтому страх «избаловать»- ложен, детский мозг не в состоянии проделать пока таких манипуляций. Исследования, на которые ссылаются, пропагандируя эту ложную теорию, касались лабораторных крыс, и их реакции на «позитивное подкрепление».

Человек отличается от других млекопитающих.Только 15% мозга человека имеет нейронные связи при рождении (в сравнении с шимпанзе, ближайшим по сходству приматом, у которого на момент рождения существует 45% нейронных связей). Это говорит о незрелости нервной системы, и о том, что в следующие 3 года мозг ребенка будет занят выстраиванием этих связей, и именно его опыт в первые 3 года, его отношения с родителями, и в особенности отношения с матерью, и формируют «структуру» его личности.

Дети познают мир через то, как окружающие их люди (родители, братья, сестры) реагируют на них. Это касается и сна. Согласно исследования одного клинического психолога, дети учатся успокаиваться, когда их успокаивают. А не когда их оставляют плакать до полного истощения. Многие думают, что только дети из детских домов становятся нелюдимыми, озлобленными, бесчувственными, и случается это потому, что им не хватает общения. Это не так. Тот же самый клинический психолог забрал 6 месячного ребенка из родной семьи и поместил его в приемную семью, так как ребенок не умел плакать вообще! Его кормили, одевали, согревали, но на его плач никто не реагировал! И ребенок «закрылся», так как это случается с брошенными детьми в домах ребенка. В 9 месяцев пришлось снова учить ребенка протягивать руки, чтобы ее взяли!

Родителям часто говорят, что методы контролируемого плача работают. Они работают, потому что ребенок прекращает плакать! А что ИМЕННО работает? Ребенок научился успокаиваться, или потерял надежду, что ему помогут? Это разве хорошо?

Др. Джей Гордон считает, что чем в более раннем возрасте на плач ребенка перестают реагировать, тем больше шансов, что ребенок «закроется», даже немного. Она также считает, что дети, которых обнимают, или кормят всю ночь, рано или поздно научатся успокаиваться и спать самостоятельно. Все иное, по ее мнению, это просто ЛОЖЬ, которая помогает продавать книги по методам контролируемого плача.



 

В 1970х доктор Т. Берри Бразелтон изучал новорожденных, в частности, могут ли они испытывать отчаяние или депрессию. В видеосъемках, от которых разрывается сердце, видны маленькие дети, которые плачут, чтобы добиться реакции от мамы, и если у них не получаются, то они плачут ещё громче. Через какое-то время, испробовав все выражения и попытки поймать взгляд матери, ребенок достигает пика терпения и начинает отворачиваться, не в силах больше прилагать бесплодных усилий. В конце концов ребенок отворачивается и отказывается смотреть на мать. Потом он поворачивается, и пытается вызвать реакцию. И каждый раз он отворачивается на все более долгий и долгий срок. В конце концов каждый ребенок роняет голову, затихает, и демонстрирует все признаки отчаяния.

Как писала Линда Палмер в книги «Химия Привязанности», нейронные и гормональные связи, которые есть у ребенка и у родителя, помогающие им развить взаимную привязанность, являются одними из самых сильных в природе. Как только родился ребенок, гормональные системы контроля и мозговые синапсы начинают обретать постоянные структуры в соответствии с теми обращением, которое переживает ребенок. Ненужные рецепторы мозга и нейронные связи исчезают, а новые, подходящие тому миру, который окружает ребенка, усиливаются (часть развития мозга, происходящая в первые 3 года).

Постоянный телесный контакт и другие проявления заботы родителей производят постоянный высокий уровень окситоцина в ребенке, который в свою очередь подавляет реакцию на стрессовые гормоны. Многие психологические исследования показали, что, в зависимости от поведения родителей, высокий или низкий уровень окситоцина в мозгу ребенка приводил к формированию постоянной структуры реакции на стресс.

Дети, формирующиеся в положительных эмоциях и высоком уровне окситоцина начинают проявлять характеристики «уверенного и любимого» ребенка, дети же, которых оставляют плакать, игнорируют, лишают общения, озлобленно реагируют на их проявления эмоций, плач, вырастая, проявляют характеристики «неуверенного, нелюбимого» ребенка, а потом подростка, и позже взрослого. Характеристики «неуверенности» включают в себя асоциальное поведение, агрессию, неспособность к длительным любовным отношениям, душевные болезни и неспособность справляться со стрессом.

Новорожденные существенно более чувствительны к феромонам, нежели взрослые. Они не в состоянии выражать себя речью, и поэтому полагаются на более примитивные чувства, которыми контролируют друг друга более низшие животные. Самые ранние, примитивные переживания ребенка позволяют ему развить более высокие способности к пониманию выражений лица и эмоций, чем мы можем ожидать. Именно так ребенок научается узнавать об уровне стресса в тех, кто о нем заботится, иными словами, испытывает ли мама страх или радость. Часть стресса от отсутствия рядом матери может быть в том, что ребенок теряет способность понимать, находится ли он в безопасности. Второй способ понимания — это тактильный, и естественно, запахи тела, которые ощущает ребенок, ведь феромоны можно почувствовать только, если мама находится рядом.

Аргументация «ну вот они оставляли ребенка проплакаться в 3 месячном возрасте и с ним все в порядке» некорректна. Если посмотреть на социологическую ситуацию в обществе, уровень преступности растет, уровень употребления наркотиков растет, уровень разводов растет и так далее. Естественно, это не имеет прямой взаимосвязи только с детским сном, но все начинается дома. По словам д-ра Серван-Шрайбера, он видит прямые последствия родительской заботы только о своих интересах и применения ими тех или иных «воспитательных» методов, во взрослых, которые приходят к нему лечиться от депрессии, страха, и неспособности выстроить открытые доверительные отношения.

По его словам, чувствительные дети, на плач которых не реагировали, начинают считать свою потребность в тепле и успокоении — недостатком характера, родителей — холодными, далекими фигурами, и страх и одиночество — естественными спутниками существования человека. Они научаются, что эмоционально-важным людям нельзя доверять, что от них нельзя ждать понимания и поддержки.

Так как потребность врожденная и контролировать ее нельзя, они пытаются справиться с ней, или отказываясь и прячась от собственных эмоций (депрессивные тенденции во взрослых), или утолять одиночество или боль не с помощью людей, а с помощью вещей, которые более надежны, например, алкоголь или наркотики.

Теория о том, что беря ребенка на руки, мы его балуем, наукофицирована и была крайне популярна в начале 20 века. Было принято считать, что если «поощрять» плач тем, что брать ребенка на руки, то ребенок будет плакать больше. Как оказалась, человеческое поведение все-таки несколько сложнее. Др-ра Бэлл и Айнсуорт исследовали две группы родителей с детьми. В первой группе детей много обнимали, носили на руках. Это были счастливые, уверенные в себе дети, результат заботливых родителей. Вторую группу растили более строго, на их плач не всегда реагировали, они жили по более жесткому графику, не всегда получали тепло и заботу. За всеми детьми следили около года. Дети в группе А проявляли куда большую независимость.

Более того, синдром «закрытия» может проявляться не только в детдомовских детях. Только ребенок может знать глубину своей потребности. Дети, который оставляют плакать в одиночестве, или не носят на руках, боясь испортить, в конце концов могут вырасти в наиболее неуверенных взрослых. Дети, которых «выдрессировали» не показывать свои потребности, могут казаться послушными, удобными, «хорошими» детьми. Но они всего лишь отказываются от выражения своих потребностей, или могут вырасти во взрослых, которые будут бояться высказать что-то, что нужно им.

Все исследования раннего детства показывают, что дети, постоянно получавшие любовь и заботу в раннем детстве становятся наиболее любящими и уверенными взрослыми, а дети, которых заставили уйти в подчиненное поведение (оставили плакать), накапливают чувства гнева и ненависти, которые впоследствии могут выражаться различными вредными способами.

Часто задают вопрос — а какова альтернатива? Учитывая имеющиеся исследования, физиологические и психологические потребности ребенка, мы должны принять необходимость некоторых принципов для себя.
Можно попробовать метод шипения=похлопывания, но если он не работает, то можно взять стул, и сесть рядом с ребенком, положив на него руку, чтобы он чувствовал от вас постоянное успокоение (особенно до возраста, когда ребенок познает постоянство объекта, в 6-8 мес). Если ребенок перевозбужден, не может заснуть, и никакие методы не работают — просто будьте рядом с ним, чтобы он вас чувствовал. Если вам тяжело, делайте это по очереди с папой. Главный принцип — не оставляйте ребенка, потому что психологически дети усваивают реакцию. Если вам повезло и у вас ребенок, который готов засыпать, и вы не требуетесь ему в комнате… отлично, но все другие дети всего лишь хотят, чтобы их потребности были удовлетворены, и они общаются с нами, как умеют. Даже если ваш ребенок плачет, и вы рядом, он знает, что вы с ним. Что его слышат.

А чтобы успокоиться, было проведено большое исследование, касавшееся количества просыпаний ночью, и их зависимости от возраста. После снижения количества просыпаний в возрасте от 3 до 6 месяцев, после 9 месяцев снова регистрируется рост количества просыпаний. Увеличение беспокойства ночного сна к концу 1 года жизни связано с огромным социо-эмоциональным скачком развития, который характеризует эту стадию развития. В возрасте 1 года 55% детей просыпались по ночам.

Дополнить хочу постом одной мамы, оригинальный пост на английском, перевод мой:

«Я не эксперт по сну, но если вы находитесь в точке отчаяния, и страстно желаете наконец поспать, что вам иногда приходит в голову, ну не могут же ошибаться вся эти люди, которые советуют „оставить проораться“, и ничего такого уж страшного в этом нет.

Моему сыну только что исполнилось 10 месяцев. С рождения он не спал более 2 часов подряд, и вчера он впервые проспал всю ночь. Я от радости просто места себе не находила, ведь я тоже не спала более 2 часов подряд все эти 10 месяцев. А сегодня он проспал до 4:30 утра!

Я позвонила всем, кого знала, и все сказали мне одно и то же: »… если он начнет плакать вскоре после засыпания, просто оставь его, и он скоро поймет..."

В этот день он пошел спать как обычно, около 8 вечера, и в 9:30 уже заплакал первый раз. Это не был отчаянный плач, просто плач, значащий «я проснулся». Я отправилась к нему, и в голове у меня жужжали все советы, что не нужно подходить, и я изводила себя тем, что я такой слабак и не могу это сделать.

Я вошла к нему в комнату и увидела своего сына сидящего в кровати, держащего свое одеяло, и всего ПОКРЫТОГО рвотой. Вся кровать была в рвоте, и даже стены и пол. Он сидел в огромной луже рвоты. Когда он увидел меня, тут он заплакал уже по-настоящему.

Я взяла его на руки, и он немедленно заснул, наверное, из-за истощения и обезвоживания от рвоты. И мне стало плохо от одной мысли, что было бы, если бы я оставила его плакать? Он бы заснул рано или поздно, скорее всего прямо там, в собственной рвоте, один, испуганный и больной. Его бы снова тошнило (а его тошнило потом всю ночь), и может быть он бы захлебнулся собственной рвотой только потому, что я хотела спать всю ночь?!

