УДОБНЫЙ ребенок: Самая распространенная цель воспитания

Поделиться



Воспитание «по- новому»: что делать с детьми?

 

«Шесть лет назад моя дочь ждала рождения своего первого ребенка, моего внука.

Она ответственно подошла к подготовке к родам — посещала школу мам, чтобы знать, как формируется ребенок и какой он на разных стадиях беременности. Она делала специальную зарядку и слушала на ночь спокойную и красивую музыку. Она правильно питалась и училась правильно дышать и распределять нагрузку при родах. Она выбрала очень хороший роддом, который так и назывался — «Роддом бережного отношения к ребенку». Понимая, как важны первые минуты и часы жизни ребенка для его мироощущения, они с мужем выбрали платную палату, в которой ребенок все время находился с мамой и которую могли посещать родные.





И когда я спустя несколько часов после родов пришла к ней, я увидела их вместе — маленького Никитку и счастливую дочь. Все прошло хорошо и легко, так как она, подготовленная к родам, и ожидала. И дочь, смеясь, рассказала мне, как столкнулась с первой трудностью:

— Представляешь, мам, я его родила, его забрали, чтобы помыть, обследовать, меня в палату привезли. Я все жду, что его принесут, а его все нет и нет. И я говорю медсестре — где же мой ребенок? Мне же нужно, чтобы он со мной был, чтобы не оставался в одиночестве...

А она смеется:

 - Сейчас принесу вашего ребенка… Успеете еще с ним натетешкаться…

И правда, через несколько минут приносит, вернее привозит, его в прозрачной такой каталочке и оставляет меня с ним.

Она уходит, а я смотрю на него: он спит — такой маленький, такой хорошенький.

И тут я с ужасом думаю: «И что мне теперь с ним делать?»

То, что нужно было делать до родов, чтобы родить его здоровым, чтобы роды прошли хорошо, чтобы грудь была готова к кормлению, — все это я сделала. И вот он родился. И я сижу наедине с ним и не знаю — а дальше-то что? Что теперь-то мне с ним делать?

Я, мам, выхожу в коридор и кричу вдогонку медсестре:

— Вернитесь, пожалуйста.

Она приходит такая озадаченная — говорит:

— Что-то случилось?

— Нет, — говорю, — ничего не случилось, только вы мне скажите: теперь-то что мне с ним делать?

Она не сразу поняла, спрашивает:

— Как — что? Заплачет — к груди приложите. Или — пеленки посмотрите, может, сменить нужно. Или покачайте, или животик погладьте…

 Мне, мам, конечно, легче стало, потому что хоть что-то стало понятно. Но вообще — какой ужас! Родить-то я его родила, но вот что дальше с ним делать, как его воспитывать — ничего же не знаю…

Мы посмеялись тогда над этим страхом. Но мне кажется именно это чаще всего и чувствуют родители оставаясь один на один со своим ребенком.

Особенно в первые дни, когда он такой маленький. Когда нет еще никакого опыта. Когда, даже беря его на руки, испытываешь опасение — как бы ему не навредить.

Но приходит время, и все налаживается, становится понятным, входит в какую-то систему, как ряд пузырьков и баночек стоящих на комоде. Вот бутылочка с водой. Вот присыпочка. Вот ватные тампончики. А тут — стопка подгузников. Тут — чистые пеленки. И появляется какой-то навык ухода за младенцем.

И мы, гуляя с колясками, общаемся с такими же родителями, делясь своими впечатлениями или опасениями, делясь первым опытом родительства.

Этот период, если можно так сказать, «начального» общения с ребенком, — очень интересен родителям. Появляется много новых атрибутов — бутылочки сосочки, погремушки, присыпочки, салфеточки… Появляется много новых занятий — купание и пеленание, кормление, укачивание. Это так интересно и волнующе сначала — уход за ребенком. Это уже известно женщинам — из их детского опыта игры в куклы. Только вот кукла стала живой.

И первые год-два жизни ребенка проходят в этом интересном волнующем взаимодействии. Ребенок растет, вот он уже сидит. Вот он ползает. Он начинает ходить, он произносит первые слова. Он сам, его действия вызывают столько эмоций! И опять молодые родители обсуждают это с другими родителями, вышедшими на прогулку со своими малышами.

И, как правило, в первые несколько лет жизни с ребенком родители уже наигрываются этой ролью — быть родителем. И даже немного устают от этой роли. Она становится привычной. И сама роль — быть родителями — становится понятной. И появляется ощущение, даже уверенность, что родители теперь знают, что нужно делать с ребенком. И тесное общение с другими родителями прекращается: зачем, когда и так все понятно?

И на фоне этой иллюзорной уверенности и возникают все новые и новые вопросы.

Потому что — если бы все и заканчивалось тем, что — к груди приложи, пеленки смени, протри яблочко, покорми из ложечки, сложи вместе с ним пирамидку…

Но ребенок растет и исследует мир вокруг себя — начинает брать в руки какие-то предметы или тянет пальчики к розетке. Или поднимает с земли какую-то гадость и тащит ее в рот, чтобы попробовать на вкус. И надо как-то его воспитывать, надо что-то с ним делать.

Ребенок растет, и в процессе его роста постоянно возникают ситуации, требующие нашего реагирования, иногда — мгновенного. Возникают проблемы, требующие разрешения. И на смену одной проблеме — плохо ест или не убирает игрушки, — приходит другая, посложнее: не хочет идти в сад, не слушается, вредничает. И опять возникает вопрос — что с ним делать?

И с ростом ребенка проблем становится больше. Пишет как курица лапой. Не усидчив. Плохо учится. Что с ним делать?

А дальше — дерется с детьми, а дальше — дерзит учительнице, а дальше — дружит с плохим мальчиком… А дальше — на дискотеку хочет, а ему еще рано. А дальше — требует купить дорогую вещь. А дальше — домой не дозовешься. А дальше — учебу забросил… И что с ним делать? Что со всем этим делать?

Этот вопрос красной нитью проходит во всех наших отношениях с детьми. И это совершенно нормальный вопрос, потому что нас действительно не научили, что делать с детьми, когда они рождаются. Что делать с ними, с их поведением, с их нежеланием что-то делать, или желанием делать то, что делать не нужно.

И при этом мы не только должны как-то реагировать на поступки и поведение детей, мы сами должны для них что-то делать. Мы должны научить их пользоваться ложкой, складывать одежду, чистить зубы, быть вежливым и опрятным. Мы должны их воспитывать. Но как? Какими способами, методами?

И я опять обращаю твое внимание, что именно тогда, когда ребенок, вырастая, начинает совершать поступки, взаимодействовать с другими детьми и получать свой опыт жизни, когда и начинается серьезный этап воспитания — мы, родители, уже успокоенные тем, что знаем, что такое быть родителем, и сталкиваемся со множеством ситуаций и проблем, требующих действительно нашего осознанного и грамотного реагирования. И мы остаемся наедине с ребенком в окружении всех проблем, связанных с его ростом и меняющимся поведением. И начинаем приобретать свой новый опыт.

И этот первый опыт нас «воспитателей», как правило, содержит огромное количество ошибок. Потому что нас действительно никто не учил, как воспитывать ребенка.Мы это делаем так, как получается. Мы делаем это так, как нам подсказывают наш социальный опыт, социальные правила и нормы.

Начинают работать вложенные в нас (и чаще всего совершенно не осознаваемые нами!) убеждения и представления о том, что такое воспитывать ребенка, что такое быть родителем.

Эти убеждения и представления и создают целый ряд действий, которые мы предпринимаем в ответ на все наши «Что с ними делать?»





Жизнь есть то, во что ты веришь

Наша картина мира, представления о мире и его возможностях полностью определяют наше место в этом мире, отношения с миром, использование или не использование его возможностей.

Это представления обо мне самом, как о части отношений. Кто я? Чего я стою? Что я должен? Что я могу и не могу? Это представление о другом человеке, с кем я вступаю в отношения. Кто такой другой человек? Какое место в отношениях я ему отвожу? Какую роль? Что он может делать? Что он должен делать?

В систему моих убеждений о себе как родителе, входят представления — что такое вообще — быть родителем? 

В систему моих убеждений о ребенке входят представления — кто такой ребенок? Это отдельное от меня существо, или — часть меня, моя собственность, которой я должен управлять? Какой он — маленький или большой? Самостоятельный или беспомощный? Слабый или сильный? Зачем мне ребенок? 

 

Все эти представления и определят все мои «Что с ним делать?», приведут к конкретным результатам воспитания.
 

Что такое воспитание?

Воспитание для большинства родителей и есть поиск недостатков в ребенке и искоренение их. Именно так воспринимается большинством родителей ребенок — как что-то несовершенное, «недоделанное» или уже испорченное.

Поэтому и воспитание зачастую понимается как «переделывание» ребенка, «искоренение» того плохого, которое в нем есть. (Интересно только — откуда оно в нем появляется, ведь в новорожденном ребенке еще нет ничего плохого?!)

Сколько ограниченных, злых, неумных родителей встречала я на своем веку психолога-практика! И сколько мудрых, умных, добрых в своем понимании, принятии и всепрощении детей я узнала!

Ах, если бы все это было действительно так — взрослый, мудрый, умный и добрый человек воздействует на маленького человека, и в итоге получается еще один взрослый, мудрый, умный и добрый человек.Одна совершенная личность воздействует на другую, менее совершенную — и в результате получается еще одна совершенная личность.

Но вот только возникает вопрос: совершенны ли мы, взрослые? И так ли мы всегда умны, не говоря уже о мудрости! И что получается в результате нашего «воздействия», если у нас откуда-то появляются (и как они только такими становятся?!) вредные, противные, капризные, трудные, иногда — отвратительные дети?

Но это отношение к воспитанию как к воздействию большой, знающей, важной и значимой личности на маленькое, незнающее, бестолковое и беспомощное существо — типично для большинства родителей. Именно так распределены роли:

Есть я — взрослый, умный(?), знающий (?), главный(!) — который и воздействует.

И есть он — маленький и бестолковый, и он должен подчиняться моему воздействию, слушаться меня, главного.

И такое распределение ролей потребует определенных методов воспитания, в которых мое главенство будет возможно и смыслом которых будет — подчинить ребенка, добиться его послушания. Мне просто необходимы будут именно такие методы воспитания.

С таким отношением к воспитанию я просто не могу (мне незачем это делать!) пользоваться методами, в которых ребенок — равная мне личность. Личность, которую я уважаю, и сам, в процессе нашего взаимодействия, расту вместе с ней. Зачем мне это надо, когда я и так уже умный и знающий?

Как воспитывать детей, знает каждый, за исключением тех, у кого они есть. ©Патрик О’Рурк

Кого ты хочешь получить?

Эти вопросы всегда вызывают у родителей ступор. Еще ни разу в жизни, проведя десятки тренингов для родителей, я не услышала ни одного нормального ответа на эти вопросы.

Потому что часто об этом вообще не задумываются. Мы рожаем детей, не успев осознать — для чего мы это делаем, какими их хотим вырастить. Ребенок просто появляется, заводится (как моль в шкафу — именно такие ассоциации вызывает у меня это слово!). А потом — надо же что-то с ним делать?!

Это удивительно, но когда я покупаю мебель, я имею четкую картинку, — какую мебель хочу видеть в своей квартире. Когда я приобретаю машину, у меня есть четкая картинка — какой марки машину хочу видеть в своем гараже. Но когда меня спрашивают: «Какого ребенка ты хочешь видеть рядом с собой?» в ответ — тишина… Потому что об этом чаще всего вообще не думают.

Но если ты не думаешь о цели, ты никогда не получишь то, что ты хочешь. Потому что ты не знаешь, чего ты хочешь! И мы воспитываем, даже не задумываясь — что должны получить как результат.

На самом деле, это действительно очень важные, глобальные по значимости вопросы — мне дана жизнь другого, отдельного от меня человека — что я с ней сделаю? Что я сделаю с ним? Каким его сделаю? Как это отразится на всей его жизни?

Нам нужно ответить на эти вопросы, чтобы перейти к осознанному осмысленному воздействию на наших детей.

 





Мне не нравится в ребенке…

Каждый раз, начиная тренинг для родителей, я даю родителям простое задание. Я прошу разделить лист бумаги на две половинки и на одной из них написать, перечислить все, что нравится в ребенке, на другой — что не нравится, что хотелось бы исправить, чем они, как родители недовольны.

И знаешь, что всегда происходило? Список того, что не нравится в ребенке, всегда был больше, объемнее, подробнее, чем список того, что в нем нравится.