Как же все эти дети, которых бросают плакать в одиночестве. Скольким из них страшно, больно, сколькие были больны и нуждались в маме, но знали, что плач им не поможет, потому что не помогал в прошлом? Скольким из них температуру заметили только с утра, когда ребенку было «можно вставать»?

Поверьте мне, я отчаивалась настолько, что мысль «оставить проораться» посещала меня. Но ребенок маленький не навсегда. И бессонные ночи — не навсегда. И каждый раз, когда кажется, что ты уже отчаялась и кончились все силы и терпение, и ты где-то внутри даже ненавидишь это существо, которое не дает тебе спать третий час подряд в 4 утра… вспомни, что тебе был дан великий дар, о котором нужно заботиться, любить, и оберегать. Ведь его можно потерять в один момент, страшно и беспричинно.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: woman-rules.ru/family/pochemu-nelzya-ostavlyat-proplakatsya-/

Почему нельзя ребенка «оставлять проплакаться»

Поделиться



Прежде всего нужно сказать, что исследования, которые есть в доступности сейчас, не были в доступности много лет назад. Нейрофизиологи сейчас знают, что пережитое детьми гораздо более значимо, чем мы могли бы себе предположить. При рождении ребенка только 15% его нейронных связей сформированы.

Это простейшие связи, позволяющие выживать, но остальные 85% в основном складываются в первые 3 года, и они складываются на основе опыта ребенка. На самом просто уровне, нейрофизиология доказала, что роль родителя абсолютно критична в определении будущего ребенка. Ребенок, выросший в любви, заботе и понимании, имеет настройку в мозгу на позитивные результаты.

Когда мама или папа обнимают ребенка, поют ему, носят его на руках, они помогают выстраиванию в мозгу ребенка тех самых связей, которые впоследствии помогут ему научиться самому строить отношения, основанные на любви. Если вы показываете ребенку тепло и любовь, даете ему возможность переживать положительные эмоции, и он вырастет в счастливого, здорового, заботливого взрослого.

Бытует мнение, что если каждый раз, когда ребенок плачет, брать его на руки, то его можно избаловать. Нейрофизиологи знают теперь на основе фактов, что ребенка в таком возрасте нельзя избаловать. Его мозг пока не способен к манипуляциям.

 





Приведенная ниже информация имеет целью собрать фактические знания из разных областей, чтобы помочь мамам делать информированный выбор, а не только идти на поводу у советов «так надо». Она не отнимает права каждой мамы и папы на «материнский инстинкт». Есть много разных методов воспитания и ухода, среди них есть методы, зарождающие в ребенке чувство защищенности и доверия, и по большому счету это — здравый смысл. Однако информация о том, почему именно так лучше для ребенка, не всегда есть, и поэтому данная информация приведена ниже.

Когда врачи и психологи говорят о тех или иных расстройствах у ребенка, часто упоминают широкий спектр расстройств, связанных с «потерей привязанности к матери», и, к сожалению, не все они касаются только детей из детских домов. В частности, в контексте таких расстройств и даются советы подходить на плач ребенка, а не оставлять его проплакаться, или применять методы «контролируемого плача».

Говоря более конкретно о проблемах детского сна, а именно с ним связаны большинство случаев, когда ребенка оставляют плакать в одиночества, стоит прежде всего задуматься о культурных стереотипах того, как должен спать ребенок. Если бы ученые отталкивались от той модели сна, которая удобна родителям в нашей культуре, то исследования не отражали бы потребностей ребенка, и выстраивали бы ложную теорию. Поэтому то, как мы считаем, что ребенок должен или не должен спать вовсе не отражает того, как он на самом деле спит. И до применения любых методах стоит задуматься, насколько объективны наши требования к сну ребенка.

Многие родители, особенно старшее поколение, часто говорят, что если брать ребенка на руки каждый раз, когда он заплачет, то его «балуют», и учат плакать, чтобы его брали на руки. Этот посыл основан на бихевиористических исследованиях начала 20-го века, которые были опровергнуты десятками более поздних исследований и отвергнуты в большинстве своем в своем применении к ребенку, и человеку в принципе. Поэтому страх «избаловать»- ложен, детский мозг не в состоянии проделать пока таких манипуляций. Исследования, на которые ссылаются, пропагандируя эту ложную теорию, касались лабораторных крыс, и их реакции на «позитивное подкрепление».

Человек отличается от других млекопитающих.Только 15% мозга человека имеет нейронные связи при рождении (в сравнении с шимпанзе, ближайшим по сходству приматом, у которого на момент рождения существует 45% нейронных связей). Это говорит о незрелости нервной системы, и о том, что в следующие 3 года мозг ребенка будет занят выстраиванием этих связей, и именно его опыт в первые 3 года, его отношения с родителями, и в особенности отношения с матерью, и формируют «структуру» его личности.

Дети познают мир через то, как окружающие их люди (родители, братья, сестры) реагируют на них. Это касается и сна. Согласно исследования одного клинического психолога, дети учатся успокаиваться, когда их успокаивают. А не когда их оставляют плакать до полного истощения. Многие думают, что только дети из детских домов становятся нелюдимыми, озлобленными, бесчувственными, и случается это потому, что им не хватает общения. Это не так. Тот же самый клинический психолог забрал 6 месячного ребенка из родной семьи и поместил его в приемную семью, так как ребенок не умел плакать вообще! Его кормили, одевали, согревали, но на его плач никто не реагировал! И ребенок «закрылся», так как это случается с брошенными детьми в домах ребенка. В 9 месяцев пришлось снова учить ребенка протягивать руки, чтобы ее взяли!

Родителям часто говорят, что методы контролируемого плача работают. Они работают, потому что ребенок прекращает плакать! А что ИМЕННО работает? Ребенок научился успокаиваться, или потерял надежду, что ему помогут? Это разве хорошо?

Др. Джей Гордон считает, что чем в более раннем возрасте на плач ребенка перестают реагировать, тем больше шансов, что ребенок «закроется», даже немного. Она также считает, что дети, которых обнимают, или кормят всю ночь, рано или поздно научатся успокаиваться и спать самостоятельно. Все иное, по ее мнению, это просто ЛОЖЬ, которая помогает продавать книги по методам контролируемого плача.



 

В 1970х доктор Т. Берри Бразелтон изучал новорожденных, в частности, могут ли они испытывать отчаяние или депрессию. В видеосъемках, от которых разрывается сердце, видны маленькие дети, которые плачут, чтобы добиться реакции от мамы, и если у них не получаются, то они плачут ещё громче. Через какое-то время, испробовав все выражения и попытки поймать взгляд матери, ребенок достигает пика терпения и начинает отворачиваться, не в силах больше прилагать бесплодных усилий. В конце концов ребенок отворачивается и отказывается смотреть на мать. Потом он поворачивается, и пытается вызвать реакцию. И каждый раз он отворачивается на все более долгий и долгий срок. В конце концов каждый ребенок роняет голову, затихает, и демонстрирует все признаки отчаяния.

Как писала Линда Палмер в книги «Химия Привязанности», нейронные и гормональные связи, которые есть у ребенка и у родителя, помогающие им развить взаимную привязанность, являются одними из самых сильных в природе. Как только родился ребенок, гормональные системы контроля и мозговые синапсы начинают обретать постоянные структуры в соответствии с теми обращением, которое переживает ребенок. Ненужные рецепторы мозга и нейронные связи исчезают, а новые, подходящие тому миру, который окружает ребенка, усиливаются (часть развития мозга, происходящая в первые 3 года).

Постоянный телесный контакт и другие проявления заботы родителей производят постоянный высокий уровень окситоцина в ребенке, который в свою очередь подавляет реакцию на стрессовые гормоны. Многие психологические исследования показали, что, в зависимости от поведения родителей, высокий или низкий уровень окситоцина в мозгу ребенка приводил к формированию постоянной структуры реакции на стресс.

Дети, формирующиеся в положительных эмоциях и высоком уровне окситоцина начинают проявлять характеристики «уверенного и любимого» ребенка, дети же, которых оставляют плакать, игнорируют, лишают общения, озлобленно реагируют на их проявления эмоций, плач, вырастая, проявляют характеристики «неуверенного, нелюбимого» ребенка, а потом подростка, и позже взрослого. Характеристики «неуверенности» включают в себя асоциальное поведение, агрессию, неспособность к длительным любовным отношениям, душевные болезни и неспособность справляться со стрессом.

Новорожденные существенно более чувствительны к феромонам, нежели взрослые. Они не в состоянии выражать себя речью, и поэтому полагаются на более примитивные чувства, которыми контролируют друг друга более низшие животные. Самые ранние, примитивные переживания ребенка позволяют ему развить более высокие способности к пониманию выражений лица и эмоций, чем мы можем ожидать. Именно так ребенок научается узнавать об уровне стресса в тех, кто о нем заботится, иными словами, испытывает ли мама страх или радость. Часть стресса от отсутствия рядом матери может быть в том, что ребенок теряет способность понимать, находится ли он в безопасности. Второй способ понимания — это тактильный, и естественно, запахи тела, которые ощущает ребенок, ведь феромоны можно почувствовать только, если мама находится рядом.

Аргументация «ну вот они оставляли ребенка проплакаться в 3 месячном возрасте и с ним все в порядке» некорректна. Если посмотреть на социологическую ситуацию в обществе, уровень преступности растет, уровень употребления наркотиков растет, уровень разводов растет и так далее. Естественно, это не имеет прямой взаимосвязи только с детским сном, но все начинается дома. По словам д-ра Серван-Шрайбера, он видит прямые последствия родительской заботы только о своих интересах и применения ими тех или иных «воспитательных» методов, во взрослых, которые приходят к нему лечиться от депрессии, страха, и неспособности выстроить открытые доверительные отношения.

По его словам, чувствительные дети, на плач которых не реагировали, начинают считать свою потребность в тепле и успокоении — недостатком характера, родителей — холодными, далекими фигурами, и страх и одиночество — естественными спутниками существования человека. Они научаются, что эмоционально-важным людям нельзя доверять, что от них нельзя ждать понимания и поддержки.

Так как потребность врожденная и контролировать ее нельзя, они пытаются справиться с ней, или отказываясь и прячась от собственных эмоций (депрессивные тенденции во взрослых), или утолять одиночество или боль не с помощью людей, а с помощью вещей, которые более надежны, например, алкоголь или наркотики.

Теория о том, что беря ребенка на руки, мы его балуем, наукофицирована и была крайне популярна в начале 20 века. Было принято считать, что если «поощрять» плач тем, что брать ребенка на руки, то ребенок будет плакать больше. Как оказалась, человеческое поведение все-таки несколько сложнее. Др-ра Бэлл и Айнсуорт исследовали две группы родителей с детьми. В первой группе детей много обнимали, носили на руках. Это были счастливые, уверенные в себе дети, результат заботливых родителей. Вторую группу растили более строго, на их плач не всегда реагировали, они жили по более жесткому графику, не всегда получали тепло и заботу. За всеми детьми следили около года. Дети в группе А проявляли куда большую независимость.