Что же нам не нравится в наших детях?

Нам не нравится, что они нас не слушают, что они шумят, мусорят, не хотят есть, пачкают одежду, клянчат деньги, тратят их на глупости, дружат не с теми детьми, плохо учатся, не хотят учиться, не хотят ходить в детский сад и в школу, их не добудишься по утрам и не уложишь по вечерам, они бегают, топают, суют нос не в свое дело, дерутся — или не дерутся, когда надо дать сдачи, мямлят, орут благим матом в самом неподходящем месте, предъявляют претензии, обвиняют нас, что мы им что-то не купили, все время чего-то хотят, хотят глупости, не дают нам спокойно отдохнуть, не дают спать, чего-то боятся, скулят, ноют, бегают за нами, как привязанные на веревочке, норовят уйти из дома, их не загонишь домой с улицы или наоборот, не выгонишь на улицу, они создают столько проблем, они постоянно болеют, требуют внимания, не оставляют нас в покое и т. д. и т. п.

Первые двенадцать месяцев мы учим наших детей ходить и говорить, а следующие двенадцать лет — сидеть и помалкивать. ©Филлис Диллер

Меня всегда поражал этот список наших претензий к детям. Слушая все эти «не нравится», я всегда думала: «Интересно, в детях вообще хоть что-то хорошее есть?!»

Давай еще раз подробнее, как под микроскопом, рассмотрим эти наши «не нравится». Что нам не нравится? Почему не нравится? Кому не нравится?

Мне не нравится, когда мой ребенок шумит, топает ногами или кричит, громко поет песни или слушает громкую музыку. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу тишины. А он хочет — топать, бегать, петь или слушать громкую музыку. И мне не нравится, что он не делает того, что хочу Я.

Мне не нравится, что он не ест кашу, которую я ему приготовила. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу, чтобы он ел эту кашу. А он не хочет. Он не хочет делать то, что хочу Я.

Мне не нравится, что он не хочет убирать за собой игрушки, или наводить порядок в комнате или делать генеральную уборку. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу, чтобы он это сделал. А он не хочет. Он хочет играть, или читать, или слушать музыку. Он не хочет делать то, что хочу Я.

Мне не нравится, когда он клянчит деньги на мороженое или на игрушку, или на диск. Почему мне это не нравится? Потому что я не хочу на это тратить деньги. Я не хочу, чтобы он покупал то, что он хочет.

: Хотим мы этого или нет, но наши дети не нравятся нам по двум причинам:

Нам не нравится, когда они делают то, что мы не хотим, чтобы они делали.

Нам не нравится, когда они не делают того, чего мы хотим, чтобы они делали.

Мне нравится в ребенке…

Нам нравятся искренность и открытость ребенка. Нам нравится его естественность, способность по-детски чисто и наивно что-то рассказывать, выдавать какие-то свои секреты. Мы умиляемся, слушая наших детей, их забавные высказывания, наивные рассуждения.

Умиляемся… Но до поры до времени. Пока их рассуждения и рассказы не переходят границы, которые мы устанавливаем.

И рамки эти устанавливаем мы сами.

Нам нравятся искренность и открытость детей, выраженная только нам. Нам не нравится, когда они так же открыты с другими.

Нам нравится искренность и открытость наших детей, когда они говорят приятные нам вещи. А когда они искренне и естественно выражают свои чувства, говоря о приготовленной тобой каше: «Фу, какая каша невкусная!..» Или: «Ты меня опять обманула… Ты — плохая мама…» Такая искренность и открытость нам совсем не нравится. За такую «искренность» хочется дать по губам!

Нам нравится, когда наши дети веселятся, хохочут, заливаются смехом, радуются. Они такие милые, когда открыто выражают свои эмоции. Нам нравится это естественное выражение эмоций. Но опять в определенных рамках!

Нам нравятся их хорошие эмоции, приятные нам эмоции. А когда он орет в магазине, выражая свое возмущение тем, что ему что-то не покупают? А когда он ноет или капризничает, выражая свое недовольство чем-то? Такие эмоции нам не нравятся. Такой ребенок — вредный и противный!

Нам нравится, когда они естественно выражают свои чувства. Но только те чувства, которые нам нравятся!

Нам нравится доброта наших детей, способность делиться с другими. Но опять же — до определенного предела. Кто установил этот предел? Мы, взрослые.

И они нравятся нам, когда они нас понимают. А когда не понимают? Когда не хотят соглашаться с нашими объяснениями? Когда не хотят жить по нашим правилам?

Такие дети нам не нравятся. Таких детей мы отвергаем, ругаем, критикуем.

Нам нравится, когда они стоят за себя, дают сдачи в драке, защищают себя в споре, отстаивают свою позицию в разговоре со сверстниками. А когда они спорят с нами? Когда отстаивают свою позицию, а не поддерживают нашу? Когда они защищают себя от нашего самоуправства? Такие дети нас бесят и раздражают! Такие дети нам не нравятся!
 

Нам нравится их любознательность, их вопросы, их интерес к миру. Но только до тех пределов, которые мы сами для них устанавливаем. Нам не нравится, когда они начинают интересоваться тем, чем, по нашему мнению им не нужно интересоваться, когда суют нос не в свои дела, спрашивая, например, почему мы с папой поссорились.
 

Нам нравится, когда они соглашаются с тем, что мы для них выбираем. И мы запихиваем наших детей (именно это слово иногда полностью отражает наше отношение к ним!) в группу изучения английского языка, спортивную секцию или в музыкальную школу, не интересуясь, хотят ли они этим заниматься. Мы считаем, что лучше их знаем, что им нужно. И нам совсем не нравится, когда дети не соглашаются с нашими выборами, протестуют, бунтуют, когда они сами хотят выбирать себе занятие.

Нам нравятся наши дети, когда мы им нравимся. Мы просто обожаем таких детей, которые говорят: «Моя мама — самая красивая! Мой папка — самый сильный!»

Нам нравятся, когда они оценивают нас хорошо. Мы любим таких детей.

А когда они оценивают нас плохо? А когда они нами недовольны? Когда они выражают нам свои претензии? Когда обвиняют нас? «Так нечестно… Ты обещала… Ты обманщица…» Таким отношением к нам мы возмущаемся до глубины души. Такие дети нам не нравятся.

Нам нравятся дети, которые нас прославляют. Нам нравится хорошее поведение наших детей, когда нам завидуют знакомые, говоря: «Какой у вас замечательный ребенок!» Нам нравится, когда их хвалят, когда они где-нибудь выступают, теша наше самолюбие. Когда примерно себя ведут, хорошо учатся и нас хвалят на родительском собрании. Нам нравится, когда они хорошо выглядят, — чистые, аккуратные, красивые. Нам нравятся нарядные и чинные дети, похожие на кукол.

А когда они нас позорят? Когда плохо себя ведут или плохо учатся? Когда приходят домой чумазые, притаскивая в дом песок или грязь с улицы? Нравятся нам такие дети? Нет, не нравятся.

Нам не нравятся такие дети. Нам не нравятся свободные дети. Не нравятся неуспешные дети. Нам не нравятся дети со своими взглядами, со своими желаниями.

Нам не нравятся неудобные дети. Нам не нравятся непослушные дети. Но что такое неудобный и непослушный ребенок?

Это ребенок, который делает то, что хочет делать. Который естественно выражает свои мысли и чувства. Который активно исследует мир, поэтому приходит домой грязный, в испачканной одежде. Который не живет по нашим правилам и ограничениям.

Это ребенок, который далеко не всегда слушает наши советы, а делает так, как сам считает.

Который не делает того, что мы ему говорим, а делает то, что сам хочет делать.

Который не соглашается с нами, а сам решает.

Как неудобны такие дети для родителей! И как удобны послушные и исполнительные!

Поэтому нам так нравятся удобные для нас дети. Нам нравятся послушные дети.

Но что такое удобный и послушный ребенок?

Это ребенок, беспрекословно выполняющий наши требования, понимающий наши ограничения, соглашающийся с нашими выборами. Делающий то, что мы хотим, чтобы он делал. Не делающий того, что мы не хотим, чтобы он делал.

 

И это действительно — самая распространенная цель воспитания — воспитать послушного, удобного ребенка.

 





Ребенок должен…

— Что должен уметь твой ребенок? Каким должен быть твой ребенок после твоего педагогического воздействия на него? — спрашиваю я родителей, чтобы помочь им осознать — каким они хотят воспитать своего ребенка?

И начинается интересный, и всегда одинаковый поток ответов:

Он должен быть аккуратным

Должен хорошо себя вести

Должен уважать других

Должен быть вежливым

Должен быть хорошо воспитанным

Перечень этих «должен» длинный, разнообразный — и всегда одинаковый.

 

Этот перечень — всегда про поступки, поведение ребенка, и никогда — о нем самом.

Этот перечень всегда о том, как он должен себя вести, а не про то, каким он должен быть.

Хотим мы этого или нет, но наши неосознанные представления и убеждения о цели воспитания чаще всего направлены на достижение хорошего внешнего поведения детей.

Но первое и самое важное, что мы должны сделать для наших детей, это не научить быть аккуратными или вежливыми — этому их научит сама жизнь, социум.

Надо научить их быть сильными и уверенными в себе. Надо научить их стоять за себя, занимать свое место в жизни, иметь свою позицию. Быть таким — чтобы в его жизни все получалось. Но эта важная цель — научить ребенка быть сильным, уверенным, ценящим себя, стоящим за себя, — практически не ставится большинством родителей.

И эти мелкие цели, становясь главными целями воспитания для многих родителей, разбивают, уничтожают, делают невозможной достижение главной, высшей цели воспитания — формирование ЛИЧНОСТИ». опубликовано 

 

Автор: Маруся Светлова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.svet-love.ru/vospitanie-po-novomu.html

10 известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом

Поделиться



О депрессии и повышенной тревожности многие бояться говорить вслух из-за страха получить клеймо «сумасшедший». Вот мудрые слова и советы известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом.





Мара Уилсон, актриса

«По сути, я с самого детства живу с тревогой в душе. У меня синдром тревожности, обсессивно-компульсивное расстройство и, кроме того, я знаю, что такое депрессия. Я имею с ней дело большую часть жизни. Я росла тревожным ребенком, тревога остается со мной и во взрослом возрасте. Я бы хотела, чтобы кто-нибудь тогда, в детстве, сказал мне, что переживать – нормально, что с этим не нужно бороться. Что, на самом деле, борьбой мы только усугубляем свое состояние…

А вот в депрессии ты пребывать не обязан. Ты не обязан страдать от нее. Ты можешь обратиться за помощью и получить ее. Ты можешь достучаться до людей, встретить у них поддержку… Я бы пожелала себе юной сопротивляться депрессии и не стараться изо всех сил подавить тревожность. Когда сталкиваешься с тревогой, когда понимаешь, что это такое — просто ложный сигнал опасности в теле — появляется опыт, ты учишься справляться с напрасными страхами. И тогда ты можешь их победить» — Project UROK, April 2015.





Принцесса Диана

«Я мучилась из-за послеродовой депрессии, но вокруг о ней не принято было говорить…и одно это осложняло мое состояние. Ты просыпаешься утром с мыслью, что не хочешь вставать и начинать день. Ты чувствуешь, что тебя не понимают, и очень, очень, очень мало веришь в себя...

Возможно, я первая в моей семье, кто испытал депрессию и не побоялся в открытую заплакать. Конечно, мое поведение пугало и шокировало окружающих, ведь сложно сопереживать тому, чего не понимаешь… зато у всех появился повод наклеить на меня новые замечательные ярлыки – «Диана нестабильна» и «Диана психически не здорова».

«Когда никто тебя не слушает, или тебе кажется, что тебя слушают, но не понимают,  в голову лезет всякое. Внутри тебя переполняет боль, и ты пытаешься выплеснуть ее, причиняя себе боль снаружи, потому что ищешь помощи, хотя это плохой способ о ней попросить.

Близкие считают твое поведение ложной тревогой или желанием привлечь к себе излишнее внимание: раз о тебе и так дни напролет пишут газеты и вещает телевизор, то внимания твоей персоне уже достаточно. Но я на самом деле таким способом молила о помощи, так как хотела выздороветь, чтобы идти вперед и исполнять свои обязанности жены, матери, принцессы Уэльской. Вот почему я наказывала себя. Я себе не нравилась, я себя стыдилась, потому что никак не могла справиться с давлением окружающего мира».—BBC1 Panorama Interview, 1995.





Кристен Белл, актриса

«Мне выписали антидепрессанты, когда я была очень юной, чтобы помочь справиться с тревожностью и депрессией, и я до сих пор их принимаю. И не стыжусь этого, потому что моя мама в свое время сказала: если начнешь чувствовать себя так-то и так-то, поговори с врачом, с психотерапевтом, и выбери, как ты хочешь себе помочь.

Принимая решение о курсе антидепрессантов, важно понимать, что окружающие будут пытаться заставить вас стыдиться этого, хотя, скажем, врач никогда не откажет диабетику в инсулине. Никогда. Но по какой-то причине тех, кому необходим ингибитор серотонина, сразу записывают в сумасшедшие. Интересный двойной стандарт получается — мне часто не хватает духу говорить об этом, но я в любом случае не стыжусь своего состояния». —Off Camera With Sam Jones, April 2016.





Элизабет Уерцел, писатель

«Вот что, мне кажется, важно ясно понимать о депрессии. Она не имеет ничего общего с жизнью, вообще. В жизни случается печаль, и душевная боль, и все это, в свой день и час — совершенно естественные переживания, неприятные, но естественные. Погружаясь в депрессию, вы оказываетесь на абсолютно чуждой жизни территории, в зоне полного отсутствия: здесь отсутствуют эмоции, отсутствуют чувства, отсутствует отклик, отсутствует интерес.

Страдания, которые вы переживаете в процессе острой клинической депрессии, — это попытка со стороны природы (природа, в конце концов, терпеть не может пустоты) заполнить пустое пространство. Но, невзирая на все благие цели и намерения, те, кто находится в депрессии — просто-напросто механически передвигающие ноги, бодрствующие мертвецы». —Prozac Nation, 1994.





Кристин Стюарт, актриса

«Пик пришелся на годы между 15 и 20 годами. Я постоянно нервничала, волновалась, мне нужно было точно знать, что все у меня под контролем. Если я не представляла, чем все обернется, то заболевала или просто запиралась в комнате, или «тормозила» по ходу дела до такой степени, что доводила себя до изнеможения и надрывала здоровье… В какой-то момент ты просто отпускаешь  все свои переживания и отдаешься потоку жизни.

В конце концов я поняла, как это делается, и теперь получаю от жизни несравнимо больше. Я жила очень тяжело для моих совсем юных лет и я сама себе это устроила — но я вышла с другой стороны туннеля, не ожесточившись, а став сильнее. У меня появилась новая способность — преодолевать препятствия и удерживать равновесие. Напоминает ощущения, когда впервые падаешь лицом вниз и ужасно больно, зато в следующий раз ситуация уже знакома и говоришь себе: ну да, упала, и что такого? Раньше бывало, и ничего, выжила»— Marie Claire, August 2015.





Кара Делевинь, актриса

«Я никогда не говорила о своей депрессии и тревожности, но они во многом сформировали мою личность. Огромная волна депрессии, тревоги и ненависти к себе накатила на меня неожиданно, и чувства были такими болезненными, что я билась головой о дерево, чтобы потерять сознание, «вырубить» их. Я никогда не резалась, но я царапала себя до тех пор, пока не появлялась кровь.

Мне просто хотелось исчезнуть, дематериализоваться, чтобы кто-нибудь смел меня с лица земли. Я понимала, что надо закончить школу, если я хочу стать актрисой, но мне было так плохо, что я не могла встать утром. Хуже всего то, что я знала, как на самом деле мне повезло в жизни, и тот факт, что при этом мне хотелось умереть…ты ощущаешь ужасную вину за свои переживания, и это порочный круг. Я спрашивала себя, как я вообще смею испытывать подобные чувства? И в ответ набрасывалась на саму себя, резала еще немного сильнее». —Vogue, July 2015.





Белл Хукс, писатель, легенда движения за женские права

«Изоляция и одиночество — главные причины депрессии и отчаяния. В то же время они — результат жизни в нашей культуре, где вещи значат больше, чем люди. Жажда потребления создает мир нарциссов, в котором целью жизни становятся исключительно достижение и потребление. Мир нарциссов — это не то место, где может расцвести любовь».— All About Love: New Visions, January 2001.





Кэрри Браунстин, писатель, музыкант, актриса

«Иногда мне кажется, что эта борьба будет продолжаться всю жизнь. Я начала медитировать. Я занимаюсь фитнесом, правда, не в спортзале. Я выхожу гулять на улицу. Я много читаю, погружаюсь в хитросплетения чужих судеб. Стараюсь больше не изолировать себя от мира так сильно, как раньше. Но напряжение действительно иногда невыносимо. Чувствительные люди временами ощущают себя так, будто живут почти без кожи.

Вдруг тебя охватывают слабость и вялость, и они не проходят, и трудно выбраться из постели. Мысль о том, что другие тоже через это проходят, по-настоящему спасает. Мои самые энергичные, гениальные друзья иногда говорят мне, что охвачены тоской, и тогда я переживаю за них, а потом испытываю облегчение за весь наш мир. И говорю: «Видишь: нам всем это знакомо».—Pitchfork, October 2015.





Кейт Мосс, актриса

«В 17 или 18 лет у меня случился нервный срыв, когда мне пришлось работать с Marky Mark и Гербом Рицем. У меня совсем не лежала к этому душа. Мне было физически плохо, когда я сидела верхом на том накачанном парне. Потом я не могла прийти в себя. Не могла заставить себя встать с постели две недели. Я думала, что умру. Пошла к врачу, и он сказал: «Я дам тебе немного валиума». Но, благодарение Богу, вмешалась Франческа Сорренти: «Ты не будешь это принимать».

Мои симптомы оказались просто синдромом тревожности. В нашей профессии никого не интересует твоя психика. Наоборот, на тебя давят со всех сторон: ты должна это сделать, работаем! Я была еще, по сути, ребенком, а уже снималась у Стивена Мейзеля, легенды модной фотографии. Выглядело все это и правда как фантастический сон — за тобой приезжает огромный вытянутый лимузин, чтобы забрать после съемочного дня. Мне это не нравилось. Но это была работа, и я должна была с ней справиться».— Vanity Fair, October 2012





Шерил Стрейд, писатель

«Никто не спасет тебя от твоих страданий. Невозможно выплакать душевную боль или заесть ее шоколадом и пирожными, уничтожить ударами о боксерскую грушу и даже избавиться от нее с помощью психотерапии. Боль просто существует, и нужно ее превозмочь. Нужно выдержать страдания. Тебе нужно прожить боль шаг за шагом и сродниться с ней, а потом двигаться дальше, учиться превозмогать страдания лучше и бежать изо всех сил, туда, куда зовут тебя самые сокровенные мечты, по мосту, который построит твое собственное желание залечить раны» — Tiny Beautiful Things: Advice on Love and Life From Dear Sugar, July 2012.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: smart-cookie.ru/preodolenie-2/10-izvestnyx-zhenshhin-o-tom-kak-spravitsya-s-trevogoj-i-depressiej/

Позвольте себе быть плохими

Поделиться



Часто ли вам приходится молчать, когда на вас давят или задевают ваши интересы? Особенно, если это близкие родственники, да? Чтобы не обидеть близкого человека молчать или оправдываться приходится довольно часто. Так же наблюдается такой нездоровый феномен среди людей, вставших на Путь личностного развития: «Я же такой духовный, во мне должны быть только радостные эмоции и гармония души. Я понимаю причины поступков и слов людей, поэтому не реагирую на них негативно».

Человек почти всегда пытается «объяснить» плохую ситуацию или обидные поступки других людей по отношению к нему с помощью мозга, то есть старается оправдать агрессора на уровне мышления и логики: «Он же был зол, ничего страшного… он болел, был не в адеквате… она старая, что с нее взять, ум за разум заехал… на меня наругались, наверное у человека трудные времена, ему нелегко… и.т.д.»





Но есть же еще сердце и душа ‑ ваш «внутренний ребенок». Он уж точно чувствует боль, обиду, несправедливость. Как бы вы не глушили эти чувства логическими холодными объяснениями, они все равно останутся, просто уйдут глубоко-глубоко в подсознание и будут копиться там, пока в один прекрасный момент вас не «прорвет» от выплеска эмоций на нечаянно попавшую под горячую руку жертву.

Я встречала немало таких людей, особенно занимающихся саморазвитием, да и сама не раз становилась огнедышащем монстром, а потом думала: «что это на меня нашло?»

А то и нашло, дорогие мои, нельзя загонять себя в рамки псевдомудрости и псевдопонимания, псевдопринятия и псевдогибкости. Мы все живые люди, а не роботы с позитивными установками и левополушарным мышлением. Любой психолог скажет вам, что нужно уметь принимать в себе ЛЮБУЮ эмоцию, какая бы постыдная и мерзкая она ни была. Черная зависть? Хорошо! Жгучая обида на отца, потому что не давал много внимания. Прекрасно! Пусть будет! Лучший друг подвел… ах, он сволочь такая!

Позвольте этим эмоциям жить в вас и проявиться со всей их мощной силой. Имейте храбрость признаться себе: «Да, я зол сейчас. Да, мне хочется побить его\ее как следует. Да, я его\ее ненавижу...» Увидите, вам даже от подобных слов и принятия негативных эмоций в себе уже должно значительно полегчать. Побудьте в них некоторое время, но только не целый день. Ваша задача их прожить как можно глубже.

Но важно не погружаться продолжительное время в свою теневую часть Личности, не сидеть в обидах и злости целыми днями, иначе подобный перебор начнет разрушать. Если негатива слишком много из него уже трудно бывает выбраться без посторонней помощи, засасывает.

Не становится легче? Есть следующая практика:

Берем фото обидчика или просто представляем его в воображении. Ставим между вами и им свечу и выговариваем все, что о нем думаем, «ему в глаза». Можно кричать, плакать, топать ногами, «бить» его, махать руками ‑ делать все, что душа попросит.Ваша задача выговориться. Свеча сожжет ваши проклятия и не даст им перейти на обидчика, так что практика абсолютно безопасна. В конце практики рекомендуется вспомнить приятные моменты из взаимодействия с этим человеком и поблагодарить его за них. Но если вы пока слишком обижены и не можете его простить, благодарить его, скорее всего, тогда тоже не захочется, раз так, то и не надо. Оставьте благодарность на потом.

Проводить практику вы можете так часто, как у вас в том есть потребность. Обычно она очень помогает и проходит даже смертельная обида, становится значительно легче жить. Если нет, то тогда лучше обратиться к психологу и посмотреть, какие еще слои психики были так сильно затронуты, повреждены. Можно, конечно, выговорить все наболевшее в глаза обидчику.

Есть такая тема, что скандальные люди реже болеют нервными расстройствами и стресса у них меньше. Конечно, они вылили все на голову жертвы и им нормально. Но знайте, что таким образом можно «пробить» защиту человека, что может привести к его болезни и к неудачам, а вам потом может прилететь за это в виде отягощенной кармы. Поэтому лучше много раз подумать, прежде чем выливать злость на кого-то, а если вы еще и совестливый, то вам наверняка со временем станет стыдно за свои слова и действия.

Тем не менее разрешите себе быть плохими наедине с собой или с тем, кому вы сможете без стеснения рассказать об обиде и злости. Если посторонний человек насел на вас с агрессией и вы чувствуете, как вас тоже распирает, вы имеете полное право дать ему ответ, только вам решать каким он будет.





© David Stewart 

Поймите одну вещь: ваше психическое здоровье тоже нуждается в заботе, оно не строится только лишь на взращивании в себе и вокруг себя позитивности, но и на умении «слышать» и принимать в себе негативные эмоции с таким же вниманием и заботой, как и позитивные.

Не бывает дня без ночи, доброты без зла, черного без белого ‑ все в жизни дуально, человек тоже дуален. От своих демонов не нужно избавляться, с ними нужно уметь дружить и договариваться! Ведь демон он не потому что плохой, а потому что это теневая сторона человека. Это религия придала ему такой ужасающий окрас, что мы от него бежим, как от огня.

Не стоит бежать от своей темной стороны, все равно она рано или поздно даст знать о себе в не лучшем виде. Так примите ее как часть себя, тогда вы наверняка почувствуете ту полноту жизни, к которой так стремитесь, и как раз только тогда она, скорее всего, и засияет самыми яркими красками, в благодарность вам за обретение целостности!

 

Автор: Лия Шатуш, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: liashatush.livejournal.com/

3 типа, затрудняющихся в поиске потенциального брачного партнера

Поделиться



Многие молодые люди имеют трудности в общении с противоположным полом и поиске брачного партнера.