Более того, синдром «закрытия» может проявляться не только в детдомовских детях. Только ребенок может знать глубину своей потребности. Дети, который оставляют плакать в одиночестве, или не носят на руках, боясь испортить, в конце концов могут вырасти в наиболее неуверенных взрослых. Дети, которых «выдрессировали» не показывать свои потребности, могут казаться послушными, удобными, «хорошими» детьми. Но они всего лишь отказываются от выражения своих потребностей, или могут вырасти во взрослых, которые будут бояться высказать что-то, что нужно им.

Все исследования раннего детства показывают, что дети, постоянно получавшие любовь и заботу в раннем детстве становятся наиболее любящими и уверенными взрослыми, а дети, которых заставили уйти в подчиненное поведение (оставили плакать), накапливают чувства гнева и ненависти, которые впоследствии могут выражаться различными вредными способами.

Часто задают вопрос — а какова альтернатива? Учитывая имеющиеся исследования, физиологические и психологические потребности ребенка, мы должны принять необходимость некоторых принципов для себя.
Можно попробовать метод шипения=похлопывания, но если он не работает, то можно взять стул, и сесть рядом с ребенком, положив на него руку, чтобы он чувствовал от вас постоянное успокоение (особенно до возраста, когда ребенок познает постоянство объекта, в 6-8 мес). Если ребенок перевозбужден, не может заснуть, и никакие методы не работают — просто будьте рядом с ним, чтобы он вас чувствовал. Если вам тяжело, делайте это по очереди с папой. Главный принцип — не оставляйте ребенка, потому что психологически дети усваивают реакцию. Если вам повезло и у вас ребенок, который готов засыпать, и вы не требуетесь ему в комнате… отлично, но все другие дети всего лишь хотят, чтобы их потребности были удовлетворены, и они общаются с нами, как умеют. Даже если ваш ребенок плачет, и вы рядом, он знает, что вы с ним. Что его слышат.

А чтобы успокоиться, было проведено большое исследование, касавшееся количества просыпаний ночью, и их зависимости от возраста. После снижения количества просыпаний в возрасте от 3 до 6 месяцев, после 9 месяцев снова регистрируется рост количества просыпаний. Увеличение беспокойства ночного сна к концу 1 года жизни связано с огромным социо-эмоциональным скачком развития, который характеризует эту стадию развития. В возрасте 1 года 55% детей просыпались по ночам.

Дополнить хочу постом одной мамы, оригинальный пост на английском, перевод мой:

«Я не эксперт по сну, но если вы находитесь в точке отчаяния, и страстно желаете наконец поспать, что вам иногда приходит в голову, ну не могут же ошибаться вся эти люди, которые советуют „оставить проораться“, и ничего такого уж страшного в этом нет.

Моему сыну только что исполнилось 10 месяцев. С рождения он не спал более 2 часов подряд, и вчера он впервые проспал всю ночь. Я от радости просто места себе не находила, ведь я тоже не спала более 2 часов подряд все эти 10 месяцев. А сегодня он проспал до 4:30 утра!

Я позвонила всем, кого знала, и все сказали мне одно и то же: »… если он начнет плакать вскоре после засыпания, просто оставь его, и он скоро поймет..."

В этот день он пошел спать как обычно, около 8 вечера, и в 9:30 уже заплакал первый раз. Это не был отчаянный плач, просто плач, значащий «я проснулся». Я отправилась к нему, и в голове у меня жужжали все советы, что не нужно подходить, и я изводила себя тем, что я такой слабак и не могу это сделать.

Я вошла к нему в комнату и увидела своего сына сидящего в кровати, держащего свое одеяло, и всего ПОКРЫТОГО рвотой. Вся кровать была в рвоте, и даже стены и пол. Он сидел в огромной луже рвоты. Когда он увидел меня, тут он заплакал уже по-настоящему.

Я взяла его на руки, и он немедленно заснул, наверное, из-за истощения и обезвоживания от рвоты. И мне стало плохо от одной мысли, что было бы, если бы я оставила его плакать? Он бы заснул рано или поздно, скорее всего прямо там, в собственной рвоте, один, испуганный и больной. Его бы снова тошнило (а его тошнило потом всю ночь), и может быть он бы захлебнулся собственной рвотой только потому, что я хотела спать всю ночь?!

Как же все эти дети, которых бросают плакать в одиночестве. Скольким из них страшно, больно, сколькие были больны и нуждались в маме, но знали, что плач им не поможет, потому что не помогал в прошлом? Скольким из них температуру заметили только с утра, когда ребенку было «можно вставать»?

Поверьте мне, я отчаивалась настолько, что мысль «оставить проораться» посещала меня. Но ребенок маленький не навсегда. И бессонные ночи — не навсегда. И каждый раз, когда кажется, что ты уже отчаялась и кончились все силы и терпение, и ты где-то внутри даже ненавидишь это существо, которое не дает тебе спать третий час подряд в 4 утра… вспомни, что тебе был дан великий дар, о котором нужно заботиться, любить, и оберегать. Ведь его можно потерять в один момент, страшно и беспричинно.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: woman-rules.ru/family/pochemu-nelzya-ostavlyat-proplakatsya-/

Умная и хорошая, глупая и плохая Я

Поделиться



Я пошла в нулевой класс в пять лет и два месяца, спустя восемь месяцев после смерти моего отца.

Моей учительницей стала мисс Неронович. У неё был удивительный, вкусный запах. Она была молоденькой и хорошенькой, с высоким начёсом из светлых волос, носила короткие юбки ярких цветов и обладала самой доброжелательной улыбкой и самым тёплым взглядом, какие только можно себе представить. Я полюбила её с самой первой нашей встречи, когда мама специально отвела меня к ней в класс, чтобы мы познакомились, и мисс Неронович показала мне обстановку.





Мама недавно снова начала есть и перестала носить все выходные напролёт свой домашний халат. Я хорошо запомнила, как она учила меня произносить «мисс Не-ро-но-вич» перед этой особой встречей и рассказывала, какая это замечательная женщина и как мне повезло, что я попаду в специальный класс, который станет для меня школьной семьёй.

Был 1973 год, и наша местная школа решила попробовать новомодный тип класса «семейная группа». Мама сказала, что мисс Неронович непременно хотела со мной познакомиться.

В класс попали ученики разного возраста, от дошколят до третьеклассников, мы сидели за партами вместе, и нам, малышам, при необходимости можно было просить детей постарше о помощи. Мы могли сами выбирать себе занятия, свободно ходить по классу от одной площадки к другой. А когда мы не справлялись или, наоборот, доделывали задание, то шли рассказывать об этом мисс Неронович, а она обсуждала всё с нами наедине, объясняла то, что мы не знали, или помогала с чем-то сложным.

До сих пор, закрывая глаза, я с лёгкостью вспоминаю, как прижималась к ней, пока мой блокнот лежал у неё на коленях. Она обнимала меня рукой, и наши головы с соломенными волосами дружно склонялись над моим рисунком, пока она красиво подписывала его историей, которую я диктовала.

Самым тяжёлым в мой первый день школы было ужасное событие, называемое «перемена». Я хорошо помню, какая паника меня охватила, когда нас вывели наружу без мисс Неронович.

К счастью, я осталась одна совсем ненадолго, ко мне на помощь пришёл мистер Грейолл. Он был директором и во время перемен гулял по школьному двору. В мой первый день в школе он увидел меня и протянул мне руку, чтобы мы прогулялись вместе. Я не помню, о чём мы разговаривали, говорил ли он что-нибудь мне, но я навсегда запечатлела, как во время прогулки его большая тёплая рука держала мою. Я не помню, чтобы он отправлял меня играть с другими детьми или просил не мешать, потому что он занят или потому что кто-то другой хотел с ним поговорить. В моей памяти осталось только то, что мы гуляли с ним каждый день и я была под его защитой. Нулевой класс был как мечта – прекрасная мечта.

В первом классе было то же самое благодаря «семейной группе». Я осталась с мисс Неронович, только теперь уже на полный день, поэтому у меня получалось гулять с мистером Грейоллом ещё и в обед.

Теперь мне самой приходилось помогать дошколятам, которые были немного испуганы и не всегда понимали, что нужно делать. Через некоторое время я даже начала иногда играть на школьном дворе, потому что старшие дети научили меня прыгать в классики, скакать на скакалке и плести «колыбельку для кошки». Я вспоминаю, как третьеклассница Айрин запретила одному маленькому мальчику дразнить меня за маленькие уши. Айрин сказала мне звать её всякий раз, если мальчик снова начнёт дразниться, и тогда она приведёт кого-нибудь из взрослых.

На собрании в конце года мистер Грейолл сообщил, что уходит на пенсию и долго рассказывал о том, чего ему будет не хватать при расставании с нашей начальной школой имени Джона Норквея. В том числе и «ежедневных прогулок с маленькой Пэмми». Я знала, что была для него особенной и что он будет меня вспоминать.

Мои табели за нулевой и первый класс были великолепны. Я была умной и хорошей, украшением любого класса.

Ко второму классу мы переехали в «район получше», из восточного Ванкувера в Керрисдейл.





Моя новая школа называлась «школой получше». Моя мама была так счастлива перевезти свою маленькую семью (мою сестру и меня) подальше от места глубокой скорби и радовалась, что она может дать нам нечто «получше», чем маленький розовый домик на 29-й улице.

Новая школа была обычной, не расположенной к новомодным веяниям, типа «семейных групп». Кажется, там никто не понимал, что я пришла из школы с нестандартным подходом и не знала правил «нормального» класса. Конечно же, меня никто не предупредил, что здесь ожидалось совсем другое.

  • Я не знала, что детям нельзя друг с другом разговаривать;
  • я не знала, что нельзя просить соседа о помощи – это было жульничанием;
  • я не знала, что нужно поднимать руку и спрашивать разрешения, если мне нужно встать за салфеткой;
  • я не знала, что нельзя просто так встать и подойти к окну, чтобы понаблюдать за малиновкой на траве
  • или подойти к учителю показать свою работу, чтобы он сказал своё мнение или помог мне.
 

Я не знала.

Я также ничего не знала про математику. В нашей системе «семейных групп» дети должны были освоить набор определённых способностей к концу третьего класса. Нам нужно было выполнить как минимум по два задания на каждой площадке за день, после чего мы могли заниматься чем угодно в наиболее интересной для нас секции.

Я любила читать, писать и заниматься музыкой, а ещё меня привлекали переодевальная и площадка с большими модулями, поэтому я часто проводила своё время именно там.

Я хорошо продвинулась в чтении и письме, а вот в области математики была пока на стадии работы со счётным материалом. Я умела считать, наверное, до 20; могла решать все геометрические головоломки; сортировать бусины по их признакам и нанизывать их в определённом порядке; я умела сортировать счётные палочки Куизинера по длине, и на этом мои математические познания заканчивались.

В моей прежней школе это никого совершенно не волновало, потому что считалось, что у меня в запасе есть ещё два года, чтобы «догнать». Я даже не представляла, что в обучении можно «отстать».

Моя учительница во втором классе (я даже не хочу писать её имя) в первый день учёбы, как мне показалось, хотела только одного: подловить меня. Она стояла перед классом и разговаривала с нами, в то же время записывая задания на доске. Я умела читать, но то, что она писала, было какой-то бессмыслицей: это казалось ловушкой. Она написала строки из чисел наподобие таких:

4+6=
3+2=
1+1=
8+5=

А затем спросила нас, какие будут ответы. Я знала числа, но что это ещё за странные знаки? Я понимала, что это был какой-то код – числа взаимодействовали друг с другом определённым образом, но я не могла разгадать логику.