Иногда они затрудняются сформулировать и ясно изложить суть проблемы. Проблема может быть связана не столько с уникальностью личности, сколько с тем, что человек не ценит или не любит своей уникальности, не понимает ее глубокого смысла для мира и общества.

Существуют три типа (наиболее часто встречающиеся) клиентов уникального личностного склада, которые сталкиваются с трудностями в поисках потенциального брачного партнера (по А.Н. Елизарову):

1. Благородный рыцарь (классический герой);

2. Гарри Поттер (рефлексирующий герой, ученый);

3. Свободный художник (интуитивно ориентированная творческая личность).

Благородный рыцарь (классический герой).

Основные черты этого типа:

  • открытое независимое поведение (жизненное кредо – бороться за воплощение идеалов справедливости и добра в окружающем мире);
  • высокий уровень социального интереса (желание бороться за воплощение идеалов справедливости);
  • наивность.




У представителей противоположного пола может вызывать такие реакции:

1.желание отомстить, досадить у тех, кто пошел в жизни по пути подавления собственного независимого поведения;

2.вызывают повышенный интерес со стороны людей, склонных к манипулированию;

3.внимание со стороны демонстративных людей.

Рекомендации:

Молодому человеку или девушке необходимо научиться понимать отличительные особенности своей натуры, возможный диапазон своей уязвимости. Следует ориентироваться на поиск людей, подобных себе (возможно, более старших и опытных), так как «благородный рыцарь» в поисках партнера проявляет пассивность. «Благородный рыцарь» должен уметь беречь себя: таких людей мало, и они представляют ценность для общества.

Гарри Поттер (рефлексирующий герой, ученый)

Основные черты этого типа:

  • способность к концентрации внимания на какой-либо отдельной задаче;
  • рефлексивность;
  • чувство неполноценности, несостоятельности, непрактичности.
У представителей противоположного пола может вызывать следующие реакции:

1.Манипуляции;

2.Психологическое давление.

Рекомендации:

Необходимо найтидружественное социальное окружение, а также научиться защищаться от провокаций, манипуляций и давления.





Свободный художник (интуитивно ориентированная творческая личность)

Основные черты этого типа:

  • интуитивность и эгоцентричность;
  • способность к пылкой влюбленности;
  • склонность к идеализации партнера;
  • ощущение собственной неполноценности, несправедливости и непонятности окружающего мира.
 





Рекомендации:

Данному типу нужно понять свою уникальность и ориентированность на поиск потенциального брачного партнера одного с ним склада или хотя бы понимающего свойства его натуры. Необходимо понять сущность тех ошибок, которые он совершает. Например, стремление доказать истинность своей любви действиями, смысл которых является в той или иной степени самопожертвованием.опубликовано 

Автор: Кудина Елена

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/8379/

Уровни Осознанности

Поделиться



Мы любим писать об осознанности во всех ее проявлениях, будь то осознанность тела, осознанность ума или просто жизненные уроки. 





Жертва.

Реакция на проблему: найти виноватого, обвинить его. Подвержены болезням, неудачам, их активно сосут эгрегориальные стркуктуры негативных эмоций.

Борец.

Реакция на проблему: найти виноватого, обвинить его и активно бороться с ним, доказывая свою правоту. Подвержены болезням, конфликтам, несчастным случаям и особо лакомый кусочек для структур, питающихся негативной эмоциональной реакцией.

Искатель.

Реакция на проблему: поиск ответов, желание разобраться, почему так случилось. Меньше подвержены болезням, стараются искать способы исправить ситуацию. Часто провоцируются эгрегориальными паразитрующими структурами, если ведутся, то снова скатываются в Жертв или Борцов.

Игрок.

Реакция на проблему: быстрое принятие решения на исправление ситуации, не тратят энергию на поиск причин. Почти не болеют, успешны, радостны, с эгрегорами сотрудничают или имеют свои способы защиты от них. Могут так же, но редко вестись на провокации, тогда попадают в категории Жертв, Борцов и Искателей, но как правило… не на долгий период.





Творцы.

Реакция на проблему: о, прикольно. Понаблюдаю и разрулю, а может пока наблюдаю, то и само разрулится. Здоровы и счастливы. Иногда спускаются в Игроки и ниже ради приключений или если их изысканно спровоцировали.

 



О Платах и Расплатах или 4 жизненные установки

Как подсознание формирует судьбу

 

Авэли (источники).

У них проблем нет. Полная гармония. На Земле третьего измерения не встречаются.

Где сейчас находишься ты? опубликовано 

 



Источник: theeva.org/6-urovnej-osoznannosti-a-gde-nahodishsja-ty/#.WHOrV1OLTIU

Когда я перестала выслушивать непрошеные советы...

Поделиться



Я повзрослела...

Я повзрослела, когда перестала молча выслушивать непрошеные советы.

Как правило, непрошеные советы подаются под соусом «для твоего же блага», но не стоят и ломанного гроша, потому что это самая дешевая разменная монета в мире. Особенно, если в них нет сердечного тепла и искреннего желания помочь другому.

Я повзрослела, когда перестала соглашаться с тем, что пробуждало внутри бурю возмущения и несогласия. Особенно тяжело это давалось в отношениях с близкими людьми, которые искали в моих глазах подтверждение того, в чем они сами не были уверенны.





Я повзрослела, когда перестала смотреть на признанных авторитетов снизу вверх, с трепетом замирая в ожидании их оценки. Когда разрешила себе открыто злиться на людей, которые в отношении меня занимали родительскую позицию.

Меня будто накрывает волной чувств, когда кто-то тычет носом на промахи и надменно констатирует: «Ну-у-у, как ж ты так умудрилась!?». Это риторический вопрос, и здесь мой ответ ничего не значит. Это просто искусный способ окунуть в стыд.

Конечно, так удобней. Легко возвышаться на фоне чужих недостатков, тем самым повышая собственную самооценку. Так легко и приятно быть хорошим, самоутверждаясь на фоне чужих проколов. Так приятно чувствовать себя «не таким», когда на каждого встречного поставлено клеймо позора и порицания. Удобно быть судьей для других и рассуждать о морали. И как же хорошо быть «хорошим», когда мир раскрашен в черно-белые тона.

Я повзрослела тогда, когда перестала упрекать себя: «Ну зачем ты так сделала? Чем ты думала?». Бестолковое занятие сожалеть об упущенных возможностях или поступках. Что сделано, то сделано. Более того, сделано то, что возможно в данный период жизни, с имеющимися на данном этапе ресурсами.

Я неидеальный человек, живущий в неидеальном мире. И поэтому порой я совершаю глупые поступки, честно проживаю чувства, стыжусь их. В придачу к этому, у меня есть недостатки и зависимости, которые противоречат имеющимся социальным установкам о норме.

Я повзрослела, кода перестала стремиться стать той, кем бы следовало и разрешила себе просто быть собой. В конкретный период времени, с конкретными людьми, честно отвечая за последствия такого разрешения.

Я повзрослела, когда вышла за пределы волшебного мышления и перестала искать причину сложных событий своей жизни в себе. Иногда определенные события просто должны случиться, и я не могу знать всех законов жизни, чтобы однозначно утверждать, что причина происходящего во мне.

Я просто несовершенная женщина, дочь, сестра, мама, жена. Я могу отвечать только за себя, но мне непосильна ноша чужой ответственности. Чаще, поведение других больше говорит о них самих, чем обо мне, и от меня мало что зависит.





Я повзрослела, когда согласилась с мыслью о том, что чувства, отношение, поведение, которые еще не доросли до того, чтобы называться духовными, необходимо оценивать в свете возможности к росту и развитию.

Человек не взрослеет в том случае, когда не желает принимать текущую ситуацию своей жизни такой, какая она есть. Когда он торгуется, спорит и пытается доказать окружающим их неправоту — он застревает в детстве. Его жизнь – это вечный вопрос: «Кто Я? Тварь дрожащая и ТВОРЕНИЕ ГОСПОДНЕЕ?».

Взрослый человек учится конструктивно относиться к собственному несовершенству и неудачам, не теряя при этом из виду личный, а не навязанный идеал.

 



Непрожитые эмоции притягивают непрожитые события в жизнь

Отношения-проверки: Благодарите и идите дальше

 

Я повзрослела в тот момент, когда осознала, что себя невозможно переделать или подогнать к эталону совершенства. Став взрослой, я поняла, что никогда не поздно начать себя изучать и создавать инструкцию к собственному применению, написанию которой предшествует много лет поиска себя в глазах других.опубликовано 

 

Автор: Татьяна Сарапина

 



Источник: gestaltclub.com/articles/obsaa-psihologia/8470-a-povzroslela-kogda

Признаки НЕ-насильственных отношений

Поделиться



Эта статья не является ни психологической, ни научной. Эта статья не является «объективной», что бы это понятие ни значило. Эта статья описывает, в первую очередь, опыт одной белой женщины среднего класса с высшим образованием, и немного касается опыта моих знакомых, из того же привилегированного класса. Все обобщения основаны на крайне маленькой выборке и сделаны интуитивно, отталкиваясь от телесных и эмоциональных ощущений. Надеюсь, написав это короткое вступление, я отдала дань собственной привязанности к нормам научной методологии.

Мой опыт не-насильственных партнерских, дружеских или любовных отношений очень небольшой. Большую часть своей взрослой жизни, от 16 до 27 лет я провела внутри разных нездоровых партнерств с мужчинами или с женщинами. В основном это были более или мене жесткие варианты созависимости, в которых я также вела себя достаточно насильственно по отношению к моим партнерам/партнершам и к себе самой.





Только про последние два года своей жизни 28-30 лет я могу с некоторой уверенностью сказать, что я научилась не вступать в насильственные отношения и кое-как выстраивать отношения достаточно здоровые, устойчивые и жизнеспособные.

Но даже такой небольшой опыт уже является важным и показательным, для того, чтоб провести разграничение между этими видами отношений.

Так как признаки насильственных и созависимых отношений всем достаточно хорошо известны, мне хочется описать, какими бывают отношения без насилия. Я буду говорить об отношениях двух людей любого гендера, потому что я считаю, что так или иначе полиамурные отношения можно рассматривать как отношения нескольких «пар». Я буду говорить об отношениях взрослых людей, не рассматривая детско-родительские отношения. И я считаю что все эти пункты можно с легкостью отнести как к дружеским, так и к любовным отношениям, большой разницы тут нет.

Если говорить в целом, все вроде бы просто, каждой и каждому понятно. Не-насильственные и здоровые отношения — это отношения где ЕСТЬ взаимная симпатия, уважение, поддержка, привязанность и где НЕТ эмоционального, тем паче физического или сексуального насилия. Но так как такая формулировка, хотя и верна, все равно остается очень абстрактной, я хотела бы написать о том, что конкретно это значит.

 

Нет физического насилия и даже отдаленного намека на него

 

Это базовый пункт. То есть никогда. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Ваше физическое тело не испытывает боли или неприятных ощущений от взаимодействия с партнером/партнершей. Вас не бьют по лицу. Не тянут за руку так, что вам больно или неудобно. Не толкают, не прижимают, не щипают, не кусают, не целуют и не обнимают в случае, если вам это неприятно или не хочется.

 

Нет эмоционального насилия

 

Это всегда более сложная область, о которой труднее говорить. Эмоциональное насилие менее очевидно и часто маскируется под всякое якобы «нормальное» поведение. По-моему, основной критерий, на который можно вполне положиться — это собственные эмоциональные ощущения. Итак, в отношениях нет эмоционального насилия, если:





1. Вы можете свободно сказать, когда вам дискомфортно

Неважно, что вы делаете вместе. Танцуете, гуляете, катаетесь на лыжах, играете в компьютерную игру, занимаетесь сексом, идете на концерт, в гости, обсуждаете выставку супрематистов или что угодно еще — и вы чувствуете себя при этом комфортно. Если у вас возникает дискомфорт любого рода (физический, эмоциональный, психофизиологический) — вы чувствуете, что можете спокойно сообщить об этом, и при этом у вас не возникает чувство страха. «Я устала», «мне так неприятно», «я чувствовала себя напуганной когда услышала это», «я чувствую себя комфортно, только когда мы созваниваемся дважды в день» — все это вы можете спокойно сказать. Один из самых важных критериев — когда вы говорите об этом, вы не чувствуете страха.