Через несколько минут я догадалась, что другие дети знали этот код. И я помню, как меня с головой накрыла паника, когда сообразила, что только я не знаю, что делать, а о помощи просить нельзя – тогда у меня зашумело в ушах, а мои глаза перестали воспринимать то, что видели.

Когда меня вызвали, я попробовала наугад называть первые приходившие мне в голову числа, но ни разу не попала.

Достаточно было всего пары часов, чтобы я поняла, какая я глупая, и всего пары дней, чтобы осознать, какая я плохая.

Из-за того, что я такая плохая и глупая, моя учительница невзлюбила меня. Я всегда попадала в неприятности, потому что не соблюдала правила – я пыталась их угадывать, но кто же мог знать, что нужно спрашивать разрешения, чтобы почитать книжку из библиотеки или заточить карандаш для работы?

Я ненавидела эти уроки. Я была в специальной группе по чтению (и думала, что она именно для таких тупых и плохих, но, оглядываясь назад, понимаю, что туда отобрали только хорошо читающих детей), и нам можно было уходить в отдельный класс два или три раза в неделю. Дорога туда проходила через библиотеку. Однажды мы возвращались в общий класс, и мне становилось всё хуже и хуже от мысли, что придётся снова находиться рядом с этой «учительницей».

Я была в конце группы, и когда мы шли через библиотеку, вдруг осознала, что прячусь, согнувшись за книжными стеллажами, пока все остальные уходят. Моё сердце колотилось, но перед моими глазами обнаружилась интересная книга. Это была книга о детях, которые нашли секретный мир. Я осталась в библиотеке и читала её до обеда, и этого никто даже не заметил, так что мне не пришлось общаться с моим придирчивым учителем.

Я понимала, что так нельзя, мне не разрешено, но я не могла устоять. Через несколько дней я снова так сделала, теперь уже умышленно. К сожалению, кто-то зашёл и обнаружил меня, и тогда мне досталось за обман и пропуск занятия.

На школьном дворе никто не мог обо мне позаботиться, а все маленькие девочки подружились между собой за два прошедших года. Была ещё одна новая девочка по имени Джули. Она смешно разговаривала, потому что приехала из Австралии, и она была плохой. Джули постоянно попадала в неприятности, и её даже отправляли на беседу к директору. Она предложила мне подружиться, и я сказала «да», но старалась дружить и с хорошими девочками тоже. За обедом они сказали мне, что нужно сделать выбор между Джули и ими, но Джули уже была моей подругой, так что мне пришлось выбрать её, чтобы не поступать подло.





Однажды Джули предложила: «Давай танцевать на траве!» Перед школой была площадка с травой, где нам не разрешалось бегать, это была трава для красоты, а не для игр. Я это знала и напомнила Джули, что нам нельзя так делать, но она ответила, что если я её настоящая подруга, то я пойду с ней, а я хотела быть хорошей подругой, поэтому согласилась.

Мы танцевали на траве, и нам было очень весело, а когда Джули задирала свою юбку в танце, я делала точно так же. За это нас отправили к директору. Моя мама в то время была обручена и готовилась к предстоящей через несколько месяцев свадьбе. Директор сказала мне, что я разочарую свою маму и разрушу её предсвадебное счастье, если она узнает, что я натворила, поэтому в этот раз директор ей не расскажет, но если я опять устрою что-то подобное, она обязательно всё сообщит маме. В тот раз мне пришлось утаить этот тяжёлый секрет от своей мамы.

Моему табелю за второй класс было далеко до великолепия.

Тем летом мама вышла замуж, и мы переехали в вычурный большой дом, а мне пришлось снова идти в другую школу. Наступил третий класс, и я познакомилась с миссис Тиллер. Она была ОЧЕНЬ строгая и не допускала никаких безобразий.И она полюбила меня. Полюбила меня сразу же. Я догадалась об этом по огоньку в её глазах, когда она встретила меня у дверей и проводила в класс.

На первой неделе она дала нам тест по математике, размноженный на мимеографе. К концу второго класса я наконец-то поняла, что означают плюс и минус, но никогда не видела знака деления. Дети в новой школе изучили деление во втором классе, но в моей старой школе мы к нему ещё не приступали. Поэтому когда я получила листок с заданиями на деление, то подумала, что эти маленькие точки скорее всего опечатки мимеографа, и решила все задачи, как будто они были на вычитание.

Позже в этот день миссис Тиллер подошла к моей парте, наклонилась и тихо сказала только мне, чтобы не услышал никто другой: «Мне кажется, ты ещё не прошла деление, но не волнуйся, я тебе объясню. Это очень просто, и ты быстро всё поймёшь». Благодаря этому я точно знала, что учительница мне поможет и мне нечего бояться.

Миссис Тиллер разрешала мне читать, когда я заканчивала работу, и посоветовала новые книги, которые могли бы мне понравиться.





Однажды моя кошка последовала за мной в школу, и я боялась идти в класс, потому что думала, что тогда кошка потеряется и её собьёт машина. Один ученик рассказал миссис Тиллер об этой проблеме, и она вышла наружу, забрала кошку, внесла её в класс и сообщила всем, что этим утром у нас будет особенный гость. А во время обеда она сама отнесла нашу кошку домой.

Мне посчастливилось учиться в третьем классе у миссис Тиллер, остаться в той же школе и снова попасть к ней в четвёртом классе, несмотря на то, что новый брак моей мамы не удался – последовал развод и мы переехали в таунхаус.

Мои табели за 3 и 4 класс говорят, что я опять была умной и хорошей.

Летом перед пятым классом мы переехали в Ричмонд, и я снова поменяла школу, но на этом я закончу свою историю. Дополню только, что в конце четвёртого класса миссис Тиллер, узнав, что я уезжаю, дала мне свой домашний номер телефона и сказала, что она будет рада время от времени узнавать, как у меня дела. Мама специально купила мне собственную телефонную книжку, чтобы я могла записать номер учительницы в своё секретное, особенное место.

 

Также интересно: Михаил Казиник: Забирать у детей детство, чтобы сообщать им кучу информации, — это преступно  

Что делать если бьет учитель

 

И я действительно звонила миссис Тиллер, сначала каждые пару месяцев, потом каждый год или два, затем по большим поводам типа замужества и рождения моих детей.

В детстве я была глупой и плохой; я была умной и хорошей. Так меня видели мои учителя.опубликовано 

 

Автор: Памела Уайт, перевод Ирина Маценко



Источник: alpha-parenting.ru/2016/10/31/umnaya-i-horoshaya-glupaya-i-plohaya-ya/

Почему я неблагодарный сын

Поделиться



Заправкой к написанию данной статьи явился комментарий девушки на мой предыдущий пост: «Почему я жестокий сын?». Она писала о том, как несправедливо то, что она старалась и отдавала много денег и сил на празднование их дней рождений, как она много работала, а они в свою очередь чувствуют обиду.

И вы знаете – это откликнулось мне. Моя мама всю свою жизнь говорила, что благодарности от нас не дождётся и стакан воды в старости не подадим.

В этом смысле – это желание закладывалось в детстве, а желания мамы важно исполнять, не правда ли?

У кого из вас была подобная ситуация?

И так тема благодарности, которую от нас так ждут, вкладывая в нас. Мне так и говорили, что я её инвестиция.

— Вот, когда мои вырастут, станут богатыми, то купят маме….

И вы знаете, мне удивительным образом не хотелось становиться богатым, ведь груз ожиданий и тяжесть необходимости оплачивать непомерный долг (сколько стоит твоя жизнь?) настолько велик, что лучше как бы избегать этого самого богатства.





Далее, рассмотрим позицию мам относительно вложений.

Ребёнок должен быть: накормлен, чист, поглаженная одежда без пятен и дырок, причёсан и хорошо учиться.

А теперь ощутите себя ребенком и посмотрите насколько важно это для вас? И что на самом деле важно для вас?

Измотанная и злая мама, которая много работает, но может купить финский комбинезончик?! Который, если вы вдруг испачкаете, то реакция и давление будет настолько сильным, что лучше и не жить! Не существовать, скрыться и умереть!

А сейчас я напишу действительно важные моменты в моей жизни, по которым я чувствую искреннюю благодарность своей маме:

1. Это когда я хотел поступать в театральное училище, мама договорилась с подругой – актрисой, чтобы она меня посмотрела.

2. Устроила разнос ментам, которые меня арестовали у Лужников, отобрали мои билеты на концерт ДДТ, т.к. были связаны с местными спекулянтами, а я пацан, хотел немного заработать и пытался продать билеты ниже номинала, которые выиграл на радио. Да, моя мама пришла к их начальнику и такое устроила, что тот даже захотел взять её на работу.

3. Когда она была предпринимателем и приобщала меня к своему бизнесу. Давала мне возможность заработать, помогая ей.

То есть так вот анализируя, для меня были важны моменты, когда поддерживали меня и мои увлечения.

А вот вам другой пример, где мне было уже за 20 лет, и я уже жил с девушкой, мне вдруг решили подарить оплату курсов на вождение автомобиля. В итоге на права я так и не доучился, о машине никогда не мечтал. В итоге это ощущается как навязанное, как насилие, не оправдал ожиданий и т.п. А вот предложили бы, спросили бы, чего я хочу? Это был бы другой разговор.

НО МАМЫ ЖЕ ВСЕГДА ЛУЧШЕ ЗНАЮТ, ЧЕГО НАМ НУЖНО.

4. Дала возможность выбора из множества кружков куда меня записала. В итоге я остался в театральной студии.

5. Дала возможность выбрать на какой факультет мне поступить в институте, на рекламный или журналистику.

 



Проделывайте этот трюк в течении недели и вы увидите, что произойдет!

Счастливые женщины никогда не бунтуют

 

Т.е. заметьте, что я благодарен маме за те моменты, где на меня не давили и давали самому возможность определиться. Но таких моментов к сожалению, было не так много.

А всё остальное, дорогие мамы, то, что вы считаете хоть на 1000% правильным, сколько бы вы на это не потратили, не будет воспринято с искренней благодарностью, а лишь как давление, деспотизм, подавление, ущемление личности.

 

Автор: Павел Стандзонь, специально для 

 



Источник: www.standzon.ru/

100 способов занять ребенка, пока мама работает

Поделиться



Каждая мама, которой нужно провести некоторое время за компьютером или сделать что–то по дому, сталкивается с проблемой, чем занять ребенка, чтобы он 15 минут посидел спокойно и дал маме поработать. И желательно еще, чтобы он провел это время с пользой для своего развития, а не сидел на диване, уткнувшись в экран телевизора.

Конечно, в арсенале каждой мамы имеется весомый запас игрушек, пазлов и т.д., но чаще бывает так, что даже самым замечательным детям надоедают игрушки, которыми они и так постоянно играют, и им хочется чего–то новенького.





Поэтому предлагаем вашему вниманию коллекцию увлекательных занятий, которые помогут вашему ребенку провести время с пользой, а вам немного поработать и сделать свои дела.

Обращаем ваше внимание, что предлагаемые занятия, хотя и не требуют активных действий взрослого, а предполагают в большей степени самостоятельную игру ребенка и предоставление ему свободы действий, но требуют обязательного присутствия взрослого рядом!

1. Рисование (самый простой способ увлечь ребенка – это дать ему альбом, карандаши, фломастеры или краски. Для самостоятельного рисования очень удобно использовать рулон старых обоев, что обеспечит малышу пространство для полета фантазии.

2. Раскрашивание (приготовьте вместе с ребенком несколько заготовок с интересными ребенку картинками).

3. Закончи/дополни рисунок (заранее готовим заготовки, где рисуем верхнюю половину рисунка, ребенок дорисовывает нижнюю, заготовки, на которых предлагаем ребенку добавить детали и т.д.).

4. Рисование фломастерами на старых дисках.

5. Лепка из соленого теста.

6. Лепка из пластилина (используйте подручные материалы, чтобы малыш мог проявить свою фантазию – крупные рельефные пуговицы, стержень шариковой ручки, расческу, колпачки от фломастеров, трубочки для коктейлей, семена деревьев и пр.).

7. Различные трафареты (животные, насекомые, птицы, игрушки, транспорт, буквы, цифры и пр-т. Также можно обводить свои ручки, чашку, блюдце и др. предметы на листе бумаги).

8. Разнообразные магниты (украшаем холодильник, рисуем цветы, прикрепляем рисунки, ходим по квартире – проверяем, что притягивается, что нет и т.д.).

9. Буквы (вырезаем из цветного картона буквы, рисуем им глазки, носик, ротик и даем ребенку; также можно дать ребенку магнитные буквы и магнитную доску, детки помладше с удовольствием выстраивают из них кружочки, цветочки и пр-т фигурки, детки постарше – могут собирать словечки, сортировать на согласные, гласные и т.д.).

10. Старый журнал и безопасные ножницы (ребенок ищет и вырезает из старых журналов картинки на определенную тематику – машинки, людей, рыбки для аквариума и т.д.).

11. Коллаж (даем ребенку альбом, кисточку, клей, и он приклеивает вырезанные картинки на лист бумаги, создавая свой коллаж).

12. Дырокол (отлично если есть разной формы) и несколько листов бумаги. Полученные с помощью дырокола кружочки весело наклеивать на любую картинку – получается снег.

13. Двусторонний скотч или любые подручные средства небольшого размера (можно приклеивать к листу бумаги кусочки пластиковых трубочек, различные камушки, ракушки, цветные картинки, можно наклеивать на скотч кусочки ваты или нитки).

14. Пазлы (разрезаем открытку на несколько частей, ребенок собирает пазл).





15. Блокнот и несколько упаковок с наклейками (или разрезанная на кусочки самоклеющаяся бумага).

16. Создаем свою книжку (разрезаем несколько листов формата A4, разрезаем пополам, скрепляем вместе с ребенком степлером – получаем импровизированную книжку. Даем ребенку цветные карандаши, и ребенок создает наполнение для книги – рисует картинки, буковки, делает надписи и т.д. Вечером можно подарить такую книжечку вернувшемуся с работы папе).

17. Коробочка с разноцветными прищепками (их можно цеплять к краю ведерка, отцеплять и складывать в любую емкость; можно вырезать из картона солнце и предложить ребенку прикрепить прищепки–лучики, вырезать ежика и прикрепить прищепки – иголки и т.д.; можно повесить импровизированную бельевую веревку и предложить развесить белье – носовые платочки или лоскуточки).

18. Коробочка с крупными пуговицами.

19. Коробочка с крупными монетками.

20. Коробочка с цветными скрепками.

21. Коробочки с каштанами, шишками и декоративными камушками.

22. Коробочка с разноцветными шнурками.

23. Коробочка с безопасными украшениями (слингобусы, брошки, кулоны и т.д.).

24. Коробочка со старыми часами.

25. Коробочка с ватными палочками.

26. Коробочка с дырочками с сухими салфетками.

27. Спичечные коробочки с безопасным сюрпризом в каждой (ластик, точилка для карандашей, каштаны, маленькие машинки и пр.).

28. Застегивание/расстегивание пуговиц (можно предложить ребенку одеть/раздеть любимую мягкую игрушку в рубашку с пуговицами).

29. Шнуровка ботинок.

30. Ленточка и любые изделия, которые ребенок может на нее нанизывать (макаронные изделия, крупные пуговицы и т.д. – получаются красивые бусики и кулончики).

31. Магнит, монетка и бумага (заранее покажите ребенку фокус – как двигать монетку через бумагу с помощью магнита). 

32. Резиновая груша и комочки ваты (нажимаем на грушу и струей воздуха сдуваем комочки ваты или бумажки с любой поверхности).

33. Теннисный шарик и ракетка (теннисный шарик подвешиваем на леске в дверной проем и даем ребенку ракетку).

34. Подставка для карандашей (в картонной или пластиковой коробке делаем несколько круглых отверстий и даем ребенку коробочку с карандашами, ручками или старыми фломастерами).

35. Сортер (в картонной или пластиковой коробке делаем несколько отверстий разной формы и даем всевозможные безопасные предметы, которые можно туда проталкивать – каштаны, декоративные камушки, крупную гальку, колпачки от фломастеров, ластики и пр.).

36. Шпиндель для CD и кучка ненужных дисков.

37. Горка (строим горку из гладильной доски или доски для пресса. Ребенок может съезжать с горки сам, может скатывать машинки или другой транспорт, мячики разного размера и цвета).

38. Боулинг (ставим на полу кегли или пластиковые бутылки или строим башню из кубиков, и предлагаем ребенку сбивать их мячиками и выставлять заново).

39. Старая мамина сумочка или косметичка с замочками и карманчиками. Желательно, чтобы в карманчиках было что–то интересное (старые визитки, дисконтные карты и т.д.).





40. Дорожный чемодан с замочками – тоже желательно с интересным содержимым.

41. Старая клавиатура.

42. Старая мышка.

43. Большой калькулятор.

44. Съемный замок и ключ.

45. Вешалки и одежда, которую можно на них развешивать.

46. Воронка и крупы или фасоль (например, можно пересыпать крупы в бутылочку, выкладывать из фасолинок дорожки и т.д.).

47. Миска с манкой или мукой и сито (можно вылавливать из «моря» – манки различные «сокровища» – макаронные изделия; на поддоне или в темной тарелке с манкой очень здорово рисовать пальчиками).

48. Кастрюли и крышки разных размеров, пластиковые контейнеры, дуршлаг, шумовка, лопатки и пр-т кухонная утварь.

49. Различные пластиковые стаканчики – разного цвета и формы, которые можно вставлять друг в друга, строить башни.

50. Лоток для яиц и макаронные изделия (ребенок «готовит обед», раскладывает по тарелкам и приглашает «гостей»). Под присмотром взрослого «ингредиентами» могут стать любые небольшие предметы – декоративные камушки, мозаика, каштаны и пр.

51. Фольга для запекания и небольшие предметы, которые можно в нее заворачивать.

52. Мотки толстых ниток, пряжи (можно подготовить из картона формы змейки, гусеницы, рыбки и пр., нарисовать маркером глазки и ротик, и предложить ребенку наматывать разноцветные нитки на форму – получаются веселые зверюшки. Можно просто наматывать толстые нитки или тонкие веревочки на катушки).

53. Бумажные снежки (ставим таз, веревкой проводим черту, и предлагаем ребенку забрасывать в таз «снежки» – мячики или скомканные листы бумаги. Хорошо, если комкать листы ребенок тоже будет сам).

54. «Мусорное» ведро (берем ведерко, размер зависит от времени, которое вы хотите освободить, и набиваем его заранее интересным «мусором», чтобы было что разворачивать, раскрывать, доставать, рассматривать).

55. Гора одежды или постельного белья, в которой можно закопаться, поиграть в привидение и т.д.

56. Гора носочков (ребенок ищет пары, примеряет разные носки на разные ноги и т.д.).

57. Колготки и мячики или другие небольшие предметы, которые можно складывать в колготки.

58. Дорожки и ручейки (из ленточек, поясов, ремней, туалетной бумаги, бумажных полотенец и пр-т – прыгаем, бегаем, оббегаем и т.д.).

59. Островки (книжки с картонными страницами или подставки под горячее – ребенок раскладывает их на полу, перепрыгивает через них, рассаживает на них зверюшек и т.д. Можно обвести ножки малыша, вырезать и размножить – получатся веселые следы.).

60. Лабиринты (из веревки или резинки, натянутой между стульями).

61. Воздушные шарики (можно пинать шарики ножкой, дуть, чтобы они двигались, можно забрасывать шарики в кольцо, например, прикрепить к стене гимнастический обруч, и т.д.).

62. Строим домики (из кубиков дивана, гладильной доски, стульев, простыней).

63. Паровозик (несколько стульев ставим вагончиками, ребенок – в локомотиве, по вагончикам рассаживает игрушки).

64. Тоннель для транспорта (сворачиваем коврик и пускаем в тоннель машинки, автобуса и др. транспорт).

65. Театр (выдаем комплект маминой или папиной домашней или старой одежды, шляпы, старые солнечные очки, шарфы и пр., и ребенок экспериментирует с образами).

66. Животные (приделываем ребенку хвостик из пояса – играет в кошку, мышку, обезьянку и др.).

67. День рождения (ребенок надевает праздничные колпачки, берет праздничные дудки, воздушные шарики, усаживает гостей, расставляет им тарелочки, стаканчики с трубочками, салфеточки и пр-т и играет в день рождения).

68. Шапка, шарфик, перчатки (играет в зиму).

69. Зонтики или дождевики (играет в осень).

70. Солнечные очки, панамки, шляпки, коврики (играет в лето).

71. Взрослая обyвь (примеряет мамины туфли, папины кроссовки или сапоги старшего братика).

72. Фонарик (ищет предметы, показывает дорогу путешественникам, играет в сыщиков и пр.).

73. Детское (небьющееся) зеркало.

74. Увеличительное стекло (играет в сыщиков или ученых).





75. Рюкзачки и полезное наполнение (веревка, походная фляжка или термос, карта, старые часы и пр.) – играет в путешественников.

76. Одевание/раздевание мягких игрушек (ребенок берет свою одежду на разные сезоны, шарфики, очки, сумочку, панамки, заколки и пр-т и собирает любимца на прогулку. Можно также дать ребенку пару памперсов и предложить самостоятельно надеть их на игрушек–малышей).

77. Старый микрофон – играет в певца или певицу.

78. Старый фотоаппарат (играет в фотографа, путешественника или исследователя).

79. Подзорная труба (сворачиваем лист бумаги и заклеиваем, чтобы не разворачивался, играет в капитана).

80. Качели (привязываем слинг к турнику шведской стенки, получаем отличные качели для ребенка).

81. Больница (выдаем бинтик, пластиковые баночки для микстур, ложечку смотреть горлышко и т.д. – ребенок–доктор лечит пациентов–зверюшек или куколок).

82. Школа или садик (раздаем куклам–ученикам «тетрадки» – небольшие листики, ребенку – учителю/воспитателю – указку, ребенок проводит урок).