 

2. Ваш партнер или партнерша заинтересованы в том, чтоб вам было хорошо

Когда вы сообщаете о том, что вам что-то нужно или что-то не нравится, это приводит к спокойной реакции. Напрягающая вас ситуация или поведение вашей партнерши/партнера после этого меняются. Не важно, чего именно это касается.

  • Вам не нравится, когда прикасаются к вашим волосам — вы сообщаете об этом, и к вашим волосам больше не прикасаются.
  • Вам важно каждый день слышать что-нибудь успокаивающее — и вам это говорят.
  • Вы не хотите целоваться в метро — и вас больше не пытаются поцеловать в метро.
  • Вас пугает секс с проникновением— и вы не практикуете пенетративный секс.
  • Вам важно вместе вечером пить чай — и вам идут навстречу.
  • Вам нравиться есть всегда из одной и той же тарелки — и вам всегда кладут ужин в эту тарелку.
 

Любые «мелочи» которые важны для вашего хорошего самочувствия. Если ваш партнер или партнерша знают, что у вас есть какая-то стабильная зона дискомфорта, они скорее всего, будут заинтересованы в том, чтоб обеспечить ваше благополучие и проявляют инициативу, чтоб узнать, хорошо ли вы себя чувствуете. Например, если вам трудно находиться в помещении где одновременно много людей и много громких звуков, а вы пришли на концерт, у вас поинтересуются хорошо ли вы себя чувствуете.

 

3. Сообщение о своих чувствах, потребностях или решениях не ведет к манипуляциям

Вас никогда не наказывают, не обесценивают и не шантажируют, если вы сообщаете о своих чувствах. В ответ на «Я не смогу завтра прийти» вы можете услышать «Я был бы рад(а) если, бы ты пришла и мне жаль что ты не сможешь», но никогда не услышите «Если ты не хочешь вместе туда пойти, значит ты меня не любишь/тебе на меня наплевать/ты холодная» или «Ты просто истеричка» или «Как я устал_а от твоих капризов» или «Ты всегда хочешь испортить мне вечер» или «Ты зануда» или «На самом деле тебе там понравиться, вот увидишь» — любую фразу в этом духе. Вас не наказывают эмоциональным отвержением в виде холодности, отказа разговаривать с вами или пренебрежения. Вам не сообщают, что вы слишком слабая, или что бояться стыдно. Вас так же не уговаривают при помощи слез, жалости, настойчивых просьб, лести или подарков.

 

4. Конфликтная ситуация проходит спокойно

В конфликтной ситуации вы можете спокойно обсудить вариант, который будет удобен и устроит вас двоих. Конфликтная ситуация не вызывает перенапряжения. Иногда это может означать довольно странный и не быстрый вариант — не важно, главное что вас обоих устраивает этот темп.

Ситуация конфликта не истощает вас эмоционально, вам не нужно долго восстанавливаться после нее и вы не чувствуете эмоциональной боли после. Конфликтная ситуация приводит к прояснению того, что происходит между вами, после этого вы понимаете друг друга лучше и становитесь ближе, а не отчуждённее. Даже если, например, это обсуждение приводит к тому что вы осознаете, что вам дальше не по дороге и перестаете встречаться. Да, я знаю, что это очень банально звучит.

 

5. Когда вы думаете о вашем партнере / партнерше, в вашей голове не возникает тумана

Вы хорошо помните где, когда и что вы делали вместе и у вас не возникает ощущения смутности или спутанности от ваших разговоров. Особенно это важно, когда дело касается конфликтов или выяснения отношений. Вы хорошо помните, как вы обсуждали конфликтную ситуацию и у вас не возникает ощущения тумана и спутанности от разговора. Вы хорошо чувствуете контакт со своими эмоциями и со своим телом во время конфликтных ситуаций. Ощущение тумана часто говорит о том, что в разговоре возникла манипуляция и эмоциональное насилие.

 

6. Не насильственные отношения часто развиваются довольно медленно

Чтобы не сказать скучно. Это связано с тем, что в таких отношениях люди взаимно заинтересованы сделать все максимально комфортно друг для друга и это самое важное. Часто это означает, что отношения происходят медленно, так как необходимо время, чтоб начать друг другу доверять, преодолеть страх близости, понять что тебе нравится или не нравится. Вам просто некуда спешить и вы спокойно исследуете то пространство, которое возникает между вами.

Если у вас возникает ощущение очень быстрого неконтролируемого потока, который несет вас, и на который вы не можете влиять, если вы не чувствуете свое тело и у вас пропадает ощущение собственной воли — это признак насильственных отношений.





7. Когда вы думаете о вашем партнере/ партнерше вы не представляете его или ее как недостижимый идеал

Вы замечаете и сильные, и слабые стороны вашей партнерши или партнера. Вы отдаете себе отчет в чем, например, вы сильнее его или ее и что наоборот, вы умеете делать хуже. Вы можете спокойно шутить на эту тему и у вас не возникает ощущения «пьедестала» или недосягаемости от того, насколько он или она круты и превосходны. Мысли вроде «Он(а) такой(ая) замечательный(ая)! А вот я! Да я просто никто» — не посещают вас. Скорее, вы думаете что-то вроде «как это круто, что он(а) классно водит машину, а я умею хорошо распланировать поездку». Или «ну ладно, вообще-то я тоже долго училась возражать своему боссу». Вы радуетесь ее или его успехам и не чувствуете зависти. Ну, может быть, если только немножко.

 

8. Те правила, которые вы придумали для ваших отношений работают обоюдно

Если в ваших отношениях нет сильного дисбаланса власти и привилегий, то что работает для одного, то же самое должно работать и для другого / другой. Если ваш партнер или партнерша хочет проводить одну неделю в год в одиночестве за границей, у вас должно быть ровно такое же право. Не возникает ситуации, когда ему или ей можно, а вам нет. Ситуации, когда такое правило формально, на словах есть у вас двоих, но на практике за последние пять лет вы ни разу им не воспользовались — тоже не возникает. Если правила есть — они работают, и работают в обе стороны.

Исключения, я думаю, тут могут быть, если в отношениях есть какой-то значимый системный дисбаланс власти — например, разный возраст, гендер, класс, наличие инвалидности. Думаю, чтоб компенсировать такой дисбаланс логично создавать разные правила, но мне сложно об этом писать, так как у меня нет такого опыта.

 

9. В этих отношениях нет постоянного контроля

Ни вам, ни вашей партнерше или партнеру не нужно постоянно быть в курсе того, где, что, и когда делает вторая/второй. Вы чувствуете себя спокойно, когда не знаете точно с кем, где и что делает ваш партнер. В ответ на вопрос «как твой день?» вы можете рассказать о своих новостях ровно столько, сколько вы хотите, можете и вовсе ничего не рассказывать. Уровень вашей тревожности не подскакивает, если вы не можете ему/ей дозвониться или если на вашу смс не ответили сразу немедленно.

 

10. Здоровые отношения — гибкие отношения

В не насильственных отношениях есть пространство для движения, нет жесткости. Есть определенная зона внутри которой ваши отношения могут меняться, подстраиваясь под локальную ситуацию так, чтоб это было удобно вам двоим. Если сейчас вы делаете важный проект и сильно заняты — вы можете начать видеться чуть реже или вам могут помочь, взяв на себя вашу часть домашней работы. Такого рода изменения и подстройки не приводят к разрушению отношений и к угрозе разрыва.

 

11. Вас не пугает прекращение этих отношений

Да-да. Во-первых, это значит, что ваши отношения устойчивы. В воздухе не висит постоянно вопрос «вместе ли мы?» или угроза «вдруг мы поссоримся и расстанемся!» В воздухе спокойствие и стабильность.

Во-вторых, у вас нет ощущения, что разрыв отношений будет означать смерть, трагедию, конец света. Да, расставание скорее всего принесет печаль, грусть, утрату. Возможно, определенный кризис, некоторую подавленность, смещение смыслов — но не угрозу всей вашей жизни и эмоциональному здоровью. Вы знаете, что расставание возможно и это вас не пугает, потому что это не смертельно. Это не разрушит ничью жизнь.

 

12. В отношениях нет постоянной боли и эмоционального истощения

Другими словами, это отношения, которые вас не разрушают. Вы можете чувствовать какие-то болезненные уколы или определенные шероховатости в разные периоды — но это совершенно точно не постоянный фон, на котором ваше отношения развиваются. Эти отношения не разрушают вашу личность, ваше тело и эмоциональность. Наоборот. Это отношения благодаря которым вам становится интереснее жить даже в нашей несчастливой патриархатной и гомофобной реальности — потому что они вас обогащают.

 

13. Вы не думает об этих отношениях 24 часа в сутки

Эти отношения достаточно спокойные. Они просто есть и они вас устраивают. Поэтому у вас нет нужды думать о них постоянно. В целом, они вас не беспокоят. Снаружи такие отношения часто кажутся странными или скучными.





14. В этих отношениях вы по большей части заняты собой, удовлетворяете свои потребности и интересы

Вы делаете то, что вам нравится и так, как вам нравится вместе с человеком, который вам нравится. Это вы можете осуществлять поддержку и заботу, предоставить конкретную помощь, если вас об этом попросили и если это не в ущерб вам.

Но вы не решаете за партнершу или партнера ее/его проблем и не принимаете за него или нее решения. Вы не пишите за него диссертацию. Не помогаете ей разобраться со своей матерью. Не зарабатываете деньги для его гениальных проектов. Не помогаете ей сделать карьеру. Вы занимаетесь своей жизнью и предоставляете второму человеку свободу заниматься своей.

 

15. Внутри этих отношений у вас есть пространство для себя

Какими бы хорошими, вдохновляющими, близкими и прекрасными не были ваши отношения с партнером или партнершей — у вас есть время и место, чтоб побыть только с собой и заняться собой — своими проектами, своим телом, идеями.

 

Также интересно: Унизительные отношения  

Как мы вибираем спутника жизни

 

Одним словом, здоровые и не-насильственные отношения — это отношения в которых вам ХОРОШО, КОМФОРТНО, ПРИЯТНО и НРАВИТСЯ. В которых вы чувствуете контакт с собой и со своим телом.

В таких отношениях достаточно спокойно и комфортно находиться. Я понимаю, что это звучит очень банально, как любая тавтология. Но так как наше общество достаточно не здорово и почти насквозь состоит из моделей созависимых отношений, получить опыт здоровых отношений достаточно трудно. Примерно, как отправиться покорять Килиманджаро. То есть это вполне осуществимое мероприятие, которое, однако, требует основательной подготовки, денежных и временных вложений, а также освоения специальных навыков. Главный из навыков — перестать воспроизводить насилие в отношении себя и других людей.опубликовано 

 



Источник: m-i-k-a-e-l-a.livejournal.com/46754.html

6 расстройств личности, вызванных Интернетом

Поделиться



В Интернете полно психов. Это общеизвестно. Еще одна истина — это всемирная сеть сводит людей с ума.  И вообще, пора, пора обновить информацию в устаревших учебниках по психологии — в последнее время список психических расстройств пополнился как минимум десятком новинок, часть из которых обязана своим появлением Интернету.

Итак, какие же расстройства могут появиться у совершенно нормального человека, стоит ему открыть веб-браузер?





 ©Jonathon Rosen   №6 — Интернет-интермиттирующее эксплозивное расстройство (оно же «болезнь истериков-психопатов») На первый взгляд, в них нет ничего ненормального — как в серийных убийцах. На протяжении многих часов и даже дней они могут вести легкие разговоры с другими участниками форума, блистать остроумием или сыпать шутками в комментариях. Но стоит какой-то мелочи нарушить хрупкое психическое равновесие — и они начинают сыпать отборной бранью, как одержимые, и посылать самые страшные проклятия на головы своих оппонентов, их родственников, предков и потомков до седьмого колена.   В реальной жизни это называется... Интермиттирующее эксплозивное расстройство В реальном мире под «интермиттирующим эксплозивным расстройством» понимают состояние, характеризующееся неустойчивостью настроения. Эксплозивные психопаты — это люди, которые вскипают по самому незначительному поводу. Например, в забегаловке забыли принести заказанную картошку-фри, и они устраивают скандал с истерикой и громогласными проклятиями, как будто всю их семьи вырезал маньяк. Эксплозивные психопаты склонны к неконтролируемой агрессии в самых неожиданных ситуациях. 

В реальной жизни этому расстройству подвержены всего 6% населения планеты, а вот во всемирной паутине эксплозивные психопаты встречаются едва ли не на каждом сайте и форуме. Ничто не задевает их сильнее, чем сомнение в их авторитете. Вот характерный «разговор» с эксплозивным психопатом:

ЭП: Привет, ребята. Вот я тут фотки обработал в Photoshop, что скажете?

Нормальный Интернет-пользователь: Можно было бы убрать блики объектива и немного обрезать по краям.

ЭП: СДОХНИ, ДОЛБАНЫЙ ПРИДУРОК! Я УЖЕ ПОЛУЧАЛ НАГРАДЫ ЗА СВОИ РАБОТЫ, КОГДА ТЫ ЕЩЕ ПЕШКОМ ПОД СТОЛ ХОДИЛ, УБЛЮДОК. ЗАТКНИСЬ, БЕЗДАРНОЕ НИЧТОЖЕСТВО.

(И так продолжается еще несколько часов, примерно слов 2 000).

Забавный, и в то же время тревожный пример интермиттирующего эксплозивного расстройства в Интернете не так давно вызвал небольшой скандал в США. Ассистентка одного из конгрессменов получила письмо от незнакомого человека, в котором ее называли не полным именем, «Элизабет», а сокращенно — «Лиз». В ответ разъяренная ассистентка отправила около 20 сообщений, в котором требовала извинений. И чтобы ее называли только полным именем!

Почему это происходит в Интернете?

Первая причина очевидна: в реальной жизни мы склонны подавлять агрессию из-за страха, что можем получить физический отпор. Вторая причина тоже вполне понятна: в Интернете, где внешностью, престижной работой, внушительным доходом и дизайнерскими шмотками никого не удивишь и ничье уважение не завоюешь, приходится создавать репутацию (и впоследствии ее защищать) «старым ковбойским способом», т.е. как это делалось некогда на Диком Западе: пристреливать каждого, кто рискнет поставить ее под сомнение.

Но есть еще и третья, менее очевидная, причина: лишенные голоса и языка тела, мы не можем выразить досаду, раздражение или легкий гнев, не опасаясь, что лицо, на которого направлены эти отрицательные эмоции, может просто их не заметить! Поэтому нам приходится утрировать наши эмоции, многократно их усиливать, чтобы воображаемый противник нас услышал.

Но удивительнее всего то, что онлайн-истерики, которые ВЫКРИКИВАЮТ ОСКОРБЛЕНИЯ ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ с множеством восклицательных знаков, часто в это время преспокойно сидят где-нибудь в офисе и ведут приятный разговор с коллегами по работе.

 





№5 — Низкая переносимость фрустрации на форумах (она же «синдром фанатичного обновления страницы»)

Они создают новую тему на форуме и пишут идеальный пост (по крайней мере, по их мнению). Весть об этом прекрасном, умном, смешном и безумно оригинальном посте должна немедленно облететь Интернет, возглавить всевозможные рейтинги и сделать из автора народного героя! Этот пост настолько хорош, что каждые пять секунд автор проверяет, не обновилась ли страница, нет ли ответов и комментариев. Получив мало-мальски вразумительный отзыв, он немедленно строчит ответ, и снова ждет и фанатично обновляет страницу.

Если же совершенный пост остается незамеченным и в течение пяти минут — целая вечность по его меркам — желающие ответить не находятся, он продолжает тему: «Что, никто так и не прокомментирует?!!! Эй, народ?!».

Такие типы любят постить свои истории на новостных порталах вроде Digg и Reddit и целый день проводят, ежеминутно обновляя страницу в надежде увидеть хоть какие-то отзывы на свою историю.

В реальной жизни это называется... Низкая переносимость фрустрации

Низкая переносимость фрустрации наблюдается в том случае, когда для восстановления психологического комфорта человек требует немедленного удовлетворения своих желаний и выбирает зависимость. Это очень похоже на поведение любого семилетнего ребенка, который чтобы получить игрушку, устраивает истерику, плачет и кричит до тех пор, пока не получит желаемое. Но в отличие от ребенка, человека с низкой переносимостью фрустрации нельзя успокоить подзатыльником.

Он настолько одержим сиюминутным желанием, что все остальное теряет для него значение. Жизнь как будто останавливается. Это своего рода форма прокрастинации — откладывания со дня на день, когда одержимость чем-то (как правило, совершенно незначительным) замещает все прочие интересы: личную жизнь, работу, хобби. В результате, начальник угрожает увольнением, девушка не звонит вторую неделю, а собака обреченно скулит и писает в уголок — ее не выгуливали уже неделю. А все потому, что кто-то не может оторваться от компьютера!

Почему это происходит в Интернете?

В истории человечества не было еще такого инструмента мгновенного удовлетворения, как Интернет. Наши родители сетовали, что телевидение убило интерес к реальной жизни и притупило внимание, но телепрограммы хотя бы начинаются и заканчиваются в определенное время, а не когда нам угодно. В Интернете все иначе: здесь можно посмотреть что угодно, когда угодно, с перерывами, с перемоткой. Одним словом, все к нашим услугам.

Поэтому с каждым днем мы менее терпеливы — Интернет не располагает к терпению. Мы требуем немедленного ответа. И почему бы нет? Ведь всего за пять долларов можно заказать онлайн-стриптиз!

 

№4 — Интернет-синдром Мюнхгаузена (он же «синдром жертвы обстоятельств»)

Почти на каждом форуме найдутся люди, которые ведут себя совершенно нормально: комментируют, пишут посты. И вдруг, как гром среди ясного неба, случается трагедия. Они сообщают о смерти собаки, члена семьи или близкого друга. Или о том, что смертельно больны, и жить осталось несколько месяцев. И все форумчане немедленно начинают их жалеть, оказывать внимание и громко сокрушаться. Посылают утешительные открытки и сердечки.

Проходит несколько месяцев. И вдруг нежданно-негаданно происходит еще одна трагедия: лучшая подруга изнасилована или парализована в результате аварии (или и то, и другое). Несколько месяцев спустя умирает отец. Второй раз.

И тут вы и начинаете подозревать что-то неладное. Одно из двух: или над человеком тяготеет древнее родовое проклятие, или у него очень, очень богатая фантазия.

В реальной жизни это называется... Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена — психическое расстройство, при котором человек симулирует болезнь или вызывает у себя ее симптомы, чтобы привлечь внимание окружающих. В основе синдрома Мюнхгаузена — та же потребность во внимании, что и в описанных выше расстройствах, только в этом случае человек ищет позитивное внимание и сочувствие. К тому же, в Интернете не нужно быть действительно больным, чтобы заявить о своей болезни.

В реальной жизни такие люди могут поддерживать иллюзию болезни на протяжении многих лет, поскольку в подобных ситуациях общество не слишком поощряет скептицизм. Когда человек объявляет о своей болезни, не принято сомневаться — ведь если это правда, вы будете выглядеть по меньшей мере нелепо.

Почему это происходит в Интернете?

Даже в реальности можно долгое время притворяться больным, а уж в Интернете — и подавно! Ведь в Интернете ничего проверить практически невозможно. Чтобы вызвать всеобщее сочувствие в сети, необязательно быть законченным лжецом — нужно уметь набирать текст и зарегистрироваться на каком-нибудь форуме.

Одно из самых известных проявлений синдрома Мюнхгаузена в Интернете — случай Кейси Николь, 19-летней девушки, больной лейкемией, которая оказалась вымышленным персонажем, придуманным 40-летней старой девой Дебби Свенсон. «Кейси» ежедневно в течение двух лет делала записи в своем Интернет-журнале о том, как борется за жизнь. Потом она все же «умерла», после чего обман раскрылся — в газетах не было некролога.

Но даже после «смерти» Свенсон могла выдумать другой персонаж. Возможно, в эту минуту где-нибудь медленно «умирает» очередная «Кейси». В Интернете, где наша анонимность защищена никами, можно создать целую колонию различных персонажей, которые будут спорить между собой, начинать отношения, и которых можно безнаказанно «убить», когда надоест.





№3 — Обсессивно-компульсивное расстройство личности (оно же «лингвистический нацизм»)

Мы оставляем за собой право высмеивать тех, кто пишет посты длиной в 500 слов с кучей грамматических ошибок. Но ведь писать совершенно без ошибок и опечаток практически невозможно! И если вы делаете мелкую ошибку или пропускаете запятую, а в ответ получаете целую лекцию по грамматике, это едва ли нормально. Это значит, что вы напоролись на нациста, ратующего за чистоту языка.

В реальной жизни это называется... Обсессивно-компульсивное расстройство личности (ОКРЛ)

Обсессивно-компульсивное расстройство личности не следует путать обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Да, у них много общего — например, одержимость чем-то — но есть и отличия, например, буква «Л» в названии. Кроме того, люди, страдающие ОКРЛ, не ощущают потребности в выполнении ритуалов, что свойственно больным ОКР (например, они чувствуют, что если не откроют двери четыре раза или дважды не посмотрят в зеркало перед выходом из дома, день не удастся).

Дело в том, что у людей с ОКРЛ неоправданно завышенные и строгие требования к выполнению определенных задач. Строгие до такой степени, что их нарушение может привести к проявлению агрессии с их стороны.

Почему это происходит в Интернете?

Основа обессивно-компульсивного расстройства личности в реальной жизни — иррациональный страх перед мировым хаосом. Человеку кажется, что строгое следование правилам поможет внести порядок в этот бессмысленный, грязный и неорганизованный мир, сделать его лучше, чище и более пригодным для жизни. Если этого не сделать, мир быстро деградирует и вернется к первоначальному хаосу.

А что происходит в Интернете? Если вы зайдете на YouTube и прочитаете комментарии хотя бы к одному ролику, вы убедитесь, что Интернет ждет скорый конец, даже если вы — вполне разумный, здравомыслящий человек. Старомодные блюстители «мирового порядка», настаивающие на том, чтобы писать полными предложениями со всеми знаками препинания, предвидят неизбежное упрощение языка до сокращений. В такой ситуации легко ощутить желание кинуться на защиту чистоты языка с поднятым забралом.

 

№2 — Низкая виртуальная самооценка (она же «синдром мазохиста»)

В Интернете каждый может найти свою нишу, место, где он чувствует себя как дома. Даже серийный маньяк не будет себя чувствовать здесь изгоем и сможет найти сообщество «по интересам». Тем не менее, на каждом форуме или в сообществе находится один или несколько человек, которые просто не могут вписаться в обстановку. Это отнюдь не самые ужасные люди, но им лучше подыскать другое место для общения. Неудивительно, что они постоянно становятся объектами насмешек.

Тут было бы уместным сравнение с «очкариком-ботаном» из школы, но, в отличие от него, они всегда могут «бросить школу», т.е. уйти с форума, где выполнять малопочетную роль козлов отпущения. Но они никогда этого не сделают.

В реальной жизни это называется... Унижение собственного достоинства и/или синдром привлечения внимания

Человек, ощущающий потребность в самоуничижении, чувствует постоянное желание быть наказанным и униженным. Ну, вроде монаха-альбиноса в «Коде Да Винчи», который с ожесточением себя бичевал, только им доставляют удовольствие не физические, а душевные муки (например, чтение ругани в свой адрес). Одно из двух: или это подсознательное желание искупить грехи, или очень, очень низкая самооценка, которая не позволяет им защищаться от нападок. 

Но скорее всего, это всего лишь старый добрый синдром привлечения внимания, известный всем, кому доводилось хотя бы один вечер сидеть с ребенком. Виртуальный изгой, как и ребенок, знает, что противоположность любви не ненависть, а равнодушие. Поэтому ценит любые, даже самые негативные проявления внимания.

Почему это происходит в Интернете?

Итак, мы только что установили, что когда вы обзываете кого-то тупым идиотом, этот кто-то радуется, что вы о нем вспомнили и уделили толику своего драгоценного внимания. Даже если вы вспомнили о нем лишь потому, что он вас окончательно достал, и вы пожелали ему долгой и мучительной смерти.

Если же оскорбление зафиксировано на форуме и носит публичный характер — тем лучше. Это уже не просто внимание, а внимание миллионов пользователей всемирной сети. Если на форуме создана специальная тема «Мы ненавидим Джимми» — Джимми на седьмом небе! «Если мне посвящена целая тема в несколько десятков страниц и обо мне пишут и читают сотни, а то и тысячи людей, значит, я важная персона!», — думает Джимми. Только вспомните обо всех «звездах», которые сделали карьеру и заработали миллионы на ненависти зрителей.

 

№1 — Виртуальный синдром Аспергера (он же «троллизм»)

Этот термин придумал блоггер Джейсон Калаканис для описания полного пренебрежения всеми социальными условностями и отрицания любых человеческих качеств, в том числе сострадания. Удивительно, но этот феномен приключается только потому, что человек чувствует себя защищенным экраном монитора, и поэтому безнаказанно оскорбляет других.