83. Магазин (в разных коробках можно организовать разные магазины – продуктовый, хозяйственный, магазин одежды и пр., наполняем товарами из подручных средств, запускаем посетителей – любимых домашних героев).

84. Автобус (из книжек, коробок или подставок под горячее создаем остановки, на крышке коробки возим пассажиров, на каждой остановке одни пассажиры выходят, другие заходят).

85. Коробки (буквально за 2 минуты старую коробку можно превратить в домик для кукол или зверюшек, гараж для машинок, кроватку для куклы или стиральную машинку).

86. Загрузка стирки (перед стиркой не спешите сами загружать белье в стиральную машинку – позвольте это сделать малышу. Вывалите белье на пол перед машинкой и оставьте его на какое–то время, он найдет чем заняться).

87. Вытираем пыль (дайте ребенку влажную цветную тряпочку и покажите, где можно похозяйничать, чтобы ваш труженик не помыл ваш ноутбук, мобильный телефон или мягкий диван).

88. Моем зеркала (а если мама еще разрешит сначала побрызгать на зеркала водичкой, восторгу ребенка не будет предела! При этом малыши могут очень долго любоваться собой в зеркало, строить разные рожицы, красоваться кефирными усами или примерять мамину шляпку).

89. Переливания (используем разного размера, цвета и формы емкости для переливаний).

90. Лейка (поливаем мочалку – «клумбу с цветами», купаем машинки – автомойка и т.д.).

91. Рыбалка (с помощью шумовки вылавливаем рыбок из воды. В качестве рыбок можно использовать любые нетонущие предметы – шарики, яйца киндер–сюрпризов и т.д.).

92. Вдуваем, выдуваем воду через соломинки.

93. Разноцветные шарики, наполненные водой.

94. Рисование в ванной пеной для бритья.

95. Кораблики из бумаги или ореховой скорлупы (показываем ребенку как создать ветер, подув на него, чтобы кораблик поплыл).

96. Что тонет, а что плавает? (даем ребенку тяжелые и легкие предметы для проведения эксперимента – какие предметы умеют плавать, а какие нет).

97. Водопад (ребенок пропускает воду через воронку и слушает шум «водопада». Можно прорезать несколько дырок в пластиковой бутылке или даже проколоть полиэтиленовый мешок, и шум «водопада» заворожит ребенка минут на 15–20).

 

Также интересно: 40 простых идей для игр с детьми, которые оставляют яркие воспоминания​ 

 7 устных игр, развивающих мышление​

 

98. Стирка (наливаем в таз или ванную воду, даем ребенку носовые платочки, кукольную или лучше его же одежду и предлагаем «постирать»).

99. Мытье посуды (даем ребенку взрослую небьющуюся посуду – все должно быть по–настоящему! Безопасные столовые приборы – ложки, шумовки, лопатки и т.д. – тоже подойдут)

100. Игры с пеной (добавить в таз с водой немного жидкого мыла и взбить).опубликовано 

 



Источник: www.way2self.in.ua/poleznoe/100-sposobov-zanyat-rebenka-poka-mama-rabotaet.html

Я отвечаю за счастье своей мамы

Поделиться



Эта история – собирательный образ из историй девочек разного возраста, разных стран и профессий. Всех их объединяет только одно, все они – мамины отрады. Единственные надежды. Смыслы жизней собственных мам.

Я отвечаю за счастье своей мамы. Я усвоила это ещё в детские годы. Когда я вела себя плохо, мама говорила, что я хочу её смерти и загоняю её в гроб. Когда я приносила тройки из школы, рвала новые колготки в первый же день, громки кричала, хотела то, чего хотеть не надо было, — мама грозила мне своей смертью.





Этого я очень боялась, и переставала вести себя таким образом. Когда я вела себя хорошо, приносила пятёрки, мама была счастлива — и не скрывала этого. Она мной хвасталась и говорила, что с такой дочерью жизнь удалась.

У мамы больше никого не было. Точнее, был папа, но от него толку никакого. Так, кусочек диванного гарнитура. А надеждой и опорой была я. Мной можно было гордиться. Мной можно было «мыть посуду». Я всегда должна была помогать и выслушивать все мамины переживания и проблемы. Я была её «психотерапевтом за еду». Я не могла этого не слушать, мне приходилось терпеть.

Я узнала за это время много и об отце, о том, какой он человек и как себя ведёт, и о личной жизни всех маминых коллег, и о каждом мамином аборте, и о спирали, и о климаксе, и даже о сексуальной жизни мамы и папы. Обо всем в подробностях. Хотя сама не понимала, на кой черт мне все это нужно. Но я не могла не слушать. Ей пойти с этим было некуда, рассказать некому. А я очень хотела чтобы мама была счастлива.

 

Собственное счастье меня заботило гораздо меньше, чем мамино. Поэтому я очень старалась ее радовать.

 

Медаль, красный диплом того ВУЗа, который она сама мечтала закончить, второе высшее с красным дипломом, опять же. И жила я с мамой. Куда же я её дену-то!

Когда появился у меня парень, мы пришли жить к маме. Я не могла уехать, хотя у него была своя отдельная жилплощадь. Его двухкомнатная квартира стояла пустой, а мы ютились с родителями в их двушке. Маме он, конечно, не нравился. Но я забеременела, нам пришлось пожениться. После родов муж настойчиво стал предлагать переезд. Мама его не любила и никогда этого не скрывала.





Мы попробовали переехать, мама рыдала в трубку и говорила, что я неблагодарная тварь, из-за которой она вызвала скорую. Я хочу лишить её единственной отрады — внучки. Каждый день она звонила и пугала меня давлением, сердцем, кладбищем. Во всем этом буду виновата только я. Я эгоистка, которая поставила свое счастье выше чужого. Мать – это святое, а я неблагодарная. Я не выдержала и вернулась. Без мужа, он не захотел возвращаться. А мама поставила вопрос ребром — или он, или я.

 

Как я могла отказать собственной маме? Ведь я единственный источник счастья для неё. Я должна её спасти, сделать ее счастливой.

 

Мама говорила мне еще в детские годы — родишь нам внучку, а мужа твоего мы выгоним. Так и случилось. И вот я живу с мамой и дочкой. Муж далеко и готов подать на развод. К дочери мама его не подпускает. Да и меня тоже. Теперь ее отрада — малышка, а моя миссия — не мешать маме быть счастливой и не мотать ей нервы.

Теперь уже моя девочка боится испачкать платье, чтобы бабушка не переживала, еще ведь и умереть может, сердце-то слабое. Теперь она старается сделать все для того, чтобы бабушка была счастлива. А я… Я вываливаю все накопившееся своей малышке, и она нежно гладит меня по голове. Она единственная не предаст и не уйдёт. Только она у меня и осталась.

Я хотела переехать в другой город с дочкой, мне предложили работу. Мама тут же собрала свои вещи и едва не продала квартиру. Таких планов у меня не было. Поэтому я никуда не поехала.





Были и мужчины, которым я нравилась, но мама во время каждого свидания вдруг ложилась с больным сердцем, не могла сидеть с ребёнком. И я вынуждена была бросать все и бежать её спасать. Какая тут личная жизнь!

 



Учите детей мечтать, а не бояться…

Что делают умные люди, пока остальные подсаживают своих детей на иглу планшетов и самртфонов

 

Я не езжу на море, потому что она боится, что самолет упадет, и переживает. Я не делаю то, что мне нравится, потому что в 7 вечера я должна быть дома. Я не владею собой и своим временем. Моя главная задача – сделать счастливой маму. И точка.

Я не чувствую себя счастливой, но это и хорошо, потому что если я буду счастлива, а она несчастна, как я смогу себе это позволить и саму себя за это простить?

 

Сначала я должна осчастливить ее, заслужить тем самым для себя право быть счастливой. Однажды это обязательно случится.

 

Я не могу делать то, что хочу, потому что это расстроит маму до смерти. Всеми силами я пытаюсь сделать её счастливой, но с каждым годом становится все хуже. Я надеюсь, что когда-нибудь мама найдет смысл жизни и в другом месте, и перестанет заставлять меня делать то, чего я не хочу. Однажды это случится, и тогда я заживу своей собственной жизнью. Однажды когда-нибудь…опубликовано 

 

Автор: Ольга Валяева

 



Источник: www.valyaeva.ru/ya-otvechayu-za-schaste-svoej-mamy/

НЕпрощенные родители

Поделиться



Каждый из нас может предъявить претензии своим родителям. Нас тоже критиковали. Нас не понимали. Наши родители могли быть с нами излишне жесткими. Или опекающими. Или назойливыми. Или равнодушными. Они были иногда невнимательными к нам, иногда — чересчур требовательными. Нас могли унижать. Кого-то — бить. Кем-то манипулировать. 

Я знаю, то ровное, доброжелательное, любящее отношение к ребенку, основанное на уважении его личности, на его безусловном принятии и безусловной любви, — исключение из правил, редкость. И тебе очень повезло, если ты воспитывался в такой семье, в таких отношениях. 

Но если все же тебя критиковали и отвергали и иногда не понимали — в тебе остались обиды и претензии к родителям. 



В нас, взрослых людях, хранятся целые залежи невысказанных родителям чувств, когда нас обижали, или отвергали, или не понимали. Потому что мы (как и наши дети сейчас!) далеко не всегда выражали (могли выразить!) свое чувство несогласия с родителями. И пока в нас живут эти невысказанные упреки, претензии, обиды — наши отношения с родителями нельзя назвать хорошими, «расчищенными». Между нами — залежи невысказанных чувств и эмоций, несказанных слов. И пока мы не освободим себя от этих претензий, не освободим себя от этих обид — наши родители не будут прощены нами. 

Но каждому родителю, чтобы стать хорошим родителем — нужно сначала простить своих родителей за все ошибки, которые они невольно сделали по отношению к нему. Потому что пока твои родители не прощены тобой — ты неминуемо, постоянно будешь обречен повторять те же их ошибки. И ты, который клятвенно говорил в детстве: «Когда я вырасту — я никогда не буду так относиться к своим детям» — будешь делать это именно таким образом. 

Твой непрощенный отец в тебе будет поднимать твою руку, чтобы ударить твоего ребенка. Твоя непрощенная мать будет заставлять тебя открывать рот и орать на твоего ребенка, так, как это делала она. Хочешь ты этого или нет — ноне прощенные нами родители действительно остаются в нас, в нас остается их агрессия или закрытость, их равнодушие или их навязчивость. И они начинают вылезать, проявляться в нас. И в этом нет ничего мистического. Я как бы не выпускаю из себя агрессию, накопленную по отношению к отцу — и она вылезает, выливается на моего собственного ребенка. 

Наши дети становятся жертвами наших былых отношений с родителями. Чтобы воспитывать ребенка «по-новому», чисто, светло — нужно самому стать чистым и светлым человеком, не обремененным обидами и претензиями, агрессией и непрощением. И освободиться от этого — просто. Как бы странно для тебя это ни звучало, но действительно — освободиться от обид и простить родителей гораздо проще, чем жить с постоянной болью в сердце, с ненавистью или с непринятием. Потому что освободиться — значит простить. А простить — значит понять. Понять, почему они это делали. Зачем они это делали. 