Нет смысла пересказывать все страшные истории о «троллях». Тролль доводит подростка до самоубийства и подзадоривает его, пока он затягивает петлю на шее, тинэйджеры выстреливают младенцем из гигантской рогатки и снимают это на камеру, чтобы выложить на YouTube (если этого еще не было, будет обязательно, это лишь вопрос времени).

Нормальные подростки, хорошо учатся, не конфликтуют с родителями, «не состояли, не участвовали, не привлекались»… но в чатах и на форумах они превращаются в Чарльза Мэнсона.

В реальной жизни это называется... Синдром Аспергера

Этот синдром встречается редко, вопреки заявлениям множества людей, утверждающих, что «страдают» Аспергером. Синдром Аспергера — общее нарушение развития организма, форма высокофункционального аутизма. Люди с синдромом Аспергера страдают «социальной слепотой» — они не понимают границ дозволенного во взаимодействии с другими людьми. Они не понимают намеков, интонационных вариаций, «язык тела» и другие невербальные способы общения. Они постоянно оскорбляют окружающих, даже этого не замечая (т.е. не понимают, что переходят границы дозволенного). Просто у них повреждена часть мозга, отвечающая за это.

Большинство людей вздрагивают, услышав этот термин, так как знают, что подростки, заявляющие, будто страдают синдромом Аспергера, на самом деле просто эгоцентричные и жестокие придурки.

 



5 роковых ошибок. Прочти и больше никогда так не поступай

Телесная осознанность

 

Почему это происходит в Интернете?

Калаканис пришел к выводу, что люди, все общение которых сводится к виртуальному, часто имитируют синдром Аспергера (вернее, характерное для него поведение), потому что накладывают на себя такие же ограничения.

В обоих случаях при отсутствии возможности наблюдать за невербальной реакцией и выражением лица пропадает и сопереживание собеседнику. И вскоре оказывается, что вы общаетесь не с человеком, а с фразами на экране монитора. Фразами, правильность написания которых собеседник даже не удосужился проверить! опубликовано 

 



Источник: www.womenhealthnet.ru/psychiatry/1321.html

Дребезжание тела: привычный источник наших бед

Поделиться



Дребезжание — непроизвольные мелкие движения, колебания, покачивания и дергания здорового тела.

Встречается и у мужчин, более характерны для женщин. Отличайте — интересные мелкие движения плеч, груди, рук и кистей нередко встречаются у женщин, которые хотят привлечь внимание мужчин: они знают, что «мужчины реагируют на всё движущееся». Поэтому, если мелкие движения у девушки скорее осознанны и произвольны, это не дребезжание, а форма флирта. Если же мелкие движения сохраняются и тогда, когда показывать их некому, помимо воли, тем более если они усиливаются на фоне волнения — это именно дребезжания.





​​​​​​​​​​​​​​При усилении дребезжание переходит в непроизвольное кривляние — характерное для многих подростков и так раздражающее родителей, воспринимающих это как неуважение к себе.

Дребезжание — исключительно важный момент, на который обязательно необходимо обращать внимание. Почему?

Я стараюсь никогда не связываться с людьми, для которых характерно выраженное телесное дребезжание, и настоятельно советую поступать так же и вам: не связывайтесь с ними, обходите их стороной. Ситуативно они могут быть разумными, порядочными и очень творческими людьми, но непредсказуемо и вдруг, в другой ситуации, они вдруг станут неразумными и малопорядочными: они за себя не отвечают, их тело все решает за них.

Не берите таких сотрудников на работу: они эмоционально нестабильны и дисциплина им трудна. Тем более три раза подумайте, прежде чем жениться на такой или выходить замуж за такого. Замучаетесь с ней и натерпитесь с таким.

Все, что здесь написано про других, справедливо и про вас. Если это вы не контролируете свое тело, если это ваше тело дребезжит, то это к вам липнут страхи, вы легко подпадаете под власть импульсивных настроений и эмоций.





Как убирать дребезжание?

 

В армии нестабильность и непредсказуемость недопустимы, именно поэтому любая армия начинается со строевой стойки и стойки смирно. Когда новобранец рано или поздно научается держать тело и лицо без дерганий, он меняется как личность: он уже может за себя отвечать, он обретает ответственность за свое состояние.

 

Также интересно: Хронические лицевые зажимы — это ВАЖНО знать!  

Как твое тело говорит тебе чего ты по-настоящему хочешь

 

Вне армии самая простая и эффективная процедура, постепенно снимающая дребезжание, это — спокойное присутствие, практика осознанного покоя. Кому актуально — тренируйте это обязательно, не жалейте времени, вложения в это себя окупят. В любом случае полезно быть просто внимательным к себе, и если вы замечаете, что у вас, предположим, кривится лицо в моменты нагрузок, во время занятий спортом или под душем, то именно в этих случаях начинайте за собой следить: держите лицо спокойным именно во время нагрузок и не кривитесь, когда струя душа бьет именно вам в лицо.опубликовано 

 

Автор: Н.И.Козлов

 



Источник: www.psychologos.ru/articles/view/drebezzanie-tela-privycnyj-istocnik-nasih-bed

8 Сокровенных Мужских Травм

Поделиться



Совсем недавно, имея в своей психотерапевтической практике большинство клиентов мужчин, я все чаще стала задумываться о том, как все-таки сложно быть современным мужчиной в нашем обществе.

Ведь мужчине с пеленок предъявляются нечеловеческие требования о том, что он должен быть сильным, не должен плакать, обязан заботиться о своей семье, обеспечивая материальный достаток. При этом проявлять свои эмоции считается непростительной слабостью.

«Настоящий» мужчина должен соответствовать определенным ожиданиям, конкурировать с другими мужчинами, исполнять различные социальные роли. Не допускается, что он имеет право заниматься внутренним поиском и прислушиваться к зову собственной души.





Отсутствие достойного реального образца маскулинности, ритуалов инициации, а также воздействие негативного материнского комплекса приводят к тому, что мужчине практически невозможно почувствовать себя зрелым человеком, способным доверять себе и любить себя, строить и поддерживать честные и доверительные отношения с окружающими.

В современном мире мужчины растут под гнетом Образа Мужчины – недосягаемого идеала, Бога Сатурна, который, по древней легенде, пожирал своих детей, несших угрозу его власти. На эту тему известным юнгианским психоаналитиком Джеймсом Холлисом была написана замечательная книга «Под тенью Сатурна», почерпнутыми мыслями из которой я хочу поделиться в этой статье.

Целью статьи является обзор распространенных в книге эмоциональных мужских травм, их происхождение и способы исцеления в рамках психодинамической терапии.

 

«Жизнь мужчины, как и жизнь женщины, во многом определяется ограничениями, заложенными в ролевых ожиданиях».

Общество распределяет социальные роли между мужчинами и женщинами, не учитывая истинные индивидуальные потребности каждой отдельной души, обезличивая и лишая естественной уникальности каждую отдельную личность. Каким бы ни был первоначальный запрос клиента в кабинете психотерапевта, истинной скрытой причиной обращения к психологу является негласный протест против избитых установок для мужчин:

  • «Не проявляй эмоций»
  • «Умирай раньше женщин»
  • «Никому не верь»,
  • «Будь в потоке» и т.д.
 

Современный среднестатистический мужчина не может даже допустить мысль о том, чтобы обнажить душу, показав свою ранимость и страхи в присутствии других мужчин, в лучшем случае, и это уже большая победа, он идет к психотерапевту, чтобы разобраться в своей неудовлетворенности жизнью.

 

«Жизнь мужчины в существенной мере управляется страхом».

Современным мужчинам с детства «вживляют чип» непризнания, неосознавания страха, установку, что мужская задача — подчинить природу и самих себя. Неосознанное ощущение страха гиперкомпенсируется во взаимоотношениях. Страх материнского комплекса компенсируется либо желанием во всем потакать, доставлять женщине удовольствие, либо чрезмерно властвовать над ней.

В отношениях с другими мужчинами приходится конкурировать; мир воспринимается как темный, бурный океан, от которого не знаешь что ожидать. С реализацией таких установок мужчина никогда не испытывает удовлетворения, потому что, пуская пыль в глаза окружающим, он все равно внутри ощущает страх маленького мальчика, попавшего в ненадежный и враждебный мир, в котором нужно скрывать свои истинные эмоции и постоянно играть роль непобедимого, дерзкого «мачо».

Это ощущение себя беззащитным напуганным мальчиком, тщательно скрываемое от других и от себя, теневая сторона личности или «тень» проецируется на окружающих или отыгрывается в социально неприемлемом поведении. Проявляется проекция в виде критики других, осуждения, высмеивания.

Компенсируя свой страх, мужчина хвастается дорогой машиной, высоким домом, статусной должностью, пытаясь внешней маскировкой скрыть свое внутреннее ощущение беспомощности и несостоятельности.

Так сказать, «свистеть в темноте» — значит вести себя так, как будто ты не ощущаешь страха. В психотерапии мы обозначаем, признаем «Тень» и интегрируем ее, укрепляя, таким образом, истинное «Я» клиента. Самой сложной частью психотерапевтической программы является признание клиентом своих страхов и истинных проблем. Ведь для мужчины признать свои страхи – это расписаться в своей мужской несостоятельности, это значит признать свое несоответствие образу мужчины, стать проигравшим, неспособным защитить свою семью. И этот страх страшнее смерти.

 

«Феминность в мужской психике обладает огромной властью».

Самыми первыми и самыми сильными для каждого человека являются переживания, связанные с матерью. Мама – это источник, из которого мы все берем начало. То как во время беременности, до рождения, мы погружены в тело матери, мы так же погружены в ее бессознательное и являемся его частью. Рождаясь, мы впервые отделяемся, сепарируемся физически от нее, но остаемся еще какое-то время (кто-то дольше, а кто-то так и не смог отделиться за всю жизнь) психически одним целым с ней. Но даже после отделения мы неосознанно пытаемся воссоединиться с мамой через Других – супругов, друзей, начальников, требуя от них безусловной материнской любви, внимания и заботы, посредством сублимации или проекции ее черт на других.

Мать – это первая защита от внешнего мира, это центр нашей вселенной, из которого, через наши взаимоотношения с ней, мы получаем информацию о своей жизненной силе, о своем праве на жизнь, что является фундаментом нашей личности.

В дальнейшем роль матери исполняют воспитатели, учителя, врачи, преподаватели. Большую часть информации о себе мужчины получают от женщин. И тот материнский комплекс, о котором шла речь ранее в этой статье, проявляется в потребности в тепле, комфорте, заботе, привязанностях к одному дому, работе. Ощущение мира развивается из первичного ощущения феминности, т.е. через нашу женскую часть. Если в самом начале жизни потребности ребенка в еде, эмоциональном тепле удовлетворены, он и в дальнейшем чувствует свое место в жизни и свою сопричастность ей.

Как однажды заметил З.Фрейд, ребенок, о котором заботилась мать, будет чувствовать себя непобедимым. Если же матери «не хватало», то в дальнейшем будет ощущаться оторванность от жизни, своя ненужность, ненасытность в удовлетворении потребности в радостях жизни, неосознавание своих истинных потребностей.

В психотерапии по методу символ-драма важным этапом является удовлетворение этих архаических, оральных потребностей. Наряду с вербальными техниками психотерапевт использует определенные образы для визуализации.

Но, избыточная, поглощающая личность материнская любовь может и искалечить жизнь ребенка. Многие женщины, пытаются реализовать свой жизненный потенциал через жизнь своих сыновей. Конечно, усилия таких матерей могут поднять мужчину на такие высоты успеха, на какие он сам вряд ли смог подняться. Многие личностные истории известных мужчин подтверждают это.





Но мы говорим здесь о внутреннем психическом состоянии мужчин, душевной гармонии и ощущении полноты жизни. И эта душевная гармония редко связана только лишь с социальным успехом.

В моей психологической практике есть много историй довольно богатых и социально успешных мужчин, которые, несмотря на внешнюю успешность, испытывают невыносимую скуку и апатию к жизни.

Для того, чтобы освободиться от материнского комплекса мужчине нужно покинуть комфортную зону, осознать свою зависимость, точнее зависимость своего внутреннего ребенка, от материнского суррогата (объекта на который он проецирует образ матери).

Найти свои ценности, определить свой жизненный путь, осознать свой детский гнев по отношению к жене, подруге, которая никогда не сможет соответствовать его инфантильным требованиям.

Как бы стыдно ни было, большинству мужчин необходимо признать и отделить свои отношения с матерью от реальных отношений с женщиной. Если этого не произойдет, то они и дальше будут отыгрывать свои старые, регрессивные сценарии в отношениях.

Прогресс, взросление требует, чтобы молодой человек пожертвовал своим комфортом, своим детством. Иначе, регрессия в детство будет сродни стремлению к самоуничтожению и бессознательному инцесту. Но именно страх перед болью, которую вызывает жизнь, определяет неосознанный выбор регрессии или психологической смерти.

«Ни один мужчина не сможет стать самим собой, пока не пройдет конфронтацию со своим материнским комплексом и не привнесет этот опыт во все последующие отношения. Только заглянув в пропасть, разверзшуюся под ногами, он сможет стать независимым и свободным от гнева»

— пишет Джеймс Холлис
в своей книге «Под тенью Сатурна»

В психотерапевтическом процессе, для меня является ярким маркером, когда мужчина все еще ненавидит мать или женщин. Я понимаю, что он по-прежнему ищет защиты или пытается избежать давления со стороны матери. Конечно, во многом процесс отделения зависит от уровня осознанности, характера собственных материнских психологических травм, которые определяют стратегии поведения и психическое наследие ребенка.

 

«Мужчины хранят молчание с целью подавить свои истинные эмоции».

У каждого мужчины есть в жизни история, когда он, будучи мальчиком, подростком, поделившись своими переживаниями со сверстниками, позже очень жалел об этом. Скорее всего, его осмеяли, начали дразнить, после чего он чувствовал стыд и одиночество. «Маменькин сынок», «сосунок», ну и масса других обидных слов для мальчика… Эти травмы никуда не деваются и остаются во взрослой жизни, независимо от существующих достижений. Тогда, в детстве, он принял одно из основных «мужских» правил – скрывай свои переживания и неудачи, молчи о них, не признавайся, бравируй, как бы плохо тебе ни было. Об этом никто не должен знать, иначе ты — не мужчина, иначе ты – тряпка.

И огромная часть его жизни, а возможно и вся, пройдет в доблестных сражениях против прошлых детских унижений в искаженной субъективной реальности. Как рыцарь, закованный в латы с опущенным забралом. Грустно.

Мужчина пытается подавить свою внутреннюю феминность, играя роль мачо, требуя от жены удовлетворения инфантильных потребностей в материнской заботе и внимании, одновременно подавляя женщину, устанавливая над ней контроль.

Человек подавляет то, чего боится. Не принимая свою женскую часть внутри себя, мужчина старается игнорировать свои эмоции в себе и подавить, унизить реальную женщину, которая находится рядом с ним.

Эта «патология» делает невозможным установление близких отношений в семье. В любых отношениях мужчина попадает в зависимость, там, где мало знает о себе. Он проецирует свою неизведанную часть психики на другого человека. Часто мужчина испытывает приступы ярости по отношению к женщине. Проявление ярости связано с избыточным влиянием матери, при «нехватке» отца. Гнев скапливается при нарушении личностного пространства ребенка, нарушении его границ в виде прямого физического насилия, либо чрезмерного влияния взрослого на жизнь ребенка. Возникшая психологическая травма может привести к социопатии. Такой мальчик, будучи взрослым, не сможет заботиться о близких. Его жизнь полная страха, заставит страдать любого, кто будет рядом и захочет построить с ним семью или доверительные отношения. Он не может выстрадать свою боль сам и заставляет страдать Другого. Это будет происходить до тех пор, пока мужчина не примет свою эмоциональную, женскую часть, избавится от материнского комплекса.

 

«Травма является необходимой, так как мужчины должны покинуть мать и психологически выйти за рамки материнского».

Переход от материнской зависимости к мужской сопричастности, отцовской природе сопровождается не только характерными физиологическими изменениями в теле мальчика, но и сильными психологическими встрясками, переживаниями, травмами. Психологические травмы способствуют интеграции инфантильного бессознательного материала личности.

Бессознательным инфантильным материалом мы называем безопасность и зависимость — жертву, которая необходима для перехода мальчика в мир мужчин. У разных народов были (у некоторых и есть) свои ритуалы членовредительства – обрезание, прокалывание ушей, выбивание зубов. В любых таких ритуалах присутствует повреждение материального (материя-мать). Старейшины племени, таким образом, лишают мальчика опоры, защиты, того, что может обезопасить, т.е. аспектов материнского мира. И это являлось проявлением величайшей любви к юноше.

Как трудно современным мужчинам без всякой помощи преодолеть этот великий переход!

«Ритуалы не сохранились, не осталось мудрых старейшин, отсутствует хотя бы какая-то модель перехода мужчины к состоянию зрелости. Поэтому большинство из мужчин остается при своих индивидуальных зависимостях, хвастливо демонстрируя свою сомнительную мачо-компенсацию, а гораздо чаще страдая в одиночестве от стыда и нерешительности»

Д.Холлис «Под тенью Сатурна»

Первой стадией преодоления материнского комплекса является физическое и позже психическое отделение от родителей. Раньше, способствующим этому отделению являлся ритуал похищения мальчика неизвестными ему старейшинами в масках. Лишая его уюта и тепла родительского очага, участники ритуала давали мальчику шанс стать взрослым.

Необходимым элементом второй стадии переходного ритуала была символическая смерть. Инсценировались захоронение, либо проход по темному туннелю. Мальчик преодолевал страх смерти, проживая символическую смерть детской зависимости. Но, несмотря на символическую смерть, новая взрослая жизнь только зарождалась.

Третья стадия – ритуал возрождения. Это Крещение, иногда присвоение нового имени и т.д.

Четвертая стадия – это стадия обучения. Т.е. приобретение знаний, которые требовались юноше, чтобы он мог вести себя как зрелый мужчина. Кроме того, ему сообщают о правах и обязанностях взрослого мужчины и члена сообщества.

На пятой стадии было суровое испытание – изоляция, проживание определенного времени, не слезая с коня, бои с сильным противником и т.д.

Заканчивается инициация возвращением, в этот период мальчик ощущает экзистенциальные перемены, в нем умирает одна сущность и рождается другая, зрелая, сильная. Если современного мужчину спросить ощущает ли он себя мужчиной, он вряд ли сможет ответить. Он знает свою социальную роль, но при этом, часто, понятия не имеет что значит быть мужчиной.





«Жизнь мужчины полна насилия, так как насилию подвергается их душа».

Неотреагированный гнев в отношениях с матерью в детстве, проявляется во взрослой жизни мужчины в виде раздражительности. Этот феномен называется «смещенным» гневом, который изливается при малейшей провокации, чаще бывает более мощным и не адекватным ситуации.

Отыгрывать свой гнев мужчина может поведением, нарушающим социальные нормы и правила, совершая сексуальное насилие. Насилие по отношению к женщине – следствие глубинной мужской травмы, связанной с материнским комплексом. Внутренний конфликт в виде страха перед травмой будет переноситься во внешнее окружение, и с целью самозащиты, он будет стараться скрыть свой страх путем доминирования над Другим. Мужчина, стремящийся к власти, это незрелый мальчик, одолеваемый внутренним страхом.

Другая стратегия поведения мужчины одолеваемого страхом — стремление к чрезмерному самопожертвованию ради того, чтобы доставить удовольствие женщине.

Современные мужчины редко говорят о своем гневе и ярости, не испытывая при этом стыда. Они часто выбирают молчать о своих чувствах, оставаясь в одиночестве.

И эта ярость, не высказанная и не проявленная во вне, направляется вовнутрь. Проявляется это в виде саморазрушения себя наркотиками, алкоголем, трудоголизмом. А так же в виде соматических заболеваний – гипертонии, язвы желудка, головных болей, астмы и др. Необходимо разорвать материнские узы, пережить травму, что приведет к дальнейшему личностному росту и качественному изменению жизни.

 

«Каждый мужчина тоскует по отцу и нуждается в общении со старейшинами своего сообщества».

«Дорогой отец,
Ты недавно спросил меня, почему я говорю, что боюсь Тебя. Как обычно, я ничего не смог Тебе ответить, отчасти именно из страха перед Тобой, отчасти потому, что для объяснения этого страха требуется слишком много подробностей, которые трудно было бы привести в разговоре. И если я сейчас пытаюсь ответить Тебе письменно, то ответ все равно будет очень неполным, потому что и теперь, когда я пишу, мне мешает страх перед Тобой и его последствия и потому что количество материала намного превосходит возможности моей памяти и моего рассудка».

Франц Кафка «Письмо отцу»

Так начинается известное произведение, и я знаю, что большинство современных мужчин именно в этом хотели бы признаться своим отцам.

Давно ушли в прошлое те времена, когда дело, ремесло, профессиональные секреты в семье передавались от отца к сыну. Связь отца с сыном разорвана. Теперь отец покидает свой дом и идет на работу, оставляя свою семью. Уставший, придя с работы, отец хочет только одного – чтобы его оставили в покое. Он не чувствует что может быть достойным примером для своего сына.

Конфликт между отцом и сыном в современном мире – обычное дело. Он передается из поколения в поколение. Трудно сегодня найти пример для подражания ни в церкви, ни в правительстве, нечему особенно учиться и у начальника. Мудрое наставничество, так необходимое для мужского взросления, практически отсутствует.

Поэтому, большинство мужчин испытывают жажду по отцу и скорбят о его утрате. Мужчине нужны не столько знания, сколько отцовская внутренняя сила, проявляющаяся в безусловном принятии сына, таким, какой он есть. Без «навешанных» своих ожиданий, неудовлетворенных амбиций.

Истинный мужской авторитет может проявиться вовне только из внутренней силы. Тем, кому не посчастливилось почувствовать свой внутренний авторитет вынужден всю жизнь уступать другим, считая их более достойными или компенсируя ощущение внутренней слабости социальным статусом. Не получив достаточно внимания отца, его позитивного наставничества мальчик старается это внимание заслужить. Затем он всю жизнь пытается заслужить внимание любого Другого, кто чуть выше его по статусу, либо богаче.

Молчание, невнимание отца расценивается мальчиком, как доказательство своей неполноценности (если бы я стал мужчиной, то заслужил бы его любовь). Раз я ее не заслужил, значит я так и не стал мужчиной.

«Ему нужен отцовский пример, помогающий понять, как существовать в этом мире, как работать, как избегать неприятностей, как строить правильные отношения с внутренней и внешней феминностью»

Д.Холлис «Под тенью Сатурна»

Для активизации собственной маскулинности ему необходима внешняя зрелая отцовская модель. Каждый сын должен видеть пример отца, который не скрывает своей эмоциональности, он ошибается, падает, признает свои ошибки, подымается, исправляет ошибки и идет дальше. Он не унижает своего сына словами: «не плачь, мужчины не плачут», «не будь маменькиным сынком» и т.д. Он признает свой страх, но учит с ним справляться, преодолевать свои слабости.

Отец должен научить сына, как жить во внешнем мире, оставаясь в ладу с самим собой.

Если отец отсутствует духовно или физически, происходит «перекос» в детско-родительском треугольнике и связь сына с матерью становится особенно сильной.

Какая бы хорошая не была бы мать, ей совершенно невозможно посвятить сына в то, о чем она не имеет ни малейшего представления.

Только отец, мудрый наставник может вытащить сына из материнского комплекса, иначе психологически, сын так и останется мальчиком, либо попадет в зависимость от компенсации, став «мачо», скрывающим преобладающую внутреннюю феминность.

В процессе психотерапии человек осознает свои страхи, уязвимость, тоску, агрессию, проходя, таким образом, через травму.

Если этого не происходит, человек продолжает искать своего «идеального» родителя среди псевдопророков, поп-звезд и т.д. поклоняясь и подражая им.

 

Также интересно: 9 признаков, которыми обладает только настоящий мужчина  

Мужчина, за которым хочется идти

 

«Если мужчины хотят исцелиться, им следует мобилизовать все свои внутренние ресурсы, восполнив то, что в свое время не получили извне».

Исцеление мужчины начинается в тот день, когда он становится честным с самим собой, отбрасывая стыд, он признает свои чувства. Тогда становится возможным восстановление фундамента его личности, освобождение от липкого серого страха, преследующего его душу. С этим практически невозможно справиться в одиночку, для исцеления нужно время. В терапии на это может уйти полгода, год, а может и больше. Но выздоровление возможно и вполне реально.опубликовано 

 

Автор: Щербакова Наталья

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.qui.help/blog/8-sokrovennyx-muzhskix-travm