А они просто были такими, какими были. И воспитывали нас так, как умели. Как могли, будучи такими, какими они были. (Как делаем сейчас и мы.) И не наученные никем, не подготовленные никем к воспитанию ребенка — они неминуемо (как и мы сейчас), делали ошибки, чаще всего даже не замечая, что делают их. Мало того, наши родители еще меньше нас были научены воспитывать детей. Если ты делаешь ошибки в воспитании сейчас, во время, когда появилось огромное количество литературы о воспитании детей, когда есть программы на радио и на телевидении, посвященные воспитанию детей, есть тренинги, помогающие овладеть грамотным обращением с ребенком — то что могли знать наши родители, жившие во времена ограниченности и дефицита? Они были еще менее подготовлены, менее развиты. Поэтому и делали это так, как могли делать. 

И все, что они делали по отношению к тебе, они делали (как и ты сейчас!) — из самых лучших побуждений. Они делали это потому, что желали тебе добра, хотели сделать тебя хорошим человеком. И они свято верили — что именно этими методами и делаются по-настоящему хорошие люди! Мало того, само время, в которое жили наши родители, их родители — наши бабушки и дедушки, во многом определило их неумелость, поспешность, неграмотность воспитания. Поколения наших родителей, наших дедушек и бабушек выросли в стране, в которой всегда был нужен маленький, исполнительный человек, послушный, «как все». Никто не ставил задачи формирования яркой, сильной личности, отстаивающей свои взгляды и убеждения. Такой — какими нужно быть сейчас, в настоящее время. 

Поколения людей в нашей стране воспитывали послушных, удобных детей. Сама страна формировала послушных удобных людей, исполнителей, «винтиков», послушно поднимающих руки на голосовании и соглашающихся с политикой партии и правительства. На это работала целая система воспитания, начиная от детских и молодежных организаций, заканчивая семьей. Наши дедушки и бабушки, наши папы и мамы не знали, что мы, их дети и внуки, будем жить в другом строе, где нельзя быть маленьким и послушным, где нужно быть уверенным, сильным, активным, где нужно уметь стоять за себя, отстаивать свои позиции, достигать свои цели. Наши родители выполняли, хоть и неосознанно, социальный заказ социума, страны, в которой они жили. И мы, современные родители, до сих пор «заражены» этой целью, хотя не осознавали ее. 

Кроме того, поколения наших родителей и бабушек выросли во времена трудностей, лишений, ограничений, когда нужно было просто выживать, прокармливать семью и детей. Даже рамки жизни на одну зарплату с невозможностью дополнительного заработка — уже ужесточали их жизнь и ожесточали сердца. Наши родители, жившие в ситуации недостаточности, материальных ограничений, вынужденные, как говорится, в поте лица добывать хлеб свой — не успевали, не имели сил и возможностей заниматься нами, выражать нам любовь и поддержку в той степени, в которой мы нуждались в них. 



Мне хорошо запомнился один из участников тренинга, мужчина, с горечью рассказывавший о равнодушии, бесчувственности родителей. Они работали на заводе и, как все заводские, имели небольшой земельный надел. На нем сажали картошку, овощи — времена были трудные, дачные участки и такие вот наделы были необходимостью того времени. И с весны по осень каждый день после работы семья — родители и мальчик-школьник — встречались у проходной, чтобы вместе идти работать на этом участке. Всегда — в пять часов вечера. 

— Я ушел в армию, меня не было дома два года. Наконец, я вернулся, пришел домой, из дома позвонил маме на завод. 
— Мама. — радостно сказал я, — я вернулся! 
— Хорошо, — сказала она — Тогда в пять часов у проходной... 

Рассказывая об этом случае, мужчина не мог сдержать горечи: так встретить его после двухлетней разлуки! 

Да, наши родители действительно были иногда сухими, бесчувственными. Но какими они могли еще быть, озабоченные выживанием? Не дай Бог нам жить в такие трудные времена, когда «не до жиру — быть бы живу!» Можем ли мы осуждать их за это? И даже после времен бедности и лишений многие наши родители вынуждены были гнаться за материальным достатком (чтобы и нам создать более обеспеченную жизнь!) — и всегда ценой ограничения времени на общение, близость, понимание, так необходимые нам. И мы сами сейчас продолжаем гнаться за материальным достатком, находимся в постоянной гонке по жизни. И нам некогда — и нечего отдать, выразить нашим детям. Потому что сердца наши наполнены не любовью, а постоянной суетой, тревогами, сомнениями о завтрашнем дне, желанием больше заработать. Мы не далеко ушли от наших родителей. Так имеем ли мы право осуждать их? 

Наши родители были такими, какими были. Они были такими, как их воспитали. Наших родителей такими воспитали их родители, которых воспитали их родители, которых воспитали такими их родители. Можно дойти, как говорится, до пятого колена, хоть до предков-неандертальцев. Можно всех обвинять. Но зачем? 

Нет смысла кого-то обвинять. Есть смысл нам самим делать по-другому, «по-новому». Они не виноваты в том, что проявлялись так, как проявлялись. В этом скорее, их беда. Как можно их за это осуждать? Можно только пожалеть, что они были такими, какими были. Что они прожили такие жизни, какие прожили. Что они и сейчас получают последствия своего воспитания. Можно только сочувствовать людям, которые прожили свои жизни не наполненными любовью. 

Обвинять родителей за то, что они так относились к тебе — все равно что обвинять их, что они говорили с тобой на том языке, на котором они с тобой говорили — на русском, украинском или казахском. Они говорили на нем, потому что сами родились в семье, где говорили на этом языке. И ты, родившись у этих родителей, — тоже начал говорить на нем и сейчас говоришь. И никто не виноват в этом. Просто ты попал в место, где говорили на таком языке. Но сейчас ты вырос и узнал, что есть еще другие языки. И ты можешь научиться говорить на этих языках, если начнешь учиться. 

И в воспитании то же самое. Язык критики, язык непринятия, на котором с тобой говорили твои родители, которому научили их родители, уже устарел. И ты можешь научиться другому языку. Языку любви. 

Но прежде надо взять на себя ответственность за те отношения, которые ты хочешь создать с твоим ребенком. И не оправдываться тем, что тебя этому не научили, что твои родители тебе что-то не дали. Они дали то, что могли. Но ты сейчас, осознав все их и свои ошибки, можешь дать своим детям гораздо больше. 

Есть еще один способ простить наших родителей. Этот способ — почувствовать к ним благодарность. Наши родители совершили самый главный и замечательный по отношению к нам поступок — они дали нам жизнь. 

 

Также интересно: Несчастная дочь идеальной матери​  

Разница между счастливыми и несчастливыми мамами​

ОНИ ДАЛИ НАМ ЖИЗНЬ. 
ОНИ ВПУСТИЛИ НАС НА ЭТОТ СВЕТ. 
Только благодаря им мы живем сейчас и можем любить и радоваться, и рожать детей, и узнавать новое. Они открыли нам целый мир под названием ЖИЗНЬ. 

И этот их поступок — оправдывает, прощает им все последующие ошибки и прегрешения. Тем более что за всеми их поступками и прегрешениями не было злых умыслов. Они любили нас, как могли. И воспитывали, как умели. И очень старались воспитать нас хорошими. И у них это — получилось.опубликовано 

 

Из книги Маруси Светловой «Воспитание по-новому»

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/a.s.neill?w=wall-23183549_6709

Долгое прощание

Поделиться



…когда у тебя будет сын, постарайся быть осторожным. Боюсь, что ты не сможешь. Но они всегда другие — я и ты, ты и он. Ты не сумеешь им руководить.

Первый человек, который от тебя полностью зависит, а ты не сможешь им руководить.

М. Жванецкий

Собственное взросление – это ерунда по сравнению с тем, что чувствуешь, когда 15-летний сын приходит домой с расцарапанной спиной, и ты понимаешь, что это секс, любовь, отношения и другая женщина. И милый домашний ритуал — чесать спиночку сыночку, обрывается диалогом:

— Мам, почеши спинку…

— Вот кто ее тебе царапал, тот пусть и чешет.

…говорю я чужим голосом. Я не могла ТАКОЕ сказать. Такое тупое, разрушительное, будто ревность всех матерей взрослеющих мальчиков поднялась во мне как бульонная пенка. Вскипела и убежала.

Теперь я поняла, в чем весь подвох с детьми: организм не понимает, что они взрослеют. Отторгает мысль о взрослении, почти как мысль о смерти: оно очевидно, но несовместимо со мной. Какие-то сцены из их детства застревают в голове и загораживают реальность, мешают увидеть, что здоровенный чувак с волосатыми ногами – тот же самый сын и он уже не маленький.





И что с этим делать? Считать его взрослым или относиться как к маленькому? Все так изменилось…

Когда Асе было 4 года, я ехала за ней, чтобы забрать домой после двух летних месяцев «у бабушки». Только поезд подошел к вокзалу, я увидела мою Асю. Она быстро бежала по перрону в незнакомом мне платье. У платья развязался поясок, путался у нее под ногами, мешал.

Она боролась с ним, не сбавляя скорости и кричала «мама!», обращаясь прямо ко всему поезду. Голос немножко срывался. Для нее это был поезд, в котором ехала я одна, и она пыталась охватить своим вниманием и криком весь этот масштаб. Мое сердце выпрыгнуло в окно задолго до того, как состав, наконец, остановился. Выпрыгнуло, чтоб завязать поясок.

Теперь, когда она красит ресницы перед зеркалом, пусть это даже сценический грим – я молчу и думаю: как? уже?

А когда Гас был в пятом классе, мы пришли «показаться» в балетную школу. Надо было переодеться в шорты и майку с открытой спиной и ждать у двери класса. Там шло занятие, звучало фортепиано, и был слышен строгий голос педагога «по классике». Меня от двери Гас категорически отгонял и я послушалась.

Прежде чем уходить, выглянула из-за угла и, конечно, не увидела ничего особенного – в длинном коридоре маленький мальчик стоит один, смотрит прямо перед собой и волнуется. Стоит там один в белых носочках и ждет, а я ничем не могу ему помочь. Он тогда еще потер глаз кулаком, и я подумала, что его лохматые ресницы сейчас еще больше запутаются, а в этой майке ему холодно. И представила мурашки.

Или из раннего: акушерка сказала: «Смотри, какого богатыря родила!» И я почувствовала себя тоже богатыршей. Он действительно был большой, длинноглазый, черноволосый, в мохнатом пуху на ушах и плечах. И сразу в этих спутанных, разнонаправленных ресничках, как из учебника математики – рисунок про пересекающиеся прямые.

Когда мы в первый раз распеленали его дома, то увидели родимое пятно на ножке – в виде следа от гусиной лапки. И никто никогда не радовался моему появлению так, как он – подхожу к кроватке – улыбается, дрыгает ногами, отхожу и вижу в зеркале, как лицо сразу «гаснет», скучнеет. Подхожу – опять восторг и приветственные махания…

А теперь, выслушав меня, он говорит: «А ты смешная…» (…я убью тебя последней)

Как смешила меня мамина подруга, которая приглаживала челку двухметровому «мальчику», вернувшемуся из армии и приговаривала: «мой сыночек!» Тьфу, думала я, что за нюни? Как он это терпит? А теперь одобряю – молодец, хороший сын. Пока я обнимаю своего и целую за ухом, он просто стоит и ждет, когда уже можно будет бежать. Иногда я чувствую, как у него дергается желвак на щеке. Вернее, он им нетерпеливо дергает. И говорит «ну мааа». И тоже самое пишет в инстаграме, если я пощу его фотографию. Ну мааааааааа…

Его детство закончилось.

А недавно, когда мы с Асей ехали в автобусе, на остановке вошла женщина с двумя детьми – мальчиком и девочкой. Вернее, для меня это была женщина с двумя детьми. А вот Ася сказала: ничо такой. Я пригляделась и поняла, что мальчик уже подросток и он симпатичный.

И ее детство закончилось.

Я все еще реагирую на стенды с разноцветными колготками, рассматриваю носочки с маленькими пчелками, но тут же понимаю, что мне некому их покупать. Я думаю – надо сходить в «Детский мир» на Лубянке, а потом оказывается, что это может быть только экскурсия – то, что там продается слишком маленькое.





А они большие. И мы не успели сделать почти ничего, что я планировала, представляя материнство: не гуляли по полям, не плели венки из одуванчиков, не пекли вместе печенье, и так и не дочитали Винни-Пуха вслух. Выносим кукол, давно раздали машинки. Дети не помещаются вдвоем за маленьким кухонным столом, толкаются, и, если удается отнять у них гаджеты, пускаются в воспоминания: «Мам, ты помнишь, в детстве ты заставляла нас есть борщ?»

И начинаются подробности, как они мучились, выплёвывали горошинки перца… Господи! Зачем я их сыпала в борщ, если дети ненавидели перец, зачем я вообще варила борщ? Или вот это воспоминание: «О как же ты орала! Наорала и ушла на кухню, а мы такие в комнате сидим, выйти боимся»… Атас и позор.

В их воспоминаниях мать — домомучительница. Теперь с этим уже ничего не поделаешь. Все закончилось слишком быстро.

Сын

Я всегда так мечтала о детях, что завидовала даже своей беременной кошке. Мне казалось – со мной не может произойти ничего столь прекрасного, как беременность. А когда произошло, я старалась делать все правильно. Начинать день его с клетчатки, заканчивать кисломолочным…

А сейчас читаю, что кока-кола растворяет ржавчину, и живо представляю как она разъедает стенки желудка моего сына. Стенки того самого желудка, о котором я так заботилась! Кошмарная картина. (Отнимать? Никогда не давать денег? Рассказывать о вреде здоровью?)

А свежий воздух, за который я боролась? Прогулки, очистители воздуха, летом – на море, чтобы дышал, чтобы набирал в легкие кислорода! И что? Теперь он в них курит? Ах да, он теперь взрослый. (Угрожать? Чем? Пугать раком? Импотенцией? Инфарктом? Своим инфарктом?)

Да, да, мы с его папой очень хотели сделать все как надо и, кстати, так и делали. Кормили, гуляли, купали. Мы старались и знали, что он – это невероятная удача и грандиозное вознаграждение нам за то, что мы хорошо себя вели и любили друг друга. И когда было трудно (первый год ведь всем трудно) мы говорили: «Он родился только потому, что мы этого захотели. Если бы не мы, у парня не было бы проблем. Но мы встретились, он родился, и уж теперь мы не подведем». Это было чудесно, забавно и очень ответственно.

А однажды, помню, туплю на работе после какого-то отвратительного дня, собираюсь окончательно расстроиться и вспоминаю, что Гас сидит сейчас в своем маленьком стульчике на кухне, в вязанной жилетке и носках, и ест свою первую в жизни изюминку. И понимаю, что это важнее всего. И рабочие неприятности на фоне этого события сразу бледнеют и тухнут.

А теперь он говорит: «Так мило, когда ты пытаешься драться!» Или, что хуже, сидит на диване с планшетом и огрызается.

Теперь это просто взрослый человек, к которому ты чувствуешь большую любовь, а вернее нездоровое бессознательное обожание, которому ты уже обязательно что-то испортила (и ему будет, что рассказать своему психоаналитику про детство), в чье пространство тебе нельзя вторгаться и которому ты никогда не можешь позвонить, когда скучаешь, — чтобы не портить еще больше. У него свои дела и маршруты, у него блондинка на экране телефона, и уезжая в трехнедельную экспедицию, он надевает жуткий камуфляжный костюм, взваливает на себя 25-килограмовый рюкзак и говорит: «Не надо меня провожать».

 



Искусство общения: ЧТО мы говорим и КАК нас понимают

Не переживайте! ВАШ поезд от вас никуда не уйдет

 

Может, надо было догонять его с криками: «Ты забыл влажные салфетки!» Обнимать на перроне, просить, чтоб был внимательным, старался не промочить ноги, не забывал про ГОЛОВНОЙ УБОР? Ведь, наверное, пока у него есть я, и я помню, каким было то родимое пятнышко и та изюминка, мне нужно быть в образе, и говорить то, что говорят все мамы на свете.

А я опять послушалась и не пошла на вокзал. Потом оказалось, что только я одна. Всех остальных мальчиков провожали. И вот он уже давно вернулся, а я никогда не перестану жалеть, что не проводила…опубликовано 

 

Автор: Полина Санаева

 



Источник: sopli-i-vopli.ru/deti/dolgoe-proshhanie

Что делать, если ребенок против любимого мужчины

Поделиться



Конфликты между любимым мужчиной и детьми особенно сильно ранят женщину. Как вести себя маме, если ее ребенок и новый муж не могут найти общий язык, объясняет психолог.

 

С выражением «Отношения — это труд» знакомы многие, но вот почему-то его чаще всего ассоциируют с отношениями между мужчиной и женщиной. А, например, крепкие и дружные взаимоотношения отчима и ребенка требуют не меньше усилий.

Для того чтобы выбрать верную стратегию поведения, маме прежде всего нужно оценить «масштаб катастрофы» — насколько серьезен конфликт. Носит ли он глобальный характер, когда ребенок и отчим совсем не сошлись характерами, или это обычная бытовая ситуация.





©Lisa Visser

Глобальный конфликт: причины и пути решения

 

Нередко бывает так, что отношения отчима и ребенка с самого начала не ладятся. Причин у этого может быть несколько, в зависимости от каждой из них и нужно принимать соответствующие меры.

 

Ребенок ревнует

 

Это распространенная и довольно частая причина. Жизнь малыша меняется, мама больше не принадлежит только ему, и необходимость делить мамино внимание с кем-то еще (с чужим дядей!) вызывает бурный протест.

Что делать? Постарайтесь резко не менять условия жизни ребенка. Если он привык к прогулкам по выходным или ежевечерним играм с вами, оставьте эти же традиции в вашей новой семейной жизни. Это позволит малышу быстрее привыкнуть, и в то же время даст ему ощущение стабильности — мама та же, все занятия с ней остались неизменными.

Активно включайте отчима в ваше общение с ребенком, устраивайте совместные игры, но обязательно оставляйте время, когда вы с малышом будете только вдвоем. И не забывайте почаще говорить ему, как сильно любите его.

 

• Ребенок надеялся, что папа вернется

 

Так тоже бывает. Несмотря на окончательный развод и решительно настроенных родителей, дети до последнего надеются, что все еще наладится. И тут появляется какой-то дядя, который все портит и рушит все надежды. Как не устроить бунт?

Что делать? Изначально будьте честны с ребенком, не давайте ему ложных надежд. Часто, оберегая малышей от лишних переживаний, родители выдают лишь часть информации, а остальное остается «за кадром». «Папа пока просто поживет отдельно», «Папа уехал», «Мы поссорились, и поэтому папа уехал к бабушке», — подобные фразы оставляют очень много места для детской фантазии.

Говорите все как есть. Необязательно вдаваться во все драматические подробности, но озвучить, как обстоят дела на самом деле, необходимо: «Мы с папой тебя очень любим, но мы развелись и больше не будем жить вместе», «Папа переехал в другую квартиру и будет теперь жить отдельно, ты будешь навещать его или он будет приезжать в гости, но жить вместе мы не будем». Будьте откровенны с малышом! Если он будет хорошо понимать, что происходит, ему будет легче привыкать к меняющимся условиям.



У отчима завышенные ожидания

 

Бывает и так, что дело вовсе не в ребенке. Вообще, справедливости ради стоит сказать, что ответственность за выстраивание отношений с детьми лежит на взрослых, а это значит, что приложив должные усилия, мама и отчим смогут найти с малышом общий язык.

Иногда отчим очень активно включается в воспитание карапуза, от всей души желая заменить ему отца. В своих благих намерениях он порой перегибает палку. А еще он ждет взаимности и от ребенка, и если сразу не получает ее, начинает разочаровываться в нем.

Что делать? Во-первых, опять же, посмотреть правде в глаза. Ваш новый муж совершенно не обязан заменять ребенку отца, особенно если малыш продолжает общение с папой. Это должны хорошо понимать все участники процесса.

Главная задача состоит в том, чтобы между отчимом и ребенком сложились достаточно комфортные отношения. Они могут стать очень близкими и теплыми, действительно как у отца с сыном, но если сложится иначе, то ничего страшного!

Важно, чтобы они смогли найти общий язык. Поэтому такие варианты, как «Он ругает его как отец», особенно в начале отношений, вряд ли сработают. Договоритесь с мужем, что все острые моменты вы будете решать вместе, пусть он советуется с вами, как правильнее поступить, ведь вы знаете своего ребенка гораздо лучше!

Помогайте мужу и ребенку придумывать совместные интересные занятия: может быть, отчим научит сына или дочку фотографировать или кататься на велосипеде — пусть у них будет свое время, которое они проводят вместе. Так отчим будет чувствовать собственную значимость (он же УЧИТ РЕБЕНКА!), а малыш — понимать, что он любим. Если им будет интересно друг с другом, все острые ситуации будут протекать более мягко.

Нужно понимать, что у мужчины и женщины разные функции, поэтому ребенка должны воспитывать оба.

  • Функция мамы — принятие, она любит ребенка любым.
  • Мужская функция другая: мужчины дают границы, рамки и дисциплину. Пусть ребенок и отчим учатся общаться и находить общий язык вместе.




Простой бытовой конфликт

 

Если вы видите, что в целом отношения у мужа с ребенком складываются хорошо, но время от времени они предъявляют друг другу какие-то претензии, то смело можете не включаться — понаблюдайте, дайте возможность им самим договориться. Если дело в том, что малыш не убрал раскиданные игрушки или отчим забыл купить обещанную шоколадку, то, скорее всего, они сами смогут найти решение этих проблем.

Когда стоит включаться? Если градус конфликта растет, и из-за пустяковой причины все выходят из себя, муж срывается на крик, а ребенок готов залиться слезами, настало время вашего участия. Возможно, кто-то из них устал, раздражен или просто не в духе, поэтому они никак не могут договориться. Помогите им найти компромиссное решение или предложите взять паузу и успокоиться, и уж потом с холодной головой вернуться к обсуждению проблемы.опубликовано 

 

Автор: Вероника Витальевна Казанцева, психолог

 

Также интересно: 8 ОШИБОК жены моего папы  

Уроки прощения

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: letidor.ru/psihologiya/a456-rebenok-protiv-lyubimogo-muzhchiny-chto-delat-mame-11706.shtml